Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Smile...


Smile...

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Участники:
Ravenna Donovan, Frida Marder
Место: Квартира Равенны
О флештайме:
Как провести свой выходной? Конечно же наведаться в гости к подруге. Но, что делать, если зайдя к ней домой, застаешь её, сидящей в темноте, без настроения. Как вызвать у неё улыбку и вытащить на улицу, если она всячески этому сопротивляется?

+2

2

Тьма не всегда означает зло, а свет не всегда несёт добро.
look
____________________________________________________

Выходные отличны. Выходные без раздражающих, звуков, слов, жестов и прочего. Просто шикарны! Но моя соседка любой день недели могла превратить в самый отстойный. Не только день, но и ночь, притаскивая в квартиру своего бойфренда. Тьфу! Хахаль недоделанный! Приходит только чтобы посовокупляться. От этого подчас появляется желание прирезать их обоих.
Очередная ночь прошла под самым известным девизом хиппи: «Занимайтесь любовью, а не войной!». Ну, это я так назвала. Имея в родственниках хиппи и не такое можно узнать. Очередная ночь... Кажется, я начала просто хронически не высыпаться. Из-за этого я очень раздражительна. Вчера с большим трудом сдерживала себя и натянуто улыбалась на работе. Парочку раз чуть не сорвалась. Помогали лишь дыхательные упражнения.
Третья ночь! Я рехнусь и однажды точно совершу что-то очень плохое.

Проснуться удалось с трудом. Ощущение разбитости, как будто бы вчера я не просто выпила парочку бокалов спиртного, а нажралась вдрызг. До беспамятства! А сегодня наступил отходняк, тошниловка, головная боль. Кислая мина вместо лица. С кровати я чуть ли не сползала. Мог бы помочь прохладный душ. Но одна гадина, заняла ванную, на целую вечность. Что она там вообще так долго делала? Не понимаю. Когда она все же соизволила освободить ванную, я поприветствовала "очень радушно".
- Ты уже задрала ванную занимать на бесконечно продолжительное время, - проворчала я, недовольная из-за необходимости делить квартиру с ней, из-за ожидаяния, а более всего из-за практически бессонной ночи.
- Ой, дорогая моя ворчунья, я тебя тоже люблю! - она послала мне воздушный поцелуй и, покачивая бедрами, направилась в свою комнату. Фу, отвратительно! Я об этих ее воздушных поцелуях.
- Гореть тебе в аду... - уже ушедшей соседке ответила я. Фыркнула и наконец, заняла ванную. Прохладная вода отрезвляла, дарила ясность голове. Поистине великое наслаждение. После пришлось завтракать, буквально вталкивая в себя. Хитрожопая соседка все время завтрака смотрела на меня. До момент пока я не выдержала.
- Что? - раздраженно рявкнула я, в ответ, уставившись на девушку. - Я что такая обворожительная сегодня? - процедила я сквозь сжатые зубы. А она лишь хихикнула. Вдох-выдох, я спокойна, вдох-выдох, я камень, чтоб его, гранитный. Вдох-выдох. Если она не перестанет улыбаться, я ей ложку в глаз вгоню. Даже начала покачиваться, дабы успокоить себя, думая о своей темной, мрачной комнате.
- Странная ты, Рэйвен, - она покрутила у виска, явно намекая, на мою неуравновешенность, а может и не только... - Тебе бы в психушке полечиться! - На прощание добавила она и быстренько ретировалась в свою комнату.
- Сссс... стерва гребаная, - я почти была готова рычать от злости. Не выдержав, ударяю по столешнице обеденного стола. Бросила недоеденный завтрак. Ушла в свою комнату, предварительно громко хлопнув дверью.

С момента моего почти срыва прошло какое-то время, я продолжала сидеть в своей темной комнате. Стены, пол, потолок, мебель (шкаф, стол, кровать и постельное белье). В том числе штора, что не пропускала солнечный свет. Все было темным. Мой маленький мирок покоя, и полного отсутствия раздражающих факторов. Вернее сперва я сидела посреди комнаты и раскачивалась, потом ходила, потом снова села и стала раскачиваться назад-вперед, как делают это психи. В это время и раздался звонок в дверь. Я не стала вставать и выходить, хоть и слышала, как соседка проорала, чтобы я подошла к двери. Нет, не встану! Вот не стоило бесить меня, я бы тогда подошла. Слышала, как она пошла к двери, оповещая меня, что я самое ужасное существо.
Ее голос пропал, видимо, как только она подошла к двери и отворила ее. Я не могла слышать, о чем после открытия двери разговаривала соседка с нежданным гостем.
Интересно кто пришел, тут 50 на 50, либо к ней, либо ко мне. Если ко мне она точно сказанет что-нибудь, например, "Психичка дома, у себя в комнате заседает!". Вздыхаю, прикрываю глаза и начинаю ждать, кто же зайдет в мою комнату. Если учесть, что не было слышно восторженных воплей, значит ко мне. Вот и посмотрим кого занесло ко мне в "гости".

Отредактировано Ravenna Donovan (2015-12-16 15:58:45)

+2

3

Меня не очень-то радуют выходные. Как так? – спросите вы. Просто я не любитель маяться от безделья и ничего не делать целыми днями. Конечно, иногда и меня одолевают приступы лени, и мне даже с кровати вставать не кайф. Но, обычно, в такие моменты, стоит поступить какому-нибудь интересному предложению о прогулке, или походе куда-нибудь, и я тут же оказываюсь на ногах. Вот и сейчас, пролежав в постели минут пятнадцать, я встаю, и, перекусив и приведя себя в порядок, выхожу из квартиры. Драко дома нет, он на работе. Так же как и Николь. Значит тут делать нечего. Я еще не придумала чем заняться, поэтому просто иду туда, куда ведут меня ноги. Через несколько минут я оказываюсь в парке. Я всегда их любила. Мне всегда нравились узкие аллеи и лавочки. Гуляющие семьи и влюбленные парочки. Окружение деревьев. Все это вызывает чувство удовлетворенности и уединения. Странно, что для  уединения я ушла из пустой квартиры, и пришла в место, заполненное людьми. Но, я всегда была немного странной. Это у меня в крови заложено.
Пройдя до конца аллеи, я принимаю решение заскочить в гости к Равенне. Путь до её дома занимает минут десять.
Подойдя к двери её квартиры, я звоню в звонок. Дверь мне открывает её соседка.
- Привет. Равенна дома?
Она посмотрела на меня с раздражением, и ответила:
- Социопатка у себя в комнате – и закатив глаза и пропустив меня в квартиру, направилась к себе в комнату. Видимо, они с Равенной опять поссорились. По-моему их отношения только на ссорах и строились.
Когда я увидела эту девицу в первый раз, она мне сразу не понравилась. Она казалась через чур легкомысленной, да и похоже она такой и была. Не люблю людей-пустышек. Но, судя по наблюдениям, почему-то именно такие пользуются большим спросом среди противоположного пола. Хотя, это не так уж и удивительно, ведь парни чаще всего ищут девушку для траха, а не для постоянных отношений. Барби нынче в моде. Дурацкие стереотипы…
Я прошла к комнате Равенны и открыла дверь. Она сидела в кресле в полной темноте. Я знала о её любовь к тьме, я и сама не сильно любила солнечный свет, но никогда не понимала её пристрастия.
- Привет. Не хочешь прогуляться или сходить куда-нибудь? – спросила я и присела на край кровати. В комнате была лишь мебель, никаких картин, или фотографий. Эдакий минимализм. Комната Равенны была полной противоположностью моей комнаты в Беверли-Хиллз. Там все стены у меня были завешаны фотографиями, картинами, плакатами. На полках стояло множество книг(что являлось последствием моего пристрастия к чтению) и даже стояли некоторые мягкие игрушки, подаренные мне в детстве. В общем, как я и сказала, полная противоположность. Но, мне это даже нравилось.
Знаете, я до сих пор удивляюсь как нам с Равенной удалось стать подругами. Ведь, мы, как и наши комнаты, были разными. Как я любила окружение, так она любила одиночество. Как я любила разговаривать, так она любила молчать и слушать. Конечно, и я была отличным слушателем, но не в такой степени как она. Мы словно бы были олицетворением тьмы и света. И это было странно и удивительно одновременно.

+1

4

Don't tell me that I have no money to pay dinner
Don't tell me that I act crazy in my own world
Don't tell me that I beat myself up
Because it just me and my family

______________________________________

Пожалуй то что осталось у меня со времен скитаний по двум штатам, так это это своего рода пристрастие или приверженность к минимализму. Хотя моя детская комната тоже не была лучше. Игрушки в ней появлялись только когда я их тырила у старшего брата. конечно после этого мне влетало. Хотя мне всегда доставать оплеухи, даже если ни в чем не была виновата. Мать не волновал подобный факт. Наверное, она так самоутверждалась? Не знаю и знать не хочу, и вообще вспоминать слишком часто.
Так что, можно сказать я привыкла к аскетичному образу жизни. И теперь комната, в которой я жила, казалась шикарной, не смотря на минимум необходимого. А захламлять комнату всякими безделушками я не любила. И вообще во мне живет частичка перфикциониста. Книги в шкафу, расставленные по алфавиту, диски с фильмами, музыкой, там же и так же в строгом порядке.  Фотографии? Какие? Из прошлого? Шутите? Да я отреклась от него. Поэтому не вывешивала фотографии, слишком отвратительные воспоминания они будили во мне, слишком большая жажда мести и крови пробуждалась в душе. Картины? Прекрасному нет места в моей маленькой обители. Их необходимо смотреть там, где они вывешиваются, и только в оригинале, ну или хотя бы в копиях, но качественных. Мда, как будто бы я спец, хотя на самом деле не особо разбираюсь в живописи, не смотря на тягу рисовать. Даже не смотреть, а всматриваться в их души, души их художников.
К слову о соседке, наши отношения были логичны. Я не скрывала своих чувств, только на работе, мне слишком нужны деньги. А она скрывала свою гнилую сущность. Почти похожие и все же отличающиеся. С тьмой в обеих. Поэтому мы грызлись как псины. Оскорбляли друг друга, только она при этом улыбалась, а я действительно почти рычала. И вот однажды, в моей жизни появляется моя полная противоположность. Другая. Самое емкое определение, которое я смогла подобрать. И вот я слышу ее голос в моем мирке шизанутости.
- Привет. Не хочешь прогуляться или сходить куда-нибудь? - Фрида, Фрида! Мой луч света во мраке. Именно такой я вижу эту девушку. Такая симпатичная, милая, не то, что соседка. Может быть, будь я мужчиной, парнем, то запала бы на нее. Но я не парень, я не чувствую сексуального влечения ни к мужчинам, ни к женщинам. Так зачем ты связалась со мной? Той, что отдает предпочтение темноте и ненавидит солнечный свет. Я вздыхаю, продолжая сидеть с закрытыми глазами.
- Здравствуй-здравствуй, - тошнота не проходила, от этого лишний раз что-то говорить не хотелось. Снова вздыхаю. - Там долбаный яркий солнечный свет, всякие бесячие индивиды, так что нет... - бурчу в ответ, только тогда открываю глаза. Устало смотрю на девушку. Недовольно.
- Тут одна гадина, третью ночь подряд приводит своего бойфренда и совокупляется с ним! - ору я в сторону двери и соответственно комнаты, той бесячей стервы. Делая акцент на слове "гадина". В ответ слышу посыл на все четыре стороны.
- Эта силиконовая дура, не дает спать, мать ее, третью ночь, - чувствую, как подрагивают руки. Мать моя, гадина, лишь бы не сорваться при Фриде, все-таки она терпит мою нервозность. А если сорвусь, то и на нее наору. Вскакиваю, как ужаленная. Подхожу к стене. Ударяю по ней кулаком как можно сильней. Как бы еще не начать головой об нее биться. Чтобы успокоиться. Или вообще не пошла, убивать соседку, у которой вроде тоже был выходной.
- Не... самый... подходящий... момент... ты... выбрала... - прерывисто говорю я Фриде. Прислонившись к стене, спускаюсь на пол, хватаясь руками за голову. Из-за того что слишком резко встала, сразу стало еще хуже. Самочувствие опустилось от просто плохого до отвратного. Наверное, я и выглядела не очень хорошо. Под глазами начали образовываться темные круги, губы пересохшие, волосы взъерошены, руки трясутся. Видок тот еще, как у наркоманки, у которой ломка началась. Ладно, хоть одежда чистая и почти не мятая. Да не с тем человеком ты связалась Фрида!

Отредактировано Ravenna Donovan (2015-12-18 10:36:38)

+1

5

- Здравствуй-здравствуй. Там долбаный яркий солнечный свет, всякие бесячие индивиды, так что нет...
Равенна смотрит на меня недовольно и вздыхает. Выглядит она, честно говоря, не очень. А если быть точнее какой-то измученной. Мешки под глазами, усталость в глазах, спутанные волосы. Как будто она не спала несколько суток… или подсела на наркотики. Но, тут скорее первое.
- Тут одна гадина, третью ночь подряд приводит своего бойфренда и совокупляется с ним!
Кричит она, повернув голову в сторону двери. Ответ соседки не заставляет себя ждать. Да… А соседка то не из вежливых. Это точно не плюс в её сторону. Но, как я и предполагала, моя подруга мучилась отсутствием сна. Что только подтвердили её следующее слова.
- Эта силиконовая дура, не дает спать, мать ее, третью ночь – говорит она, и подходя к стене, ударяет по ней кулаком. Это было неожиданно. Я вздрагиваю. Конечно, я знала, что Равенна немного нервная, немного грубая. Но такой я видела её впервые. Видимо три ночи без сна сыграли своё дело. Ну что ж… Если изначально я шла сюда, чтобы просто прогуляться с подругой. То теперь я была просто обязана это сделать. Ей надо было проветрить голову, а потом, возможно, она согласилась бы зайти ко мне и выспаться хотя бы немного. Все равно Драко сегодня не должно было быть дома целый день. Грех не воспользоваться пустой квартирой и мягкой кроватью.
- Не... самый... подходящий... момент... ты... выбрала... – говорит Равенна, и схватившись за голову руками, садится на пол. Видимо ей даже хуже, чем я предполагала.
- Ну уж нет. Я зашла как раз таки в самый подходящий момент. – говорю я. – Нельзя сидеть здесь в темноте и потихоньку загнивать.
Я подхожу к шторам, и открываю их.
Надеюсь, она меня за это не убьет.
Равенна щурится и закрывает лицо рукой.
- Ох, прости… Но солнечный свет необходим всем людям, даже таким вампирам, как ты.
Хах… А она ведь и правда похожа на вампира. Вся эта мрачность, любовь к тьме. Да и кровь она может попить, если захочет. Конечно, символически, а не буквально, но все же…
- Тебе надо развеяться. Тебе это необходимо. Конечно, я могла бы посоветовать тебе заняться сексом для снятия напряжения, но зная твоё к нему отношение, приходится искать другие способы. Так что вставай, принимай душ и мы пойдем прогуляемся. А потом ты отоспишься у меня. И, ты же знаешь, что я могу быть упрямой, если захочу, так что лучше не спорь.
Но я знала Равенну. Она была такой же упрямой, какой могла быть я. Так что тут силы равны. Если я не заставлю её саму захотеть этого, она ни в какую не согласится. Сложный у неё характер.

+1

6

Я во тьме… Нет. Тьма внутри меня.
__________________________________________

Всегда считала, что при свете дня человеческие пороки срыты в их душах так глубоко, как это только возможно. Тьма в этом плане была проще. Никто не скрывался, все на показ. И тогда уже видишь, насколько отвратителен человек. Я даже загорать не люблю, хожу бледнокожая. Этакая благородная бледность, или вампирская. Кому как.
– Нельзя сидеть здесь в темноте и потихоньку загнивать. - и тут в комнату потоком устремляется солнечный свет, неожиданно, резко, больно, тошнотворно. Бляяяя... Пришлось прищуриться и попытаться закрыть лицо руками. Будь вампиром, уже бы сгорела заживо.
- Совсем рехнулась? - почти рычу я, даже не пытаясь встать и занавесить окно обратно. Глаза слезятся от яркого света, и вообще приходиться ждать пока к этой яркости глаза привыкнут. Из-за этого невозможно злобно смотреть в сторону девушки.
- Ох, прости… Но солнечный свет необходим всем людям, даже таким вампирам, как ты. - если бы я так же относилась к Фриде как и к соседке, то точно бы сорвалась. И там уже неизвестно что бы произошло? Поножовщина, попытка выкинуть из окна, что-то еще более отвратное?
__________________
Over and over and over again
It screams at me
Is a beast inside me...*

__________________

- Фрида, дорогая, - мягко начинаю, почти не злобно. Даже искривляю губы в подобии улыбки, больше похожей на оскал, легкое безумие во взгляде. - Занавесь, это долбаное, окно, и не буди во мне зверя, поверь, он ужасно голоден! - подаюсь, вперед перестав щуриться и пытаться прикрыть глаза от света. Почти срываюсь на крик. А в голове начинают всплывать, как утопленники, мрачные, гнилые, ужасные мысли. Как бы, не поддаться им, не упасть в бездну. Отмахиваюсь от ее слов, наконец, встав, мрачно уставившись исподлобья не добро, очень недобро на Фриду.
- Тебе надо развеяться. Тебе это необходимо. Конечно, я могла бы посоветовать тебе заняться сексом для снятия напряжения, но зная твоё к нему отношение, приходится искать другие способы. Так что вставай, принимай душ и мы пойдем прогуляемся. А потом ты отоспишься у меня. И, ты же знаешь, что я могу быть упрямой, если захочу, так что лучше не спорь. - сейчас когда я почти в бешенстве, признавать правоту Фриды не хотелось. Скорей я скорей всего сорвусь, а потом буду жалеть, чем это... И поэтому сейчас я начала подходить, медленно-медленно, как зверь, подкрадывающийся к своей жертве-добыче. Даже не смотря, что она была для меня подругой, но в такие моменты это не имело значения. Я и управляла и не управляла собой.
Но тут раздалась трель звонка... Этот резкий и неожиданный звук отвлек, сбил тот настрой, зверь заткнулся. Я оборачиваюсь в сторону звука. Слышу, как пробегает мимо соседка. Через мгновение слышаться восторженные вопли, смех. Меня передергивает от отвращения. Никогда не любила и не понимала, зачем орать так, когда видишь друзей, м? Похоже, кое-кому повезло. Только кому из нас? Фриде или мне? Я поворачиваюсь обратно, смотря на девушку более спокойно, по крайней мере, мысли об убийстве развеялись, словно наваждение.
- Повезло! - говорю ей, склоняю голову на бок, продолжая буравить ее взглядом. Мимо проноситься топот ног, смех. Я не хотела уходить из моего маленького мирка. Но в свете последних событий, это было чревато. Для моей психики. Для жизней подруг соседки и ее самой.
- Тебе очень повезло, Фрида, - усмехаюсь, начиная расстегивать пуговицы на рубашке. Зевнув, отворачиваюсь от нее, подходя к одному из шкафов, чтобы взять другую одежду. Еще на всякий случай не хватало перекреститься, благодарить всевышнего, что не дал свершиться ужасному поступку, или поблагодарить бабулю, утверждавшую, что вселенная всегда посылает нам знаки. И на том спасибо, не сорвалась. А была близка к этому, слишком близка, к черте, которую после будет сложно пересечь в обратном направлении.
- Так уж и быть, пойду... А не то сегодня свершиться убийство... массовое... - говорю, роясь в шкафу. Где не было чего-то преобладающего, всего и понемногу, мне было без разницы, в чем ходить, главное, чтобы сама одежда нравилася. И опять возвращаясь к баранам, в смысле тому, что мне плевать на мнение людей, будь они знакомые или не очень.
- Как там, на улице? - уже успеваю стянуть рубашку, открывая довольно крупную молнию, что была на правом боку, и некоторые другие татуировки, казалось бы, и не большие, и особенно не заметные, но они часть меня. Когда я набила первую, то была подростком, я бунтовала, я хотела, чтобы мамаша обратила на меня внимание. Я добилась своего, однако, результат оказался совсем не тем, хотя какие надежды, она всегда вымещала на мне злость, даже если я ничего не вытворяла.

*Снова, и снова, и снова
Он орёт на меня,
Этот зверь во мне...
(англ.)

Отредактировано Ravenna Donovan (2015-12-18 14:02:05)

+1

7

- Совсем рехнулась? – спросила она. Хотя, мне показалось, что это было больше похоже на рык. Не так уж и остро она отреагировала, как я думала. Прогресс…
- Фрида, дорогая, занавесь, это долбаное, окно, и не буди во мне зверя, поверь, он ужасно голоден! – она недобро смотрит на меня.
Нашла кого пугать внутренним зверем. Я всю жизнь живу бок о бок с братом, у которого внутренний зверь намного хуже, и намного чаще вырывается на свободу. Я привыкла к этому. У меня, если можно так сказать, выработался иммунитет.
Равенна стала медленно направляться ко мне. Я была готова к её нападению, будь оно словесным или физическим. Если все же ей не удастся себя сдержать. Но, тут кто-то позвонил в звонок. Равенна резко обернулась в сторону прихожей, и, похоже, пыл её немного остыл. Сейчас она походила на львицу на охоте, которую отвлекли.
- Повезло! Тебе очень повезло, Фрида. Так уж и быть, пойду... А не то сегодня свершиться убийство... массовое... – говорит Равенна и, расстегивая рубашку, направляется к шкафу. Благодаря друзьям, которые пришли к её ненавистной соседке, Равенна сдалась быстро, и мне почти не пришлось её уговаривать. Можно было посчитать это победой в мою пользу. Я села в кресло, на котором сидела Равенна, когда я пришла и стала ждать пока она соберется.
- Зря ты это говоршь той, кто учится на юриста. – смеюсь я
- Как там, на улице?
- Солнечно и тепло
Кажется я сейчас произнесла одни из нелюбимых её слов. Я улыбаюсь. Подруга снимает рубашку и моему взору открывается татуировка в виде молнии на её правом боку. Смотрится очень красиво. Может и мне набить татуировку? Вон У Николь их целая куча, да и у Равенны их несколько. Правда, Думаю Драко бы это не понравилось… Я вздыхаю и поворачиваюсь к окну. Вижу как мама с ребенком куда-то бегут, торопятся. Как мужчина солидной внешности, разговаривая с кем-то по телефону, ловит такси…. Мне всегда нравилось наблюдать за людьми. Мы все такие разные, у каждого свои тараканы в голове и скелеты в шкафу. Каждый человек это загадка, которую иногда очень хочется разгадать, а иногда забросить в дальний ящик и никогда не открывать. Вот Равенна для меня была загадкой. Да, мы уже были хорошо знакомы, но она до сих пор не переставала меня удивлять. И, иногда я думала, что же кроется за этой тьмой и одиночеством… Надеюсь, когда-нибудь она сможет полностью передо мной раскрыться, и тогда я смогу понять что же такого в ней кроется. А сейчас я развернулась, и, увидев что она полностью готова, встала и направилась к выходу.

+1

8

Тому, кто хочет оставаться во тьме, свет причиняет боль...
- Зря ты это говоришь той, кто учится на юриста. - в ответ лишь фыркаю. Ишь чем решила испугать. Я знаю, что в тюрьму не попаду. Психов содержать в несколько иных местах, хотя они тоже по-своему "тюрьмы". Там пичкают таблетками, там ты перестаешь быть собой, становясь овощем. По крайней мере, я так слышала. Но эта перспектива мне не нравилась. Хотелось оставаться свободной. Не смотря на то, что ни один человек не свободен. Каждый человек закован в цепи предрассудков.

look
- Как отвратительно! – с отвращением произношу, да и по окну видно как ярко светит солнце. Насколько я привыкла к темному времени суток, настолько же отвыкла от солнечного.
- Если я рассыплюсь в прах, виновата будешь ты... - бурчу я продолжая переодеваться. Никогда не отличалась особым чувством юмора. Все мои попытки пошутить оказывались либо некстати, либо слишком... Кровожадными, отчасти. А этот черный юмор, такой гнусный, отвратительный, определенно он мне нравился. Никакой излишней доброты, лишь темная сторона нашей жизни от которой люди бегут.
Со стороны комнаты соседки слышится смех, меня передергивает. Так и тянет выругаться, как минимум, про максимум, я лучше умолчу и придержу на потом. Не стоит Фриде знать о всех моих демонах.
- Пошли, коротко и ясно, в коридоре я одеваю куртку и сапоги. Хватаю сумку. Вдох-выдох. Рэйвен, сегодня ты ничего не сделаешь, потому что не хочешь, поняла? Соглашаюсь с мыслями и киваю. Что волновало меня во большей степени, так это нарастающее желание завалится спать и наплевать на всех, вся. Послать мир на все четыре!
- Эй, моя любимая ночная бабочка, я ухожу, - нажим на слове любимая, с нотками ненависти. До этого из ее комнаты доносившиеся голоса умолкли. - Если утроишь оргию, после приберись! - широко улыбаясь, выхожу из квартиры, словно тот самый чокнутый Чеширский кот, слыша проклятия. Вновь зеваю, стараясь глаза держать открытыми. Дождавшись, когда из квартиры выйдет Фрида, закрываю дверь. Выбежавшая из своей комнаты соседка смотрит на меня с ненавистью, злостью. А я улыбаюсь ей почти безумно. Перед самым закрытием двери подмигиваю ей.
- Веди, и надейся, что я не отключусь прямо на улице, зевая, спускаюсь по лестнице. Перед выходом останавливаюсь, как бы переводя дух. А стоит ли идти? Спать так хочется, глаза вот-вот могут закрыться. Пинаю дверь. Опять щурюсь. Да твою же мать, свет. Раздраженно фыркаю. Буквально вылетая из подъезда, сразу же налетаю на какого-то мужика.
- Куда прешь? - ору на него, он и рта раскрыть не успел, вернее он похоже завис. Шел себе никого не трогал, а тут вылетает встрепанная девица, налетает, а после еще и орет. Я же смотрю на него исподлобья, вся такая невероятно недовольная. Готовая глаза выцарапывать, но тут вспоминаю о присутствии Фриды. Начинаю сутулиться, как будто бы это могло помочь сейчас спрятаться от солнца, людей, мира в целом. Да хотя бы под землю провалиться и оттуда вылезти только ночью, ну или когда отосплюсь.
Толкотня. О как я ее не люблю. Хотя я многое не люблю, и такое отношение к вещам, действиям, людям, вполне привычно. Но надо было выпить успокоительное! Но я не сделала это, так что теперь придется надеяться, что повезет и ничего не произойдет выбивающего из и так хрупкого психического равновесия. От столкновений даже самых легких я вздрагиваю, но продолжаю следовать за подругой. Не боюсь, просто эти прикосновения невыносимы сейчас. Поэтому я все так же раздражена и зла на весь мир.

Отредактировано Ravenna Donovan (2015-12-20 21:50:59)

+1

9

- Если я рассыплюсь в прах, виновата будешь ты...
Я смеюсь.
- Ты, конечно старше меня, но не настолько. Так что не рассыпишься. И хватит ныть по поводу солнца. Поверь, оно тебе нужно.
- Пошли- говорит Равенна и надевает верхнюю одежду. Из комнаты её соседки слышится смех. Видимо, они весело проводят время. Интересно, что могло их так рассмешить? Что вообще способно рассмешить Барби? Борюсь с желанием зайти туда и спросить их.
- Эй, моя любимая ночная бабочка, я ухожу. Если утроишь оргию, после приберись! –
Равенна улыбается и выходит из квартиры. Смех и голоса смолкли. Интересно, её соседка просто подбирает слова поинтереснее, или просто не хочет ввязываться в диалог? Хотя, нет, видимо она все же не против ответить, так как как только мы вышли из квартиры, я увидела как она выбежала из комнаты. От неё так и исходила ненависть. Но Равенна закрыла перед ней дверь, не дав ей высказаться. Молодец, правильно сделала.
- Веди, и надейся, что я не отключусь прямо на улице.
Если честно, так смешно за ней наблюдать. Как только Равенна видит солнце, она щурится, и, кажется она сейчас вспомнила все ругательства, которые только знает. Она как ребенок, которого только что разбудили и заставляют идти в садик. В ней столько нежелания. Практически выпав из подъезда, она налетает на какого-то парня и огрызается в его сторону. Бедный парень, он явно такого не ожидал.
- Простите – говорю я ему. Равенна сама бы ни за что не извинилась.
Я веду её сквозь толпу. Ей это определенно не нравится. Она практически отскакивает от людей, идущих навстречу. Не хочу её еще больше раздражать, поэтому как только толпа позади, веду её в небольшое уличное кафе. Там стоят большие зонты над столиками, так что солнечных лучей будет поменьше, да и там довольно-таки не многолюдно, что тоже определенно плюс.
- Я знаю, ты не любишь общественные места, но мне просто необходимо что-нибудь перекусить, да и тебе, я думаю тоже. И перестань щуриться. Сейчас сядем под зонтом, и ты получишь свой круг тени. – улыбаюсь я, сажусь за свободный столик, и подзываю официанта, чтобы он принес нам меню.
- Слушай, потом можем пойти ко мне,  и ты хотя бы немного выспишься. Не волнуйся, дома никого нет.
Тут же добавляю я. Сомневаюсь что она сейчас хотела бы познакомиться с моим братом, или с Николь. А выспаться ей просто необходимо. А то такое ощущение как-будто она заснет прямо здесь и сейчас. Ох. Как же мне хочется прибить её соседку, или сообщить ей о такой вещи, как номер в отеле или хотя бы о том, что во время секса можно быть потише. Интересно, каково Равенне слышать все их стоны и вздохи...

Отредактировано Frida Marder (2015-12-21 23:44:49)

+1

10

— Тот кто страдает бессонницей
— не спит толком и толком не бодрствует.

Не могу сказать, что страдаю от бессонницы, но бывает, слишком мало сплю. И эти дни не стали исключением, из неправильных правил, установленных с момента моей совместной жизни с соседкой. Эта стерва заботилась только о своем благополучии. Что в принципе не слишком экстраординарно, но зачем же мешать мне?
Как бы я жила без моих "любимых" дыхательных упражнений. Да я вообще без понятия. Честное слово! Конечно больший эффект у успокоительного, но когда заветных таблеточек нет под рукой, приходиться как-то выкручиваться. Вот и спасают эти самые дыхательные упражнения. Вот и идешь глубоко вдыхая и выдыхая.
А еще кажется, что все так и палят в мою сторону. Бывает, особенно когда я почти срываюсь. Начинаю сутулиться. Но вот краем сознания понимаю, что "На кой черт я этим людям сдалась?". У них свои дела, проблемы и прочее. Им нет дела до девки, у которой не все дома. А у меня-то, у меня перекос в мозгах запущен, бзик, вот и иду, шарахаюсь, как от чумных. однако в толпе это делать сложновато. А это еще больше бесит. Еще больше дыхательных упражнений. Не переставая дышать, словно паровоз. Так что вот иду, шарахаюсь, натыкаюсь, на ноги наступаю. При этом не извиняюсь. Скорей готова наброситься, как с тем парнем, на которого наорала. В этом плане Фрида намного лучше меня. Она хотя бы извинилась... За меня. Я слышала, конечно же. Но когда я в отвратительном расположении духа, то извинений от меня не добьешься.
- Я знаю, ты не любишь общественные места, но мне просто необходимо что-нибудь перекусить, да и тебе, я думаю тоже. И перестань щуриться. Сейчас сядем под зонтом, и ты получишь свой круг тени. - Я иду и бурчу проклятия, ругательства, направленные на всех подряд. Даже вон в сторону того автомобиля, у которого цвет слишком яркий. Краем уха слушая Фриду. К слову я же действительно практически не поела, года мы завтракали. Как только подруга упомянула еду, вдруг как-то даже почти кушать захотелось. Если не поем, то начну кусаться. Ну может и не буду...
Вскоре мы добираемся до кафе. И той толпы больше нет. А то еще бы чуть-чуть и я бы начала себя неадекватно вести. А кому это надо? Мне точно нет. Я еще на свободе хочу походить. Плюхаюсь, вот именно, не сажусь, за тот столик, что выбрала Фрида. Уже молчу. Если заговорю, то может даже нецензурно. Подходит официант. Я его уже мысленно посылаю, смотря как на врага народа №1. Ну и на крайний случай моего врага. Вот и сижу, почти сползшая за столиком.
- Слушай, потом можем пойти ко мне,  и ты хотя бы немного выспишься. Не волнуйся, дома никого нет. - Сперва думаю, может, показалось. Перевожу взгляд на Фриду. А нет, не показалось, как оказалось. Она смотрит на меня, видимо ожидая ответа. Сейчас в более спокойной обстановке меня действительно начало еще больше клонить в сон. Опять начинаю зевать. Как же спать хочется. Глаза слипаються.
- Да ладно, на кой черт ты мне это предлагаешь? - Кое-кто слишком привык полагаться только на себя. Ну, может иногда доверять людям. Но с Фридой то мы уже кое-какое время общаемся. Не дура. Понимаю, она хочет как лучше. Но я вот не знаю, как на это реагировать. Нет, все-таки Фрида славная девушка. Встряхиваю головой, а то, задумавшись, начала засыпать. Прямо здесь, на улице.
- Ну может быть... - почти обреченно бурчу я. Понимая, если не поспать. То вскоре отключусь. А вот где это произойдет, тот еще очень интересный вопрос.

+1

11

Меня всегда удивляло, как люди, на первый взгляд совершенно разные, находят общий язык. Как две противоположности притягиваются друг к другу, и постепенно становятся одним целым. Например, я и Драко, или я и Равенна. Конечно, знакомы мы с ней недавно, но думаю именно из-за различий, наша дружба может пойти далеко. Удивительно все это.
Немного странно, что в свои двадцать один год я слишком многому удивляюсь, но я такая, какая есть. И некоторые вещи до сих пор не укладываются в моей голове. И это касается не только определенных взаимоотношений и чувств, но и таких вещей, как, например, вера людей в Бога, но отрицание при этом Сатаны и ада . Ведь, если существует светлая сторона, то непременно должна существовать и тьма. В мире должно поддерживаться равновесие. Или, например,  как люди перестают быть самими собой, потому что иначе общество их не принимает. Дурацкий стадный инстинкт и желание всем нравиться. И таких примеров много.
- Да ладно, на кой черт ты мне это предлагаешь?
- Потому что мне совершенно не хочется тащить твою заснувшую тушку отсюда обратно в твою квартиру похоти и разврата - говорю я, и жду пока до нее дойдет, что это разумное предложение .
- Ну может быть... - бурчит она и снова зевает
Я улыбаюсь.
- Ну вот и отлично. Значит решено.
В этот момент к нам подходит официант с нашим заказом. Я улыбаюсь ему. Уж слишком сильно я люблю всем улыбаться. Даже когда на душе паршиво, я улыбаюсь.
Мой живот издает одобрительный возглас, когда я принимаюсь за еду.
- Не желаешь попробовать? - спрашиваю я у Равенны, вертя в руках тарелку с двумя сэндвичами.
Тут я слышу характерное пиликание телефона при входящей смс. Я достаю свой самсунг из кармана и вижу новое сообщение от Драко. Он пишет о том, что сегодня задержится. Видимо Николь сегодня попался неумелый партнер, или они с Драко решили провести ночь вместе. Какова бы ни была причина, это к лучшему. У Равенны будет больше времени на сон.
- Как дела на работе?
Равенна так же как и я работает  официанткой, только она работает в более приличном месте, в ресторане. В то время, как я работаю в ирландском пабе. Но я не жалуюсь. Там какая-то особенная атмосфера, и мне это нравится. Думаю главное различие в местах наших работ  в чаевых и в отсутствии в её месте работы такого количества пьяниц, иногда становящихся чересчур навязчивыми в приставаниях. Но я научилась давать им отпор, так что все отлично.

Отредактировано Frida Marder (2016-01-06 22:22:09)

+1

12

Иногда люди разочаровывают нас,
иногда они тебя удивляют.
Но ты никогда не узнаешь их,
если не попытаешься понять.

Я видела в Фриде свою полную противоположность. И задавалась вопросами. Почему? Зачем? Она видела меня не с самой хорошей стороны и все равно оставалась рядом в качестве друга. Еще до Сакраменто я скорей всего почти сразу послала ее. Но теперь... Периодически мне начинает казаться, что я меняюсь. Как будто бы в лучшую сторону. Или все-таки мне это кажется, а я остаюсь прежней? Только вот этот "прогресс" вряд ли заинтересует мою мамашу. Эта мысль оставляет на душе горький и неприятный осадок. Потому что я знаю. Знаю ее, она не примет меня в любом случае. Устало прикрываю глаза рукой. И усмехаюсь.
- Потому что мне совершенно не хочется тащить твою заснувшую тушку отсюда обратно в твою квартиру похоти и разврата. - Как мило! И так смешно. Я почти забываю, что вокруг нас существует мир, концентрируясь на этом столике, защищенном от солнца зонтиком. Почти успокаиваюсь, теперь остается усталость и желание поспать. Последнее продолжало преследовать меня.
Приходит официант с заказом, я продолжаю полусидеть-полулежать на стуле. К черту эти ваши номы поведения. С вызовом смотрю на него, как будто бы бык на развивающуюся тряпку. Пристально очень пристально слежу, как подносит заказ, ставит на столик и удаляется. Интересно, а он начал нервничать, м? Наверное, такие посетители встречаются не часто.
- Не желаешь попробовать? - Перевожу взгляд на Фриду. С любопытством устремляю взгляд на еду. Чувствую, как в живот начинает ворчать, зараза!
- Точно? - и, не дожидаясь ответа, предварительно пару раз вздохнув, так как необходимо было принять нормально положение тела, а не то в котором я находилась все это время. Все же сев нормально сразу же умыкаю сэндвич, без какого-либо писка совести или чего-то подобного. Нет, ну а чего? Сама предложила, а мне-то, какой резон отказываться. И все же частички той гадины, что зовется совестью, у меня есть. Поэтому с набитым ртом я говорю:
- Потом деньги верну... - Вообще эта фраза звучала невнятно, часть букв были благополучно проглочены. Повторюсь: "К черту все нормы поведения..." Но все же почти сразу же более внятно повторяю слова, на всякий случай, может меня не поняли, не то чтобы меня это волновало, но раз я утащила у Фриды ее еду, то стоит и более уважительно относиться.
- Как дела на работе? - пожимаю плечами.
- Нормально. Пока не спалили, что я психопатка, - улыбаюсь, вообще я привыкла так вот "шутить". Или намекать на свою неуравновешенность. Что, по сути, было одним и тем же. И стояло в разряде плоских шуточек. Что поделаешь, если я шутить вообще не умею, а несу какой-то бред? Правильно ничего, да еще и продолжать в том же духе.
- А если серьезно, - добавляю я. - Довольно, неплохо по сравнению с предыдущими моими местами работы, - Задумываюсь, вроде как нормальные люди после этого задают ответные вопросы или типа того.
- Эм, а... - Чувствую себя крайне неловко. Я же не привыкла к таким вот посиделкам. - Эм... А как у тебя, ну на работе... дела? - смотрю вообще мимо Фриды, якобы это не я спрашиваю и вообще моя хата с краю. Как-то даже не замечаю, что съела свой сэндвич.

+1

13

- Точно? – спрашивает Равенна, и, не успев я и глазом моргнуть, забирает у меня из рук сэндвич и начинает его поглощать. Она ест. Появляется первая галочка в списке: «Как вернуть Равенну из состояния сонного зомби». Правда в этом плане только три пункта:
1. Заставить её поесть;
2. Предоставить ей место для сна;
3. Поднять ей настроение.
Хотя, думаю с последним могут возникнуть проблемы. Заставить её смеяться было практически невозможно даже в том случае, когда она была выспавшейся и не голодной. Чаще всего она просто улыбалась. Но все же я намерена это сделать, но попозже. Сейчас пусть она наслаждается сэндвичем.
Как-то, еще в Гарварде, мне сказали о том, что я отличная подруга, так как волнуюсь об окружающих, хочу чтобы им было комфортно. Возможно, так и есть. Но я никогда не считала себя таковой. Мне всегда казалось, что я, наоборот, иногда бываю слишком эгоистичной.
Наверное, тут дело в человеке, с которым я общаюсь. Ведь для близких людей хочется самого лучшего. Разве нет?
- Потом деньги верну... – сказала она с набитым ртом. И повторяет это еще раз, но более внятно.
- Я поняла и с первого раза. Не волнуйся. Считай, что это за мой счет.
- Нормально. Пока не спалили, что я психопатка, - говорит она и улыбается. Я улыбаюсь в ответ.  Уже привыкла к её чувству юмора, хотя в начале иногда было сложно понять когда она шутит, а когда нет. - А если серьезно, довольно, неплохо по сравнению с предыдущими моими местами работы, -  спустя минуту она добавляет. - Эм, а...  Эм... А как у тебя, ну на работе... дела?
Она смотрит мимо меня, как будто не она только что это спросила.
- У меня все нормально. Суета, запах пива и пьяные приставания. Все как обычно.
В принципе, я сейчас практически полностью описала мою обычную обстановку на работе. Конечно, у нас было не только пиво, но я же работала в пабе, туда приходят в основном расслабиться и выпить пару кружек. Да и по поводу приставаний я не шутила. Не все позволяли себе приставать к официанткам, но довольно часто встречались раскрепощенные. Обычно дальше флирта или хлопка по попе дело не доходило, но и этого для меня было достаточно. Я не против всего этого, но только не в том случае, когда мужчина еле стоит на ногах и не в состоянии связать слова в предложение. Иногда я даже сама выступаю инициатором, но, как я и сказала, точно не в таком случае.
- И, кстати, с психопатами жить всегда интереснее. - добавляю я. Уж я то знаю о чем говорю.

+1

14

Нельзя отрицать себя вечно.
- У меня все нормально. Суета, запах пива и пьяные приставания. Все как обычно. - передергиваю плечами, показывая, что подобное не по мне. По правде говоря, я бы наверное не продержалась и один день в подобных условиях, хотя если оглянуться назад в прошлое, то там можно обнаружить нечто подобное. И ведь справлялась же! Похоже, кто-то размяк на новой работе. Хотя может и нет. Все-таки успокоительное я употребляю, только когда совсем фигово ощущаю себя. А держатся, я стараюсь до последнего.
- Я бы, наверное, уже спалилась... - Вновь пожимаю плечами. На миг замолкаю, представляя не самые лицеприятные сценки, просто так забавы ради. - И попробовала бы кого-нибудь отмудохать, - я улыбаюсь тому, что представила. Подобные мысли кажутся забавными. Я уже совсем не злюсь, совсем не раздражена, а скорей спокойна. Что бывает не так чтобы слишком часто. Особенно не в ночное время суток. Редкость, та еще редкость, это точно. Да и соседки нет рядом, а это тоже плюс. Огромный плюс, потому что эта зараза постоянно доводит меня.
- И, кстати, с психопатами жить всегда интереснее. - после того как я спросила про работу я не смотрела на Фриду, но услышав ее слова я устремила свой взгляд на нее. Слегка прищурилась. Как любопытно.
- Да ладно... - не вопрос и не утверждение. А вообще непонятно что. Все-таки правда, что у каждого человека есть свои темные секретики, даже у самых светлых и добрых. Или я не права? И сужу других по себе? Я опять почти сползаю со стула уже не отводя взгляд от подруги.
- Не все с тобой согласятся, между прочим, - произношу я, а самой интересно узнать, как ответит Фрида. До Сакраменто я видела достаточно людей, утверждавших, что психам самое место в психушках. Но они не знали меня, просто считая чуточку странной девушкой, возможно сбежавшей из дома.
- Смотря какой псих... - добавляю, вспоминая матушку. Весело? Нет, жить с ней было совсем не весело, а отвратительно. Это сделало меня не самой нормально, почти ломило, раздавило. Я прикрыла глаза. Нельзя сейчас вновь раздражатся из-за воспоминаний, которые могут нахлынуть, словно лавина. Я пытаюсь отречься от прошлого, отрицаю его существование, но оно же было. Его не вычеркнуть из памяти, не стереть. Не избавится. А признавать так тяжело, так больно. Спустя столько лет я сравниваю с другими семьями и вижу, насколько безумна была моя мать. Ее нужно было поместить в психушку, но почему-то это никто не сделал. Тогда... Тогда я бы была другой, может быть даже лучше, чем есть сейчас. Но, правда, меня бы не было...
- Далеко не со всеми психами жизнь веселая, - довольно тихо произношу я, не обращаясь к Фриде, ни к себе, а скорей к пустоте... Иногда возникает желание высказаться, рассказать о том, что было. Однако, позже я понимаю, что мало кому интересная моя грустная история. У всех и так достаточно своих проблем. И не каждый человек слушать подобные истории. Зачем? Вот именно, не зачем. Да и не тянет меня чувствовать себя жалкой и ничтожной. Отвратительное ощущение, которое я тоже отрицаю. Мне не нужна жалость людей, даже тех, кого я не отталкиваю от себя.
- Есть такие, что уничтожают своих близких, если не физически, то морально, - Я продолжаю полу сидеть – полу лежать с закрытыми глазами. – Они безумны и они делают безумными своих близких… - Может я и не права, но сейчас это не важно, мне хватило жизни с матерью, тех восемнадцати лет почти что ада. – Но что еще хуже, так если у таких людей есть маленькие дети.
Отдаленно я озвучила свою мысль, о том, что именно мамаша была виновата в моем состоянии, хотя отрицать, что есть и моя вина не стоит.

+1

15

- Я бы, наверное, уже спалилась... И попробовала бы кого-нибудь отмудохать, - говорит Равенна, и улыбается. Как только дело касается чего-нибудь подобного, она всегда улыбается. Странная она. А мне нравятся странные. И я сейчас не про физическое влечение, не про него. В этом плане Равенна меня не привлекала. Она красива, но мне нравится другой типаж девушек. Если двух девушек, с которыми я была, можно подстроить под типаж. Хотя, внешне они были не похожи, но что-то было у них общего внутри. Какой-то свет, который они излучали. Свет Равенны же был больше похож на тень, которая медленно ползет в твою сторону, пытаясь поглотить и твое темное отражение.
Тут она направляет свое внимание на меня. Ох, я же ей не говорила о том, то у моего брата расстройство. Наверное, она гадает когда я успела пожить с психами. Я улыбаюсь и пытаюсь поймать её взгляд.
- Да ладно... Не все с тобой согласятся, между прочим.
- Знаю. И, ты права, все зависит от того, какой псих – я морщусь. Не нравится мне это слово… «Псих». Сразу представляется какой-то маньяк с безумными глазами и ножом в руке, который твердит о том, что не сделает тебе больно. Почему то это слово у меня ассоциируется с полными сумасшедшими. – Ведь степени сумасшествия разные, и вообще, мы все немного сумасшедшие, но кто-то больше, кто-то меньше. – говорю я. Кажется эту фразу говорил Чеширский кот из Алисы в стране чудес. Но, какая это все-таки верная фраза.
- Далеко не со всеми психами жизнь веселая, - говорит Равенна, и, хотя она и смотрит прямо на меня, её как будто бы здесь и нет, она как будто мыслями далеко отсюда. Мне это знакомо. Иногда я тоже люблю погрузиться в размышления, воспоминания и фантазии. Иногда, это просто необходимо. Но что-то в её этой отрешенности пугает меня. Она никогда не говорила о своей семье, в принципе, как и я о своей. Но, видимо, психи в её семье присутствовали, иначе она так бы не отреагировала.
- Да, ты права. Не со всеми. – говорю я, и протягивая свою руку, накрываю её ладонь.
- Есть такие, что уничтожают своих близких, если не физически, то морально. Они безумны и они делают безумными своих близких… - она продолжает, но уже с закрытыми глазами. - Но что еще хуже, так если у таких людей есть маленькие дети.
Маленькие дети… Видимо, все дело в её матери. Мое сердце сжимается. Моей матери на меня наплевать, но Равенне могло повезти намного меньше.
- Ты никогда не говорила о своей семье. И, если ты хочешь выговориться, я готова тебя выслушать. А что касается безумцев, то у одного из моих братьев шизоидное расстройство. Не могу назвать его психом. Но, иногда он бывает крайне неустойчив. -
Отвечаю я ей. Может это поможет ей высказаться.
Ну вот, снова я за свое. Иногда во мне просыпается скрытый психолог, и я хочу помогать близким, и не только им, высказаться, помогать облегчить их душу. Может, надо было поступить на психологию? Я не знаю…

Отредактировано Frida Marder (2016-01-15 01:22:40)

+1

16

- Ты никогда не говорила о своей семье. И, если ты хочешь выговориться, я готова тебя выслушать. А что касается безумцев, то у одного из моих братьев шизоидное расстройство. Не могу назвать его психом. Но, иногда он бывает крайне неустойчив. - я задумываюсь. Немного неожиданно узнать, что у Фриды есть братья, но что более неожиданно, так это узнать, что у одного из них психическое заболевание. Но, к сожалению, я не знаю, что с моей матушкой. Конечно, у нее по определению что-то не так с головой, но вот что? Я не психолог.
- Ты, правда, думаешь, что это поможет? Просто я уже пробовала, еще до того как приехала в Сакраменто. - И правда был случай, когда я рассказала, свою душещипательную историю, а получила... Что получила в замен? Непонимание. Меня не поняли, посчитали, что я выдумываю, наговариваю на мать, раз уж она выгнала меня из дому, что я сама была виновата. Я чувствую то прикосновение, то тепло, что исходит от ладони подруги. Я знаю, она не такая, она поймет. Но даже сейчас я опасаюсь рассказывать.
- Ты очень хорошая Фрида, но не нужно меня жалеть. Ладно? - я открываю глаза и вновь смотрю на нее и натянуто улыбаюсь. - Я не рассыплюсь, справлюсь, не впервой, - Все-таки Фрида славная девушка, я постоянно убеждаюсь в это с момента нашего знакомства. Мне бы даже хотелось бы, чтобы она стала мне сестрой. Странное желание практически не свойственное мне. Что еще так это тянет ей рассказать и уже не первый раз. Мне и правда кажется, что она примет то, что я могу рассказать. Вздыхаю. Интересно, в какой уже раз.
- Не знаю, что с ней... - К горлу подступает ком горечи воспоминаний. На душе становится довольно болезненно, как будто бы вскрылись все раны вместе взятые. - Женщиной, что является, моей матерью. - пальцами свободной руки я начинаю постукивать по столешнице. Воспоминания постепенно возвращаются. Все те моменты. Все то, что происходило за закрытыми дверьми дома семьи Донован. То, что не должны были знать посторонние.
- Ты, правда, хочешь знать? - на миг я перестаю постукивать, почти перестаю дышать, моргать, смотрю в упор на подругу. Как будто бы пытаюсь увидеть что-то... Может ответ на некий вопрос, что пока не сформировался в моей голове. Но миг проходит, я встряхиваю головой, и вновь дышу, моргаю, уже не смотрю настолько пристально. Новый вздох. Фрида, Фрида, ну зачем же тебе знать?
- Я родилась в пятницу тринадцатого, - начинаю я свой недо-рассказ. Может это число что-то объясняет, хотя когда я в прошлый раз рассказала об этом и связи с ненавистью матушки, на меня посмотрели как на умалишенную со словами "Что за странная взаимосвязь...". Действительно не каждый человек ненавидит других людей только лишь из-за времени их рождения. А вот моя матушка оказалась такой... К моему великому сожалению.
- В маленьком городе Моаб. - Говорю прерывисто, так как стараюсь подавить негативные эмоции. Ни к чему они сейчас, особенно в такой момент. - Я вторая в семье. - Вспоминается брат. Мне даже интересно, а как он живет? Удачно или же нет? - Не знаю почему, но она, та женщина, - как всегда называю мать - "та женщина". - В общем, она возненавидена меня, сразу же, с самого моего рождения... - Я умолкаю, свободной рукой закрываю глаза. Хочу провалиться под землю и остаться там. Навсегда! Я не плачу, нет! Просто слишком больно. Больно произносить все это вслух. Новый вздох, что-то слишком часто я вздыхаю. - То была жизнь почти как в аду... - тихо-тихо шепчу, хотя может Фрида слышит. С трудом сглатываю тот ком. Убираю руку от глаз и опять натянуто улыбаюсь. - Грустная и отвратительная история, зачем тебе знать ее, только опечалишься... – Во мне борются два противоречивых чувства или ощущения. По одному так и тянет рассказать все-все, по-другому наоборот – взять и закрыть эту тему навсегда или вернее на веки вечные, сказать Фриде, чтобы она больше не спрашивала. Поэтому я жду как же отреагирует на мои последние слова сама Фрида.

+1

17

Вот такой странной бывает дружба. Хоть мы с Равенной познакомились недавно, но все же ни слова не знали о семьях друг друга. У нас никогда не заходил разговор в эту сторону, да и постоянно находились какие-то другие темы для разговора. Конечно, в те моменты, когда у нас завязывался разговор достойный определенной темы.
- Ты, правда, думаешь, что это поможет? Просто я уже пробовала, еще до того как приехала в Сакраменто.
- Я не могу дать тебе стопроцентного ответа. Но, да, думаю поможет. Выговориться – это всегда полезно.
Я и правда хочу чтобы она выговорилась. Это может не только помочь ей снять с себя этот груз, это бремя, которое она, похоже, несет с самого детства. Но это поможет и мне лучше понять её. Ведь я знаю только ту малую её часть, которую она позволяет мне увидеть, а это,скорее всего, очень малая часть.
- Ты очень хорошая Фрида, но не нужно меня жалеть. Ладно? – она смотрит на меня и продолжает -Я не рассыплюсь, справлюсь, не впервой.
- Я знаю, что ты справишься.  Я не собиралась тебя жалеть, поверь мне. – возможно тут я немного лукавлю. Иногда жалость просыпается во мне когда она совершенно не нужна, но я постараюсь. Равенна права, она сильная. – Но, зачем справляться в одиночку, если можно разделить этот груз с кем-нибудь еще, верно?
- Не знаю, что с ней... Женщиной, что является, моей матерью. Ты, правда, хочешь знать? – спрашивает она и смотрит на меня в упор.
Я лишь киваю. Конечно, я хочу это знать. Мы же подруги. Я затаила дыхание и жду. Продолжит ли она свой рассказ или все же решит продолжить держать все в себе. Но, она все же говорит, и я выдыхая, сосредотачиваюсь на её словах.
- Я родилась в пятницу тринадцатого. В маленьком городе Моаб. Я вторая в семье.
Она говорит короткими предложениями. По ней видно, что она борется с собой, или же со словам, что собирается сказать.
- Не знаю почему, но она, та женщина. – Видимо она так называет свою мать. В моей голове проскакивает параллель между Драко и Равенной. Она называет свою родительницу «та женщина», а мой брат зовет нашу «эта черная». Сразу видна их «любовь» к женщине, которая их родила. Но, мне нечего возмущаться на этот счет. Мать Драко ведь и моя тоже. Так что я отчасти понимаю.
- В общем, она возненавидена меня, сразу же, с самого моего рождения... – говорит Равенна и закрывает лицо рукой. Она сейчас заплачет? Или просто хочет закрыться от воспоминаний? Я внимательно прислушиваюсь, вдох – выдох, всхлипов не слышно. Так что все-таки второе, видимо.
- То была жизнь почти как в аду... – Тихо шепчет девушка. Мне приходится немного наклониться к ней навстречу, чтобы услышать.
По тому как Равенна говорит, как она реагирует на свои же слова… А ведь девушка пока еще ничего подробного не рассказала... Но и этих отрывистых предложений мне хватило, чтобы я захотела высказать её мамаше пару ласковых.
Но тут Равенна убирает руку от лица и натянуто улыбается
- Грустная и отвратительная история, зачем тебе знать ее, только опечалишься...
Я вздыхаю. Ну же, ты же уже сделала первый шаг навстречу своей истории.
- Иногда печаль не повредит – говорю я, стараясь придумать слова, на которые Равенна отреагировала бы продолжением истории своей жизни. – Мне нужно её знать потому что она давит грузом на твои плечи. Ты же знаешь что за то время, что мы дружим, ты стала мне очень близка? И я хочу помочь тебе разделить этот груз. Помочь избавиться от него настолько, насколько это возможно

+1

18

Я вздыхаю и смотрю на Фриду, словно вижу впервые, уголки моих губ изгибаются, создавая подобие улыбки, грустной, совсем не радостной.
– Мне нужно её знать, потому что она давит грузом на твои плечи. Ты же знаешь что за то время, что мы дружим, ты стала мне очень близка? И я хочу помочь тебе разделить этот груз. Помочь избавиться от него настолько, насколько это возможно. - Либо мне очень повезло, либо... Не знаю что, но я хочу считать, что мне повезло. Фрида действительно очень хорошая девушка, и даже рада, что встретила ее, не смотря на то, что сейчас приходится рассказывать свою историю. Не то чтобы я совсем не хотела рассказать, но все же приходилось контролировать себя и при этом перебарывать, а это уже само по себе не легкое дело. Вздыхаю, как бы настаиваясь, как будто бы это могло помочь.
- Ладно... - Я отвела взгляд от Фриды и устремила... Нет, не на какой-то определенный объект, а скорей в прошлое. На то, что было когда. Взгляд со стороны так сказать.
- Я и правда не знаю что с той женщиной, почему она связала мое рождение с демонами, и якобы проклятым числом, пятницей тринадцатое. Не помню, что было, пока я была совсем маленькое, это мало кто помнит, если вообще помнит. Но я всегда видела в ее взгляде ненависть, злость. - Я замолчала все дальше и дальше погружаясь в воспоминания, такие отвратительные, болезненные, ненавистные, мерзкие. - Бабушка рассказывала, что после того как я родилась, она посчитала, что я не являюсь ее настоящей дочерью, что ее девочку забрали и поменяли на мерзкое отродье. - Я рассказывала совсем не последовательно. Да как это делать, когда образы всплывают в абсолютно непредсказуемо и не последовательно. Я вновь вздыхаю и взъерошиваю волосы, пытаясь вернуть себя же в это время. На миг я вновь смотрю на девушку и вижу, как внимательно смотрит она на меня, ей точно интересно. Может быть, она жалеет меня, но я попросила этого не делать. Не знаю, как отреагирую на ее сожаления. И не хочу знать.
- Я жила в маленькой комнатке, она очень похожа на ту в которой я живу теперь, ну ты видела. Наверное, это уже привычка... - Пожимаю плечами, по правде говоря, я действительно не представляю, почему продолжаю жить так же. Привычка, защитная реакция, я не психолог! Я вновь отвожу взгляд от подруги.
- Моя семья никогда не справляла мой день рождения... Я и сама не справляю, потому что этот день будит во мне воспоминания, и тогда я могу совершить что-нибудь плохое, - Я сразу же вспоминала ту девушку, что пыталась убить, еще до приезда в Сакраменто. По сути она не была виновата, но я сорвалась и начала ее избивать. Я села прямо, после склонилась над столиком и в конечном счете уперлась лбом в столешницу.
- Я была еще совсем мелкой, когда та женщина впервые отвесила мне пощечину, из-за какой-то задрыпаной конфеты, которую я взяла, потому что был мой день рождения, и мне очень хотелось что-нибудь вкусное... - Новая пауза. Своего рода передышка для меня же. Я поднимаю голову и говорю: - Давай закажем торт или что-нибудь в этом духе? - Я не могу объяснить эту тягу к сладкому, но в такие моменты мне всегда хотелось съесть много-много чего-нибудь вкусненького. Я вяло улыбаюсь. Дожидаюсь ответа Фриды, ее действий, и лишь после продолжаю.
- После та женщина все чаще стала бить меня, морально уничтожать, обзывать адским отродьем, мерзким существом и как она только не называла меня. Может ей это приносило удовольствие… Да еще долблдятел, старший братец, брал пример с той женщины. Поэтому я всегда пряталась во тьме, в комнате или в шкафу… – Новый вздох, скорей бы ринесли заказ, поем и тогда может быть продолжу.

+1

19

Равенна соглашается и, вздохнув, устремляет свой взгляд куда-то вдаль, как будто смотрит в пропасть, которая якобы находится позади меня, и начинает свой нелегкий рассказ.
С каждым её словом, с каждым её последующим вздохом меня все больше затягивает в тьму её истории. Её детство как будто бы было обвито темнотой и непонятной ересью.
На минуту девушка смотрит прямо мне в глаза, а потом возвращается в свой кокон воспоминаний и продолжает.
У меня перед глазами всплывает её комната. Минимум мебели, никаких фотографий, показывающих привязанность к кому-либо и счастливые моменты. Хотя, мне кажется Равенна не из тех людей, которые бы стали выкладывать свои воспоминания на показ в виде фотографий. Но, есть ли они у нее вообще? Ответа на этот вопрос я не знала.
Не празднует День Рождения? Мне сложно представить каково это сидеть в свой праздник одной. Мои дни рождения всегда отмечались, иногда чересчур бурно в большой компании, иногда в кругу близких друзей. Всегда по разному. Но я никогда не была одна в день, когда становилась на год старше. А Равенна наоборот…
Девушка садится прямо и облокачивается головой на столешницу.
Она говорит о том, что мать подняла на неё руку. И теперь я начинаю понимать почему она не любит этот праздник. Ведь, такое могло быть не единожды… Я борюсь с желанием подсесть к ней и обнять. Я ведь обещала Равенне, что не буду её жалеть. А такой порыв с моей стороны она может расценить как жалость. Хотя сейчас мне просто хочется закрыть её от её детства, показать ей, что мне не все равно на неё.
Но тут она поднимает голову, смотрит на меня, и предлагает заказать что-нибудь сладкое.
Мне требуется пару секунд, чтобы мой мозг переключился от её истории к мыслям о торту, и я говорю:
- Конечно, почему нет?
Подозвав официанта и сделав заказ в виде небольшого торта и пары пирожных, я улыбаюсь девушке, и жду её реакции. Продолжит ли она? Или на сегодня её лимит воспоминаний исчерпан? Но тут она все же продолжает.
С каждым предложением мне становится все более понятно, почему Равенна предпочитает уединение и темноту. Может это дело привычки. А может еще в детстве она полюбила именно такой образ жизни, и с тех пор старается его придерживаться, живя в своем мире. Я вздыхаю и смотрю на девушку. Я молчу, так как сейчас мне нечего сказать. Хотя... Сейчас во мне бурлит целый океан слов, которые хочется ей сказать. Но не уверена что сейчас, в середине её истории, время для этого. Да и что тут сказать? Мне очень жаль? Она сразу дала понять что не хочет слышать подобного. Я тебя понимаю? Это не является правдой, моей матери было все равно на меня, но она никогда не поднимала руку. По крайней мере на меня. Я вспоминаю признание Драко о том, что она его била. Видимо так она нас разграничивала... Видимо так она показывала что брат ей еще противней, чем я или Элиас. Меня передергивает от такой мысли.
Но тут нам приносят сладкое. Как вовремя. А то еще секунда, и я бы ударилась в собственные воспоминания о тех моментах, когда я не замечала такое поведение матери. Как я могла этого не замечать?

+1

20

Это... Это так странно, рассказывать кому-либо о своем прошлом, так не похоже на меня. Да нет же, странно не только то, что я треплюсь о прошлом, но и вся обстановка странная. Сижу на улице у какого-то кафе за одним столиком с девушкой, что является, по сути, моей противоположностью, и если бы не тот случай, мы бы вряд ли стали бы подругами или вообще бы познакомились. Эта некоторая неловкость возникшая, когда я замолчала. И из-за этой же неловкости я продолжаю молчать. Просто жду заказ и молчу. В действительности я не знаю что говорить, я не привыкла к таким посиделкам. Вот это и удивляет, а не та ненормальность, что подчас происходит в моей голове, к ней я уже привыкла.
Тот не слишком продолжительный отрезок времени, что я молчу, до того как официант приносит заказа, я стараюсь не думать, чтобы в голове не было образов, а была лишь всепоглощающая темнота, конечно не думать ни о чем не очень легко, особенно когда закрадываются мрачные мысли, мрачные даже для меня. И поэтому я не смотрю на Фриду. А еще, потому что я не хочу увидеть в ее глазах жалость, не хочу чувствовать себя такой никчемной, слабой. Поэтому я все так же продолжаю молчать и смотреть на пирожные и торт. Я вздыхаю, тру лоб, потому что голова уже болит. Может я переволновалась? А может это все из-за того, что я мало и плохо сплю? Или из-за еще чего-то? А может все вместе взятое...
Тяну к себе торт, на полпути останавливаюсь, словно нашкодивший ребенок искоса смотрю на Фриду. Хочу этот торт и все тут! Это как мания или необходимость. Потом все же забираю себе половину, благо этот самый торт уже был аккуратно порезан, после отодвигаю обратно. Облизываю пальцы и притягиваю к себе кекс. Да! До сладостей я жуть, какая жадная. Бываю... И, в общем-то, не отрицаю. Я редко отрицаю, что у меня есть недостатки, и что их вполне достаточно.
- Ну как-то так... - бурчу я после того как съедаю пирожное. - До восемнадцати жизнь и была такой, потом в восемнадцать лет я вспылила, та женщина тоже. И в итоге, выгнала из дома. После я переезжала из города в город. И вот теперь здесь живу. - Да история у меня не самая продолжительная и не самая веселая или же интересная. С этим уже ничего не поделаешь. Тем временем я начинаю поедать торт. Пока я рассказывала, то и спать не хотелось. Но как только я закончила, как только начала успокаиваться, то и усталость начала возвращаться. Я вновь начинаю зевать.
- Ты все так же уверена, что хочешь притащить меня к себе домой? - не то чтобы меня волновал ее ответ, к тому же я уже спрашивала, да я помню, но это легкое недоверие вообще ко всем, оно тоже губит меня и отношения с людьми, соответственно. К тому же я приблизительно знаю, каков будет ответ. Поэтому как будто бы предыдущего вопроса и не была, я спрашиваю:
- Может, заберем с собой? - Я тыкаю в сторону своей недоеденной части торта. - У тебя и добьем? - Я уже хотела уйти с улицы. Просто потому, что все надоело. Я имею в виду улицу и людей, машины, что сновали мимо. К тому же усталость действительно сказывалась, и мне хотелось бы просто прилечь. Правда я сомневаюсь, что удастся уснуть после того, что я рассказала, и отведала сладкого. А может и получиться, пан или пропал, пятьдесят на пятьдесят. Или может еще снотворного у Фриды попросить? Потом, как придем к ней, м?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Smile...