Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » guilty all the same


guilty all the same

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Martin Juhl & Jason Westwood
квартира Юля
10 октября 2015 года

+1

2

look like Sean | and me
_ _ _
And now this possession
Becomes my one obsession
Adrift in illusion
I'm sent into confusion *

_ _ _

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2osxqBak3w3xBjma&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2osxqBak3w3xBjma&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

apartments... У правды есть другая грань. Грань вызывающая горечь внутри. Она оставляет тяжелый осадок на самом дне сферы, именуемой душой. Как ни странно, то она - та самая сфера была даже у меня. С того момента, когда Райден сожгла дом Вествудов прошло достаточно времени. Злость прошла, по крайней мере, у меня. Шон всегда зол и чем-то не доволен. В этом наша разница. Его агрессию сложно контролировать и держать в общедоступных рамках.
Я перечитывал сегодня наше собственное дело со всеми пометками из дневников. У меня даже была отдельная коробка, где хранилось всё, что было связано с семейной и страшной тайной, которая своими корнями ушла далеко на несколько поколений назад, а может даже больше. Всё, чего мне удалось достичь за эти несколько лет в борьбе с собственной шизофренией, все попытки блокировать агрессию и тем самым подавить Шона.
Я перебирал педантично записи и распределял их по датам. Да, я был до жути формалистом, хоть того сам и не замечал. И Шона во мне это бесило чертовски. Извечная война между несоответствующими личностями. А ведь всё и правда, когда-то, начиналось с обычной агрессии. Маниакально-депрессивный психоз усугубленный начинаниями брата, его эгоистичными манерами и замашками. Да, Кевин был слишком самонадеян. Он не был адвокатом Дьявола, как считал сам. Это доказала его кончина при весьма интересных обстоятельствах. Но, в том моей вины и не было. По крайней мере, прямой. Обычное стечение обстоятельств и только. А впрочем, ничего не бывает просто так. На его месте мог оказаться и я... если бы не был так живуч и не обладал двуличностью.

Несколько коробок, что хранились с недавних пор в этой квартире. Они были из той жизни, пожалуй. В ней хранились вещички, досье и ведомости моих пациентов. Даже рисунок был, который мне когда-то подарила одна юная пациентка. Девочке было лет 13. Паранойя и биополярное аффективное расстройство. Все, что оставалось от нашего общения, хранилось здесь. Там же и мой служебный телефон, коим я пользовался в то время. Он был исключительно для работы. Но, потом после пожара все стало уже и не так важно. Все, эти вещи переехали из моего бывшего кабинета сюда... в свой персональный унылый склад.
Как ни странно, я в одночасье прекратил общение с многими пациентами. Некоторые, в последствии, все же нашли меня. Другие - просто исчезли из моей жизни, из головы Шона. К примеру, я сейчас рассматривал одно дело миловидной блондинки. Я лечил ее недолго. Стокгольмский синдром. Конечно, я помнил Александру. К слову, моя вторая и доминирующая часть всегда помнила всех своих подопечных. Она была одной из таких.
Разваливаясь в кресле и закурив, я предавался, что называется воспоминаниям. Многие из них вполне могли мне дать хоть один ответ на вопрос. И очень жаль, что делал я это весьма редко.

Когда Шон оборвал все связи с больными, он сам потерялся. Это было самой глобальной нашей ошибкой. Мы уверяли себя, что все наши беды именно из-за тесного соприкосновения с пациентами. На самом же деле, это наоборот держало нас в определенных рамках и когда Шон разорвал этот круг, я выпал из жизни на несколько месяцев. Я не помню ничего из того, что было в те лихие дни.
Я сканировал взглядом коробку с надписью: проф.документация. Играя со штангой в языке, просто лежал в кресле и пялился на плотный картон. Потом сцепив зубами сигарету, соизволил найти все же, в себе силы и включить старый телефон.
Сьюзен говорила, что самое лучшее очищение и лечение для меня, это помощь другим. Именно по этому, я стал преподавать в университете, тем самым смывая кровь с рук Шона.
Выдохнув ноздрями сигаретный и горький дым, моя ностальгия начала обретать новых форм весьма приближенных к депрессии. И тогда на рабочий и старый номер посыпались кое-какие сообщения, отчёты о пропущенных звонках. Был автоответчик, я пользовался им весьма часто вовремя сеансов, встреч с пациентами клиник и даже с самой Фелисити, когда та проходила курс реабилитации. Так много событий для такой крошки. Столько тяжелых и грубых воспоминаний. Человек может выдержать ровно столько, сколько заложено в его подсознании. Лишнее, зачастую, фильтрует сам мозг, иначе, мы бы все рехнулись, не протянув и половины своей жизни.
- ... Здравствуйте, вы позвонили Джейсону Вествуду. К сожалению, он сейчас занят. Оставьте свое сообщение после звукового сигнала и, он обязательно вам перезвонит и поможет...
- Джейсон? Это Александра... Перезвони мне, ты мне нужен.


... В конечном счете, я насчитал более десяти сообщений от Мисс - Стокгольма. Я все более отчетливо вспоминал ее образ, она ярко проявлялась. Пожалуй, именно сейчас я и понял всю катастрофу своей болезни. Все эти люди, которых я лечил. Они исчезли в один день, едва я вырубил телефон и вынужден был переехать из сгоревшего дома сюда, на окраину. Я моментально потерял с ними связь. Найдя старый ежедневник с номерами подопечных, я позвонил той самой крошке, что оставила мне в нашу последнюю встречу свой рисунок. Ответила ее мать:
- ... мистер Вествуд? Как. Вы, не знали? Элисон мертва. Она покончила с собой.
Еще несколько выехали из Сакраменто и перебрались в другой штат. Двое находятся в клинике для душевно-больных. А вот номер Александры был так же недоступен. Она была последней и что-то мне подсказывало, что я погубил гораздо больше душ, нежели вылечил.
Что это? Это совесть. Она, как и правда имеет несколько сторон. Сейчас я испытывал самую отвратительную из них. Примерно такое же чувство было, когда убили Кевина, когда Райден сожгла дом. А впрочем, это были единственные разы, когда мы испытывали сожаление и чувство вины перед кем-либо.

А потом. Потом я пресекал наш город, прослушивая по десятому разу сообщения оставленные Александрой на моем автоответчике. Играя все так же штангой, я выкручивал руль и сокращал путь. Мелькала стрелка на GPS-навигаторе. Если мне не изменяла память, у блондинки был брат. Я был наслышан о нем и отчасти ее душевные беспокойства плотно переплетались с его персоной. Уже вскоре я стучал по двери своими мощными перстнями, это было даже больше похоже на попытку исцарапать и оставить след своего пребывания в чужом доме.
Когда дверь приоткрылась, я облокотившись о стену, поднял голову и выдохнул:
- Добрый день. Вы же Мартин, брат Александры, так? Я - "чумной" доктор вашей сестры, - о, это была некогда шутка назвать меня в честь докторов прошлого. Они все сжигали на своем пути, прям как я.
_ _ _
* И теперь эта зависимость
Становится моей единственной одержимостью,
Плывя по течению иллюзий,
Я погрузился в замешательство
(англ.)

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-13 20:39:10)

+1

3

Со смерти Александры больше месяца прошло. Как-то так совпало, что и работы у Юля в это время прибавилось. Это не значит, что он совсем не думал о сводной сестре, просто, сейчас воспоминания перешли уже в ту стадию, когда он начал думать, что никакого смысла не было в ее-то смерти. Он себя не винил в случившемся, он даже не винил О'Рейли, который, в общем-то, проделывая это, пекся только о собственной жопе. Нормальный инстинкт самосохранения, любой бы сделал как-то так, чтобы оградить себя от возможных последствий, а киллеру было, чего боятся в случае оставшегося свидетеля.

Мартин хотел поделить навар с Алекс. В случае смерти мужа, все перешло бы ей – бизнес, недвижимость, сбережения. Они вместе могли бы жить себе припеваючи много лет, вот только Алекс решила по-другому, решила выкинуть Мартина из своей жизни. Получилось наоборот. Она, с какого-то хера, вдруг, решила, что может жить без него, что она стала вся такая самостоятельная. Малевала эти чертовы картинки, от которых Юля трясло. Он же по приезду в Сакраменто пришел к ней, пожалел ее и, в итоге, все равно она умерла, только не так, как он планировал. Он вообще уже не хотел ее смерти, это в клинике он строил планы, потому что злился, что она кинула его в сраном Фриско загибаться от наркоты. Просто кинула его, как какую-то, блять, старую вещь, в которой больше нет необходимости. Не мог же он все это так оставить.

В общем, к смерти дилер относился легко. Он-то еще жив и оборачиваться назад не собирался. Особенно сейчас, когда на горизонте замаячили хоть какие-то перспективы на нормальную жизнь. Да и в бойцовский клуб он пришел вовремя, как раз в тот момент, когда ему нужно было отвлечься. Сейчас же тренировками забивал все более или менее свободное время, пропадал в тренажерке, если не работал, дома появлялся только для того, чтобы отоспаться. Сегодня вот, пришел только под утро, поэтому проспал полдня, а теперь шатался по квартире, попивая кофе и только отходя ото сна, прикидывал планы на оставшийся день и вечер, и, как обычно, часть ночи. Именно от этого занятия его и отвлек стук в дверь.

Юль покосился на часы. Здесь его беспокоили редко, в ночном клубе он больше не зависал с той завидной периодичностью, чем месяц назад. Можно сказать, что никаких гостей не ждал. Разве что, очередной торчок, раздобывший где-то его адрес, что было уже почти нормально, дилер к этому давно привык – видеть незнакомцев на своем пороге. Так вышло и сейчас. Юль натянул трико и пошел открывать.

Приоткрыв дверь, Мартин окинул взглядом топтавшегося у двери чувака, но ничего сказать не успел, тот его опередил, спросив об Александре, а потом и вовсе заявив, что мозги ей поправлял в свое время. Охуеть, ему этого еще не хватало. Алекс, сука, не смогла просто так помереть, подкинула ему напоследок еще подарочек.
- Ну, я, - хмуро отозвался дилер, сверля взглядом незнакомца и вопросительно кивнул. – Что надо?
Откровенно говоря, он мало был похож на мозгоправа, слишком уж неформально выглядел для такого, поэтому у дилера возникли сомнения в том, что тот говорит правду.

+1

4

... Они не были похожи, ни капли. Та белокурая блондинка в моей памяти совершенно отличалась от этого человека, отворившего мне дверь. Как минимум, в поведении. А впрочем, насколько я помнил, они и не были слишком близки по родству. Но, мое некое отвратительнейшее чувство, правда, врагу не пожелаю. Хотя, нет. Им как раз, всем разом, я бы отдал все свои угрызения совести. Вырвал бы вместе кадыком и вручил лично в руки, чтоб не мне одному было так хреново. Это чувство сбивает с логики напрочь и отшибает всякий холодный здравый смысл. Искренне не понимаю тех людей, что живут одними эмоциями. Их бы собрать всех в одно помещение, подальше от нас. И как раз эмоциями жила Алекс. По крайней мере, в нашем общении так точно.
Постукивая пальцами по стене, я начал не совсем лицеприятный, возможно, для обоих разговор:
- А на вид и не скажешь, что вы близки, - да и вообще родня. А еще татуировки. Да, я всегда обращаю на них внимание. Они, словно, магнит для того, кто сам время от времени набивает новую. Ими балуются из-за веяния моды, или полностью отрицая какие-либо постулаты конформизма. Их набивают, пытаясь заглушить боль и вбить в свою голову, что ее априори не существует и это лишь понятие спорное. Так поступаю я. И я сомневаюсь, что данный тип пытается получить премию за татуированный хер. Это удел педиков и ... к слову, больных на голову людей тоже. Но, все же, Мартин не выглядел таким полудурком.
- Мы, давно с ней не общались, - проведя средним пальцем по губам и облокачиваясь о дверной косяк, я с легкой хрипотцой продолжил: - у вашей сестры были некие проблемы. Я не мог ей дозвониться и единственный близкий для нее человек и которого я смог отыскать это - вы.

А еще я хреново умею начинать разговор, вне стен своей унылой кельи или кабинета с персональным Адом и чертями - студентами. У меня это получается, каждый раз, как в первый раз. Привычка молчать и делать весьма заинтересованный вид, в попытке изучить человека, его поведение и психологию. Со стороны, что-то вроде дьявольского прищура, будто ты маньяк и намерен следить за данным индивидуумом. Только следил я исключительно за одним человеком, в надежде когда-нибудь вытащить его из борделя. Окропить святой водой и с прочим религиозным дерьмом, лишь бы выбить из юной головы весь этот бред. Но, таковы были мои терзания, как душевные, так и умственные.
Я никогда не напрашивался ни к кому за пределы двери, своеобразный метод не влазить туда, куда не следует или делать это весьма аккуратно, не перегибая палку. Да, я и сам не любил этого. А мы ведь себя ведем так, как хотим, чтобы относились к нам, не так-ли?
- Скажите, как я могу ее найти? Как ее психолог, я переживаю за состояние Алекс. Хотя признаться, и несколько опоздало. Но, были свои проблемы, - попытка съехать, хотя и не только, - я уезжал на время. Повышал квалификацию и вот обеспокоился ее пропажей.
Ложь не самое отвратительное, что может присутствовать в человеке. Я понял это, едва увидел в зеркале двух абсолютно самодостаточных и разных личностей. Тогда мой собственный врач, учил меня искусству лжи "во благо" мне и всему обществу. И мне удалось это, по крайней мере, в дурку меня еще не упрятали и, к слову, детей доверили. Хотя, лично я сам себе даже муравейную ферму не дал в руки, боясь, что Шон сожжет все семейство насекомых разом.

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-26 23:37:33)

+1

5

- А ты не похож на мозгоправа, - мелькнуло в голове, но Мартин по этому поводу высказываться не стал, потому что все еще ждал ответа на свой вопрос.
Конечно же, они не были похожи с Алекс, ведь ни один родитель, ни другой не были для них общими. Да, по каким-то там общественным понятиям они, после свадьбы его отца и ее матери, считались сводным братом и сестрой, но на деле они оказались любовниками. Алекс не была против. Точнее, в том возрасте, в котором она стала для него любовницей, она еще не могла об этом ответственно рассуждать, так что это было его решением. Ее слабоволие все решило. Да, он этим воспользовался, и по этому поводу совесть его не мучила, как и по многим другим поводам в его жизни. Став взрослой, Лексанти продолжала раздвигать ноги. Делала это каждый раз, когда его видела. Она, по сути, больше ничего от него и не хотела, ей все нравилось.

Он так и не представился, да и цели его визита до какого-то момента Юль явно не понимал. Хотя, это длилось недолго, скоро мозгоправ поведал о том, что озадачен ее потерей. Дилер тихо усмехнулся и привалился плечом к двери, еще раз окинув взглядом незнакомца.
- У всех нормальных людей есть проблемы, только масштабы разные, - он пожал плечами, спокойно выдерживая изучающий взгляд незваного гостя.

Та еще новость. У Александры была проблема и не одна. Сама главная в том, что она его полюбила, невзирая на его с ней обращение. Он плевал ей в лицо, а она утиралась и ползла за ним на коленях. Хотя, после выкидыша, видимо, мозги у нее все-таки встали на место и она сбежала. Кинула его тогда, когда он меньше всего этого ожидал, когда уже был уверен, что она никуда от него не денется.

К этой большой проблеме можно было присобачить еще много. Например, то, что Алекс была мазохисткой. Физической, моральной и еще черт знает, какой. Она же его специально доводила до белого каления, а потом изображала из себя жертву, при этом текла, как сучка, стоило ей только увидеть тот же ремень в его руке. Она была гребанной тряпкой.

Пока все эти подробности всплывали у дилера в голове, он поморщился, а визитер уже перешел ближе к сути, начал задавать вопросы. Теперь Мартин понял, что разговор этот явно не для подъездной площадки, поэтому отодрался от дверного косяка и отошел в сторону, пропуская незнакомца в квартиру.
- Проходи, - Юль пропустил его в квартиру и захлопнул дверь, закрыл ее на ключ, а потом обошел и кивнул, призывая идти следом, в гостиную. Когда они оба уселись, дилер закурил и поднял взгляд. – Как тебя там? Алекс умерла месяц назад. Думаю, раз она к тебе ходила, то ты знаешь, кто был ее муженьком. Вроде бы, кто-то из конкурентов с ним разделался, а ее, видимо, убили, как свидетельницу. Так в газетах писали, я подробностей не знаю. Долго она к тебе ходила?
Что она успела ему наболтать, пока ходила на сеансы, Юль мог только догадываться. Хотя, вряд ли после его появления в Сакраменто им удалось увидеться, он почти все время за ней наблюдал, просто, не исключал того варианта, что они созванивались в этот период и девчонка могла разболтать какие-то подробности.

Отредактировано Martin Juhl (2015-12-28 06:02:26)

+1

6

_ _ _
I want to kill everybody in the world
owie owie o-o...
I want to beat your heart *

_ _ _
... I want to kill everybody in the world, - тебя невозможно спутать ни с кем другим.
Ты похож на паразитирующий организм от которого избавиться нереально лишь потому, что это чревато более глобальными последствиями. Тебя не нужно приглашать в дом или что-то предлагать. Ты всегда заходишь первый и берешь то, что нужно тебе самому. В этом и есть сходство всех Вествудов. И сейчас я смотрел на брата покойной девушки, а в это время ты уже восседал в чужих апартаментах, хоть и не был желанным гостем. А потом всплеск. Мгновение, другое и переведя резко взгляд на незнакомца опять, я потерял тебя. Ты исчез. Моя галлюцинация и вымышленная личность. Иди к чёрту, Шон.
- Спроси у него, какого это быть садистом? У вас много общего, святоша!
Это было его мнение. Шон не видел разницы между "хорошо" или "плохо". Это был его удел - видеть в боли наслаждение, а в радости боль. Абсолютно перевернутые взгляды на жизнь, ведь в какой-то момент на нашем пути должен был попасться человек способный объяснить, что это не нормально. К сожалению, этой личностью пришлось стать... мне.
- Благодарю, - ни к чему фамильярности и патетизм в словах.
Этот человек не был садистом. По крайней мере открытым, как моя вторая личность. И это всё было нужно мне. Расспросы, но далеко не душевные беседы. Скольких бы я не спас, Шон угробил больше. И скольким я хотел помочь, он всегда будет грести против течения. Уничтожать всё то, что я хочу сохранить и сберечь. Это касалось и самой крошки Райден. Когда мы вернулись в Сакраменто у каждого из нас были свои цели. Я хотел искупить вину перед девочкой и спасти то, что было можно. Он? Он хотел обратного. Это шизофрения в чистом виде. Старые детские психологические травмы, коими нас наградил отец Райден, мой брат. Но вместо того, чтобы отпустить всё это, мы пошли совершенно другим путем. Мы заходили в дом брата моей покойной пациентки. Или это была пациентка Шона?
- Если она была моей, я бы ее трахнул и не раз! - Шон кричал это, развалившись в чужом доме на диване.
Значит, все же моя. Вот только всё дело в том, что память у нас разная. И я помнил лишь мелкие отрывки из той жизни, а другие ревностно оберегал сам Шон. Он и здесь не любил делиться. По правде говоря, общаясь с этим человеком я сам пытался восстановить хотя бы мизерную частичку тех самых воспоминаний, копнуть глубже.
- Джейсон, - я повторял это имя упорно и не раз.
Месяц назад. Оборачиваясь к Мартину, я видел как за его спиной Шон разводил виновато руками и пожимал плечами. Открыв было рот, я тут же его закрыл. Слушал и для меня это было откровением. Всё что я помнил об Алекс, это как раз ее исповеди о муженьке. Потом меня вытеснял Шон не надолго, но остальная суть тех бесед улетела в клетку обратно вместе со второй личностью. Я не спал с Алекс, но у безбожника имелись и свои секреты. А впрочем, мне следовало догадаться, что все дело в его пристрастиях к садо-мазохизму.
- Я соболезную твоей потере, - очередной этикет, привычка выработанная годами.
Но да. Месяц назад управлял ты безбожник, а я лишь временами спасал ситуацию.
- Мы, общались гораздо раньше. Но газеты я тогда не читал, было много работы.
- Конечно, мы читали Канта и Маркиза де Сада, забыл?
- Она ходила ко мне вплоть до средины августа... - а дальше?
Дальше была пропасть длинной в месяц, где Шон изнасиловал девушку, а я был лишь его невольным со-участником, пытавшимся спасти ситуацию. На протяжении всего этого времени моя командировка была прикрытием ради того, чтобы я сам мог отвести любые угрозы от своей репутации. И сейчас я возненавидел его еще больше. За насилие, гибель этой девушки Алекс, которую я мог спасти и остальных, включая Райден.
- А когда вы последний раз с ней виделись?
_ _ _
* Я хочу убить всех в мире
Оуи, оуи о-о...
Я хочу сразить твое сердце
(англ.)

+1

7

Юль откинулся на спинку дивана, неторопливо выкуривая сигарету и с интересом глядя на внезапного гостя. Ему оставалось лишь догадываться, как много тот знает благодаря их с Алекс беседам. Оптимистом дилер никогда не был. Реалистом, скорее. Поэтому предполагал, что тот должен быть в курсе многих подробностей того периода жизни, в котором для Александры существовал только лишь сводный брат (по документам всего лишь, официально, что не имело ничего общего к реальной жизни, потому что оба родителя их были разные).

Еще он пытался понять, зачем же Джейсон явился к нему. Бесспорно, Алекс ему хорошо платила, финансовое положение позволяло швыряться деньгами муженька и док, возможно, не хотел терять такую клиентку. Ровно настолько же можно было бы предположить, что Джейсон пришел его шантажировать, к примеру. Так зачем?
- Я навестил ее в конце июля, - Мартин отвел взгляд, одновременно с этим, стряхивая пепел в пепельницу, и потом снова посмотрел на собеседника. – После этого мы больше не виделись.

Вообще-то, он четыре дня держал ее в квартире-студии, где Александра малевала свои картинки, а вот после этого уже не смог к ней подобраться, что стало для него неожиданностью. Обычно, Алекс даже не пыталась проявить характер, но в последнюю их встречу, вела себя весьма решительно. Юль заметил, что она изменилась, причины ему были неинтересны. Вряд ли она сразу после его ухода побежала к мужу. Вид у нее для этого был… не презентабельный. Мартин тихо усмехнулся, сделал еще одну затяжку и раздавил сигарету в пепельнице.

Если Джейсон действительно нашел его только для того, чтобы попытаться наладить связь с Алекс, то он немного опоздал и ей уже ничем помочь не сможет, а ее состоянию и подавно.
- У нее осталась мать, но после похорон, она, вроде, куда-то уехала из Стоктона, где жила. Так что, мне больше нечем помочь. Это все? - Юль поднялся с дивана и отставил пепельницу обратно на журнальный столик.

Разговор пошел к конце и Мартин не видел больше поводов для задержки этого странного типа в своей квартире. Проводил его до двери и закрыл ее за ним на ключ, искренне надеясь, что ничего подобного больше никогда не повторится и посторонние люди не будут ему напоминать о случившемся.

Отредактировано Martin Juhl (2016-02-21 09:20:12)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » guilty all the same