Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » "Улыбнись" восходящему дню, ибо твое "солнце" не сработало


"Улыбнись" восходящему дню, ибо твое "солнце" не сработало

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

Участники:  Costantino Pellegrini, Sonny Pulsone, Alberto Rinaldi
Место: бойцовский клуб "Барракуда", в ночь на 26 декабря
Погодные условия: все равно, хоть заметет
О флештайме: когда у кого-то что-то отбирают, он таит злобу. Никогда не отбирайте ничего у фанатиков. А если так вышло, то 360 вам в помощь

0

2

Дрейк

http://pbs.twimg.com/media/B-NGcMuIMAAYKLx.jpg:large

В темном подвале слышалось бормотание, но увидеть нечто, что издавало эти звуки, не представлялось возможным. В маленькое отверстие, что было почти под потолком, было как насмешка над теми, кто укрылся на минус первом этаже дома на окраине рабочего района Сакраменто.
- Сукииии, - скулил бритоголовый парень, раскачиваясь из стороны в сторону, то и дело хватаясь за голову, до боли сжимая виски. Его пальцы были перебинтованы, отчего казались булдыжками, которыми не было возможности даже держать стакан. – Заживо твари хотели нас спалить! Ты видел, среди них была баба.
Мейсон забыл, что такое сон, еда казалась безвкусной, водка не приносила облегчения. Уже третий день заточения в этом аду, делали его параноиком. Парню казалось, что за стеной их слышат, за дверью притаились итальяшки. Но больше всего его выводило из себя тот факт, что их удалось раздавить какой-то стерве. Какая нормальная баба полезет в это пекло? Он был уверен, что на такое способны лишь зарвавшиеся плебеи.
- Заткнись! Твой вой слышно за квартал отсюда. Скажи спасибо, что смогли выбраться.
- А толку? Сидим как крысы, а эти уроды, как жили, так и живут.
Дрейк, что сидел возле стены, водя по грязным листам тетради карандашом, сейчас был поглощен планом мести. И Мейсон ему только мешал. Этот псих, у которого сорвало крышу при первом взрыве, начал носиться по Арене. И ведь должен был сдохнуть, но чувство паники вывело его из горящего здания. Правда пострадал, и теперь толку никакого от него. То что задумал Дрейк было слишком откровенной наглостью. Но не нае****, не проживешь, да и наглость второе счастье. А им надо выжить и утащить на тот свет этих итальяшек. Благо нашелся человек в Барракуде, давший зарок помочь избавиться от своего босса. Но до этого надо было взять максимум из бойцовского клуба, в плане денег. Дрейку было до одного места, что там этот охранник хочет себе в качестве доли. Этим он заниматься не собирался. С прищуром посмотрел в угол, где белели мелькающие бинты Мейсона, улыбнулся, оскалившись. Правильно надавить на него, и Дрейк получит идеального смертника. А может и выживет он, тогда вообще будет весело смотреть, как под землю уползает итальянская шарага. Сжав зубы, что по подвалу стал слышен скрежет, Дрейк поднялся.
- Не переживай. Отправим на небеса тех, кто оскорбил «Белый легион», и найдем эту стерву. Ты же уже придумал, как развлечешься с ней?
- Да! – Мейсон подскочил. Его очень сильно задела победа женщины над ними, не смотря на то, что там были и аппенинские дезертиры. Почувствовав на плече руку соратника, Мейсон усмехнулся.
- Прошла истерика? А теперь пойдем-ка развлечемся.
- У тебя уже есть план ведь? – они шли по улице до квартала, где жили те, кого не приняло общество высоких законов американской системы. Где Дрейк и бывал в последнее время слишком часто, наводя контакты, узнавая у местных где можно достать то травку, то кокс. Хотя ему был интерес не в этом.
- Есть. Но об этом завтра. Касси, - приобнял стоящую возле стены девушку, прикусил мочку ее ушка, - ему бы пожестче. А то парень засиделся.
- Устроим. Поднимайся на третий этаж. Дверь прямо. Там ты найдешь все что надо…

****************************************************************************************************************************

Как и ожидал Константин, восстановление шло быстро, и уже через две недели к нему пришел Ронни с предложением пока простых тренировок в зале при Барракуде. Костя слышал, что произошло с Ареной, и не был уверен в том, что ему вообще стоило появляться в бойцовском клубе, с хозяевами которого ареновские и выясняли отношения. Хотя с другой стороны, он не был официально прикреплен к Арене, был свободным бойцом, заплатившим Спайку откупную от контракта. Конечно, тому было не очень то приятно слышать отказ, но небольшая сумма сверху и вопросы отпали сами собой.
Облачившись в тугую повязку, что берегла его пока еще свежий рубец, Пеллегрини в задумчивости водил машинкой по щекам, приводя в порядок щетину, с которой перестал расставаться едва покинул Токио. Вся ситуация была не в его пользу. Каким чудом Ронни смог выбить ему время вечером, оставалось лишь удивляться, смущало другое – его не проверяли в Арене. И темной лошадкой он переступит порог клуба итальянцев. Ну а ты кто? Я? Недоитальянец или японец рожденный в итальянской семье. Константин был весьма неоднозначным человеком. И порой даже его друзья поражались и говорили Ты не в ту дверь пошел. Но Костя устал доказывать всем и вся, что он не виноват в том, что его iq зашкаливает за триста, а ему до дрожи тянет на ринг или в зал. Если еще кто спросит пришибу.
Репутация Ронни сыграла тем самым проходным билетом в клуб, что никто не задавал вопросов, лишь пару раз спросив его как тот себя чувствует, вспоминая, что это его подрезал тогда Юль. И вновь все завертелось. Пеллегрини восстанавливался, вгрызаясь в каждый тренажер сильными руками, груши без устали сносили его удары. За эти дни Константин умудрился порвать три пары перчаток, что означало лишь одно – он слишком зол на себя за распущенность, и от этого удары идут неправильно.
В один из дней, когда они с Ронни спарринговались, итальянец бросил беглый взгляд на охранника, место работы которого было не зал. А насколько он понял – тут действовали четкие распределения обязанностей. И если ты пес на входе, то в зале тебе не место. Ну хорошо, может он куда-то был направлен. И Костя ошибался. Увернувшись от косого нижнего удара, что как копье от колена, прошивал мнимую черту его тела снизу вверх, отсекая часть бока и руку, итальянец подныривает под заносящуюся над головой перчатку, получает тычок коленом в открытую грудь.
- Ты чего как свормер работаешь? – Ронни отпихнул Костю. – Не твой стиль. Куда ты ноги будешь выводить?
- Ты бы еще ниже работал руками, я тебе что карлик. Ты меня почти на колени поставил.
- Эй! Ты рассеянный какой-то. Может, хватит на сегодня. Говорил тебе рано ты поднялся в зал.
Пеллегрини сидел на полу ринга, зубами расшнуровывая перчатки.

Отредактировано Costantino Pellegrini (2015-12-20 06:27:35)

+1

3

Их с Агатой пара переживает второй новый год - и второй новый год идёт через задницу, и Сонни снова начинает рано его отмечать... хотя уже и позже, чем в прошлом году, что, может, и уже прогресс. И становилось всё труднее вспомнить, когда он вообще был трезвым, протрезвление чаще означало похмелье, в угоду которому он шёл в том случае, если не было других дел - но в конечном итоге, в последнее время Пульс был так или иначе под градусом; и с инцидентом в Арене это никак не было связано - и без нацистов цапаться было с кем... в своём собственном доме. Как оказалось, его супруга всё это время скрывала от него правду о своём бесплодии, провоцируя и не отвергая притом все попытки сделать ребёнка - Сонни только потому чувствовал себя использованным; но не это бесило его больше всего - а то, что Агата, при всём при этом, не только не лечилась, не пыталась эту проблему исправить, но даже и после того, как открыла ему правду - не собиралась этого делать. Ладно ещё, если бы ей было неловко и стыдно признаваться в чём-то таком, - это было бы глупо, но Пульсоне был способен это понять; но отказываться и дальше от курса лечения... даже от похода к докторам? Когда он уже и сам думал, что не так что-то с ним самим - и немолод, всё-таки, и жизненные условия не были такими уж хорошими большую часть его жизни, нельзя назвать его образ жизни здоровым... Агата, то есть, не хотела даже попробовать решить проблему бесплодия. С сексом зато за всё это время проблем ни разу не было - никогда голова не болела. Что тут сказать - удивительно, что Пульсоне был зол на неё?.. Его же праведную злость испанка, как и всегда, использовала против него - посчитав достаточно хорошей причиной, чтобы собрать вещи, и в очередной уже раз за историю их отношений - фьють! - исчезнуть из их дома, без объяснений, без долгих разговоров. Как и обычно - поступила, как трусиха. Даром, что способна была свернуть огромному мужику челюсть битой с одного хорошего удара... не боясь за своё здоровье, в том, что касается судьбы - Агата всегда была трусихой. Пытаясь это исправить; Сонни чувствовал, что устал с этим бороться.
Но это и есть хороший ответ на вопрос - почему им хорошо только тогда, когда они живут на грани, рядом свистят пули, рвутся гранаты или блестят лезвия ножей - делать жизнь адреналиновой гонкой... Агата это может ещё лет десять-пятнадцать, Сонни же чувствует, что становится староват для такого. Хотелось покоя - семьи, детей; не то, чтобы вовсе прервать гонку - но чтобы было куда возвращаться... вроде пит-стопа на трассе для машины Формулы-1. Иначе попросту шины лопнут или движок сгорит.
Проснувшись сегодня утром - вернее, правильнее было бы назвать это глубоким днём - Сонни чувствовал себя так, словно и голова его расколота надвое, и сердце было разбито, и вся жизнь расползалась по швам; собственный дом казался большим и холодным, словно обитель Снежной Королевы - вот только сама Королева давно уж свинтила. В обнимку с недопитой бутылкой, на диване в гостиной, так и не добравшись до спальни на втором этаже, в уличной одежде, и чем-то очень злым внутри, что требуется выпустить уже давно - но он напрочь забыл код от замка, потерял все ключи, и теперь есть риск, что разъярённое животное вовсе уничтожит клетку изнутри... если он не сумеет открыть эту дверь. Затем привкус перегара познакомился со вкусом сигареты - удивительно, как не рвануло, но это помогло прийти в себя... Дойти до душа, разбросав одежду по пути.

Внешний вид, когда входит в клуб

- С Рождеством, Ал. - жаль, что в Сакраменто не идёт снег... он хотел бы преодолеть путь до клуба, любуясь белёсыми пейзажами. Сонни шёл сюда пешком, пытаясь проветрить голову, но скурив при этом пол-пачки; вот и сейчас, пожёванный бычок торчала из его, немногим менее мятой, физиономии. Дело клонилось к вечеру, а Пульс пытался найти другой ключ для своей агрессии, нежели алкоголь - может, хороший бой будет способом?.. Что-нибудь градусное может быть неплохим сопровождением к этому. Но крепкого не хотелось. Прохладное пиво - быть может, в сопровождении с хорошего ужина. Есть, впрочем, не хотелось - тот случай, когда чувствуя потребность есть, не чувствуешь никакого желания. - Что-нибудь планируется в клубе на сегодня?.. - затушив окурок о край урны, Сонни отправил его внутрь, перехватив сумку. - Не возражаешь, если у тебя в тренировочном зале грушу попинаю немного? - получится, может быть, отвлечься. Или злобу выплеснуть на спортивный снаряд... можно было бы и на ринг выйти, в принципе, но в таком состоянии Пульс что-то не уверен, что готов получить сдачи - может и не выдержать. А поигрывать ещё сильнее не хотелось... вот взглянуть на то, как проигрывает кто-то ещё - другой вопрос; но это часов через несколько.
- Привет всем!.. - поздоровался, выйдя из раздевалки в зал, оглядывая присутствующих. О, это же тот парень, которого Юль на лезвие одел пару месяцев назад... - Как твой бок, Констатин?.. - шагнул к груше, метнув закрытую пластиковую бутылку с водой куда-то в сторону лавочки, в угол. Ударил по ней рукой. Лениво ударил ещё раз, и ещё раз, припечатав ударом слева... только теперь входя в раж и принимая боевую стойку.

Внешний вид в раздевалке

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-12-18 10:43:11)

+1

4

За четыре дня до после рождественской ночи.

Когда-то они были подающей надежды ячейкой их большой организации, которая заслужила честь самостоятельно завоевать себе место под солнцем Сакраменто. Спейси умел управлять людьми, видел что и как надо сделать, чтобы большой механизм работал как часы. Но одного он не умел – держать себя в руках. Его посадили за убийство, жестокое. Запечатали так, что никто из Легиона не мог прийти. Охрана будто чувствовал кто он, хотя на лице ничего не было написано, разворачивала, вручая в руки отказ на свидание. Дрейк хотел было возмутиться, подать через суд прошение, но прикинув, что это месяц только «читать» будут, и то если будут. Статья Спейси играет против них. А Дрейку нужен был совет старшего. Зло ударив по закрытым воротам, получив в макушку Эй, придурок, захотел в «закрытую школу жизни», сейчас устрою. Пошел отсюда. Дрейк повел плечами, будто его говоривший за них держал, и он так явно чувствовал, что сейчас ему дадут пинок, как паршивой собаке. Показав средний палец, он пошел в сторону автобусной остановки. Значит, решать все ему.
Получив от подкормленного охранника, что на рождество никого не будет в клубе, кроме пары бойцов в тренажёрном зале, Дрейк решил действовать именно после Рождества. Все расслабленные, с семьями. Шансы успеха возрастают в разы.
Коммуникации клубов были как под один шаблон. Да и здания в Америке строят не такие основательные, как например в Европе или России. Подверженные ураганам, американцы ищут более дешевый способ вернуться после последствия стихии в дома. Картон не кирпич. В основном все заведения в инженерской номенклатуре делятся на классы: жилые  дома, промышленные и так далее. Отсюда и вытекает система коммуникаций. И если н разглядел барракуду с крыши под стык с землей, и план крыши получил от Сайруса (он вспомнил наконец-то имя того шкафа), мог спокойно отыскать нечто подобное. И нашел.
Оставив Мейсона готовить взрывчатку, а точнее ее начинку, так как пластид Сайрус пронесет, как это Дрейка мало волновало, ушел в один из клубов, рассчитывая попасть в подвал. Имея чёткий план в голове, он шел, не смотря по сторонам, тараня прохожих. Они потеряли время, сидя в подвале. Мейсон был в этом прав. Но очухаться от такого, что сделала с Ареной, потеряв добрую половину своих соратников – сразило Дрейка, что думать о чем-то, кроме крови итальянцев он не мог. А злость не лучший советчик в таких делах. И он ждал.
В баре был аншлаг, что служило на руку мужчине, который расположился возле бара, от которого в паре шагов была подсобка. Усмехаясь над молодежью, которая едва не уливалась пивом, превращаясь в свиней и все вокруг себя в свинарник, тёрлись телами в тесной толпе, выкрикивая какие-то урывки слов песен. Хотя кислотную музыку Дрейк слабо мог назвать пением. Так, рев и выкрики под динамическую музыку каких-то призывов – танцевать быстрее, балдей шикарно. Чушь одним словом. А пипл хавает этот. Оглянувшись, замечая, что бармен отошел в другой конец, молодой человек нырнул в дверь, притаившись. Все было спокойно, музыка не выдавала его – стены тряслись что надо. Быстро сбежав по лестнице вниз, мужчина под свет фонарика пошел по помещениям. Запомнив, как выглядел зал наверху, он обошел все точки, куда планировал заложить взрывчатку. Да, в Барракуде могло быть другое расположение труб, но самой сути мало сменит. Зачем он полез сюда? Это поможет более четко представить все то, что Дрейк задумал. А Мейсон хороший исполнитель.

За сутки до времени Х.

- Слушай сюда, - ткнул пальцем в листок бумаги Дрейк, привлекая внимание напарника. – Мы закладываем на пять точек, чтоб наверняка. Сотрем начисто этот поганый клуб итальянцев. Вообще не восстановят. Вот тут, - показав на углы здания, - крепишь на шов стены. Взрыв его просто разорвет изнутри. А вот тут, - показав на центр, - это бойцовский зал. Пространство большое. Сила с четырех сторон выдавит наружу пол, плюс сама пятая точка даст ход. Потолок не то что слетит, его раскроет как цветок. В итоге. Верх разлетится, а стены сложатся. Подвал засыплет так, что только экскаватор им поможет все расчищать. Попадут на конкретные деньги, плюс народ испугается, понимая, что это опасно. И чтобы они не построили, больше публики, оставляющей им свои деньги не соберут. Репутация это такая штука, которую заработать на руинах практически невозможно.
- Я понял. А время действия?
- Думаю, двенадцать дня самое то. Как раз персонал там будет. Да и кто-то из управленцев тоже. Включаешь на промежуток до детонации минут двадцать. Нам надо успеть смотаться подальше.
- Но мы хотели пустить на воздух главных. Зачем нам мелочь?
- Повезет и главари будут. Нет, так кошельки их опустеют. Задолбаются собирать со своих дань на восстановление праха.
- Это да.

День Ч.

Сумки собраны. Мейсон справился с собой, и сейчас Дрейк ему бы доверил охрану английской королевы. они ждали звонка Сайруса. каждый в тишине искал свой настрой. Если у них выгорит, то итальянцы сами не скоро поднимут голову. Очень они любили почести покойникам отдавать. Так что дня четыре траура будет. А потом они понаблюдают над их потугами. Телефон тихо отозвался, вибрируя на полу.
- Да?
- У нас течь. Примите вызов на водопроводчика. И как можно быстрее.
- Вас понял, - нажав отбой, Дрейк поднялся. – Я буду тебя ждать через квартал, в машине. Магазин спорттоваров.
- Я понял.

Типа план

http://s019.radikal.ru/i601/1512/4f/06dac94ce8f5.png

Вв при входе в зал

http://cs10171.vk.me/u14203015/103696953/x_db038f21.jpg

Вв в зале

http://www.scottadkins.com/images/scott-adkins-muscle-and-fitness-photoshoot_pagethumb.jpg

Константин проснулся едва не к обеду. Тренируясь до изнеможения, восстанавливая форму, он физически не мог проснуться как обычно. Отключив телефон, который обновлялся программно, быстро собрался и на легкий завтрак отправился в клуб. Пеллегрини по дороге купил себе японской лапши и суши, чтобы потом спокойно поесть в раздевалке. Готовить дома не хотелось да и сил не было. Так усиленно он восстанавливался давно. Внутренние раны, глубокие, требовали более долгого бережливого отношения.
Едва войдя в фойе клуба, Костя понял – вот оно чувство насторожённости. Тишина. Ни души. Никого. Он медленно пошел вперед, обращая внимание на то, что искатели отключены. Просунув руку меж створок, сжимая в кулаке металлический корпус своего плеера, поводил рукой вверх вниз. Отклика ноль. Вот это весьма странно. Но тут резко загорается лапочка над одной из рамок, по цепочке над второй. Он едва успевает выдернуть руку, что не сработало. Они если и отключаются, то синхронно. На своей памяти он не помнил последовательного подключения. Заходить он не стал, ожидая хоть кого-то.
- Чего ты замер?
Константин повернулся на голос. Перед ним стоял тот самый охранник, поведение которого его заставляло итальянца много думать на ринге не о технике.
- Чего идти? Чтоб ты потом в раздевалке вместо сумки моей, рассматривав мою задницу?
Он бросил на стол вещи, выпотрошил карманы, прошел сквозь рамку. Охранник провел по сумке ручным искателем, который запищал лишь когда коснулся лучами плеера, небрежно махнул:
- Забирай. Ты что-то стал поздно тренироваться.
- Да не спится ночами. Может так вместо снотворного утолкаюсь.
Переодевшись, Костя пробежался минут пять по краю зала, приводя мышцы в тонус, хотя они его со вчера не особо потеряли, стал работать на растяжку. Музыка приятно задавала темп, что движения сами становились отточенные и выверенные. В зале было еще несколько человек. Каждый в своем углу, не мешаясь. Хотя и были соперниками друг друга. Но так как у них подписанный контракт с Барракудой, то могли не опасаться попасть в одну группу противников. Как правило, клубы дерутся против кого-то чужих, внутренние бои это спарринги.
В не сильно завидной позе Пеллигрини застал вошедший итальянец, уже знакомый ему. Сонни. Имя тогда Костя услышал от Ливии и Берни. Что ж, он обязан ему жизнью. Не подоспей Пульс вовремя, Пеллигрини была бы вероятно крышка. Скинув наушник, и опуская ноги со стены, возле которой Костя стоял в вертикальной «распорке», усмехнулся:
- Ну, нормально, чтобы вот так стучать по груше как ты, - сев на поперечный шпагат, стал раскачиваться вперед-назад, - что-то случилось? Ты не похож на себя. Что за женские удары.
Растормошить итальянца можно, но сложно, если сам не итальянец. Они замолчали, погруженные один в свои мысли, второй в музыку и легкую боль. Боль вообще спутник спортсменов. Через нее добываются регалии и звания, медали и места. И человек, занимающийся спортом как профессией, привыкает к этому чувству.
Спустя три часа, в зале остались лишь Сонни и Костя.
- Хватит может? – Пеллигрини взяв полотенце, остановился на выходе. – Она уже плачет. Ты ее достал, - показал пальцем на грушу. – Даже набитая песком «женщина» требует разнообразия.
Константин ушел, предоставляя Пульсу решить самому - хватит ему злость вколачивать или еще капельки остались. Отпивая воду из бутылки, итальянец читал новости с телефона, как на дисплее отразилась осциллографическая кривая, как свидетельство того, что включилась помеха. Пропала. Но потом опять вспыхнула. Костя поднялся.
- Прогуляемся? Оставь, - показал на сумку, к которой тот потянулся. – Объясню по дороге.
Они вышли в сам зал с трибунами.
- Знаешь, заметил одну не состыковку с правилами клуба. Оставить холл без охраны и выключенными металлоискателями… наталкивает на сомнения? Вот и я задумался. Тут охранник есть, такой матерый с рыжеватой короткой бородкой, - показал на себе форму стрижки щетины у Сайруса, - знаешь что-то, слышал?
Они медленно обходили клетку, а Костя не отрывался от дисплея.
- Ага, хорошая штука. Япония умеет делать вещи. Вот это, - показал на прыгающую линию, - показатель помех. Кто-то здесь включил лишний источник волн. Перегрузка сети пошла. Друг написал программу по моему чертежу.
Они остановились, смотря откуда же могло это идти.

+2

5

Растормошить Сонни вообще особой проблемы не было - принимая его за итальянца или же за американца, в принципе, он, отца и матери не знавший, с итальянским "сообществом" познакомившись уже довольно взрослым человеком, итальянским происхождением особенно не кичился, и в темпераменте если и винил кого - так себя самого, а не своё происхождение, которое по большому счёту было закреплено разве что в имени и фамилии... всё, что осталось ему от мамы с папой, фактически. Переступив за порог своего сорокалетия, Пульс так и не узнал особенно ничего о своих родителях, кем они были, чем занимались... он остался сиротой после автокатастрофы - и это практически всё, что он знал о своём прошлом. Наверное, это делает его не таким уж хорошим сыном. С другой стороны - попытки усыновить его ничем хорошим для опекунов не заканчивались; зная, что настоящие родители не воскреснут - "ненастоящих", неродных, Пульсоне и не признавал. Не хотел быть приёмным. В его детскую гордость это тогда не укладывалось... может, это и было по-итальянски, но как-то не задумывался он об этом.
- Да так... несколько "женских" ударов пропустил. - отозвался на вопрос Пеллигрини, проведя рукой по носу и глазам - кожа лица слегка горела, а вот ладонь была прохладной. Он не драку имел в виду, впрочем. Женщины имеют способность наносить совершенно другие удары, которые часто и не распознать по синякам... Хотя, как сказать, вот Константин даже издалека что-то понял по тем кругам, что у Сантино остались под глазами. Тоже, своего рода, след от пропущенных ударов... и пропущенных стаканов и сигарет. Тем злее становился Сонни, охаживая грушу кулаками и ногами... Куда ему, впрочем, до Пеллигрини - вся его жизнь, вращаясь вокруг ринга, зависела от формы, в которой он находился; Пульсоне же имел право и возможность не заниматься своей так строго. Имел право сделать это увлечением, а не профессией... ну, не совсем так, конечно, в том бизнесе, которым он занят, пригодится хорошее здоровье (а вообще, в каком же, интересно, бизнесе было бы выгодно быть больным?), но зависит от него определённо меньше.

- ...что?.. - Сонни успел возненавидеть эту грушу за пару часов подряд бесконечного града ударов; но груше, в отличие от человека, не больно, её не получится сбить с ног, не выйдет победить, как ни старайся, как ни бей... И обычно это и становилось ему скучно - не чувствовать этого эффекта разрушения, бить противника без возможности его победить... хотелось просто снести эту грушу на пол и добить ногами, уверившись, что обратно одна не поднимется. Сегодня он немного увлёкся, впрочем. Бывает... - Ты чего заладил, женщина, женщина... у самого не было давно, что ли?.. - усмехнулся не слишком весело, шагнув к скамейке и подобрав свою бутылку с пола, отвернул крышку, глотнул, затем приподнял над собой и вылил немного себе на голову, умываясь - прямо так, в зале, плевав, что на полy теперь лужа. Взял полотенце, проводя по волосам наскоро... может, и правда, ну их - и грушу, и бухло - и по бабам попробовать пойти?.. Тем более, что есть советчики, которые так и делали...
- А?.. Куда? - не понял Сонни, откладывая полотенце на сумку, оглянувшись на Константина. Что он задумал такое?.. - Ладно, пойдём, проветримся... - мотнул головой. Но как-то на рефлексах напрягся - знаете, сколько плохих вещей случаются после слов "давай прогуляемся" или "давай проедемся"? Некоторые вот так до сих пор и прогуливаются или ездят, не вернувшись домой - парочку даже сам Пульсоне некогда "подвозил". А Костю этого он едва знает...
- Сайрус, что ли?.. - Пульс провёл ладонью по влажным волосам, пытаясь зачесать их назад, но они упрямо вскочили, как было. - Знаю, более или менее... - хотя вообще-то у Флетчера в зале он тренируется чаще, чем в Барракуде - здесь всё-таки больше клубная тренажёрка, а не общая, свой контингент - свои правила, своя платформа для тренировок, программы тоже у всех свои. - В зале вроде нету никого, что тут сейчас охранять? - другое дело, когда тут народ собирается на вечере... те же металлодетекторы даже - они энергию потребляют, и кстати говоря, немало; а она тоже не просто так появляется - за это счета приходят вполне себе хорошие. Забавно. Подумав об этом, Пульсоне опять о тюрьме вспомнил - именно находясь там он про это и подумал.
А сколько электрический стул требует мощности? Это только чтобы поджарить одного убийцу. Все они - убийцы, конечно, но всё-таки - единственная пуля стоит во много раз дешевле.
- Чего это у тебя за шняга такая?.. - заинтересовался, увидев какой-то датчик у Константина на телефоне. Нет, с радиопомехами он, более-менее, был знаком, и их показателями - видел, по крайней мере, как это выглядит, хотя и не то чтобы сильно разбирался, как именно это работает. На телефонах же сейчас столько разных приложений, что чуть ли не полицейскую волну они прослушивать способны - а Костя что сейчас делает?.. - И что это означает? - первая мысль была о том, что в клубе где-то прослушивающее устройство куда-то присобачили. Но... не в зале же? Что тут запишешь - крики толпы?

+1

6

Вот не понимают люди в электронике, оттого и все беды современной охранной системы.
- Как ты выразился «шняга» есть незаконное изобретение. Вернее маленькая программа. В Японии за такое по голове не гладят, а таких умельцев там целая страна. Если бы четверых охранников, работающих по периметру, обеспечить этим, то вопрос о быстроте реакции был снят. Картинка на камеру доходит на пять секунд дольше, чем частота волны сюда. Да и камера снимает лишь диапазон луча, фонаря, любого источника света. Когда я пришел сюда вот этого, - показал на пляшущую линию на дисплее, которая то дергалась как сумасшедшая, то исчезала, словно в телефоне был большой перепад напряжения, - не было. Вот только кто тут может баловаться высокими частотами.
Источник был рядом. Но вот насколько? В зале? В подсобках? Или подвал? Положив телефон в карман шорт, Константин задумался.
- Скажи, ты больше ударная сила? – вопросительно посмотрел на Сонни. – Знаешь, откуда узнал – ты как танк, тебе все равно, что впереди, твое дело наступать. Это хорошее чувство. Порой именно такие люди и выигрывали сражения. Я же либо далеко идущий наблюдатель, либо эскорт, в кустах. Даже если тут никого нет, охрана все равно должна быть. А отключенные металлоискатели это, - загибает пальцы, - раз – ремонт самой системы, а тут надо человека три, два – отключение питания от всего здания, до включения резервных генераторов. Я получается в этот момент зашел. Три – в туалете свет был. Четыре – Сайрус этот. У меня паранойя или я прав.
Они пошли дальше, огибая клетку. Телефон вновь сработал. И они оба почувствовали босыми ногами вибрацию по полу. Мужчины переглянулись, и Сонни молча показал Косте на пол и на дверь, что вела в подвал.
- Водопровод чинят? – и оба пожали плечами, так как они терзали тренажеры, совершенно не смотря, кто, куда и зачем. Даже то как ушли двое из зала, не заметил ни один, ни второй.

За минут двадцать до прихода Пеллигрини.
Мейсон оказался у дверей Барркуды через десять минут. Поджидавший охранник его едва не за шкирку втащил сквозь рамку, включая систему.
- Какого ты возишься?
- Я прибыл нормально. Могли бы подумать, что я стоял за углом. Чего ты орешь? Где пластилин?
- Все уже на месте.

Двое мужчин быстрым шагом преодолели расстояние зала, скрываясь за дверью. Подвал был практически аналогичным тому, что нарисовал по памяти Дрейк. Да и Сайрус ориентировался. Вода капала в какой-то сосуд, что у Мейсона скривилась физиономия.
- Ссать хочется уже. Перекрыть воду не додумался?
- Черт! Сейчас. И еще раз повысишь голос, связки станут как у сопрано,
- Сайрус развернулся на пятках, стал удаляться в сторону системы кранов и вентилей. Посветив фонариком, в пару движений закрыл основную подачу воды. – Давай быстрее, тут ребята есть на тренировках. Если скажут, что не смогли искупаться, то начнутся вопросы. Мне не надо. Как и тебе.
- Быстрее только мухи на потолке друг на дружке катаются.
Сайруса что-то подтолкнуло подняться в зал. И не зря. В двери вошел Пеллигрини. Выпроводив итальянца, охранник спохватился. Рамки стояли в сером виде, без привычных для них красных светящихся нитей по бокам. Прошедший боец полбеды, но вот если приехал Майк или Ал, проблемы могут возникнуть от одного взгляда любого из них. Он уже тысячу раз пожалел, что согласился помогать этим фанатикам. Но отяжелевший счет в банке, как успокоительное для нервов.
Мейсон расположил три бомбы на трех углах. Вытащил пульт управления детонацией, включил по очереди каждый угол, проверяя работу дистанционного управления. Соединяя четвертую систему, вновь послышалось капание. Нервно передернув плечами, он отложил свое затейливое занятие и пошел смотреть. Вот идиот! Кто ж так вредит трубы, что дыра была с кулак мужчины. Поводив фонариком по сторонам, Мейсон нашел на полу палку от какого-то ящика, и ударил снизу по трубе, аккурат в дырку, что вода просто перестала сочиться и капать на нервы. За цилиндром разветвления появилась голова Сайруса.
- Долго ты еще?
- Одна осталась, как раз туда, где твоя башка сейчас.
- В темпе вальса, а я…

Они переглянулись, заслышав какое-то движение наверху.
- Пойду, посмотрю. И жду тебя у выхода.

- Думаешь жучки стоят или ставят? – Костя спросил у Сонни, тихо, больше губами, переговариваясь с ним еще и жестами. – Тут есть другой вход туда? – показал на пол. И Пульс показал за его спину. Разделимся?
На том и порешили. Пеллигрини пошел обратно, аккуратно ступая по паркету. Телефон больше не дергался. Спустившись вниз, медленно, выверяя каждый шаг, крался вдоль стены. Кончено при его росте такие манёвры все равно что слона в балетную труппу включить. Темнота играла против него, так как Костя шел со стороны света, слепым и вероятно перегораживал свет, очерчивая свой контур. Вдали блеснул фонарик, освещая противоположную сторону от него, чем и воспользовался итальянец, ныряя под трубы, оказываясь в углу. Резко приподнявшись, Костя ударился макушкой о стену. Вот только будто подушка была меж его черепом и бетоном. Пеллигрини провел рукой, нащупывая бумагу, плотную бумагу, из которой торчали два проводка. У него глаза полезли на лоб. Бомба?!?!?!?! Он ощупывал ту пальцами аккуратно. Сорвать, значит зашуметь. Выход один – перехватить творителя фейерверка, частью конфити которого могут составить они с Сонни.

Отредактировано Costantino Pellegrini (2015-12-30 23:28:29)

+1

7

Если Константино много лет жил в стране, считавшейся по электронике всех мастей первой в мире, то Сонни хорошую часть своей жизни провёл в месте, где самой хитроумной и чуть не единственной электроникой был задрипанный телевизор, ну и освещение, конечно - задрипанное столь же; вся остальная её часть по большей части сосредоточена в зонах для персонала и охраны, и для зэков была недоступной. Контрабандными путями начали попадать и мобильники за решётку, в то время, когда они окончательно перестали быть роскошью и стали средством, но естественно, проходили модели в основном тоже уже подешевевшие и устаревшие - и были для дела нужны, изучать их было некогда, да и, по сути, негде; как вещь запрещённая и нарушающая режим, любой найденный телефон сразу изымался, а его владельца (или того, кому не посчастливилось иметь его при себе при обыске) тоже "изымали" из общества в карцер, либо на определённый срок, либо до выяснения обстоятельств. Не разгуляешься, в общем. В чистой механике, тех же трубах водопроводных, Сонни понимал побольше...
- Эээ... а ты точно боец ринга? - взглянул Пульс на Пеллигрини, когда тот задвинул ему ещё целую речь о том, что в руках держит. Почесал репу. При таких знаниях, казалось каким-то не совсем разумным и оправданным драться за деньги, ему бы на такие вещи и перейти бы, что ли - или связаться с чем-нибудь, что их бы как-то затрагивало... Нет - понятно, что технический прогресс умотал вперёд семимильными шагами с конца девяностых, но Сонни думал, что уже успел его догнать; но про такие технологии всё ещё думал, что это разговоры о будущем, в лучшем случае... Хотя на кой чёрт вообще гражданским какие-то там "частоты", низкие ли, высокие ли?.. Или в Японии ими и правда каждый заморачивается?
- Ну, можно и так сказать... - усмехнулся Сонни. Хотя и звучит это как-то... по-японски. Но да, большинство проблем он предпочитает решать грубой силой; и может, такими людьми, как он, и выигрываются сражения - обычно и шрамов получают получают больше всего те, кто следует в первых рядах... но по-другому Сантино попросту не умеет. Такой вот жизненный путь. И Константин, вообще-то, сам больше напоминал бойца, нежели мозг - до того, как начал говорить по-настоящие умные вещи... - Что бы это не значило... но ты, похоже, понимаешь, о чём говоришь. - Пульсоне снова почесал репу.
Как именно работает охранная система Барракуды, Сонни не особенно вникал, но что охранники тут расслабляются, когда в клубе не идёт традиционных "мероприятий", Пульс догадывался, понимал и разделял, секьюрити эти - по сути ведь, такие же "танки", как он сам, тяжёлые и в меру ленивые; а учитывая специфику этого места - сюда люди тянутся работать только во вторую очередь. Так что большинство тутошних ребят - сами в большинстве случаев парни "приблатнённые". Сайрус этот - в том числе. Из тех, кто не работать сюда ходит.
- Вот так внаглую?..
- прошептал в ответ. Вибрация на полу вдруг разбавилась ударом, отзвуком отдавшимся по всей системе сливных труб в здании. Может, и федералы настолько обнаглели, что приехали ставить жучки под прикрытием бригады водопроводчиков, впрочем. Но... почему в подвале - что там прослушивать? Похоже, происходит что-то ещё даже более поганое... Учитывая всё то, что Константин сказал, и начало это окончательно доходить только сейчас; и внутренне чутьё самого Пульса тоже - как-то, и впрямь, было очень уж тихо в клубе сегодня. Надо бы проверить, что там происходит... Правда, выглядят они как-то непредставительно, он - босиком, Константин и вовсе в одних шортах, но ладно уж. - Там - за углом. - показал рукой позади Пеллигрини. Ствола стало не хватать - плевать на ботинки; сейчас без пушки начинаешь чувствовать себя голым. Не всегда пистолет является залогом безопасности, на деле он напротив может стать магнитом для неприятностей, но Пульсоне как-то привык уже чувствовать поддержку одного из своих металлических "друзей" в таких ситуациях...
Вот, в чём он лучше понимал, чем в программках и мобильниках - в оружии.
- Пульс!.. Ты чего тут делаешь? - Сайрус как-то очень уж "к месту" оказался у дверей подвала - а фактически, в подвале, выйдя из дверного проёма, что чуть не налетев на Сонни. И выглядел он как-то... встревоженно, что ли, напряжённо, как будто в туалет по большому хотел. Не было в нём того обычной расслабленности напополам с уверенностью, что присуща охранникам - взгляните, мол, я тут хозяин мира.
- Пол вибрирует. Ты не ощущаешь? - Пульс даже попрыгал немного, шлёпнув по полу босыми пятками. Дальше враньё как-то уже само полилось... - У нас там наверху груши трясутся, тренироваться невозможно. Не землетрясение опять, случайно? - а то было уже месяц назад... что-то никто не предупредил его год назад, что в Калифорнии с природой всякая хренотень происходит периодически. Впрочем, не об этом сейчас.
- Нет, ничего такого... - засмеялся Сайрус. Как-то слишком уж облегчённо засмеялся, не под стать словам Пульса. - Водопровод чинят. Трубу прорвало.
- Странно, а почему в душе тогда вода шла, когда я там был? Дай-ка посмотрю. - Сонни попытался шагнуть мимо Сайруса, но тот перегородил дорогу.
- На хер оно тебе надо? Там всё в воде по колено.
- У, напугал! Для меня же это огромная проблема. - Сонни показал на свои босые стопы, и присел, подворачивая штаны. По колено воды? Значит, до колена... - А вот у тебя ботинки совсем сухие, как я погляжу... - хотя Сайрус сам только что из подвала вышел... Трубу прорвало, говоришь?
Рефлекторно наклонивший голову, чтобы глянуть на свою обувь, охранник встретил лицом кулак Пульса...

+1

8

Лучше бы жучки. Константин медленно стал огибать котлы, переползая меж труб, сжимая зубы от боли, когда или рука, или нога, касалась раскаленного металла. Схватившись за ухо обожжёнными пальцами, Костя услышал гулкий голос охранника. Это как знак для того, кто сидел сейчас перед ним на корточках, скребя чем-то металлическим о что-то такое же. Мужчина резко поднялся, что свет фонаря направился на вход, откуда наступал Сонни.
- Эй, что там, мать твою! – он бросил кусок пластида на пол, что шлепком приклеился к нему, перехватил нож в левой руке, второй стянул гаечный ключ с котла.
Итальянцу было не удобно подойти не заметно. Мешало переплетение труб. Костя осмотрелся, что у него было внизу под ногами. За Пульса он мог не переживать, видел его удар. В один вложится хорошо, а там дело техники. А ему самому приходится играть с невидимкой, той, что грозила разнести все в клочья. Над полом было расстояние как раз такое, что если Пеллигрини сгруппируется, то прокатится по полу, аккурат в ноги тому, кто готовит тут «праздник».
Сонни достиг своей цели, что с характерным звуком удара отозвалась по подвалу. Время пошло на секунды. Не давая второму опомниться, Костя нырнул на пол, в три оборота как веретено, прокатился по полу, на развороте цепляя в захват ногами стоящего человека. Надавив тому на живот, свалил на себя, тут же захватывая руками за горло, чудом уворачиваясь от занесенного в слепом ударе разводного ключа. Искры полетели за его головой. В спину что-то уперлось острое, а ноги скользили по обрезкам проволоки, как по роликам. Лысая вспотевшая голова скользила по голому плечу итальянца, то и дело ударяясь о пол рядом с его ухом. Константин перехватил рукой ключ, вырывая, отбросил тот куда-то вперед, слушая оглушающий звук полупустого котла, что дернуло перепонки.
- Уймись! Все равно не жилец, и меня с собой не возьмешь!
Прорычал в ухо лысому, Костя надавил подбородком на затылок тому, а другой рукой уперся в кадык. На другом конце подвала слышалась яростная борьба с вплетением ругательств и кулаков. Но итальянец переключился на свою жертву. Чуть не взвыл, когда локоть уперся ему в пах с такой силой, что Пеллигрини едва не задохнулся. Резко переворачивая противника на живот, пару раз отклонил голову того от пола, с силой надавливая на затылок, буквально плюща его нос о бетон. Когда же рвение поутихло в лысом, Костя, скрипя зубами от боли, приподнялся, блокируя рукой под локоть противника, вывернул их вверх, что хрустнули суставы. Лысый как угорь хоть и меньше, но вертелся под ним, не давая зафиксировать себя, что Костя уперся в его ухо локтем, заставил заорать на весь подвал.
- Мазохист что ли?
Замахнувшись, итальянец вырубил противника,  спокойно стал связывать руки и ноги того. Да, в темноте узкого подвала драться еще то удовольствие. Удостоверившись в надежности своих узлов, Костя взялся за фонарик. План сразу попался ему на глаза. Водя пальцем по точкам предполагаемого размещения взрывчатки, только и цокал, представляя, что от клуба бы ничего не осталось. Отчаянные. Пошарив в сумке, понял, что это была пятая не доделанная. Но интересовал его больше прибор, который вызывал волны. Четыре рычажка в клеймах держали провода, концы одной пары были не закреплены, то есть цепь не замкнута. А вот три уже были готовы. Аккуратно отсоединил устройство, зубами зажав фонарик, стал откручивать найденной тут же отверткой днище, дабы удалить источник энергии.
Сонни он не стал помогать. Мало ли что тут вообще могли наворотить эти двое. Костя пошел по первой паре проводов, перебирая пальцами по ним, ныряя меж труб. Уже как то и боль отступила перед опасностью, что он не задумываясь приседал.
На стене висел пластид, обернутый в плотную бумагу. Обследовав его, сорвал со стены. По плану и то где он нашел первую бомбу, было ясно примерное место всех взрывчаток. Впереди прошел Сонни, что Пеллигрини оказался за его спиной.
- Эти жучки унесли бы нас или еще кого, кому предназначались, на небеса.
Проходя мимо Пульса, всучил самодельное устройство в руки, чтобы рассмотрел. Все взрывчатки были сложены в сумку, в которой их принесли. Костя не стал спрашивать Сонни, как и что там он сделал с Сайрусом, сейчас важно было по душам поговорить с лысым. Забросив сумку на плечо, продел руки под локтями пленного, заставил того подняться.
- Попрыгаешь до клетки. Давай, двигай. Сонни, звони начальству, пусть едут разбираются.
- Откуда такой прыткий и умный? - пленный хрипел под напором скорости Пеллигрини.
- Из утробы матери.
Не оглядываясь, Костя повел лысого наверх.

+1

9

Не успевший в полной мере отреагировать на замечание Сонни, пропустивший его сокрушительное движение навстречу своему грызлу, в которое Пульс вложил всю силу своего тела - а не просто силу рук и кулаков - Сайрус чуть только что не подскочил, едва удержавшись на ногах; и апперкот, похоже, лишил его пары-тройки зубов, а может и вся челюсть оказалась повреждена, Пульс не особенно разглядывал - но из пасти рыжего пошла кровь, это он успел заметить. На какой-то момент неожиданный удар охранника дезориентировал, чего вполне хватило чтобы приложить его о дверной косяк уже верхней частью черепа и затем задать направление на лестничный пролёт, послав считать ступени подвальной лестницы. Судя по едва слышному "Плюх!" в самом конце пролёта, шепелявым матам, что слышно было немного получше, и уже заметному запаху сырости - вода в подвале всё-таки была, хотя и не по колено, но протечка явно где-то была. И слышались звуки борьбы - Пеллигрини, похоже, тоже напоролся на кого-то; но в темноте было толком не разглядеть, что именно происходит - и особенно некогда: Сайрус, отплёвываясь, пытался подняться с пола... что шлёпавший босыми пятками вниз в ускоренном темпе Сантино, впрочем, сделать не дал, наградив его пинком в живот, и уселся на Сайруса сверху, заломав правую руку ему за спину, пытаясь поймать и левую тоже. Тот пыхтел нечто не очень членораздельное сквозь оставшиеся зубы, харкал на и так влажный пол, но сопротивляться продолжал, несмотря даже на то, что может и переломан уже был в нескольких местах, прокатившись по лестнице, кто его знает - хотя Сайрус был парнишкой крепким, вообще-то... сдаваться явно не спешил, как две минуты назад не торопился пускать его сюда.
Так что скрывалось-то? Сонни начал осознавать, насколько рискует, доверившись этой хреноте у Константино в руках и ему самому, неловко получится, если сейчас он там в своей части подвала простого сантехника месит...
- Пеллигрини, у тебя там что происходит вообще? - ни сколько были интересны чьи-то ещё незнакомые крики, сколько тот факт, что Сайрус начал вырываться посильнее, когда это услышал, да и замечание про мазохиста воспринималось в такой ситуации как-то немного иначе; всё-таки имел Константин способность выражаться как-то странно, в ситуациях, казалось бы, довольно обыденных... ну или не очень обыденных, хотя к драке ни ему, ни Пульсу не привыкать - даже и то, что они сражались сегодня на одной стороне, уже не новшество.
После очередного удара по кумполу, Сайруса, наконец-то, удалось угомонить; и Сонни, наскоро, но покрепче, привязав его за руки к перилам лестницы его же собственной рубашкой, шагнул на луч фонаря - звуки борьбы стихли и на той стороне... Двинувшись к Косте, он чуть было не запнулся о связанного и бессознательного Мейсона, наклонившись к нему и вглядываясь в его лицо:
- Я его знаю, по-моему... Это не один из "ареновских" нацистов? - морды он их помнил вообще-то так-сяк, особенно не вглядывался, но крикливые наколки запомнить было легче и говорили они сейчас (как и обычно, впрочем) сами за себя. Хотя Пеллигрини потерял к скрученному всякий интерес, что-то там выглядывая, снимая со стен, проводки какие-то обрывая...
- Это что, бомба, что ли?!. - Сонни аж опешил, едва не выронив то, что Константин ему так запросто вручил, несколько раз неловко и суматошно перекинув в ладонях, прежде чем снова удержать. Пеллигрини ещё и за сапёра, что ли, умел, что так уверенно ими жонглирует? Пульсоне бы на его месте поостерёгся; вообще-то, взрывчатка - дело тонкое, требующее определённого уважения, и опасное, безусловно (и ему ли вот не знать об этом?.. в какой-то степени он тут оказался, потому что "подорвался" на минном поле) - жонглировать так незнакомым устройством точно не стал бы. Да, это определённо сложнее и заковыристее, нежели они сделали с Ареной... вернув часть устройства обратно Константину, Пульсоне взял намалёванный от руки план, вглядываясь расположение точек. Ишь ты, ещё и продумали всё, изобрели целую систему вон - не так уж значит и плохо у Белого Легиона с головами было; хотя означало это то, что, возможно, ударить нужно было бы по ним посильнее раньше - так, чтобы не оставалось умников... и если бы не программка в телефоне Пеллигрини - к концу дня их и правда, может, из-под завалов бы выгребли. Но особенно интересным было то, как чётко они изобразили подвал на своём рисунке, как будто спускались уже сюда - явно без помощи Сайруса не обошлось... всё продумали, с исполнением только подкачали.
- О, прочухался уже, террорист хренов? - отреагировал на начавшего подавать признаки жизни Мейсона. Надо бы их обоих допросить на тему того, где остальные активисты отсиживаются; да и лучше побыстрее бы, они ведь взрыва ждут - поймут, что к чему, если его не произойдёт. По-хорошему они не поняли, по-плохому тоже не дошло, видимо - придётся по совсем плохому, как с теми негритосами тогда. Ну, бывает... - А зачем их куда-то вести? И тут вроде неплохо... - на месте преступления, так сказать; свет бы большой ещё включить, и не будет необходимости остальную часть Барракуды валять ни в чём... Присев к Сайрусу, Сонни снял рацию с его пояса, щёлкнув рычажком: - Ал, приём? Это Пульс. Спустись в подвал... у нас тут кое-какие проблемы.

+1

10

[NIC]Alberto Rinaldi[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/Ay5HoUr3HM.jpg[/AVA]

Закинув ногу за ногу, Альберто Антонио Ринальди плеснул себе в стакан добрые три вершка джина, после чего залил их шипящим желтоватым тоником.  Он любил этот напиток - бодрящий, освежающий, как  утренний секс или музыкальные ритмы. Зевнув, cнял наушники, в которых продолжал громыхать Aerosmith, полюбовался своими новыми мокасинами. Хороши, сука - дизайнерские, индивидуального пошива, из кожи питона. Стоят, правда, пятьсот баксов - но когда это Ал жалел на себя денег? - Блять. - вспомнив о бабках,  гангстер коротко выругался. Их ему патологически не хватало - хотя поднимал он теперь недурно. Племянник консильери встал и прошелся по кабинету,  мимо новой, с несколькими ультрамощными колонками, аудиосистемы, японских, расписанных плачущими ивами, занавесок,  небольшой гардеробной. Покачиваясь на пятках, постоял около кондиционера, подставляя лицо под его прохладные дуновения и размышляя.  Внешне его дела обстояли великолепно - недавно приняли в организацию, он (вчерашний зек!) владел собственным бизнесом и выступил связным между мафией и русскими бандитами в контрабандных поставках мехов и черной икры, держал некоторые прибыльные точки.  Однако, по сути,  все было не так радужно -  зелень уходила из рук  Ринальди-младшего куда быстрее,  чем приходила туда.  Статус обязывал, черт побери.  Дорогая одежда, украшения, кутежи в ночных клубах, после которых во рту как эскадрон переночевал, а в кошельке свистит ветер.  Плюс надо заносить своему капитану, а добрую часть доходов от "Барракуды" забирает себе дядя. Как же, ведь именно он сделал племянника совладельцем клуба. Но претензий тут у Ала не было -  он любил и уважал Майкла,. И только не из-за того, что благодаря старшему родственнику занял свое сегодняшнее положение. Тот ведь научил ему всему, был всегда примером для подражания. - Нужны люди нормальные, а не лохобои всякие. -вслух поделился с собой собственными же мыслями Ринальди, и, приблизившись к столу, отхлебнул  сделанного коктейля.  Чтобы проворачивать серьезные схемы, необходимы были серьезные же компаньоны, не простачки вроде Шурупа с Гвоздем.  Благо,  таковые скоро наверняка найдутся- обладая общительным  нравом,  Альберто активно восстанавливал связи в криминальных кругах. И, перебирая варианты, все чаще задумывался о том, чтобы уйти в ростовщичество и создать нормальную букмекерскую книгу. Пусть неоригинально, но все-таки это извечные кормилицы мафии. Однако для того, чтобы ссужать лавандосы, сначала следовало их заиметь, как можно в большем количестве. И тут требовалось нечто разовое, но сулящее гигантский куш. Может быть, серьезное ограбление.   - Что за...? Внезапно зазвучавший в лежащей в нижнем ящике стола рации голос Сонни отвлек Ала от раздумий.  Почему это Пульсоне решил вдруг с ним общаться по связи, который преимущественно пользовались местные секьюрити  - и что там у них приключилось? Явно нечто экстраординарное.  -  OK, cейчас буду. -  приподняв прибор, крикнул в него  мафиози и быстро вышел из помещения. Не любя мешкать, он стремительно зашагал внизу по лестнице, в сторону подвала, где  во время пресловутого бойцовского турнира эти два чудака, его подначальные, заперли одного из должников.  Открыл дверь, переступил порог -  и в удивлении замер. Кроме  Сантино,  в комнате присутствовал еще малознакомый Альберто парень -  боец, которого татуированный форсила Юль оцарапал ножом во время турнира. Кажется, его звали Константино?  К перилам лестницы собственной же рубахой был прикручен один из охранников, по имени Сайрус, а на земле в бессознательном состоянии раскинулся какой-то еще тип.  Явно произошла  заварушка. -  Сонни, брат, что за херня? - опомнившись, Ал чисто механически, движением отработанным за годы вращения в мобстерских кругах, обнял Пульса, поцеловал его в щеку. Тот тоже был посвященным, причем принимал клятву вместе с Ринальди, что в какой-то степени роднило их. Да и тот факт, что тому также пришлось понюхать  аромата нар, внушал определенную симпатию. Перевел взгляд на Константино. - Это вы их уделали? Голос  солдата был пока ровным, он не знал, как расценивать ситуацию и на кого должен быть направлен его гнев.

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-01-03 22:34:05)

+2

11

Костя остановился возле лестницы, крепко сжимая пальцы на локте дергающегося лысого, задумался И зачем пачкать пол наверху.
- Ты прав, - развернулся, едва не по воздуху перенося тело связанного нациста (а то, что он из этих фанатиков понял сперва по наколке на затылочной части шеи, ну а потом уже пригляделся, понимая, что и тот его знает) – мало ли кто зайдет в клуб, ведь как я понял, - он свалил лысого рядом с Сайрусом, внимательно смотря на охранника, - кроме тебя там никто не дежурил? Прав?
- Пошел к черту! Ты такой же, как и я продавшийся!
- Да! Он как крыса сбежал от горевшей Арены! Что забыл, кто тебя тут в городе пригрел? – лысый или не понимал, что его слова это так шелуха, или страх совсем забрал у него чувство реальности.
Константино почесал нос большим пальцем правой руки, усмехнулся:
- Ну, если ты считаешь, что попасть в список бойцов, свободных заметь, это есть ваше покровительство, то я скажу тебе спасибо. От меня не убудет. Сонни, позвал начальство?
Услышав ответ, Пеллигрини размышлял уже в другом русле. Когда-то он смог уйти от катаны, выбивая себе свободу, когда Намизидо Кан надумал пополнить коллекцию очередным первоклассным бойццом, сначала предлагая ему условия и контракт, но получив отказ, решил спорным боем выиграть. Лезвие с вековой заточкой, не терпящее несправедливости, сделало свое дело – Пеллигрини убил противника, накалов того на лезвие катаны, в буквальном смысле нанизывая мастера Шикидо на меч. Обагрённая кровью противника сталь его оружия, еще долго снилась Косте в кошмарных снах, заставляя истязаться до бессилия, чтобы упасть и забыться. Бои чести очень популярны среди японских кланов и вверенных им команд. И вот теперь, небо отвело его от смерти вновь. Не то что слабость, тут кто хочешь нервно задергается. Но представляя себе масштаб всего, покрываешься холодным потом. Кто не ведает страха, тот не видит перед собой ни ровной дороги, ни камня.
- Ты не похож на того, кто позволил бы себе взлететь на воздух, - Костя не видел в нем признаков тех фанатиков, которые держат мир в страхе, надевая пояса смертников. Нацисты хоть и радели за чистоту крови, но до самоубийств не скатывались. Или он вообще ничего не понимает в этом мире. – Значит…
Его размышления прервал появившийся парень, и Пеллигрини поднявшись, отошел в сторону, давая тому возможность самому все увидеть. Пожал в ответ плечами:
- Так, в легкую.
Его вотчина, пусть решает, что с ними делать. Хотя и Костю мог он в цепочке разговора причислить к этим лысым, ведь он сразу после пожара появился здесь. Плюс их боец его подрезал. Да и когда увидит, что Пеллигрини владеет навыками обезвреживания или налаживания цепи взрывчатки – тут уж можно могилу заказывать, рядом с этими двумя. Помогать Алу в попытках выяснить у Сайруса что и как, Костя не собирался. Слушая разговор, если можно это так назвать, итальянец достал коробку с управлением. Интересная конструкция. А главное не самодельная. Значит, у них есть свои поставщики оружия. И что, итальянцы не перекрыли канал, или не знали? Ладно, оружие можно и у черных купить, как бы противно нацистам не было – руками негров завоевать мир, оставляя свои чистыми. Чем не плохо? Потом все свалить на тех, умыть руки и жить припеваючи. Но черные не торгуют пластидом. В этом вся и соль. Военные? Костя вновь вставил батарейки внутрь, включил аппарат. Телефон в его кармане отозвался вибрацией. Достав его, он пару раз прошелся пальцем по экрану, выставляя параметры частоты. Переключил выключатель, смотря на дисплей.
- Не слабо, я вам скажу, - будто сам с собой, не в тему произнёс, потеряв вообще о чем говорили Сонни и Ал, - расстояние больше мили до места взрыва. При условии домов с кучей техники.
Вот так просто – нажал и баааах. Соскребайте своих совочком с кирпичиков.

+2

12

Взлетать на воздух - или в воздух, вместе с угнанными самолётами - это больше как-то по части мусульман, нацисты же, насколько Сонни их знал, жертвовать собой за идею, унося с собой всех окружающих, не торопились; для них больше как-то в почёте считается умереть в открытом бою, убивая врагов - тоже, в общем-то, чокнутая позиция в значительной степени, но эта философия милитаризированному Пульсоне была гораздо ближе. Арийцы и прочие нацисты - организованы тоже в значительной степени как группировка военная, и внимание уделяют не только тому, как раскачать тело, но и с огнестрелом обращаться тоже учатся... что касается людей серьёзных, конечно, а не таких, как Спайк и его отряд - хотя, глядя на то, что происходит в подвале, это уже можно подвергнуть сомнению; если несмотря на все старания, Белый Легион умудрились достать взрывчатку - могут и стволы достать. Наверное, тут без других "белых братьев" не обошлось; не со складов Тарантино же они закупались?.. И если остальные обратились к Братству или кому ещё за помощью - это уже не есть хорошо и сулит дальнейшие проблемы в будущем, если кто-то ещё из них появится на горизонте. Впрочем, проблему пока надо решать другую.
- Ага. - щёлкнул рацией Пульсоне, переваривая разговор Константина с их "пленниками". Верно ведь, Пеллигрини раньше на Арену работал - ту самый клуб, который они сожгли почти два месяца назад, и это время остатки Легиона явно не теряли зря, вопрос только в том, кто там стал главным - Спайк-то, как ему было известно, поджарился до состояния, как не иронично - уголька. Не это ли чмо, которое Костя отправил мордой в пол?.. А если вдуматься, на месте Спайка и тех других, что сгорели, вполне бы мог оказаться и Константин тоже - и другие случайные жертвы, как и при любом пожаре. И Марти его тоже подрезал... хотя это - уже дело житейское, что происходит на ринге - то происходит на ринге, глупо обиду держать, пожалуй. С учётом даже ножа.
- Да вот тут... - Пульс прервался, приобняв Ала и слегка похлопав его по плечу, кивнув на Сайруса и Мейсона, но что сказать - нашёлся не сразу. Тут даже не двое скрученных парней были главным достойным внимания элементом, такого Ринальди и Сонни насмотрелись вдоволь, да и для Пеллигрини, видимо, в диковинку не было тоже; а вот взрывчатку увидишь не каждый день. - Вот, взгляни. - взял у Константина листок с планом, протягивая его управляющими Барракуду. Указал пальцем на провода и взрывпакеты, что Пеллигрини сложил обратно в сумку. - Они взрывчатку тут размещали. - развёл слегка руками - я, мол, в это и сам с трудом верю. Кто из них конкретно этим занимался - Сонни, по сути, было наплевать; это уже потом можно выяснить, хотя едва ли это так много изменит... эта парочка всё равно не жильцы уже. Скорее всего. Хотя это, в принципе, обоим Ринальди решать - их же клуб; но уже по опыту (опыту с чёрными, как не иронично, опять же) зная, что они таких выходок не прощают, Пульсоне мысленно был готов уже навострять лопату. Высшим понтом их и зарыть было бы у дяди Тона, пожалуй - чтобы нацистские души и после смерти не успокоились...
- А эта хренотень точно отключена, Константин?..
- бывший военный, Пульсоне на это умозаключение и отреагировал по-военному чётко и просто, подумав о потенциальной опасности: - Её тут за милю отсюда кто-то другой не сдетонирует? - нажмёт - и бах!.. Да и не обязательно за милю, может, их снаружи в машине ждёт кто третий? Что Мейсону отсюда смываться надо после того, как работа будет закончена, что Сайрусу, который был в курсе происходящего. - Или чистоты эти твои... - учитывая, сколько сейчас на электронике и разных микроволнах завязано. Мобильник Кости почувствовал бомбу - какова вероятность, что бомба не почувствует его мобильник, грубо говоря?.. То, как он считывает эти колебания, или как бы это ни работало. Довибрируются же.
- Эй, как она отключается? - пнул Мейсона ногой. Бывший военный - ещё не значит бывший сапёр, и во взрывчатке Сонни разбирался как раз не очень хорошо, в отличие от Агаты, его предел - это ручная граната, а с ней всё просто... Откуда они, и впрямь, взяли такую хитроумную взрывчатку? И как только таким деревенщинам её вообще доверили, странно, что они не подорвались на ней ещё по дороге сюда максимум. - И что будем делать, Ал? С этими красавцами... да и вообще. - начать эвакуацию, отменить всё на сегодняшний день, или просто притащить инструменты из подсобки?.. С нацистом и его счастливой рыжей покупкой, понятно, разговор предстоит долгий и интересный; надо подумать хорошенько над тем, о чём именно говорить. А происходит всё на территории Ринальди - пусть и решает, значит, что будет лучше для его клуба в данный момент. Может, вывести их куда - хоть в его же стрелковый клуб, посадить в центр поля, да обмотать этими же проводами, взведя взрыватель - мигом запоют оба... Захотелось покурить; но, похлопав по карманам спортивного костюма, Сонни сигарет в них не обнаружил, так что решил позаимствовать их у Мейсона - заодно и произведя полный его обыск, выбрасывая из карманов всё содержимое на влажный пол.

+2

13

[NIC]Alberto Rinaldi[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/Ay5HoUr3HM.jpg[/AVA]

Когда Ал услышал слова Сонни, ему сначала захотелось протереть себе глаза, проверив, не спит ли. А потом - уши, чтобы удостовериться, что не ослышался. Попытка взорвать клуб? Все это напоминало долбанный боевик про террористов - в их краях за последнее время максимумом жести был пресловутый выстрел Пульсоне из гранатомета по бронированному лимузину Сальвиатти или поджог "Арены". Но чтоб бы их, Коза Ностру, какие-то ушлепки... Чтоб его, Альберто Антонио Ринальди... Такое в  голове не укладывалось. - Ах ты, педрила! - ступор и шок сменились в душе мафиози вспышкой дикой огненной ярости. Подскочив, он развернулся к обманувшему его доверие охраннику и через мгновение подошва щегольского мокасина врезалась тому в район яиц. Привязанный к лестнице человек закричал от боли - но худшее было впереди. Ринальди цепкими руками ухватил Сайруса за рыжеватую бородку и начал его впечатывать лицом в ступеньки, оставляя на них кровавые полосы и белый осколок вылетвшего зуба. - Ты, падла, пожалеешь о том дне, когда решил продаться... Усилием воли, заставил себя прекратить -  лучшее следует оставлять на сладкое. Отошел от секьюрити, брезгливо отряхнул пальцы, недобрым взглядом окинул лежащего на полу незнакомца - и повернулся к Пульсоне, спросившему, что они теперь будут делать. Рой различных мыслей зародился в голове совладельца "Барракуды" - и сначала среди них зазвучали благоразумные нотки. - Надо сгонять, наверху рассказать об этом...  Недаром ведь дядя Майк говорил - надо спрашивать разрешения на все значимые действия. Тому же Мэнни, поди, следовало знать о такой вот вражеской вылазке. Однако затем Ринальди поразмыслил еще, представил себе свой клуб в виде обгоревших обломков - и  решил, что малость инициативы никогда никому не вредила. Они же люди чести, а не армейские дуболомы... - Но сделать  это - когда мы этих говнюков расспросим хорошенько. Выясним, кто, как и что. Вопрос в том, сделать ли это здесь - или в более укромном месте, в каком-нибудь лесочке или еще где. Другое дело,  что и вывести незаметно из заведения двух отморозков тоже не так просто - куда легче потом расфасовать по пакетам и вынести черным ходом. - Кто-нибудь видел, как вы их сюда затаскивали? - вкрадчиво спросил гангстер, лихорадочно соображая, какая линия поведения будет более безопасной. Затем вдруг порылся за шкафом в углу комнаты и выудил там увесистый мешок. С кровожадной улыбкой тряхнул его - внутри загремело нечто металлическое.  - Шуруп с Гвоздем тут оставили... Инструменты всякие. Выудил из недр наручники и, нагнувшись, нацепил их на второго участника нападения. Хотел было приступить к его ногам - но вдруг вскинулся и резко крутанулся вокруг своей оси. Под впечатлением произошедшего, он резко забыл о присутствии постороннего. Вел опасные разговоры, совершал опасные действия. Ведь Константино  не был никак с ними связан... или был? - Я вот не понял, этот парень с тобой? - озадаченно взглянул на Пульсоне.  Судя по тому, как профессиональный гладиатор держался, вся эта ситуация была тому не в новинку.  Возможно, именно потому подсознание Ала и не вычленило его как "чужого" во время всего этого эпизода. Не заставило насторожиться и играть роль законопослушного бизнесмена, который сейчас сдаст этих двух плохих преступников в полицию и высудит моральный ущерб. Что было плохо - ибо теперь следовало думать, что делать еще и с этим перцем. Убирать как свидетеля? Явно не отпускать на  все четыре  стороны. - Ты гляди, прямо специалист по взрывотехнике. Из образованных. -  через силу ухмыльнувшись, прокомментировал  Ал маневры бывшего ареновского бойца с телефоном. Сам Ринальди-младщий тоже не был полным невеждой, когда-то даже учился в колледже - правда, лекции немилосердно прогуливал, предпочитая одновременно постигать уличные университеты. В башке от вдалбливаемой тогда юридической науки осталась в основном всякая ерунда, вроде стебного латинского выражения "Lingua latina non penis canina"*. - Как вообще тут оказался? Ты, как я понял, вроде итальянца? Теперь Альберто обращался напрямую к Константино.

* Древний школярский мем, популярный среди изучающих латынь. Искаженная фраза "Латинский язык не хрен собачий"

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-01-05 13:40:29)

+1

14

- Да я уже понял как, видишь ничего не происходит, - показал Сонни горевшие три лампочки над переключателями. – Меня другое волнует, - сел рядом с лысым, - с какого склада игрушка? – Лысый что-то хотел сказать, но Костя зажал ему рот ладонью, приблизился, - не говори, что не знаешь. По глазам вижу, владеешь информацией. Смотри, тут есть серийный номер, усек? Такое проходит по базе данных.
Лысый мычал что-то, перестреливая глазами на Сайруса, а тот лишь рычал и потел. Костя поставил пульт на грудь Мейсона, торчащими выключателями вниз, надавил слегка.
- Ну что, ты же понимаешь, что уже не жилец.
- Сука ты, - нацист отплевывался, - черта с два я что-то скажу. Вы не согласились на условия высшей нации, своими погаными ручонками делаете грязные деньги, тратите на наркотики и прочую дурь. Ваши помыслы…
Он задохнулся словами, когда его перебил удар в солнечное сплетение. Три пальца ровно вошли под ребра, сдавливая поджелудочную лысому.
- Слушай, - Костя, как ни в чем не бывало, продолжил, рассматривая крышку пульта, только одному ему ведомо, что пытался там рассмотреть, - только не говори, что вы бы занялись благотворительностью. Такие игрушки, что спонсоры подогнали?
Понимая, что вся эта болтовня будет длиться до утра, Пеллигрини поднялся. Его отпускало. Он посмотрел на Ала и Сонни, убедился, что и они испытали нечто «оргазменное» от представления, что могло бы тут разыграться.
- А никто не видел, правда Сайрус? Удачно все так подгадали. Рождество, все куда-то поехали. Твори мать твою что хочешь, а на завтра или сегодня вечер бум. Ты же наверняка и расписание выучил? Ты прокололся на воротах металлоискателях. Были бы включены, черта с два я бы заподозрил что-то. Ну расскажи. Помрешь проще.
Честь сохранить это сделать себе харакири, пустить пулю в лоб, спрыгнуть вниз башкой в бетон воткнуться, чтоб позвоночник сложился как доминошки, унося с собой все, что знаешь. Но тут ведь не дадут просто так сдохнуть. Костя уж точно, который смотрел на инструменты, который достал Ал.
- Из этих, образованных. – Как то отстранённо ответил Костя, сидевший возле сумки.- Да не вроде, а итальянец.
- О цветножопый тоже, - лысый огрызнулся. Он смотрел на то, что делал Пеллигрини, толи соображая о его замысле, или нервничал не понимая, что тот задумал. – Вы же понимаете, что за мной стоят люди. Моя смерть просто так не пройдет мимо вас.
Костя понимает, что сейчас ему важнее, чтобы этот нацистский ублюдок доказал его непричастность к этому заговору. А то как-то криво выглядит версия. Да и Сонни далеко не дурак, смекнет. Времени на пробить Пеллигрини нет, а значит надо заставить его «петь». Он отщипнул чуть пластида, аккуратно сминая тот пальцами, захватил плотный пакет, в котором принесли это все. Подошел к Сайрусу. Если запоет сильный, то слабый расколется сам. Они ж не любовники, чтобы выгораживать друг друга. И Сайрус будучи из двоих пленных сильнейшим, должен стать детонатором для Мейсона. Стянув ботинок с ноги охранника, прижал ногой его стопу, чтобы не дергался.
- Я так понимаю, все такие тут собрались принципиальные? Ну что ж.
Он налепил на мизинец левой ноги Сайруса пластид, втыкая в него проводки. И тут до охранника дошло. Он стал дергаться, вырываясь из тисков ноги Кости. Пеллигрини наклонился, резким ударом в живот, заставил того замереть. Пульт получил свои два проводка, а на ногу Сайруса надели плотный пакет.
- Ты же понимаешь, что это. Отойдите, - Костя кивнул затылком Сонни и Алу. – А теперь я хотел бы подтверждения того, с вами я или нет.
Лысый с ужасом смотрел на ту конструкцию, что Пеллигрини держал в руках, понимая, что там пластида хватит на все части двух их тел, старался откарабкаться подальше, цепляясь ботинками за бетонный пол. Сайрус вертелся как мог, прикованный к лестнице.
- Пошел к черту!
- Так глупо, - Костя поднялся, делая шаг назад, нажав на переключатель. Легкий щелчок и по подвалу разнесся дикий рев Сайруса, который лишился пальца и части второго, примыкающего, а из пакета повалил дымок, запахло жареной плотью. Пеллигрини дернул пульт, и на концах его повисло припаянное мясо. – Они ваши.

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-01-06 20:02:33)

+3

15

Босые ноги, однако, начинали уже немного подмерзать на холодном полу; в своём помятом спортивном костюме Сонни скорее на каратиста-карателя из какого-нибудь супергеройского кино родом из его дотюремного времени был похож, нежели на "Человека чести", и собственный внешний вид, как и то, что пятки подмораживало, начинало нервировать - а благодарным за это стоило бы быть как раз этим двоим, растянувшимся на полу. Вот Константину, даром, что тот голый по пояс был, казалось, влага и сырость подвала вообще по боку, он вообще выглядел как-то очень уж невозмутимо и спокойно, как... как японец и есть - даром, что на лицо и по имени он был макаронником, повадки все сплошь из Страны Восходящего Солнца, итальянцем от него даже и не пахло. Что было даже и подозрительно, пожалуй, но тем не менее - интересно. Пульс всегда проявлял интерес к азиатским культурам... хотя этот интерес, по большей части, так интересом и оставался - китайца от японца или корейца Сонни вряд ли различил бы так уж быстро и хорошо. Впрочем - он и сам был когда-то в подобном положении, оказавшись среди итальянцев, но об Италии зная не так уж много. Повод, в общем, сблизиться с этим Константином был - от него, пожалуй, много можно было бы узнать интересного. Ну или удостовериться в том, что он не прислан к ним откуда-нибудь не от друзей... Одно другому, на самом деле, не сильно мешает.
Подперев стенку, Пульсоне довольно спокойно и без особого интереса наблюдал за тем, как разозлившийся Альберто выписывает Сайрусу билет в страну кривоносых и беззубых людей, как кого-то бьют - он уже видел за свою жизнь столько раз, что уже и не считал давным давно, а останавливать Ала причины не видел ни одной, его негодование вполне разделяя: ладно, бывает, что кто-то из их круга (и только не о Семье речь - Сайрус, вроде как, считался их с Алом другом) продаётся копам или федералам, которые по сути своей шантажисты ещё почище преступников, да и просто - враги серьёзные сами по себе, ладно ещё переход из одной Семьи в другую, это Сонни тоже мог понять, но плясать под дудку этих татуированных слизняков?..
- Меня больше не лампочки напрягают... - ответил пока Пеллигрини, взглянув на не горевшие маячки. От электроники он был далёк достаточно, чтобы ей не доверяться полностью - и понимать, что главную роль при негативном исходе сыграет взрывчатое вещество, а не лампочка - потому и бомбу он предпочитал не трогать, в его-то грубых руках без всяких огоньков глядишь и шарахнет. - Да они сами себя сюда затащили, можно сказать. Никто не видел. - ответил Алу, выместившему часть своей злобы, и поочерёдно потёр босые стопы о штанины, пытаясь согреть. Сгонял бы и наверх, или ещё куда - хотя бы для того, чтобы ботинки одеть... Чёртов подвал, впрочем, был достаточно хорош - что Гвоздь и Шуруп уже доказали со своим приключением однажды. - Как они там, кстати? - спросил между делом, не особо стесняясь присутствия Константина (если он их знал, ничего особенного; не знал - так и тем более) и этих двоих (эти всё равно ничего не расскажут), и вообще этой ситуации в целом. Сонни этих двоих не видел какое-то время, но знал, что у них с Мейсоном есть и персональные счёты - их они избили тогда довольно здорово. И пока Шуруп (или Гвоздь? Когда Пульс узнал второго - начал путаться в них двоих) лежал в больнице, тот воспользовался его спиннингом в Нью-Йорке - хотя не сказать, чтобы он сильно пригодился... это другая история, впрочем. Намного более счастливая, чем та, что разворачивается здесь и сейчас...
- Тут уж скорее я с ним. - Пульс слега развёл руками, перемещаясь вслед за Алом к указанному ящику, чтобы порыться в нём и найти что-нибудь интересное (хотя что может быть интереснее наручников в ящике с инструментами, плётка?.. Чем именно эти два придурка занимались в этом подвале?). - Это он просёк, что что-то неладно - металлоискатели выключены, говорит, на мобильнике у него волны какие-то не те... Так вот мы тут и оказались. А дальше ты знаешь... - Сонни громыхнул ящиком, переложив молоток. - Из образованных, ага. - согласно кивнул на замечание Альберто, усмехнувшись чуть более открыто и чуть менее вымученно, но что это слово означало - им двоим было понятно. Константино, впрочем, тоже уловил эти нотки в их голосе... - Воу!.. - Сонни аж вздрогнул, когда Пеллигрини начал играться с пластидом так, словно это был пластилин, инстинктивно даже вжав голову в плечи в тот момент, когда тот отщипнул кусочек. Он сам старался не заходить в кухню, когда Агата варганила там что-то помимо еды (хотя и когда пищу готовила - тоже старался не заходить от греха), а этот восточный гость с бомбой себя ведёт, как с хлебной краюхой, отщипывая по кусочку... хотя тот способ, которым он собирался накормить "голубя", Сонни впечатлил. - Во даёт!.. - крикам Сайруса и удивлённому возгласу Мейсона вторил смех Пульса, переглянувшегося с Альберто. Прикольно. Даже захотелось тоже попробовать. - Ну что, расколешься сам, или следующий кусок твоей же взрывчатки тебе таким же макаром в задницу запихать?.. - чтобы не быть голословным, подошёл к скованному Мейсону, слегка приподняв его над полом, ухватившись за ремень - типа штаны стягивает; стянул бы, впрочем, если бы понадобилось - Сонни не сказал, что пошутил.

+2

16

[NIC]Alberto Rinaldi[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/Ay5HoUr3HM.jpg[/AVA]

Ликвидировав с рук остатки крови и слюны Сайруса, Альберто  прошелся по комнате.  Вспышка ярости прошла - но осталась холодная злоба, сулящая скорую и беспощадную расправу над предателем. Больше всего гангстера бесило, что уже во второй раз у них возникали проблемы с охранниками.  Впервые прокол произошел, когдаиз-за трусости и безалаберности секьюрити  боевики Крусанти проникли на территорию клуба и чуть было не завалили Фрэнка с Майком. И Ринальди-младшему тогда здорово намылили голову. Правда, там можно было оправдаться неразборчивостью Ренато, протеже которого в своей массе составляли обслугу - но теперь-то подвел именно его человек. Что, "Барракуда", проклята, что ли? -  Гвоздь по-прежнему на толчок с трудом взбирается. - хмуро отреагировал на вопрос Сонни насчет его помощников. Зато затем одобрительно покивал головой, услышав, что этот парень, Константино, фактически спас его клуб  от уничтожения. - Мы тебе обязаны, отблагодарим. Правда, чем  - деньгами или пулей, это выяснится в дальнейшем. Вообще не по-итальянски забывать сделанное добро - но в последнее время требования безопасности начали вытеснять даже стародавние понятия, дорогие им всем. Сколько раз людей валили просто из-за тени подозрения. Не из-за того, что они запели, а из-за того, что могут запеть. - Что ты сказал? Погань, льющаяся изо рта нациста (а именно им и был лежащий на полу бандит), заставила Ринальди забыть и о Сонни, и о  странном  бойце, оказавшемся так кстати на нужном месте.  Разум сразу же провел параллели, сделал выводы - конечно же,  это все та же шайка, с которой у них произошли терки из-за "Арены". Не успокоились даже после того, как их логово спалили нахер, поджарив большинство как куропаток! Решили ответить ударом на удар, бросить вызов самой мафии - подобное следовало жестоко наказать. Однако это говорил разум, а сердце, казалось, сжалось от бешенства. Этот генетический мусор назвал его, белого италоамериканца из старинной и почтенной семьи, цветоножопым!  - За тобой только куски дерьма! -  вытащив из мешка молоток для отбивки мяса,  посвященный мобстер, размахнувшись, превратил пальцы на правой руке расиста в переломанное месиво. Тот дико завыл - но взгляд его остался твердым. - Говори - сколько вас? Где прячетесь? Кто главный? Ринальди выплевывал вопросы один за другим, а страшное орудие в его руке  качалось прямо перед лицом Мейсона. В пылу допроса Альберто-Антонио не обратил внимание на  возню, которую  Константино затеял со вторым пленным -  не до этого было.  - Ни хрена тебе не скажу, чертов даго! -  прохрипел накаченный  фанатик, и харкнул под ноги Алу. Тот  усмехнулся  и выудил очередной инструмент - в этот раз нож. - Может, ему яйца отрезать? Помнишь,  Сонни, я тогда предлагал... - хотел напомнить Пульсоне случай, когда они вместе выбивали сведения из негра-байкера, участвовавшего в обстреле принадлежащей Лео автомойки. Но тут затеявший некие манипуляции с пластидом Пеллегрини попросил Ала отойти - и тот, не до конца понимая в чем дело, отступил. В следующее мгновение раздался громогласный вопль - настолько истошный, что все предыдущие крики по сравнению с ним показались бы птичьем щебетанием. В комнате запахло жженой плотью и дерьмом, скрученный болью Сайрус тянулся к искалеченной ноге, а на пульте, который Константино держал в руках, повисли охранничьи ошметки. -  Так где говоришь, ты учился? И чему? - нашел в себе силы усмехнуться  Ал, при виде такой "образованности" нового -старого знакомца. Не иначе как в академии гестапо - такой изощренности в пытках Ринальди еще лицезреть не приходилось. Определенно, этот крепыш обрастал талантами просто на ходу. - Ты меня назвал цветножопым - но твоя задница, похоже, скорее приобретет  обугленные оттенки. Если не  расколешься.. -  дополнил Альберто обращенную к Мейсону угрозу Сонни. Бритоголовый сглотнул, покосился на своего стонущего наймита - и начал говорить. Вскоре Ал уже аккуратно записал необходимые сведения на бумажку -  и наклонился к уху Пульса. На вопрос Константино, с ними ли он, не ответил - ибо его надо было еще утрясти, вместе со всем остальным. -  Сантино, слушай, я сгоняю по-быстрому до Мэнни? Побудешь чуток с ними? Сюда никто без меня не войдет. Приказывать он  Пульсоне не мог - они были в равном  статусе и ходили под разными шкиперами, однако дело это надо было решать скорее с Фиоре.  Ибо все происходило в клубе Ала, а тот-то числился солдатом южной команды. Затем поднялся наверх, отдал некоторые необходимые распоряжения, позвонил Мэнни, уточняя, где он. Потом вскочил на мотоцикл - благо, сегодня был на нем, не на машине.  Даже не надевая шлема, поспешно дал газа - и помчался, подрезая автомобили, заезжая на тротуары, нарушая все возможные правила дорожного движения. В ушах свистел ветер, во рту было сухо и горько - но  Альберто было плевать. Потом заплатит все возможные штрафы - но сейчас надо  максимально быстро успеть туда и обратно.  Около "502" спрыгнул на землю и рванулся прямо в бар. Там стремительно прошел через зал, не отвечая на приветствия нескольких "своих" завсегдатаев, приблизился к капо и, обнимая его, шепнул на ухо. - Мэнни, можно пару слов, с глазу на глаз? Тут такое, блять... Пока шли в сторону небольшого кабинета, Ал формировал в голове мысли, стараясь сделать свое будущее изложение максимально сжатым и в то же время доходчивым. Наконец, когда время пришло, сглотнул и начал. - В общем, помнишь тех нациков, с которыми у нас были контры из-за "Арены"? Они пытались взорвать "Барракуду".  Одного охранника подкупили, облепили все пластидом... Но мы их поймали и допросили. Перевел дыхание, поправил спутанные волосы.  - Их теперь осталось двое на свободе  - главный, Дрейк, торчит в тачке у цветочного ларька на углу, около "Барракуды". А второй хер ждет его в их новом лежбище, в Цитрус  Хайтс.... Речь шла о маленьком городке графства Сакраменто, недалеко от его столицы. - - Сняли там халупу, Эскаллония-Драйв, 56.... В общем, решать надо с ними. Альберто сделал решительный жест, проведя ребром по горлу- показывая, как именно. Потом  вспомнил еще про один момент. - А этих двух пидорасов - охранника и взрывника-скинхеда - сейчас Сонни охраняет, они у меня в подвале, живые пока. С Сонни еще один парнишка, понимаешь... Константино звать, боец из "Арены" бывший, ходит тренироваться  к нам - он и засек этих гадов, и теперь видел много что... Затем хмыкнул. - Слушай, он так на них взъелся, что сам начал допрашивать! Пришпандорил к ноге  одного пластид и начал их взрывать по кусочкам - вот тогда они все и выложили... Замер, ожидая некоего решения от старшего - во-первых, кого-то следовало дать им в помощь, а у Альберто пока не было таких приспешников, которых он бы подписал на убийство. Во-вторых, донести все до боссов. В-третьих, решить судьбу столь странным образом оказавшегося в центре этой истории Пеллегрини.

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-01-06 15:55:45)

+2

17

- Мейсон? А это что еще за хер? Скажи ему, еще раз там появится, и сам блять вместо мусора в контейнере на свалку поедет. Что? И Брайан вместе с ним, посрать я на него хотел. Так, погоди, у меня вторая линия. - Обсуждавший строительные дела - а именно то, кто займется вывозом мусора на одной из строительных площадок - капо южной стороны увидел на экране бортового компьютера своего новенького Мерседеса имя Альберто Ринальди, племянника его жены и друга,  и ткнул пальцем в сенсорную панель. Громкая связь в салоне переключилась на другую линию. Выслушав паренька, Мэнни кивнул головой, - окей, я в "502" скоро буду, подъезжай туда. - По голосу было понятно, что разговор серьезный и явно не телефонный. В последнее время к такому было не привыкать, став официально капитаном одной из команд, забот у Фиоре заметно прибавилось, все чаще ему приходилось решать не собственные проблемы, а чужие. Вот как с тем же строительным мусором, контракт, на вывоз которого не могли поделить без его содействия. Вернувшись обратно на первую линию, капо более спокойным голосом закончил, - вывозом мусора, я сказал, будет заниматься Нино Берти, никого другого не подпускать. Ты меня понял? - Привыкший иметь дело с остолопами не всегда даже школу сумевшими окончить, Мэнни, отдавая распоряжения, имел привычку требовать повторить то, что им было поручено. Удостоверившись, что его поняли правильно, капо нажал на кнопку завершения вызова и взял курс на бар, в котором договорился встретиться с Ринальди-младшим.
Недавнее Рождество и приближавшийся Новый Год оставили отпечаток и на таком, казалось бы, злачном месте как бар "502", Мэнни сам украшал фасад гирляндами, чтобы его заведение не уступало соседствующим. И внутри, конечно же, также создал атмосферу праздника, нарядив барную стойку, а рядом с ней, в уголке, поставив небольшую пушистую елку. Несмотря на Рождество, заведение не пустовало, как и обычно еле шаркая ногами, давным-давно овдовевший старик Доминик натирал бар до блеска. Бенни и Поли играли в приставку на телевизоре, а Маленький Джон, потягивая кофе, листал газету сидя за одним из столиков. Заметив вошедшего капитана, он вытащил из внутреннего кармана пиджака конверт и после коротких приветственных объятий передал его Фьоре. Тот таким же отработанным движением - давно научившись определять сумму по толщине пачки из купюр - переместил конверт в собственный карман и присел рядом с Ди Марко, также, не отказавшись от чашечки эспрессо и крепкой сигареты. В прошлом месяце из-за терок с Нью-Йорком его команда наиболее и всех завязанная на Мелаграно занесла наверх значительно меньше обычного и это надо полагать напрягало капитана, рассчитывавшего к концу года расплатиться с кредитом за Мерседес, а на рождество смотаться с женой и детьми в Париж. И с первым и со вторым вышел, как можно было понять облом. И что самое паршивое, пока белая полоса следом за черной проглядывалась не особо, даже, несмотря на недавнюю поездку его друзей в Нью-Йорк.
- Ты прикинь, мне Нино звонит, говорит, его ребята приехали, а мусора там нет. Этот гандон Брайн Боровски, или как там его, еврей, который прорабом у них, договорился со своим кузеном, чтобы они вывозом занялись, типа он не знал, что Нино наш человек. – Тут Мэнни отвлекся от разговора, когда в баре появился Ал, и, привстав, обнял его. – Конечно, пошли. – Коли уж так хотелось поговорить с глазу на глаз, возражать Фиоре не стал, голос у Ринальди был взволнованный, а видок заметно помятый. Мэнни и сам весь напрягся, ожидая услышать не самые хорошие новости, как будто мало на их головы дерьма валилось в последнее время.
- Что стряслось? – Закрыв за собой дверь, спросил у Альберто. А стряслось, как оказалось не мало, вновь на арене, а точнее сказать в «Барракуде» оказалась шайка нацистов, не добитых после нападения на их клуб. Похоже, что бравые арийцы крепко так на них обиделись, что решили особо, не размениваясь по мелочам, взорвать к херам заведение конкурентов. – Пластидом? – Это ж блять теракт предотвратили, ни много, ни мало. Мэнни несколько опешил от творившегося сумасшествия. Впрочем, они, конечно, сами начали его, когда подожгли «Арену» вместе с людьми, находившимися там. Не ожидали они, что после такого арийцы не убегут, поджав хвосты, а начнут мстить аналогичными методами. – Избавьтесь от всех до кого сумеете добраться. – Уцелевшие пускай бегут. Чем дальше от города, тем лучше. -  Я с Майком и остальными сам свяжусь, сообщу им, - имел в виду администрацию, - а ты возьми Поли, - тот который день херней страдает, - Джоуи Риччи, я пришлю его в «Барракуду», и разберитесь с хуесосами. Сколько вас там говоришь было? Сонни еще? – Мэнни считал, четверых солдат будет более чем достаточно, стенка на стенку сходиться, было не в их правилах. И поэтому на некоего проявившегося себя бойца капитан отреагировал без должного энтузиазма. Услышав о нем, замолчал и глянул на Ринальди, раздумывая. Мысль, впрочем, одна появилась. – Считаешь на него можно положиться? – в случае чего крайним себя Фиоре считать не будет, а вот Ала и Сонни - это запросто, им же предстояло оценивать благонадежность Константино, Мэнни этого сделать никак не мог, по крайней мере, сейчас, не зная его. - Вот что, предложи этому парню завалить кого-нибудь из арийцев, если сдрейфит или напортачит, - под «напортачит» подразумевал - оставит следы и свидетелей, - избавляйтесь и от него тоже. Если справится, и посчитаешь, что человек он надежный – предложи ему работу.
[NIC]Emanuele Fiore[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/6934369.jpg[/AVA]

+3

18

С этой оторванной частью плоти у того, кто мог бы его самого разорвать на части, Константин почувствовал то, что когда-то дано испытать воину – уползающее чувство страха. Те цепкие пальцы, держащие тебя посередине, крепким хватом, как стержень, с которого тебе грозило не сползти, насаживаясь сильнее, испытывая не столько боль, сколько безысходность. Страх это чувство, когда человек покоряется, готовый принять все от руки дающего, пусть то пытка или уже окончательный приговор – смерть.
- В задницу мы ж потом не отмоем тут все, - сидевший возле сумки Пеллигрини, усмехнулся. – От груши к тряпке – неплохое такое «повышение». У него еще восемь пальцев на ногах осталось, пакеты найдутся или еще лучше бочки из-под пива.
Сайрус уже не орал, пытаясь приподняться, чтобы разглядеть остатки пальцев, на месте которых торчали кости, белея как зубы в окровавленном рту. Знала бы мама, что предпочел ее сын ученой степени, спортивные шорты белому халату, мозги перчаткам соперника. Весело, однако. Итальянец увидел тень, и тут же раздался очередной баритон, но уже нациста, пальцы которого превратились в дробленку.
- Спасибо, что предупредил, - буркнул Пеллигрини, перемещаясь чуть в сторону. Занесло бы руку Ала и его пальцам пришлось бы стать плохо перемолотым фаршем. – Токийский технический, неоконченный, - спокойно ответил Костя, не видя цели скрывать этой информации о себе,  поднимаясь, пассатижами откусив запачканные концы проводков. Те упали на глазах Мейсона аккурат рядом с ним, что он нервно дернулся в сторону, задевая ногу Сайруса. Тот взвыл, не имея возможности ответить ударом на причиненную боль. – Физик, если ты понимаешь о чем я.
Разгадал точность удара по двум заложникам. Мейсон заговорил. Четко, без запинки, затравленно переводя взгляд с пульта в руках Кости на молоток в руках Ала. Умение правильно подумать вовремя, дает результат более нужный и менее затратный. Но Пеллигрини не давало покоя то, откуда взяли несамоделку. Он присе на лестницу возле Сайруса, рассматривая игрушку в своих руках, не слушая о чем приговаривались Сантино и Ал.
- А казался с виду такой правильный, - шипел охранник.
- Обманчиво да? – сколько им тут сидеть? Сходить бы хотя бы за майкой, а то отпускает понемногу, и прохладно становится. – Если тот не знает, то ты то должен – откуда это?
- Мне уже нет резону говорить. Все равно сдохну.
- Но ведь и сдохнут можно по разному – быстро или медленно, - приставил палец к его сердцу, сделав движение выстрела, а потом провел им же по грудине, будто разрезает, - понимаешь о чем я. Сделай это я, попадись тебе в руки, ты бы церемониться не стал. Так с чего бы это нам проявлять к тебе благородство?
- Дрейк достал.
- Дерьмо! Ты чего язык распускаешь! – лысый взвинтился едва услышал им своего главаря.
- Ну, ты же распустил, - пожал плечами Костя, напоминая недавнюю оперу слива адресов и имен. – Чем он отличается? Ах да, количеством пальцев на ногах. Но мы это быстро уровняем.
Мейсон заорал, хотя его никто не трогал. Как просто надавить на слабое место в организации.
Ал ушел, оставив всех в прежнем составе – квартет Паганини, прям в точку названьице. В кармане Сайруса заиграл телефон. Но нет. Костя резко оказался на мужчине, сдавливая его горло рукой, коленом грудину, шаря по карманам. Вибрация была слабой. И они с Сонни быстро нашли источник.
- Кому то не терпится? Сонни ну-ка глянь, кто там.
- Bastard!
- Не трогай язык великой империи! – сколько еще сюрпризов хранят карманы Мейсона. Переползя к нему ближе, Костя стал шариться по его шмоткам. – Лежи смирно и молись, чтобы я не нашел еще пульта, иначе пластид в задницу покажется тебе раем!
Мелкие кусачки, тонкие проводки с соединительными петлями на концах, магниты, это вообще не понял Пеллигрини. Что делать магнитами? Они же не дадут замкнуть цепь.
- Это зачем? Я что не все нашел! Отвечай!
Мейсон лишь хрипло смеялся, выходило каркающе.

+2

19

Не то, чтобы Сонни слишком уж гордился тем, что происходит здесь - у него не было таких "высоких" целей, как у Мейсона, да и какой-то другой подноготной, как у Сайруса (а может, рыжий тоже был какой ку-клукс-клановец, не у всех всё на лице или теле прямым текстом написано, а чёрных или других цветных любят, тем не менее, далеко не все американцы); и по сути своей, здесь не происходило ничего особенно хорошего - трое мужчин пытали двоих других, особо не стесняясь в способах. Гордиться нечем. Хотя и уколов совести Пульсоне за это не ощущал - такая вот работа у них... с тем же успехом токарь может испытывать стыд за то, что обрабатывает металл. Да и эти два - гандонами, по сути, были ещё теми; поэтому и жалости как-то не вызывали. Два раза примерно по девяносто килограммов бесполезного (если не сказать прямо, что вредного) биоматериала - такого же, как разлетевшиеся по подвалу ошмётки пальцев. Что на руках, что на ногах... что вот яйца, которых Ал предлагал его лишить, тоже могли бы стать просто кровавой размазнёй; да и наверное, стоило бы согласиться с Ринальди - ни к чему они ему: меньше уродов на земле будет, если такие, как Мейсон, размножаться перестанут.
Интересно, а этим арийцам перекачанным вообще хоть одна баба дала бы?.. Был у них Сонни раз в их маленьком клабхаусе. Перед тем как раз, как она сгорел; но неважно - он там девушек только на плакатах вон и видел; тем, чтобы у кого-то там, Спайка, Мейсона, Дрейка, как их ещё там звали, были подруги - даже как-то и не пахло (и в Барракуду в качестве гостей они пришли сугубо мужской компанией тоже). Некогда, видимо, время тратить на всю эту хренотень, да, Мейсон? Пока есть более великие цели.
- Попробуй... - хотя затем Пеллигрини показал способ интереснее. В принципе, если ему так легко удаётся с этой штуковиной играться - почему бы вообще не продолжить отщипывать от биомассы по кусочку до тех пор, пока то, что осталось, не сознается?.. Выглядело как способ. Сознался, впрочем, Мейсон даже раньше, выложив всё про всех... слушая, как он рассказывает про укрытие остальных, Пульс уже начал прикидывать, где это находится в городе и какую пушку лучше взять с собой на дело - благо, что выбирать было из чего; пусть даже с собственной женой он сейчас не в ладах - Семья всё ещё контролирует значительную часть оружейного оборота в городе, так? И это, кстати, к вопросу о том, кто там такой умный, что в их городе этим обезьянам гранаты решил раздать. Если и не научил вдобавок, как пользоваться.
- Офигеть! И сколько мне тут торчать? У меня вон даже ботинок нет, как ты видишь...
- шёпотом возмутился Сонни, показав ладонью на свои босые стопы. Оглянулся мельком на ботинок, что с Сайруса стянул Константин... ему он будет маловат теперь. Впрочем, Пульсу маловат, наверное, будет тоже; хотя он и так бы его не надел - чёрт его знает, какой у них с Мейсоном грибок там на ногах. Может, он сам, поносив такую обувь, порыжеет или свастиками покроется? - Ладно, давай только по-быстрому, а то счёт за лечение воспаления лёгких я тебе пришлю... - согласился Пульс, хлопнув Альберто по плечу. В конечном итоге, неважно, что они в разных командах, "сделали" их, по сути, одни и те же люди; и друзьями это им быть не мешало - и, как Ал ему разрешал тренироваться иногда у себя, как и Пульс всегда был рад увидеть его на стрельбище, если бы тот захотел поддержать свои навыки стрельбы. Тем более, что сам Сантино понимал, как ему, возможно, не хватало в тюрьме ощущения рукоятки пистолета в руках. Впрочем, тут уже дело хозяйское - Сонни просто любил огнестрел; можно считать это таким хобби. Благо, позволить это себе честный бизнесмен Пульсоне сейчас вполне способен.
- Да ты, оказывается, тот ещё ковбой... - откровенно весело гоготнул Пульс, услышав от Сайруса смелое заявление, прямо словно сошедшее со сценария какого-нибудь телевизионного боевика. - Чак Норрис прямо. - и пока Константин развязывал ему язык (с чем и справлялся, в принципе, довольно успешно), Сонни отошёл чуть в сторону, заметив в стороне несколько шкафчиков, и, порывшись там немного, обнаружил видавшую виды спецовку, которую и расстелил на сухом участке пола, устроившись на ней, словно шейх персидский на ковре. Ну или как "соотечественники" Пеллигрини - те, что рис едят и узкоглазые, в смысле.
- Заткнись, пока тебя не спросили. - резко откинув ногу вперёд, прямо так, не вставая, Пульс и зарядил Мейсону по кумполу пяткой, когда тот начал встревать в разговор. Затем - когда тот заорал - повторил манёвр; к счастью, трюк сработал - словно кнопку какую-то он нащупал на затылке у него, нацист заткнулся. - Давай его сюда... - приподнял ладонь, не желая вставать с пола, и поймал зажжужавший телефон, открывая папку с принятыми сообщениями. - Что, даже блокировку поставить ума не хватило? - глянул на Сайруса. Ну, что сказать, нацисты в техническом плане оказались изобретательнее, чем их подпевала. Ну, что сказать - толковых людей в охрану найти вообще довольно непросто; да и сама должность стереотипно подразумевает под собой статного двухметрового долбоящера. - Мамаша ваша пишет. Спрашивает, всё ли у вас готово. - обратился одновременно к Сайрусу и Мейсону, разворачивая телефон к ним экраном - хотя и вряд ли они разглядели бы что-нибудь так уж хорошо. Впрочем, и так должны бы догадаться, кто и что от них хочет. В тексте смс значилось одно только слово: "Сделано?".
Кто-то ждал вестей. И если клуб не рванёт - а клуб, слава тебе, Господи, не рванёт - остальные гитлерофилы засуетятся.

+2

20

[NIC]Alberto Rinaldi[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/Ay5HoUr3HM.jpg[/AVA]

Выслушав Мэнни,  Альберто удовлетворенно покивал головой. Нужные инструкции были поручены, ответственность теперь была не на нем одном - можно было действовать. Но вот на вопрос о  Константино  мафиози отреагировал уклончиво. - Да хуй его знает, Мэнни, я второй раз в жизни его вижу. Поручиться за почти незнакомого парня было бы неправильным поступком. Вдруг он потом облажается, а  спросят с Ринальди-младшего? Все помнят как в Нью Йорке,  после пресловутой истории с Донни Браско, жестоко расправились с двумя капо, благодаря которым агент под прикрытием проник в святыя святых - в Семью. - Вроде с Сонни он тусит, тренируется вместе... - перевел стрелки Ал, хотя не был до конца уверен в этом. Затем заторопился - следовало приступать к работе, она была из тех, что не любят ждать. - Ладно, мы за дело тогда. Пройдя в зал, отвлек Поли Дамиани от "Мортал Комбата",  быстро поведал историю с нацистами и предложил перейти от виртуальной резни к настоящей. "Одноухий" головорез, у которого здравого смысла всегда было меньше, чем храбрости, тут же загорелся желанием  "уделать говнюков".  Когда оба гангстера уже почти вышли, Ал вдруг вспомнил кое о чем, развернулся и приблизился к бармену Бенни, опять взявшемуся за джойстик. - Это, ты на тачке? Дай-ка мне ключи. Ненадолго.  Пацан захлопал глазами  и не сразу нашелся, что ответить  - а Дамиани удивленно глянул на  Ринальди. - Так давай на моем "крузаке"  поедем, на хрена его тарахтелка. Тогда солдат наклонился к его уху и тихо объяснил. - Надо сесть на хвост этому Дрейку, вдруг прочухает что и начнет удирать. Ты сможешь? А твой "крузер" могли пробить или приметить тогда на турнире. Не будем же угонять сейчас? Тогда Поли, сначала не подумавший о таких сложностях,  согласно кивнул коротко подстриженной головой - а Бенни несколько нервно достал ключи. Он, хоть и считался соучастником, были больше по мелочам, в ликвидациях и тому подобном не приходилось участвовать. - Ал, я это, только резину новую поставил... -  в неуверенности протянул он, видимо полагая, что автомобилю может что-то угрожать. Однако Ринальди, нахмурившись, выхватил у него ключи. - Давай сюда, блять, чего телишься? Ты ж не в кондитерской сосучками торгуешь. -  Ала  подбешивало, когда его указания не выполнялись нижестоящими. Наверное, потому, что он в этом видел намек на его молодой возраст и карьерное продвижение благодаря родственным  связям. Хотя, казалось, всем уже давно доказал, что мафиозо почище многих старших, в скольких мокрых делах поучаствовал. Ничего, со временем его будут боятся и уважать так же, как дядю. 
- Еще кое-что нужно. - порыскав вместе с Поли и стариком Домеником по бару, Ал отыскал два больших, чуть ли не в человеческий рост, мешка для мусора, черных и непрозрачных. Спрятал их под куртку и вышел на улицу. - Стрелять за рулем неудобно, я ж не гребаный Индиана Джонс. - заметил Дамиани, когда Ал заводил мотоцикл.  Тот успокоительно махнул рукой. - Я маякну Джоуи, он к тебе присоединится. А мы разберемся с теми двумя гондонами и дернем к их хате в Цитрус Хайтс. В клещи возьмем.  Расставшись с погрузившимся в машину Бенни приятелем,  помчался обратно в "Барракуду". По дороге вдруг кое-что понял и просиял. По сути, он стал ответственным за операцию,  распределял роли старших по возрасту посвященных.  Это хороший знак - если провернет эту акцию с честью, то сделает еще один шаг к следующей ступеньке гангстерской иерархии.  Добравшись до заведения, слез с байка и опрометью кинулся обратно в подвал, где, благо, обнаружил Сонни, Константино и двух потенциальных мертвецов все в той же позиции. - Ну что у вас тут происходит? Наши маленькие птички чего-нибудь еще начирикали?  -  зло усмехнувшись, глянул на нациста и его пособника. Потом подмигнул Сонни. - Я все согласовал, надо закруглять с этими и проведать зверя в его логове. Вытащил пакеты,  бросил их на пол  - тут у Сайруса глаза округлились от ужаса, а Мейсон зло сплюнул кровавой юшкой. - А с этими пора кончать, зажились. Вспомнив про предложенную Фиоре проверку, достал заряженный пистолет, протянул его бойцу с японским прошлым. - Сможешь? Нестандартное предложение для столь недавнего знакомого - но вышибить кому-то мозги, по мнению Ала, было куда легче, чем взрывать его по частям.

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-01-08 19:02:54)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » "Улыбнись" восходящему дню, ибо твое "солнце" не сработало