Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Глава 1. Амбиции могут быть опасны


Глава 1. Амбиции могут быть опасны

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

All I want is nothing more, to hear you knocking at my door
Cause if I could see your face once more, I could die a happy man I'm sure
When you said your last goodbye, I die a little bit inside
I lay in tears in bed all night, Alone without you by my side
But if you loved me, Why'd you leave me, Take my body, Take my body
All I want is, And all I need is to find somebod, I'll find somebody, like you
http://funkyimg.com/i/25zpv.gif
Участники: Ramsey Boyd, Niall Abernathy
Место: Сомнительные места в Сакраменто, съемная квартира Абернати
Погодные условия: Вечерняя прохлада, ночью намечаются осадки
О флештайме: После ссоры с семейством, единственным кто вызвался помочь Рамси оказался его давний приятель, с которым они даже и не особо то общались до этого времени. Собрав свои скромные пожитки, Бойд отправляется на место встречи. Как ни крути, а крыша над головой нужна. Хотя бы на первое время. Вот только встретиться они условились совсем в другом месте.

Отредактировано Ramsey Boyd (2015-12-25 12:40:38)

+1

2

- "Налить тебе чего-нибудь, Рамси?" - я расслышал звонкий голос Бекки сквозь сон, очнувшись, заметил как надо мной возвысилась её фигура. Девушка в фирменном фартуке расположилась возле столика, который я занял в небольшом придорожном кафе, в ее руках был заварник с горячим эспрессо и всем своим видом Бекс пыталась дать мне понять что на сердце у нее неспокойно.
- "Прости, я без гроша", - в моем голосе слышится хрипота. Застудил горло прошлой ночью, пришлось ночевать на железнодорожном вокзале, и как назло даже здесь, в Южной Калифорнии, наступили заморозки. Лениво протерев припухшие после непродолжительного, но крепкого сна глаза, демонстративно развожу руки в стороны, виноватым взглядом уставившись на официантку, - "Можно я просто посижу здесь ещё минут..."
- "Можно" - лишь отрезала та, тут же добавив, - "Сейчас я вернусь и ты расскажешь мне всё, что случилось. Эй, Клэр, а ну-ка, смени меня!" - она вернулась минуту спустя с каким-то диетическим салатом, от которого, по-видимому, кто-то отказался, и со стаканом холодного Pepsi, явно противопоказанного моему охрипшему горлу. Делиться проблемами с давней подругой совсем не хотелось, наши пути разошлись несколько лет тому назад, но я был готов пойти на это за еду и возможность побыть в теплом помещении ещё хоть немного.

суть

Конфликт с семьей, в частности с братом и одновременный конфликт с тренерским составом, который не давал мне боев, ссылаясь не неопытность. Как следствие - уход из клуба в попытке разорвать связи.


Я помню Ниалла, мы познакомились с ним прошлым летом на каком-то музыкальном фестивале неподалеку от мексиканской границы. С тех пор не общались, не виделись, у меня даже не было номера его телефона. Написать ему в социальной сети было своего рода отчаянием, но как оно обычно и бывает, хорошие новости приходят тогда, когда их не ждут. Так вышло, что этот почти незнакомый парень оказался единственным, кто был готов протянуть руку помощи. Мы даже не созвонились, лишь условились встретиться на месте его работы. Чем меньше времени оставалось до встречи, тем больше подробностей я о нем вспоминал. Около полугода назад, когда мы в последний раз виделись, он казался мне жизнерадостным человеком, но, возможно, с какими-то одному только ему понятными принципами. Тогда мне не хватило времени узнать его лучше, так как фест подошел к концу и мы лишь договорились добавиться друг к другу в друзья, посколько он как раз собирался переезжать в Сакраменто. Вот так совпадение - тогда подумал я не без энтузиазма, но на сим наше общение прекратилось. Вернувшись домой, я вновь погряз в работе, в семейных проблемах и рингом.
Ладно, проехали, тем временем вечерело. Погодные условия оставляли желать лучшего, по новостям, которые я увидел по телеку в той кофейне, то и дело крутили известия о крупных убытках у сельскохозяйственников. Да и одет я был неподобающе - джинсы, футболка и толстовка едва ли могли спасти от первых за последние тридцать лет заморозок в Калифорнии. Уходящее за горизонт солнце уже окрасило небо в лазурный цвет, а я в этот момент только вылез из поезда метро, в котором успел хорошенько вздремнуть. До клуба, в котором работал Ниалл, оставалось пройти не больше десяти минут, поэтому я отправил ему сообщение, но не получил ответа. Ну ладно, решил дожидаться ответа у входа, не смея войти. Ждал пять минут, десять, двадцать. Выкурил последнюю сигарету, осмотрел окрестности, которые знал, так как раньше проводил в этих местах достаточно времени. Однако промозглый ветер вскоре все-таки вынудил меня сначала переслать несколько раз сообщение, затем и вовсе загнал внутрь клуба.
- "Привет, мне нужен Ниалл, бармен, знаешь такого?"
- "Да, он, кажется, пошел сдавать смену. Подожди у стойки" - кивнув в знак благодарности, послушно отправляюсь за стойку, попутно вглядываясь в каждое лицо в надежде поскорей найти своего приятеля. Денег у меня при себе не было, поэтому когда другой бармен обратился ко мне, я просто объяснил ему что жду его сменщика, а тот? Тот просто налил мне кружку бесплатного пива. Возможно, чересчур крепкое и с каким-то ягодным привкусом, но мне не на что жаловаться.

+2

3

Не могу сказать, что после переезда жизнь стала бить ключом, но я, по крайней мере, избавился от навязчивого контроля со стороны родителей и правил, которые он мне спешили навязывать. Последней каплей стали разговоры о моей никчемности и неприспособленности к жизни - и я, чтобы доказать обратное, тут же собрал вещи и свалил в место, совершенно противоположное тому, где я рос. Тут газоны были загажены бродячими псами, а с некогда аккуратных ставень давно облупилась вся краска. Но жаловаться было не на что - у меня была долгожданная свобода в действиях, желаниях и неограниченный поток возможностей, который, правда, прерывался, когда мне нужно было идти на работу и фокусничать у стойки по восемь часов кряду.
Смены были необходимой рутиной, но особенно не напрягали - общение с новыми людьми, за плечами каждого из которых была своя история, давали мне шанс почувствовать себя всесильным. Только я мог спасти их от наступавшей черной полосы и депрессии - несколько теплых слов, пара улыбок, дешевый, но вполне сносный для отчаявшихся алкоголь делали их вечер на порядок лучше, а я получал свои доллары на чай и благодарность, а, возможно, и новые знакомства с продолжением.
Будучи и в жизни довольно приветливым, на Фейсбуке я вообще добавлял всех без разбора - а после получал приглашения на какие-то вечеринки, с трудом вспоминая, где и как я познакомился с хозяевами очередной тусовки. Друзей на-всю-жизнь за свои двадцать три года я так и не приобрел, зато приятелей было большое количество, и общение со многими из них заключалось в паре-тройке встреч и сообщений с поздравлениями на Рождество. Рамси был даже не из числа последних - мы были знакомы еще до моего переезда, но больше так и не встретились после случайного знакомства на фесте. Когда он написал мне, я минут двадцать пытался понять, о чем вообще идет речь и что ему надо. А после чего предложил ему встретиться и все обсудить - я не видел препятствий к тому, чтобы помочь человеку, оказавшемуся в затруднительной ситуации. Вера людям и в людей - дурная, в сущности, привычка, но неискоренимая. Инстинкт самосохранения мирно дремал, в конце концов, у меня и красть-то нечего, да и сам я мало что из себя представляю. Я написал ему адрес своего бара, углубился в работу и на какое-то время совсем забыл о своих обещаниях.
Шло все как и в любой другой вечер - какая-то блондинка с яркой вызывающей помадой успела повисеть у меня на шее, поплакать о несбывшихся мечтах и оставить масляный отпечаток губ где-то в районе шеи, после чего я вызвал ей такси и отправил по тому адресу, который она назвала. Многие из наших не слишком по-человечески относятся к людям, которые приходят в бар перекладывать проблемы с больной головы на здоровую, но мне совсем не в напряг сделать хоть что-то, если это в моих силах. Тем более, что девочек мне обычно больше жалко - их жалобы на тупых боссов, распускающих руки и на распиздяев-бойфрендов звучат так натурально, что у меня просто рука не поднимается обращаться с ними холодно и высокомерно.
К концу смены от громкой музыки и полумрака начинает трещать голова, последние полчаса проходят на автомате. Для меня время тут растягивается до бесконечности, я не замечаю, как вечер сменяется ночью, а затем уже практически утром. Менеджер проводит измерение остатков, а меня отправляет переодеваться и собирать вещи - это скорее для проформы, чем на самом деле нужно, мы с ребятами работаем довольно честно и слаженно, и хрен кто подкопается, даже если очень захочет.
- К тебе там парень, симпатичный, - мимо пробегает одна из наших официанток и хитро мне улыбается. Тут новости разносятся быстрее, чем в какой-нибудь сонной деревеньке - стоит одному шепнуть, и знают уже все, до последнего клиента. Парень? Пару секунд я тупо соображал, чем удостоился такого приятного подарка, но потом до меня дошло. Блин. Как и предполагалось, телефон, оставленный в кармане куртки, вопил и негодовал смс-ками и неотвеченными.
- Хееей, давно тут? - бодро выдал я, когда с вещами приземлился на стул рядом с Рамси. Вид у него был усталый и слегка потрепанный, я же, до того отчаянно зевавший и мечтающий поскорее рухнуть в постель, как-то приободрился (внутри ощущая вину за свою дырявую память). - Джек, плесни и мне немного.
В ту же секунду мне захотелось стереть с лица Джека эту вопросительную ухмылку - как и всем сплетникам, этим ребятам ужасно хотелось знать подробности всей моей жизни, я же вообще-то не спешил им открываться. На их мнение мне было почти плевать, просто не хотелось дурацких перешептываний за спиной. Которых, видимо, уже не избежать.

+2

4

А Ниалл ничуть не изменился с момента нашей с ним последней встречи, - "Здарова, приятель," - когда же и тот получил свою пинту пива, мы синхронно взмываем стеклянные кружки в воздух и чокаемся с оглушительным треском, - "Около пяти минут, не больше." Хм, странно, сам не заметил как за это время пива у меня осталось лишь на самом дне. Генетика, кстати, у меня ни к черту, но после двух дней скитаний и нервотряски, алкоголь все равно был очень даже кстати. Поможет мне расслабиться перед тем, как я начну размышлять о новых планах на жизнь. Да, определенно, давно пора было что-то менять. Наверное, мотивации не хватало. Ну что ж, возникшие проблемы послужили отличным импульсом для того, чтобы наконец хоть что-нибудь предпринять.
- "Спасибо!" - на выдохе протягиваю я, отталкивая опустошенную кружку по направлению к бармену, - "За мной будет должок"
- "Да не парься, запишу на его счет" - в шутку отвечает Джек, указывая пальцем на Абернати.


Когда мы вышли из клуба, на улице уже смеркалось. Было до того влажно и прохладно, что дыхание изо рта сопровождалось еле заметным паром. И раньше мне приходилось бывать в этой части города - иногда здесь чересчур шумно, по количеству преступлений, судя по новостным сводкам, это место может запросто конкурировать даже с тем районом, где проживают Бойды. Другое дело что из знакомых кроме Абернати отсюда у меня никого нет, но, знаете, я все равно мог быть спокоен, так как едва ли кто-нибудь осмелиться пристать на улице к двум здоровым парням. К тому же и одного литра пива хватило мне для того, чтобы чувствовать себя гораздо лучше. Я будто сбросил груз со своей совести, больше не задумывался о том, что парни из бокса считают меня предателем, а для тренера, который вечно твердил что во мне скрыт какой-то нереальный потенциал, так вообще - я оказался одним сплошным разочарованием. Да, пожалуй, волновать меня это перестало. К тому же и язык развязался, - за те сто метров, которые мы успели пройти от бара вдоль по дороге, я успел рассказать Ниаллу обо всем, что со мной приключилось.
"- Прости, приятель, я слишком много пи*жу о себе" - я наконец подытожил свой монолог на конце этой улицы, где ее пересекает другая дорога, а сама она упирается в какой-то парк. Неподалеку я заприметил скамью, она была развернута в сторону леса, хотя сложно было разглядеть что-либо в этом мраке. Несколько установленных в округе фонарей определенно не справлялись со своей задачей. Плюхнувшись на замерзшие деревянные дощечки, я застегнул молнию на толстовке до подбородка и достал из кармана пачку сигарет, отдав одну Ниаллу, вторую пихая себя между губ.
"- Ты же не бросил?" - даю огонька сначала ему, затем поджигая и собственную сигарету, совершая глубокий затяг и тут же выпуская струю густого табачного дыма - "Ну а ты? Какие новости у тебя? Надолго ты в этой дыре - Сакраменто?"
Немногим временем спустя, сначала я услышал голоса, а затем и заметил какое-то движение примерно в тридцати метрах от нас. Какие-то парни, пятеро или шестеро, говорили нахально, громко, с сильным южным акцентом, да и темы для разговоров имелись соответствующие. Мы сидели под фонарным столбом, поэтому смыться незамеченными никак бы не получилось. Да и почему-то не хотелось показывать Абернати что я предпочел бы исключить все риски связываться с этой компанией. Да, просто сидел, играя огнем от зажигалки, делая вид что совсем их не замечаю, пытаясь сконцентрироваться на том, что говорил Ниалл.
"- Fuck, знал что пройти мимо не смогут" - проговорил я под нос, чтобы только мой друг услышал, когда группа остановилась в десяти шагах от скамьи, которую мы заняли, а один из них уже приближался к нам для какого-то разговора, "- Дурь, Ямайка, качество, двадцать баксов. Интересно?"
"- Нет, денег нет" - отвечаю тому, скорчив наигранно дружелюбную улыбку, однако барыга не растерялся, хотя обычно именно фраза об отсутствии наличности помогает отпугнуть таких вот ночных героев, - "Часы" - тот указывает пальцем на те, что были надеты на Ниалле, - "Меняю на часы".
"- Приятель, мы на торчков похожи? - иии... я не знаю чем задела того эта, казалось бы, невинная фраза, но незнакомец лишь рассмеялся, а затем что-то скомандовал на испанском. Дальше понять что-либо было сложно, потому что события развивались уж слишком быстро. Я приготовился к потасовке, хотя подозревал что эти парни наверняка могут быть вооружены. Тем более находясь в явном численном меньшинстве, самым разумным выходом из ситуации был бы побег, но, когда я об этом только подумал, кое-кто уже держал меня сзади за плечи. Их язык сложно было разобрать, это какой-то смешанный английский, испанский, возможно, что-то еще. С нами они даже не старались вести диалог, только друг с другом говорили о чем-то. Я подмигнул Ниаллу, затем развернулся к тому, что держал меня, зажег зажигалку что все еще томилась в моей руке, и поднес огонь к волосам того парня. Они тут же стали слегка тлеть, но пламя сильно разгорелось, стоило мне в следующие момент с силой хлопнуть этой же зажигалкой тому по голове. Пластик треснул, из него потекло жидкое топливо, тот в панике с криками повалился на землю, а его приятели, растерявшись, в полном составе кинулись к тому на помощь.
"- Бежим, бежим, бежим" - лишь крикнул я другу, и тут же кинулся по дороге, скрываясь за ближайшим поворотом. Судя по крикам за спинами, эти парни так легко от нас не отстанут.

+1

5

Встреча получилась очень даже приятной. Иногда полезно взглянуть на свой бар со стороны, почувствовать себя в роли человека, который приходит расслабиться после работы в такое уютное, на мой вкус, местечко. Да и компания располагала - этот чувак располагал к себе, несмотря на то, что наше знакомство было очень поверхностным. Не то чтобы я разбирался в людях, но что-то в нем было такое, внушающее доверие. Мы неплохо провели время - я выслушивал его приключения, проблемы с семейкой, что было и мне прекрасно знакомо. Меня заинтересовали его рассказы о боксе - я не увлекался этим всерьез, но считал, что для поддержания нормальной физической формы этот вид спорт подходит как нельзя лучше. У меня не было никаких веселых и драматичных историй - как-то сложилось, что все шло довольно рутинно, спокойно, даже где-то плавно. Торопиться было некуда, мы пили в свое удовольствие не очень дорогой, но приличный алкоголь и трепались о всяких мелочах.
На улице сгустились сумерки, идти было не очень далеко, но все-таки прилично, чтобы успеть во что-то вляпаться. Когда я переезжал в этот райончик, меня привлекли недорогая аренда и удобное положение бара, но минусов было достаточно - уровень криминала тут просто зашкаливал, кошельки с наличкой и дорогие часы приходилось прятать чуть ли не в сейфе, чтобы ловкие домушники до них не добрались. Только вот я не верил никак, что на меня кто-то осмелится наехать, да и преодолеть любовь к дорогим побрякушкам на руках мне было не по силам.
- Думаю, что задержусь тут. Неплохое местечко, главное, далеко от нотаций родни, да и вообще... - я делаю две затяжки и откидываюсь на лавочку, когда вижу тени с другой стороны фонарного столба.
Я верил в удачу и собственную неуязвимость. И как-то так вышло, что в этот вечер - именно тогда, когда мы с Бойдом должны были нормально дойти до моей халупы и завалиться дрыхнуть, чуть пьяненькие - именно в этот вечер каким-то уебкам взбрело в голову попытаться толкнуть нам дурь. Я такой херней не баловался, все больше предпочитая либо старое-доброе бухло, либо проверенный и чистый товар у знакомого. И уж точно в этот вечер мне не улыбалось договариваться с какими-то мутными придурками с местных окраин.
Все произошло так быстро, что я едва успевал улавливать цепь. Потом бы вообще не смог восстановить, что там произошло и в каком порядке. Ясно было, что дружки за них крепко взялись и просто так не хотели уходить - очень уж им приглянулся вид моих часиков. Ну, мне и самому они очень нравились. А вот морды утырков - не особо.
На их стороне было число, но промилле в крови придавали мне сил, тем более что я был не один. Конечно, против лома нет приема, и нож или пистолет в их руках мигом бы сделал нас ласковыми и послушными, но, как мне показалось, на полновесных гангстеров эти парни не тянули. Пока я раскачивался, предоставив Рамси говорить за нас двоих, эти недомексикашки уже успели решить, что начистят нам рыла. Мы же, однако, имели другие планы. Пока я думал, какую занять позицию и как обернуть все в нашу пользу - или хотя бы попробовать, приятель уже сориентировался на местности. Мне оставалось только поржать над придурком с горящей башкой, пока мы со всех ног неслись навстречу темноте, стараясь держать на затененной стороне улицы. Я запутался в том, куда мы бежим, но на пустынной голой улице были отчетливо слышны их крики и вопли, нецензурная брань и угрозы в наш адрес. Мда, и задал же нам Бойд задачку. Ну по крайней мере трусом его не назовешь. В первый же день умудрились куда-то вляпаться - только с нами такое могло случиться.
- Что, повеселились сегодня, а? - я знал, что все еще не закончилось. И, пожалуйста, тупик. Вот ведь. Пару секунд я смотрел на бетонную стену, потом взглянул на Рамси, потом обратил внимание на сетку, которая обтягивала соседнюю с глухим бетоном стену. Она была прочной, и дыру ля лаза в ней уже не проделать. Так что вариант был вот такой - попытаться перелезть сверху, хотя после бега у меня чуть кружилась голова, я запыхался, и уже не надеялся ни на какие ухищрения.
Но выбора у нас не было.
- Давай, залезай, - я легко толкнул приятеля в сторону сетки, приготовился подсадить его, чтобы он ухватился за край. Метра три, чертова изгородь. И почему это с нами происходит, напомните? Ах, да, мне приспичило обзавестись хатой в самой жопе этого города. Ну, привет. - А теперь подай мне руку...
В лицо мне ударил луч фонарика, едва не ослепив. Я прищурился и увидел компанию - в чуть меньшем составе, но рожи у них были адски звериные. Ууу, сволочи.
Пиздец просто. Сейчас Бойд свалит - и будет прав. Простите, ма-па, я был плохим сыном, а теперь мне сломают шею уебки из гетто.

+1

6

Опасность оставалась далеко позади, я был в этом уверен. Да, мне казалось что мы довольно умело скрылись от разъяренных преследователей. Их голоса, поначалу раздававшиеся прямиком за нашими спинами, со временем, превратились в глухой гул, который эхом разносился по ночным улицам, заставляя понервничать беспокойных жителей близлежащих окрестностей. Шустро минуя один переулок за другим, я ощущал сильный прилив адреналина, но не страх, а, скорее, чувство, похожее на то, когда ты стоишь перед рингом в ожидании боя. Наверное, за это я бокс и любил. Наверное, этого я и боялся лишиться, когда тренер из сезона в сезон давал мне все меньше возможностей испытать это чувство.
Ниалл не отставал, местами убегал вперед, но каждый раз немного замедлял свой темп, замечая что я слегка за ним не поспеваю. Кардионагрузки всегда давались мне с большим трудом, чем все остальное. Я неплохо бегаю на небольшие расстояния, но, скажем так, Марафон это не то, чем бы я мог заниматься. Предел выносливости всегда оставался моей ахиллесовой пятой, я пытаюсь с этим бороться, но с переменным успехом. Вот и сейчас, наконец, оказавшись в очередном переулке, мы организовали небольшую передышку. Я бежать больше точно не мог, горло предательски першило, дыхание сбилось, я отчетливо ощущал ритм собственного сердца через скорость биения пульса в ногах, в области груди, на затылке.
- "Не то слово", - на выдохе произношу я через усмешку, пытаясь отдышаться, усаживаюсь на сырой асфальт, упершись в кирпичную стену. Расстегнув молнию на толстовке, я чуть приспустил ее себя, пока рукава не застряли на локтевых сгибах. Несмотря на морозный воздух, футболка насквозь промокла проступившим потом. В узковатых джинсах из плотного материала также было невозможно жарко, после испытанной нагрузки, наверное, впервые за эту неделю, ноги вообще казались какими-то ватными и неестественно легкими, - "Ты занимаешься спортом? Бегаешь как дьявол," - обратился я к Абернати, тыльной стороной ладоней вытирая влагу со рта, носа, лба, на что тот усмехнулся и лишь мотнул головой, - "Давай, залезай".
- "Чего? Куда? Туда?!" - расставив акценты в порядке возрастания начиная от первого слова и заканчивая последним, я лениво встал с насиженного места, бросив оценивающий взгляд на десятифутовую перегородку. Ниалл был настроен более решительно, жестом указал что нужно делать, подсадил меня и слегка подтолкнув, сделал так, чтобы я смог ухватиться за верхний край тупиковой стены. Пришлось приложить немало усилий чтобы сохранить сцепление со скользкой бетонной поверхностью, еще больше - чтобы подтянуться и целиком взобраться на стену. Только стоило мне с улыбающейся рожей развернуться к приятелю, самодовольно потирая ладони, готовый к продолжению геройств на сегодня, как я заметил несколько темных силуэтов на выходе из переулка. Еще одно мгновение спустя в руках одного из них зажегся фонарь, в мыслях тут же невольно возникло сравнение нас с Ниаллом как с какими-то рецидивистами, пойманными под освещением дозорного прожектора при попытке побега из мест заключения.
А дальше все повторилось по новому кругу, вот только бежать нам теперь было некуда. Пришлось принять бой. Тех парней было четверо и на этот раз они мешкать не стали. Я крикнул Ниаллу: "Давай, давай, быстрее, ну же", - вытягивая тому с высоты свою руку, но даже с хорошей физической подготовкой, на этот трюк нужно слишком много времени. Больше, чем требовалось тем парням чтобы преодолеть несколько метров по переулку. Вскоре из-за угла подоспел и пятый, тот, что с подпаленной головой, и еще один, самый здоровый, которого не было во время первой потасовки. Внизу завязалась драка, точнее, какая может быть драка, когда один парень должен противостоять шестерым. Я опасался что у них могут быть ножи, кастеты, и не дай черт - пушки, но и друга бросить не мог. Пришлось прыгать вниз, пытаться высвободить Ниалла и стремиться прорваться к выходу. Не вышло. Вмазал одному со всей дури, тот отлетел и вдобавок врезался головой о стену, второго успел только оттолкнуть, как еще двое схватили меня за обе руки, а третий, тот что самый здоровый, со всей дури вхуярил мне по носу, а затем с размаху пнул в живот.
В завязавшейся драке я не видел что в это время происходит на фронте у Ниалла. От испытанной боли - сам себя потерял, будто озверел, высвободил ведущую руку, растолкал на мгновение оставшихся, снова успел нанести пару ударов, но меня быстро повалили за землю и стали запинывать ногами. Тут уж единственным что мне оставалось, так это пытаться блокировать их удары, чтобы защитить жизненно важные органы и лицо, которому и так уже прилично досталось. И я не знаю чем бы закончилась эта ночь, если бы не единоразовый сигнал полицейской сирены, а затем и это мигание на выходе из переулка, точно как красно-синий свет в конце тоннеля. Копы там быстро все растолкали, трое сбежали, троих повязали, наручники оказались и на моих руках. Я успел заметить как Ниалла также усаживали в другую машину, подоспевшую в качестве подкрепления. А я всю дорогу до ближайшего полицейского участка на заднем сидении просидел с одним из этих ублюдков, который не мог угомониться и рассылал угрозы, сначала в мой адрес, затем и в адрес легавых. "Все, что ты говоришь, может быть использовано против тебя в суде" - неоднакратно предупредили того, - "Ты - труп! Ты уже труп!" - не прекращал тот. А я? Мне оставалось лишь закатить глаза и покачать головой, не то из-за этих глупых угроз, не то от всей ситуации в целом, когда неприятности не прекращают сыпаться градом друг за другом.


"- Вы думаете это шутки? Это не шутки. Вам действительно могут дать срок за этот эпизод" - в обезьяннике пришлось просидеть около двух часов, пока наконец меня не вызвали к дежурному по участку этой ночью. Им оказался плотный мужик лет пятидесяти с густыми усами, с коробкой пончиков на столе, в общем, стереотипного полицейского все представляют именно так. Ниалл уже был здесь, черт знает где ему пришлось провести это время. В первый раз увидев его после разлуки, которая мне показалось довольно долгой и томительной, я испытал чувство стыда перед ним. Не знаю, если вдуматься, я отчасти виноват во всем, что произошло. Может без меня бы он не нарвался на тех парней или во всяком случае не довел бы ситуацию до такого предела, - Ты как, приятель, нормально? - сказал я еще когда только вошел. Вид у него был слегка загруженный, как и у меня, и это если не говорить о синяках и ссадинах на его лице и шее. Понятия не имею, в силе ли еще наша договоренность о том, что я поживу у него некоторое время. Да и выпустят ли нас вообще отсюда? Кто будет платить залог? Вуди? На фоне последних событий без ржача этого представить просто невозможно.
"- Да ладно вам томить! За драку в тюрьму не посадят, лучше их пугайте, в их крови точно содержится двадцать килограмм дури. Мы так, под руку им попались. Они ж больные. Мы даже не дрались, это мордобой был. Нас били."
"- Ну да, за драку, быть может, и не посадят", - дежурный по участку протер свои усы и отряхнул пару крошек с уголков рта, - "А вот за поджег живого человека очень даже может быть". На мгновение в комнате воцарилась гробовая тишина, а затем, переглянувшись с Ниаллом, после неудачной попытки сдержать смешок в себе, я наконец заржал, вспоминая каким фаерболом бегал тот чувак по полю.
"- Ненормальные. Вы ненормальные" - твердил офицер, хватая телефон внутренней связи, - "Эй, Джерри, уведи этих придурков отсюда".

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Глава 1. Амбиции могут быть опасны