Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Every night I burn


Every night I burn

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Ravenna Donovan & Jason Westwood
march 25, 2015
ночные улицы Сакраменто,
постепенно дойдем и до зданий

Every night I burn
Every night the dream's the same
Every night I burn
Waiting for my only friend
Every night I burn
Waiting for the world to end

http://funkyimg.com/i/25qnw.gif

Komm zurück,
trau dich zu mir heute Nacht. *

наша встреча была абсолютной случайностью, но повлекла за собой целую вереницу событий.
Я не монстр, хотя и он тоже. А ты - далеко не белая и пушистая девочка...
Давай расставим всё по местам. Ты ничего не знаешь и не видела. А я, твоя безликая тень, уберегающая от мрачных улиц Сакраменто.

_ _ _
* Вернись,
Доверься мне этой ночью.
(нем.)

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-20 14:55:00)

+1

2

look
+ черные: сапоги, кожаная куртка и сумка, перекинутая через плечо. А так же велосипед.
Я... Я сама ночь...
______________________

Говорят ночью все монстры и мерзкие личности как бы просыпаются и выходят на охоту. Это так пугает простых людей. Но я не из них. Нет, определенно нет. Может я чуточку сумасшедшая с примесью мазохизма, раз часто гуляю по ночам. Однако, мало кто знает, что ночь дарует мне… А именно покой, который так необходим душе.
Прошло уже девять лет, когда я впервые отдалась в такие манящие объятия ночи. И до сих помню тот самый первый раз, как если бы это был поцелуй или даже больше... своего рода близость.
июнь 2004 г.
Вот полуденная жара уже начала спадать и люди вздохнули с облегчением. В семье Донован почти все готовились к вечерней трапезе, кроме меня, я сидела в углу погруженной во мрак комнаты и тихо всхлипывала, силясь не разрыдаться, дабы не даровать наслаждение той злой суке, что произвела меня на этот свет. Руки дрожали, а в голове всплывали странные и даже странные мысли, образы в которых было обязательно много крови, такой красной-красной. Предаваясь этим не свойственным  для нормальных подростков мыслям я не сразу заметила стук. Вдруг дверь отворилась с легким скрипом, тем самым рассеивая темноту, и заглянул старший брат Рэйвен. Настоящий гаденыш и стукач, каких еще поискать надо, в свои-то семнадцать лет.
- Эй ты, пора есть, - ему не нравилось общаться со мной, даже просто стоять рядом. Как профессионально мать обработала его сознание, прямо мастерски. - Давай уже вставай, адское отродье, - его явно не волновало, что они родились от одних родителей. Потерев глаза, я все же подняла голову и кивнула, после чего в комнате вновь наступила кромешная темнота. Брат поспешил к любимой "мамочке", подлиза фигов.
Вскоре я тоже присоединилась к семейству. Но этот ужин был совсем другим, что-то было не так, но что? Родители как всегда интересовались, как дела у брата, ведь он скоро должен окончить обучение в школе, и раз он так хорошо учиться, то непременно поступит в самое лучшее учреждение дающее высшее образование. Он такой, милый, добрый и понимающий мальчик, не то, что так тварь, сидящая за этим же столом. Я сидевшая в это время тут же и старательно делала вид, что могу, есть ту блевотину, что давала мне мамаша, сразу же напряглась. Я знала, сейчас будет очередная разборка в стиле "Равенна не наша дочь, наверняка настоящая дочь была милым ребенком, поэтому ее похитили и заменили этим адским отродьем". Я сидела и молчала, продолжая давиться той едой, что доставалась. К слову Кассандра действительно так считала когда-то, и даже заявление написала, о том, что похищена маленькая новорожденная девочка. В общем, этот вечер начался как обычно. Обычно для меня. Но постепенно русло этого разговора начало меняться не в самую лучшую сторону.
- Равенная, дорогая, тебе не стыдно? - мать как всегда сделала акцент на слове "дорогая", вкладывая при этом всю свою ненависть.
Я еще больше уткнулась носом в тарелку с ужином.
- Ты вот просто представь на минуточку, как я ждала, рождения моей маленькой девочки, - Кассандра специально замолчала, как бы давая мне возможность прочувствовать себя виноватой. - А ты взяла и все испортила. - женщина поджала губы и покачала головой, выглядя при этом очень расстроенной. А мне снова хотелось разрыдаться. Ну, за что мне такое наказание? Я вскочила, продолжая при этом смотреть на тарелку с едой. Но та женщина лишь хмыкнула.
- Я... Я ненавижу тебя... мама... – выпалила, уже смотря на мать, сердце бешено стучало в груди, готовое выпрыгнуть, оттуда проломив ребра. Не дожидаясь слов ни матери, ни отца, и тем более брата я вышла из-за стола. Быстро-быстро покинула кухню-столовую, да и вообще дом. Пока я шла по улице средь одинаковых домиков, которые содержали в себе множество тайн, подчас и самых мерзких, рыдала. Лишь спустя час удалось успокоиться, тогда-то и пришло то самое чувство умиротворения, а потом и ощущение нереальности происходящего, словно попала в другой, параллельный мир, наполненный чем-то волшебным и загадочным. Та первая ночь была чудесна!
25 марта 2015 г.
Ночь, мой личный период блаженства, не физического, а скорей духовного. Особенно после очередного трудового дня. Поэтому решение, наконец, возвращаться домой появилось поздно, когда уже на город опустилась тьма. Сегодня ехать на велосипеде не хотелось, из-за этого пришлось его катить рядом, не оставлять все таки его где попало. Шла, напевая про себя какой-то приставучий мотив. Опять возвращалось такое необычное ощущение нереальности этого мира. Именно в этот момент впереди нарисовались некие субъекты, которых я сразу не заметила.
- Привет малышка, - протянул один их тех субъектов, тем самым выдергивая из подобия транса. Предо мной стояло трое парней, в наколках с глумливыми ухмылками на рожах. Я прищурилась, разглядывая этих типчиков.
- Ребят, может, найдем другую, а то эта какая-то плоскогрудая! - произнесший это индивид заржал, словно очень удачно пошутил. Ох, не стоило это ему делать, я ненавидела, когда меня сравнивали с доской или называли плоскогрудой. От этого во мне начала накапливаться ярость, злость.
- Ой, а кто это у нас тут такие, лают словно шавки? - огрызнулась я, эти идиоты постепенно начинали бесить все сильнее и сильнее. Тем временем они подошли близко, очень близко, что бесило еще больше. И даже успели обступить, я продолжала стоять на месте, с отвращением смотря на центрального, на недо-альфу-самца, этой недо-банды.
- Смотрите, а плоская с перчинкой, - новая порция гогота от гусей, заставила меня поморщиться. В это время старательно шарила в сумке, ища газовый баллончик. Я знала звать на помощь, орать, рыдать было бесполезно, но и язвить не стоило. Однако, против привычки не попрешь поэтому я продолжала в своем репертуаре. Никогда не изменять своим принципам, идти до конца... а потом огребать, что же привычно.
- Вы только посмотрите, какие смелые, втроем против одной слабой девушки. Да вы просто слабаки с крошечными ссохшимися мозгами, - я криво улыбалась. Да-да, улыбнулась, но улыбка получилась не самой милой. Вообще парни явно опешили, но и сами начали злиться, еще ни одна жертва не выпускала коготки, не язвила, не нарывалась, обычно они плакали и молили о пощаде. Не дожидаясь их ответного хода на мою грубость, я подалась вперед.
- Не с той связались! - и, вытащив баллончик, прыснула в харю "альфа-самца", зная, дальше будет проблематично выбраться из этой передряги целой и невредимой. Ладно, даже если выберусь покалеченной, то физические раны можно залечить.

Свернутый текст

я надеюсь не слишком далеко улетела хд а то разогналась как не знаю кто хд
во всяком случае если что, подправлю)

Отредактировано Ravenna Donovan (2015-12-18 10:55:56)

+2

3

look like Sean and me
_ _ _
Spürst du die Seele, das Fieber, die Macht?
Spürst du die Sehnsucht, das Fieber, die Nacht?
Spürst du die Seele, das Fieber, die Macht?
Spürst du die Sehnsucht, das Fieber – heut' Nacht? *

_ _ _

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B4bew8Bak3w3xB7gq&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B4bew8Bak3w3xB7gq&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

... Die nacht... Я ломал себя изо дня в день. Пульсация вен. Как наказание приторный запах пожарища; как прозрение - белые халаты и истеричность Райден в объятиях смирительной рубашки; как расплата - собственное двуличие на фоне величественного кампуса университета. Ночью раскрываются чёрные души, бурлит кровь по сосудам. Мрак всегда укрывает своих гнилых фанатов, окутывает их приторно-удушливой дымкой, с привкусом испорченности. Провокация!
У нас было чертовски много вопросов. Мы искали ответы. От прошлого невозможно избавиться, оно преследует всегда. Я навещал свою племянницу и сквозь стекло видел свое собственное отражение. Видел эти пустые, черные глаза... и напротив тоже. Вествуды всегда узнаваемы по этому бесовскому взгляду. Я боролся вместе с ней и тратил бешеные деньги на психиатров и лучшие условия клиники. А она плевала мне в спину. Тогда я сменил тактику. В погоне за воссоединением ошмётков нашей семьи, я опять балансировал на краю.
Мои старые связи. Связи Шона. Они всплыли спустя несколько лет. Когда-то я имел неосторожность ввязаться в дельце с двумя полудурками. Мэтт и Лукас. Первого я нашел методом логического умозаключения. Наркоманы всегда предсказуемы. А вот второй мне был нужен куда больше, из-за связи с тем евреем. По крайней мере, я так думал сам тогда.

Зачастую, я никогда не вламывался в дома. Даже к тем, кого чистил. О, нет. Я предпочитал более деликатные способы воровства. Но, в этот раз мне это и не нужно было. Я завязал. Я хотел этого. Ради нее - крошки Фелисити, которая сидела в дурке. Ради этих самых ошмётков семейства Вествуд, я хотел избавиться от каждой мрази, что была связана с Шоном, от всех дурных поступков разом. Покаяние и самобичевание.
Я выпустил Шона. Позволил ему это. Ведь это была его стихия. Его знакомые. Но, вот в чем дело. Он сам позволил мне присутствовать, не выгнал. Я был рядом всё время, пока он делал своё дело. Я видел собственным глазами, как мои руки набирали в шприц метадон. Этой дозы было достаточно, чтобы остановить обычное здоровое сердце. Но, я имел, Шон имел дело с наркоманом. Этот психотроп за частую приписывают вовремя лечения наркозависимости. Откуда он знал об этом? Я ему подсказал. Метадон выпускают исключительно по рецепту врача, в нашей стране сейчас его пытаются вытеснить, но все еще сбивают ломку у зависимых. Я сказал об этом Шону.
Я видел собственными глазами страх. Я чувствовал его и пытался остановить свое мрачное альтер-эго. Мэтт был напуган. Он ждал кого-то и явно не нас. В его маленькой, словно, спичечный коробок квартирке было душно. Мигала лампочка над нами и я слышал, как капала вода в кране. Шон даже позволил нам поговорить. Всего несколько минут я убеждал Лукаса, что меня точно не стоит бояться, ведь вместе мы прошли не одно дельце. От него я узнал о том, что Лукас укатил в сторону Нью-Йорка.
- Мне, правда, жаль твоего брата. Я слышал, да. После того, как ты исчез с арены и вернул камень, каждый стал сам за себя.
И это тоже была правда. Каждый сам за себя. В конечном счете, Мэтт связался с неграми, по иную сторону баррикад.
- Ты, что боишься итальянцев? Или своих? - но, нет. Здесь было что-то еще. Но, увы. Я не успел. У моего старого друга была ломка. Протягивая ему десяти-кубовый шприц, я махнул рукой: - прости. Не героин, всего лишь метадон.
- а-а-а. Что?
- Расслабься. Обычный презент, не более того, - Шон ликовал. Его гадкая душонка хоть кому-то была полезна. Я и правда, хотел отблагодарить за информацию. Этот наркоман не был страшен. Он жил на задворках и предположительно, имел не одну проблему за спиной, включая, и ломку.

Но, у Шона были иные планы. Я был его стопом. Его персональной кричалкой где-то там глубоко внутри черепушки. Но, я не смог его удержать. Больше не мог. Он даже позволил парню ввести препарат. А потом. Я помню тонкий трос в руках Шона, своих руках. Обхват. В попытке затянуть петлю на шее, пришлось приложить свои усилия. Шон не справлялся с ситуацией. Он паниковал. Он никого раньше не убивал, но кинулся в этот омут и испугался. Натягивая трос в свою сторону, я завершал начатое моим альтер-эго. Рывок, я вложил все наши усилия. Удар. И снова рывок. Удерживая за волосы, приложил головой о дверной косяк. Поздравляю, Шон.
От силы полу минутная борьба и мы убили человека. Удушили старого дружка-наркомана.

... Я спускался по пожарной лестнице. Это был идеальный вариант, после поисков. Мой друг не был богат и судя по всему, переживал не самое лучшее время. Я рылся в его записной книжке. И лишь потом переступив через труп, наконец покинул место преступления. Где-то между этажами я остановился. Снизу была какая-то возня. Параноик Шон, во мне, завизжал, как резаный. Пришлось даже затормозить. Держась за металлические поручни руками обтянутыми черной кожей перчаток, я играл во рту штангой. А впрочем, похоже именно для этого когда-то я и проколол язык. Но, не суть.
У нас с Шоном была охренительная черта. Мы вечно попадали в самый эпицентр каких-нибудь событий.
- Вы только посмотрите, какие смелые, втроем против одной слабой девушки. Да вы просто слабаки с крошечными ссохшимися мозгами.
Это я уже слышал, прислонившись спиной к стене, буквально, за углом. Прикрыв глаза, я слышал унылый марш там в моей голове. Он отбивал молоточками по вискам и пульсировал. И имя ему адреналин.
- какая дерзкая, - я не помню это был я, или Шон. И что-то меня остановило в тот момент. Я мог спокойно уйти в ночную мглу, сделав свое унылое и грязное дело. Но, видит святой лик, во мне тоже, что-то есть. Значит, их было трое...
Всунув руки в карманы брюк и опустив голову, я вышел из-за угла. В мои планы эта тусовка не входила, вот ни разу. И я понял, что не так. Девушка. Она их не боялась, не смотря на то, что была сама. Какая самоотверженность и бесстрашие. Это завораживало Шона. В какой-то момент, все так же не поднимая голову и смотря на них поверх очков, я выдохнул:
- Помочь? А то я смотрю, не справляетесь, - а дальше наступила пелена. Я помню все слабо, Шон решил вытеснить меня именно в этот момент. Незнакомка в попытке спастись, прыснула одному в глаза газовым баллончиком. Тот остался дезориентирован и Шон ему предложил промыть глаза. О, боги! Мое альтер-эго такой шутник. А потом мы подставили кому-то подножку. Кому-то у кого был нож, коим ублюдок фехтовал, дабы навести страх на девушку. И здесь. Здесь Шон во мне почувствовал некое влечение к самой жертве. Наступив каблуком на распростертую руку, пытавшуюся зацепить свой ножик, я подобрал оружие и осматривая его, перевел взгляд на третьего:
- Убирайтесь, или я вырву ваши сердца и сожру их на ваших глазах, - это был Шон...
_ _ _
* Ты чувствуешь свою душу, жар, силу?
Ты ощущаешь тоску, жар, эту ночь?
Ты чувствуешь свою душу, жар, силу?
Ты ощущаешь тоску, жар этой ночью?
(нем.)

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-14 02:44:51)

+2

4

No Fear
Destination Darkness
No Fear
Destination Darkness
No Fear...

__________________________

июнь 2004 г.
После того срыва, я огребла... Раза три. В смысле получила от мамаши три пощечины. Как символично, не правда ли?! Но это было не все, она пересадила меня практически на хлеб и воду. Всего несколько дней. Чтобы не чувствовать голод я бегала к бабушкам. И продолжала гулять ночами, выбираясь из дома через окно. Мать говорила это наказание, а я должна выносить все наказания, чтобы искупит грехи. Но кто из нас был более грешен? Она! Она была злобным монстром, переодевшимся в шкуру доброй, порядочной праведницы. А я... Я всего лишь родилась не в тот день и не в той семье. Какая жалость!...
года два тому назад
- Ты что-нибудь боишься? – когда-то спросила одна девушка, чье имя стерлось из памяти. Почему она тогда вдруг подняла этот вопрос. Может из-за случая, когда я помогла ей, наехав на какого-то парня, что пытался казаться крутым и слишком активно приставал. Или может из-за другого случая, когда я забралась на крышу, просто на спор. После она в шутку называла меня сумасшедшей. Но может она была отчасти права? Все те провокации, попытки доказать самой себе, что прошлое в прошлом.
- Да, вернуться в прошлое! - тогда я ответила, после недолгого молчания. Помню, та девушка удивилась, она начала засыпать вопросами: Что? Почему? У тебя была такая ужасная жизнь? Она и представить себе не могла, насколько в действительности была ужасна та жизнь, от которой я бегу до сих пор. Снова стать той маленькой девочкой, которая постоянно рыдала, которая постоянно тряслась от страха, которая так и не стала частью семьи, до конца оставалась лишь отвратным довеском.
25 марта 2015 г.
Сердце отбивало бешеный ритм, отдававшийся в висках, заглушающий звуки. Я не была сильной, не умела драться, единственным оружием был тот самый баллончик с едкой жидкостью. Который теперь сжимала в руке и судорожно пыталась сообразить, что же делать дальше. Еще ни разу не попадала в столь плачевные ситуации, честное слово. Видимо поэтому я не заметила, как на импровизированной арене появилось новое действующее лицо. Но заметил тот, что стоял со стороны велосипеда. К слову последний я уронила, когда попятилась, увидев нож в руках третьего идиота. Краем сознания, уловив слова, явно предназначенные тому парню, которому в лицо прыснула из баллончика. Мне даже смешно стало! Нет, правда, я тут в ситуации не самой оптимистичной , не смотря, на то, что я не самая оптимистичная личность, меня тянуло посмеяться. Но все же нож мотивировал не делать подобное. Поэтому я лишь нервно усмехнулась.
- Нож? Да ладно? А голыми руками слабо? - ох, кто бы остановил меня. Иногда мне приходила мысль, что нужна вторая личность, забавно! Явно попахивает ненормальностью. Но она бы могла останавливать меня. Говорить: "Ну, куда ты ломанулась умалишенная?" или "Заткнись, сейчас же заткнись, дура! Сдохнуть решила?". Наверное, это помогло бы в те моменты, когда от злости сносило крышу напрочь.
Сейчас вся злость и ярость, перемешались со страхом, помереть в этой мрачной подворотне. Черт! Не хочу, сразу вспомнилась мамаша, утверждавшая в последний день, перед тем как я уехала, надеюсь навсегда, из города в котором родилась, что я подохну в грязной и вонючей подворотне, будучи шлюхой. От этого руки начали трястись еще больше, а злость, усиливаясь, практически толкала на нож, которым размахивал нападавший. Пожалуй, от этого опрометчивого поступка меня спас мужчина, что появился так неожиданно и... И так кстати.
Оп, и размахивавшийся ножом лежит на земле, а я удивленно перевожу взгляд с валяющегося тела на незнакомца и обратно. Я все так же крепко сжимала баллончик, а мир вдруг начал слегка покачиваться, от ощущения минувшей гибели.
- Сума сойти, - подумала я и неосознанно прошептала. Мозг решил поиграть со мной и приделал к спасителю на миг черные крылья. К чему бы это? Почему? Может он обработал информацию о внешнем виде мужчины и вот сотворил такое? А может тут был виноват стресс, испуг. Понятия не имею, я в подобном не разбираюсь. - Сума сойти можно, - вновь прошептала я. Сердце продолжало отбивать бешеный ритм, а руки трястись. Кажется, меня всю саму начало потряхивать. Да видят мои дорогие бабушки, я почти приблизилась к смирению о своей участи. Слава тем же самым бабушкам, я не приблизилась к этой черте.
- Убирайтесь, или я вырву ваши сердца и сожру их на ваших глазах, - как мило, забавно, смешно, из-за перевозбужденного мозга я увидела очень реалистичную картинку, где этот мужчина действительно вырывал сердца зарвавшихся долбодятлов, а потом их пожирал, в смысле сердца. Везде кровь, прям, когда я представляла, как изничтожаю ту грешницу! Я все так же нервно, но все же довольно тихо засмеялась. По секрету я и над фильмами ужасов угараю, как умалишенная. Слегка пошатываясь, я подошла к мужчине подталкиваемая пробудившимся любопытством. Зачем? Почему он так поступил? Я слишком привыкла полагаться на саму себя. А тут такое...
- Вы... демон? – А в итоге, произнесла вот это… Тут было бы впору вмещаться второй личности, если бы она у меня была, с вопросами "Что?! А где... Где же слова благодарности и прочее? А?" А я бы ей ответила: "Иди ты припадочная... Та женщина, что официально считалась моей матерью, всегда говорила, что если кто и спасет меня в мгновение опасности, то это будет такое же исчадие, пришедшее из ада, как и я, по сути, говоря демон!" Я склонила голову на бок, разглядывая "демона".
- Просто невероятно! - Появилось желание дотронуться до того, что стоял предо мною, просто чтобы проверить, а реален ли он, или всего лишь галлюцинация. Постепенно начало доходить, что я не сказала что-то важное, опять проблески прошлого. - Спасибо... - что любопытно и исключительно, я не знала, что же еще сказать, как будто бы серое вещество, до этого активно работавшее, вдруг заглохло.
Страх уходил на второй план, замещаемый любопытством и заинтересованностью. Это было проявление любви ко всему странному и не вписывающемуся в мои стандарты бытия...

Свернутый текст

продолжение странностей хд

Отредактировано Ravenna Donovan (2015-12-14 14:41:45)

+2

5

_ _ _

Kannst du die Engel sehn?
Sie werden fallen nur für dich
Kannst du die Engel sehn?
Ich hol sie nur für dich...
Fur dich vom Himmel! *

_ _ _
... Смог бы я это сделать? Иногда, я совершенно сомневался в том, что справляюсь сам со своими проблемами в одиночку. Как раз именно с ума сходят по одиночке. Тогда было не ясно отчего рехнулась Фелисити, кроме наследственной шизофрении, конечно. В моей руке лежал небольшой, складной нож. Мы не любили оружие, предпочитая огонь. Пламя всегда завораживало Вествудов и приводило их в неописуемый восторг. И это, тоже передавалось из поколения в поколение. К слову, наш далекий родственник, сидя на электрическом стуле, не отпускал перед казнью свои грешки, он хохотал. Смеялся до тех пор, пока не поджарился.
О, времена! О, нравы! Во мне ворчал старый бес, которому было непонятно отчего юные тела сами ищут себе приключения на пятые точки. И имел я ввиду, не девушку. Скорее, троицу. Указывая на каждого из них ножом, я оскалился. Шон во мне скалился:
- Живо, живо. Я оставлю себе трофей, если вы не против, - в такие моменты я сам себе напоминал какого-то мрачного рыцаря, что появляется во мраке и вот прям туда же и скатывается, убивая впоследствии невинного человека. Щелкнул затвор, нож сложился в моей руке. Я уже не обращал внимания на причину, последствие убиралось само. Но, где-то там в квартире лежал труп старого дружка Шона, а мне надо было уходить. Я всегда уходил...
- Вы... демон? - бля..ь. Я и представить не мог, что она все еще рядом. Зачастую, милые и славные девочки всегда сбегают в такие моменты. Но, Шон во мне даже восторгался, у этой хватило смелости остаться. Еще и дар речи не пропал. Никаких слёз, истерик и причитаний. Адреналин, именно его она видела с отблеском в моих глазах. Он сочился и циркулировал по организму. Плюс лёгкая форма безумия, свойственная нашим психическим прототипам. Засовывая нож в карман брюк, я резко перевел взгляд на пожарную лестницу, там за углом. Кажется, она мне напоминала, что не стоит расслабляться:
- Я... хуже демона, - я хуже человека. Я даже хуже Шона. К слову о нем. Он вырывался во мне и довольно сиплым голосом продолжил, оттесняя меня самого на задворки нашего тела: - Пойдем, я проведу тебя.

Что такое стандарт? Еще один ярлык даваемый индивидуумом тому или иному происшествию в жизни. Мы убили человека. А впрочем, мы избавили мир от еще одного слабого звена. Что-то вроде чистки прошарков современного общества. Всё, как в Джунглях, выживают сильнейшие. А слабые ломаются так или иначе. Добро пожаловать, в мир без жалости. И мы подстраивались под него, как могли.
Я сделал первый шаг в темноту. Упоительное время в Сакраменто. Шон чертовски любил ночь, являясь по характеру совой. А мне? А я подстраивался, остро осознавая, что на одной психопатичности я уеду не дальше соседней палаты Райден, где мы и будем перестукиваться, через стенку, периодически. 
С каждым шагом, я все больше убеждался в том, что есть категория женщин, которых хронически тянет на подвиги. Им нравится опасность и ходить около нее. На самом деле, Шон был тщеславен, как и любой бес из религии Вествудов и не только их. Но, тем и отличался он от меня. Он не верил ни в одну из существующих в мире религий. А я - искренне верил. Верил в существование высшей силы, что она однажды не выдержит и треснет, чем потяжелее нам по темечку.
Я молчал всю дорогу. За меня говорил Шон. И судя по всему, ему не хватало этого. Этот полудурок наконец нашел с кем можно было поговорить, притвориться бесом и утолить собственное самолюбие. Но, таков был мой прототип. С ним я боролся, а сегодня позволил проявить свою слабость. Шон был падок на женщин. В отличии от меня. Я считал себя асексуальным, практически не испытывая никакого плотского удовольствия от соития. Да, я был хуже Шона. У того были чувства, я ими не обладал практически. Только логика.
- Как ты вообще докатилась до такой подворотни? - он был неосторожен и совершенно не умел подходить к женщинам, но таков был Шон. Я шел медленно, тенью за ними. Это был мой удел, слушать и позволять сегодня ему жить. В противном случае, моё альтер-эго начинало выбиваться из клетки и бунтовать против моей же системы. И похоже, сегодня ночью он все же нашел человека, коему был не страшен, а скорее даже, интересен. Так, что - да. Я просто медленно брел по пустынной мостовой, слушая их разговоры. Это все равно, что разрываться на две отдельные и независимые части. Одна из них - обычная тень, лишенная права говорить. В то время, пока Шон хрипел во мне своим несколько прокуренным голосом с легкими нотками смеха, я думал над тем, кому вообще был нужен тот, убитый нами, человек. Кроме ниггеров, естественно. И то. Я складывал мозаику в голове. Его страх лишь раззадорил мой прототип, но вызван он был далеко не появлением самого Шона. Нет, кажется, Мэтт даже облегченно выдохнул, едва увидев нас. Значит и искать его мало, кто будет. А если и будет, то врагов всегда хватает. Особенно у людей с таким образом жизни.
_ _ _
* Ты видишь ангелов?
Они будут падать лишь для тебя.
Ты видишь ангелов?
Я принесу их лишь для тебя,
Принесу для тебя с небес.
(нем.)

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-21 01:50:34)

+2

6

Моя суть — сплошное противоречие.
_______________________________

Как же мне не нравилось, когда оказывалось, что та женщина была права. Даже если далеко не во всем. Но самая маленькая правда ее била по моей гордости. Словно раскаленная кочерга. Почему? Почему собственную мать я называю "та женщина"? Очень просто я ненавижу ее! Она ненормальная! И с психикой у нее что-то не то... Что забавно, для людей, живших в том городке, она была милой и чудаковатой женщиной. Может странноватой. А я видела монстра, коим она и являлась. И вот теперь...
- Правда? - почти восторженно спрашиваю, что, по сути, абсурдно, чему я радуюсь? Да вообще без понятия! Радоваться вроде нечему, кроме спасения. Благодарить, а я странные вопросы задаю, по крайней мере, кому-нибудь эти вопросы показались бы странными, но, похоже не для него...
- Так значит, та змея была права! - не вопрос, а скорей утверждение. Бесит! Она отреклась от меня, я же отреклась от всего. А может... А может, лишь создаю видимость своего отречения? Католики, хиппи и те, что верят в символизм. Вот так гремучая смесь. И частичка каждого въелась в мое сознание. А разве можно убежать от самой себя? Я задумалась, закусив губу, в это время, представляя ту женщину. Придя к определенному решению, я усмехнулась и коснулась руки незнакомца.
- Значит, она бы подавилась собственным ядом, если бы увидела вас. И может... - я осеклась, вдруг поняв, что в моем сознании затесалась одна просто сумасшедшая мысль. Если та женщина увидит кого-то действительно ужасного, то примет обратно. Однако, я знаю ответ на эту мысль. Подобное не произойдет - никогда! Она не примет обратно, не обнимет, не скажет слов, наполненных нежностью и любовью. Если я вернусь, то вновь увижу взгляд, наполненный жгучей ненавистью. Пришлось встряхнуть головой, отгоняя тошнотворное наваждение.
- Пойдем, я проведу тебя. - Без какой-либо задней мысли я кивнула. Нет, правда! Наверное, порядочные и хорошие матери предупреждают дочерей, что не стоит гулять ночами по переулкам, не стоит знакомиться с подозрительными типами, даже если подобный тебе жизнь спас. И тем более не гулять с ними! Такая забота, приторно милая, вызывала тошноту и... Как ни странно зависть. У меня не было подобного.
- Только... - Я указала на велосипед, что валялся неподалеку от нас. - Подниму мое средство для передвижения по городу. - И только подойдя к средству передвижения, я заметила, что продолжаю сжимать баллончик в руке. Пришлось запихивать его обратно в сумку, не тащить же его до самого дома в руке.

Исчезли раздражающие факторы. Покой. Почти такой же, как когда-то в детстве. Еще до ночных вылазок. Моя комната всегда была темной, в буквальном смысле этого слова. Можно сказать я жила во тьме почти... Почти с самого рождения. Тогда я пряталась в в ней от матери, а иногда... Иногда забиралась в шкаф. В нем было темно и уютно. До сих пор создаю для себя нечто подобное. Или пытаюсь это сделать. Как минимум, покупая плотные, очень плотные темные, а подчас и черные шторы. Которые не давали солнечному свету проникать в мою маленькую обитель темноты.
Я периодически почти в открытую смотрела на незнакомого мужчину. А что тут такого? Ой-ой, неприлично! Да плевать я хотела на это ваше "неприлично". Всегда делала, что хотела и когда хотела. В такие момент я почти жалела, что велосипед был со мной, а не дома. Приходилось катить его рядом. Да и бросать не хотелось! Я так к нему привязалась.
Я не из тех дрожащих, милых и пушистых девчушечек. Если что-то и делаю, то открыто, если намекаю, то прямо. Вот и посматриваю, в сторону мужчины не таясь. Вот только... Для меня, не испытывающей физического влечения, этот человек был привлекателен как-то по-другому. Странное чувство.
- Равенна... Рэйвен... Если верить бабушке, Ворона... - говорю, как бы не обращаясь к мужчине. Пф, не важно, знает он, как меня зовут, или нет, но мне захотелось сказать, просто захотелось. Иногда так и тянет выговориться. К тому же свою фамилию я и не собиралась говорить. Фамилия лишь формальность, а я не часть семьи Донован. И уже точно ею не стану.
- Адское отродье... подменыш... - Я пожала плечами, старательно делая равнодушный вид, но где-то внутри больно екнуло. И добавила: - Очень приятно познакомиться с демоном! - усмехнулась, как будто бы пошутила. Но я шутить не умею. А если и пытаюсь, то выходит какой-то бред.

- Как ты вообще докатилась до такой подворотни? - я хмыкнула, действуя уже более раскрепощенно. Ладно, я пока что не начинала хамить, потому что настроение отличное, что бывало редкостью, в моем случае. Да даже если я и была в относительно неплохом расположении духа, то бывало, могла почти хамить и грубить. Или так могло казаться людям плохо со мной знакомым, может даже чересчур фамильярной.
- Люблю ночь! - Если бы не велосипед я как умалишенная на месте бы закружилась, слава кому-нибудь, велосипед был со мной. Хм, хотя совсем недавно жалела, что взяла сегодня велик. Противоречия. Они такие. Особенно у меня!
- Люблю такие темные, мрачные, для кого-то страшные подворотни. А ты как оказался в этой подворотне? - мысленный вздох, голова-голова, без мозгов - без мозгов. Взяла сама без спросу, такая дерзкая, перешла с уважительного обращения "вы" на "ты". Мне точно нужна вторая личность. Столько тому есть подтверждений, просто не счесть. И это не все, сам вопрос, как будто бы намекал, а я догадываюсь, что вы сударь здесь не прогуливались. Провокаторша фигова!
Ну а что поделаешь, если мне интересно и любопытно, плюс влечет к этому индивиду...

Отредактировано Ravenna Donovan (2015-12-15 14:23:40)

+2

7


The traces of blood
Always follow you home
Like the mascara tears
From your getaway
Your walking with blisters
and running with shears
So unholy.
Sister of grace. *

_ _ _
... Порочность. Критическая стадия добродетели. Как белое и чёрное, что отдельно друг от друга, априори, существовать не могут никак. В нашей с Шоном жизни говорливых женщин было более, чем достаточно. Как минимум, Сьюзен, что любила обсудить работу, после секса; все пациентки, коим хотелось свинтить головы за чрезмерное усердие стать "ideal woman". Ни одна из них, по своей сути, так и не поняла, что все эти стремления уже есть ничем иным, как погоней за стереотипом. А впрочем, мы тоже в этом виноваты, создавая тысячу образов глянцевых обложек. И женщина стала универсальной, начала развиваться и подстраиваться под мужскую прихоть. Всё в этом мире подстраивалось под шаблон.
Нормальная среднестатистическая семья с днем благодарения, подарками на Рождество и маленькими грешками родителей. Благотворительные акции от мистера-президента и срать он хотел, на самом деле, на детей больных лейкемией. Вегетарианство, как новый мейн-стрим, зато редких китов и дальше забивают. Две стороны медали современного общества. Дайте больше маразма, добавьте перчинки от этой самой добродетели и вуаля, новая конченая форма жизни, уверенно-считающая себя добропорядочной единицей американской среды.

Об этом всём размышлял Джейсон, плетясь за нами, как шавка из соседнего дерьмового района. В отличии, от него - офисного планктона, я не парился. Я брал то, что дают. А чего не давали, то воровал без зазрения совести. Таким я был, таким и остался. Мне было абсолютно начхать на стоимость чулков Сьюзен, они рвались один хрен. Мне было плевать на ультрамодных, глянцевых блядей с их накаченными ботоксом, губами. Я не вписывался ни в одни рамки и даже для Ада был белой вороной... К слову, о них.
- ... добрая бабушка, у тебя. Чего же Пандорой-то не назвала, а то я смотрю, у тебя талант.
Похер фейс и ничего больше. Быть мной это особый редкий и довольно капризный дар. И как ни силился Джейсон разорвать нашу с ним связь, всё выходило с точностью до наоборот. Как в гребанном Гарри Поттере: умрёт один, умрёт и другой. Аминь!
Я так и не догнал, на кой чёрт Джей убил моего кореша. Может, надеялся, что я испугаюсь. Типа: а ты - следующий.
Но, ладно. Признаюсь: я действительно зассал. Он слишком уверенно начал искоренять меня, как главную проблему. Семенил там крестом, даже молитвы читал. Хорошо, что я - атеист. А еще. Еще я спешил жить. Я всегда стараюсь взять от своего существования по максимуму, ибо не знаю, когда меня загонят в клетку обратно. Когда у тебя в запасе всего несколько сраных часов, ты не только грабишь банк и трахаешь заложницу, но еще и взрываешь попутно какое-нибудь здание.
- Да, действительно, - я скалился. Я был свободен, ведь он даже не пытался спорить со мной. Чёрт возьми! Моя вторая личность заткнулась в своем эмо-углу. Это стоит даже убийства друга, - так ты мазохистка!?
Это было что-то вроде утверждения, с легкой толикой иронии. Затормозив и сняв очки. Блядь, очки. Да, они бесят меня. Я каждый раз выходя на свободу их выбрасываю, а потом они опять появляются, так словно, Джейсон прикупил себе целую дюжину. По этому, в этот раз я просто спрятал их во внутренний карман куртки. У нас было отличное зрение и на кой чёрт их носить, я не понимал. Очередная дань моде и профессорские понты.
- И к слову, у нас много общего. Я тоже мазохист, в некотором роде, - действительно, верх мазохизма не сбегать с места преступления, а тусоваться там, ради спасения мисс - вороны. Меня устраивал этот расклад. Мне нравилась ее говорливость, она давала мне шанс... возможность почувствовать себя человеком. Это в последнее время, было для меня даже круче эрекции или алкоголя. Замкнутость в пространстве убивает, - странно... Я тебя не отталкиваю. Мир перевернулся с ног на голову, пока я спал...

Самое отвратительное. Силен тот, кто умеет владеть собой. И видит Бог, я слаб. Чертовски слаб. Я видел много людей за всю свою карьеру психолога, но не встречал более низкого, жалкого создания... как мой прототип Шон. Я пытался вылечить свою душу, выпуская его, давая ему имя и не борясь с ним. И вот, вот оно чудовище с отсутствием морали, законов и хоть капли добродетели. Он хуже животного и к сожалению, у нас был один мозг на двоих. Одно тело, но разные жизни. Нам нравились разные женщины. О, да! Шон любил Сьюзен и как бы он не отрицал, но это так. Ему подавай девушку с кнутом и наручниками. А я? У меня была страсть хуже его. Я любил девственниц, лет 15-16. Наши судьбы настолько переплелись, что даже было неизвестно, кто с кем спал и кто, кого убил. Мы крутились по центрифуге, нас заносило на поворотах. Шон хотел признания. Хотел, чтобы не было вражды и мы просто уживались в одном теле. Нет, это перебор. Это уже слишком для человека. Два порока. Да, ладно бы один, вроде Шона. Но, вот мой. Он гораздо хуже. Самый отвратительный порок, скрываемый под маской добродетели...
Нас было двое. По обе стороны девушки - вороны. Мы шли с ней по ночному городу. Шон трепался без умолку и изрыгал циничные шутки, а я просто шел, давая ему возможность не отравить меня до конца.
_ _ _ 
* Следы крови
Цепко следуют за тобой,
Как слезы и размазанная тушь
С самого твоего побега.
Ты идешь с разодранными ногами
И в порезах:
Как порочно!
Сестра милосердия...
(англ.)

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-19 02:49:54)

+2

8

Don't you know I'll always be
The black sheep of the family?
*
_______________________

- Хотя бы такое... - очень-очень тихо отвечаю, чтобы он не услышал. Бабушка. Кажется, старшее поколение должно быть умнее. Но почему она не попыталась хоть что-нибудь сделать, когда маленькая девочка, с именем, со значением Ворона прибегала к ней вся в слезах? Спасти... Забрать к себе. Ах, да знаки-символы. Она же верит им. Какая ирония! Она рассказывала, что в каждом поколении обеих семей есть такие паршивые овцы, белые вороны, что отделялись от своих семей, и начинали жизнь с чистого листа, находя для себя новую веру. Не важно какую, главное, чтобы пойти наперекор предыдущему поколению. И в данном плане... Я не оказалось самой оригинальной! Получается, последовал той традиции... Я горько усмехнулась. Та маленькая девочка варилась в гремучей и едкой смеси, под названием семья! Впитывая в себя, словно губка, те взаимоотношения, образ жизни и прочее... Сходила с ума. И в итоге, кем она стала? Не самой нормальной? Хотя, что такое норма? А какая разница? Все в нашей гребаной жизни относительно, и даже эти самые нормы поведения. И они распространены лишь потому, что большинство придерживаются их, считая, что так правильно. Но мне плевать на них, как хочу, так и действую, думаю, говорю!
Значит быть белой вороной в моей семье, не наказание, а обыденность! Своего рода семейная черта. Которая похоже не исчезнет.
_______________________

Hold your hands into the sky
Pray for mercy, instead of time
You are the massacre, the masochist, the tease...
*
_______________________

Мазохистка? Кошусь в сторону мужчины, который затормозив, снимает очки. Мазохистка?! Нет, правда? Еще никто так не называл меня. Но ясли оглянуться назад, в прошлое... Пощечины, постоянные оскорбления, моральное унижение, со стороны матери и брата. Почти полное равнодушие со стороны отца. А первый год вне семьи? Когда чуть не пустилась во все тяжкие? А последующие годы? Жила, подчас балансируя на грани... На грани заточенного ножа. Над пропастью, бездной, что тянула и так манила. О если бы я поддалась этому желанию? Что бы было тогда? Какой бы я теперь была? Возможно, была бы "бережно" закутана в смирительную рубашку. Такая одинокая и сумасшедшая. Пичкаемая таблетками.
Так вот нормальный человек бы смутился, если бы его назвали мазохистом, может возмутился. Как же так я нормален, я не такой, нет-нет, что вы такое говорите! Зачем же оскорбляете? Но не я... Неожиданно даже для самой себя рассмеялась, неестественно, громко, безрадостно... Разве подобное вообще должно радовать?
- Демон, ты очень проницателен! – Мазохистка. Я покачала головой, отчасти он действительно был прав. Отрицать очевидное было глупо. - Да ладно! - я ухмыльнулась, так сразу и не скажешь. - Любишь боль, унижения ли что-то в этом духе? - не рассмеялась, а произнесла вдогонку этому вопросу: "Хе-хе-хе". Он забавный, естественно в моем понимании, и этот сиплый голос... Кому как, а мне понравился. Хотя... Даже то, что я сейчас свободно так болтаю, это уже не естественно для меня. Восхитительная ночь! И, похоже, кое-кому сегодня не удастся уснуть. То есть мне. Слишком много впечатлений для одной ночи.
- Ты случаем не мозгоправ... или знаком с такими, а? - Может, поэтому я так веду себя. Но вот никто еще не говорил, что я мазохистка, чокнутая, двинутая, сумасшедшая, ненормальная, что угодно из этого... Вот и образуется вопрос. Кто ты демон? Неожиданно появился, спас, предложил проводить. Назвал мазохисткой. Себя таким назвал. Эта мысль жужжала в мозгу, словно где-то рядом летала муха. Бесящее жужжание!
- странно... Я тебя не отталкиваю. Мир перевернулся с ног на голову, пока я спал... - искоса посмотрев, я хмыкнула и пожала плечами. Я не знаю тебя демон!
Почти не следила за дорогой, за тем как мы вышли из того переулка, в котором чуть жизни не лишилась. Уже больше года живу в этом городе, возможно, я и не была во всех его уголках, но я точно знала, как пройти до дома, где меня ждала... Соседка. Кажется целая вечность прошла с того момента как мы начали жить вместе. Одна из тех девиц, что готовы резать себя, ради якобы "улучшения" внешности. Так что она та еще мазохистка, хоть возможно и не понимает это, а может и не знает. Стоп... Отличная идея! От подобной мысли я оскалилась. Да-да, теперь еще одна возможность задеть ее самолюбие. Заставить показать истинную сущность, гнилую сущность. Которую она скрывала за привлекательной внешностью. За своим дружелюбием.
- Демон... А ты убивал когда-нибудь? - Я подняла голову, посмотрев на небо. Одно мгновение, и я уже смотрю вперед, дабы не шлепнуться на землю. Серьезно ли я хочу знать ответ на вопрос? И да, и нет. Но скорее да. Ведь лет с тринадцати и до восемнадцатилетия, меня посещали мысли, где я изничтожала собственную мать. Когда я уехала, то и мыслей подобных не стало. Но зато иногда хотелось прибить тех, кто бесил, раздражал. Вдох-выдох, только бы не думать о подобном в столь чудесную ночь. Это никогда не приводило ни к чему хорошему. Но я же знаю, подобные мысли могут появляться и у так называемых "нормальных людей". Главное, что я пока никого не убила! Но вот соседка, в первую же неделю я поняла, если не буду контролировать чувства, мысли, то прирежу ее, или заколю, или сожгу ко всем чертям. И плевать, что после этого могу загреметь в психушку или тюрьму. Плевать! Там уж точно не придется притворяться, как на работе. Отчасти свободна. Свободна о глупых предрассудков.

*Разве не понимаете, что я всегда буду
Белой вороной в семье?
(англ.)

*Воздень руки в небо,
Моли о пощаде, а не о времени.
Ты - побоище, мазохистка, задира...
(англ.)

Отредактировано Ravenna Donovan (2015-12-18 11:27:00)

+1

9

... I'm hearing Cries in the Night
I can't wait another day
No, no, no, tell me no lies
I'm standing cold in the light
I lose the dream and I go crazy
I'm hearing Cries in the Night *

_ _ _
... Смирение. Оно наступает тогда, когда приходит апатия - мой удел. Я помню нашего единственного психиатра. Этому человеку я так и не успел сказать, как много он сделал для меня. Когда-то он смог объединить меня и Шона в одно целое. У этого человека был свой специфический подход к нам и, к слову, теперь им пользуюсь я. Он не выворачивал наши внутренности и не потрошил проблемы, как любой другой психоаналитик. Он просто нашел то, что смогло нас удерживать в нужном строю. Именно, по этому я изучал психологию, чтобы разобраться в самом себе. В нас. Шон был вымышленным. Моим явным плодом фантазии, которого я нехотя сам активизировал в той или иной критической ситуации. А по факту, я спихивал на него всё, что было неугодно моей личности. Я обвинял его в том, что делал сам. Грабежи, секс с несовершеннолетними, алкоголизм и агрессия. Но, Шон ведь не любил школьниц. И пил не он, а я. Как очередная попытка задушить в себе чрезмерную фантазию, породившую собственных демонов. Все эти характеристики на две персоны были ни чем иным, как фикцией. Они все принадлежали лишь одному человеку - мне...
Об этом следовало задумываться гораздо чаще. Но, ведь люди так любят создавать сами себе проблемы, так? Согласитесь, признать, что тебе стоит пройти курс лечения у психотерапевта, не так интересно, чем травить и калечить себя изо дня в день. Именно это и лепит из нас тех, кем мы, в конечном счете и являемся. Люди любят боль, даже отрицая это - они в восторге от мазохизма. Мы сами создаем тысячу проблем и растягиваем это удовольствие, мучаясь и делая неверные шаги, чтобы весьма так удачно шлепнуться головой о дверной косяк.
Как это называется в мире здоровых людей? ЖИЗНЕННЫЙ ОПЫТ! А по факту, самый обычный жизненный мазохизм.

Мне однозначно нравилась эта "Ворона". Она напоминала мне себя самого. Не вписывающаяся в рамки и устои всех тех, кто вешал на себя ярлык среднестатистического нормального американца. Она была слишком естественной, реальной. Никаких штампов и правил, никакого лицемерия и прочего дерьма коим весьма умело пользуются люди всего мира.
Всунув руки в карманы куртки, я медленно брел с ней рядом. Люблю-ли я боль?
- Это понятие растяжимое. И боль бывает разной. Пытки, боже избавь! - я смеялся в ночь и Шон со мной в унисон. Или наоборот. Ведь, сегодня была его ночь, а не моя. Скажем так, наш личный тренинг в попытке объединить лёд, и пламя в единое целое и каменное сердце, - Разве я похож на сумасшедшего?
И здесь тоже была среднестатистическая ложь. Сколько раз мы уверяем себя. Я это делать не буду, потому, что на меня посмотрят, как на придурка. Я против инцеста - это кощунство! Мастурбация, фу! Что самое интересное все те люди, которые всегда так яро кричат против, на самом деле, убеждают в этом себя, имея явно большую предрасположенность к этому всему "дерьму". Мне нравилась молодежь. Подрастающее поколение всегда смотрит на мир совершенно иными глазами. Они не скованны так, как мы. Бунтари по своей натуре, они гораздо искренни даже по отношению к себе самим. И я прочно застрял в их возрасте, не желая превращаться в скупого, делового человека с отсутствием этого самого безумия. Именно, по этому я и набивал татуировки. Весь этот пирсинг и чёрный лак, перстни. Я консервировал в себе молодость, которую так несвоевременно упустил, занимаясь моральным онанизмом, в попытке избавиться от раздвоения личности и своей обиды на брата.
- Да, есть у нас один индивидуум - мозгоправ, могу познакомить! - я слышал свой голос и сказанные Шоном слова. Я слишком далеко зашел в этой гнусной попытке стать лучше Кевина. Я разбил свою психику, разрываясь между любовью и ненавистью к нему. Это породило во мне самое отвратительное, что может быть в человеке - двуличие. И теперь нас двое. Я и моя собственная тень.

Но, нет. Она была так же безумна, как и я сам. Этот лихорадочный блеск в глазах, я никогда его не спутаю, ибо вижу каждый раз в зеркале. С какой-то даже стороны мне захотелось докопаться до ее самого личного, ее персональных демонов и проблем. Стоит пройти через многое, чтобы задавать подобные вопросы абсолютно незнакомому человеку. И пускай, она не имела никакого понятия, кем я был на самом деле, но сам факт. Шон во мне ликовал. Он был удовлетворен и восхищался девушкой. Я хотел проехать мимо этого вопроса, опасаясь того, к чему приведет последующий разговор. Но, сегодня я обещал самому себе:
- Воу, - остановившись, Шон смотрел на девушку ее же взглядом и подойдя вплотную к ней, тихо прошептал: - только сегодня удавил одного наркомана...
Приставив палец к губам, я подмигнул ей и разразился громким смехом.
- Максимум кого я убил в своей жизни, это был таракан...
А еще мой брат, его жена, парочка старых друзей с которыми я воровал и наконец сегодняшний дружок с напудренным носом. Но, у людей есть потрясающая черта. Когда ты им говоришь искренне правду, они никогда не верят. Если бы я сказал, что замочил в детстве породистого щенка, человек поверил бы гораздо охотнее. И насрать, что никаких собак я никогда не убивал. К животным у меня более дружелюбные чувства, чем к людям. Я говорил, что люди - мрази?
_ _ _ 
* Я слышу крики в ночи,
Я не могу ждать ещё один день -
Нет, нет, нет, хватит лжи.
Я стою отрешённый на свету,
Я теряю мечту, и это сводит меня с ума,
Я слышу крики в ночи.
(англ.)

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-19 04:27:54)

+1

10

She spreads her wings
When she's gonna fly, the crow...
If you make her sing
When she's coming she will let you know.*

__________________________________

Почти пять лет. Пять лет моей жизни. Это время я скиталась, бежала, рвала все цепи, что связывали с домом. Но так и не сбежала. Не смогла. Почему-то в одиночку это сделать оказалось слишком сложно. А посвящать в столь личные вопросы никого не хотелось. Не хотелось, чтобы все знали насколько, отвратительна моя семья. Не от стыда, ни в коем случае, не хотелось, чтобы меня жалели. Смотрели с жалостью, такой отвратительной, размягчающей. Не хочу повышать людскую самооценку. Пусть гниют от своих мыслей. Меня это устраивает! Я же буду продолжать попытки разорвать те цепи. Когда-нибудь я освобожусь от груза, коим является семья, но пока продолжу борьбу.

Я смеюсь вместе с ним. Так свободно и легко, хоть и не очень умело. Может чуть хрипловато. Когда-то я вообще не смеялась. От этого собственный голос, этот смех кажется нереальным, чуждым. Почти не верю своим ушам.
- А разве есть абсолютно нормальные люди? - Когда-то хотелось верить в обратное, что только у меня так. Но попутешествовав, поняла. Везде есть свои психи, сумасшедшие. Явные и не явные. Признающие это и не признающие. Да даже если не у всех, то у достаточного населения такой большой планеты, Земля, есть свои тараканы в головушках. Поэтому ответом стал вопрос. Ничего однозначного! Кто-то придумал, как должны выглядеть и вести себя нормальные люди. Один стандарт. Зачем? Неважно! Теперь уже не важно, главное чтобы он сам знал ответ на этот вопрос.
А разве я похожа на сумасшедшую?  Знаю. Когда похожа, а когда не очень… Знаю что необходимо, нет должна побывать у специалиста, мозгоправа, но он будет копаться в мозгах, заглянет в самые потаенные уголки моей души. А я никого не пускала туда. Нет! А что если в итоге похода к мозгоправу я окажусь в психушке? Такой расклад возможен.
Интересно какой он этот мозгоправ? Похож на тех, что вскрывают черепушки? Не в прямом смысле конечно. Усмехаюсь собственным мыслям. Взъерошиваю голову и смеюсь. Не знакома с психологами. Лишь по тому, что удалось прочитать, знаю, как они действуют. И не горю желанием знакомиться ни с одним из них, но может этот другой? Может он даже сможет помочь? Может еще не поздно... Поэтому отвечаю:
- А познакомь! Хочу узнать насколько безумна! - снова смеюсь так же хрипловато. Сама мысль встретиться со специалистом кажется забавной, невозможной. Моей мамаше бы побывать у психолога. А самый лучший вариант, если бы ее заточили в психушке и пичкали-пичкали лекарствами. Эти мысли не дают перестать улыбаться. Эта мысль отчасти доставляет моральное удовольствие. Так не должно быть. А кто сказал, что я добрая и не злопамятная? Кто сказал, что я нормальна?
- Может мне давно пора в психушке прописаться, - продолжаю я, высказывая давно мозолившее предположение. Я не глупа, хоть и окончила лишь школу. Догадаться не сложно, особенно в век компьютерных технологий. Просто стоит зайти в интернет и можно найти что угодно, даже в библиотеки нет необходимости ходить. Поэтому я иногда покупаю успокоительные и задраиваюсь ими. Не часто, когда особенно плохо, когда становиться, очень сложно контролировать себя.

Чуть не роняю велосипед, о котором почти забыла, когда Демон довольно неожиданно подходит очень близко. Нормальные так не делают, нормальные так не смотрят. Невероятно круто. Не страшно, любопытно, что будет дальше. Пронизывающий до самого мозга сиплый шепот. Из-за того, что мужчина выше приходиться смотреть снизу вверх. Касаюсь его плеча. Просто так. Легкий мимолетный жест.
__________________________________
Her frozen hand takes your breath away.
As she leads your soul through the dark.*

__________________________________

- Демон, - сама перехожу на шепот, теперь касаюсь его щеки, своими прохладными пальцами. Сколько себя помню, конечности у меня почти всегда на ощупь были прохладными, почти как у покойника. Почти иронично, но вроде бы этому есть объяснение, правда я не парюсь по этому поводу. - Я никому не скажу, это будет наша маленькая тайна! - Продолжаю шептать, а потом сама подмигиваю. Давно не чувствовала подобной свободы, в словах, действиях. Не смотря, что поступаю, как пожелаю, не считая работы. Там уж как хочешь, но привлекать внимание к своей персоне не стоит. Последствия... Сразу же появятся последствия моих открытых действий, слов, и прочего. А в таком дорогом ресторане, где собираются богачи, где чествуешь собственную ничтожность. К решению упечь меня в психушку могут прийти очень быстро.

- До моего дома осталось не так далеко, - с неким недовольством констатирую этот факт, когда оглядываюсь, смотря, где мы находимся. - К сожалению... - подумала и сказала, а ведь не хотела говорить, как-то само собой произошло. Когда я еще встречу кого-то похожего на этого мужчину, чье имя и не знаю. И не стремлюсь спрашивать. Именно поэтому в сознание закралось желание продлить ночь, чтобы не наступало утро, не надо было идти на работу, видеть самых разнообразных людей, соседку, которую так хочется убить. Великое мгновение спокойствия и безумия, мгновение несочетаемого. Льда и пламени. Одно замораживало душу - ненависть, другое почти сжигало сознание - безумие.

*Она расправляет свои крылья
Прежде чем взлететь, ворона...
Если ты заставишь её петь,
Когда она придет, то она откроет тебе тайну.
(англ.)

*От её ледяной руки захватывает дух,
Когда она ведет твою душу через темноту.
(англ.)

Отредактировано Ravenna Donovan (2015-12-21 13:09:21)

+1

11

Color me once,
Color me twice,
Everything gonna trun out nice.
Everlasting love,
You gotta keep me from these false alarms
Alarm, alarm I seem so sad.
Ring, ring I see her I'm glad....

_ _ _
... Не существует ничего абсолютного. Вообще, во всем мире нет идеально-нормального. Много выродков, идеально не вписывающихся в рамки и штампы. Но, мне кажется, это и есть нормально. Быть не таким, как всё в 21-м веке. Когда-то был железный занавес, депрессия, хронические войны и перетягивание каната, из серии у какой страны пушка длиннее и больше. Тогда появилось ядерное оружие, вопрос отпал и появился новый: у кого оно вообще есть? Это как с потенцией. У тебя либо стоит, либо ты импотент. За всё это время, что на нашем материке, что по ту сторону глобуса была одна и та же проблематика. Штампы и выравнивание по шкале - нормально и не нормально.
И конечно, Ворона об этом сама знала. Я помню, мне когда-то попалась одна статья, я проходил ее и в университете, точнее, находил. В ней было об одном психиатре, который проделал колоссальный эксперимент в этой области и смог добиться стоящего результата в лечении. Но, увы! Конгресс не пошел на это, лишив больных пациентов возможности попробовать, что-то исправить в лучшую сторону. Ведь, конечно, гораздо проще вскрывать череп и отключать мозг, чем его ремонтировать...

Кто-нибудь заткните его уже, а? Нет. Правда. Он сбивает меня своим философствованием с основной мысли. Чёрт возьми! Это сводит меня с ума. Хотя, впрочем, о чём это я? Мы рехнулись еще в юношеском возрасте, когда весьма удачно нае..нулись с дерева. Джейсон разве не рассказывал? О, конечно. Ведь он ищет оправдания для своего покойного братца Кевина. Как он любит говорить, цокая языком: о покойниках либо хорошо, либо вообще лучше молчать. Пи..дит планктон офисный. Я чертовски рад, что Кевина и его набожную су..у убили. О, жаль я не смог станцевать на его могиле, ибо был замкнут во времени и пространстве. Но, это. Когда-то Кевин издевался над нашей страстью уединяться на природе в саду Вествудов и читать книги. Конечно, у нынешнего трупа - Кевина было много друзей, моими - всегда были книги. И по его вине я тогда упал с дерева, потерял сознание, стукнувшись головой о корень старого дуба. Вуаля, я такой, какой есть. Пора уже привыкнуть к тому, что я ненавижу своего братца. Я очень надеюсь, что он вечность проведет в Аду... где мы и встретимся вновь. Только, пожалуй, у меня будет больше льгот среди чертей, чем у него.
- Как-нибудь познакомлю. Он нудный и неинтересный, - да-да, Джейсон. Всё для тебя и о тебе. Ты же любишь слушать мои откровения, так ведь? - а еще, он страшный педант.
Она называла меня Демоном. Как это было трогательно... и нежно. А еще ее бодряще-холодное прикосновение. И я даже почти поверил в то, что людям можно доверять. Ты, прав, Джейсон. Мне иногда следует с ними говорить, а не пытаться сжечь или трахнуть. У них оказывается есть твоя любимая душа, коей ты вечно апеллируешь в наших с тобой спорах. И это так... удивительно, наблюдать за тем, что кто-то не боится меня. Это стоит того, что ты мне запретил распускать свои гнилые ручонки.
Я улыбался ей, словно гребанный Чеширский кот, ведь у меня никогда не было друга. Я даже не знаю правильного значения этого слова.
- Теперь ты, должна рассказать мне свой самый мрачный и отвратительный секрет, - я прочно застрял в том возрасте, когда свалился с дуба и слишком естественен для этого мира. Ведь по этому, ты забиваешь меня внутрь, как ржавый и старый гвоздь? И если бы весь мир оголился, снял свои многочисленные маски, мы с тобой вряд-ли бы выделились среди огромного количества естественных психов. Жаль, что этот мир так предан фальшивой добродетели, ради утоления жажды собственного эго.
Но, всегда и всему приходит конец. Я свыкся с тем, что пытка может длится целую вечность, а радость всегда мимолетна. О, да! Ведь это тоже создал ваш отвратительный Бог, желая видеть страдания, а не счастье своих отпрысков. И где его милость? Где эта долбанная добродетель?? За столько тысяч лет человечество до сих пор наивно думает, что она существует. Проснитесь, ублюдки - Бога нет. А если есть, то он гораздо хуже самого Сатаны, ибо измывается над вами, как хочет и может. Катаклизмы, войны, болезни и наконец такая короткая жизнь. Человеческий мазохизм - вечен, как и глупость.
Но, у меня было кое-что для мисс - вороны. Маленький презент. Я люблю делать подарки, даже если преподношу на блюде человеческую голову, это тоже своеобразный дар.
Протягивая девушке складной нож, к слову, весьма красивый с переплётами и черепами. Мы отобрали его у одного прыщавого сопляка, а теперь я передавал его ей, как любит Джейсон - фамильярно и грациозно удерживая, холодное оружие лишь пальцами.
- Возьми, - и к чёрту все домысли убогого человечества. Дарить можно всё, что угодно! Даже сердце вырванное из грудины тоже подарок! - ... это тебе на память обо мне и этой ночи.

Он был отвратителен. Существо не знающее стопов и границ. Шона колбасило со стороны в сторону, лишь из-за той колоссальной ненависти к брату Кевину, коей хватило бы чтобы взорвать половину земного шара. И тем ни менее, я позволял, и потакал его сегодняшним желаниям. Он был увлечен этой девушкой которая, к слову, страдала не меньшими проблемами с психикой, чем мы сами. Я это увидел и услышал. В ее жизни было что-то отвратительное, что-то схожее с моей собственной проблемой. И этим она была для него женским идеалом во плоти. Даже более того, моё альтер-эго не чувствовало плотского вожделения к девушке. А это уже было подвигом.

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-21 18:15:19)

+2

12

Is there a place deep within
A place where you hide your darkest sins
There's a strange kind of ambiance,
It's surrounding you...*

_____________________________

- Надо же, я буду ждать, - все же действительно очень интересно с ним познакомиться. Не важно, что он скажет, важней, пожалуй, само знакомство, по крайней мере, мне так хотелось думать. - Пусть и так, он станет моим первым мозгоправом, - Такая забавная формулировка получилась. "Моим первым..." Навевает воспоминания о том первом годе жизни вдали от дома. Тогда я пыталась создать отношения, но так ничего и не вышло. Оказалось слишком разные. Плюс начало прогрессировать мое отклонение от нормы. Тогда, тот, кому я доверилась, бросил меня. Я не злюсь на него. Мне просто плевать. Даже если он вдруг вернется и предложит начать все заново. Я уже не та, могу и напасть.

Правда? Ну, раз хочешь узнать, то получай, нет, не злюсь, не раздражена. Почему то не против ответить, даже не смотря на то, что фактически его не знаю. Я ставлю велосипед, так чтобы он не упал. Отступаю назад на полшага.
- Хорошо, я расскажу тебе Демон, - Вдох-выдох, я знаю, если очень сильно погружусь в воспоминания, то перестану контролировать саму себя. Может, у меня и нет раздвоения личности, но в такие моменты я перестаю быть собой, становясь кем-то другим. И сейчас я хотела оставаться той самой Равенной Донован, с заскоками, конечно, но все же собой, а не той неуравновешенной психопаткой.
- Секрет… - Ирония. Именно ее ощущаю, когда заглядываю в прошлое. Когда говорю о нем. Кажется вся моя жизнь одна сплошная ирония или насмешка. Вот только чья? Я задумалась, прищурившись, рассматривая мужчину. - Ладно! Пусть будет по-твоему, Демон. Лет двадцать пять назад в пятницу тринадцатого родилась девочка, наверное, вполне миленькая. Но мать ее была сумасшедшей праведницей. Она посчитала, что ребенок, рожденный в этот день знак, но не свыше, а наоборот… Она сразу же возненавидела свое дитя, обвиняла всех, что ее настоящего ребенка забрали и заменили на этого. Доказательства столь гнусного деяния не было. Поэтому этой женщине пришлось смириться, но девочку она так и не приняла. Из-за этого девочка росла во тьме. Мало кто знал, что бывало, ее запирали и лишали еды. Мамаша била. Издевалась. Ведь это все наказание. Наказание, за то, что она адское отродье. И она постоянно вбивала в юное и не окрепшее сознание той девочки, что во всем виновата именно она, та малышка, что еще не успела согрешить. Так в чем она была виновата? В том, что родилась не в тот день? - Рассказываю эту "грустную" историю, не акцентируя внимание на самой себе. Как будто бы рассказывала о некой знакомой. Но... Ярость закипает во мне. Вдох-выдох. Я должна остаться спокойной. Я не плакала, давно. А сейчас тем более, никто не увидит моих слез. Даже ты Демон, не смотря на то, что ты мне нравишься. В итоге я все же задала тот самый вопрос. В чем же была виновата я? Почему я должна была выносить такие испытания? -Конец… - Легкий поклон. Как в конце спектакля, когда актеры выходят на сцену и прощаются со зрителями. Я выпрямляюсь после поклона и устремляю взгляд на Демона. Не знаю, видит ли он, но мне не нужна его жалость. Я не та маленькая, слабая девочка, что искала утешение в темноте. Ведь она там так и осталась оплакивать свою боль...
- Жаль, что она так и не решилась прирезать ту гадину, или сжечь! - усмехаясь, добавляю я. Иногда я действительно жалею, что все-таки не решилась. Не уничтожила причину всех своих несчастий, причину скатывания психики в бездну. Но сейчас я бы не смогла познакомиться с этим мужчиной.
Именно из-за той женщины, я перестала верить, хотя бы отчасти. Верить во что-либо. Однако, то что она вдалбливала в мою голову осталось. Поэтому я так яростно отрицаю веру. Вдох-выдох. Я спокойна. Та женщина далеко и к сожалению, теперь уже ничего с ней не сделаешь. Если только... Если только вернуться. Взять и сжечь тот дом. В котором я жила восемнадцать лет. Качаю головой. Нет, она не стоит таких усилий!

Подарок… мне? Я бы умилилась от подобного, даже если бы мне подарили чью-то голову. Но это был тот самый нож, который вначале не разглядела. Теперь я явственно видела... И откуда такая прелесть у того придурка? Может даже у таких идиотов есть чувство прекрасного? Осторожно беру нож, словно это хрупкий цветок. Слишком не привыкла получать подарки. Да бывало, я получала презенты от знакомых в других городах. Но до сих пор подобное слегка смущает меня. Словно маленькую девочку.
- Спасибо, Демон! – убираю подарок в сумку. Даже мимолетная злость развеялась. Я была рада. Что встретила моего спасителя. Но мне не чего было подарить взамен, как знак нашего знакомства. Полшага вперед. Я приподнимаюсь на носках. Далее следует еле ощутимый поцелуй в губы. Просто прикосновение. Как знак моей благодарности. Отпрянув, я смеюсь. Искренне и неподдельно. А бывало ли так? Может быть и было когда-то...
- Надеюсь, Демон, мы еще увидимся! - Счастлива. Редкое состояние, особенно для меня. Обычно ворчливая, я улыбалась мужчине. Убирая подножку, начинаю катить велосипед в ту сторону, где находился многоквартирный дом, в котором я живу. Всего несколько шагов. Но я останавливаюсь. Оборачиваюсь и кричу во всю силу:
- Не забудь познакомить с тем мозгоправом, он мне таблеточки выпишет... - я все так же улыбаюсь. Машу рукой и продолжаю путь. Сегодня кто-то явно без успокоительного не заснет. Столько энергии, которую бы куда деть. А куда? Понятия не имею. Может соседку разбудить? В качестве профилактики ее стервозности, м? А что идея интересная! Еще чуть-чуть и я ее осуществлю...

*Есть ли место глубоко внутри,
Место, где сокрыты все твои самые страшные грехи?
Там странная атмосфера
Окружает тебя...

Отредактировано Ravenna Donovan (2015-12-22 18:50:46)

+2

13

"Oh don't talk of love" the shadows purr
Murmuring me away from you
"Don't talk of worlds that never were
The end is all that's ever true
There's nothing you can ever say
Nothing you can ever do... " *

_ _ _

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B4zflaBak3w3xB1b9f&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B4zflaBak3w3xB1b9f&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

... I'm always wanting more. Мне всегда мало. Сколько себя помню, мне всегда было мало. Удивительное качество Вествудов - алчность. Мы давились ею с лихвой. Запихивались и от нее тянуло блевать, но все равно жрали дальше, до тех пор, пока не вырвет. Первого, как ни странно, стошнило Кевина. А впрочем... к чёрту, всё к чёрту.

Я чувствовал себя явным дебилом, что находился между двух исповедующихся мне личностей. Одна из них была достойна всего моего внимания, а вторая бубнила где-то там со стороны, за спиной. Слышишь, ублюдок? Ты, даже здесь провоцируешь всех. Откровенно говоря, я жалел, что вообще завел тему грязных секретов. Правда. Не мне-ли плевать, что в ваших душах? Не мне быть сродни "чумного доктора", который только и умел сжигать всех на своем пути? Пожалуй, идеальное сравнение, даже для тебя Джейсон. Мы же одно целое, так?
- burn... - нет, правда. Я умел слушать. Только в моей голове стучал марш. За упокой и прочее дерьмо, - существуют люди, которых стоит сжечь. От них пользы нет, одни проблемы. Им лучше не позорить человеческую расу...
Да, я разве не говорил, что своеобразный нацист? Была бы моя воля, я сжёг бы всех этих ярых католиков, добил бы евреев - от них одни проблемы. Гребанные муссоны. Я хотел сжечь каждого ублюдка из мира новостей Шона, самозабвенно льющего в уши людей - ложь; всех сук разом, что уничтожают этот мир своей тупостью, особенно, проституток - они разносят сифилис, как чуму.
А потом я даже медленно и вальяжно хлопнул несколько раз в ладони. Она кончила, оставив послевкусие совместного одиночества. Я понял почему мы сегодня встретились. Это должно было произойти. Разве не испытывал я подобные чувства находясь в семье Вествуд? Гадкий утёнок, белая ворона, ублюдок-антихрист из рода благочестивых католиков.

Она подарила мне взамен поцелуй. Из тех мимолетных, что едва ощутимы кожей на губах. Они, как видение появляются и гаснут, оставляя маленький эффект эйфории. Эндорфины, клетки счастья. Тот невинный жест, признак глубокой связи без видимых нитей, цепей и прочего дерьма.
- Разумеется, увидимся, - в отличии от Джейсона у меня было не так много знакомых, с которыми я хотел бы увидится опять, от того и чувства мои зашкаливали, от недостатка нормальных человеческих отношений. Я улыбнулся ей в ответ на поцелуй. Он тоже останется моей личной маленькой тайной. И он никогда не сможет меня лишить этого удовольствия консервировать и то, что нужно не только ему. Наша вражда выходила за рамки, она напоминала больше побоище после войны, где море трупов и вороны жрут мёртвые тела. Но, это была наша жизнь и другой нам не дано.
Я не хотел ее знакомить с Джейсоном. Хотел иметь, что-то свое - личное. Об этом я думал, отступая назад во мрак спящих улиц Сакраменто. Сцепив руки за спиной, я чувствовал затылком его дыхание. Я не хотел делиться с ним ни единой минутой сегодняшнего вечера. Ни каплей. Пускай, это была моя собственная алчность, но я целиком и полностью имел на нее право. Он стоял рядом. Я чувствовал это. За всю нашу гребанную жизнь, проведенную в одном теле, возможно, мы добились большего прогресса в психиатрии, чем все его врачи вместе взятые. Да, мы сожгли парочку людей, но это было меньшим злом, которое исходило из нас. Это была очистка мира от бесполезных и вредных паразитов населяющих эту страну.
И самым отвратительным, что было в нас, в теле?
- Нет, я не отдам ее тебе, - я говорил с ним, а он отвечал там где-то глубоко под черепной коробкой.
- Не учи меня как и что я должен делать! Занимайся этим в свое время, а меня оставь наедине со своим жалким существованием.

Нас осталось двое. Две стороны одной медали. Шон слишком много на себя брал. Эта детская самонадеянность и в конечном счете, он брал спичку и сжигал, всё сжигал.
- Не переступай черту. Не тебе-ли не знать, какого это заигрываться с огнем? - на равных, две абсолютные и самодостаточные личности. Как лёд и пламя, что пытаются друг друга уничтожить.
- Не жалей себя Шон. Это слишком низко звучит с твоих уст. Во всём, что произошло виноват лишь только ты сам. Не пытайся всё спихнуть на кого-то иного...
Это не раздвоение личности, хотя и оно тоже. То чувство, когда не знаешь, кто из них наверняка говорит твоим ртом и управляет телом. Ощущение, словно, две метаморфозы сплетаются плотно в области грудной клетки, они травят изнутри, уничтожают. И лучше бы их обоих не было. Но, что такое душа? Ведь на самом деле, я хотел избавиться от них обоих. Шона и Джейсона. Пустая оболочка- без принципов, морали и этого хаоса... вакуум, вместо души.
http://funkyimg.com/i/25ETL.png_ _ _
* "Какая любовь?" - мурлычет мне тень.
Бормочет, скрывая тебя от меня.
"Не говори о мирах, которых тут нет.
Их нет, и это - правда твоя.
Поверь, ни сказать, ни поделать,
Тебе ничего здесь нельзя".
(англ.)

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-22 22:17:28)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Every night I burn