В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » All against one


All against one

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Участники: Michael Rinaldi, Frank Altieri, Daniel Rossi
Место: Нью Йорк
Погодные условия: 17 декабря, холодно, мелкий дождик
О флештайме: Криминальные заправилы Сакраменто и Нью Йорка вновь сходятся на переговорах, на которых, по странной случайности, отсутствует босс Семьи Торелли...

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-12-15 17:22:38)

+2

2

Выйдя на улицу со скромным кейсом в руках, Майкл недовольно осмотрел уже осточертевшую ему парковку около аэропорта ДФК  в Нью Йорке.  Вздохнул, дернул плечами под немилосердно продувавшим его стильное пальто ледяным ветром. Поднял воротник и медленно двинулся в сторону кафешки, располагавшейся недалеко от восьмого терминала. Именно там они все договорились встретиться. Впервые Майк приезжал в NY c бухты-барахты, застигнутый врасплох – и это его слегка раздражало. Но обстоятельства к тому располагали.
Резкое охлаждение в отношениях с давним союзником, Семьей Иль Мелаграно, представители верхушки Торелли ощутили сразу же после возвращения с эпохальной сходки. Той самой, посвященной судилищу над двумя драчунами и закончившейся конфликтом между боссами по совершенно постороннему поводу.Первым тревожным звоночком стал резко похудевший конверт, который Администрации, через Мэнни, передал Питер Риццони. Пит Риц, считавшийся новым порнокоролем Торелли, уже давно занимался распространением продукции для взрослых, как легальной, так и снятой пиратски. В том числе его товары шли и в Нью Йорк и  на подконтрольную Поли Фортуно часть Лос-Анджелеса – однако теперь ему, так сказать, неожиданно отказали в контракте. Затем с жалобами пришли несколько производителей незаконных покер-машин, плативших дань мафии Сакраменто. Когда, после гибели папы Сальви, дербанили его наследство, договорились, что эти самые производители оборудуют своими автоматами новые игорные точки Мелаграно в ЛА – однако теперь похерили и это. Но что хуже всего -  нью-йоркеры тупо перестали отвечать на звонки, словно прервав все связи. Что в дальнейшем могло привести весьма к неприятным последствиям, прежде всего, потере их кланом авторитета и влияния.
Потому когда Тони-Кулак связался с Фрэнком и Майком, предложив встретиться в Большом Яблоке и попробовать урегулировать вопрос -  советник был, безусловно, рад. Однако и отчасти встревожен – ибо от него не укрылось то, что подручный прозрачно намекнул на нежелание видеть на этом свидании самого Монтанелли. Откуда логично следовало, что предполагались некие "сепаратные переговоры", с непредвиденными требованиями или последствиями В итоге им с Альтиери и Росси, уведомив о том Монтанелли, пришлось отправиться втроем. Проблема в том, что Ринальди в это время охотился в Техасе. В итоге мобстер купил  билет до Нью Йорка в Далласе и полетел весьма неудобным рейсом.. Каким образом добирались его друзья – один Бог ведает, однако встретиться они договорились в определенное время и у определенной точки.  Около нее Майк вскоре и встал.
В забегаловки с названием "Веселый Пончик" суетились негритянские подростки. Они тянули кофе из пластиковых стаканчиков, зажевывали усыпанную сахарной пудрой выпечку и пялились  на застывшего у витрины щеголеватого макаронника. Тот же оглядывался по сторонам – вечер выдался далеко не жаркий,  а итальянец был в тонких ботинках крокодиловой кожи. Где же они?
- Майки! Залазь в машину! - откуда-то справа раздался до боли знакомый голос. Повернув голову, Ринальди заметил внушительного вида черный "гелендваген", принадлежавший Ламберто. Передняя дверца открылась – и наружу вышел сам нью-йоркский андербосс, в теплой дубленке и грубой шерсти шарфе. Он-то знал о резкой перемене погоды в родном городе – ибо выехал из дома за час.  – Ты все на своем  танке? А пулеметы куда прицепил?– сказал Майк, похлопывая Тони-Кулака по спине. Шуткой он решил скрасить некую натянутость, оставшуюся  между партнерами после ноябрьского ситдауна. Накачанный Энтони с готовностью улыбнулся. – В багажник коляска отлично входит, потому и держу. Вы с Дэнни бобыли законченные, но вот Фрэнк меня поймет. – тут второй человек в клане Иль Мелаграно повернулся к машине – и  Ринальди заметил, что в просторном салоне уже сидят Франческо и Дэниель. – Ну нормально, я тут уже все яйца отморозил, а вы хорошо устроились! – ухмыльнулся гангстер, занимая место в монструозном внедорожнике. – Ничего, сейчас коньяку ебанем, согреешься. -  заместитель Дяди Джимми лихо выехал на дорогу и понесся в сторону Нижнего Манхэттена.  – Куда едем-то? – Майк подышал на закоченевшие руки, потер их, разгоняя кровь. Он рассчитывал, что в этот раз разговор состоится не в занюханном мотеле. Хотя, конечно, подобное не главное – чтобы решить возникшие проблемы, можно было даже и в каком чахленьком сквере погулять. -  Вам понравится. Точно веселее будет, чем прошлый раз. Частная вечеринка. – усмехнулся Тони. Порылся в бардачке, выудил оттуда пачку сигарет – и поглядел в окно. Видимо, думал, не открыть ли его и не покурить – но потом с явным сожалением кинул "Мальборо" обратно. Не захотел пускать холодный воздух в автомобиль. -Как семья, Фрэнк? Как твой парень? Мой ни хера учиться не хочет.  -  Ламберто перестроился в другой ряд. Майк вспомнил что у их водителя сына звали Тони-младшим. Тоже Джуниор, если угодно. - Чего поделываешь, Дэнни? Весь этот треп на бытовые темы натолкнул Майка на мысль, что Кулак не хочет обсуждать серьезные дела в тачке. Боится прослушки, может, как они все тут. Хотя вроде бы Тон каждую неделю приглашал к себе некоего кривоногого мужичка проверять все, от жилища до транспорта. Однако Майк оказался неправ – когда они миновали очередной переулок,  то подручный Настройщика повернулся к Альтиери. – Фрэнк, откровенно говоря – произошедшее пару недель назад мне не по душе.  Я полагал, что у нас – впереди большое и общее будущее. Не ожидал такого вот пиздеца. – немного помолчав, Тони продолжил. – Но я полагаю, что мы – ты, я, Майк – должны приложить все усилия, чтобы привести все в порядок. Там, где косячнули другие. Даже ежу было бы очевидно, на кого намекает Ламберто. – Согласен?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-12-17 12:36:51)

+2

3

Для человека ненавидевшего летать, Фрэнк за последние полгода слишком много времени проводил в воздухе. Прошло немногим больше месяца, а он вновь пересекал материк с запада на восток, направляясь в "столицу" организованной преступности, Нью-Йорк, для встречи с Тони Ламберто, надеясь уладить конфликт, мешавший ему нормально спать все эти дни. О какой охоте могла идти речь? Наотрез отказавшись ехать с Майком в очередные ебени, которые тот так любил, андербосс договорился встретиться с ним непосредственно в Нью-Йорке, куда полетел вместе с Даниелем. Наученные опытом, они взяли билеты на рейс, который совершил посадку днем ранее, нежели у них была назначена встреча с Тони и Майклом. Со спокойной душой накидались водки с мартини, сидя в салоне первого класса, так что длительный перелет уже не казался столь кошмарным, а потом отоспались в номере гостиницы. К полудню следующего дня, после душа, сытного завтрака принесенного в номер, таблетки аспирина от головной боли, успокоительного от нервов и выпитой залпом бутылки кока-колы от давящего сушняка, чувствовал себя Фрэнк гораздо лучше, нежели в прошлый раз, когда их прямиком из аэропорта, уставших и измотанных, повезли на встречу с Джеймсом.
Отель, в котором они остановились, оказался внушительным. Спустившись вместе с Дэнни вниз они оказались в огромном выложенном светлым мрамором холле гостиницы; его потолок и часть стен были зеркальными - глянув в отражение на себя Фрэнк поправил воротник рубашки и затянул туже галстук - а в центре стояла не менее огромная пушистая елка. Рождество было уже не за горами, оставалось чуть менее двух недель, и все вокруг было украшено соответствующей атрибутикой. Рекламные плакаты зазывали покупать подарки, и глянув на один из них Фрэнк подумал что если время будет не плохо было бы прошвырнуться здесь по магазинам.
- Что Джулс подарить на Рождество? - спросил у Дэнни совета, когда они остановились возле елки и задрав головы посмотрели на ее шпиль, символизировавший Вифлеемскую звезду. - Ты своей купил уже подарок? - С кем-то их Дэнни вроде бы встречался, но, как и с Майком, андербосс не донимал друга о вопросах личной жизни, полагая, что те сами поделятся историями о новых "чиках", и если сочтут тех достаточно достойными, даже познакомят. - Не думал, где отмечать будешь? Бери свою подружку, и приходите к нам. - В прошлом году у Альтиери было достаточно весело, Джуниор приволок откуда-то старый спиритический набор, и они вызывали дух Рузвельта, пришлось конечно подыграть за духа, чтобы попугать детей, но оно того стоило.
- Привет, Тон, - пожал руку Ламберто когда тот появился в холле, - рад видеть. - Они договаривались, что Кулак заедет за ними и куда-то отвезет, но еще надо было подхватить их друга-охотника.
- А где трофеи? – Прикалываясь, поинтересовался, увидев Майка со скромным кейсом в руках вместо туши кабана, с которой стоило бы вернуться. Впрочем, Фрэнк помнил одну такую охоту, на которую ездил с лучшим другом, в лес они так ни разу и не выбрались, каждое утро, просыпаясь с жутким похмельем.
- У них еще все впереди, - усмехнувшись, прокомментировал замечание Ламберто о коляске. Сам он в свой Эскалейд плюсом к оной еще и пару велосипедов мог с легкостью запихнуть или всякого хозяйственного барахла на вроде газонокосилки.
Настроение у Энтони было приподнятым, что неплохой знак само по себе, Фрэнк даже позволил себе заразиться этим спокойствием. Или же это успокоительные начинали действовать? В любом случае напряжения в поведении Альтиери заметно не было. И известие о вечеринке воспринял одобрительно, хотелось верить, что в этот раз и в самом деле все пройдет более спокойно.
Когда же Тони перевел тему разговора на семью и сына, Фрэнк раздосадовано махнул рукой. - Мой такой же остолоп, блять. Думал его в Вест Пойнт протолкнуть, но уже не уверен, что из этой затеи что-то выйдет. На уме одни гулянки, ты бы видел, что он в доме у Монтанелли учинил, когда мы последний раз у вас гостили, - все последствия той вечеринки, кажется, до сих пор не устранили, и Альтиери влетел на деньги существенно, пришлось отстегнуть боссу на ремонт. Не то чтобы Гвидо прям требовал,  хотя, конечно, имел полное право, Фрэнк просто сам на этом настоял, будучи человеком честным и порядочным, по крайней мере, в отношении своих друзей и родных.
- Мы все тоже были в ахуе, уж поверь, - согласился с Ламберто относительно их последней встречи, - эти суки Донато и, подохнув, не могут оставить нас в покое. - Благодаря кому это происходит, они все понимали. Помнили яростную речь в защиту Витторе. Так словно он сделал что-то великое для их Семьи, а не лишил права зваться людьми чести. Сейчас для Фрэнка, Майка и тех кто их поддерживали, того же Дэнни, первоочередным было это уважение вернуть. И речи Гвидо пугали как раз тем, что Торелли могут напротив вернуться к тем смутным временам, падения нравов и беззаконья, когда человеческая жизнь оценивалась набором внутренних органов, которые можно продать на черном рынке. - А что там Джеймс? Настроен разруливать?. - Хотелось узнать, в каком настроении пребывает их босс, готов ли к диалогу с калифорнийцами.
- Далеко ехать-то? - Фрэнк выглянул в окно. Они ехали по мосту Джорджа Вашингтона, который соединял Нью-Йорк с Джерси. Вечеринка будет по другую сторону Гудзона? Пока от Тони поступало крайне скудное количество информации, так словно бы сюрприз им готовили. Не любил Фрэнк сюрпризы, в их деле от них хорошего было мало.

+2

4

Я, признаться, совершенно не рад был незапланированному визиту в Нью-Йорк. Я и раньше не испытывал никакой симпатии к промозглому мегаполису, в свете последних событий, и вовсе предпочел бы держаться на расстоянии. С другой стороны, вопрос урегулирования конфликта с такими гигантами, как Иль Мелаграно, встал задачей первостепенной важности, решать которую, впрочем, Настройщик пожелал без участия самого «зачинщика». Что я считал если не справедливым, то правильным решением. Показательное выступление Монтанелли перед нью-йоркскими заправилами, по итогу, стоило нам не только места в Национальной Комиссии, но и тесных партнерских отношений с Мелаграно, уже во всю подминающих по себя общие точки. Прежде, чем поднимать тему Донато (и уж тем более восторгаться им), Линды и прочего дерьма, в которое и без подсказки Гвидо было достаточно желающих  потыкать Торелли носом, боссу стоило бы, блять,  и о последствиях подумать.
От недобрых мыслей, впрочем, неплохо отвлекали длинноногие стюардессы в непозволительно коротких юбках, то и дело подливающие в наши стаканы водки, которую мы с Франческо и глушили весь перелет, смешивая с мартини, текилой и еще какой-то дрянью. Не удивительно, что поутру чувствовал себя, мягко говоря, хуевато. Две таблетки аспирина, банка шипучки и холодный душ вернули меня  к жизни, впрочем, ненадолго.
Мысленно ругая фармацевтические компании, подсовывающие китайское дерьмо вместо действенных препаратов, крепким словцом, вместе с андербоссом спускался в фойе фешенебельного отеля, где остановились и договорились встретиться с Тони Кулаком. По правде говоря, мучаясь от щемящей головной боли, о предстоящих, по моим прогнозам, далеко не самых простых, переговорах практически не думал, в первую очередь полагаясь на красноречие консильери (разменявшего последние дни за охотой в Техасе) и холодный расчет андербосса, которому не впервой было разгребать дерьмо, заваренное его старшим товарищем.
- Ну, а как же,  - отрываясь от безвкусного убранства двухметровой рождественской ели, закивал, выуживая из кармана форсистого пиджака небольшую квадратную коробочку, которую уже в который раз забывал выложить. Обычно, к выбору подарков я подходил с совершенно не свойственной мне практичностью, ограничиваясь праздничными конвертами, однако для женщины, вроде как, уже и переросшей статус comare решил сделать исключение, -  на, зацени. Лучше бы ей, блять, понравилось. Двадцать тонн выложил за эту поебень – отрабатывать год будет, - пошло хохотнув, протягивал родственнику расшитую изнутри бархатом коробочку с ювелирными наручными часами из белого золота, по дуге циферблата украшенные мелкой бриллиантовой россыпью, - ты, небось, цацкой уже не отделаешься. Слетали бы куда-нибудь, что ли, романтика, все такое. Джулс все из своей студии, вон, не вылезает, или дома с Марком. Тебе тоже не помешает. Сейчас, конечно, не ко времени, но, блять, - елейно усмехнувшись, похлопав друга по плечу, широко улыбаясь,  - ты сколько лет уже без продыху ишачишь? Вот и смотайся, отдохни. Глядишь, четвертого заделаете.
На приглашение Фрэнки только коротко ухмыльнулся, - думал уж не позовешь. Рождественские гулянья у Альтиери (как и другие семейные праздники), считай, уже традицией были.  Другое дело, что девок своих я к ним не тащил, хотя с Мартиной, пожалуй, был не прочь и друзей познакомить, и родственников.

Поприветствовав андербосса некогда дружественного клана, все втроем отправились в аэропорт, встречать Ринальди. Консильери, вопреки моим ожиданиям, появился не облаченный в шкуру пристреленного днем ранее медведя, а со скромным чемоданчиком в руках, отшучивался, залезая машину, да и в целом не выглядел озабоченным будущими разговорами. В общем-то никакого напряжения не ощущалось, однако доверяться настроениям андербосса Мелаграно не следовало – повод для встречи имелся и весьма неприятный. 
- Вот это, блять, другое дело, - вспомнив в каком месте (и с какими настроениями) встречали нью-йоркеры нас в прошлый раз, частная вечеринка была хорошим началом. Окончательно разрывать давний союз, как я полагал, Мелаграно было не большим выгоднее, чем нам, хотя первые, все-таки, при таком раскладе, обошлись бы куда меньшими жертвами. Заводить разговор о делах, впрочем, Тони пока не торопился и только после десятиминутной будничной болтовни, наконец, перешел к сути.
С молчаливым согласием слушал слова Ламберто, пытаясь предположить какие идеи взращивал все это время его босс – с последней встречи вынес, что Джеймс, пусть и не отличающийся опасной вспыльчивостью, был склонен к непредсказуемым решениям.
- Идут они нахуй, - вмешался в разговор, когда Фрэнк снова затронул излюбленную тему, - при всем уважении, Ти, правильно ты сказал – общее будущее, вот что важное. Если будем постоянно назад оглядываться, далеко не уедем. Цели-то у нас общие,  – как минимум, не допустить повторения истории чего бы (или кого) нам это не стоило.

Отредактировано Daniel Rossi (2015-12-24 03:42:11)

+2

5

Слегка отогревшись, Майкл пришел в более бодрое состояние духа.  Если бы сейчас поесть чего горячего и выпить стопочку-другую – стало  бы и вовсе хорошо. Хмыкнув, ответил на ремарку Фрэнка насчет трофеев с его охоты. – Я индюков стрелял. Не тащить же их в чертов самолет. Узнав, что ему необходимо отправиться на встречу в Большое Яблоко, Ринальди принял молниеносное решение – подарил огромных птиц егерю, вызвав его многоречивые благодарности и приглашения вновь приехать в Техас. Жмотом ведь советник никогда не был – да и охотился не ради добычи, в конце концов.  –  У тебя какой-то парламентарий в приятелях? – Тони Ламберто, тем временем, вел с Фрэнком разговоры на тему детей –  и сейчас с интересом выслушал новость о том, что Альтиери собирается поместить своего сынишку в Вест-Пойнт. Вот и полюбопытствовал, есть ли у гангстера из Сакраменто необходимые для этого рычаги-  ведь для поступления в элитную академию требовалась, в том числе, рекомендация от члена федеральной палаты представителей или федерального же сенатора. – А не поднимут ли газетчики вой, если разузнают? -  Майк вопросительно взглянул на лучшего друга. Тот, конечно, не был таким медийным персонажем, как Гвидо, которого средства массовой информации открыто называли главой мафии. Однако некоторых пронырливых журналистов могло бы заинтересовать, если бы они узнали, что некий государственный муж выдвинул в число курсантов лучшего в стране военного училища отпрыска сомнительного бизнесмена с криминальными связями.  – Я скажу так, Фрэнк – если хочешь, чтобы сын ума набрался, надо его или отослать куда, чтобы научился самостоятельности, либо, наоборот, приставить к какому-то делу. – в серо-голубых глазах Энтони блеснули смешливые огоньки. Здоровенный, несколько угловатый, весь словно состоящий из переплетенных стальных бицепсов, второй человек в Семье Иль Мелаграно на многих производил впечатление не слишком далекого атлета, поднявшегося с улиц и всего добившегося силой и беспощадностью. Однако это было отнюдь не так.  Ламберто являлся образцом достойного наследника достойного отца. Родившись в семье консильери одного из самых могущественных кланов Нью-Йорка, в особняке ценой в миллион долларов, Тони-Кулак не избаловался и не возгордился, cумел заслужить уважение людей своими усилиями, стать лидером по собственному праву. Без всякого сомнения грозный боец и хладнокровный убийца, он, помимо крепких мышц, обладал также деловой хваткой и мозгами. В свое время окончив Колумбийский университет, одинаково хорошо умел говорить и по понятиям, и на языке цивилизованных предпринимателей. Одним словом, по мнению Майка, являл собой личность многостороннюю. хорошего преемника Настройщику. – Кстати, мой племянник, Томми, тут все ныл, что они хотят рок-клуб открыть, прикинь? – Майк снова повернулся к Альтиери. Речь шла о чаде Мэнни  и, по совместительству, закадычном кореше Джуниора. – Заявил, что, мол, будь у них где вечерину и концерт устроить, они бы дом Монтанелли не расхерачили. Затем разговор плавно перетек к, собственно, цели сегодняшего слета, разруливанию конфликта. Заезжая на монументальный мост Джорджа Вашингтона, нью-йоркский андербосс некоторое время помолчал, прежде чем заговорить по делу. – Фрэнки, Джим очень недоволен, но дело не только в нем, Он ведь тут не один, есть и другие…- этой весьма туманной фразой Ламберто обозначил, видимо, что поводы для беспокойства есть и у иных боссов Большого Яблока. В этот момент внедорожник с мерседесовской звездой пересек границу штата Нью-Джерси. С одной стороны на пассажиров джипа смотрели крутые, поросшие зеленой растительностью, склоны Гудзонских Палисадов, а с другой - небоскребы городка Форт Ли. Однако правая рука мистера Ф. туда явно не собиралась, свернув на одну из ведущих вглубь "садового штата" дорог. Затем пояснил. – В Джерси-Сити едем. Наши друзья из местных там держат одно местечко, где можно спокойно пообщаться. Пока еще можно. На серьезной физиономии Ламберто промелькнуло мрачное выражение, он скривился. Всем было известно, что местные фбровцы и копы  не чета тем, c которыми приходилось иметь дело Дэнни, Фрэнку и Майку. Они словно жопой чуяли, где находятся мобстерские притоны и быстро их расшифровывали, засылали туда своих агентов или же начинали прослушивать. Заставляя автомобиль набрать скорость, Тони покивал головой, реагируя на фразу Росси. – Верно. Общее будущее, прошлое и настоящее. Проблема в том – что здесь все больше сомневаются, хочет ли Гвидо этого будущего... Ринальди поморщился. Он вспомнил заведенный их боссом разговор о калифорнийских особенностях, его восхищение временами "самобытного" Донато. Не сложно было понять, что убеждение в "инаковости", специфичности их структуры – один из краеугольных камней его жизненной философии. – Второй Донато грозит опять порушить всю систему связей, отношений, понимаешь? И тут очень многое на кону. Управляя рулем одной ладонью, Тони начал загибать пальцы на другой. – Ни один серьезный строительный контракт в Калифорнии не заключается без Сакраменто, так? Указательный палец, придерживаемый большим, образовал крючок. Затем к нему присоединился средний. - Граница с Мексикой. Подразумевались идущие оттуда потоки наркотиков и оружия – а ведь Торелли теперь сидели на ключевой позиции, в Сан-Диего. - Порты опять же, куда идут и наши товары. Как же ребятам не напрягаться Через какое-то время автострада закончилась – и мимо них уже понеслись бизнес-центры, жилые дома и магазины второго по размерам города в Нью-Джерси. На одно здание Ламберто, меняя тему, указал Фрэнку.  – Смотри, cобираюсь тут ресторан устроить, назову "Миррорс". Везде будут зеркала  - на полу, на стенах, потолке, часть из них кривые. Посмотрел на Росси. – А ты не думаешь какой свой бизнес открыть? Продемонстрировал свою осведомленность, знание, что такового у родственника Джулс не имеется. – Я давно говорю, что надо. Серьезно, Дэнни, для декларации это лучше всего. – подключился к разговору Майкл. Как-никак Росси никогда не страдал скромностью и деньгами был горазд разбрасываться. Подобное же всегда вызывает внимание агентов налоговой службы. От них нужно прикрытие, обоснование своих трат. Конечно, есть варианты с фиктивными зарплатами через дружественных Фрэнку с Майком подрядчиков или их собственную строительную фирму (как они и делали, когда Дэниель числился у них директором филиала). Но все же лучше бы было, если бы он владел чем-то своим. Тут тачка, немного попетляв по переулкам,  спустилась в подземный паркинг. Выйдя, Ламберто предложил гостям проследовать за ним – и, после недолгого подъема по каменной лестнице, те неожиданно оказались в ярко освещенном фойе. За стойкой сидела длинноногая секретарша, бойко орудовала в компьютере. Рядом, в застекленном шкафчике, продавались всевозможные шампуни, cредства для омоложения кожи, притирания, полотенца. На стене горели розоватые буквы – "Фитнесс-клуб "Здоровье". Не слишком все это было похоже на точку, где происходят бандитские сходки. При виде удивления Ринальди, Тони лишь хохотнул. – Мы почти дошли. Затем мобстеры свернули в некий тупичок, где, подобно стене, им преградил путь нехилых размеров охранник. Узнав Кулака, тот посторонился – и четверо итальянцев миновали какой-то  коридор, побродили по чему-то, напоминающему служебные помещения, затем  спустились вниз. – Этот центр держат совместно несколько боргат из НЙ, плюс местные, и русские вложились. Они тут двухуровневые бани построили. Куда идем, тоже считается ВИП-сауной – правда, всегда зарезервированной…. – оказавшись в подвальных помещениях, Тони расслабился, его язык развязался. Улыбнувшись, силач с силой толкнул металлическую дверь – и провел своих знакомцев с запада в просторную комнату, производившую весьма любопытное впечатление.
Множество вращающихся столиков. Громкая музыка. Навороченная барная стойка, около которой суетился щупленький парнишка. Кальяны с булькающей в них разноцветной жидкостью. Где-то неподалеку плескалась вода и слышались ухарские крики - типичный бар, совмещенный с бассейном и сауной . Однако во всем этом было нечто домашнее, как в "502". Обилие персонажей, в чьих профессии или национальности нельзя было сомневаться. Издырявленная мишень для дартс, из которой торчали остро заточенные метательные ножики. Толстяк в рубашке поло, бесцеремонно прошедший на кухню со словами: - Щас я вам такое ризотто сготовлю, что прям закачаетесь! И, наконец, огромная грифельная доска, как в классе, стоящая на самом видной месте. На ней белым мелом был намалеван пузатый воробей с полосатой робе и колпаке. Птичка подносила к клюву микрофон. Рядом же было начертано "Sing Song Social Club" - игра слов с явным намеком на самую знаменитую тюрьму США. Устроившись вместе с сакраментянской троицей за столом, андербосс кивнул в сторону импровизированной вывески.
– Черный Басти рисовал, он типа присматривает за этим кабаком. Каждую неделю меняет название, игра такая. Щелкнул пальцами, подзывая бармена и предлагая сделать заказы. Вооружился доставленной ему кружкой пенистого пива. Сделал пару глотков  - и затем поднял взор на Альтиери. – Фрэнк, я могу помочь в ситуации с Джимом. Если, конечно, вам нужно мое содействие. Последнюю фразу он произнес с особым выражением. Словно давая понять – что будет ожидать чего-то в ответ. Затем развел своими медвежьими лапищами. – Но ведь это опять будет только на время, нет? Да и, как сказал,  дело далеко не только в  Фортуно... Взял целую горсть картофельных чипсов из принесенной лохани, с аппетитом ими похрустел. Отряхнув с губ налипшие крошки, продолжил. – Помнишь вопрос о месте в Комиссии? После произошедшего даже близкий родственник не решится туда продвигать Монтанелли. А  большинству сидящих там донов, в отличии от нашего старика, он – никто… 

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-12-25 10:40:58)

+2

6

- Нихуя себе, - взяв коробочку с "цацкой", Фрэнк с интересом повертел ее в руках и вернул обратно Даниелю. - Девчонка, должно быть, стоит этих денег? Все серьезно? – усмехнулся. - Мне уже не терпится с ней познакомиться. - Двадцать тонн, мать его. Это ж сколько шлюх можно выебать за эти деньги? Вероятно, Дэнни рассчитывал на какие-то более серьезные с ней отношения, либо же та была поистине шикарной женщиной заслуживающей столь же шикарные подарки. Фрэнк даже жене не часто такие дарил, что конечно не говорило о том, что любил и хотел ее меньше; когда они познакомились, и он добивался ее внимания, денег на бриллианты у него не было - только из тюрьмы вышел. Помнится, подарил ей какие-то простенькие сережки, из серебра, кажется, в виде цветочков, и Джулс их уже двадцатый год "отрабатывала". Вот это было выгодное капиталовложение. С браком, Фрэнк всегда считал, ему повезло. Джульетт была с ним не ради его денег, а потому что любила (ну, во всяком случае, двадцать лет назад), и все эти бриллианты значения для нее не имели. А вот насколько искренне станет "отрабатывать" подружка Дэнни, вопрос оставался открытым. Но Фрэнк, конечно, желал ему только лучшего, хотел надеяться, что эта новая подружка его не разочарует, и кто знает, может Дэнни первого наконец заделает. В ком как ни в детях смысл жизни? - Сейчас не лучшее время, - Фрэнк с сожалением покачал головой, когда Росси предложил ему и Джулс съездить куда-нибудь. Предложение заманчивое, они ведь и в самом деле очень мало времени стали проводить вместе, Альтиери чувствовал нехватку внимания, обижался, когда жена занималась студией больше, чем им, но вырваться куда-либо сейчас не мог, он просто не сможет отвлечься, будет думать не о ней, а о том, что у них дома, в Сакраменто, о бизнесе. - Надо сперва эту херню с Нью-Йорком разрулить. И к тому же, ты не знаешь Гвидо? - Еще одна проблемка была. - Каждый раз блять как одолжение делает, отпуская в отпуск. - Года полтора назад, когда они с Джульетт едва не развелись, та предложила съездить вместе на курорт, побыть вдвоем. Монтанелли знал насколько важно это было для Фрэнка, шаг к сохранению его брака, и, тем не менее, не упустил возможности попросить за это конверт вдвое толще обычного. - Надо наверное ей тоже что-нибудь особенное подарить, дорогое... Джулс бы оценила. - Подумал о том, что вроде как неправильно это - любовницам дарят подарки за двадцать кусков, а он для жены жмется. Хотелось как минимум не хуже подарить своей.

В машине разговор о семьях продолжился, но на этот раз тема затронула детей, у Ламберто ведь такой же лоботряс рос, и тот как заботливый родитель не мог не думать о его будущем, как и Фрэнк в точности. - Есть у нас один знакомый, Ронни Уэбстер, контракты на железную дорогу через него как раз получили. - Неужто не знакомили? Тони, впрочем, не часто в последнее время бывал у них в Сакраменто. - Его отец - сенатор. - И глянул на Майка, когда тот упомянул газетчиков. Сенатор и в самом деле мог опасаться того, что его имя свяжут с гангстерами. И это было проблемой, еще одной наряду с оценками, которые связями отца уже вряд ли вытянуть удастся, до угроз в адрес учителей Фрэнк опускать не собирался, разумеется. - Пускай докажут сперва, что я хоть как-то с организованной преступностью связан. Мне что, блять, теперь, каждому своему ребенку оружие в руки вложить только потому, что у них моя фамилия? - Завелся, возмущенный таким положением дел. Как семью Бен Ладена обучать в американских университетах, так это, пожалуйста, а как внука ветерана вьетнамской войны - так не достоин? Лично он для своей страны - ей Фрэнк считал Америку, разумеется - может и не сделал ничего, но вот его семья в целом вклад определенный внесла, и дети его имели право на нормальное будущее. - Нашими делами он заниматься не будет, Джуниор и не подходит для этого. - Его сын был хорошим парнем, где-то раздолбай, конечно, и лентяй, но на преступления не способен. Фрэнк так считал во всяком случае. - Да? И на какие шиши они его открыть планируют? - Усмехнувшись, поинтересовался у Майка, когда тот рассказал об амбициозных планах молодого поколения.
Из Нью-Йорка до Джерси по соединявшему их хайвэю было ходом не более получаса, за это время мобстеры успели и о делах поговорить тоже, затронув волновавшего по обе стороны материка Монтанелли, а также бизнес, как общий, так и личный. Что касалось последнего, рестораны были отличной темой: клубы, бары и все тому подобное. В этих делах гангстеры шарили как ни в чем, любили проводить там время, и не удивительно, что каждый мечтал открыть собственное такое заведение. – На открытие то позовешь? – Спросил у Тони, услышав о планах того забацать свой ресторан, и будет тот по всей видимости не очередной пиццерией, а каким-то особенным местом, где можно жрать и любоваться собой ненаглядным одновременно. – Хорошее дело говорят, - поддерживая Энтони с Майком, обратился к Дэнни, - эти цацки за двадцать тонн, которые ты своим телкам покупаешь, внимание привлекают, будь здоров. Я в прошлом году тачку новую себе брал, так в салоне наличку не принимают, а банки всю информацию по сделкам в налоговую передают, и начинается поебень – источник доходов подтверди, налоги заплати. – В общем головной боли было много, и все это не шутки нихрена, могли и посадить запросто, поэтому все они и старались задницы свои прикрыть перед государством.
Оказавшись перед «фитнес-клубом», Фрэнк сперва подумал, что их в какой-то спа-салон привезли, но вскоре все встало на свои места, как оказалось, это было только лишь прикрытие (а уровню конспирации, наверное, и ЦРУ бы позавидовало). Внутри, впрочем, все было довольно-таки привычно, обычный social club, такой же каким был «502», ну может несколько побольше в размерах. Сев за столик, Фрэнк также заказал себе бокал пива и сделал добротный глоток, прежде чем приблизиться к Тони и ответить ему на полутон ниже, - я так понимаю проблема только в Монтанелли? Ну, значит надо избавиться от этой проблемы, - переглянулся и со своими земляками тоже, предлагая сейчас, по сути, убрать Гвидо, либо просто с позиции дона, либо физически, если уж придется идти на крайние меры. – Мне помнится после смерти Риккарди, он говорил о том, что место дона займет временно. Сколько уже прошло? Больше двух лет? – Или даже три? – Может пора найти ему замену? Чтобы наш общий бизнес не страдал, это будет лучшим решением.
Тема эта в их кругах была опасная, оттого Альтиери и понизил голос, чтобы раньше времени об этих планах не знал никто кроме сидевших за столом. – И тут твоя поддержка нам точно не помешает, и Джеймса тоже, - вообще-то всей Комиссии, если уж говорить прямо, без ее разрешения доны в Семьях не менялись. Нет, были, конечно, примеры и не единичные, тот же Джон Готти, убравший своего босса, или Донато. В обоих случаях на этих новых донов затем посматривали косо, но если с первым не вести дел было сложно, то вот последних перестали воспринимать довольно явно, и, пожалуй, чудо, что Торелли не прекратили свое существование в принципе. – Ну, так что, готовы будете продвинуть кого-нибудь другого вместо Монтанелли?
Фрэнк боковым зрением заметил еще две появившиеся в заведении фигуры и приостановил этот разговор, в одном из них андербосс узнал Лино Валенте, высокопоставленного члена Семьи Лучиани. Тот был консильери последние лет пять точно, хотя возможно, что уже и боссом стал, о том кто там действительно всем рулит, Фрэнк даже сам не знал, сведения были совершенно разные, то ли Джои Скарпа, авторитетный мафиозо из Бруклина, то ли ветеран Лоренцо Леоне, который, как все Джимми Фортуно мечтает, ушел на пенсию еще лет десять назад, или этот самый Валенте.
- Привет, Энтони, - гангстер приобнял Ламберто, подойдя к их столику. – Джимми еще нет? - Лино Валенте уже давно перевалило за полтинник, но энергии в нем оставалось также много, как  в начале двухтысячных, когда Фрэнк его увидел впервые, сопровождая дядю в очередной поездке в НЙ. Тот был не высокого роста, в молодости довольно красивый, но сейчас заметно располнел и на Аль Пачино походил уже куда меньше, впрочем, у женщин пользовался все той же популярностью, в первую очередь, наверное, благодаря своей харизме. – Наши друзья из Сакраменто? – Посмотрел на калифорнийскую делегацию, пытаясь упомнить их имена. Как следует их никогда и не знакомили, а самого молодого из них Валенте так и вовсе впервые видел. – Наверное, пора уже поближе познакомиться. – Вопросительно глянул на Ламберто и присев за свободное место жестом подал знак официанту поставить пива и ему тоже. - О вашей проблеме я в целом в курсе, не приняли еще никаких решений? - Не затягивая, подключился к обсуждению.
Спутник, с которым он пришел, тем временем окопался возле барной стойки, принимать участие в переговорах было не его уровня, он лишь со стороны поглядывал за происходящим, являясь, как понял Альтиери кем-то вроде бодигарда для высокопоставленного мафиози. Одет с иголочки как и его босс, производил впечатление довольно-таки сурового типа

+3

7

- А что Гвидо? Он босс и все такое, но в своих убеждениях одинок. Особенности, о которых он говорил, не имеют никакого отношения к реальному положению дел внутри Семьи, -  Впрочем, сомневаться в намерениях Монтанелли, к сожалению, приходилось не только Мелаграно. Недовольных его политикой хватало и внутри Семьи, разговоры о смещении власти, пусть и шепотом, велись все чаще не только среди «приближенных» к его персоне доверенных лиц, но и среди простых, далеких от политики, солдат, впрочем, не имея под собой никаких оснований. Им то, по большому счету, без разницы кто будет стоять у власти, но тревожные слухи о нарастающем конфликте с влиятельной нью-Йоркской боргатой настораживали и пугали. Вставать грудью на защиту человека, чьи идеалы подвели под пули, я уверен, ни один, даже самый бескомпромиссный фанатик, не станет. Это первое, о чем стоило подумать Гвидо на досуге. Пока у него было время. И возможность.
Тони, впрочем, развивать тему не спешил, отдавая предпочтение трепу на личные темы. Энтузиазма собеседников я не разделял, предполагая, что чем быстрее мы перейдем к сути, тем быстрее удастся решить вопрос, как правильно заметил Ламберто, волнующий далеко не только участников той злополучной сходки. Лучше было сразу подготовить почву, перестраховаться, обозначить позицию и прояснить положение дел, настроений Настройщика и тех других, на кого намекал андербосс Мелаграно. Пока что никакой конкретики от Кулака я не услышал.

- Хорош меня за идиота держать. Цацки за двадцать тонн я не каждый день покупаю, да и в целом не первый день живу, блять, как дела обстоят знаю, - шутливо отреагировал на наставления своих калифорнийских товарищей. О том, чтобы открыть свое дело для легализации доходов, ко всему прочему, воплощения моих нескромных амбиций, как они оба знали, я задумывался уже давно. Все руки не доходили. Идей, как и всегда, было дохуя, но первое о чем я подумал сейчас, когда Тони заговорил о бизнесе, была мысль, которую вынашивал, пожалуй, уже полгода, -  помнишь «ДжинглДжангл»?, - пододвинулся к Майку, потрепав по плечу, - бар, который Глаз держал в Диего? Местечко было зашибенное, - обратился уже к Фрэнку с Тони, которым побывать в лучшем, по моему мнению, заведении Сан-Диего, так и не удалось, -  150 сортов крафтового пива, на любой вкус. Такого ассортимента, поди, и в "502" никогда не было. Не говоря уже о дизайне. Всю душу, блять, вложили. Вот подумываю, может, возродить его, только уже здесь, - оговорился, глянув по сторонам, - там в смысле, в Сакраменто. Бабла кабачок приносил немерено, да и вообще. Разве что, помасштабней сделать и обстановочку сменить чутка. Что-то на манер вестерна переделать. Может быть, с Джулс поговорю, она у нас теперь дизайнер, как никак, - хохотнув, переглянулся с Фрэнки, воодушевленно размахивая подбородком, - Канделябры, шляпы, револьверы, бутафорские, конечно. Горячие официантки в индейских прикидах. Символично, вроде как. Ну, подумать еще надо. Понятное дело, без Айса уже не то будет, но всяко лучше, чем в углях, - чуть помрачнев, добавил, выругался в сторону и решил больше тему не поднимать. По правде говоря, до сих пор себя виноватым чувствовал за нелепую кончину друга. Поэтому и матери его помогал, и даже кузену, не напрямую, правда. Так уж у нас, у итальянцев, принято. Хотя, пожалуй, дело и не только в этом было. Угрызений совести, по обыкновению, я испытывал крайней редко, в случае с Глазом, пожалуй, испытывал до сих пор.

Тормознув на подземной парковке, вся сакраментянская делегация, проследовала за Тони Кулаком к месту проведения частной вечеринки. Мне, по большому счету, было плевать куда собирался завести нас андербосс, да и не очень удивлялся, топчась возле вывески «Фитнесс-клуб».  Ламберто вполне мог устроить переговоры в привычном для него месте, а судя по его габаритам, в качалке он разве что не жил, хотя я и был твердо убежден, что тот торчал на анаболиках, даже придумал на этот счет парочку шуток, но, в виду резко охладевших отношений с Иль Мелаграно, решил пока что оставить их при себе.
Оказавшись по итогу в довольно привычной обстановке,  расслабился, оглядываясь по сторонам с некоторым удовлетворением. Местечко и в самом деле располагало к «переговорам» куда больше захудалого мотелишки, где в прошлый раз состоялась сходка с Мелаграно. Единственно что – я нигде не наблюдал Настройщика.
Последовав примеру андербоссов, заказал пива и, наконец, закурил, удобнее расположившись в кресле.
- Как говориться, рыба гниет с головы. И, пока не поздно, проще эту голову отрубить – такое мое мнение. Раз уж мы без протокола, - Поддержал Фрэнка, пододвигаясь ближе. Вероятно, мне стоило бы оставить свои рискованные мысли при себе. О таком не принято говорить вслух. Уподобляться Донато, безжалостно разделавшимся со своим боссом, не хотелось, однако других альтернатив, по правде говоря, Гвидо нам и не оставил. Я не отрицал возможность того, что Мелаграно, ради достижения общего будущего могут запросить «голову» калифорнийского заправилы, и уж тем более не сомневался, что Франческо с Майклом будут готовы ее предоставить (о чем Альтиери прямо сейчас недвусмысленно намекнул Ламберто). Как говориться, ничего личного. Хотя и личного, пожалуй, хватало.
В следующем прибывшем Лино Валенте я не узнал, потому что никогда с ним не встречался, хотя и слышал о нем.  Больше, чем нужно. Но особенного внимания на того не обратил, только вопросительно глянул на Ринальди и Альтиери по очереди. Честно говоря, не ожидал, что наша «проблема» в осведомленности которой сейчас объяснился представитель  Лучиани, привлечет столько внимания. Я так и не понял, хорошо это или плохо. Поэтому, ссутулившись, хлебал из бокала пиво в напряженном молчании.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-06-09 02:02:54)

+2

8

Иногда многие слова говорятся - просто потому что нельзя молчать. Так и  сейчас все присутствующие трепались о повседневных вещах - вроде детей,  бизнеса, планов на будущее, хотя головы были заняты совсем иным. Не составлял исключение и Майк,  улыбающийся и подшучивающий, а внутри просчитывающий варианты.  Зачем же их все-таки позвали в таком составе в Нью Йорк? Все сильно напоминало заговор - вопрос в том, против кого он был направлен, против Гвидо или их самих. - На ваши с Мэнни шиши, понятное дело. Хотят, чтобы вы вложились. -  прокомментировал Ринальди новую гениальную идею Джуниора с Томми - открыть рок-клуб. Тут физиономия Тони-Кулака приняла неожиданно задумчивое выражение, он поскреб твердую, словно вытесанную из гранита, скулу. - Нет,  идея с Уэст-Поинтом хороша, на самом деле. Держать парня подальше от всего этого... Тут обычно конкретный  в выражениях Ламберто сделал некий расплывчатый жест рукой - впрочем, из дальнейших слов стало понятно, что подразумевает он криминальную деятельность и криминальное же окружение. - Мне батя даже "Крестного отца" смотреть не давал, хотя  сам пересматривал по сто раз. А толку - все равно все вокруг были из "нашего дела".Усмехнулся, показывая, что дальше эту тему и развивать не следует. В стае можно быть только собакой - и подростку постоянно вращаться в круге гангстеров и не быть затянутым их образом жизни фактически невозможно. В этом возрасте хочется ломать шаблоны, бунтовать, жить весело и привольно, всем доказать, что ты крутой. А когда пример такого существования  подают ближайшие родственники - стоит ли рассчитывать, что ребенок вырастет законопослушным гражданином? - Помню "Джингл-Джангл Бар", ничего так местечко. Если хочешь его воссоздать - главное правильную улицу выбрать и понять какую публику хочешь там видеть. Тусовочное заведение-то лучше ближе к центру, а там аренда стоит ого-го... В подпольном социальном клубе досужим беседам наконец пришел конец -  и гангстеры перешли к тому ради чего собрались. Отношениям двух Семей и будущем руководства одной из них.
Когда Фрэнк, со свойственной ему прямотой, взял быка за рога и поставил вопрос о Монтанелли ребром, лицо Майка  осталось невозмутимо спокойным, однако внутри все, казалось, обрасло ледяными сосульками. Сам он ничего не сказал, лишь придвинул к себе принесенную ему официантом тарелку со спагетти и мясными тефтельками и начал есть. Наматывая макароны на вилку и щедро посыпая их пармезановой крошкой, гангстер про себя отметил, что они заходят в очень опасные воды. Разговор об убийстве или смещении дона, каким бы он не был - большой риск для каждого, кто его затевает. Однако, по сути, Альтиери и Росси сказали то,  на что намекал сам Кулак и что должно было возникнуть в голове любого разумного человека при таком повороте событий. Если вести дела с Монтанелли нью-йоркеры не могут, получается,  клан Торелли должен либо пожертвовать Нью Йорком, либо самим Монтанелли? Услышав слова Дэнни и Франческо,  Ламберто посмотрел на них испытывающим взглядом. Он тоже принялся за заказанное кушанье - пиццу с козьим сыром и болгарским перцем. Медленно и чинно пережевав кусок, андербосс Семьи Иль Мелаграно наконец заговорил. Медленно, словно подбирая каждое слово. - Скажем так - мы не против разумных перемен в руководстве  дружественной нам структуры. Совсем не против. Майк приподнял бровь, изображая вежливый интерес. И одновременно приглашая Тони продолжить, выразившись менее расплывчато. Но в этот момент к их столу приблизился совершенно  новый персонаж. Лино Валенте, представитель клана Лучиани - пожалуй, самой могущественной мафиозной Семьи в  США. Двести пятьдесят - триста посвященных,  филиалы во многих штатах США, шефство чуть ли не над полудюжиной мелких кланов - и всего семь крыс за всю историю структуры. Да, преемников легендарного Счастливчика недаром называли "Лигой плюща" организованной преступности - и если и они заинтересованы в низложении Гвидо, то его дело - табак. - Джимми скоро будет...  Лино, ты ведь знаешь Фрэнка с Майком, они ныне держат Сакраменто. -  Кулак завуалированно напомнил Валенте об именах приятелей из Калифорнии, а Росси уже откровенно представил. - А это Дэнни, наш друг, тоже очень уважаемый в тех краях человек. И мы вот как раз обсуждали решение ... некоторые административные перемены, скажем так. На самом верху. Майку показалось, что Лино прекрасно понимает,  о чем говорит Ламберто - обсуждали это заранее? - И что же, у вас такое же мнение на этот счет...  на самом верху?  - осторожно спросил Майк у Лино, пристально смотря на него. С их ебучей секретностью, когда не знаешь, кто реально всем управляет, легко можно попасть впросак. Говорить с человеком, не обладающим реальными полномочиями. а потом столкнуться  с тем, что его боссы прикинутся чайниками.  Будучи сам хитрецом, Майк был склонен подозревать в хитростях и других -  и потому не мог не подумать об одной малоприятной возможности. Вдруг это все подстава и они хотят убрать Гвидо руками Фрэнка с Майком, а потом ликвидировать и их, вроде как за нарушение мафиозных кодексов? Чтобы, на фоне хаоса, потеснить Торелли, захватить их ключевые точки, наслать своих протеже вроде Поли Фортуно. Такие случаи уже были в прошлом, например, в Филадельфии. Конечно, вряд ли бы в этом случае договорились такие стародавние конкуренты как Иль Мелаграно и Лучиани - но береженого Бог бережет, и потому Майку бы хотелось побольше гарантий того, что Комиссия реально одобрит жесткие меры. Опять же - ведь они тут пока не видят ни одного босса.... если, конечно, Лино скромно не умалчивает о том, что уже является таковым. - Остальные Семьи в Комиссии поддержат перемены? - задал еще один вопрос, очищая тарелку и допивая пиво. Обтер губы салфеткой, ликвидируя любые пятнышки масла и красного  соуса, которые могли там остаться. Тони-Кулак же  вдруг развел руками и, оттолкнув остатки пиццы,  сказал. - Братцы, а не переместиться ли нам в сауну? Тут шумновато становится, а там можно попиздеть в тишине. Многозначительно моргнул глазом, встал  -  и повел остальных по какому-то боковому коридору, вглубь здания. - Сколько же здесь этажей! - удивленно заметил Майк, когда они в очередной раз спускались по пахнущим хлоркой ступеням. Энтони лишь ухмыльнулся и открыл дверь, затем пригласил спутников пройти в нее вслед за ним. - Все основное здесь вот землей... Вот тут ВИП-лаундж,  сюда можно пройти незаметно, а далеко не все были готовы пересекаться прямо в  зале... Как вам? Майк оглядел комнату - выглядело все шикарно. Большое светлое помещение с плазменным экраном на стене и музыкальным центром в углу,  стол, заставленный бутылками винами, вазами с фруктами,  тарелками с пармской ветчиной, холодным мясом, красной рыбой.  Поблескивающей голубым кафелем бассейн, несколько пенных джакузи, а за стеклянной стенкой  - туманы из пара. - ... А некоторые из нас уже какое-то время здесь отдыхают... -  дополнил Тони, разглядывая какие-то прячущиеся в парилке фигуры. Через мгновение из ее недр до них донеслось хихиканье и визги, а затем дверь широко распахнулась, и из сауны выскочили две  совершенно голые девушки - пышногрудая блондинка и стройная шатенка. Они с хохотом скрылись в примыкающем к комнате уголовом чуланчике - а из пышущей жаром бани, укутываясь в белый махровый халат, вышел человек со столь внушительным пузом, какое  даже в мобстерских кругах надо было поискать. -  Я думал, ты подождешь, пока мы покончим с делами. -   Ламберто  поприветствовал толстяка церемонным объятием и подвел его к остальным "людям чести". Тот же беззаботно махнул пухлыми пальцами. - Тут чуток поразвлекся, пока вас ждал. Да расслабься, им все равно некуда микрофон засунуть!  Фрэнк,  Майк, как вы? - "Полуторапудовый  Энди" Риччиери дружелюбно протянул пятерню  сакраментовским андербоссу и консильери, затем окинул вопросительным взглядом Росси.  С этим жиртрестом Альтиери с Ринальди были знакомы давно - с тех пор, когда Риччиери контролировали одну строительную фирму,  поучаствовавшую в паре подрядов в их штате. Энди никогда не пользовался  у других Семей особо большим уважением. Он главным образом  опирался на авторитет своего брата, искрометного Тома, ныне управляющего боргатой из-за решетки. Однако все же являлся ближайшим помощником того - сначала в качестве личного водителя, потом в роли шкипера и, наконец, действующего босса. Энди любил изображать из себя простачка, эдакого беззаботно любителя еды, баб и прочих жизненных удовольствий - но Майк подозревал,  что на самом деле это далеко не так.  Поговаривали, что очень многие попали под молот гнева импульсивного Тома Риччиери именно из-за нашептываний этого круглолицого бонвивана. - Присоединяйтесь! Знаете ли, мозги прочищает.  - поправив свисающее с шеи тяжелое золотое распятие,  Энди махнул рукой в сторону сауны.  Ламберто согласно кивнул и начал расстегивать рубашку. Последовав ее примеру, Майк быстро стянул с себя одежду  - и вскоре, вместе с остальными  мафиози, уже сидел на дубовых скамьях, вдыхая горячий, отдающий эквакалиптом и можжевельником, воздух. - Ну так, к чему вы пришли? - спросил исполняющий обязанности дона Риччиери, вытирая  со своей волосатой груди быстро проступившие капли пота и почесывая розовый, бегущий от правого соска до бедра, шрам. Майк было хотел ответить, однако вдруг у него над ухом раздался голос. - Не помешаю? - и  в термы вошел и устроился, не теряя своей величественности даже в разоблаченном виде, Дядя Джимми.  Происходящее все больше напоминало микрозаседание Комиссии - правда, в экзотическом и несколько карикатурном виде.

Энди Риччиери, действующий босс Семьи Риччиери

http://filmlerim.com/mi/09/11/04/e/4/7/o_34294_gaetano-iacono.jpg

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-01-12 15:11:32)

+2

9

Фрэнк рассмеялся, услышав, что его сын и племянник Майкла подумывают о том, чтобы их папашки профинансировали открытие рок-клуба. Бизнесмены хреновы. С последнего их "бизнес-плана" они до сих пор долг отрабатывали, и что-то гангстеру подсказывало, вылетят они с Мэнни в трубу с такими инвестициями.
- Не только подальше, Тони, за ним там еще и присматривать будут, дисциплина и все такое. - Не было ведь никаких гарантий, что вместо "всего этого" их дети, получив свободу от родителей, не доберутся до "всего того", что возможно будет еще хуже, как в случае с Линдой, к примеру, которая внеклассные уроки у Монтанелли брала. Те же наркотики были всюду, и где как не на студенческих вечеринках их дети впервые знакомились с ними? Никто не исключал попадания в плохую компанию вдали от отцов-гангстеров. Впрочем, некоторых, как ни старайся оградить, ни на что другое годными они просто не оказываются, как тот же Тони только что рассказавший о том, как ему старик запрещал "Крестного отца" смотреть, или вон Ал, другой племянник Майкла, даже получив диплом юриста, продолжал заниматься криминалом, просто потому что ему это нравилось. Относительно собственного сына, Фрэнк все же питал пока надежды вырастить из него не гангстера, а порядочного законопослушного гражданина.
- В "502" кому надо, со своим приходят, - усмехнувшись прокомментировал выпад капо в адрес их бара, любили они его не за количество выпивки и интерьер, а за атмосферу давно ставшую родной и домашней. И деньги он приносил не стандартным для бара образом. Будучи социальным клубом, в нем мобстеры обсуждали свои дела, встречались друг с другом и просто проводили время в ожидании работы, которую им капитан или андербосс с консильери в любой момент могли подкинуть. - В старом городе такой салун хорошо бы вписался, там и туристов полно, без клиентов не останется, - предложил свой вариант размещения "Джингл-Джангл Бара". В старом городе, исторической части Сакраменто, была сохранена атмосфера Дикого Запада, их город основался во время золотой лихорадки и вдоль главной улицы до сих пор стояли те невысокие двухэтажные постройки, которые показывали в вестернах, с аутентичными шрифтами на вывесках, и легавые там за порядком следили сидя верхом на лошадях. В общем, любопытный туристический аттракцион, где идеи Дэнни пришлись бы очень к месту. Если помещение найдет, конечно, с ними в старом городе всегда был напряг, а то ведь придется тоже в подвале каком-нибудь ныкаться за фитнес-клубом, и никто кроме своих не оценит гениальности идей Даниеля Росси.
В отличие от того же Тони, Фрэнк находясь в Sing Song Social Club, налегал на еду не особо, аппетита из-за всех этих разговоров о Монтанелли, у него не было. Дожидаясь ответа от андербосса нью-йоркской Семьи, с которым тот явно не торопился, Альтиери пристально смотрел на него. Он непрозрачно намекнул сейчас на то, что их босса было бы неплохо убрать, а темой это было по определенным причинам опасной, пускай и не предлагал прямым текстом убийство. Фрэнк на самом деле не исключал, что Гвидо может согласиться на их предложение, жадным до денег и власти их нынешний дон никогда не был. Но чтобы делать такие предложения - его-то Монтанелли понятное дело не послушает, сочтя, что андербосс просто вознамерился захватить власть в Семье - нужно было заручиться поддержкой остальных. Из расплывчатого ответа Ламберто сложно было делать какие-либо выводы. Может на первый взгляд и могло показаться, что Мелаграно не против, на второй взгляд невольно возникало сомнение, а не их ли самих имели в виду под руководством, которое нуждается в переменах? Не услышав конкретики, Альтиери тверже глянул на своего визави, однако, как и Майк не успел развить тему, потому как возле их столика появился Лино Валенте.
- Не так хорошо как хотелось бы, но думаю, мы это исправим. О Сакраменто только и разговоров в последнее время. - Немолодой гангстер кивнул Фрэнку с Майком, а затем и Дэнни, представленному ему следом. Конечно их Семья, подумал Фрэнк в ответ на это замечание, успела наделать шума за последнее время. Кровавые разборки они завязывали одну за другой, и с врагами расправлялись беспощадно. Давно такого не было, чтобы боссов расстреливали из базуки, как было с Сальвиатти. А может и вообще впервые. Слава о Торелли ходила как об отморозках, что впрочем, с одной стороны им даже на руку было, иные лишний раз подумают, перед тем как с ними связываться.
Покручивая перстень на мизинце, Лино перевел взгляд карих глаз на Майкла. Как и Тони ответил он на этот вопрос не сразу, тоже должно быть, подбирая нужные и правильные слова. - Иногда административные перемены необходимы... в том числе и на самом верху.
Каждый из них осторожничал в оценке происходящего, хотя, казалось бы, уж кому, а Лучиани опасаться точно было нечего. Настолько отмороженными Торелли не были, рыпаться на этих мастодонтов никто не станет, да и мстить тоже, даже если Валенте вслух начнет тут рассуждать о необходимости избавиться от всей их Семьи, угрожая и Фрэнку с Майком тоже. - Если их убедить, поддержат, - утвердительно ответил относительно других членов Комиссии, которых не было с ними. - Не думаю, что возникнут проблемы. - Единственный, с кем могли бы возникнуть, это Джимми, потому что речь о его родственнике, но поскольку сейчас именно он был заинтересованным в смене власти лицом, к нему должны прислушаться. Уж коли Лучиани прислушались, то и остальные их примеру последуют. Причин для такого решения на самом деле было более чем достаточно, далеко не конфликт двух родственников был решающим фактором.
Внезапным предложением переместиться в сауну Тони в очередной раз удивил гостей, как оказалось, фитнес-клубом это заведение было в большей степени, чем могло казаться по началу. – Нихуя себе римские бани, - присвистнул андербосс. Вот вам и здоровый образ жизни, а они у себя в Сакраменто продолжали пить, курить и кокс нюхать вместо того чтобы сауны принимать в бассейнах плавать и массажами наслаждаться. Фрэнк усмехнулся, глядя на все это. Ему понятное дело привычнее было в стрипклубах и барах время проводить. Но в чем бы плюс, микрофон тут и впрямь не спрячешь, разве что в задницу его себе засунув.
Мимо пробежали две красотки, не стесняясь своей наготы, и затем показался толстяк Энди Риччиери, с последней встречи который еще более разжирел.
- Шаркаем еще ножками. Привет, Энди, - поприветствовал его, похлопав по мясистому плечу. Фрэнк слышал, что жирдяй вместо брата возглавил Семью, пока тот гостил у правительства, и, похоже, оттягивался по полной, пользуясь своим положением. – Это наш друг, Дэнни Росси, - представил капитана, который только начинал входить во всю эту высокую тусовку. Об этих людях Даниель, конечно же, слышал раньше, но познакомиться с ними ему предстояло именно сейчас. 
- Знал бы, что такая тема будет, взяли бы Андреоли, а не тебя, - пошутил над кузеном своей жены, пока они раздевались. Проводить время с обнаженными женщинами куда лучше, нежели с мужиками.
Оставшись в одной цепочке с крестиком, обмотанный полотенцем, Фрэнк присоединился к остальным «римлянам» на лавочке.
- А бани ведь, между прочим, тоже мы, итальянцы, придумали, - подметил Лино, вытягивая ноги и шевеля пальцами, разминая старые затекшие суставы. – Ну, как вам наши императорские термы? – усмехнувшись, поинтересовался у калифорнийских гостей. – Вы-то к жаре, небось, привыкшие?
- У нас кондиционеры. - Фрэнк чувствовал, как на теле выступает пот, а золотое распятье обжигает грудь. Сколько он тут вытянет, сказать было сложно. Лучше не тянуть время, а переходить к разговору о делах. Как раз и Джеймс подоспел, обменявшись приветствиями, Фрэнк пододвинулся, освобождая место для Фортуно-старшего.
К чему они пришли?
- Кажется, мы пришли к необходимости административных перемен, - ввернув формулировку Тони-Кулака, перевел разговор с римских бань на потомка виноградных донов, и вопросительно обвел всех взглядом. Удивительно, но в этом странном месте, будучи без штанов, уверенности напротив, прибавлялось. Может и не случайно римляне практиковали свой досуг и деловые встречи именно в таком формате.
– Гвидо, насколько я его знаю, а знаю я его давно, до власти не жаден, он сам уйдет, если его попросить. – Фрэнк не думал, что только убийством можно решить эту проблему. Однако же, было все не так просто, как могло показаться с его слов, и он пояснил почему, - но уйдет в том случае если у него будут гарантии для Ливии и Агаты, двух посвященных при Донато женщин, которым он покровительствует. За них Монтанелли переживает куда больше чем за себя или за всю нашу Семью.
И Фрэнка тоже этот вопрос волновал, если Комиссия твердо решит что никаких женщин в Семье быть не должно, Монтанелли придется убивать вместе с ними, тот не сторгует свое место в кресле дона на их жизни, Альтиери его знал.
- Если будет возможность, я хочу сделать так, чтобы обошлось без крови. Я ведь крестный его дочери, - и не хотел бы оставлять Витторию, да и Дольфо тоже сиротой. Впрочем, если возможности решить все мирно не будет, Джимми захочет его смерти, а Комиссия категорически не согласится мириться с женщинами в рядах Коза Ностра, то Фрэнк, конечно, примет единственно верное решение, вставать в оппозицию подле бунтовщика Монтанелли он не хотел.

+3

10

Если изначально праздные беседы на отвлеченные темы, никоим образом не касающиеся истинной причины незапланированного визита в Нью-Йорк, нисколько меня не увлекали, то когда разговор зашел о далеко идущих бизнес планах, прежде всего, моих собственных(что ни мало важно!), я включался с особенным энтузиазмом, во всех красках расписывая собеседникам свои грандиозные задумки. По правде говоря, я и вовсе уверенным был, что тот же Тони даже и не пытался хоть сколько-нибудь вникнуть в мою безостановочную болтовню, я и сам в какой-то момент потерял суть своих рассуждений, выплевывал одну идею за другой, в общем-то, не ожидая никаких оценок и уж тем более советов. Хотя и призадумался на минуту, выслушав предложения по территориальному устройству от Майкла и Фрэнка по очереди. Задумчиво начесывая подбородок, развернулся к Альтиери, одобрительно хмыкнув, - дело говоришь. Хотя там с арендой проблемы могут быть, хуй пробьешься. Там большинство заведений приезжие и держат, наживаются, блять, на достоянии национальном. Да и легавых там больше, чем говна. А, разберемся, в общем, - махнув рукой, растянулся на обтянутом кожаными чехлами сидении. Как и всегда, предпочитал решать проблемы по мере их поступления. Хотя меня такие мелочи и мало волновали, прежде всего, паб задумывался не слепой точкой для отмывания бабла (хотя, естественно, и это тоже), но действительно крутым местом, погромче и помасштабнее рассчитанного на тесный круг лиц Social Club, которым по сути и являлся «502».  Ни о какой душевности и уж тем более домашнем уюте, чего с головой хватало в излюбленном месте дислокации южной команды, и речи не шло. Впрочем, обижать Франческо сравнениями (если этого бычару вообще можно было обидеть, тем боле такой ерундой) я не хотел. И я сам был частым гостем «502», хотя уже и не относился к южной команде, а вовсе имел свою собственную. Тут дело было в другом. Именно как «тусовочное» место я и планировал обработать будущий бар, привыкший к атмосфере извечного куража и по-настоящему западной дикости, пожалуй, именно этого и хотел от реконструированного «ДжинглДжангл Бара». Хотя, пожалуй, сравнивать местечки было бы и не правильно, учитывая сколько всего «подправить» в изначальном варианте я собирался. Впрочем, продолжать не стал, увлекаясь уже другими, куда более важными на данный момент мыслями.
В отличие от Ринальди с Альтиери мыслить наперед не привык, не разделял вполне оправданных опасений, ровно как и не стеснялся в выражениях. Я, впрочем, трепаться не любил. Вернее, не любил трепаться тогда, когда нужно было делать. Все эти неловкости и деликатные недомолвки, часть какой-то, совершенно мне не понятной, игры. На кой хуй оно надо?. И без витиеватых фраз, да завуалированных предложений понятно было чего хотели Мелаграно. По крайней мере, Кулак точно. Так какого, спрашивается, хуя тянуть кота за яйца? Впрочем, после того дерьма, которое оставили после себя Донато, происходящее сейчас уже было большой услугой со стороны наших Нью-Йоркских партнеров. 
Об этом размышлял, с ненатуральным безразличием разглядывая коротко подстриженные ногти, все же, краем уха улавливал обрывки фраз.  Когда все дружно замолкли и появлялся  Лино Валенте, один из высокопоставленных членов «Роллс-ройса» организованной преступности, коим окрестили Семью Лучиани по, в общем-то, вполне понятным причинам.
- Рад знакомству, большая честь, -  чувствовал себя определенно лучше, тряся сухую жилистую ладонь человека, до личного знакомства с которым не всякий капитан «дорастал». Впрочем, показывать своих истинных отношений не следовало, - скрывал волнение  в бокале пенного.
За поглощением пищи, вроде как, на вид вполне приятной, наблюдал с нескрываемым отвращением, испытывая рвотные позывы от любого, даже самого аппетитного запаха. Количество выпитого вчера ночью спиртного по-прежнему отравляло организм, впрочем, нисколько не отторгающий темное не фильтрованное.  Поэтому, когда Ламберто предложил переместиться в сауну, почти сразу же подскочил с места. Перед этим, однако, одним внушительным глотком успел осушить бокал – от затянувшегося молчания в горле пересохло. 
- Ну, вы и муравейник понастроили, не подкопаешься даже при большом желании, - с нескрываемым интересом (почти восхищением) оглядывался по сторонам, проталкиваясь в очередной дверной проем. Понятное дело, что осторожничать нью-йоркерам приходилось вынужденно, вниманием бюро обделенными они никогда не были, вот и прикрывали задницы, как умели. Очень даже профессионально, стоит заметить. Я уже и с счета сбился, сколько ступеней пришлось преодолеть прежде, чем оказаться в ВИП-лаундже. Несколько подустав бегать туда-сюда за Кулаком, надеялся, наконец, расслабиться в душной парной или, если удастся, с какой-нибудь расторопной девкой. Парочка таких, кстати, как раз в этот момент вынырнула из сауны. Проводив обнаженных девиц похабной ухмылкой, не сразу заметил появление Энди Риччиери. Хотя, пожалуй, при его то габаритах незаметным действующий босс наследников Профачи оставался редко. С ним, как и с Валенте, прежде мне видеться не приходилось, и когда Фрэнк нас представил, с некоторым напряжением, протягивал тому растопыренную пятерню. Если так и дальше пойдет, то тут, в презентабельных римских термах и вся Комиссия  в полном составе соберется!
- Не знаю уж как и что там прочищает, но я и получше способы знаю, - сделав характерный жест, оттопырив мизинец, обернулся к Альтиери, как раз поминавшего Андреоли. Коротко усмехнулся его комментарию по поводу более уместной компании, расстегивал рубашку, затем снимал золотую цепочку, бережно запихнув в карман аккуратно сложенных брюк, - если бы тут Ливия была, то вам всем уж точно не до разговоров было бы. Сам, поди, в курсе. Ты-то все, что надо, уже рассмотрел.
Повязав полотенце на бедрах, вторым прикрыл голову, усаживаясь на разогретые дубовое лавки. Вдохнув полной грудью горячий воздух, закашлялся, почувствовав неприятную тяжесть в груди, - Очень даже. Может, у вас тут и массажистки рукастые имеются?  - потер затекшую шею, расправил плечи. После самолета всегда все тело ныло, неважно первым классом я летел или экономом.
Когда появился Настройщик, разговоры об императорских банях прекратились. Поприветствовав Дядю Джимми, вместе с остальными слушал андербосса, согласно кивая. Впрочем, до тех пор, пока тот не упомянул Тарантино с Андреоли. Желание Франческо решить вопрос без лишней крови, пожалуй, я понимал, хотя особых иллюзий на этот счет и не питал. Мягкосердечием никогда не отличался, может и жалел бы детей Монтанелли, потребуй Мелаграно его голову,  все-таки считал, что если и быть переменам, то радикальным. Еще одной резни внутри Семьи хотелось бы избежать. Гвидо, как правильно заметил Франческо, до власти, может, жадным и не был, но до того уж принципиальным, что, может, и не захочет в угоду кому бы то ни было оставлять нагретое местечко. На слово Комиссии, как я предполагал по итогам последней встречи с Мелаграно, Монтанелли было глубоко плевать и если бы существовала возможность возвращения автономии в свою боргату, пожалуй, не задумываясь бы ей воспользовался. Я, впрочем, не знал дона Торелли достаточно хорошо, как тот же Фрэнк или Фортуно-старший своего родственника. Поэтому и попридержал свои догадки при себе.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-01-12 01:43:49)

+2

11

Устроившись на одной из верхних полок, Майкл с наслаждением растер все еще слегка подмерзшие за время стояния у той чертовой кафешки мышцы. Он не слишком привык к таким развлечением, все же не русским авторитетом был - и потому вскоре капли пота обильно украсили его грудь и плечи. Золотая цепочка с крестиком быстро стала нагреваться и жечь кожу  - и Майки пожалел, что не снял ее сразу, положив вместе с одеждой. Теперь же снимать при всех было бы как-то по-чухански. Продемонстрируешь свою чувствительность к боли и то, что не слишком дорожишь святым символом.  - Да, термы это римская тема. Вообще здорово конечно - янки у нас спиздили пиццу, русские баню,а теперь ходят и изображают, что мы не при делах! Дэнни, тем временем, уже жизнерадостно интересовался наличием при ВИП-лаундже умелых массажисток. Энди Риччиери расхохотался, тряся  своим многослойным брюхом, подмигнул Росси. - Есть такие, мастерицы на все руки... и прочие места! Все вокруг посмеялись, даже обычно довольно чопорный Дядя Джимми оскалил свои белоснежные зубы. Потом, как оно водится у гангстеров,  с легкомысленной болтовни опять перескочили на серьезные темы.  - И что ты предлагаешь нам, официально согласиться с Гвидо, что принимать баб правильно? - нахмурился Фортуно-старший, непонимающе посмотрев на Альтиери.  Полутаропудовый Энди же похлопал себя по прикрытым белым полотенцам чреслом и  цинично осклабился. - Нет, у меня  телки иногда бывают в наших социальных клубах... но только для одной, блять, цели. Не их принимают в Семью - а они за щеку! Майкл, тем временем, серьезно посмотрел на лучшего друга. Его несколько удивило сказанное им, ибо показалось малость наивным и непривычно мягкосердечным. - При всем уважении,  если бы Гвидо был таким теленком, как ты говоришь, то давно бы уже сдал власть Анне или Энзо. А где они теперь? Сам Майк никогда не испытывал к Гвидо ненависти, у него не было с тем даже таких вот "жарких" отношений как у того с Фрэнком.  Он ценил то достоинство и порядочность, с которыми тот себя держал в  частной жизни, отсутствие алчности,  то, что при нем Семья вернулась в калифорнийскую Комиссию - а сам Майк был назначен на высокие посты. Убивать же боссов вообще претило натуре Ринальди, высоко ставившего даваемые членами Организации обеты послушания. Однако это не изменяло того, что бизнес есть бизнес. Политика Монтанелли, его  выходящая за все рамки эксцентричность, отношение к традициям, к Коза Ностра, к их партнерам, вели клан к новой изоляции - и проблему следовало решать. А если решать ее таким радикальным образом, как предполагали "их друзья" в Нью Йорке и Фрэнк, то тогда любые полумеры только вредны. Не запачкав рук, не выпотрошишь дичину. - И что это за дон, что за мужчина, который, на хуй, уходит, как только его "попросят"? Ты думаешь, он тебя хорошо встретит,  с такими разговорами? Возможно,  Майк лучше думал о Гвидо, чем Фрэнк, который того, походу, полагал безвольным и трусоватым. В глазах же Ринальди  тот был скорее упрямым в мелочах и способным порой сдавать позиции в крупном.  Из-за того, что не имел нужного руководителю глазомера, не отличал значимое от второстепенного. Но мокрой курицей никогда не был. - Я бы встретил пулей в башку, а потом бы уделал всех твоих людей. - усмехнулся Дядя Джимми, соглашаясь с Майклом. Ринальди развел руками, словно демонстрируя, что такой исход  считает возможным. Вообще говоря, он не хотел при всех нью-йоркских боссов полоскать их белье и спорить с Альтиери - однако ведь здесь принималось решение, от которого зависела и жизнь Майка. Если начать действовать топорно - то тогда они все рискуют закончить в багажниках автомобиля, а не высоких мафиозных креслах. - Может, Джимми поговорить с Гвидо? - предположил консильери - просто чтобы дело не выглядело так, будто именно он призывает к исключительно кровожадному решению.  Настройщик, как он и думал, пожал по-старчески морщинистыми  плечами. - Он даже мои слова в хер теперь не ставит.  Он мой родственник, но походу слетел с катушек, никого вообще не слушает.  Майкл покивал головой, словно сетуя на то, что такой досадный факт существует.   - Если бы Нью-Йорк был авторитетом для Гвидо, мы бы этот вопрос не обсуждали, верно? Тут Тони-Кулак, уже багровый как рак от жары, встал и пошел на выход. За ним же последовали остальные. Выйдя из парной, Майк разбежался и прыгнул в бассейн. Блаженно поплескавшись в холодной воде, советник вылез, обтерся полотенцем, натянул  майку и белье - и  устроился вместе со всеми за столиком, к которому подтащили пластиковые стулья. Принял из рук Тони бокал прохладного белого вина, особенно приятного после сауны. Пощипав квелый красный виноград, подвел итог своим прежним речам. - В общем, будем, блять, откровенны.  В большинстве случаев донов приходится смещать не так... Cложил ладонь в двуногого человечка, выкинул вперед палец, изображая пинок под зад. - А вот так... Придал пятерне форму пистолета. Нет, раньше были случаи мирного ухода после отстранения Комиссией - но Гвидо, казалось гангстеру, к таким не относился.  У того ведь был пример Донато, который столько лет спокойно заправлял группировкой, плюя на всевозможные органы Коза Ностра.  Да и в прошлые времена, когда власть их "совета директоров" была куда выше, был, например, Джо Боннано,  которого Комиссия смогла прогнать только после разборок, названных "Банановыми Войнами".  Если никто не нанесет превентивного удара, если Гвидо не ликвидируют сразу и быстро,  не начнется ли такая же кровавая междоусобица, кто знает ведь, кого тут поддержат команды Роза и Фредо? И единство Торелли может исчезнуть навсегда, они могут потерять свои позиции. Долго и тягостно восстанавливаться, как  Коломбо после своих непоняток с отмороженной бандой Галло.

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-01-12 22:58:04)

+2

12

- Я никогда не считал, что принимать баб правильно, это противоречит нашим законам, да и вообще здравому смыслу блять, - резко ощетинился в ответ на таковую трактовку своих слов. Не хватало еще, чтобы его поставили в один ряд с такими "реформаторами" как Монтанелли, Донато или Картер*, ну и для верности решили избавиться и от него тоже. - Сейчас я обрисовываю положение дел и говорю о том, что с Гвидо можно попытаться решить вопрос без крови, - в частности пообещав не трогать его "подружек", продолжая и дальше обеспечивать их защиту в обмен на долю с бизнеса. А приносили они хорошо, большинству мужчин в их Семье, да и в других тоже, стоило бы на них равняться. Потом усмехнувшись, повернулся к Риччиери. - Я думаю, за щеку они принимали не раз, у тех же Витторе с Риккарди, - которые в свою очередь принимали их в Семью.
У них в "502", раз уже речь зашла о социальных клубах, женщин тоже обычно не наблюдалось, зайдя туда однажды и получив по физиономии, Андреоли в гости на огонек больше не заглядывала. А Тарантино так и вовсе никогда не рвалась. Знала что атмосфера там совсем не женская, и в кореша не набивалась, предпочитая компанию Гвидо, тоже, кстати, не любившего такие места и отдых в компании мужчин и алкоголя.
- Я слышал, одна из них сестра Гвидо? - подключился Лино. Его разумеется не менее других волновала вся эта тема с феминизацией, но в детали он был посвящен куда меньше, нежели представители Иль Мелаграно и, само собой разумеется, калифорнийцы.
- Ну, как сказать, - протянул гангстер, - она латиноамериканка вроде, да? - глянул на своих земляков за подтверждением. Где находится, не часто мелькавшая в новостях Испания, андербосс один хрен представлял себе с трудом, не исключая, что там же где и Мексика с Колумбией. Агату он с самого ее появления путал с латиносами. У той не случайно, как Альтиери считал, получалось успешно налаживать контакты с представителями соседних испаноязычных стран, те в ней видели то, чего не видели в итальянцах, она была для них своей. - Названная сестра, - пояснил он. - У них очень близкие отношения. - Настолько, что Монтанелли был бы рад сделать ее андербоссом, и иногда Фрэнку казалось, что та де факто и в самом деле им была, по крайней мере, что касалось ее приближенности к дону и способности оказывать на него свое влияние. Валенте удивленно изогнул свою мохнатую бровь, с такими странностями как можно было понять, представителю Лучиани сталкиваться еще не приходилось. Разумеется, влияние двух девушек со сменой власти в их Семье уменьшится, но что именно сделать с ними Фрэнк считал, они разберутся сами, пока Комиссия конкретных требований в их отношении не выдвигает, лучше и вовсе обходить эту тему стороной. Чего Фрэнк не хотел лишиться, так это доходов с Парадиза и от продажи оружия. Добрососедские связи с мексиканцами, которые обеспечивала Агата, лишними им тоже не были.
Выбравшись из парилки, Фрэнк обкупнулся в прохладном бассейне следом за Майклом, а затем занял свое место за столом, продолжая уже за бокалом вина обсуждение дальнейшей судьбы Монтанелли. И Майк, и Фортуно-старший считали, что надежнее и вернее будет пустить пулю в голову их дона, и поспорить с этим было трудно. Андербосс глянул на Лино Валенте, до сих пор однозначно не высказавшегося, тот казалось, занимался тем, что собирал информацию, прежде чем давать конкретные советы.
- В большинстве случаев да, - покивал он головой, - но бывают случаи, когда в этом надобности нет. Убийство это всегда крайняя мера. - Затем глянул на Фрэнка. - Уверен, что в этом надобности нет? Монтанелли не дрогнув, отправил на тот свет собственного племянника. - Да и собственную жену тоже, подумал уже андребосс, понимая разумность слов тех, кто сидел с ним за одним столом. - Не думаю, что он стал бы колебаться по поводу крестного своей дочери.
- На этот раз ему слишком многих придется убить, а поддержки у него будет куда меньше. - Пойдет ли на это Гвидо, будет зависеть от степени его благоразумности или даже адекватности. Начав войну, он утопит их Семью в крови. Все предыдущие противостояния, с Анной или Энзо, он выигрывал при помощи людей Альтиери, тех же Майка и Дэнни, бывших тогда часть южной команды, или наемников Тарантино. Влияние последней, стараниями Фрэнка было заметно уменьшено, и кого-то кроме Сонни и Джозефа Клинтона она теперь привлечет вряд ли. Зато они с Ринальди за это время существенно усилили свои позиции. И победа Гвидо на таком фоне представлялась чем-то фантастичным. Не понятно было, при помощи кого он будет воевать, разве что командой Клементе, чья позиция до конца ясна не была. - Если все же валить его, - Фрэнк глянул на лучшего друга, выступавшего за решение вопроса силовым путем. Андербосс и сам от этого варианта не отказывался полностью, - то делать это надо так чтобы не было войны, я не хочу, чтобы бизнес сильно пострадал. - Несогласные найдутся один хрен, а раскола внутри Семьи, если будет на то возможность, допустить Альтиери не хотел. По большому счету все это было головной болью исключительно представителей Семьи Торелли, от Комиссии требовалось только добро на смену власти, которое те озвучили еще в самом начале их встречи. Смочив губы вином, Лино Валенте эти мысли как раз и подтвердил:
- Думаю вы сами разберетесь, как лучше поступить.

*Эштон Картер - глава Пентагона, в начале декабря снявший все ограничения на службу женщин в вооруженных силах США.

+2

13

Уж какими мастерицами (и на какие места, соответственно) хвастался полутаропудовый Энди, бахвальски размахивая у меня перед носом мясистой культей, я надеялся чуть погодя испытать лично. В самом деле, Тони не зря называл это собрание вечеринкой, тем более, что после напряженных обсуждений, я считал, самое то отдохнуть в компании не шибко принципиальных барышень. А если те еще и спинку помнут, так вообще чудесно. Тем более, что в душной парной расслабиться мне так и не удалось. Привыкшими к жаре сакраментянские делегаты может и были, но бани особенно не жаловали, хотя бы и потому, что и так сутки напролет жарились под калифорнийский солнышком, да и для приватных бесед, благо, мест пока хватало. Это нью-йоркеров разве что ленивый законник под домом не караулил, Торелли же, к счастью, для федералов пока что представляли куда меньший интерес. Так что пусть русские подавятся своими банями, спиздили у итальянцев ли , или нет, без разницы; нравится им друг друга вениками шлепать, да на углях жариться – на здоровье. 

- Вот пусть тогда, блять, лучше за щеку принимают, чем дела мутят. За что посвящали, собственно, - Утерев с лица обильно проступающий пот, переглянулся с товарищами. В какое русло заходил разговор, лично мне, совсем не нравилось. Франческо, я уверен, не испытывал никакого восторга, предлагая пощадить подружек Монтанелли, ему, как и нам с Ринальди, претила сама мысль о том, что те мало того, что были полноправными членами организации, так еще и влияния на Гвидо имели куда большее, чем те же Фрэнк с Майклом. Таким уж ценным ресурсом, лично я, Агату с Ливией не считал. Андреоли так точно. Благоверную Пульсоне, без ее ударной группы, да и со всеми этими «добрососедскими» связями с латиносами, может быть, заменить было бы и посложнее, чем, например, найти нового управляющего в «Парадиз», и, все-таки, возможно. Доходы если и поубавятся, то не намного. Об этом, наверняка, и переживал Фрэнк, предлагая мирное решение, - если убирать Монтанелли, на пенсию или на святое причастие, подрядчиц его следом. Тем более, если он так переживает. Переживать Монтанелли, я считал, следовало вовсе не за Тарантино с Андреоли. У него семья, в конце концов! Он уже оставил своих детей без матери, разрешив той сунуться в Семью, теперь рисковал лишить еще и отца, собственно, все из-за того же.
- Испанка, вроде. Для меня они все на одно лицо. Это Сонни у нас эксперт, - лично мне не было никакого дела до национальности Агаты, тем более в каких они там отношениях с Гвидо. Судя по реакции Валенте, он о таком побратимстве раньше и не слыхал.
Изрядно пропотев, вместе со всеми, вылезал из парилки, занырнул в прохладную хлорированную воду. Чуть погодя, обмотавшись сухим полотенцем и вернув на шею увесистую золотую цепочку с распятием, занял свое место за столиком.
Внимательно выслушал Альтиери с Ринальди, одобрительно закивал заключению Валенте оставить судьбу Гвидо на совести Торелли. Свои мнения на этот счет, позднее, я выскажу Франческо лично. Тем более, что каких-то радикальных требований от криминальных заправил Нью-Йорка я не услышал. Что, в обще-то, должно было меня насторожить. Но меня волновало совсем другое. Как я понимал, вопрос с большим креслом оставался открытым и если с отстранением Монтанелли (мирным или же не очень) вопрос был, в некоторым смысле, решенным, то одна проблема еще оставалась – Чикаго. Чем подмазать Синдикат Мелаграно знали еще на прошлой сходке, даже собирались с «кем-то» свести, но дальше разговоров дело не продвинулось – понятно почему.
Глянул на Ламберто, потом на Фортуно, многозначительно переглянулся с друзьями из солнечного края. Затем, промочив горло вином, добавил, - Наверняка нам еще есть что обсудить? Если вопрос с Монтанелли Торелли вполне себе были способны решить самостоятельно, то в деле с Синдикатом, пожалуй, помощь Нью-Йорка не помешала бы. Заинтересованными, мне казалось, в этом деле были только Мелаграно – предлагая место в комиссии, Настройщик недвусмысленно намекнул при каких условиях обещает такую "милость". А вот насчет Лучиани с Риччиери уверенным не был. Поэтому и не спрашивал прямо. В самом деле, не ради Гвидо одного здесь, в римских термах, большие боссы собрались.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-01-23 06:20:17)

+3

14

Потягивая вино, Майкл наблюдал за обменом мнениями между лидерами Нью-Йорка и  его собственными коллегами. Каким-то образом разговор опять начал вертеться вокруг Ливии и Агаты - словно они были неотделимы от темы Монтанелли.  По мнению итальянца же, вся соль была даже не в этих частных случаях - а в общем ходе мыслей Гвидо, готового и сейчас, и теперь включать в "их дело" женщин.  Когда Дэнни, рубя сплеча, предложил завалить и названную сестру нынешнего босса, и прекрасную хозяйку "Парадиза", Майк заметил. - Не горячись. Их посвящение блядский позор, но бабла  все же они нам заносят прилично. Да, он был категорически не согласен с тем, что двух особ слабого пола некогда беззаконно приняли в Семью, с  тем, что их нынешний босс и его предшественники часто более прислушивались к своим помощникам в юбках, чем к истинным "людям чести". Однако нельзя было не признать - что со своими обязанностями Ливия и Агата справлялись хорошо. Та же Тарантино была ключевым звеном в их взаимоотношениях с  мексиканским картелем,  считалась у всех этих сосущих текилу Гомезов, Санчезов, Хуанов и прочих Педро своей. А картель означал не только оружие, но и в перспективе потоки  наркотиков, в особенности кокаина. Что до Ливии, то бордель при ней однозначно расцвел -  большинству клиентов куда больше нравилось видеть во главе заведения  кокетничающую с ними красавицу, а не вспыльчивого Марчелло, как-то  под  мухой отпиздившего неправильно на него посмотревшего посетителя бейсбольной битой. Разумеется, для того, чтобы исполнять эти обязанности, им совершенно не надо было иметь свой сегодняшний статус - и разумеется, незаменимых нет. - Агата горячая голова. Если Гвидо умрет - захочет отомстить. Тогда придется умирать и ей.  - Майк взял апельсин и начал его очищать, отрывая кусочки оранжевой кожуры. Потом стал делить плод на  сочные сегменты. - Что до Ливии - ей есть дело лишь до собственных доходов.... Тут Фортуно-старший, отставив в сторону бокал,  откашлялся и решил сказать свое слово.  Будучи единственным  из присутствующих полноправным боссом (если, разумеется, Валенте не вводил всех в заблуждение насчет своего звания),  он, естественным образом, взял на себя преседательство в их междусобойчике.  Впрочем, оно понятно - ведь именно Настройщик, очевидно, и стоял за всеми этими переговорами и махинациями.  -  В общем, что и как  делать- решать вам.  Самое главное - мы все в целом согласны, что в Сакраменто должно смениться руководство? Я тут говорил с Пэтом и с Джоном Йо-Йо... Здесь глава клана Иль Мелаграно со значением посмотрел на своих собеседников - возможно, что об этом его разговоре не знал еще даже Лино. Упомянутые имена принадлежали боссам двух оставшихся Семей Нью-Йорка, не представленных здесь. - Они разделяют наше мнение. Я полагаю, Комиссия одобрит все перемены. Затем поднялся и, не спеша, начал одеваться. Когда застегивал пуговицы на рубашке,  серьезно поглядел на Дэнни, Майка и Фрэнка. - Скажу одно  - чем больше приходится валить своих, тем больше шансов, что один из них выскользнет и побежит к федералам. А так - будем на связи. Затем, не спеша, обнялся  со всеми присутствующими. - Мне надо ехать, желаю всем хорошего вечера. Думаю, вам еще будет, что обсудить, без меня. Покосился на Риччиери и собственного андербосса,  после чего, натянув щегольское белоснежное пальто, проследовал вон из комнаты. Прощаясь со старым лисом, Ринальди поймал себя на мысли - что когда он уйдет, вести дела будет, возможно, в некоторых моментах проще. Слишком уж старик хитроумен, кто знает, что он когда замышляет? Притом что Майкл питал к тому огромнейшее уважение, считал одним из лучших донов, ныне находящихся на улицах.
- Ребята, есть тут одно дельце... -  когда они глотнули еще немного горячительных, Полуторапудовый Энди Риччиери вдруг нагнулся к Альтиери,  потер свои упитанные руки. - Раз мы так удачно сошлись  - хочу дать вам, как своим друзьям, возможность заработать. Есть тут один богатый фраер, ему может понадобиться помощь в ваших краях... Недолго помолчал, соорудил себе двухэтажный сэндвич с пармской ветчиной, сыром и помидорами, со смаком откусил. Потом хитро глянул на Фрэнка. - Однако если  вас его предложение заинтересует - ожидаю своей доли. Пятнадцать процентов от всего, что вы вытяните из этого парнишки. Удивленный таким оборотом, Ринальди  поспешно проглотил пережевываемые фрукты. Из слов Джимми, он понял, что после его ухода могут начаться еще некие частные переговоры - вот во время прошлого визита в Большое Яблоко им намекнули что надо будет как-то вознаградить Чикаго за отказ от полумифического шефства над калифорнийскими боргатами. Однако того, что Энди решит использовать слет для личных коммерческих гешефтов, Майк не ожидал. Впрочем - когда еще они встретятся, в этом была своя правда. Можно порешать все  сейчас. - А что за парень? Что у него приключилось? Надо бы с ним перетереть. -  осторожно ответил он, поглядывая на жирного  Риччиери. Тот обезоруживающе  улыбнулся, взмахнул своим бутербродом. - Да без проблем! Он у меня здесь, в предбанничке ждет. Тони-Кулак едва не подавился едой. -Ты его сюда привел? И он все время там торчит? Энди хмыкнул. - Поди уже запарился, там припекает. Сейчас схожу за ним. Переваливаясь, как утка, действующий босс удалился   - и Ламберто хмыкнул, почесав подбородок. - Нет, я, блять, хотел за кулисами кое о чем с вами побазарить, но вот этого не ожидал... Мгновение спустя Риччиери вернулся - а с ним рядом шагал некий субъект, явно чувствовавший себя тут очень некомфортно.  Возможно потому, что он один,  среди полуголых мужиков, был облачен в коричневых оттенков костюм. А возможно - потому,  что иметь дело с гангстерами для него было в новинку. - Знакомьтесь, мой друг Бобби Хопкинс.  Бобби, вот эти люди могут помочь тебе с твоей бедой... Если очень захотят. Cделал жест, приглашая незнакомца самому поведать о возникших у него проблемах. Тот нервно сглотнул, явно не зная, как приступить к рассказу.  Тем временем, Майкл изучал представшего перед ним типа,  пытаясь сделать некие выводы. Прикрытая тщательно сделанным зачесом лысинка. Круглое добродушное лицо, бесцветные серые глаза, щетинка усов под носом картошкой. Одежда с иголочки, обручальное кольцо,  cверкающие часы "Chopard" на запястье.  По виду - преуспевающий бизнесмен, не имеющий никакого отношения к криминалу. Зачем же они ему понадобились? - Эм... здравствуйте...  - Хопкинс наконец собрался с мыслями и было приподнял свою ухоженную руку, думая протянуть ее мафиози.  Однако затем стушевался, видимо, не зная,  не нарушит ли каких-то неписанных правил - и продолжил. -  Видите ли, я продюсер, у меня есть студия звукозаписи, ивент-агентство..  Мы с Энди знакомы и он мне сказал, что сможет найти людей, которые могли бы помочь... Тут предприниматель опять смешался,  и Риччиери , чтобы подбодрить мужчину, пробубнил сквозь набитый  рот. - В гольф вместе играем, у Бобби замах что надо. Продюсер же, жестикулируя,  наконец продолжил, выпалив. - Мне нужно, чтобы мне вернули Барта! Уже окончательно переставший что-то понимать консильери переглянулся с товарищами. - Барт - это твой котенок? Или ты, блять, педик? Хопкинс побледнел и замахал руками, явно весьма взволнованный таким предположением. - Нет. нет! Барт Хогвелл, известный как Барт Вишесс* и MС Вессон!  Я его продюсировал... Сделав большой глоток спиртного, Ринальди воззрился на недотепу - теперь с тенью понимания. - Погоди, это ебанутый такой рэпер? Я его по телику видел. Барт Вишесс являлся второго эшелона звездочкой, взошедшей на небосклоне хип-хопа относительно недавно. Он был одним из тех исполнителей, которые спекулировали на имидже "гангста" и всячески воспевали преступный образ жизни - одним словом, тот самый, о котором на самом деле зачастую имели достаточно смутное представление.  Насколько понял  Майк из просмотренной как-то вечером под пиво и креветки передачи, действовал этот музыкант преимущественно в штате  (проживая в Сан-Диего) и видел в себе альтернативу занимающим ту же самую нишу черножопым. То есть - пел о ковбоях, грабителях поездов, охотниках за головами и прочих любых бунтарским подростках представителях светлокожего населения Калифорнии. - Да, да, именно. Штука в том, что я  хорошо знаю его брата, мы весте работали в Голливуде, пока тот не умер от... в общем, не умер. И потому когда Барт начал читать рэп, я взялся его поддерживать.  Все шло хорошо, нам удалось его раскрутить, он начал попадать в чарты, стали приглашат в кой-какие шоу по ящику! Бобби воодушевился, на его до этого бледных щеках проступил румянец. Однако потом он удрученно покачал головой. - Я вложил в него дохера денег, знаете ли... Но потом переехал в Нью-Йорк, чтобы заботиться  в том числе о делах самого Барта. Хотел договориться, чтобы он записал альбом с некоторыми крупняками,  занимался распространением его дисков...  И вдруг неожиданно, в один прекрасный день, ко  мне  заходит какой-то нахальный мудак и показывает мне бумажку. согласно которой тот является доверенным лицом Вишесса и имеет право принимать решения относительно его, мать его, концертной деятельности! И вот теперь он,  как новый менеджер,  и принимает такое решение - немедленно разорвать мой с Бартом контракт...   И еще намекает, сука, что если буду рыпаться, c моими детьми может случиться что-то нехорошее! Забавный усач так разгорячился, что даже забыл о своем страхе перед мафиози.  Красные пятна теперь проступали по всей его едва скрываемой волосами плеши. Риччиери налил ему в стакан минеральной воды  - и тот ее залпом выдул, прежде чем опять заговорить. - Потом я нанял детектива и узнал, в чем дело. Барт попал под влияние очень плохих ребят в Сан-Диего... Задолжал им за наркотики, он крепко сидит на всякой дряни... Ну и они еще ему промыли мозги, внушили, что  научат, как быть настоящим бандитом... Тут Хопкинс рухнул на стул - и еще раз угостился "Перье".  - Что же это за плохие ребята,  только из песочницы вылезли? -   с усмешкой спросил Майк. Уличных шаек в этом городе насчитывалось множество - и, за счет борьбы за существования и естественного отбора, они постоянно сменялись.  В глазах Ринальди все эти негры, мексы, байкеры недалеко ушли от обычной шпаны.  Дело иное, что идущей от них опасности для обычных людей  - хоть этому состоятельному колобку, хоть его дурачку-протеже  - это не убавляло.  Жестокости у таких всегда было больше чем мозгов. - Какие-то Дикие Тигры. Больше ничего о них не знаю... Моего сыщика они поймали, избили до полусмерти. Сказал, что больше не будет в это дело соваться. Здесь горе-воротила шоу-бизнеса шумно, подобно трубе, высморкался в большой красный платок, обтер им  края носа. - Я говорил с женой Барта,  Джессикой, она тоже очень обеспокоена тем, что происходит с ее мужем... Ринальди  покачал головой. История была, мягко говоря, необычной. Угольки-рэперы постоянно резали и стреляли друг друга. Отморозки в Сан-Диего активно торговали дурью.  Но чтобы вдруг  это хулиганье сумело провернуть такую схему и взять контроль над белым певцом? Что у них там, нашелся кто-то интеллектом повыше чурки  - или просто повезло? - Дикие Тигры,  кто это на хер такие? Ты об этой истории что-то слышал вообще?  - спросил советник у  Дэниеля. Тот ведь был в СД своим,  провел там немалое время - ему и карты в руки.

* Вишесс, Vicious (анг.) - яростный, неистовый

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-01-25 17:19:54)

+2

15

- Мы разберемся, - глянув на Джеймса и Лино, заверил тех, - Гвидо не будет проблемой.
Что касалось Дэнни и его спешного предложения избавиться от Агаты с Ливией, Фрэнк взглядом велел тому заткнуться - это они обсудят уже между собой, если у Росси такая категоричная позиция. Как Майкл и сказал, эти девушки заносили наверх столько бабла, что убивать их рука не поднималась. Доказывая свое право быть наравне с мужчинами, вкалывать этим барышням приходилось куда больше, нежели представителям сильного пола, и это приносило им соответствующие результаты. Фрэнк не случайно столько времени бился за "Парадиз", чтобы часть доходов с него оседала в его кармане, и уцепился в свое время за оружейный бизнес Агаты и ее испаноязычные корни. Стоило признать, без потерь в деньгах заменить этих двух женщин не получится, но что можно было пообещать, так это падение их влияния, как и говорилось, без Монтанелли у руля их мнение определять политику Семьи будет куда реже.
- Да уж блять, сейчас каждый норовит к федералам убежать, чуть жаренным запахнет, - проворчал андербосс, соглашаясь с замечанием Фортуно. Они в Сакраменто с этим тоже успели столкнуться, что и говорить, времена в которых им приходилось вести бизнес, разительно отличались от сороковых или пятидесятых, так называемых золотых годов мафии, у нынешнего поколения гангстеров понятия о чести за редким исключением отсутствовали напрочь. Всех волновали только гребаные деньги.
Что ж, если, в конечном счете, им придется валить Монтанелли, делать это во избежание дальнейшей войны с той же Агатой, ее мужем (голова у которого менее горячей не была) и прочими его сторонниками, разумнее будет не своими руками, а при помощи тех, кого они в последствие смогут точно также убить. Иными словами им нужен будет козел отпущения. В отличие от Донато, открыто устроившими переворот, им с Майком этого делать не надо будет, ведь власть по порядку итак переходила в их руки. Будучи вторым человеком в Семье, в случае смерти первого, Фрэнк занимал его место. Стоя над телом своего племянника и предлагая Альтиери стать андербоссом, Гвидо не мог не думать о том, что этим решением он определяет того, кто при определенных обстоятельствах сменит его у руля Семьи.
Распрощавшись с Джеймсом, которому срочно понадобилось куда-то бежать, Фрэнк тоже чуть расслабился и открыл бутылку с пивом. Пренебрегая бокалом, андербосс сделал глоток прямо из горла. Вообще-то он ждал массажисток, но вместо этого ему на плечо легла увесистая рука Энди. Когда тот поведал о неком типчике в предбаннике, Фрэнк и сам едва не поперхнулся пенным напитком. - Я надеюсь, он не слышал ничего из того, о чем мы тут толковали? - Вопросительно глянул на заплывшего жиром действующего босса Семьи Риччиери, пришедшего сюда не только с блядями, но и какими-то друзьями, нуждавшимися в помощи гангстеров. От предложения выслушать его Фрэнк, тем не менее, не отказался: во-первых, тут прозвучала возможность заработать, во-вторых, это было возможностью закрепить свои отношения с еще одной нью-йоркской Семьей.
- Рэпер? - Любивший слушать Синатру и Тони Беннета, андербосс в этом стиле музыки не смыслил абсолютно ничего, в отличие от Майка он даже каналы такие на телевизоре не включал, где бы мог подобное увидеть, и естественно имя Барта Вишеса как и МС Вессона услышал сейчас впервые. То, что он не в теме, было отчетливо видно по выражению его лица. Приподняв бровь, Фрэнк глянул на продюсера, - не знаю такого, я эту нигерскую поебень не слушаю. – И с интересом обвел взглядом остальных, Альтиери и не отрицал того, что в современных исполнителях не смыслил вообще ничего. Вроде бы и старым себя не считал, просто в один прекрасный день (лет так двадцать назад) ему стало не до музыки и ее новомодных течений – других забот хватало.
- Да сейчас вообще нормальной музыки нет, - сплюнув косточку от винограда, проворчал Лино Валенте. – Старина Фрэнк был гигантом, земля ему пухом, - и можно было не сомневаться, что высокопоставленный гангстер знал Синатру лично, - Дино, Перри, - продолжил ряд известных в свое время и ставших культовыми исполнителей. Что примечательно все они были итало-американцами и еще одним поводом помимо бань для гордости своей нацией. – И кто теперь вместо них? Обезьяны эти черножопые. – Покачал головой и начал подниматься из-за стола. – Ладно, джентльмены, у вас тут дела, а у меня еще одна встреча сегодня…. – Затем, взяв свой пиджак и достав оттуда карточку, обратился уже непосредственно к Фрэнку и Майку, как двум главным с кем можно было решать вопросы бизнеса. - Загляните ко мне перед отъездом, - пожил визитку рядом с Альтиери, на ней был адрес расположенного в Бруклине ресторанчика «Инконтро», глянув на нее, Фрэнк утвердительно кивнул, понимая, что их не на ужин приглашают, а обсудить дела. Очевидно, что и Лучиани надумали поиметь чего в Калифорнии, раз уж согласились поддержать начинания Торелли, включая членство в Комиссии.
- Конечно, спасибо, что пришел, - попрощался с Валенте и вернулся к обсуждению подающей надежды звезды. Отбросив в сторону личные музыкальные пристрастия, Фрэнк не отрицал того, что рэпер мог им в дальнейшем принести хорошие деньги, эти нигеры вставляли себе бриллиантовые коронки в зубы, обшивали салоны Роллс-Ройсов кожей из пенисов китов, и каких только безумств не творили, не зная, куда потратить свои миллионы. Альтиери вовсе не возражал приложиться к этой кормушке, если все что для того требовалось – дать пизды какой-то шпане. Главное чтобы их звезда раньше времени от наркоты не скопытилась. Впрочем, Юль им подскажет адрес хорошей наркологической клиники, где он блять не только от зависимости вылечился, но и мускулатуру не слабую протеинами нажрал.
- Попытаться можно. – Глянул вопросительно на Дэнни, также, не представляя, что это за Дикие Киски такие. Возможно, с помощью Ренато капитану это удастся разрулить, ну и, конечно же, также поучаствует в распределении доходов от рэпера. Кстати о доходах.
- Но это не бесплатно, сам понимаешь, - вновь обратился к продюсеру. – Десять процентов от студии и агентства, если вернем тебе Барта.

+3

16

Отказываться от своих слов я не собирался, поймав же жесткий взгляд андербосса и выслушав осторожные предупреждения Ринальди, только разводил руками, мол, дело ваше. Не сейчас, так после. Я считал это вполне закономерным – женщинам не место в нашем деле, сама история так рассуждала. Благо примеров было не много, но вспомнить хотя бы чем закончили Анна с Марго. Не женское это дело – хоть из кожи вон вылезь, рано или поздно получишь заветную пулю, в лучшем случае. Позицию Фрэнка с Майком, все же, понимал. Я и сам частенько ставил бабки выше принципов. А бабок девушки, по их словам, приносили не мало, о каких конкретно сумах шла речь, понятное дело, осведомлен не был. Да и не любил я чужие деньги считать, меня волновал только размер собственного кошелька. Может быть, и рассуждал бы по-другому, останься «Парадиз» под моим крылом. Но это уже дело прошлого.
Сейчас же и в самом деле было не подходящее для обсуждений время. Поэтому когда Настройщик, воспользовавшись своим правом, передал решение проблемы Гвидо в руки Альтиери, а тот поспешил обещаться ее решить, Фортуно откланялся, переложив все последующие разговоры на рельефные плечи Ламберто. С ним-то как раз я и надеялся обсудить подмазывание Синдиката, нуждающегося ли в бабле или еще каких услугах. Но вместо Тони слово взял Энди Риччиери, принялся вещать о каких-то дружеских подгонах в виде неудачливого богатея, как раз разыскивающего помощи в калифорнийских владениях. Глядя на то, с каким аппетитом толстяк уплетал наспех сооруженных бутерброд, сделал и себе, только было собирался с довольствием перекусить, но сэндвич до рта так и не донес –  уставился на полуторапудового авторитета. Дружок его под дверью торчал, по его словам, уже прилично. Видать, помощь тому и в самом деле была нужна, раз больше часа уже в предбаннике топтался. Теперь-то и я заинтересовался, так и не притронувшись к закуске, отложил в сторону. Как оказалось, непонятно откуда взявшийся приятель здоровяка Риччиери, сюрпризом был и для Ламберто. О чем тот собирался с нами за кулисами перетереть меня волновало не меньше и, все же, хотелось  послушать, на какое пособничество рассчитывал и знакомец Энди.  Подзаработать то оно никогда не лишнее.
Когда же Бобби Хопкинс, как выяснилось, продюсер какого-то малоизвестного мне музыканта, наконец, собрался с мыслями и поведал нам о своей беде, я поначалу с изумлением на того таращился, когда же понял, что усач не шутит, отмахнулся. Об этом ебанутом рэпере, как отзывался о МС Вессоне Ринальди, я и не слыхал никогда, не потому что в современной музыке не шарил, а конкретно в этом направлении, - Да этих рэперов послушать, блять, так они только и делают, что телок долбят, да по браткам шмаляют. А вон, слыхал, стадионы собирают своей гангста-мутью. Согласился с Лино Валенте и Франческо, так же сетовавших на отсутствие достойных исполнителей в рядах современной эстрады. Затем, высокопоставленный мобстер, поспешил откланяться. Прощаясь с Лино, наблюдал за тем как тот, покидая римские термы, протянул визитку Фрэнки. Усмехнулся себе под нос, заранее представляя, о чем пойдет речь на этом междусобойчике. Как бы за всеми этими псевдо-партнерскими посиделками понять: чего на самом деле желали акулы криминального мира – подтянуть Торелли или сожрать?
– Подопечный этот твой шибко популярный, значит? – Возвращаясь к проблеме притязательного воротилы, задумчиво почесав подбородок, переглянулся с коллегами по опасному бизнесу. Если этот МС и в самом деле имел спрос, то, пожалуй, не грех и подвязаться. Не за бесплатно, само собой.
Когда разгоряченный работник шоу-биза упомянул Диких Тигров, я только выругался про себя, сведя на переносице густые брови. Вспоминая же уродливую рожу главаря полосатых, брезгливо морщился, - Про эту историю – впервые слышу, насчет Тигров… - наконец, нарушил тишину, щелкнув зажигалкой. Переглянулся с калифорнийской братией, шлифанул вином неприятные подозрения. Что удивительно, Клыкастые «похитители» доморощенного артиста, по моему мнению, на такие схемы способны не были – сообразительностью не отличались, особенно их славный лидер с белесым протезом вместо левого глаза, внушающий если не страх, так отвращение как минимум, - скажем так, до высшей лиги им далеко, котята - максимум, не тигры. Хотя главарь их, четырехглазый Берти, Бертрам Ноулз, если хотите, тот еще гандон, но ребят своих в узде держит. Без него никто бы в такое дело не полез. Перетирать с ним надо. Понятия, блять, не имею нахуя ему твой парнишка понадобился, - затем, промочив губы вином, затоптал сигарету в пепельнице и обратился уже к андербоссу с консильери, подводя итог, - Плевое дело.
К разговорам же о вознаграждении, на которое, само собой, рассчитывали Торелли в случае возвращения звездочки к покровителю, не присоединялся, оставил на совести Франческо и проценты, и детали, раз уж он начал. Единственное о чем думал – как бы тут не продешевить.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-01-26 21:27:11)

+2

17

Когда его друзья начали выражать удивление приглашению на их сходку какого-то левого чела, Энди Риччиери сделал жест толстой рукой, развеивая их сомнения. – Да ничего он не слышал, посидел в отдельной комнате и все тут. Ринальди ничего тут не сказал, однако подумал, что их жирнобокий приятель порядком расслабился,  может, отчасти потерял бдительность. Впрочем, его можно было понять. Столько времени провести в качестве тени брата, исполняя все его поручения, иногда – важные, иногда – мелкие и даже унизительные. Подчинение, иерархия, Омерта и все такое. А затем неожиданно оказаться на позиции лидера, реально определяющего всю жизнь Семьи – от такого может и голова закружиться. – Ciao, Лино. -  Майкл улыбнулся и обнял представителя могущественного клана Лучиани. То, что последний протянул Фрэнку свою визитную карточку и назначил встречу в каком-то там ресторане, было хорошо. Наладить связи с этой громадой, самой серьезной из боргат Нью-Йорка, стоило в любом случае – а ведь очень возможно, что то ли босс, то ли консильери "Роллс-Ройса" организованной преступности хотел с ними обсудить чуть не похороненный опрометчивыми действиями Гвидо вопрос об их вступлению в Комиссию. Проводив влиятельного мафиозного воротилу взглядом, Майк отложил размышления о том, как построить с ним будущий разговор на потом, и полностью занялся переговорами с появившимся продюсером. Правда, высказывать, как его товарищи, свое отношение к репу и царящему в музыкальном мире упадку не стал – и так ведь ясно, что он не поклонник всяких там хип-хопов, слушает Синатру да старый рок. Вместо этого, итальянец, следуя примеру Дэниеля и Энди, сделал себе бутерброд. Еще теплый, с аппетитной корочкой, тост, ломтик окорока и свежие огурчики – просто пища богов. - Он быстро набирает популярность. Мы думаем, может занять лидирующее положение среди... эээ... светлокожих любителей жанра. - отвечал, тем временем, Бобби на вопрос капо западной стороны. Майкл же откусил от своего кулинарного произведения добрый кусок - и решил, что пора присоединиться к беседе, теперь перешедшей уже в коммерческое русло. Альтиери хотел, чтобы в руки сакраментян перешли десять процентов от бизнеса Хопкинса, тот, cудя по выпученным глазам и  приоткрытому губастому рту, подобного совсем не ожидал. – Но на студии у меня много проектов, а Вишесс только один рэпер… - не слишком связно возразил бизнесмен, однако что он имеет ввиду, было ясно и так. Мол – многовато будет, помощь с одним музыкантом не равняется получению доли в его фирме. Тут Ринальди, проглотив пищу, вступил в разговор. – Ты полагал, что серьезные люди будут тебя выручать за красивые глазки? – язвительно задал он довольно демагогический вопрос, сердито уставившись на Хопкинса.  Тот замялся, какое-то время поразглядывал свои пальцы, потом покачал лысоватой головой. – Я думал  пятьдесят… ну, восемьдесят … тысяч наличными - достаточное вознаграждение. Майкл осушил до дна свой бокал, затем сардонически усмехнулся, словно демонстрируя свое пренебрежительное отношение к такому предложению. Нет, на самом деле восемьдесят штук зелени – сумма сама по себе весьма неплохая, а мафиози никогда не отказывались ни от больших, ни от мелких заработков. Гангстер, провернувший вчера многомиллионную аферу с акциями, мог на другой день покупать груз краденых фонарей или грабить склад с дешевым виски. Однако был и еще один принцип – надо выжимать из ситуации по максимуму, а учитывая зажиточность обратившегося к нем субъекта, необходимость идти на разборки с некой таинственной уличной бандой и то, что им придется еще отстегивать долю Риччиери и делить оставшееся минимум на троих… Обе Оплата не представлялась уж столь серьезной. Потому консильери Семьи Торелли, всегда любивший эффектные жесты, снял со своего запястья часы. Белое золото, стильный браслет с клипсой, рифленый безель, cапфировое стекло, римские цифры. Небрежно бросил их на стол. – Ролекс Дэй Дейт. Двадцать две штуки баксов. И ты нам предлагаешь лезть под пули за пару-тройку долбаных хронометров? Развел руками, cловно поражаясь такой наглости, некоторое время помолчал. Потом повернулся к Росси. – Эти ведь "котята", как ты говоришь, и этого парня, и его говнорэпера на вьетнамский флаг порвут? Возможно, что Дэнни сделал ошибку, упомянув при их "клиенте", что эти Тигры не такие уж и Тигры, мелкая шпана. Того следовало держать в напряжении, разъяснить, какую сложную он им подкинул проблему, какие опасности ему грозят. Тогда можно будет развести предпринимателя по полной – высоколобые бы назвали подобное грамотным маркетингом. – Хочешь на халяву – можешь к копам обратиться. Ну или бегать по подворотнями Сан-Диего со своими восьмьюдесятью косарями, авось какая гопота соблазнится. Здесь советник резким движением поднялся – и бедолага Бобби в страхе отшатнулся, возможно, ожидая, что его теперь будут обувать в бетонные башмаки или минимум бить. Однако Ринальди только потянулся, подобно большому коту, и обратился к Риччиери. – Энди, этот парень вообще понимает, c кем он говорит? Мне кажется, он за  нищих лохов держит, а это неуважение. Под месмеризирующим взором Майка продюсер, казалось, сросся с полом, а Энди с энтузиазмом подыграл партнеру из Калифорнии. – Он в наших делах еще зеленый, но я ему все объясню. Ты ведь не хотел никого обидеть, верно, Бобби? Пока Хопкинс что-то там бормотал в ответ. Ринальди незаметно подмигнул Фрэнку с Дэнни – мол, пусть место "плохого полицейского"… то есть, гангстера, займет хороший. Самое время объяснить этому гусю, сколько он получит от сотрудничества в Торелли, какую безопасность они ему гарантируют, а также, что они понимают, что, будь Барт мелкой долей обширной империи, владелец студии звукозаписи сюда бы не приперся. Сам же Майкл временно покинул сцену, отправившись отлить.

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-01-28 17:14:59)

+2

18

Соблазнившись вовсе не бутербродами, а запахом никотина, Фрэнк дошел до своих вещей, и пока парни активно продолжали обсуждать личность МС Вессона (как оказалось белого, а не черного... а впрочем, пусть хоть серобуромалинового) и степень его известности, отыскал в пиджаке сигареты. Обратно за стол андербосс вернулся уже в рубашке, в нагрудном кармане которой лежала полупустая пачка уинстона и простенькая зажигалка, утянутая из гостиничного номера.
Выслушав встречное предложение Хопкинса, не согласившегося с тем, что он должен им будет процент в своем бизнесе, Альтиери отрицательно покачал головой и всем своим видом показал, что начинает терять интерес. А он его и в самом деле терял. Зачем им, спрашивается, молоко, когда вот она, корова? И Майкл поддержал его мнение, понтанувшись своими ролексами стоимостью двадцать кусков, дескать, это для них не деньги. Нет, сумма эта может и не маленькая, но учитывая обстоятельства, когда им собственных проблем хватало, и количество ртов, на которые предстояло делить этот пирог, привлекательными восемьдесят тысяч баксов уже не казались. Тяжело вздохнув, демонстрируя глубокую степень недовольства и разочарования, Фрэнк, тем не менее, попытался донести до Хопкинса очевидные (на его взгляд) вещи, касаемо выгоды от сотрудничества с таким "брендом" как Торелли. Как ни крути, а отпускать этот денежный мешок восвояси не попытавшись как следует обобрать его, Альтиери тоже не мог.
- Сегодня Вишес, а завтра, нащупав слабину, будет кто-то еще, - скинув пепел с сигареты, глянул на продюсера и сделал паузу, давая тому время самому догадаться к чему он клонит. - Десять процентов - не такая большая цена за то чтобы с подобными проблемами больше не сталкиваться, разве я не прав? - Вопросительно посмотрел не только на Бобби, но и на друзей-мафиози, которые уж точно согласятся с ним. На этом они и зарабатывали все годы, что их организация существовала – на так называемой защите. Приходили на помощь к тем, кто по ряду причин не мог или не хотел обращаться в полицию. Они решали их проблемы, но не бескорыстно, а назначая за это цену. Если проводить очень грубую параллель, они были кем-то вроде вневедомственной охраны, получавшей ежемесячную оплату за свои услуги. – Зная кто ваши друзья, - продолжал андербосс, - ни одна мразь не посмеет лезть к вам или вашей студии. Назовем это гарантией неприкосновенности. - Придумав звучный термин, Фрэнк ухмыльнулся и протянул руку к бутылке с бренди. Налил в бокал до краев и подвинул к Хопкинсу, чтобы тот расслабленнее чувствовал себя, а то ведь после выпада Майка сидел с таким выражением лица, как будто сам только что в туалет сходил, причем, не вставая из-за стола.
- Эти парни все разрулят, можешь быть уверен, - поднажал жирный Энди, так же имея отныне не кислый интерес. Доля со студии получается и ему тоже достанется, притом, что делать ничего для этого не придется. От осознания этого аппетит у босса Семьи Риччиери резко возрос и, завидев аппетитную курочку на противоположном конце стола, потянул за ней свои массивные ручищи. – Чтоб тебя, - испачкав пузо, которым лег на стол, выругался, но за ножку куриную таки ухватился. – Че ты как целка ломаешься, время тут с тобой теряем. Они всю Калифорнию держат, с котятами твоими и подавно управятся. – Пускай полагает, что это не тигры настолько слабы, а Торелли настолько сильны.   
- Мы с решением не торопим, - Фрэнк налил и себе бренди. Болтая его по стенкам бокала, гангстер наблюдал за тем, как маслянистая жидкость стекает по стеклу и думал больше о том, как им устроить отставку Гвидо, а не о том, как вернуть некоего Барта, горе рэпером займется Дэнни, раз для него это плевое дело. – Это ваш интерес в первую очередь, как Майкл и сказал, можете обратиться к кому-нибудь другому... Тони, ты о чем-то поговорить хотел? – обратился следом к Кулаку, чтобы Хопкинс определялся уже резче, согласиться с их условиями или проваливать обратно в Сан-Диего. – Прошу нас извинить, нам еще другие дела обсудить надо, - дал Робби понять, чтобы оставил их.

+2

19

Возможно, оно и не правильно было представлять перепуганному звездоделу Диких Тигров мяукающими дилетантами, деваться, однако, тому было уже некуда. Каким бы «авторитетом» не пользовались черножопые среди отвязанной Сан-Диеговской братии, с изнеженными тузами на вроде нашего усача те особенно не церемонились, с легкостью и на вьетнамский флаг порвут и в жопу выебут, если захотят. Что и говорить, Тиграм всегда не хватало изящества, мозгов, собственно, не меньше. Набирали кого-попало, палили в кого попало (чаще друг в друга), барыжили себе наркотой по-тихому, хотя и не так успешно, как соседствующие им мексиканцы. Ноулз же, в отличие от своих бешенных псов, не смотря на свою репутацию, держался довольно-таки спокойно, в конечном итоге, и питомцев своих приструнил, даже казался мне приятным (насколько я  могу приятельствовать гуталину) мужиком, однако ж лишний раз встречаться с ним и его разукрашенными лиходеями удовольствие сомнительное и для меня. Вырисовывать подробные картины перед Хопкинсом, - и без того чуть ли не заикающимся от страха, - мне казалось необязательным, и без «дружеских» советов понимает что к чему, в противном случае не потел бы в предбаннике чтобы за своего подопечного у уважаемых людей просить. Торговаться, я считал, было не в его интересах. Условия Франческо были вполне приемлемыми. Учитывая проценты Энди за «пособничество» и на скольких, в итоге, придется делить добычу, предложенные Бобби восемьдесят тысяч казались смешной сумой.
- И ты сюда ради «одного рэпера», хочешь сказать, приперся? – лениво усмехнулся, не глядя на раскрасневшегося торгаша, с удовольствием приступил к поеданию сэндвича, - Чарты, ток-шоу, клипы. Вишесс, ты говоришь, набирает популярность,  бабла с него, поди, рубишь не мало. С десяти процентов не обеднеешь. Охотно поддержал, якобы оскорбленного таким неуважением, Ринальди. Деловито усмехнулся, когда тот швырнул на стол свои представительские Ролексы едва не угодившие в блюдо с рыбной нарезкой, смахнул с губы хлебные крошки.
Судя по затравленному взгляду Хопкинса, он уже несколько раз пожалел о том, что решил обратиться за помощью к гангстерам,  уговаривать плутократа никто не собирался, ровно как и отпускать испытывать удачу на улицах Диего. За восемьдесят кусков он, возможно, и нашел бы себе пособников среди местной шпаны, что вероятней - его бы тупо обобрали.  Собственно, обобрать толстосума планировали и Фрэнк с Майком, я и его полуторапудовый «приятель» из верхушек, по крайней мере, предлагали сотрудничество и, что не мало важно, защиту, - правильно Фрэнк говорит, - озвучив свои мысли, утвердительно кивнул, - отморозков в Сан-Диего хватает, как говна. По кирпичикам, блять, студию растащат и оставят с голой жопой. Если башку не прострелят. И тебе, и детишкам твоим, если понадобиться. Котята или нет, сыщика твоего отделали, говоришь, не хуево. Делай выводы, - отвечал и на подначивающие вопросы Ринальди. Чуть погодя, дожевывая приготовленный любовно бутерброд, добавил, будто бы подавшись воспоминаниям, - Слыхал, кстати, главарь их, Берти, по молодости одному своему «приятелю» глаза голыми руками выдавил за то, что тот про протезы его шутил, - Байка такая, к слову, действительно ходила среди впечатлительной молодежи Тигров. Насколько она правдива, я сам не знал наверняка. А вот продюсер, должно быть, поверил сразу, болезненно запыхтел, опасливо поглядывая на Майки, не успокоился и когда тот отошел в сортир. К разговору подключался и Риччиери, резво размахивая куриным крылышком. Своему знакомцу, мне казалось, Бобби доверял не больше, чем нам. Доверять нам, в общем-то, тот был и не обязан. Другое дело, что вариантов у него было не так много. Калифорнийские авторитеты на фоне разбушевавшийся шпаны из Диего выглядели образчиками благомыслия, кроме того, гарантами безопасности. Именно так, я считал, должен рассуждать Бобби.
Стянул с лица ехидную усмешку, заприметив вытянувшиеся лицо побледневшего Хопкинса в ответ на "просьбу" Альтиери покинуть термы,  затем промочил горло крепленным виноградным соком. Франческо, отмахнувшись от продюсера, переключал внимание к Тони Ламберто, я же весь обратился в слух.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-02-12 03:12:38)

+2

20

Покуда его друзья грамотно дожимали напуганного продюсера, Майкл удалился в клозет. Пока расстегивал джинсы и устраивался над стульчаком, размышлял о посторонних вещах - тех самых часах, что сейчас так небрежно бросил на стол. Носить ролексы в тех кругах, в которых он вращался, было обыкновением, как сказали бы яйцеголовые, являлось частью культурного кода. Разумеется, немногие решались позволить себе модели из самых дорогих – у многих браслеты были из смеси драгоценных металлов и стали, или вовсе из питоновой или крокодиловой кожи, что снижало цену. Нередко покупались поддержанные или краденые агрегаты, сам Ринальди обычно украшал свое запястье менее броским экземпляром из желтого золота. Не брезговали и краденными и подержанными хронометрами. Некоторые брали иные марки – у того же Роза на руке красовались претенциозные "Картье", однако в целом имидж брэнда с аляповатой коронкой среди "славных парней" был очень высок. Это был такой же атрибут как итальянская шелковая рубашка или кольцо на мизинце. Внезапно подумалось, что неплохо бы и Берн приобрести дорогие часики, ведь с момента их знакомства ничего не дарил нормального – а Дэнни своей девушке презенты за двадцать штук делает. Правда, всякие такие покупки, если осуществляются в "белую", привлекают внимание налоговой – однако какого черта, благодаря "Доллз" и связанным с железной дорогой контрактами у него в этом году есть хорошое прикрытие для крупных доходов.
– Куплю, я же не жид какой-нибудь. – проворчал консильери себе под нос. Покончив с делом, ополоснул ладони и вернулся обратно в предбанник. Окинул вопросительным взглядом товарищей и Хопкинса. – Решили что-то? Судя по еще более смущенному виду нью-йоркского фраера, мозги ему промыть компаньонам удалось. При этом он стоял теперь ближе к двери, cловно собираясь уходить, а Энди Риччиери натягивал куртку, также будто решив откланяться. – А вы решите эту проблему так, что… неприятностей с этими Тиграми больше не будет никогда? И Барт всегда будет со мной… с нами работать? – спросил Бобби, обращаясь к Росси с Фрэнком и переминаясь с ноги на ногу. Явно начал сдаваться - видимо, большой интерес имел в рэпере. Ой, заливал дядя, изображая такую сентиментальную привязанность к недоумку-исполнителю – явно творчество того составляло весьма немалую долю прибыли его говностудии. – Десять процентов – это ведь незначительная часть вообще, мы станем просто этими… миноритарными акционерами. – перейдя на более интеллигентный тон, Майк блеснул знанием юридической лексики. Теперь, c психологической точки зрения, было правильным погладить клиента по шерстке. Заставить ощутить, что с "этими" головорезами иметь дело ему будет комфортнее чем с "теми". Мол – вот даже лексикой владеют такой, в сущности, бизнесмены, пусть и с пистолетами. – У вас останется полный контроль над студией. – заверил гангстер предпринимателя. Тот, поди, справедливо опасался, что со временем его могут вообще оттеснить, отжать всю его шарашкину контору – такое ведь бывало не раз. Cначала надо запустить зубы в яблоко – а уж потом постепенно откусывать от него кусок за куском, пока не останется только огрызок. Да и его можно схрумкать – благо, челюсти у них крепкие. – Фрэнки сказал, у тебя есть время подумать. Но учти, во второй раз я, может и не захочу сводить тебя со столь уважаемыми людьми свое время тратить. – подлил масла в огонь Энди, застегивая куртку. Погрозил Бобби сосискообразным пальцем. – И на гольфе тогда будем говорить только о гольфе, понял? Оказавшийся между двух огней толстячок запыхтел. Получалось, он рисковал не только пролететь с решением задачи, но и испортить отношения со своим влиятельным приятелем, а такими знакомствами пренебрегать было нельзя. Наконец Хопкинс решился. – Хорошо, я согласен. Но как мы это…эээ… оформим? Ринальди мысленно поздравил себя – этот упитанный карп заглотил крючок, теперь осталось его подсечь и вытащить из воды на свет божий. Вслух же ответил. – Все обговорим. Мы с Фрэнком можем у вас как бы купить долю… Благо, они числились успешными бизнесменами и имели деньги, которые могли бы "показать" при осуществлении сделки, пусть и фиктивной. – А Дэниеля можете взять на работу якобы, каким-нибудь управляющим филиала калифорнийского, и как зарплату ему его часть выдавать… Такой вариант позволил бы Росси зарабатывать вполне себе легитимные деньги, без необходимости их отмывать. И выглядело бы все безобидно – просто грамотный управленец переходит с одного места на другое. Раньше пахал в строительной фирме, а теперь в шоу-бизнесе. Эффективный менеджер, нах. – Ладно, обсудим... Риччиери же заторопился, уводя за собой продюсера. – OK, пакеда, ребята… Обняв его и коснувшись губами колыхающейся как студень щеки, Ринальди вернулся за столик и налил себе еще вина. Вернув на руку "Ролекс", посмотрел на капо западной стороны. – Дэнни, надо будет эту ситуацию пробить и потом стрелку назначить, может… Взял с блюда куриную ножку – благо, Полуторапудовый Энди не все успел сожрать за его отсутствие. Макнул в острый соус чили и с удовольствием отведал белого мяса – возможность заработать бабло всегда пробуждала у него аппетит. – То есть теперь рэпом займетесь? А я думал, Фрэнк, вы с Гвидо больше по опере. – фыркнул Тони Ламберто, демонстрируя свою осведомленность. Затем, пошутив, перешел к делу. – Вот что, парни, я вам готов помочь во всем, как видите. Но и мне хотелось бы, чтобы вы кое-в чем подсобили… Отложил поджаренный хлебец, cерьезно поглядел на сакраментян. Cильные пальцы переплелись друг с другом – Кулак словно одновременно говорил и напряженно думал. – Помните парня того, Луи? У которого на квартире мы тусили, когда вы о непонятках с Лос-Анджелесом побазарить приезжали? Ринальди кивнул головой – Энтони напомнил им еще об одной своей услуге. Ведь он помог им заманить Анджело Сальвиатти на квартиру к тому наркобарону и там его завалить. А заодно они славно потусили – выпили, потрахались с моделями. Они с Фрэнком и Алом, в смысле – Дэнни не повезло, он тусовался снаружи, отслеживая когда подъедет машина с сынком Большого Джека – Так вот, он порошком торгует, а мне заносит, чтобы я ему башку нахуй не прострелил… - продолжал, тем временем, нью-йоркер. Майкл лишь с большим трудом смог не улыбнуться. Начинались типичные гангстерские ролевые игры. Ох уж это старое правило насчет запрета продавать дурь, пожалуй, единственное, реально отжившее свое. На него болт начали класть еще в незапамятные времена – однако при этом чаще всего делали вид, что формально его соблюдают. Нет, мафиози не торгуют наркотой – они ссужают деньгами пушеров, крышуют их, грабят, разруливают их непонятки…. А это ведь совсем другое дело! Между тем, Майки был более чем уверен, что Ламберто напрямую курировал бизнес этого самого Луиса Мейсона, забирая добрую часть его доходов. – Так вот, под его крылом много клубов элитных, где тусуют всякие богатеи, готовые хрен знает что за грамм кокса отбашлять… Но товар нужен хороший, очень. Неразбодяженный и по ценам адекватным… - Энтони особенно подчеркнул последние слова, поглядывая на калифорнийцев. Мол - за свое особое отношение рассчитываю аналогичное с вашей стороны. – А вы, я слышал, с мексами вась-вась? Смогли бы помочь с прямой поставкой? Потом многозначительно прищурился, понизил голос. – И это еще не все. Помните, я говорил, что надо решить вопрос с Чикаго? Если вы разрулите с Монтанелли и мы попробуем снова поднять тему с Комиссией, нужно будет их согласие… Советник вспомнил – об этом они уже говорили на прошлой неудачной сходке. Неужели и здесь решение связано с наркотиками? – Вы в курсе вообще, как у них дела обстоят? – поинтересовался Тони-Кулак. Ринальди утвердительно мотнул головой – он старался быть в курсе всего того, что происходит в обширном мире Коза Ностра. Особенно в городе, который из крупных мобстерских центров ближе всего к Сакраменто. – Я слышал, что Длинный Джон опять уехал? - как можно более нейтрально сказал Майк.  О том, что в одном  из самых почтенных и сильных кланов в стране уже нет единства в руководстве, говорили давно. Еще задолго до потрясшей Синдикат в 2005 году операции "Секреты Семьи" новым боссом стал один из самым уважаемых ветеранов, Джон Лонго. Одна беда  - тот был весьма дряхлым и больным человеком, которому уже шло к девяти десяткам годов.  Хотя подробно обсуждать здоровье старика было табу, для никого не было тайной, что большую часть своего времени он проводит в разных  лечебницах, курортах и санаториях, порой даже за пределами Америки. Вместо же хворающего крестного отца в городе Аля Капоне заправляли то "действующие" и  "уличные" лидеры, то всякие советы из авторитетных капо, членов которых он время от времени тасовал. Шкиперов это вроде как устраивало - можно было спокойно обогащаться, не оглядываясь на верхушку, однако дисциплина и влияние некогда славной своими строгими порядками структуры падали. Возможно, именно поэтому Комиссия усомнилась даже в гипотетической возможности Чикаго смотреть за Калифорнией - и решила пополнить свои ряды более активным участником. - Джон...  далеко и в Чикаго вряд ли в ближайшее время будет. Потому он дал всю власть Вику-Французу... Ну, Вику Фратте, он был капитаном в Саут Сайде. Толковый мужик,  голова как калькулятор, теперь там будет порядок. Впрочем, особой  уверенности в голосе у Тони не было - и Майк скептически ухмыльнулся.  Сколько их уже было, этих халифов на час.  Пока реальный глава Семьи постоянно то ли на пенсии, то ли в коме, то ли в командировке - стабильности не будет. Не  то чтобы его это сейчас особо волновало - своих проблем хватает.  Он ждал, пока эта прелюдия закончится и Кулак перейдет к сути вещей - к чему им знать, кто теперь  замещает Лонго?  - Короче, этот парень по уши в торговле дурью. И бы тоже весьма хотел выйти на мексиканцев... а вернее, на их товар. И был бы благодарен... Ринальди не мог не усмехнуться - еще в недавнем, казалось бы, времени, чикагцы весьма строго относились к этого вида промыслу, карая нарушителей запрета. Потом начали закрывать глаза - а теперь пожалуйста,  действующий босс банчит.

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-02-17 12:12:15)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » All against one