Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » "Улыбнись" восходящему дню, ибо твое "солнце" не сработало


"Улыбнись" восходящему дню, ибо твое "солнце" не сработало

Сообщений 21 страница 31 из 31

21

Костя вновь сел на лестницу, чувствуя, как подмерзают его ноги, посмотрев на Сонни. А чем плохо поставить на будущее органическое «удобрение», пока еще живое. И недолго размышляя, оперся ногами о Сайруса. Ему не давала покоя мысль о магнитах. Итальянец сидел и сверлил в Мейсоне дыру, краем уха услышал содержание смс.
- Погоди, не отвечай. Ну так что, каков крайний срок твоего отсюда выползания? Ты все успел сделать?
Нацист покряхтывал, отводил взгляд от Пеллигрини, но с другой стороны натыкался на Пульса.
- По глазам вижу, что и, да и нет. Говори. Мне до одного места этот клуб. Извини, но вы покушались на меня. Извини Сонни, но так и есть. И сейчас меня интересует, что еще могли вы недоделки сделать для пущего эффекта или как называется, для страховки. Наученный опытом Арены да? вы же смогли оттуда дернуть. И чтобы не дать шанса Барракудовцам наверняка сделали еще что-то.  Ну? Ты же не идейный! Ты бестолковый с забитой призывами башкой. Был бы умный черта с два полез в пекло. Сидел бы себе дома и жевал пресный хлеб.
Сайрус молчал, даже не дергался, и Константин понял, что он не в курсе всего. Частично, как мелкая сошка узнал о непосредственной своей роли и все. Тут надо Мейсона колоть. И сделать на два пальца меньше охраннику уже не вариант.
- Ладно. Мы тоже не пальцем деланные. Давай подумаем. Как правило, уточнять начинают за минут тридцать до того как все должно быть сделано. Чтобы поторопить. Так?
- У тебя череп с пластиной? Ты не весь мозг смотрю, растерял.
- Дальше. – Тут его взгляд упал на рацию, а между пальцев, по ладони Костя катал магнит аккуратной формы в виде дуги. Усмехнулся, поднимая аппарат, перевел взгляд на Мейсона. -  Я же правильно думаю? Это же неодимовые магниты. И если мы делаем так, - провел по рации им, нажимая на кнопку, слыша как она затрещала, а потом ее словно в воду опустили – перестала подавать признаки жизни.
- Да! Мы хотели вывести из строя средства связи. Это бы Сайрус сделал, как имеющий доступ к этим штукам.
- Дальше! Что нам писать в смс? Соображай же.
Костю так и подмывало потрясти этого лысого, чтобы языком ворочал быстрее.
- Мне оставалось всего пятую поставить, и еще порезать шланги в кухне. Чтобы разнесло так разнесло. Но это как запасной вариант.
- И когда ты это успел бы сделать? Ты как я понимаю, не укладывался во время? А Сайрус чужую работу выполнять бы не стал. Он правильный. Что в контракте, то и на выходе. Хотя вы прокололись.
- В чем?
- Что писать в смс, вопросы он задает лежит.
- Тридцать минут. Поеду сразу к точке сбора. Ну так в чем?
Костя ждал пока Сонни напишет смс и отправит. Потом кинул тому магнит, чтобы сбил в трубке все настройки. Сайрус лежал спокойно, что было даже странно. Или он все же на что-то надеялся? Надежда всегда умирает последней.
- В том, что клуб не запаянный металлический куб. Тут вентиляция. Когда бы все это рвануло, газ просто нашел бы сразу выход. А чтобы и рвануть, ему надо было заполнить помещение арены. И там квадратных метров столько, что ты бы раза три сходил бы до своих и вернулся обратно, и то наверняка тут автоматическая система вентиляции. Датчики. Сработала бы вытяжка.
В подвале повисла тишина. И Костя смог подумать о своем будущем. Он влип, причем крупно. Чего не хотел. Он в Токио не рвался под чье-то крыло, а уж тем более тут. И что могут от него потребовать хозяева Барракуды? Да все что угодно, хоть станцевать на углях, хотя это самое простое. А уж светить «мозгами» и вовсе накладно. И теперь ему не выпутаться. Хотя нет, можно. В могилку. А ведь хотел сегодня побродить по городу. Погулял.
Появился Ал, торопливо спускаясь по лестнице, огибая сидевшего Пеллигрини.
- Так. Немного. Но это уже не важно.
Костя сидел не двигаясь. Проблема в том, что огнестрел не его стезя. Ножи, мечи, что-то метнуть в цель – да. А этим он лишь, скажем так, баловался на досуге. Когда тебе это не требуется, то ты и не развиваешь данную технику. Проще было бы свернуть им шеи, один черт смотреть в глаза. Все мысли пронеслись за секунды, пока Костя поднимался, перехватывая из рук Ала пистолет. Сайрус тяжело вздохнул, а вот Мейсон сплюнув, опять начал орать, дергаться, даже его раздробленная рука не останавливала. Пеллигрини просто наклонился, не давая эмоциям и мыслям дать дрогнуть руке, нажал на курок, чувствуя как тело охранника дернулось, слегка придавливая ему пальцы, тут же переступил через труп, оказался рядом с Мейсоном. Ну этого недочлена организации и вовсе было «весело» убить. Резко передернув затвор, схватил за подбородок лицо лысого, чтобы не вертелся, и приставив ко лбу ствол, туда где индусы ставят знак тиллак, нажал спуск, что ему показалось, пуля летела сквозь его руку.
- Намусорили.
Отойдя, отдал пистолет Алу.

+2

22

Сама непосредственность, Константин просто называл вещи своими именами и действия Мейсона и Сайруса описывал простыми и понятными словами, как и определения им давая соответственные; и всё это, чисто японское, наверное, явление (наивность, что ли? Хотя Пеллигрини вовсе не был наивен) при этом тесно соседствовала с прямолинейностью, создавая для гостя с Востока какой-то неповторимый, свой собственный, стиль; который, может, и не был по нраву кому-то - но самого парня он характеризовал довольно-таки красочно, и одновременно с этим - чётко. Манера ведения беседы, манера допроса, неважно. И впрямь, из-за вкуса к японскому языку, быть может? Есть у него такое свойство: он как бы "длиннее" ёмкого английского, и поэтому даже простые фразы на нём включают в себя больше звуков и слов. Есть теория о том, что именно потому они проиграли во второй мировой: американские офицеры успевают команды отдавать раньше, а соответственно и солдаты - на них реагировать.
Да и вообще, в общении у японцев церемоний до чёрта... с этими двумя, впрочем, Костя не сильно церемонился, взяв да поперев его ногами. Хотя, и в этом было что-то такое, символическое. Пульс вот как-то побрезговал бы этим теплом - для него это было бы как в дерьмо наступить...
- Да и не собирался. - пожал Сонни плечами, отложив телефон на подстилку рядом с собой. Не хватало только ещё вступать в палемику с заказчиками этого подрыва от имени исполнителя, чем ещё сильнее выдавая себя самого - он же не поведенческий психолог, да и они не в какой-нибудь дурацкой комедии, когда кто-то притворяется кем-то, кого-то не знает, перед его хорошими знакомыми и делает это успешно. Не согласен был Сантино как раз с предположением о тридцати минутах; раз они вообще начали осведомляться - значит, уже переживали. Ну, на их месте, в подобном же случае, он исполнителя вообще тревожить не стал бы лишний раз, чтобы не рисковать срывом дела; а на месте исполнителя - может, и телефон бы вырубил, а то и вовсе не взял бы его с собой - из соображений безопасности. У Мейсона на это, впрочем, мозгов хватило, раз общались они через мобилу Сайруса.
- Какие магниты?.. - переспросил со своего места Сонни, наблюдая за продолжением диалога. Чего Константино к магнитам-то этим привязался?.. Вообще для самого Пульса была бы более полезной информация о том, кто всю эту красоту им продал - а с тем, как она работает, разобраться можно было бы и позднее; но то, что Пеллигрини показал дальше - его заинтересовало. - Ого! - с рациями Сонни имел дело - у себя на стрельбище, неплохой способ избавиться от необходимости надрывать горло каждый раз, когда нужно, чтобы тебя услышали на другом конце поля, да и в плане безопасности тоже, безусловно, полезная вещь. А там уже кто знает, может и способ не использовать, а испортить рацию тоже ему пригодится однажды. Сильный магнит, видать, раз сумел передатчик расстроить так быстро и запросто. Досадно, что какие-то отбросы, возомнившие себя высшей расой, об этом способе были в курсе, а он - нет.
"Тридцать минут, поеду сразу к точке сбора" - написал Сонни и отправил ответное сообщение. Прокололись они более, чем один раз - и с металлодетекторами, и с газом тоже: чтобы рванул газ, нужен в любом случае источник возгорания, от взрыва же больше разрушения будет, чем огня - а впрочем, одно другому не мешает. Зато запах газа могли бы почувствовать ещё раньше - и обнаружив срезанные трубы, вовсе перекрыть вентиль, а то и вовсе пойти искать другие источники бедствий. Найдя и взрывчатку, в конце концов.
- Достали вы её где?! - прервал поучительную беседу Константино и Мейсона о непосредственно моменте выполнения подрывных работ, и перевёл разговор к темам более политическим. Уже ясно, что Пеллигрини хорошо разбирается в бомбах, и что может и сам мог бы быть подрывником; но даже ему пришлось бы взрывчатку где-то доставать - и нацистам её тоже кто-то продал. Очень возможно, что даже и догадываясь, куда именно пойдёт этот заряд... - Кто продал?
- Не знаю! Не знаю! Это какие-то контакты Спейси и Спайка были, Дрейк их знает более или менее, но не я. - запаниковал Мейсон, служить испытательным полигоном для взрывчатки не желавший.
- И я должен этому поверить? - Сонни поднялся на ноги, снова отправившись шарить в ящике с инструментами в поисках того, что развязало бы язык понадёжнее. Хотя одного движения было достаточно, чтобы нацист ещё сильнее заверещал - словно пытаясь остановить его силой голоса:
- Сан-Франциско! Дрейк её привёз из Сан-Франциско! Это всё, что я знаю, клянусь!..  - ну, уже кое-что...

- Он имена называл. Спайк, Спейски и Дрейк... Первый же - он вроде с Ареной сгорел? А кто другие два? - оглянулся на вошедшего Альберто, отчитавшись о своих результатах. Затем Ал отчитался о своих... - Сейчас?.. А я "голый". - имел в виду Пульс не буквальную наготу сейчас, хотя по отношению к ним с Пеллигрини это тоже было в какой-то мере справедливо, а тот факт, что у него сегодня нет ствола при себе. Хотя вряд ли это было такой уж большой проблемой, если кто-то готов будет одолжить ему пушку. Константино вот уже вручили одну - которая должна была бы стать "мокрой", поимев на себе кровь этих двоих. Притихнув, Пульс отошёл чуть в сторону, ближе к Альберто, чтобы кровью не забрызгало и его, молчаливо наблюдая, как Константино лишает жизни Сайруса, ушедшего безмолвно, а затем и развопившегося Мейсона - выстрел прервал его крик... и Сонни, закрывавший уши руками, чтобы не оглохнуть, отвёл руки, прислушиваясь. Точно оба загнулись?
- Чётко сработано. - прокомментировал, сложив руки на груди. Такие "проверки" - для него тоже не новость... может, даже и слишком чётко - Константино не колебался ни секунды; и воспринимал это как необходимость, а не как убийство - даже явно и не удивлённый такой просьбе нисколько, словно ему уже приходилось это делать раньше. Хотя основываясь на том, что они о нём знали - если он и лишал кого-то жизни, то это на ринге...

+2

23

[NIC]Alberto Rinaldi[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/Ay5HoUr3HM.jpg[/AVA]

Щелчки двух последовательных выстрелов - и нацист вместе с его пособником отправились в свою языческую Валгаллу или во что теперь верят эти бритоголовые уберменши. В комнате резко завоняло смертью -  свежей кровью и растекшимися по полу мозгами Мейсона. Альберто скривил нос, захотелось побрызгать в подвале освежителем воздуха или духами. Затем со смесью удивления и одобрения посмотрел на Константино. Он не часто видел, чтобы новички в их деле так легко совершали первую мокруху. Хотя, возможно, вся щтука в том, что у него это не первая? В любом случае, человеком тот оказался полезным. - Тебе раньше уже приходилось? Уже не целочка?- усмехнувшись, спросил Ринальди  у парня, затем поощрительно хлопнул его по плечу. - Вообще молодцом сработал. Потом еще раз окинул взором превратившееся в картинку из фильмов ужасов помещение, на мгновение задумался. Следовало тут убираться, и убираться основательно  - и Ал ведь даже пакеты для трупов принес с собой. Однако, говоря откровенно,  времени  у них на это особо не было - ведь первоочередной задачей было схватить Дрейка, а уж упускать ради уборки такой шанс мафиози не собирался. Потому он набрал  телефонный номер, соединяясь с МакХэзелом, их штатным чистильщиком, и произнес несколько ритуальных фраз, означающих, что в "Барракуду" следует срочно приехать и привести там все в порядок. Затем Ринальди поморщился - он не любил обращаться к этому субъекту за помощью,  и не потому, что не верил в его профессионализм. Постоянно подтирая и подмывая за мобстерами, тот получал слишком много информации - и, случись что, мог бы сдать всю Семью. А ведь не был даже итальянцем - какой-то там паршивый мик, как можно доверять ему  судьбу всей организации? На самом деле, Альберто  и не знал такого надежного человека, которому посчитал бы возможным вверить знание о всех кровавых делах Торелли - разве что.... Взять на место чистильщика глухонемого и неграмотного? Специально обучить ремеслу? Оригинальная мысль, следует за пивом поделиться ею с дядюшкой или Фрэнком. А пока  можно закурить. -  Ты, небось, в ахуе от случившегося, а?  - обратился Альберто к  экс-бойцу "Арены", тщетно пытаясь зажечь сигарету.  Наконец справившись с задачей, протянул пачку "Уинстона"  другим двум мужчинам - мол,  угощайтесь. - Видишь ли, мы порядочные бизнесмены, но что делать, если такие вот, блять, отморозки себе позволяют беспредельничать? Мы тут на Западе привыкли решать проблемы свои сами, без легавых. По-мужски в общем. А у вас к Японии как к такому относятся? Звучало, может, глуповато, но как-то следовало объяснить превратившемуся в одночасье в убийцу Константино произошедшее - а заодно проследить за его реакцией. Не сменится ли это якобы спокойствие истерикой, не проколется ли,  не ослабеет - шок часто примораживает истинные эмоции. Немного подымил, перебивая табаком кисловатые ароматы, несущиеся от тел. - Вообще, расскажи, как тебя занесло из университета на ринг? Что вообще умеешь делать лучше всего? Может, времени у них было и не много, не следовало рассусоливать - но Фиоре сказал, если Константино не облажается, взять его в оборот. А принимать кадровые решения, не узнав побольше о кандидате, нельзя. Порывшись в амбарах памяти и вспомнив, что ему рассказывали во время турнира о каждом из поединщиков,  спросил. - Ты ведь вроде мастер восточных боевых искусств каких-то, не?  Тебе работа не нужна?  Мне, например, очень бы не помешал тренер, который моих бойцов обучил всяким приемчикам, да и охране бы не повредило Отступил в сторону, не позволяя начавшей медленно растекаться по полу лужице заляпать его дорогие мокасины.  На самом деле, не очень сильно ему нужен был тренер, Алу бы скорее хотелось, со временем,  применить Пеллегрини на более криминальной почве. Но всему надо положить начало - и некая квазилегальная связка бы поспособствовала установлению контакта. - Ну и другая прибыльная работка может найтись, я вижу, ты способный и храбрый. Подумал, что надо дать Константино некое денежное вознаграждение - но сейчас у него в кошельке было слишком мало бабок, так что потом. - Слушай, подождешь немного тут? Приедет один чувак, наведет здесь чистоту, я  мешки вот оставлю, покажешь ему? Сделал еще пару шагов назад, избегая  алого ручейка. - А потом пропусти в баре пивка, отдохни, не знаю. Я велю тебя угостить за счет заведения. Потом приеду, побазарим, все объясню подробнее.  Затем взял из рук пришельца из Страны Восходящего Солнца свой ствол, спрятал его в карман кожаной куртки. Поглядел на Пульса, хотел ему что-то сказать - но  тут зазвонил сотовый.  Подняв трубу, Ал услышал лаконичное замечание  Поли. - Уже в дороге. Отключившись, сказал Сантино. - Джоуи и  Одноухий преследуют этого хера Дрейка.  Нам надо сейчас скататься в их дыру эту, чтобы подстраховать.Может, живым возьмем и узнаем у него заодно, что там за Спейси-Хуейси. А насчет того, что не нагружен - пошли в кабинет мой, решим проблему. Когда они вышли, Ринальди-младший подозвал к себе старшего из секьюрити. - Из подвала никого не выпускай и не впускай, пока не подъедет некто Макхэзел, сapisce? Его пустишь. Еще не хватало, чтобы Пеллегрини вдруг запаниковал и исчез до того, как последние следы бойни  будут ликвидированы.  Поднявшись наверх,  Ал сделал странную с точки зрения любого постороннего человека вещь. Он, прямо посреди своего кабинета, опустился на колени и отодвинул в сторону  татами из желтого бамбука. Затем покрутил парочку половиц, повертел забитые в них болты - и открыл небольшую нишу. Проводя в своей штаб-квартире больше времени чем дома, Ринальди считал нужным  иметь тут некий запас, так сказать, средств персональной защиты. В выемке лежало несколько пистолетов и даже "калашников", пусть и допотопной модели.  Но он нужен не был - они идут охотиться не на самую крупную и опасную дичь.  Не на волков - максимум на гиен. - Подходит? - Ал протянул Пульсу "кольт", затем аккуратно заделал тайное хранилище. Когда спускались по лестнице, спросил. - Слушай, ты  ведь на "бумере" своем? Поедем на нем, на моем мотике до Цитрус Хайтс вдвоем вряд ли, блять, дорулим. Хмыкнул - и тут в первый раз за все время ощутил, что изрядно вспотел. Ну ничего, не на свидание же идти. -  Мне Мэнни сказал,  этого перца, Константино, если справится с испытанием, взять к себе. Что думаешь о нем? Подходит нам?

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-01-10 18:22:35)

+2

24

В момент когда пуля вошла в череп лысого, его рука упала на босую ногу Кости, а тот заметил это только сейчас. В его вере в смерть не верят как в последнюю инстанцию. Это переход духа в другое метафизическое состояние, обращаясь к высшим с «просьбой» рассмотреть дальнейший путь. И как бы сейчас не было дерьмово на душе у итальянца, чувство угрызения совести он не чувствовал. Только холод и расчет. Пока свою задницу он защитил. А дальше? Наверняка старшие товарищи Ала посоветовали тому еще что-то. Жаль не умею в мозгах ковыряться. Но об этом потом.
- Если считать, что огнестрелом я впервые решаю вопрос жить или сдохнуть самому, то да. Я потерял девственность, - глухо ответил Пеллигрини, рассматривая закаменевшие лица двух неудачников, которые слишком поторопились в своей мести. – Ну в упор промахнется только косоглазый, а я вроде не страдаю этим, - усмехнулся немного нервно, Константино провел ладонями по лицу, снимая оцепенение. – Как-то  тарантеллу плясать меня не тянет, - кивнул он больше Сонни на «одобрение» его работы.
И вот сейчас наступил момент полного отстранения от всего. Костя сел обратно на лестницу, сложив руки в замок, смотрел на раскрытую ладонь Мейсона, которая так и осталась в некоем просящем жесте. Небольшое приключение в сыщиков превратилось в неизлечимый геморрой. Тут только свечи в церкви помогут, за упокой которые. Нет уж, он лучше пока помучается этой «болячкой».
Кто кому звонил, Костя не слышал, лишь увидел движение в свою сторону, поняв, что все таки надо бы включиться и перестать отдаваться мыслям. Это он еще успеет, наедине с бутылкой саке. Или двумя.
- Нет, не курю. Спасибо, - мотнул головой. – Это ты мягко сказал. И было бы странно, если бы было наоборот. Ты бы первый меня пристрелил. Сонни кинь мне тряпку, на которой сидел. А то я чувствую себя пингвином, общипанным. Пробирает. – Поймав то что Пульс закинул ему, сложил в несколько слоев, опуская на ткань голые ноги. – Там тоже особо не ходят с просьбами в полицию, только иначе решают свои проблемы. Японцы приверженцы старых обрядов. У каждого клана свое, но все вертится вокруг мечей. Это честь умереть на лезвии противника, а не быть заколотым в постели. Но такого достойны только уважаемые люди или те, кто защищает их в поединке чести. И опять же, это те, кто выше. А так, вероятно предпочитают без шума и пыли. Не вникал.
Левая ладонь сжалась, будто в  нее легла катана. Перед глазами сверкнула сталь. Наваждение.
- Университет, ну тогда я как-то особо не думал, что любовь к боевым искусствам настолько меня перетянет со скамьи на татами. Скажем так – уступил матери. Сорвался, надоело. Не видел я себя в белом халате в подземном бункере или лаборатории. – Подняв взгляд на Ала, усмехнулся, - а ты можешь сказать, что умеешь делать лучше всего? Кроме как спать, пить и есть, все остальное остается под сомнением. Потому что умение имеет свойство забываться, даже если ты триста раз на дню будешь это делать. Все зависит от обстоятельств и что конкретно от меня нужно.
А кто он? Сейчас Костя и себе не ответит на этот вопрос. Вчера был бойцом, а сейчас кто? Киллер? Стрелок? Идиот? Мда, мысли ползут не те, что надо бы.
- А охрану вашу уже не обучает мой друг, который и привел меня сюда, но сначала пристроил в Арену? – поняв, что надо дальше пояснить, продолжил, - чтобы на ринг мог выйти. А Арена не требовала контракта, предоставляя быть свободным бойцом. Если вас это удивило, то такой вот расклад. А после того, как меня подрезали, забросил сюда. Мне нужен был для восстановления сил. Или Ронни не тренирует?
Костя не увидел ничего на лице ни у Сонни, ни у Ала, когда произносил имя друга. А потом вспомнил, что тот в день боец был внутренней охраной, следя за тем, чтобы к девочкам не лезли, особо буйных выдворял из клуба. Был этакой «потеряшкой» среди беснующей толпы.
- Работа она всем нужна. – скривился, на неприкрытую лесть, - еще скажи «храбрый портняжка». Когда горит под ногами земля и выбор не велик… Подожду. – увидев, что Ала позвонив, собрался уходить, поднялся и, вероятно слишком резко оказался за его спиной, что Сонни резко развернувшись, готов был дать Косте отпор, - куртку одолжи. Не хочу тут окоченеть. А разговоры обязательно сегодня? Мало ли сколько вы будете этих зайцев гонять.
Получив то, что просил, Константино вернулся на свое место, просовывая руки в рукава Плечи как то сразу сжало. Маловата, но все лучше, чем ничего. Оставшись один на один с двумя трупами, итальянец задумался о том, что дальше. Понять то не трудно, но вот стать рабочей лошадью вне ринга? Он мог, конечно, в открытую сказать Алу и Сонни, что выбор инструктора это для него, и все побочное пусть мают сами. Организация то не маленькая поди. И мнение их на его счет, Костю мало трогало. Но сорваться ему вряд ли дадут. Дежавю. Конкретное такое, крепкое, не разрушить никакими доказательствами отрицания. Оно есть. Даже ощутимо.
Послышались шаги. Показался мужчина, который остановился, завидев сидевшего итальянца.
- Ты кто?
- Вероятно тот, кто будет тебе помогать.
- Указаний не было.
- А у меня было дождаться какого-то чистюлю.
Мужчина подошёл к трупам, внимательно рассматривая, поворачивая еще не начавшие коченеть тела.
- Охо хо, - дотронулся до торчавшей кости из оторванной раны Сайруса, - а вы веселились тут смотрю. Ну все, вот тебе кислота, потом зальешь.
- Да тут литра четыре надо. И ты как я понимаю, «есть» их целиком не будешь.
- А в этом мне поможет вот это, - он достал что-то наподобие спального мешка из плотной ткани, с приподнятыми бортами, что Костя аж присел потрогал вшитые пластины. Представив картину, сдержал спазм.
- Я пожалуй отойду на тот конец, побалуюсь с пластилином.
Костя поставил бутылку с кислотой подальше от места, где этот чудо человек собрался заниматься обрезкой трупов, подхватил сумку Мейсона, ушел на другую лестницу. Поднявшись, заметил стоящего охранника. Понятно.

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-01-12 20:38:44)

+2

25

Жить или сдохнуть самому... Константин был в этом прав; и даже и не пытался знание своей правоты отрицать, к тому же - если бы он не убил сейчас, вполне могли бы убить и его - за то, что он слишком много видел, и одновременно слишком мало давал причин для доверия себе... тем более, что хозяева Арены были кем-то вроде его "нанимателей" - и вовсе можно считать отягчающими обстоятельствами, а такая осведомлённость во взрывотехнике, особенно с той программкой, что у него в телефоне - это и вовсе могло бы вызвать подозрения: а не был ли он с самого начала в ведении происходящей "операции"? Может, переметнулся и вовсе в самый последний момент; предатель, впрочем, тоже редко заслуживает намного больше, чем пули, однако Пеллигрини выстрелил - значит, даже в этом случае намерения имел серьёзные. И в итоге, всё равно предпочёл тех, кто говорит с ним на одном языке - итальянском. Откуда бы он там ни приехал... из страны косоглазых, или из Европы, хоть из Африки. Константино был итальянцем - соответственно, и правила их "игры" тоже не мог не знать; в стране, подарившей миру такое явление, как мафия, каждый это, хоть немного, но с молоком матери впитывает. Бессмысленно отрицать - это есть; это привычная часть стиля их жизни... ну, у каждого итальянца эта часть своя, разумеется, у кого мизерная, у кого - главная.
Сонни, от сигареты не ставший отказываться, благодарно кивнул Алу, затягиваясь и взглянув на Константино, ожидая ответа на вопрос - хоть задал его и не он, но Пульса тоже заинтересовало, как именно такие "вопросы" решаются в Японии; понятия о чести в этой стране вроде бы и другие, но они там действительно есть... И Сонни, хоть и далеко не во всё вникал, но со многим из того, что знал - во многом был согласен.
- Вокруг мечей? Серьёзно? - переспросил, передавая Пеллигрини "тряпку", что он попросил. - И это что, у каждого уважаемого человека есть собственный меч или что-то вроде того? - перевёл Сонни всё на более простой и приземлённый язык; из его уст и словосочетание "уважаемые люди" звучало с совершенно другим оттенком, пожалуй; смысл которого был понятен Алу, да и Константино, судя по всему, не хуже - тот, действительно, хоть и выражался не как они, но насчёт всей системы явно был в курсе. На примере Якудзы, быть может? Он ведь их имел в виду?.. А про то, что катанам иногда дают имена, это Пульс слышал. Только вроде бы это должны быть самые элитные мечи - из лучшей стали, от лучших мастеров, и которые этих же мастеров переживут, передаваясь по наследству из поколения в поколение.
- Ронни... а тебе не кажется, кстати, что Сайрус ждал, пока Ронни уйдёт? - краткая история о жизни и жизненных выборах Пеллигрини окончилась упоминанием о его друге, что работал здесь; и Пульс неожиданно для самого себя зацепился за эту мысль, Ронни же был здесь, он пришёл - и только потом уже ушёл, окончив тренировку незадолго до того, как Константин вытащил свою чудо-штуковину в мобильнике. Нет, не то, чтобы он подозревал Ронни в чём-то, как раз наоборот - похоже, что покойный рыжий чувствовал, что Ронни его может рассекретить (он его начальником был, в конце концов)...
- Не вопрос, давай сгоняем. - охотно кивнул Пульсоне; более важных дел на сегодня всё равно не планировалось, да и возвращаться домой даже особенно не тянуло - ну, а что там теперь, в этом большом доме?.. Кроме агатиных террариумов с передохшими к зиме бабочками. Он сюда изначально пришёл, чтобы выпустить пар; но в итоге только упёрся в безэмоциональную и тяжёлую грушу, тут же предоставляется шанс сделать что-нибудь ещё, куда более... деструктивное. Двоих они уже грохнули, но это всё по большей части прошло мимо него, Сонни просто следовал за событиями; по-настоящему раскрыться у него всегда получалось скорее в открытом бою. - Ну, у нас волокиты не любят. Capisce? - усмехнулся, протягивая Константину свою куртку, вытащив телефон и отправив его в карман тренировочных штанов предварительно. Тоже имея много чего под "нас", собственно - западный мир, итальянский мир, мафию или преступность в принципе, и их с Алом двоих конкретно, или вот Барракуду... Бюрократию они не особенно любят, волокиты не переваривают ещё сильнее; и лучше уж сделать как можно больше сейчас, и отдыхать потом, чем метаться от работы к попыткам расслабиться и обратно.
- Неплохую нычку ты устроил... - ухмыльнулся, принимая в руки пушку; передёрнул затвор, вытащил обойму, вставил на место, отвёл ствол в стену, глядя на мушку, прицеливаясь - разглядывая то, что получил, знакомясь с пушкой, привыкая к ней. Посерьёзнел. - Более чем. - кивнул, прижав пистолет поясом треников. Так он ей светит, конечно, во всю силу; но в Барракуде ему вряд ли кто-то что-то по этому поводу предъявит. - Ах ты ж чёрт, а я пешком. - почесал затылок. Ал ему пушку одолжит, а он ему - машину; было бы вполне честно, да только Пульсоне сюда на своих двоих добрёл - погулять хотелось по городу. Хотя вообще-то, ничего против мотопрогулки Пульс как раз не имел. - Да давай прокатимся. Не на метро же теперь ехать? - или у Кости машину отобрать, чтобы не уехал?.. Хотя, может, в этой идее и есть как раз доля здравого смысла. - Что я думаю... ты сам видишь - он башковитый, в бомбах вон шарит и прочей технике; на курок нажать не забздел, драку тоже выдержит. И вроде нам помог, бизнес твой спас, да и наши жизни... Не знаю, подходит ли он нам - но нашего внимания он достоин определённо. - тем самым, Сонни Константина может и не узаконил, но некий авторитет за ним признал. В отличие от таких вот, как Мейсон с Сайрусом и прочие Спайки и Дрейки. - Пойду оденусь.

+1

26

ТАчка

http://carphotos.cardomain.com/ride_images/3/2388/1421/30968210005_large.jpg?v=1

Высадив Мейсона за квартал от клуба итальяшек, который по его плану должен стать гробницей этих тестопоедателей, Дрейк проехал чуть дальше, сворачивая на улицу, откуда мог разглядеть «Барракуду», и если что подать знак своему напарнику. Он сидел с старом пикапе 1990 Ford Ranger, уцелевший лишь потому,  что его отдали подремонтировать. И скажем так – вовремя. Дрейк не отказал хорошим ребятам в просьбе вывезти старые покрышки, которые сейчас лежали в открытом багажнике, покатываясь по нему на поворотах. Но цель была не в доброте, а в способе снять с хвоста преследователей. Борт был присоединен к рычагу ручного тормоза стальной нитью, дернув которую он откидывался. Так его соратники быстро спрыгивали, когда надо было занять какую-то точку быстро и без лишнего шума, не выдавая своего присутствия. Конечно, не все дураки, их пресекали, но откидной борт так и оставили прикованным к ручному тормозу.
Дрейк видел как появился Мейсон, надвинув на лоб кепку с логотипом компании, отвечающей за ремонт труб. Парень посмотрел на часы, что были на его руке, нажимая кнопку отсчета времени. Если он не напортачит, то все должно уложиться в то время, что сам просчитал. Мог конечно и лично пойти, но Дрейк слишком важным себя считал, чтобы делать такую работу, хоть и считалось, что подрывники это тонко, все же быть организатором тешило его самолюбие, совершенно забывая про поговорку «Хочешь чтобы все было сделано на пять, сделай это сам».
Из-за угла показался знакомый парень. Дрейк пригнулся к рулю, пытаясь того рассмотреть, но так и не смог угадать в нем новенького бойца, которого подрезали. Хмм, значит там есть еще люди, ну что ж это хорошо – побольше заберем Старухе с косой в подарок. Жутко хотелось пить от нервозности, что Дрейк не выдержав вышел из машины, чтобы купить воды. И пропустил появление еще одного бойца (да да, это прошел Сонни).
Время тянулось, вода заканчивалась, а во рту все также было сухо и противно. Нервно поглядывая на часы, парень стал постукивать по рулю. Надо бы отъехать в обговоренное место, и нажав на газ, уехал. Не вовремя. Из-за угла клуба вырвался мотоцикл, уезжая в другую сторону. Все совершают ошибки, а роковые они или нет – время покажет.
Остановившись возле цветочного магазина, Дрейк стал ждать, стараясь унять дрожь в руках. Что-то не срасталось. Вот что? За пять минут до отведенного основного времени, он написал смс на телефон Мейсона с вопросом все ли готово. Ответа не было минут пять. Но потом телефон заиграл мелодией кубинского танго, оповещая главного, что полчаса и можно скрываться в логове. Дрейк сжал челюсть, прорычав, предвкушая громкий бабах, а в ушах уже слышится ругань итальяшек и стоны, когда их станет лизать огонь и придавливать плитами. Он облизнул губы. Подождав еще минут пятнадцать, стал заводить машину, что ответила как приветливая девочка легким урчанием. Движок перебрали на славу. Доехав до перекрестка, становясь в левый ряд для разворота, случайно посмотрел в зеркало заднего вида. На него уставился быкообразный явно итальянец, и не понять, что его просекли и повисли на хвосте было бы пределом тупости. Выругавшись, Дрейк оглянулся. Чертова Америка со своими правильными законами. Снять хвост будет трудно, но реально.
- Покатаемся! – крикнул он в открытое окно, показывая парням средний палец, покручивая им в воздухе.
Едва загорелся зеленый свет, как Дрейк сдал назад, заставляя машины, стоящие позади, сделать ответный маневр, потеснят и перекрывая дорогу итальянцам, сорвался с места и рванул, визжа колесами, оставляя густой пар за собой, вперед. Дальше было пару светофоров, при хорошем раскладе скорости и не наличия копов, можно было проскочить на крайние минуты желтого, заставляя итальянцев выполнить правила перед красным глазом светофора. Дрейк попытался позвонить Мейсону, но трубка молчала, а потом механический голос ответил, что абонент не в сети. Провал! Он гнал машину дальше. Надо было успеть до Эдда доехать, чтобы не спалить логово макаронникам.
Сворачивая в очередное Авеню, Дрейк понял, что два мужика, интимно прижимаясь друг к другу всеми мыслимыми местами, но при этом едва смотря на дорогу, старались взглядами расплавить машину под ним, есть ни кто иные, как еще пиявки хвостатые. Дрейк улыбнулся, положив руку на ручник, проводя пальцем по металлической струне. Впереди был выезд из города, где на окраине была занычка остатков Белого легиона. Вырвавшись на ровный участок, он притормозил, заставляя итальянцев приблизиться, но потом нажав на газ, резко вырвался вперед, при этом откидывая борт, и покрышки полетели в сторону преследователей, заставляя тех на мотоцикле петлять в попытках увернуться. Дальше он уже не смотрел, слыша как мотор железного коня стихает за его задним бампером. Но одного он не понял, что адрес логова был сдан едва не с координатами…

[NIC]Drake Bone[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/pXZJE.jpg[/AVA]

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-01-15 00:19:33)

+2

27

[NIC]Alberto Rinaldi[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26ujh.jpg[/AVA]

Услышав, что им предстоит ехать  на одном мотоцикле, Альберто озадаченно почесал затылок. Одно дело, когда ты весь такой дерзкий байкер,  носишься по городу и восхищаешь своей крутизной девушек.  А  другое - когда на заднем сидении, именуемом на жаргоне "сучьим местом", у тебя вместо грудастой красотки сидит бывший зек не первой молодости. - Нас же за педиков примут. - не удержал стон мачо с преступным прошлым и настоящим. Чуть-чуть поразмыслил - и понял, что особой альтернативы не было. Следовало торопиться - да и вовлекать в дело какие-то еще левые транспортные  средства было стремновато. - Ладно, пошли. Когда спустились вниз, к мотику, водрузил на голову шлем и поднял повыше  воротник - еще не хватало, чтобы его знакомые распознали, потом хиханьками да хаханькам достанут. Завел  железного скакуна, сел вперед - и, когда Пульс устроился, рванул с места. Не успели гангстеры проехать и нескольких авеню, как худшие опасения Ринальди сбылись. Около них притормозил  сильно проржавленный "форд",  из окна которого выглянул парень с веснушчатым лицом и крупными ослиными передними зубами. На голове кепарик, сам в каком-то замызганном синем комбинезоне. Сущая деревенщина, приехавшая в город закупаться всем необходимым - и теперь решившая продемонстрировать сельское остроумие. - Эй, голубки! Что,  на парад опаздываете? - заржал водитель, толкая в бок сидящую рядом с ним телку  - также красотой не блещущую. Та с готовностью засмеялась, так, что изо рта посыпались крошки пережевываемого арахиса.  - Я тебя, блять, так отьебошу, что имя свое забудешь. А  подружку твою тебе в сраку заткну. - пригрозил Ал, мгновенно начав закипать. Он бы так и сделал - но работа прежде всего, нельзя было отвлекаться на всяких чуханов. Реднек хотел было ответить - но затем окинул взглядом крепко сбитого итальянца в кожаной куртке и с золотым браслетом на руке и его не менее угрожающего вида компаньона. И, закрыв окно, молча нажал на газ. Трус поганый, только языком трепать и может. - Ну что, бо*,  как тебе с Дэнни работается? - чтобы перебить гадкий осадок, оставленный беседой с идиотом-шофером,  Ал решил заговорить с Сантино на другую тему. Все равно надо дорогу скоротать.  Да и интересно было, как тому в новой команде  - ведь о родственнике жены андербосса говорили всякое, нрав у того тот еще. Хотя  деньги у людей Росси присутствовали всегда, у того словно чуйка на бабло.  И этот момент также Ринальди также считал весьма любопытным. Понизил голос. -  С тех пор как "выпрямили", уже ощутил разницу? - повернувшись к  Пульсоне,  солдат сделал красноречивый жест, потерев большой палец об указательный. Он вспомнил, как на посвящении им рассказывали, как возрастут их доходы после приобретения высокого статуса.  Сам он пока не видел резких улучшений  - возможно, потому, что многое получил от Семьи и дяди уже будучи  соучастником? Вот и интересно было - как дела обстоят у его коллеги. Впрочем,  разговаривать им пришлось недолго  - на выезде из города Ал вдруг заметил машину, которую ожидал увидеть только в Цитрус-Хайтс. Красный пикап,  в котором сидел лысый бородач  - тот самый Дрейк, судя по описаниям. - Черт возьми, но где же Джоуи с Поли? - повертев головой,  Ал попытался отыскать  автомобиль  Бенни, в котором ехали оба мобстера. Однако того не было -  мерзавец явно оторвался от хвоста. - Пиздец! Они его потеряли. В этот момент вожак нацистов заметил их -  резко увеличил скорость, а в сторону байка полетели покрышки. - Держись! -  Ал с силой выкрутил руль,  чтобы увернутся от препятствия, почувствовал, что срывается с седла - и лишь в последний момент сумел сохранить баланс. Вокруг им негодующе сигналили. Когда первая вспышка адреналина прошла - ее сменила холодная ненависть.  Они лишь чудом  не попали в аварию из-за трюков этого хитровыебанного засранца. А также отстали от него - хотя не так значительно. Ринальди втопил, чтобы наверстать упущенное. - Лучше его догнать нам или попытаться первыми до хазы их добраться? - сквозь вой ветра и визг колес проорал Альберто в ухо Сонни. Все же у того был большой опыт - а  Альберто в основном приходилось убивать под чьим-то руководством, вот и теперь прекрасный план наебнулся.  А вопрос являлся сложным - стрелять при свидетелях, причем со  своего мотоцикла, чьи номера легко пробиваются - не хотелось. С другой стороны,  не понял ли уже Дрейк, что они знают о их лежбище? И смогут ли они вообще его обогнать и оказаться там первыми?

* Бо - уважительное обращение гангстеров к друг другу

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-01-16 10:20:36)

+3

28

Озадаченность Ала Пульсу была вполне понятна, хотя притом сам настолько же сильно по этому поводу почему-то не переживал (ну, может, потому что мотоцикл был не его и не ему гонять на нём в будущем?) - хотя для грудастой красотки он как-то староват, на педика вроде бы тоже похожим не был, да и стоило бы задуматься им сейчас не о собственной гордости, а о пользе дела, пожалуй. И переться на другой конец города, или напрягать кого-то, чтобы пёрся вместо них, или уж тем более угонять автомобиль где-то неподалёку только из-за собственных комплексов - было бы слишком. Особенно в такой ситуации... ничего, эта маленькая бандочка ещё ответит и за деятельность в их клубе, и за то, как два мужика на одном мотоцикле ездят...
- Да ладно, не ной. Там, где мы раньше жили, вообще общая душевая была. - простодушно усмехнулся Пульс. Территориально жили они по разным местам, но смысл оттого не меняется. - Да и кто примет?.. - свои про своих не скажут, а что там до мимолётных мыслей в головах случайных прохожих и водителей - да кому какое дело?.. Они и не вспомнят через пару часов, что видели на дороге мотоциклиста с пассажиром. Что, кстати, тоже на руку: обыватели уж точно не подумают, что они на мокруху собрались. Едут себе какие-то ребята и едут.
- Хороший байк у тебя, кстати. Давно взял?.. - оценил железного коня Альберто Пульс, когда переоделся и спустился на улицу. Когда-то давно и он гонял верхом; когда совсем ещё был молодым, месяца три как из рядов вооружённых сил уволенным - купил себе мотоцикл; это, собственно, и было первой покупкой, на которую он смог "заработать" - повезло, можно сказать: деньги свободные в Нью-Йорке оказались. Хотя катался не особо долго, пересев потом на автомобиль - посчитав, что должен выглядеть не только круто, но и респектабельно. В память о старых временах, Пульсоне хотел даже себе тот трофейный байк от тех ниггеров, что обстреляли их мойку весной, оставить и подрихтовать немного; но Агата эту новую игрушку благоверного не оценила - так и отдал он её Лоле, девчонке, что поймала на той мойке пулю.
- А ты никак сестру свою трахать повёз, приятель? - вторил Сонни Алу, поддев деревенщину в ответ. Реднеки, говорят, кровосмешением не брезгуют, и это умозаключение даже ещё более распространено, чем мнение о двух мужиках а одном мотоцикле, пожалуй; и судя по их рожам - основания для таких выводов вполне есть... Кстати, рожа этого парня показалась даже знакомой; может, это один из жителей того трейлерного парка, где он эту же самую Лолу прятал?.. - Еблась, небось, его мамаша с собственным папашей, так и вылез он на свет... - сплюнул Сонни вслед поспешившему ретироваться "Форду", а затем, когда Альберто пошёл на обгон, оттопырил средний палец - так, чтобы веснушчатый его увидел.
- Да неплохо работается, несмотря на то, что я раньше его не знал почти... - хотя других ребят из его команды знал более-менее, по тем ещё временам, когда Док был жив, а от него самого пахло тюрьмой и Нью-Йорком за версту. Сработались они довольно здорово. Сонни не ощущал какого-то дискомфорта, даже если приходилось выполнять какие-то поручения для капитана - что немаловажно. - А тебе как с Мэнни? Ты вроде на хорошему счету у верхушки. - глядишь, тоже капо сделается однажды; тем более, что он тоже родственник одному из её представителей, как и Дэнни. Загадывать, впрочем, не стоит; в их деле, чтобы прийти кому-то - кому-то нужно и уйти. В его вот случае это Полторашка был, пожалуй.
- Да я эту разницу с первых дней ощутил практически... хотя не совсем такую. - повторил его жест пальцами. Доходы возрастали, но не скоростными темпами, зато положение его стало прочнее - и зарабатывать деньги стало легче соответственно; хотя при этом не было особых проблем и с тем, чтобы передавать их наверх - стрелковый клуб не приносил столько, сколько Барракуда, всё остальное же являлось по большей части деньгами "грязными" - не задекларируешь, на что-то серьёзное - не потратишь, потому передавать их Дэнни было даже и лучшей из опций - пусть шкипер и делает свою работу, забивая голову способами, как их "отмыть". У Альберто же ситуация была несколько другой - он держался за свой клуб, а это "утяжеляло" слегка. - Деньги к тебе не пойдут, пока сам не начнёшь двигаться. Люди нашего круга должны уметь не только слушаться приказов, но и создавать комфортные условия самим себе. - и некоторые решения принимать самостоятельно, налаживать некоторые связи - вблизи от себя самих, хотя бы, в пределах своего дома, квартала, школы, где дети твои учатся, и далее по списку. Боссом Семьи можешь и не быть, но в своём доме будешь хозяином; так они испокон веков жили - хотя Сонни не задумывался, с каких седых времён это тянется, его логика была куда как более простой.
- Жми!.. - непринуждённую (насколько она таковой вообще может считаться сквозь шум мотора) беседу прервало появление в поле зрения того самого Дрейка; тот, как выяснялось, тоже уже был вспугнут - а потому насторожен... вцепившись в плечи Ала, чтобы не слететь с седла, Сонни втянул голову в плечи - отскочившая от асфальта, покрышка пролетела так близко над головой, что ухо даже расслышало свист, с которым она разрезала воздух... а вот шлема у Пульса как раз не было. - Сука!.. - не того они с Агатой к ниггерам вывезли, похоже; в отличие от своего гориллоподобного шефа, Дрейк соображал отлично - и пожалуй, нацистам с самого начала стоило бы его сделать своим лидером, чтобы иметь возможность как-то выжить. Теперь же уже поздно - всей изобретательности второго главы Легиона хватит только на то, чтобы оттягивать свою смерть...
- Давай за ним! Пусть Поли и Джоуи с остальными едут до их хазы. - вот и преимущество байка перед автомобилем, он куда более юркий... что даже покрышки не смогли перегородить дорогу надолго; а теперь же и они уже у него закончились - разве что он из окна начнёт что-нибудь кидать или отстреливаться?.. Стрелять с байка не только из-за свидетелей не вариант, но ещё и оттого, что и патронов в его "кольте" всего семь - в пушке Ала наверняка тоже ненамного больше. А попасть на такой скорости сложновато, да и Дрейка желательно бы взять живым, нет? Рука потянулась к мобильнику, а не к пистолету. Набирая Одноухого Поли: - Здорово. Начинайте вечеринку без нас, мы с почётным гостем прибудем чуть позже.

+2

29

Дрейку, казалось, его глаза разбежались в стороны. Как он умудрялся видеть и дорогу и то, что творилось вокруг, сам не понимал. В ушах стучал адреналин, смешивающийся в крови с чувством страха и эйфории. Мотоцикл отстал не только по звучному урчанию движка, но и не маячили в зеркале заднего вида. Так, одних скинул. Вторые барахтаются по асфальту. Он мысленно перечислял все опасности, которые были, и которые могли возникнуть. Если успеть скрыть машину, то его не вычислят, и будет шанс пересесть на машину Эда. Телефон вздрогнул, успокаиваясь мелодией отключения. Что за черт? Мужчина зарылся в карман, где будто убегал от его руки маленький аппаратик. Плюнув в окно, оставил попытки. Напарник все равно ждет на их лежбище.
Вдали показался угол их дома. Старое здание, где стены потеряли штукатурку еще лет двадцать назад, крыша видела небо сквозь зияющие дыры в кровле, и двери в подъезде давно сделали ноги. Почему не сносили такое уродство не понятно, но был он проходным, а за ним нырнуть в пару дыр и вот залежь их Легиона. Можно конечно и с другой стороны зайти, но это палево. Затормозив, Дрейк припарковался аккурат дверью машины к подъездной. Взяв в бардачке пистолет, перебравшись через сидение, буквально ввалился в здание, чертыхаясь, зацепившись ногой за какую-то доску, которой не было до этого. Он поднял голову вверх, пытаясь рассмотреть что послужило поводом обвала, как услышал характерный для мотоцикла звук. Ринулся сквозь дом, петляя по двору, забитым каким-то хламом, которого не было недавно, ворвался в дом.
- Эд! Где ты?
Но до лестницы, что вела наверх он не добрался. Дверь с улицы открылась, и Дрейк едва успел упасть в зияющую дыру какой-то квартиры, перекатился. Это были итальянцы. Но как? Мейсон, сученок, спалил всех! Мужчина выпрыгнул в окно, на ходу поворачиваясь, держа на прицеле выход из дома. В окне мелькнул Эд, целящийся в Дрейка. Нацист сдвинул брови, безмолвно показывая Ошалел что ли? От ворвавшихся в дом итальянцев его закрывал его Форд, сверху держал вход Эд. Он пнул ногой раму, и стекло посыпалось вниз.
- Я заждался вас. А где Мейсон?
- Нет его уже. Раскрылся невротик наш, - вытер лоб рукавом, Дрейк прильнул к бутылке с водой, которую вытащил из машины, проговорил другу. Двор был небольшой, особо кричать не нужно было. Дрейк не сводил глаз с подъезда. – Меня спалили. Итальяшки знали мои координаты. Наверное, наш маленький друг спел прощальную песню.
- Мейсон знал свое дело.
- Ага, рыдать и причитать. Надо было самому делать идти. Твою ж мать!
Они переглянулись. Дрейк поймал брошенную ему «помпу», аккуратно приближаясь к бортам машины, присел. Он едва заметил скрывающуюся пригнувшуюся спину в тени подъезда, как сверху раздался выстрел.
- Ну все, понеслась, - он передернул затвор, взяв в другую руку пистолет. – Машина готова?
- Да, уже прогрел. Вас ждал, – наверху Эд неуклюже подошел к двери, пнув ногой открыл. Топота не было. Он вновь показался в окне, но, не смотря на улицу, - посмотри, может они нас выкуривать будут?
- Да ну, им не выгодно. Их мало, - Дрейк все же тихо сидел за своим щитом. Чисто. – Нам надо пробудить копов. Итальянцы не станут шуметь. И если копы появятся, то скидываем оружие и через крышу ты, я в обход - уходим, а там и машина. Не вижу. Ты слышишь что-нибудь?
Эд знаками пальцев показал, что у него идет движение скрылся в окне, что кто-то поднимается. Раздался выстрел внутри дома из оружия в руках Эда, что Дрейк дернулся, поднимаясь, навел ствол на дверь подъезда. А там творилось что-то «оперное». Итальянец голоси как Паваротти.
- Убил?
- Нет, ну судя по вою, - рассмеялся, - что-то я ему подрезал.
- Ага. Интересно, мы долго будем тут отсиживаться? Пока они свою свору не натравят на нас? Хрен им и без масла. Надо уходить.
Раздался звук мотоцикла. Эд готов был прыгать в окно, на крышу машины, когда оглянувшись, Дрейк выругался. Это было чего ну никак им не надо. Двое нагнали, а не стерлись об асфальт. Нервы были на пределе. Прибытие «голубков» на то будто и был расчет. Нацисты пропустили крадущихся по стенкам итальянцев, тех, кто в доме, один из которых в два прыжка оказался возле двери, сходу ломая нос Эду, но тут же раздался выстрел, закладывающий уши. Дрейк, стоящий во дворе, державший прибытие гостей на прицеле, от крика Эда, дернулся, промазав, попадая в переднее колесо мотоцикла. Двое раскидав гравий, что был во дворе, свалились с него. Едва Дрейк показался вне тени машины, как его волосы опалило пролетавшей пулей.
- Сука, - Дрейк скрылся за бочкой с какой-то «ароматной» гущей, перезарядил ружье, провел рукой по волосам. Запахло паленым. - Ну, давай падла. Тебе же нельзя показываться копам, тогда ножки в руки и бегом отсюда, - шептал мужчина, передергивая затвор. Во дворе было тихо, лишь борьба в доме была ожесточенная. Из окна выпал итальянец, вероятно выдавленный Эдом, но самого друга он не видел. Поднявшись, делая пару шагов в сторону других любителей быстрой езды, увидел ботинок.
- Дорогой. Вы же херь за пять баксов не носите! – он выстрелил в ботинок, который подскочил и как лягушка прыгнул в сторону. Дрейк стоял как изваяние, опустив ружье и пистолет в пол, ждал следующего, решившего себя возомнить рукой, имеющей право отнять у него месть за своих, так по-крысиному сжаренных под обломками Арены. – Выползай! – дернул ружье, что ушло на самозаряд, - ваш друг мне машину помял. Надо бы опла….
Боль пронзила его…

[NIC]Drake Bone[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/pXZJE.jpg[/AVA]

+2

30

[NIC]Alberto Rinaldi[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26ujh.jpg[/AVA]

Управляя своим байком, Альберто умудрялся, подобно Цезарю, одновременно делать еще два дела – грызть мятную жвачку, которую закинул в рот на одном из светофоров, и болтать с Пульсом. – Ты не помнишь его? Этот мотик же раньше одному из наших черножопых друзей принадлежал, тебе тоже такой достался. Усмехнувшись, гангстер любовно похлопал рукой по рулю – некогда зеленому, а теперь переливающемуся сине-черными оттенками. – Перекрасили его, документы через Майка выбили - и все. В какой-то степени эта быстроходная штучка стала наградой и компенсацией для Ринальди-младшего – ведь его тогда, во время замута на автомойке Лео, зацепило пулей. Но и трофеем тоже – вот тот же нынешний консильери забрал аж два "Харлея", для себя и того парня. "Тем парнем", как выяснилось, был Фрэнк, хотя зачем гоняющему на шикарнейшем "Эскалейде" андербоссу мотоцикл - было неясно. Джуниору-то Альтиери его не отдал, поди, так и пылилтся где в гараже.
-  Мэнни золотой мужик. Знаешь, не из тех, что выебываются зазря. – да и вообще Алу было грех жаловаться. Как Сонни и сказал, верхушка хорошо относилась к племяннику мафиозного советника. Руководство организации, от дяди до Гвидо, приняли его отлично. Помогли наладить какой-никакой бизнес, убедили его надзирающего офицера смотреть в другую сторону, устроили великолепную вечеринку с денежными подаркам – и, главное, сделали посвященным. С такими людьми – и на таких людей – было приятно работать. – Я и верчусь – но, конечно, три года на улицах отсутствовать не здорово. Мне, например, пара мудаков бабок должны были – а теперь, походу, исчезли из штата, ищи-свищи…  Разговор был прерван неожиданной встречей с лидером нацистом – и затем начавшейся погоней. Разозленный тем, что его чуть не сбросили в кювет, Ал изо всех сил пришпоривал мотик – однако они все равно отстали от Дрейка. Пришлось понадеяться, что настигнут его уже на хазе воинов высшей расы, в Цитрус Хайтс, куда гангстеры и отправились. – Похоже, это здесь! – заметил молодой солдат, когда они пересекли городскую черту и слегка попетляли по приграничному району, среди напоминающих курятники домов, обанкротившихся магазинов с заколоченными дверьми,  нескольких забитых грузовиками-тяжеловесами парковок. – Вот смотри, та халупа, в тупичке… Специально выбрали самую дыру… Итальянец не успел договорить – ибо раздался оглушительный выстрел, и мотоцикл вдруг вышел из-под контроля и завертелся на месте, словно в предсмертной агонии. – Бляя! -  приняв единственное верное решение, Ал решил спрыгнуть на землю – чтобы не попасть под взбесившееся транспортное средство. Это ему почти удалось – пофартило, что уже притармаживал, иначе бы сто пудов размазало по асфальту. Теперь же, кувырнувшись через голову, превратив свои джинсы в лохмотья и разодрав в кровь ноги, от ляжек до голеней,  Ринальди-младший поднялся – покоцанный, но живой. – Сонни, ты как? – крикнул коллеге, но тут раздался еще один выстрел – и с ноги Майклова родича слетел мокасин. – Сука! Он там, за бочкой! – выхватив ствол, Альберто начал палить, при этом укрываясь за заполненным всякой дрянью мусорным ящиком. – Шмаляй, Пульс! Он не знал, сколько зарядов они истратили – однако в какой-то момент ружейная канонада со стороны бочки затихла. Парень неверным шагом выдвинулся вперед – и столкнулся с матерящимся Поли Дамиани. У того на бедре было устрашающая алая полоса, а левая нога прихрамывала. – Суки, не только задели, но еще и из  окна выкинули. – ворчал Одноухий, морщась от боли и ковыляя к Сантино и Алу. – Эда мы там кончили, его Джоуи в багажник пакует и прибирает кой-чего в их хибаре. Грузите своего жмура тоже и поехали, с меня на сегодня хватит приключений. Ал удрученно вздохнул и оглянулся на байк. Его тут нельзя было оставлять - а колесо наебнулось. - Припрятать, что ли, где? - неуверенно протянул он. Однако решение было не лучшее - вдруг полиция заявится сюда быстро и сразу начнет все шмонать?

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-01-20 16:22:51)

+2

31

Как Сонни и предполагал, Дрейк явно направлялся в своё укрытие - как любая крыса, попавшаяся на глаза коту, несётся в свою нору; вот только в крысиную нору не пролезет ни одна кошка, а вот у Дрейка так же просто раствориться, да ещё и со своей красивой машиной, едва ли получится. Их укрытие, что бы он не представляло из себя, скоро явит собой последний рубеж их схватки, и для его маленькой белой банды, независимо от исхода - заведомо проигрышной; неважно, сколько их там осталось, в этом городе после того, что они попытались сделать в Барракуде, они всё равно уже не жильцы, и каждый, кто в более-менее хороших отношениях с итальянцами, будет только рад сдать их боссам или пустить пулю лично. Хотя до глобальной облавы, нацисты едва ли сумеют дожить... да и вряд ли их так много осталось, чтобы оказать сколько-нибудь серьёзное сопротивление; двоих, если Сайруса считать одним из них, они уже прикончили в подвале, кто-то в Арене сгорел, кого-то просто напугал пожар...
- А. Действительно... - засмеялся Пульсоне; и впрямь, не узнал байк - хотя и не то, чтобы сильно старался его запомнить. В руках Ала, транспортное средство не просто цвет поменяло, а стало даже выглядеть как-то новее, чем у тех ниггеров, явно не так часто и не так сильно использовавшись, чистый и без прежних царапин на корпусе. Может, Альберто и внутри что-то поменял; Сонни это не сильно касалось, впрочем. - Здорово ты его "отмыл". - усмехнулся, имея в виду и покраску и следы чёрной задницы, что на нём сидела, одновременно. У Майка это вообще здорово поставлено, надо сказать, свой "бумер"-то Пульс получил почти точно таким же образом, покрасили, документы оформили, и взяли как со своего - ещё в то время, когда он частью Семьи не был. Вообще, надо сказать, встретили Пульса здесь достаточно хорошо; у него отсутствие на этих улицах не в три года была, и не в пятнадцать даже лет, он здесь по приезду был абсолютным новичком, до этого полагавшим что "Сакраменто" это слово такое итальянское. И на той типографии он чувствовал себя куда вольготнее, чем наверняка эти нацисты в том бомжатнике, куда Майкл показывал... не хуже во всяком случае.
- Ёб!.. - после ружейного хлопка, мотоцикл резко тряхнуло, и Сонни вышвырнуло с заднего кресла за секунду до того, как спрыгнул с байка Альберто; едва успев опомниться, перекатившись по грязной земле, оказавшись на четвереньках, Пульс выхватив из-за пояса пушку, и направился искать себе укрытие, так и не разгибаясь в полный рост. До этого дня абсолютно новая, куртка была оказалась вся в пыли, левая штанина джинсов вобрала в себя половину единственной на всю округу лужи, а на лице красовалось грязное пятно поверх небольшой ссадины, но, вроде, сильно он не пострадал - чего нельзя сказать о байке. Показав Алу жест, сомкнув указательный и большой палец в "кольцо" и оттопырив остальные, вслух Пульсоне не ответил ничего - вместо того превратившись в слух, пытаясь распознать на звук, откуда палит дробовик и считая выстрелы, прижавшись к соседнему контейнеру спиной. В дробовике, обычно, восемь патронов - тогда осталось у стрелявшего в худшем случае шесть...
- ...Он там, за бочкой!
На этот раз показав Альберто большой палец, Пульсоне сделал несколько спешных шагов, обогнув железный ящик и держа пушку наготове - палить, как советовал тот, он не торопился, патронов и у него было не так много, а вот не было ли у Дрейка ещё ствола в запасе (и ещё пары - в засаде) наверняка пока сказать было нельзя. И это сыграло бывшему морскому пехотинцу без реального военного опыта на руку - ошибка последнего из "легионеров" была в том, что он обращал внимание только на то, что видел; а про улетевшего в другую сторону Сонни, кажется, и забыл напрочь. Что и, когда Дрейк разогнулся во весь рост, с пушкой в каждой руке, как чёртов ковбой, позволило Пульсу сделать один выстрел - но прицельный, прошив его грудную клетку насквозь. Пошатнувшись, Дрейк попытался перевести дуло ружья на него, и тогда Сантино спустил курок ещё раз, заставив-таки нациста упасть назад, раскинув руки, словно спотыкнувшись.
- Ал?.. - не сводя взора с поверженного тела, Пульсоне не спеша опустил дымящийся ствол в землю, подходя ближе. Он не доктор, конечно, но похоже, что вторая пуля попала точнёхонько в сердце - вот ведь дерьмо, а так хотелось взять Дрейка живым... - Ты где башмак посеял? - рассмеялся, увидев, что Альберто топает в одном мокасине, но сплюнул, когда из-за растянувшейся улыбки грязь на щеке попала в рот, и попытался стереть её ладонью. С Алом всё было в порядке в остальном, в отличие от Поли... - Да уж, с тебя - определённо... сильно? - спросил Пульс у Поли, наклоняясь к Дрейку и поднимая его ружьё с земли. Тоже лишним не будет... а его кто "толкнул" нацистам, интересно? - ...спасибо, Ал. - поблагодарил, возвращая Ринальди "одолженный" кольт, вместо него сунув на пазуху пистолет Дрейка, и, переведя взгляд в сторону, кивнул Алу на пикап, за которым они и следовали: - Давай в кузов отгрузим. Ему машина всё равно уже ни к чему... и отгоним всё это дело к Лео? - затем оглянулся на Поли: - А этого красавца - к его другу. Пусть Джоуи подгонит машину... - оглянувшись по сторонам, Пульс закинул ружьё на плечо, сделав несколько шагов обратно к ящикам, служившими укрытием им с Алом. Хорошо, что тут не живёт никто - нету свидетелей... - О, я ботинок твой нашёл. - снова усмехнулся Алу, подняв с земли то, что осталось от его мокасина...

Отредактировано Sonny Pulsone (2016-01-20 17:51:25)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » "Улыбнись" восходящему дню, ибо твое "солнце" не сработало