Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Все равно бы мы встретились


Все равно бы мы встретились

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники:
Эльза Франке и Джон Бэйтс

Место:
Полицейский департамент

Время:
7 мая 2013 год

О флештайме:
Встреча тех, кого когда-то развела по разные стороны судьба

http://savepic.org/8098105.png

Отредактировано John Bates (2015-12-22 18:33:33)

0

2

   Устала теряться в десятках догадок. Не прошло еще даже трех суток, а я уже перебрала всевозможные варианты и сердце упрямо отказывается верить в каждый из них, хотя разум упорно твердит, что могло случится всякое. Взвинченное до предела сознание в предательском тандеме с воображением рисует самые отчаянные картины исчезновения мужа. Мне сейчас с такими сюжетами самое время заняться режиссурой и снимать триллеры, но кроме шуток, я еду в полицейский участок, чтобы подать заявление о пропаже человека. Написать на этом чертовом клочке бумаги формата А4, что Стивен Фаулер не вернулся с работы домой такого-то числа в мае тринадцатого года. Его телефон вот уже сутки недоступен, а жена не находит себе места в многочисленных попытках успокоиться и самой отыскать пропажу на работе, в местных больницах, моргах или все-таки у друзей. Последний вариант, что Стив напился до чертиков и теперь приводит себя в чувства у одного из товарищей, кажется сейчас наиболее прекрасным...но все те, кого я знаю и кого уже успела потревожить внезапным звонком, отвечают, что к большому сожалению не имеют точного представления о местонахождении своего друга. Печальный факт. Я не знаю, где сейчас мой супруг. Я не знаю, что с ним. Я ровным счетом и не знаю, что делать.
   Мое появление в полицейском участке – отчаянный шаг, указывающий на крайнюю степень растерянности. Это не значит, что я верю в то, что мне здесь безоговорочно помогут. Скорее всего это означает, что иных вариантов у меня больше нет. Я использовала все возможности найти его самостоятельно, в том числе задействовала медицинские связи, существенно сократив время попыток дозвониться до больниц и моргов. Не самой же искать человека в большом городе. К слову, у меня ведь тоже есть работа, а дома меня ждет сын. Наш сын. Есть дела, есть обязанности. На телефонной трубке постоянно висит его мать, которая в троекратном размере заставляет с каждым часом ощущать нарастающее беспокойство и дает вечно дельные, но никому не нужные, черт возьми, советы. Я стою на светофоре в ожидании нужного светового сигнала, разыскивая подходящее место для парковки, а она вещает мне что-то о моей невнимательности по отношению к своему чаду и чрезмерной привязанности к работе. Как это вовремя, мать вашу. Как это замечательно помогает делу. Пустая болтовня вперемешку с обвинениями. –Если что-то изменится – я дам вам знать, -сухо бросаю в ответ на ее просьбы держать ее в курсе дела. В трубке слышатся какие-то помехи и голос свекрови начинает забавно заикаться. Завершаю парковочный маневр и перевожу взгляд с зеркала заднего вида на экран своего смартфона. Связь действительно ни к черту. У меня есть еще немного времени и шансов, чтобы докричаться до женщины. –Говорю перезвоню вам позже. Похоже, снова мимо. Не дошло до адресата. Значительно повышаю голос. –Позже! Но и эта попытка не увенчалась успехом, ведь я продолжаю слышать эти «Эльза, что ты там говоришь». -Как же меня все…Сознательно не договорив желаемое, я завершила исходящий вызов. Все. Хватит. Отделаюсь смс-сообщением. В конце концов, мне сейчас гораздо важнее перейти к сути дела, чем тратить драгоценные минуты на разговор с паникующей свекровью. «Здесь плохая связь. Не переживайте, свяжемся как только я узнаю что-нибудь новое». Смска поплыла среди множества аналогичных посланий, чтобы затем ввести родственницу со стороны мужа в легкое негодование и осознание того, что она больше не контролирует ситуацию. Я достаточно вежлива. Я не сижу на месте. Я делаю все, что в моих силах…что ей еще от меня нужно? По-моему, большего и нельзя желать. Даже ребенка я отвезла не ей, а своей маме. Может в этом мой промах? Может забота о внуке помогла бы свекрови отвлечься от негативных размышлений?
   Сама того не замечаю, как оказываюсь внутри здания госструктуры. Мучаюсь воспоминаниями о том, поставила ли я автомобиль на сигнализацию. Плевать. Надеюсь, их не угоняют с парковки около полицейского участка. [float=right]http://i.imgbox.com/b4GgSpDP.gif[/float]Мое внимание переключается на дежурного, который услужливо предлагает проводить меня до нужного кабинета, когда я упоминаю о пропаже человека. Со мной такое впервые за все мои тридцать три года, а у них такие происшествия случаются практически каждый день. Так, соберись, Эльза. «Все будет хорошо» - повторяю, как мантру, а действует ли? Плотнее сжимаю ладони в кулаки, ощущая, как те становятся влажными. Это всего лишь заявление, мне не дадут здесь никаких точных ответов и результатов мгновенного поиска…так просто не бывает, но я волнуюсь так, словно сейчас будет оглашен приговор. Офицер понимающе кивает головой и что-то записывает вслед за моим рассказом. Я оставила все контактные данные. –Прошло не так много времени. Со мной разговаривают, как я со своими пациентами. Снисходительно. С надеждой на лучшее. Но чаще это означает обратное. Можете не рассказывать мне сказки. -Будем надеяться на лучшее, миссис. С вами обязательно свяжутся.
   Мрачный коридорный свет и слегка обшарпанные стены внизу возле пола – все, на чем сейчас акцентируется мое внимание, ведь я иду вперед, смотря только себе под ноги, а надо бы поднять взгляд, но глаза на мокром месте. Я правильно иду к выходу? Не хватало только заблудиться в трех соснах…то есть в нескольких кабинетах. Оглядываюсь назад, в надежде на то, что я просто сделала десяток лишних шагов. Задумалась, знаете ли. Прошла мимо. С кем не бывает.  –Ой, -произношу я в следующую секунду, когда мое тело начинает испытывать явный дискомфорт из-за столкновения с чем-то или даже кем-то. Судя по реакции, все-таки кем-то. Я случайно налетела на человека. –Простите, -виновато говорю пострадавшему от моей рассеянной невнимательности мужчине в форме.

I was so scared to face my fears
Cause nobody told me that you'd be here [c]

Отредактировано Elsa Franke (2015-12-20 22:09:20)

+3

3

Мой рабочий день начинается рано утром и заканчивается…. А заканчивается ли он когда-нибудь? Моим близким и малочисленным друзьям кажется, что я работаю круглыми сутками, а когда кажется, креститься надо. Просто привык ко всему, что происходит вокруг меня, привык к образу жизни вечного одиночки. Конечно, слегка приукрасил, я не одинок в полном смысле слова, но иногда пустота ощущается. Но, я вновь повторюсь, привык. Да и работа, которую я люблю, заменяет мне очень многое. Когда я занят, я не отвлекаюсь на всякие глупости, да и мысли ненужные в голову не лезут. Ведь самостоятельно выбрал такой путь, и не жалею. Если бы меня спросили, чтобы я хотел изменить в прошлом, то с уверенностью ответил бы – ничего.
Сколько преступников не лови и не отправляй за решетку, меньше их не становится. Такое ощущение, что почкованием размножаются. Однако ответ на мой философский вопрос куда более прозаичен. Все дело в современном мире, его бездушии, коим пропитано все вокруг. Отсюда и все беды, с которыми мне и моим коллегам приходиться бороться. Уже в течение нескольких недель я и мой напарник работаем над одним делом. С первого взгляда было все представлено, как обычная бытовуха. Ссора супружеской пары переросла в нечто большее, в результате один решил в порыве «страсти» зарезать другого. Но это лишь на первый взгляд. Все оказалось куда сложнее, чем казалось. Однако наше упорство было вознаграждено тем, что истинный убийца был пойман. Весьма хладнокровный и расчетливый человек, спланировавший все безукоризненно. Однако в деле появилось одно маленькое «но», сыгравшее против преступника. И именно сегодня мы задержали его, привезя в департамент для заключительных актов этой трагедии. Так что я мог себе позволить расслабиться, попить кофе с бутербродами, после того, как нашего злодея увели за решетку.
Держа в руках достаточно большую кружку с горячим кофе, я прогулочным шагом направлялся в кабинет, где нужно было оформить документы по делу. По коридору бегают посетители, конечно, их не так много, как мелкой рыбешки в океане, но именно сегодня приемная нашего департамента подвергалась штурму. Вот мимо меня пролетела дамочка, громко рыдая, что ее любимый и неповторимый малыш пропал. Всегда говорил, что мамашам-растеряшам, любящим сидеть в телефонах, нечего доверять детей. Они ведь только и следят за тем, кто прислал им сообщения, но никаким образом не уделяют внимание своему собственному ребенку. Помниться, как-то у меня завязался спор со старым школьным товарищем по поводу семьи и детей, так он мне открыто заявил, что раз у меня нет жены и ребенка, то я ничего в этом не смыслю. Мне оставалось лишь усмехнуться и развести руки в сторону. Пожелал ему удачи, развернулся и ушел. Честно говоря, после того нашего разговора я его не видел, но кто-то мне говорил, что его хвалебные методы воспитания привели к тому, что ребенок потерялся. Не знаю, чем там вся история закончилась….
От своих собственных размышлений я вовремя вернулся на землю, удачно увернувшись от столкновения с коллегой. Но вот второго столкновения избежать не удалось. Совершенно неожиданно на меня налетела светловолосая женщина, которая, по всей видимости, не видела, куда вообще идет. Да и отпрыгивать в сторону было некуда, ведь по правую руку была стена. Однако мне пришлось чуть отскочить назад, ибо горячий до невозможности кофе мог обжечь не только руки. Несколько капель попали мне на форму, остальное же выплеснулось на пол.
- Твою мать. – Процедил сквозь зубы, переводя взгляд на женщину, которая что-то невнятное пролепетала. – Милочка, смотрите куда идете.
Недовольно произнес, сверля взгляд все еще ее макушку. Хотел было ей еще что-то сказать, но слова сами застряли в горле, стоило дамочке поднять голову и устремить взгляд на меня. Предо мной стояла Эльза Франке, та самая Эльза, которой я, будучи молодым, только что окончившим Военную академию, сделал предложение руки и сердца. Так странно встречать людей из далекого прошлого, с которыми ты не виделся очень долгое время. Удивительно, она практически не изменилась. Разве что похорошела и стала старше. Мое раздражение, появившееся минутой ранее, чуть ослабло. Однако окончательно не исчезла. Наша последняя с ней встреча закончилась крупной ссорой, после которой мы больше никогда не встречались. Хотя, если напрячь память, то, может быть, где-то в городе и были пересечения, но мы не обменивались даже словами приветствиями.
- Эльза? – Решаю просто уточнить. Моя память меня никогда не подводила, особенно зрительная. Но мне нужно было убедиться, вот и все. Однако не дожидаюсь ее ответа. – Сколько лет, сколько зим. Что ты забыла в полиции? – Сюда не приходят на тусовку. По ее лицу было ясно, что что-то стряслось.

Отредактировано John Bates (2015-12-21 18:25:24)

+1

4


   И я бы очень сильно хотела смотреть, куда я иду, как это уже успел мне посоветовать мужчина, с которым произошло неожиданное столкновение, и точно знать, что будет дальше…вот только зарождающаяся и застилающая все на свете пелена из слез и иллюзий вместе с желанием поскорее уснуть, а проснуться снова в счастливом мире, не давали мне возможности бодро вышагивать по коридорам полицейского участка. Простите, но к такому меня жизнь не готовила. Можно было даже предполагать, что твой муж когда-нибудь тебе изменит. Можно было рассчитывать на развод после десяти лет брака. Можно было самой влюбиться в другого человека или развалить семью иными проблемами, например, бытовыми. Но, чтобы твой супруг, вот так внезапно и в один день исчез, будто провалился сквозь землю, без ниточек для возможного объяснения пропажи – это трудно. Словно застрять в полу-шпагате над пропастью, не имея представления, в какую сторону перетягивать свои мысли. Жив ли он или уже не дышит?
   Не в моих правилах делиться с чужими людьми сугубо личными переживаниями, а потому прежде чем взглянуть на человека, которому мне случайно пришлось доставить дискомфорт своей временной потерей реальности и плохой ориентацией в пространстве, я попыталась унять едва пробивавшиеся на свободу слезы. Сидеть им взаперти еще некоторое количество времени, возможно пока я не доберусь до машины и уж там мне наверняка никто не помещает развести сырость. Ни принимающий мое заявление офицер, ни еще один мимо проходящий страж правопорядка. Никто. Только я, песни, льющиеся по фм-частотам и мои слезы. Как это кинематографично, черт возьми. Как это подростково-наивно и горько. Эльза, не сходи с ума. Все же будет хорошо. Я столько раз убеждала в этом других, но с собой этот трюк не работает.
   Мужчина пролил на пол большую часть жидкости из своего стакана, которую видимо желал употребить у себя в кабинете в свой законный обеденный перерыв. В воздухе прямо-таки витает явственное ощущение досады и неприкрытого раздражения по отношению к моей персоне. Я совершаю попытку загладить свою вину, хотя, заметьте, могла бы просто ретироваться с места преступления. Подумаешь, маленькая пакость. –Хотите, я куплю вам новый кофе? В качестве моральный компенсации. По-моему, достойное предложение, чего он медлит? Разглядывает меня, словно статую в музее, пока как мастер, внезапно узнавший свой шедевр, с вопрошающей интонацией не произносит мое имя. «Эльза?» -Да, -на автомате выдаю я в ответ, а мозг уже судорожно начинает бродить по закоулкам памяти. Кто это? Откуда меня знает? Да-да, вроде знакомое лицо, но я никак не могу зацепиться за ниточку, которая приведет меня к правильному умозаключению. Слишком много всего и сразу за сегодняшний день и вообще в ближайшие пару суток. Разрешите сделать передышку. –Джон? Точно. Передышку. Именно так я подумала, когда не посодействовала Бэйтсу в его желании взять меня в жены. Тогда на меня тоже много всего навалилось. Особенно трудный период в учебном заведении, его неоспоримый отъезд и это, перевернувшее все с ног на голову, предложение. Вероятно, осознание того, что после военной академии он отправится в горячую точку не давало мне дать обещание стать потенциальной вдовой. А может мои чувства были не настолько сильны…а что, если я просто струсила? Яркими вспышками появлялись в сознании те моменты, которые память заботливо отложила на потом. Какими юными и глупыми мы были. Расставание – вполне закономерный исход наших отношений.
   Суровая реальность и его вопрос заставляют меня вернуться с небес на землю. –Я по поводу Стивена, -негромко и весьма грустно делюсь с Джоном лишь частью информации. Не упоминаю о том, что это мой муж, однако подозреваю, что он знает о многих переменах в моей жизни. Этому всегда способствуют друзья-знакомые-родственники. Не откровенничаю также о том, что нежданно-негаданно случившаяся пропажа вполне себе здорового и адекватного человека выбила меня из колеи. Осторожничаю. Не знаю, как он ко мне относится. Не знаю, чем считать нашу беседу – встречей давних знакомых или неизбежным наказанием за прошлые грехи. Быть может мы еще не до конца отпустили друг другу обиды. Но мы точно не чужие друг другу люди. А значит, стоит попытаться завязать разговор. –Ты здесь работаешь? Вполне логичный вопрос. Замечаю, что он все такой же серьезный. Забавный. Как быстро, однако, летит время. Меняемся мы, меняется мир вокруг нас, но что-то остается константой. Той самой неизменной величиной, что помогает нам держаться на плаву. Кстати говоря, я совсем не знаю, как и чем сейчас живет Джон. Не удивлюсь, если работой. Это известная переменная в уравнении под названием Бэйтс. 

+2

5

На самом деле полицейское управление это такое место, где с прошлым люди сталкиваются очень часто, но оно чужое, не собственное. Посему для меня было крайне удивительно встретить здесь человека, являвшего частью моего прошлого. Эльза поднимает голову и смотрит на меня, не узнает. А чего я ожидал? Мы не виделись…. Слишком долго. Последний раз я видел ее в день нашего расставания, то был лохматый год. После возвращения из армии мы не пересекались. А если и случалось такое, то уж точно не обращали внимание друг друга, ведь были озабочены своими проблемами и жизнью. Хотя, греха таить не стоит, я был в курсе некоторых вещей, что происходили в жизни женщины. И виной тому были мои собственные родители, да друзья, который в разговоре невзначай уделяли некоторое внимание. Что я чувствовал в тот момент? Сложно описать, ведь Эльза навсегда осталась первой любовью, а как говорят, первая любовь не забывается. Смешанные чувства. Это точно. Во всяком случае, признаков волнения я не выказывал, посему темы быстро закрывались или переводились в другое русло. В этот момент Франке словно очнулась ото сна и предложила купить новый кофе, чем вырвала меня из воспоминаний.
- Нет, спасибо.
Машинально отвечаю ей, я и сам могу о себе позаботиться. Все так же удивленно смотрит на меня, ища ответ на вопрос, кто же перед ней стоит. Ухмыльнулся на мгновение, но вновь принял прежнее выражение лица. В следующее мгновение Эльза задает вопрос, причем как-то неуверенно, сомневаясь, что я это я. Однако не собираюсь томить ее в ожидании, посему утвердительно кидаю головой.
- Да, представь себе. – Широко улыбаюсь, подмигнув ей. – Внезапная встреча. Ты не думала, что встретишь призрака из прошлого?
Ассоциации с этой женщиной у меня были, в большей степени, приятные. Но вот кидаться в разговоры о молодости посередине коридора как-то не хотелось. Однако побеседовать с ней я хотел, так что аккуратно взял ее за локоток и, развернув спиной к выходу из полиции, повел в кабинет. Она что-то говорила про Стива…. Знаю-знаю его, тот еще, мужчина. Мы с ним были знакомы, не друзья, но неплохие приятели. Наши родители тесно общались, так что то мы, то они к нам захаживали в гости. И я, честно говоря, не думал, что он женится на Эльзе. В тот момент идеалом для нее я считал себя, но вот сама златовласка так не думала. Однако я даже не подозревал, что Стивен сможет подобраться к сердцу Эльзы и окольцевать ее. Представьте себе, когда я узнал о случившемся факте. Он ей не подходил, был ей не парой. Но кто я такой, чтобы мешать чужому счастью? В тот момент, никто. Проглотил новость, и продолжил жить, вырывая любые воспоминания об этом.
- И что же случилось с ним? – Интересуюсь у нее, подводя к кабинету. Отворяя дверь перед Эльзой, приглашаю пройти. – Совершил убийство? Арестован за хранение и распространение наркотиков? Подозревается в шантаже?
Предлагаю ей разнообразные варианты, по поводу которых можно прийти в полицию и забываю о том, что сюда приходят и просто искать людей. Но я работаю в отделе по расследованию убийств, так что эта идея даже не всплыла в моей голове. Отодвигаю стул, предлагая Эльзе присесть. Сам же усаживаюсь на свое место. Смотрю на нее, а в голове вновь проносится мысль, что она практически не изменилась, только стала краше. Ее вопрос о моей работе заставляет меня удивиться. Брови вопросительно взметнулись вверх. Неужели по форме, в которую я был облачен, не заметно, что я сотрудник полиции? Хотя, в столь рассеянном состоянии она попросту не обращала внимание.
- Так да, как с армии вернулся, так сразу в полицию пошел. – В этом нет никакой тайны, общеизвестный факт, который не скрывался. Но Сакраменто все же не деревня, новости не до всех ушей доходят. Я ни  чуть не пожалел о принятом тогда решении. Мне моя работа нравится, я быстро понял, что к чему и как следует работать. Это моя стихия, я чувствую себя, как рыба в воде. – А ты чем живешь? Работаешь кем? – Отчетливо помню, что Эльза хотела пойти учиться на врача, то была чисто маниакальная идея, к которой женщина стремилась всем своим существом. В этом мы с ней похожи. Я хотел быть солдатом, а она врачом. И оба шли к цели по головам, чувствам, не обращая внимание на чужие «хочу». Если бы меня спросили, что я желаю изменить в прошлом, то, наверное, ответил бы, что ничего. Конечно, покривлю немного душой, хотелось бы, чтобы Эльза носила мою фамилию, но давайте отбросим все это. Сейчас настоящее, и я полностью удовлетворен тем, что происходит в моей жизни. Да, я законченный холостяк, да и плевать.

+1

6

   Судьба затеяла странные игры. В тот самый день, когда я пришла писать заявление о пропаже мужа, мне довелось повстречать Бэйтса. Чем не злая ирония, уготованная кем-то сверху? Мне, как врачу, тяжело ссылаться на фатум или верить в Бога, поскольку я знаю, чьи руки спасают ваши жизни, но отрицать проделки небесной канцелярии я не могу. Иначе как объяснить, что Джон появился на горизонте именно сейчас, в этот трудный для меня период времени? Почему не завтра, в каком-нибудь супермаркете по соседству, например, с домами наших родителей? Почему не месяц назад, когда у меня было все!? Чем, черт возьми, объяснить то, что при встрече мое сердце замерло? Оно предательски сжалось в тот момент, когда разум героически отбивался от навязчивых воспоминаний. В качестве насмешки мне не хватало только, чтобы он вел дело о поиске Стивена. Но Бэйтс не такой, он вряд ли бы записался в сыщики. Его никогда не тянуло возглавлять поисковые отряды добровольцев. Рискну предположить, что после контрактной службы гораздо более привлекательной сферой деятельности являлись запутанные и кровавые происшествия города. Нет тела – нет дела, понимаете? А это уже не так интересно, согласитесь? С другой стороны, что мешает делу моего супруга окончится именно так - найденным бездыханным телом где-то на берегу реки…нет, нет, нет. Этого не может быть. Я запрещаю себе мыслить в таком ключе. Безусловно, невероятно странно пребывать в неведении, словно замерев в шаге от края пропасти, абсолютно не имея представления о том, что стоит говорить сыну, но еще безумней мысленно организовывать похороны своего мужа, которого всего лишь третьи сутки нет дома. Третьи сутки, Эльза. Дыши глубже.
   -Ты считаешь себя призраком из прошлого? Не могу не задать этот провокационный вопрос. Можно ведь просто было назвать друг друга «давние знакомые», «старые друзья» или что там еще говорят в случае не очень удачно расставшихся людей по прошествии огромного количества времени, когда по идее все давно отболело и прошло, и осталось в памяти лишь забавным недоразумением былых лет. Неужели, он считает меня неприятным воспоминанием в багаже своих историй? Этакий скелет в , вытаскивать который очень и очень не хочется. Затолкать бы обратно и похоронить под слоем пыли. Спасибо, Бэйтс. Я уже готова была надуть губы, состроить обиженное выражение лица и театрально произнести драматичное, женское, вечное «и это вся благодарность за то, что я потратила на тебя лучшие годы своей жизни». Получилась бы забавная ложь. Во-первых, потому что это была юность, старшие классы и нечто наивно-эфемерное. Во-вторых, мне просто не за что его корить. Ну разве только что за поспешные, отчасти даже скоропалительные поступки. То ли он всегда бежал впереди паровоза, то ли я отставала от его резвого подвижного состава. К слову, мои догадки оказались верны. Он здесь работает. Имеется даже кабинет – место великих дум и догадок, кипы бумаг на рабочем столе и кладбище стаканчиков с остывшим кофе. Браво, Джон. Ты, небось, капитан? Взглядом задерживаюсь на его форме и понимаю, что мало разбираюсь во всех этих нашивках и отличительных знаках.
   Джон принялся перечислять всевозможные варианты причин моего обращения в полицию. Честно говоря, я предпочла бы обменять каждый из них на мое сегодняшнее положение, ведь во всех случаях Стивен был бы осязаем. И, наверное, я сошла с ума, раз думаю о подобном. Совершил ли бы он убийство, торговал бы наркотиками в подворотнях и местных клубах, шантажировал своего начальника или слыл бы настоящим телефонным террористом…во всех этих случаях я бы видела его глаза, знала, что он жив, наняла адвоката и решала бы проблемы по мере их поступления. Сплошное сослагательное наклонение, ничего не имеющего общего с суровой действительностью. –Вот как ты, значит, думаешь о людях? –усмехаюсь, впервые за сегодняшний день позволив себе подобную шалость. Попав в кабинет Джона, я словно позволила себе немного расслабиться. Мол, спокойно, ребятки. Я в надежных руках. –А может бьет меня, и я решила написать на него заявление? Вот тебе еще одна вариация, Бэйтс. Но на деле все куда прозаичнее. Никаких остросюжетных историй, подходящих для съемок очередного блокбастера. –Он пропал. Всего одна фраза и глаза снова застилает пелена растерянности. Пару минут назад я отвлеклась на свою первую любовь, забылась, закрылась от бед и проблем, а теперь вернулась к нынешним весьма реальным потерям и словно натянула траурно-печальную вуаль.
   Когда я спрашивала, работает ли здесь Джон, сперва даже не заметив его форменное облачение, я имела в виду, что он работает именно в департаменте, а не какой-либо подведомственной службе. К тому же, я могла предполагать, что он выберет полицию, однако почему-то думала, что Бэйтс после службы отправится в другой город. Не знаю, с чего я это взяла. –Я тружусь в отряде белохалатных, -с легкой усмешкой отвечаю собеседнику. Хотя чаще в нашем отделении можно повстречать розовый цвет, в подобные костюмы облачены многие акушеры…и все же я предпочитаю классический белый. Я все-таки еще и хирург. –Работаю в госпитале имени Святого Патрика. С моих губ слетает достаточно подробная информация. Да-да, Бэйтс…теперь ты знаешь, где меня найти. Хотя, работая в полиции, ты уже давно мог это сделать…если бы захотел.

+1

7

Весьма провокационный вопрос задает мне Эльза. И я, по всем правилам жанра, должен был с легкостью найти ответ на этот вопрос. Но не смог, отчего задумался на пару минут, ища выход из ситуации. И как только в голове появилась идея, то постарался озвучить ее.
- Ты считаешь, что нет? – Задаю встречный вопрос Эльзе, откинувшись на спинку стула. – Я же уехал туда, откуда многие не возвращаются. Да и ты, увидев меня, посмотрела так, словно перед тобой стоит реальный призрак. – Слегка усмехнулся. Я помню ее взгляд, коим одарила Франке меня. Давайте порассуждаем. Думала ли Эльза, что мы с ней свидимся или же будем общаться? Она же ничего не знала о том, что со мной было и как я жил до нашей с ней сегодняшней встречи. Ей, скорее всего ничего и никто не рассказывал о том, как я живу. Собственно говоря, я и сам хорош, не искал встречи, даже весточку не прислал, что жив, здоров и хочу повидать ее. И в данную секунду я таки понял, что реально являюсь для нее призраком из прошлого. – Но ладно, к чему распыляться? Мы оба реальные, сидим и беседуем. – Постарался закрыть тему, не видя больше смысла разводить демагогию и что-то пытаться доказать. Меня больше интересовало настоящее, а не прошлое.
Возвращаясь к вопросу о Стивене, я любезно предложил Эльзе варианты того, что с ним могло случиться. В этот самый момент Франке словно вернулась на землю и перестала находиться в не забытье. Она встрепенулась, губы ее тронула усмешка, после чего, уже в более расслабленном тоне, с нотками игривости, она задает мне вопрос, касающийся моего мнения о людях. Сори, детка, такова моя работа. Если надо, я и ребенка пятилетнего буду подозревать в убийстве. Реальность слишком сурова, чтобы расслабляться, и видеть в людях сплошных ангелов. Поверьте, человеческих демонов за ангельскими ликами куда больше.
- Издержки профессии, дорогая. – Позволяю себе немного расслабиться и перестать играть в королевские игры, соблюдая формальности. Мы все же не чужие люди с ней. – Бьет? – Прикладываю палец к подбородку, опираясь локтем о подлокотник. Всматриваюсь в ее глаза, а затем встаю с кресла и подхожу к Эльзе. Ладонями сжимаю подлокотники ее стула, а затем резко разворачиваю к себе. Глаза в глаза, редко кто выдерживает. Хотя прекрасно знаю, что моя бывшая юношеская любовь не из робкого десятка. – Какая же ты врунишка. – Усмехаюсь, продолжая нависать над ней, смотря в голубые глаза. Руки продолжают упираться в подлокотники. – Такого попросту не могло бы случиться. – Категорично заявляю ей, словно знаю ее как облупленную. – Ты бы не позволила над собой так издеваться.
Последнюю фразу произнес практически в лицо Эльзы. Подмигнул, а затем отстранился от нее, вернувшись на свое место за столом. Франке же следом огласила настоящую причину обращения в полицию. Итак, по словам Эльзы, наш общий знакомый, по совместительству ее муж, бесследно пропал и уже три дня не появлялся дома. Столь быстрые выводы я сделал исходя из своей рабочей практики. Заявление принимают только в том случае, если человек отсутствует больше трех суток, на звонки не отвечает, в морге и больнице его нет. Не хочу расстраивать Франке, но, если говорить честно, положа руку на сердце, то в успех, что его найдут, верилось мало. В Сакраменто народ пачками пропадает, и находят из них лишь малую часть. Бывает и такое, что просто уезжают из города, не оповещая родственников, жен, родителей. Кто-то зависает у друзей, отключая телефоны, иногда попадались и такие экземпляры, которые просто-напросто решали отдохнуть от семьи и уезжали в какой-нибудь мотель. Конечно, попадались и мои клиенты, красиво лежавшие на полу или в канаве с пробитыми головами, ножевыми ранениями, признаками удушениями и прочими занимательными элементами.
- К превеликому сожалению, не занимаюсь поиском пропавших людей. – Поджав губы, сообщаю Эльзе. – Но, все равно пожелаю, чтобы его нашли. – Я не жестокий человек. У Стивена есть семья, мать, которая любит его до беспамятства. И если он не вернется, то попытается устроить что-то из ряда вон выходящее, надеясь, что сын приедет к ней. Эксцентричная дамочка, насколько я помню. Хотя, может быть, за столь долгие годы она и изменилась. – О, так, значит, ты все же входишь в стройные ряды медиков? – Риторический вопрос, ведь Эльза мне уже обо всем сказала. Бывал я в том госпитале, когда получал пули или другие ранения. Но вот Эльзу среди хирургов не видел. – И в какой области ты трудишься, если не секрет? – Решаю уточнить у нее, вдруг она работает в таком отделении, куда я не захаживал. На самом деле хочу больше узнать о ней, ее жизни. Мы ведь давно не виделись. Кидаю взгляд на часы. У меня еще время, ибо обеденный перерыв еще никто не отменял и, вроде как, не нарушал, звонков не поступало, вызовов тоже. Грех не воспользоваться этим подарком. – Хочешь кофе? Чай не пьем. – Развел руками в сторону. Нет, конечно, можно было бы поискать, но это же бегать по всему департаменту. К тому же все это может вызвать кучу вопросов. Не охота потом придумывать какие-то оправдания, вещать о том, что встретил девушку, которой когда-то предлагал выйти замуж и все дела. Я же знаю, как начнут реагировать коллеги. Шуточки-прибауточки, некоторые начнут выбирать костюмы на свадьбу, и нести прочую хрень.

Отредактировано John Bates (2016-01-21 21:01:56)

+1

8

Вот время было помню: таким казался мир огромным
И те, кто стал теперь посторонним, вспоминается с теплом мне.

   В его кабинете, в этом замкнутом пространстве с отрицательно заряженным воздухом и атмосферой призрачного недоверия, я ощущала себя словно на допросе. Каждый из нас хотел переиграть друг друга, продумать все на несколько ходов вперед. Не ошибиться. Не промахнуться. Не рассказать лишнее, будто боясь обидеть собеседника неосторожным словом, но одновременно с этим не исключалось желание поддеть, зацепить или спровоцировать на эмоции. Уверена, в каждом из нас они были. Глубоко внутри. Теплились. Таились. Но внешне мы старались не подавать виду, что нас действительно волнуют взаимные внутренние потрясения. А может нам действительно было плевать, а разговор – это лишь банальная вежливость. В самом деле, почему мы должны были вдруг испытать что-то особенное, если столько лет жили вдали и уверена, что очень редко вспоминали о существовании друг друга.
   –Просто это стало неожиданностью, -молвлю я, оправдываясь за свое выражение лица при внезапной сегодняшней встрече с Бэйтсом. Неужели именно с фейсом такой степени удивления встречают призраков? Окей, буду знать. Спасибо, Джон – человек, вернувшийся оттуда, откуда многие не возвращаются. Оттуда, куда люди не хотят отпускать своих близких. А ему было все равно. Он решил, что поедет – он поехал. Точнее знал, к чему приведет это обучение в академии и последующий обязывающий к войне контракт. И неважно, что тогда думала я и чего на самом деле хотела. А еще сделал перед отъездом это чертово официальное предложение, тем самым обязывая ждать его вечно…возможно даже стать вдовой. Эгоист чистой воды. Это не претензии и не обвинения, нет. Просто крик души.
   Он так искренне считал, что я не позволю кому-либо издеваться над собой, в том числе и не прощу мужу систематические избиения, что я и сама поверила в это. Хотя на самом деле у нас со Стивеном пару раз возникали стычки серьезного плана, но все они заканчивались покорным примирением и не носили характер побоев. Скорее ему просто приходилось от меня отмахиваться, успокаивать или приводить в чувство. Это было похоже на шуточные, показательные выступления супругов друг перед другом, когда каждый знает, что все закончится прекрасно, лишь бы только не перейти грань. Мы эту черту не переступали. Наверное. –Люди меняются, Джон, -задумчиво утверждаю прописные истины, а затем перевожу взгляд на соседнюю стенку. Туда, где красовалось окно, лицезреть прекрасный вид из которого мешали жалюзи. -Люди меняются, -совсем тихо добавляю в подтверждение своим мыслям и предыдущим словам. То ли разговор не клеится, то ли мне так кажется. В столь обостренном состоянии беспокойства и нескольких бессонных ночей не исключено, что мое восприятие мира сейчас несколько гипертрофировано. Я не могу смотреть ему в глаза, когда он так ловко разворачивает меня в кресле в свою сторону, а потому вновь и вновь отвожу взгляд, не пытаясь при этом отстранить полицейского от себя, хотя, признаться честно, Бэйтс нарушает допустимые границы моего личного пространства. –Полегче, капитан. Может у меня с вестибулярным аппаратом беда, а ты так резко крутишь меня на стуле. На самом деле с ним все в порядке – просто сарказм наше все. -Ты еще достань лампу и испытай мои глаза и нервную систему на прочность ярким светом. Все по классике, как в фильмах про бравых ребят – борцов за правду. Я же не по твою душеньку, сам сказал. Я так и думала - ты не занимаешься поиском людей и, если еще пару минут назад я была несказанно рада данному факту, то уже сейчас предпочла бы получать весточки о продвижении дела о Стивене от своего хорошего знакомого.   
   Речь пошла о работе. Когда разговор коснулся наших профессий стало значительно легче. –Акушерство, гинекология, перинатальная хирургия, -перечисляю я все сферы, в которых осуществляю свою профессиональную деятельность. Они смежные, практически неотделимые друг от друга. Ряды у нас в медицине и правда стройные. Правильнее будет сказать редеют с каждым годом. Условия работы все более зверские, пациенты все более требовательные. Большая часть из них неуважительно относится к медперсоналу. У людей вообще стали чаще и чаще возникать необоснованные вспышки гнева. Неоправданная жестокость. Мир деградирует, что уж там говорить, и мы вместе с ним. –Я этот…-усмехаюсь, прежде чем выдать очередную шутку, -проводник между внутриутробным и нашим миром. Скажите, это звучит гордо? И нелепо, Эльза. Нелепо. Ты мастер издеваться над собой. –Целыми днями хлещете кофе? Это же вредно! Во мне нарисовался борец за ЗОЖ. -Хотя, кому я рассказываю? Действительно. Сама употребляю этот напиток литрами на сменах. –Наливай. И пока Джон трудился над кофе, кипятил, сыпал, заваривал – я вдруг решила предаться откровениям. –У меня сын есть. Мол, представляешь…кто бы мог подумать. Я все успела. И выучиться на врача, и родить, и потерять мужа. Несколько суток назад.

Человек регенерируется весь за семь лет,
Клеток, из которых состояли мы - совсем нет (c)

+1

9

Я посчитал, что будет лишним продолжение разговора об изменении человеческой натуры. С одной стороны я мог поддержать Эльзу в ее утверждениях, но не хотел. Ведь был уверен в том, что Франке, имея твердый стержень внутри себя, никому не позволит его сломать, а уж тем более помыкать собой. Да я видел тех, кто менялся до неузнаваемости, однако в подобных ситуациях были свои нюансы. Посему оставил ее слова без внимания, просто промолчав, оставшись при своем мнении относительно ее. Однако моя выходка с кручением стула не оставила Эльзу равнодушной. Хоть на минуту, но мне удалось выбить ее из этой колеи забвения и страдания по пропавшему мужу. Пускай женщина и отводила глаза в сторону, боясь сохранять плотный зрительный контакт, я все равно почувствовал, как она перестала печалиться. Весьма дерзко, не без сарказма, с которым Эльза щеголяла перед всеми, Франке заметила, что я обращаюсь с ней, как с обвиняемой. Предложила еще лампой ей посветить в глаза, да испытать нервишки на прочность. Мои губы тронула легкая усмешка, ведь она не первая, кто делает подобного рода предложения. В самом деле, с кем бы ни общался, так обязательно спросят, светит ли полицейский ярким светом в глаза тому, кто обвиняется в преступлении.
- Что мелочишься? Лампы мы уже давно не используем. Сразу крупным прожектором светим, чтобы наверняка.
Отшутился, отведя взгляд от нее, чтобы в плотную заняться предложенным кофе. А между тем моя бывшая стала отвечать на вопросы, заданные мною буквально несколько секунд назад. В госпитале Святого Патрика я бывал, однако с Франке не пересекался, посему мне было интересно, кем она трудиться. Как оказалось, что ее стихией является гинекология и перинатальная хирургия. Не удивительно, что я ее там ни разу не видел. Отделения, которые посещал я, были совершенно на других этажах. Я поймал себя на мысли, что горжусь Эльзой, ведь она выбрала весьма сложную стезю. Если кто-то хочет стать врачом, то непременно стоматологом или пластическим хирургом. Все остальные должности не особо привлекали молодых людей, жаждущих как можно больше заработать денег.
-  Нервов хватает?
Да что там спрашивать. Помниться, видел в одной газете статью, где журналист составил рейтинг самых нервных профессий, где врачи занимали верхние строки, да и полицейские не отставали от них ни на шаг. Однако, если посмотреть на некоторых моих коллег, то складывается впечатление, что у них с нервами все полный порядок и никто и ничто не может их расшатать и ушатать. Я, конечно, обладал железной выдержкой, но порой и у меня нервишки пошаливали, когда ситуации накалялись просто до фантастического предела. Наконец-то кофе был готов, и я даже уже поставил чашку с горячим напитком перед Франке, как женщина решила предаться откровениям. У нее есть сын. Если бы она не была замужем, то, наверное, в мою голову закрались бы весьма предсказуемые мысли. Я поставил свою чашку с кофе на стол, отодвинув ее от края, чтобы она не упала.
- Сын? – Переспрашиваю? Не знаю, почему я так удивлен. Вроде бы все логично. Семья, дети, работа, как у нормального человека. – То есть, я очень рад за тебя. – Поспешил добавить, прежде чем сморозить еще какую-нибудь глупость. Однако наш разговор с Эльзой был прерван. Дверь моего кабинета открылась, и в помещение влетел офицер, явно чем-то взволнованный.
- Бейтс! – Весьма громко произнес мой коллега, не обращая внимания на мою посетительницу. Мой взгляд моментально переместился на Смита. Неплохой парень, шустрый такой, трудолюбивый, выстроит неплохую карьеру. – Короче, там по твоей части. – Огласил Смит, отдышавшись и заметив сидящую в кресле Эльзу. Мне пришлось быстренько забирать всю инициативу в свои руки, иначе словоохотливый Смит переключился бы на нее.
- Я сегодня не дежурный, так что новое дело отходит не ко мне. – Заявляю безапелляционно. Буквально некоторое время назад, перед тем, как я встретил в участке Эльзу, закрыл дельце. Нет, я, конечно, привык, что  браться за другое дело сразу же после закрытия старого это норма. Однако Смит качнул головой, давая понять, что здесь нечто другое.
- Помнишь Далтонов? – Мои брови моментально съехались к переносице, после чего утвердительно кивнул. Знаю эту семейку весьма хорошо. Помниться, когда я еще был патрульным, то приходилось несколько раз заглядывать к данной семье, чтобы утихомирить их папашу, который напивался до чертиков, а потом бил, таскал за волосы и угрожал расправой всем членам семьи. Я, конечно, будучи уже капитаном, заезжал к ним, когда случались подобные выходки. Поэтому члены их семьи или же соседи звоними мне, как только вставала угроза жизни. Последнее время, а если быть точным, то года так три, от них не было ни одной весточки.  – Короче, драка с поножовщиной и, как говорят соседи, они слышали выстрел. – Мне ненужно было повторять дважды. Я прекрасно понимал, что шутить никто так не будет из соседей, ведь Далтоны старались держаться от них обособленно. Мало с кем общались, по гостям не ходили, да и детям запрещали.
- Я понял. Сейчас поеду. – Смит кивнул, затем кинул красноречивый взгляд на Эльзу, улыбнулся мне и удалился восвояси. – Извини, солнышко, наше кофепитие придется отложить. – Весьма быстро достаю пистолет, а затем убираю в кобуру, захватываю с собой дополнительную обойму, мало ли что, всегда беру с собой про запас. Не забыл и про наручники, без них вообще никуда. – Предлагаю как-нибудь встретиться и поговорить. – А что, дельное предложение, потому что в рабочее время беседы будут осложнены работой, как, например, сейчас. Перед выходом все же делаю глоток кофе, а затем выхожу из кабинета, провожая Эльзу до выхода из департамента. Оказавшись на улице, мигом направляюсь к служебному автомобилю, запрыгиваю на водительское сидение, и уже даже стал заводить мотор, как дверь со стороны пассажирского сиденья открывается, а затем появляется голова Франке. Не понял.

+1

10

   Признаться честно, мне начинает нравиться наша беседа. Она незатейлива. Спонтанна. И в этом вся суть ее скромного великолепия. Мы, словно патроны, выпали на десяток с небольшим лет из обоймы жизни друг друга, чтобы затем снова появиться вот так внезапно и поразить оглушительными выстрелами новостей. Все бы хорошо, если бы не ощущение стальной отчужденности и нарочитой холодности. Прошла чертова туча лет. Этого невозможно не заметить. Нельзя такое пропустить по щелчку пальцев, как появившийся в фильме черный титр с белыми буквами «спустя пятнадцать лет». Время неумолимо движется вперед. И мы уже не те Джо и Элли. Теперь уже взрослые, серьезные ребята, благодаря своим профессиям многое повидавшие на своем пути за этот, казалось бы, короткий и одновременно такой огромный временной отрезок. Удивительно и странно, как быстро я тогда перестала думать «ну как там Джон?», прекратила звонить его друзьям и интересоваться о контрактной службе в Ираке. Мне было легко утонуть в работе. Исчезнуть в этой бездне и безвозвратно разминуться с прошлым, которое сейчас с нескрываемым сарказмом вещало что-то о прожекторах. -Опять умничаешь, Бэйтс? –усмехаюсь, с умилением припоминая его манеру быть во всем лучшим, быть везде первым. Пионер, е-мае. –Главное, что к электрическому стулу не привязываете. И на том спасибо. К слову, по статистике (ох уж эти цифры и их процентное соотношение) в Калифорнии чаще всего гуманно умерщвляют инъекцией. Хотя столько разных видов предусматривается…и газовая камера вам (прощу, заходите, не стесняйтесь), и (пожалуйста получите-распишитесь) расстрел и, кажется, еще что-то. Я не сильна в этих пытках. Как и видимо в общении с бывшими. –Нервов? –в удивлении вскидываю брови. И это меня спрашивает человек, который работает в правоохранительных органах. На нервы не жалуемся. Со временем и сердце, и нервы, и эмоции – все каменеет. –Хватает, как видишь. Я еще вроде бы не дергаю глазом, -нервного тика действительно нет, все очевидно – посмотри в мои спокойные очи, -и после интернатуры давно бросила пить успокоительные средства, -а во время практики, честно говоря, кушала их вместо обеда, запивая крепким кофе. Но ты ведь этого не знал, Джон. Мы ничего друг про друга не знали. Только домыслы и рассказы друзей или соседей. –Ты то сам на досрочную пенсию не собираешься? А что? А вдруг! Глубоко задолбался с расследованиями нихера не расследуемых дел и отчаянно желает отправиться на покой. Перевестись в диванные войска медленного реагирования, чтобы затем попивать пиво и смотреть сериалы, изредка выезжая с друзьями на рыбалку, отправляясь в поход или даже хвастась новым увлечением – игрой в гольф. Чем черт не шутит. Хотя слова «Бэйтс» и «бездельник» в одном предложении – это что-то из области фантастики. 
   Реакция на тихо оглашенный факт о том, что у меня есть сын показалась мне…ожидаемой? Выходит, я отчаянно хотела увидеть на его лице удивление, несмотря на то, что миллионы женщин в мире рожают детей и это не является чем-то из ряда вон выходящим, мне ли, практически ежедневно доставая на свет новых людей, этого не знать? Однако я подсознательно ждала того, что мой бывший будет огорчен. Подумает о том, что это мог бы быть его ребенок. Что упустил свой шанс, все испортил, оказался за бортом. Что-то из разряда «здесь могла быть ваша реклама». Он переспрашивает. Я произношу скромное и очевидное: -Ну да, -в подтверждение о том, что меня действительно дома ждет ребенок, чтобы затем через несколько минут услышать, как он пытается реабилитироваться и рассказывает о том, что очень рад за меня. Хочу сообщить ему что-то еще, но успев произнести лишь только «Джон» оказываюсь прерванной на полуслове. Нам мешают обстоятельства из вне, как только открывается дверь и кабинет наполняется речью и спешным докладом какого-то служащего - коллеги Бэйтса. Кажется, офицера. Тот заинтересованно глядит на меня, несмотря на то, что прервал даму и наш разговор в целом. Так и хочется в театральной манере махнуть рукой, произнести томным голосом «нахал» и выйти прочь. Шучу. На самом деле я заинтересованно вслушиваюсь в диалог между мужчинами, поскольку речь касается какого-то интересного случая. Причем Джон так лихо выкрутил все в сторону согласия, минутой ранее не желая отправляться на вызов, что поспешил прервать нашу незапланированную встречу и беседу. Сказал, что наше кофепитие придется отложить и забрал из стола самое необходимое – оружие и наручники. Взглядом я следила за каждым его движением, а мысленно вопила «Вы это слышали?» Он всегда меня откладывал на потом! Черт возьми, сейчас и кофе умудрился посулить, но так и не налить мне его в кружку! Эй!? Непроизвольно хмурю брови, явно выражая недовольство сложившейся ситуацией. И, быть может, тем, что он назвал меня солнышко. –Зайчик, это так некультурно с твоей стороны, -в аналогичной слащавой манере пропела я Бэйтсу. У них в этом полицейском участке нахал на нахале и нахалом погоняет. Да. Я все сказала.
   Развела руками в стороны, мол ничего с этим не поделаешь, езжай, куда собрался и, прихватив свою сумочку, удалилась из кабинета. Может быть еще как-нибудь встретимся и поговорим. Обязательно. И незачем откладывать дело в долгий ящик. Именно поэтому, внезапно замыслив один коварный план, после выхода из департамента я отправилась не домой, а вслед за своим бывшим, чтобы затем оказаться на парковке и быстренько погрузиться к нему на пассажирское сидение служебного автомобиля. Пока тот еще не успел уехать. –Я тут подумала…вам же понадобится врач. И это не вопрос, мистер Бэйтс. Это, мать его, утверждение. Я ведь что-то слышала про поножовщину. Мне всегда хотелось поучаствовать в какой-то спецоперации. Не знаю, откуда у меня нарисовалась такая внезапная тяга к приключениям, но я поправляю волосы и пристегиваюсь ремнем безопасности, на случай, если ты вдруг скажешь, что нельзя нарушать правила даже сидя в полицейской машине. –Кто такие Далтоны? О да, я уже хочу вникнуть в суть дела. Огласите самую соль, пожалуйста. Кратко и, по существу. Как в патрульной рации и дурацких сериалах, ага.   

+1

11

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Все равно бы мы встретились