Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Co z jabłoni spadnie, niedaleko upadnie.


Co z jabłoni spadnie, niedaleko upadnie.

Сообщений 1 страница 20 из 46

1

http://45.media.tumblr.com/f3b7b8c79b2785c94d888d59101d74ec/tumblr_mqx08quiv41qcxtm5o7_250.gif

http://38.media.tumblr.com/387a308ed3eb103767122ae71c6b32fe/tumblr_inline_n7ycvoaQxI1scvybh.gif

Участники:
Ян и Ядвига Лещинские
Место:
Краков, Лешно, Варшава, Речь Посполитая.
Время:
начнем в 1592 году
О флештайме:
Прошло около шести лет после свадьбы Яна Лещинского на вдове князя Любомирского. С тех пор много чего изменилось - Ян стал уважаемым депутатом сейма, а Ядвига родила третьего их ребенка, которому суждено будет наследовать отцу. В прочем, что еще может принести этот год нашим героям, что приехали погостить к князю и княгине Лещинским?
Тем временем в Польше избран новый король, стараниями его тетки, старой королевы Анны Ягеллонки, при которой он и так правил начиная с 1586 года. Стало быть, Яну и Ядвиге стоит ожидать большой пользы от Сигизмунда?

+1

2

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Пожалуй... живя в Лешно, Ян и подумать не мог, что когда-нибудь займется политикой всерьез? В общем и целом, вся большая политика дома заключалась в том, чтобы обеспечить защиту простым людям, нередко рискуя собственной жизнью. Большая игра в столице была совершенно иной и заключалась в умении красиво говорить, вовремя получать важную информацию и отсутствии жалости к политическим оппонентам. Со временем, Лещинскому даже начало нравится участвовать в заседаниях сейма, который без сомнения был не только лестницей наверх, но и отличнейшим средством наживы. Прошло уже шесть лет с тех пор как Янек окончательно переехал в столицу и теперь о нем никто бы не подумал отзываться как о каком-то мальчишке, как было когда он учился в Варшаве. Теперь это был уважаемый, семейный и весьма состоятельный человек, о котором в ближних к королевскому двору кругах говорили как о ловком дельце, которого направляет супруга - очень красивая, умная и чертовски хитрая женщина. Ян неожиданно для самого себя открыл, каким удовольствием были совместные выходы в свет вместе с Язей - он помнил собственное обещание о том, что никогда не станет превращать ее в домохозяйку. Наблюдая за тем как на королевских приемах, Ядвига блистает, затмевая абсолютно всех дам, Лещинский лишь посмеивался когда замечал потуги некоторых непутевых кавалеров в ее сторону. Юным дебютанткам оставалось лишь грызть локти, если на балу присутствовала княгиня Лещинская, неизменно обращавшая на себя все взгляды - ее муж любовался ею, прекрасно понимая, что она была рождена именно для того чтобы блистать на светских мероприятиях и быть супругой высокопоставленного чиновника. Именно такую цель и наметил себе Янек после того как был избран новый король - почему бы не попытаться стать для него незаменимым советником? Оппоненты могли сколько угодно скрипеть зубами и давится собственным ядом, потому как Лещинский очень быстро сумел добится высочайшего доверия... однако, за всеми делами и заботами недавний гуляка и повеса не забывал о своем любимом семействе, ухитряясь успевать и им уделять время и играть в политические игры.
Итак, майским и уже по-летнему теплым вечером, когда началась эта история, Ян собирался домой после очередного заседания сейма, на которое съехалась вся шляхта. Надеждам смыться домой сразу после обсуждения всех насущных вопросов оправдаться не удалось, потому как тесть пригласил Лещинского и еще несколько депутатов скоротать вечер за чаркой доброго вина в одном веселом заведении, о котором не стоило знать Язе. Впрочем, Янек вовсе не собирался там задерживаться и уж тем более пользоваться всем спектром услуг, которые имелись в наличии.
-Пан Кшиштоф... а мы не могли приятно посидеть и выпить хорошего вина у вас дома? -поинтересовался Лещинский, после того как вино и закуски были поданы. -Если моя жена узнает, что я был в этом заведении, ей это не понравится - и это еще мягко сказано.
-Ядвига не должна требовать у тебя отчета, где ты бываешь и что делаешь, дорогой мой зятек! -довольно улыбнулся Вишневецкий. -Мужчина должен иногда позволять себе забыть о семейной жизни и немного расслабится... к тому же, у нас важный разговор, который должен остаться между нами, панове. Никто не заподозрит, что наша фракция обсуждала свои планы в этом доме развлечений...
Депутаты кивнули, а Ян лишь вздохнул... надежда вернутся домой пораньше растаяла как дым - а ведь он собирался, закончив с делами проследить за тем как идут сборы к отъезду в Лешно. Оставалось надеяться, что дети не расстроятся из-за того что их отец задержался где-то по делам?
В общем, закончив с болтовней, Лещинскому удалось сбежать от своих собутыльников еще до полуночи. Когда он вернулся домой, то застукал на кухне Казимира, решившего стащить себе что-нибудь вкусное и почитать очередную интересную книжку, пока мать думает что он крепко спит. Увидев Яна, мальчишка едва не уронил тарелку с добытой снедью - кстати, судя по ее количеству, полуночничать и устроить дополнительную трапезу он собирался не в одиночестве?
-Так.., -притворно-строгим тоном протянул Ян - он был немного навеселе и устраивать воспитательные сцены не собирался. Однако, высказаться порядка ради все же стоило? -И что это ты не спишь, сынок? Уже поздно...
-Папа... я просто ужасно хочу есть... точнее мы - я и Марек. Не сердись, мы только скушаем по пирожку и сразу ляжем спать, -тут же начал оправдываться Казимир. -А где ты был?
-Твой дедушка пригласил для чрезвычайно важного разговора, -Ян улыбнулся. -Ладно - поешьте с Марком, но только потом сразу спать! Никаких полуночных чтений, ты понял меня?
Мальчик довольно кивнул, мигом сбежав в свою комнату, где его уже ждал младший братишка - тот самый малыш, что появился на свет перед свадьбой Язи и Яна и которого считали сыном старого князя. Янек же, по дороге в спальню, заглянул в комнату дочурки, которая давно уже спала сладким сном, а затем и самого младшего сына. Михась тоже дрых сном праведника после долгого и веселого дня, проведенного вместе с братьями и сестрой - укрыв его получше и легонько поцеловав, Лещинский пришел в комнату любимой жены и обнаружил, что она не спит... и кажется недовольна тем как он задержался.
-Прости, любимая, но твой отец настоял чтобы я выпил с ним венгерского после сегодняшнего заседания, -"доложил" супруге Янек, начав раздеваться. Раз уж Язя не спит, грех этим не воспользоваться? Тем более что душа шляхтича требовала продолжения недавнего спонтанного застолья... -Дети уже собрались в дорогу? Если погода не подведет завтра надо бы выехать...
Стянув нижнюю рубаху, мужчина забрался под пуховое одеяло и притянул недовольную жену ближе, прекрасно понимая что играет с огнем. Но можно ведь было направить весь его жар в нужное русло?
-Я устал от болтовни... и от необходимости быть со всеми любезным. Хорошо что у нас будет возможность побыть вдвоем и провести время с ребятами. Иди ко мне, любовь моя?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-19 22:46:44)

+1

3

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Время летит незаметно в счастливой семье. Особенно в той семье, где есть дети – любимые и желанные. Теперь, наконец-то, Ядвига могла сказать, что по-настоящему живет и дышит, наслаждается жизнью, путь к которой был увенчан тёрном, будто в том древнем наречии. В прочем, справедливо будет сказано, что человек ценит и дорожит тем счастьем, которое ему далось не просто так. Женщине пришлось прожить не один год, демонстрируя блистательной аристократии Речи Посполитой, маску добродетельной супруги князя, верного подданного короля и слуги народа князя Любомирского. Конечно, эта искусная игра в ложь не прошла бесследно. Она помогла женщина утвердиться в обществе, что даже не могло подумать о том, на какой грех пошла княгиня, ради собственного счастья. Можно сказать, что в ту ночь, когда ее пальцы сжались вокруг шеи и без того едва дышавшего мужчины, она ошалела, но то будет не правдой. В ту ночь, женщина прекрасно понимала, что это был ее шанс, который вряд ли судьба вновь подсунет – неизвестно, выкарабкается ли после полученных травм далеко не молодой Ежи Любомирский, или же отойдет в мир иной и лучший, как говорят в народе. Бог не давал человеку права решать, но Ядвига решила все в тот миг еще, когда доктор высказал свои опасения – неизвестно, мол, чего ожидать. Беременная же княгиня знала, что так или иначе останется вдовой. И не ошиблась, как ни странно.
Теперь рядом с ней был действительно заботливый и любящий мужчина, что далеко не походил уже на того молодого наглеца и дерзкого княжича, которым был в первый день их знакомства. Естественно, грех было не припомнить в личном разговоре тот первый откровенный диалог, в котором Ян настолько осмелел, что не просто дал понять приличной замужней женщине, что желает ее, а сказал об этом вслух. Оставалось лишь надеяться, что детей обойдут подобные скандальные поступки, свершенные их родителями? В любом случае, Ядвига не торопилась рассказывать каждому из детей некоторые подробности из их с Яном истории, были еще слишком маленькими. Да и ведь самое главное, что, несмотря на то, что говорят люди, дети знают и понимают – их любят и обожают, о них заботятся и ни за что не дадут в обиду.
Этим вечером Ядвига сама укладывала детей, решив дать няньке немного отдохнуть перед скорой дорогой, в которую собиралось пуститься все семейство Лещинских из Кракова в Варшаву. Перво-наперво женщина уложила самого младшего сына, что начал еще за ужином клевать носом, но упрямо желал дождаться своего отца из сейма, чтобы показать ему какую игрушку для него соорудили его старшие братья Казимир и Марчек. Что же до Марчика, то мальчишка выпросил у матери спать этой ночью с Казимиром, так что вместе с Барбарой, женщина отправилась в другую спальню, чтобы устроить на ночь сыновей, прежде чем посвятить себя своей единственной и, пожалуй, самой любимой и обожаемой дочери. Черные волосы Баси были уже довольно длинными и доставали ей до лопаток, от чего ее схожесть с матерью многим казалась разительной и даже удивительной. Никто ведь не мог подумать даже, что действительно именно княгиня Любомирская дала жизнь этому ребенку, хоть и многие шептались по углам и даже обсуждали, насколько это было возможно, доходя до вывода, что это было бы крайне интересно и пикантно, но … далеко от истины.
- Ну, ложись, давай, в постельку, моя звездочка, - улыбнулась женщина дочери, найдя ее взгляд в зеркальном отражении. – Завтра мы отправимся в путь, а потому нужно хорошенько выспаться. Твой дед с бабкой уже наверняка ждут, не дождутся, - улыбка Ядвиги стала шире, когда дочь согласно кивнула ей в ответ. И ведь радовало женщину даже не примерное поведение дочери, а самая малейшая улыбка ее или даже слово, не смотря даже на то, что прошло шесть лет с тех пор, как она могла видеть ее ежедневно.
- Дед Михал должен увидеть, какие мне сшили платья, а еще то украшение, которое мне подарили на день рождение – я все-все взяла с собой, - с восторгом произнесла девочка, за что заслужила прикосновение ладони княгини к щеке дочери, которая больше остальных ждала поездки в Лешно. Детская память, пожалуй, полна своих загадок, ведь может только казаться, что маленький несмышленых ничего не может запомнить, раз не может связно говорить, но это же не совсем так. Эмоции, пережитые в первые годы жизни, оставляют неизменный след, который будет всегда преследовать его. Так Барбара привязалась куда больше своих братьев к бабушке и дедушке из Лешно, хоть это и не значило, что ей плохо жилось в Кракове. Скорее наоборот. Но, их присутствие было ей просто … необходимым. Так, наверное, если бы не Ян и не Барбара, кто знает, согласилась бы женщина так просто на эту поездку? Скорей всего, мужу пришлось бы Ядвиге много чего наобещать.
Укрыв Барбару одеяльцем, женщина направилась в свои покои, далеко не со счастливым выражением лица. Она могла улыбаться детям, но улыбаться наедине, когда ее молодой супруг ходит-бродит невесть где, она не могла. Ревность – подлое чувство, которое ей предстояло раскусить на одном из светских мероприятий, когда она была еще при надежде и ожидала появления на свет Михася. Помнится, тогда многие молоденькие девушки только и поглядывали на депутата из сейма и просто ослепительного княжеского наследника. В прочем, Язя не отбрасывала возможности, что мужа задержали неотложные дела. Однако, это оправдание не придало женщине также радости.
Естественно, Ядвига приготовилась ко сну при помощи своей верной служанки, после чего устроилась в постели, где начала писать письмо своей дорогой и любимой родственнице в Збараж, молитвы которой бог выслушал и подарил уже двоих детей. Одним из ее детей крестными родителями стали Ян и Ядвига. Именно за этим незатейливым делом и застал Лещинский свою супругу, что осторожно отставила на прикроватную тумбу свои труды, пока взгляд ее карих глаз оценил состояние любимого мужчины.
- Я еще ничего тебе такого не сказала, а ты уже просишь у меня прощения, - заметила женщина, вздернув к верху тонкую бровь. – Может быть, тебе есть еще за что просить прощения? – добавила она, решив не скрывать скверного настроения.
- Мы договаривались о том, что ты придешь сегодня раньше… Но, да, дети выполнили свою часть уговора куда точнее – все готовы завтра выезжать, если ты изволишь проснуться вовремя. Ехать в дневную жару мне бы не хотелось, - произнесла женщина, прежде чем мужчина устроился рядом, притянув ее к себе, на что Ядвига отреагировала, как всегда это бывает, своенравно. Она стала отталкивать выпившего мужа от себя. – Значит, со своей женой ты не собираешься быть любезным? Может быть, выпей ты не так много вина, я бы и приняла тебя сегодня … любовь моя, пьяная.

+1

4

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
-Я прошу прощения за то что вернулся позже чем рассчитывал, -смеясь пожал плечами Ян и не подумав выпустить жену из своих объятий. -Твоему отцу не терпелось обсудить свои коварные планы для следующего заседания сейма и мне пришлось пойти с ним, чтобы не выслушивать в очередной раз лекцию о том, что шляхтичу не пристало отчитываться перед супругой, где, когда и зачем он был. Решил обойтись малой кровью, так сказать.
Спьяну Лещинский едва не ляпнул о том, в каком заведение бывает его тестюшка - и судя по всему, его там очень хорошо знали - но вовремя осекся. Язя итак на него сердита, а услышав про бордель, так и вообще выставит из постели, чего Янеку конечно же не хотелось.
-Разве я был сейчас нелюбезен? Я очень соскучился по тебе за целый день... и ты прекрасно знаешь, как бы я провел его, будь моя воля.., -шепнул Ян в губы Ядвиги, обнимая ее крепко, но осторожно и не давая отстранится. -И я тебе клянусь, что много не пил... только пару чарок, чтобы твой папаша не обиделся. Ты ведь хотела чтобы я наладил с ним отношения? Я даже с Любомирскими постарался подружится, хотя они меня на дух не переносят и считают Маричка своим внуком - их злит когда он и Мирек зовут меня отцом. Я люблю тебя и сделаю все... это ты тоже знаешь.
Целовать Ядвигу, когда она сердилась, было чревато, однако Ян был не в силах устоять перед искушением. Быть может, будь на его месте кто-то другой, он повинившись перед женой тихонько уснул, не сердя ее еще пуще - но нечто подобное совершенно точно было не в характере Лещинского. К тому же, не будем забывать, что будущий князь каждую ночь проводил в объятиях любимой жены и не собирался ничего менять.
-Язя, любимая, ну хватит уже сердится... -Лещинский продолжил целовать свою вредную жену, встречая с каждым новым поцелуем все меньше сопротивления с ее стороны. На какой-то момент, Ядвига потеряла бдительность, не удержавшись от соблазна вернуть своему непутевому и слегка выпившему мужу особенно жадный поцелуй - и Янек, воспользовавшись этим, успел забраться своей ладонью под ночную рубашку жены. К слову сказать, оделась Язя совершенно некстати и спустя пару секунд Ян исправил это досадное упущение. Далее оставалось лишь забыться в ее объятиях, позабыв о едва не случившейся ссоре...
... и на следующее утро проснуться от того что самому младшему сынишке захотелось срочно поднять своего отца с постели. Михась сначала пытался потормошить Яна, но тот спал слишком крепко, так что озорной малыш до кучи еще попрыгал по мягкой перине на постели родителей и в конце-концов свалился на своего папашу.
-И как это называется?? -притворно-строго поинтересовался Лещинский, поймав мальчишку и основательно пощекотав его. Сын просто захлебывался смехом, умоляя его отпустить, так что в конце-концов начал икать - так что Яну пришлось дать любимому чаду воды, наскоро укутавшись в простыню. -Михась, а где мама?
-Она в столовой, сказала тебя разбудить и позвать к завтраку, -хихикнул малыш, обняв Яна за шею. По иронии судьбы, маленький Михал был единственным из всех троих детей Лещинского кто был на него похож как две капли воды - те же вьющиеся русые волосы и большие темно-синие глаза. Характером Михась тоже пошел в своего отца и был очень веселым и смешливым. Его братец, родившийся как раз перед свадьбой своих родителей был таким же вредным как Казимир, когда был маленьким - ну а всеобщая любимица Баська успешно командовала всеми тремя своими братьями и они, что интересно, охотно ее слушались.
-Можно было разбудить меня более гуманно, -улыбнулся Ян, поцеловав сынишку в нос. -Беги к маме, поцелуй ее от меня и передай что я сейчас спущусь.
-Хорошо! -согласился мальчик, стрелой помчавшись на первый этаж особняка. Все трое детей семейства уже предвкушали интересную поездку к родне отца, так что нынче утром вскочили, умылись и собрались без лишних напоминаний. Когда Ян спустился в столовую, то застал там всех троих мальчишек и единственную дочку, уже готовых ехать и держащихся за ложки. Ядвига в это время была в кухне и глава семьи направился за ней, чтобы обнять и поцеловать без свидетелей, которые будут вертется рядом на протяжении всего долгого дня.
-Мне не нравится, когда после такой волшебной ночи, ты сбегаешь поутру и оставляешь меня одного, -деланно-недовольно выдал Ян, поцеловав любимую жену. -Что-то не так? Ты все еще сердишься за вчерашнее позднее возвращение...?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-20 01:11:59)

+1

5

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Ян умел быть напористым и добиваться своего. Особенно, если это касалось близости с женой, страсть к которой, к счастью обоих супругов за время совместной безоблачной жизни никуда так и не исчезла, как это бывает обычно. Стоит только припомнить, как легко и быстро добился желанного приза молодой княжич около восьми лет назад? Хитростью и собственным обаянием младший Лещинский добился благосклонности замужней княгини, не только получив желаемое, но и дав женщине почувствовать себя, во-первых, желанной, а во-вторых, особенной, не похожей на сотню других женщин, окружавших как ее, так и Яна в Варшаве – молодой человек, прибывший в большой город ведь отказывался смотреть даже на других панночек, что блистали и всячески пытались обратить на себя внимание молодого и весьма перспективного человека, которому должно было достаться существенное состояние от своего отца, которому в прочем оставалось еще жить и жить.
- И теперь я еще виновата по-твоему?
– проворчала Ядвига, не слишком рьяно предпринимая попытки уйти от объятий супруга. Сама не знала, желает ли ему поддаться или же будет куда полезнее проучить муженька и заставить более тщательно относиться к исполнению собственных обещаний. Но, каждое прикосновение мужа, каждый его поцелуй, пусть и скрашенный легким ароматом выпитого им этим вечером вина, заставлял ее начать сомневаться и даже допустить стратегический маневр, отвечая достаточно многообещающим поцелуем Яну, прежде чем полностью сдаться ему.
Это была по истине прекрасная ночь, в которой каждая сторона получила желаемое и даже больше, так что жаловаться Ядвиге особенно было, в принципе, не на что, за исключением лишь одного … Уже повернувшись на бок, женщина предалась тленным подсчетам и размышлениям по поводу того, даст ли свои плоды их нынешняя близость? Как-никак, а княгиня не просто так соблюдала некую осторожность, побуждая к оной также и своего любимого мужа, ведь пока еще не желала заводить очередного ребенка. Она достаточно времени сидела дома, да и во время последней своей беременности не плохо извела себя и муженька ревностью, из-за которой муж не оставлял ее спальни практически до последних дней беременности.
Но, сегодня они оба забыли об осторожности. Ян не был сдержан и добившись своего, забыл о давнем разговоре обождать со следующим ребенком. Так что, пани Лещинская уснула, подводя свои не хитрые подсчеты и проснулась, будучи практически уверенной в том, что спустя девять месяцев снова осчастливит мужа плодом их страстной любви. А ведь это не входило в планы женщины, у которой оставались собственные желания и амбиции. Например, получить должность при дворе. Чем не хорошая амбиция для тщеславной женщины? Но, беременность не только лишит Ядвигу возможной должности, но и не даст возможности присутствовать буквально на всех мероприятиях столицы, куда обязательно должен был бы явиться ее обожаемый супруг. Так надо ли говорить, что женщина буквально с самого утра стала не на ту ногу?
В прочем, настроение женщины никак не отразилось на любимых детях, которых уже начала будить прислуга, получившая особое указание хозяйки имения еще предыдущим днем. Тем не менее, но Язе оставалось еще отдать кое-какие дополнительные распоряжения прислуге, не говоря уже о том, что стоило закончить письмо своей родственнице в Збараж, что всегда и даже в самые трудные мгновения оставалась верной подругой Ядвигы. Собственно, из письма женщина и начала свое утро. Одевшись и причесавшись, женщина устроилась за небольшим столиком в своей спальне, где по-прежнему сладко спал Ян, даже не ощутив, что спит уже без компании супруги. Возможно, женщина разбудила бы супруга не одним поцелуем, если бы не ее хмурые мысли… Так что, закончив свое письмо, женщина покинула пределы спальни, а когда к ней подбежала маленькая отцовская копия, Ядвига без долгих размышлений отправила сына будить Яна.
Дети, не исключая маленького Михала, чинно устроились за столом, пока женщина отправилась на кухню, чтобы дать особые распоряжения прислуге.
- Все оставшиеся продукты, чтобы не сгнили, нужно раздать беднякам и разделить между слугами, - велела женщина, зная, что подобным распоряжением сыщет положительные отклики, ведь в первую очередь заботилась именно о них, а не заботилась об этих самых бедняках, которым предполагалась подачка с панского стола – была так научена и воспитана, и уже с этим нечего было поделать.
Уже на обратном пути в столовую Лещинский и застал свою супругу, поспешив заключить ее в свои объятия, а также подарив ей свой поцелуй. Тем не менее, не самое хорошее расположение духа Ядвиги, мужчина быстро разгадал, пусть и не знал его причины.
- Извини, у меня было много дел – надо было дописать письмо в Збараж и раздать указания прислуги на то время, когда нас не будет, - деловито заявила Язя, слегка поморщив свой носик, как делала обычно, прежде чем собиралась высказать какие-то возражения или претензии мужу. – Я не спорю, прошлая ночь была волшебной, но … ты совершенно забыл о моей маленькой просьбе, - куда тише добавила Ядвига. – Ты знаешь, что пока еще я не хочу рожать ребенка. Я хочу пожить хоть немного светской жизнью, пока ты не забыл, что у меня есть красота и такое понятие, как талия…

+1

6

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Ян лишь вздохнул, слушая любимую жену - он ведь и правда обещал ей быть очень осторожным в постели, помня о том как она переживала и ревновала его, когда носила Михася. Тогда как раз успешная карьера Янека сделала решительный шаг наверх, суля выгодную придворную должность в недалеком будущем и все знатные семьи королевской столицы мечтали пригласить к себе чету Лещинских. Надо ли говорить как Ядвига расстроилась, когда уже не смогла посещать светские мероприятия вместе со своим мужем? В последние месяцы перед рождением сына, Яну пришлось сидеть при своей супруге практически не отходя, потому как она порядком успела себя накрутить о том что его может увести какая-нибудь молоденькая профурсетка. После того как сын благополучно родился и супруги вернулись к приятному времяпровождению наедине и возникло небольшое соглашение, о котором кое-кто вчера позабыл в алкогольном угаре. Помнится, младшего сынка его родителям довелось зачать во время бурного примирения после ссоры - и тогда Янек тоже дал себе волю целиком и полностью, что и давало основания думать что после сегодняшней бурной ночи на свет появится еще одно дите.
-Не люблю когда ты сердита на меня.., -тихо сказал Ян, обняв жену и притянув ее к себе. -Но знаешь... я ведь не против еще одного ребенка. Знаешь, он у нас все-таки будет, то я обещаю, что пошлю к чертям все приемы и буду только с тобой, словно привязанный. Может на этот раз, бог нам подарит еще одну дочку?
Позабыв о том, что в столовой ждут дети, Лещинский подарил жене очередной поцелуй, от которого оторвался лишь когда его робко окликнули. Оглянувшись, мужчина увидел Казимира, смущенно переминавшегося с ноги на ногу - он решил напомнить родителям о том чтобы те распорядились о завтраке, а вместо этого стал свидетелем пикантной сцены.
-Мама, пап... там пришел Жендзян и говорит что экипажи уже готовы... а мы еще не поели, -тихонько сказал мальчишка. -Вы скоро придете?
-Мы уже идем, -улыбнулся Ян, позволив Язе отстранится и решив не обострять внимание на том, что увидел старший сын. -Обсуждали неотложные дела... вот и заболтались, правда, любимая? Возвращайся к столу, сынок, сейчас подадут завтрак.
Позавтракав наконец, все семейство погрузилось в экипажи - только Ян, Казимир и еще несколько человек из сопровождения, должны были ехать верхом. Заранее было решено добраться до Гливице, где и сделать дневную остановку на отдых для людей и лошадей. Все время поездки Маричек и Михась отчаянно завидовали своему старшему братцу - он ведь ехал на настоящем коне, в латах и еще и с саблей! Даже отцовское обещание покатать младших сыновей верхом во время стоянки их пока что не обрадовало, ведь хотелось поехать на большой лошадке прямо сейчас...
-Мамочка, попроси папу покатать меня? Ну пожалуйста..,
-не выдержал Михал, забравшись на руки к матери и рискуя помять ее платье. -Я очень хочу покататься...
-И я.., -жалобно подхватил Марк, умильно смотря на Язю. -Хотя бы немножко, мама...
-Папа сказал, что покатает вас после того как приедем в Гливице! -своим обычным командирским тоном выдала Баська, чинно сидевшая рядом с Ядвигой как и полагалось хорошо воспитанной панне. -Сколько можно клянчить? Вам нельзя ездить одним на большом коне, еще свалитесь... или он вас лягнет копытом.
Мальчики синхронно и очень грустно вздохнули, продолжив поглядывать на Казимира через окошко в дверце экипажа. Он проедет всю дорогу верхом... как большой и это так здорово! Вот бы так приехать к дому дедушки...
-Я тоже хочу такую лошадку.., -тихо сказал Михась, обняв Ядвигу и уткнувшись ей в шею. -И я не упаду и она меня не лягнет...
-Может Мирек нас покатает? -оживился Маричек, когда ему на ум пришла отличная идея. -Мама, можно я поеду с ним до постоялого двора? Я буду крепко держаться...
Бася лишь вздохнула, слушая своих неугомонных братьев. Наверное, надо было как-то отвлечь их от Казимира и от лошадей?? Иначе покоя всю поездку не видать...
-Мама, а сколько ехать до Лешно? Помнишь, когда мы ездили в последний раз к деду и бабушке, меня укачало в возке? Я уснула и проспала добрую часть дороги... и теперь не помню сколько мы тогда ехали.. У нас еще колесо тогда чуть-чуть не сломалось.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-20 21:53:03)

+1

7

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Ядвига высказала все буквально на одном дыхании. Так что, когда слова закончились, женщина лишь глотнула жадно воздух, тем самым позволив мужчине заговорить. И ведь, разве она могла ожидать от него чего-нибудь другого? Наверняка, дай ему волю, он бы заставил ее рожать детей ежегодно – об этом кареглазая женщина зло подумала, шумно выдохнув тот самый воздух, который недавно вдохнула. Но подобрать какие-нибудь слова еще не могла. Все-таки каждый из их детей, рожденный в грехе и вне закона, как и в законном браке, был особенно любим ней, так что нарекать на любимых детей или говорить что-нибудь об этом Ядвига не видела смысла. Видела лишь смысл в том, чтобы ее мужчина по-прежнему смотрел на нее влюбленным взглядом, полным желания. И ведь ради этого были все старания, которые порой не были заметны Яном.
Тем не менее, супруг решил не терять времени зря и не дал своей гордячке жене отстраниться и уйти. Наоборот, Ян притянул ее ближе к себе, поспешив дать не одно обещание, на которое женщине хотелось лишь фыркнуть – привязать к себе мужа ей бы хотелось, но знала, насколько это была не простая и даже рискованная задача. Как-никак, но чем сильнее сжимать в своих руках песок, тем скорее он просочится меж пальцев. Уж такой ошибки она не могла допустить и даже не хотела, не смотря на все свои желания. В прочем, что-либо сказать или возразить Ядвига не сумела – Лещинский попросту не дал ей этого сделать, прильнув губами к ее в страстном поцелуе, у которого нашлись свои свидетели.
Ядвига редко заливалась краской. Женщину вообще было все труднее смутить, ведь со временем, накопленный опыт оставляет свой след на восприятии того или иного, но взглянув на сына, что увидел их с Яном поцелуй, ощутила, как краска украсила ее щеки. Еще никогда дети не становились свидетелями столь личного и интимного уединения своих родителей, тем более в столь юном возрасте, когда уже начинает бурлить в жилах кровь, побуждая их искать симпатий у противоположного пола. И Казимир ведь был практически уже взрослым юношей? Еще пара лет и ее всегда маленький мальчик заявит матери о желании жениться, только бы он не стал руководиться тем, что совершенно случайно увидел? В прочем, это был всего лишь поцелуй.
- Ага, очень неотложные, - пробубнила женщина, шумно выдохнув. Она перевела взгляд с мужчины на сына, добавив слегка несдержанно, что могло показаться, будто ее голос дрожит: - Идем завтракать, давно уже пора было выехать.
Завтрак был подан буквально сразу же после того, как все семейство заняло свои места за столом. И пока дети были заняты скромным завтраком, Ядвига внимательно прошлась взглядом по каждом из них, словно бы пытаясь высмотреть нечто такое, чего не замечала раньше. Казимир не стал делиться со своими братьями и сестрой тем, чего свидетелем стал, по крайней мере пока. Юноша вел себя как обычно, так что его мать позволила себе расслабиться, прежде чем устроилась в одном экипаже со своими младшими детьми. Естественно, не забыла женщина взять с собой в экипаж и вышивку, которая могла бы не дать ей совсем соскучиться в дороге. В прочем, дети сами были готовы не дать своей матери скучать, потребовав у нее того, чего дать им уж никак не могла. До поры, до времени Ядвига молчала, позволив мальчишкам болтать, а их старшей сестре угомонить их – это у Барбары получалось особенно хорошо, что не могло не радовать ее мать. Но, когда дочь уже обратилась к ней, Ядвига отложила в сторону свою вышивку, тем более, что сидеть дальше над ней было несколько проблематично – экипаж начало трясти, как только они выехали на проселочную дорогу.
- До Лешно ведет не такая уж и близкая дорога, - начала было свой ответ женщина. – Но, все зависит от того, насколько благоволят путешествию другие факторы. Например, такие как погода – ехать по болоту, как это было в прошлый раз совершенно нет никакого удовольствия. Лошади грузнут в болоте, не говоря уже о том, что всегда есть возможность натолкнуться на перекрытый путь, когда какое-то старое дерево обрушится после бури и перекроет собой путь, - добавила достаточно мягко и осторожно женщина. И ведь, как ни странно, этот ее короткий рассказ заставил мальчишек с внимательностью вслушиваться в ее слова и позабыть о том, что они хотели буквально минутой тому назад. Сыночки сразу же потребовали дальнейшего рассказа у своей матери, который длился до самой остановки в Гливице, куда они успели добраться еще до вечера, так что Яну пришлось выполнить свое обещание и покатать своих маленьких сыновей на лошадке.
Ужин прошел в довольно-таки благоприятной обстановке – дети были довольными и даже уставшими, так что быстро устроились в отведенных им постелях, тогда как их родителям выпала возможность наконец-то побыть вдвоем. Как-никак, а уединиться в пути доводится не так уж и часто, не говоря уже о возможности просто поговорить…
- Знаешь, Ян, - обратилась Ядвига к мужу, когда она, отослав свою служанку, начала готовиться ко сну и расчёсывала перед старым зеркалом свои длинные черные волосы. – Я всю дорогу думала о том, что ты мне сказал сегодня утром, - добавила Язя не слишком решительно. Все-таки, есть то, чему даже со временем не получается научиться – а именно признавать свою неправоту или ошибку. – У нас замечательные дети, и еще одна дочь или сын не изменят нашу устоявшуюся жизнь к худшему. Все-таки задача любой жены является давать жизнь. Так что, извини меня за то, что я была такой невыносимой последнее время? Я просто хочу, чтобы ты по прежнему желал лишь меня, а не смотрел, где трава зеленее.

+1

8

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Дорогой до Гливице, Ян по-доброму посмеивался, поглядывая на Казимира - как-то сразу вспомнилась давняя поездка в Острог, когда ему было столько же лет, сколько сейчас приемному сыну. Тогда, отец впервые позволил Янеку ехать всю дорогу верхом как взрослому, а еще надеть самые настоящие латы, сделанные искусниками-моравцами по специальному заказу. Вспоминая собственную радость и удовольствие от того, едва ли не самого первого и важного путешествия в своей жизни, Лещинский прекрасно понимал, почему Мирек то и дело довольно улыбается, поглядывая в сторону возка, где ехали мать с сестрой и младшими братьями. Мальчишки отчаянно завидовали Казимиру и умоляли Яна позволить им тоже поехать на лошадке, взамен тут же пообещав все что их отец только захочет - они будут послушными, а еще станут стараться на своих уроках. Чтобы дети полюбили учебу, Ян и Язя попросили учителя своего старшего сына, потихоньку начать учить и младшеньких. Бася начала учится очень охотно, потому как хотела во всем походить на любимую маму, Маричек и Михась немножко ленились, однако учиться читать им очень понравилось. Супругам Лещинским, как и верной прислуге не раз приходилось отнимать книжки, которые их не в меру развитые детки обожали читать тайком, когда пора было уже спать. Янек конечно был рад такой жажде знаний у своих обожаемых чад - однако все должно быть в меру и они должны были себе это уяснить.
-Папа, кажется мы приехали! -Казимир отвлек своего отца от всех размышлений, указав на уютную деревушку, где и предполагалось сделать остановку. -Можно я поеду вперед с Жендзяном и предупрежу на постоялом дворе что мы приедем?
-Конечно можно, но будь осторожен и кроме старого возьми с собой еще двоих верховых из нашей челяди, -кивнул Ян и когда мальчишка тронув поводья своего вороного, поехал вперед, тихо сказал верному слуге. -Глаз с него не спускай...
-Обижаете, пан Ян... когда я вас подводил? -ответил Жендзян, прежде чем поехать за мальчиком. -Вашему отцу служил верой и правдой, вас помогал растить с самого рождения - и за вашими детками сумею присмотреть, несмотря на то что годы уже свое берут.
-Ладно-ладно, не ворчи... просто не забудь что я тебе сказал.
Казимир уехал вперед и минут десять спустя, встречал родителей и младших братьев и сестру просто раздуваясь от гордости - как только трактирщик узнал что к нему приехал князь Любомирский со своими родителями, то тут же бросил все дела и отправил всех своих людей готовить комнаты для четы Лещинских и их сопровождающих. Пока Янек говорил со сметливым хозяином постоялого двора, Мирек успел помочь своей матери выйти из экипажа, галантно подав ей руку, после чего его тут же атаковали неугомонные мальчишки, которым не терпелось покататься верхами.
-Сейчас отец освободится и я спрошу можно ли покатать вас, -степенно ответил Казимир своим братишкам, сразу взяв за руки одного и другого, чтобы были на виду. Бася по счастью всегда была умницей, а вот двое младших самыми настоящими чертенятами, за которыми нужен был глаз да глаз. -Но сначала надо немного отдохнуть с дороги - пойдемте посмотрим какую я выбрал нам комнату?
-Уррра! Мы будем ночевать в одной комнате?! -довольно просияли оба маленьких озорника. Со старшим братцем всегда было весело и он старался придумать великое множество веселых игр, так что Марк с Михалом послушно направились к постоялому двору. Баська решила подождать маму с папой, потому осталась рядом с Ядвигой, ожидавшей мужа и обняв ее, прижалась щекой к мягкой бархатной ткани дорогого платья матери.
-Я вижу наш кавалер меня опередил? -засмеялся Ян, когда подошел к жене и дочке, после решения всех организационных и финансовых вопросов. -По правде говоря, я бы с удовольствием повалялся бы сейчас в теплой постельке до ужина... но чую, не бывать этому?
-Сейчас мальчики вернутся и будут просится покататься верхом, -хихикнула Бася. -Они нам с мамой все уши прожужжали этим, едва мы выехали из дома. Придется тебе их катать, папочка.
-Покатаю, что делать? -Лещинский улыбнулся своей любимице. -Настоящий мужчина, доченька, должен интересоваться породистыми конями, саблями и латами - иначе какой же из него рыцарь тогда?
После небольшого отдыха, Яну пришлось снова собраться и организовать для всех мальчишек катание верхом, а затем и спонтанный урок фехтования. Немало порадовал шляхтича его приемный сынок - сабля в его руке была быстрой словно молния и вызвала не один завистливый вздох у младшеньких.
-Ничего-ничего, все приходит с опытом. Научитесь и станете фехтовать не хуже брата, -посмеивался Лещинский, когда за тренировочную деревянную сабельку по очереди взялись и Маричек с Михасем. -Главное - иметь желание добится своего и тогда можно горы свернуть.
После всех упражнений на воздухе, а затем и сытного ужина, детей не нужно было уговаривать пораньше лечь спать - все четверо довольно быстро уснули, подарив своим родителям немного больше времени наедине чем бывало обычно. После того как служанка Язи покинула господскую спальню, Лещинский с удовольствием стянул обувь, а затем и кафтан с рубашкой и растянулся на постели, слушая любимую жену. И... неужели он не ослышался?
-Тебе не нужно извиняться.., -Янек прекрасно знал как нелегко дались его гордой и упрямой жене ее слова. Поднявшись с постели, он подошел к Ядвиге и протянув ей руку, притянул к себе и обнял. -Мне безумно нравится, когда мы вместе выходим в свет - в такие моменты весь королевский Краков мне завидует, вот ей-богу. Если бы ты не была порой вредной и даже невыносимой, это была бы не ты, любимая... и тем слаще становятся только наши с тобой мгновения, когда ты принадлежишь только мне.
Далее Лещинский хитро улыбнулся, подхватив Язю на руки.
-Знаешь, я тоже подумал о нашем утреннем разговоре и пришел к выводу что нам нужна еще одна дочь. Парней у нас уже трое, а Баська всего одна... так что предлагаю постараться как следует и разбавить эту мужскую компанию.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-21 22:12:55)

+1

9

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
За свою недолгую жизнь Яну и Ядвиге довелось уже немало наломать дров. Можно долго судить и размышлять о том, какой была их самая первая ошибка, как и имела она место быть вообще. Ведь, как бы там ни было, а дети, которыми их наградило небо, не иначе, были просто настоящим кладом, которого порой лишают даже тех, чья жизнь кажется вполне себе праведной и порядочной. Так уж случилось, что лишь одного их сыночка общественность будет величать сыном Лещинского и вдовы Любомирского, которому и доведется наследовать своему отцу. Но, разве не все равно, что мнит себе общественность? Главное, что теперь они вместе и могут насладиться тем счастьем, что было украдено у судьбы, иначе и не сказать ведь. Теперь можно лишь гадать, что случилось бы, и как повернулась бы судьба, если бы не тот или иной поступок Ядвиги или Яна.
Помня, какой ценой досталось счастье, люди порой забывают об его ценности. Что же, кто-то может быть и забывает, но Ядвига хорошенько все запомнила и знала, что ни за что не может потерять любовь и расположение Яна, что был всего лишь несколькими летами младше нее. И, пожалуй, именно этот факт и побуждал женщину хранить каждый сантиметр своей талии и подчеркивать каждый раз краше свои достоинства, тем самым рискуя в свой адрес заполучить ревность супруга. Но, к чему грызть себя зря, если муж хочет ребенка – пусть его и получит?
- Полагаю, что успех зависит лишь от твоих стараний, мой дорогой, - мягко произнесла женщина, оказавшись на руках у любимого супруга. – В прочем, многие были бы рады обложиться сыновьями, как ты. И ведь, только ты, мой дорогой супруг, не доволен наличием лишь одной дочери, - хихикнула она, подобно Басе, что старается быть по-настоящему строгой и стройной панной, как ее мать. Что же, у матери и дочери было так много схожего, что порой можно было удивляться, как может порядочное панство не видеть очевидного.
Но, какая к черту разница?
- Люблю тебя, - произнесла Ядвига, пока подушечки ее пальцев свободной руки прошлись мягкой волной прикосновений к груди мужчины, а после и вовсе спуститься ниже, едва не слишком мягкая кровать приняла ее в свои объятия.
Определенно есть свои плюсы в близости, не знающей преград или лишней осторожности – только так есть возможность насладиться в полной мере друг другом, окунуться в сладкое любовное безумие и забыться в объятиях друг друга, не вспоминая ни о чем том, что могло бы отвлечь от приятной близости. Как этого и следовало ожидать, ночь прошла даже слишком быстро, не говоря уже о том, что по утру чета Лещинских выглядела явно невыспавшейся. Но, почему бы не обвинить во всем жесткий матрас или не удобную подушку, тактично умолчав о той самой настоящей причине, которая не давала им возможности выспаться на протяжении ночи? Детям этого объяснения будет вполне достаточно, если только они подобным заинтересуются. В прочем, дорога еще была не близкая, любознательные дети как обычно будут заняты своим, а челядь, сопровождавшая чету Лещинских … Челяди хватит ума не совать нос не в свои дела.
- Смотри только теперь не усни верхом на коне, - мягко предупредила своего супруга Ядвига этим весенним солнечным утром, когда оба начали собираться в дальнейший путь. Женщина накинула на себя лишь халат, дожидаясь, пока мужчина соберется и к ней в покои войдет служанка, что поможет ей причесаться и одеть ее дорожное платье. – Мне бы не хотелось, чтобы ты свалился со своего коня, - добавила она, откровенно шутя, что также подтверждалось не только словами, но и яркой белозубой улыбкой.
Тем не менее, время потихоньку шло, несмотря ни на что, а потому следовало вопреки своим желаниям понежиться еще хоть немного в постели. В прочем, половина дела уже была сделана? Постель была оставлена, пока чета расхаживала по своих покоях прежде чем спуститься вниз к завтраку и продолжить свой путь в Лешно. Но, прежде чем Ян покинет пределы комнаты, Ядвига подошла к нему ближе, позволив ему коснуться ее губ своими.
- Теперь я с нетерпением буду ожидать следующей остановки, - улыбнувшись, тихо произнесла женщина, не торопясь разомкнуть свои объятия, в которые и заключила своего супруга недавно. – Ну, ступай, - мотнула головой Язя, коротко усмехнувшись. – Мне тоже нужно одеться, а пока ты можешь посмотреть, как там наши дети. Наверняка уже проснулись и мучают Жендзяна расспросами о сем, да этом, - тихо добавила она, будто бы не она держала только что в своих объятиях Яна. В прочем, доля правды в ее словах была. Ведь, если мужчина не оставит ее наедине, кто знает, сколько еще времени они проторчат на месте ночной своей остановки.

+1

10

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
На следующее утро после очередной взаимно приятной ночи наедине с любимой супругой, Яну было очень сложно заставить себя встать с постели. Дома, в Кракове у шляхтича находился не один десяток неотложных и важных дел, из-за которых ему приходилось покидать Ядвигу поутру - очередная важная встреча, заседание сейма и прочие обязанности, которыми нельзя было пренебречь. Лещинский прекрасно понимал, что времена его беззаботной юности канули в Лету и теперь он семейный и вполне состоявшийся человек, которому следует прежде всего беспокоится о благополучии своей супруги и детей. Но пожалуй, во время поездки к родителям, можно было дать себе небольшую слабину и понежится в постели подольше? Казимир вместе с верной Юзей и Баськой приглядят за младшими чертенятами и наверняка уже подняли их с кровати начали собирать в дорогу. Однако, не успел Ян как следует проснутся, подумав обо всем этом, как Ядвига поднялась с кровати - ей уже давно пора было позвать служанку и начать свой утренний туалет. Но прежде чем отпустить своего непутевого муженька из спальни, Язя обняла его, посоветовав ненароком не уснуть, будучи верхом на коне. Представив себе такую картину, Янек рассмеялся, ласково прикоснувшись ладонью к щеке любимой жены.
-Если я завалюсь прямо в грязь со своего коня, то потеряю авторитет у наших мальчишек. Такого мне точно не хотелось бы, -он улыбнулся, заглянув в колдовские темные глаза Язи, прежде чем прильнуть в очередной раз к ее губам своими. -Следующая наша остановка будет в Ополе, там можно будет устроится с куда большим комфортом. Там можно будет задержаться на пару дней, если не повезет с погодой... и ребятам там будет куда интереснее. Я пойду проверю, встали ли они уже и распоряжусь насчет завтрака.
Прежде чем уйти, Ян подарил супруге еще один нежный поцелуй, который говорил куда больше чем возможные слова - но сейчас они были совершенно лишними. Своих драгоценных детишек, Лещинский нашел уже за столом, готовым к завтраку: все были умыты, одеты и отлично выспались. Бася, как обычно подбежав поздороваться с любимым папой гордо продемонстрировала ей сложную прическу из кос, которую ей соорудила Юзя (точную копию той что часто носила Ядвига).
-Ты моя красавица, -гордо сказал Янек, обняв и поцеловав дочурку. -Когда приедем в Лешно, закажем тебе у моравцев два настоящих жемчужных гребешка - как у мамы. Я думаю что они прекрасно подойдут к твоим украшениям.
Вспоминая свою сестрицу Эльжбету и племянницу Хоню в детстве, Лещинский был очень рад, что Басенька не выросла этаким вредным сорванцом, среди троих братьев. Как только дочь начала подрастать, сразу стало ясно, что она будет этакой истинной дамой до кончиков пальцев, настолько ей хотелось походить на свою мать. Янек по-доброму усмехался, вспоминая как в шутку сокрушался его отец, когда говорил о женихах для своих дочерей... вот теперь-то, старший непутевый сынок прекрасно понимал своего родителя? Баська вырастет и станет первой красавицей в столице и у нее совершенно точно не будет отбоя от женихов, несмотря на то что большинство придворных сплетников прекрасно осведомлены, что она родилась вне брака. Порой Яну казалось что только полный дурак мог бы поверить, что Басиной матерью была какая-то там его пассия из простой семьи. Барбара была копией своей матери и в ней чувствовалась порода, сила и стать гордых князей Вишневецких, но так уж вышло, что никто в Кракове не замечал этого сходства. Хотя быть может, это и к лучшему?
-Я хочу на праздничный ужин одеть новое платье и мое жемчужное ожерелье! -улыбнулась Бася, снова усевшись за стол. Ожерелье это Ян заказал для дочурки у одного очень хорошего мастера в Кракове, выслушав при этом лекцию от тещи на предмет того что такой маленькой девочке незачем носить дорогие вещи. Естественно, все нотации шляхтич благополучно пропустил мимо ушей. -А потом попрошу у мамы одеть один раз ее изумрудный браслетик...
-Ты у нас будешь самой красивой на ужине, -кивнул Янек, усевшись за стол и усадив младшего сынка к себе на руки. -И я думаю что вполне можно будет заказать тебе собственный браслетик, раз уж он тебе так нравится.
-А я хочу собственную лошадку! -тут же выдал Михась, чем насмешил братьев, сестру и своего отца. -Такую же как у тебя, папа... она такая красивая, с тонкими ножками...
-Это аргамак, сынок - жеребец арабских кровей, -объяснил сыну Лещинский, пригладив его растрепавшиеся волосы. -Боженька создал этих коней для скачки наперегонки с ветром - помнишь, как в сказке, которую тебе читала мама? У тебя обязательно будет такой конь, когда ты немного подрастешь.
-Хорошо.., -согласился Михал и тут же вспомнил, что за столом не хватает Язи. -А где же мама??
-Она сейчас спустится, мы с вами поедим и потом поедем в Ополе. Как только проедем этот город, можно будет послать гонца к вашему дедушке, чтобы готовился встречать нас, -улыбнулся Янек. -И что-то мне говорит, что вас в Лешно ждет много-много подарков, потому как деда с бабушкой по вам всем очень соскучились.
-Мама! -хихикнул Михал, когда Ядвига наконец-то присоединилась к своему немаленькому семейству за столом и мигом перелез к ней на руки. -Папа сказал что в гостях нам много-много всего подарят... может дедушке написать письмо, что я хочу лошадку??
На это остроумное замечание малыша все за столом смеялись так что едва не облились квасом и морсом, уже поданными расторопной челядью. Ну а когда думаешь о приятном и кушать веселее? Дети быстренько и не капризничая поели, после чего можно было ехать дальше - и как и говорила Ядвига, Янек начал клевать носом, когда пришлось немного притормозить на ухабистой дороге. Конь шел равномерным шагом, потряхивая ушами и изредка фыркая, так что главу семейства начало неимоверно клонить в сон, что порядком насмешило Казимира. Однако, уже через час после выезда из Гливице зарядил дождик, так что хочешь - не хочешь, но Яну пришлось стряхнуть с себя приятную сонную негу и следить за дорогой, чтобы не пропустить указатели. За пределами Кракова и Лешно было полным-полно лихих людей, так что следовало быть настороже...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-22 21:54:36)

+1

11

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Вскоре, после ухода Яна, в покои к женщине вошла ее верная служанка, что сразу же принялась наводить красоту черноволосой панне: расчесала волосы, изрядно спутавшиеся после бурной ночки, а после и уложила их в аккуратную прическу, по просьбе Ядвиги, решившей, что пока они в пути, не стоит прибегать к привычным ей прическам, обойдясь чем-то попроще. Аккуратно уложенные локоны черных, как смоль, волос ниспадали по плечам Лещинской, и щекотали ей шею, из-за достаточно широкого выреза платья, которое лишний раз подчеркивало длинную шею гордячки, не говоря уже о ее груди, что в рамках позволенного, само собой, выглядывала из этого самого выреза платья. Обошлась нынче женщина без украшений, решив оставить шею не обремененной золотом и прочими украшениями, которых в ее арсенале было более чем достаточно, и которые ей действительно нравились. В таком облике женщина и предстала перед всем своим семейством, что уже было готово к подаче завтрака. Михась, как всегда устроился на коленях у своего отца, весело щебеча что-то свое, тогда как Барбара выглядела просто волшебно – ее волосы были убраны в причудливую прическу, а платье блистало украшениями, что так обычно нравились ей самой и ее матери.
- Бася, ты сегодня, похоже, затмишь меня своей красотой – прическа и платье выглядят просто непревзойденно, - похвалила женщина свою дочь, мягко улыбаясь ей, пока устраивалась за столом. Встретившись взглядом с мужем, Ядвига не могла не улыбнуться и ему своей загадочной улыбкой, которую он в прочем мог без особого труда прочитать – не нужно быть гадалкой, чтобы понять, как гордилась своей звездочкой и любимицей Язя. И ведь не только сейчас, но всегда. Каждый день, любые успехи Баси не обходили внимания женщины, которой, тем не менее, порой казалось, что она до сих пор уделяет ей не так много времени и внимания, как она того заслуживает, хотя справедливо было заметить, что никто из детей Лещинских не был обеден оным.
Маленький Михась быстро перебрался на руки к своей матери, поспешив рассказать ей о том, что же ему успел наговорить отец. И ведь надо было пенять мальчишку, чтобы не прославился маленьким невоспитанным детенышем!
- Мись, нельзя просить подарки – это не вежливо, хотя порой куда практичнее, - заметила женщина, поспешив направить желание сына в более полезное русло. – А лошадку мы с папой сами тебе купим – хочешь на день рождения, когда ты будешь уже более взрослым? Можем начать с маленького пони, - внезапно предложила женщина, украдкой взглянув на мужа. – Ну, такие маленькие лошадки… Правда, не сейчас, а чуть позже, когда ты хоть слегка возмужаешь, мой сладенький, - и тут же Ядвига поспешила поправить свои же слова, ведь обычно была куда более осторожной с собственными обещаниями детям, не говоря уже о том, как тряслась она над их безопасностью и здравием. И ведь даже самая малейшая болезнь, не исключая простуды могла вызвать у женщины настоящий приступ паники.
- И я хочу тоже пони! – потребовал у матери Марчик, на что Лещинским оставалось лишь тихо вздохнуть. Ведь все, что только могли пожелать их младшие сыновья обычно следовало множить на два – что получает Михась, тоже самое желает и Марчик. Хорошо только, что Мирек уже достаточно взрослый, чтобы не встревать в подобные споры и даже уметь уговаривать своих братьев к большим компромиссам. Глядя теперь на Казимира, Ядвига порой и не узнавала в нем того беззаботного озорного мальчишку, что любил вредничать, заставляя всех своих нянек и слуг носиться за ним по дому. Но, быть может, всему и даже этому найдется объяснение? Ребенок был не разлучим со своей матерью, что умудрилась не избаловать своего старшего сына до невозможности. К тому же, молодой князь Любомирский был уже с малых лет обременен некоторыми обязанностями, что перешли к нему сразу же после кончины его никудышного отца.
Но, как бы там ни было, а за веселыми разговорами был подан завтрак, с которым семейство Лещинских справилось достаточно быстро. Кому-то требовались силы после весьма бурной и изнурительной ночи, а кому-то требовалось просто получить новую порцию энергии для очередной порции просьб и расспросов, которыми мальчишки будут мучать свою мать, наверное, до самого Ополе, старинный город, что хранил свою порцию секретов и даже легенд.
Прежде, аккурат во время их предыдущей поездки в Лешно, Ядвига бывала в Ополе лишь проездом. То был действительно большой город, где хватало развлечений, как для местной знати, так и для приезжей. И прекрасно понимая это, чета Лещинских не стала задерживаться там – это было чревато не одним днем веселых гулянок у местной знати, что не особенно подходило Лещинским, решившим больше времени и внимания посвятить детям и родне, с которой виделись не так уж и часто, как того хотелось. Как бы там ни было, а Ядвига должна была признаться, что привязалась к князю и княгине Лещинским, из-за благословения которых они с Яном и получили возможность обвенчаться и жить, как это принято в приличном обществе. Но, разве только привязалась? Женщина взаправду уважала этих двух людей, пусть они так сильно отличались от ее родителей или прочих княжеских семей, которых она знала не малое число, и были скорее исключением из правил, нежели самим правилом.
На пути в Ополе начал идти мелкий дождик, что окончательно развеяло надежду Ядвиги покинуть город на следующее утро. В прочем, разве не это предполагал супруг? Решив не особенно задумываться об этом, женщина немного подремала в пути, благо мальчишек заняла их нянька, верная Юзя, рассказывая им всяких басен о былых королях, что оставили по себе в Ополе старую башню.
- … старая легенда гласит, что князь Попель был свергнут Земовитом, сыном земледельца Пястом. Он умер той смертью, которую ему и предрекли когда-то старые ведуньи – в большой башне, где множество крыс истерзало его, и умер он в страшных муках, - вела свой рассказ Юзя, на что Язя заметно поморщилась, представив себе после сладкого сна такое действие.
- Юзя, незачем рассказывать такие небылицы, после этого дети еще спать плохо будут, - пожурила старую няньку Ядвига, прежде чем их экипаж остановился возле достаточно респектабельного постоялого двора.

+1

12

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Ополе встретило семейство Лещинских мелким противным дождем, что грозил затянутся до самого вечера... а это означало, что надо будет кумекать как развлечь самых младших детей? Казимир уже большой и разумный мальчик, Баська тоже найдет чем себя занять (например, читая интересную книгу?), а вот двоим маленьким чертенятам нельзя было давать скучать, потому как они обожали искать себе приключений. Янек лихорадочно вспоминал, что такого интересного можно было найти в Ополе... но все местные достопримечательности предполагали прогулку на свежем воздухе и следовательно знакомство с ними откладывалось на более сухую погоду.
-Мирек, сынок, нам с мамой понадобится твоя помощь, -обратился Ян к старшему сыну, после того как спешился возле постоялого двора, который был куда богаче своего "собрата" из Гливице и вполне тянул даже на гостиницу. Не такую как в Кракове правда, но как говорится в народе - чем богаты? -Надо бы как-то занять твоих братьев... но как это сделать пока дождь заливает, ума не приложу. Так бы хоть покатались верхами и посмотрели город...
-Пап, а что если я пойду с Маричком и Михалом на конюшню и покажу им как устраивают лошадей на ночлег? Там дождь не страшен, да и тепло, -ответил своему отцу Казимир после недолгого раздумья. -Михась ведь просил коня, вот пусть и посмотрит, что за ним нужен серьезный присмотр и что это не игрушка..
-Идея хорошая, но попроси Жендзяна пойти вместе с вами - на всякий случай, -согласно кивнул Янек, передав поводья своего коня подбежавшему слуге. -Поможет тебе приглядеть за ребятами, они у нас шустрые , так что подстраховаться не помешает.
Открыв дверцу экипажа и подав руку жене и дочке, а затем и высадив мальчишек, Лещинский повел все свое большое семейство на постоялый двор, где нашлись удобные комнаты и отличный обед, не хуже чем в столичной гостинице. Правда младшие сыновья почти сразу же начали просить отца показать им какую-то башню, где кого-то съели крысы, на что Ян удивленно приподнял брови, позабыв о старинной легенде.
-Простите пан Ян... я просто уже не знала что рассказать им.., -тихо сказала Юзя и Лещинский быстро догадался, что его жена уже высказала свои претензии, относительно подобных рассказов. Чертенята нисколько не испугались баек своей верной няньки и теперь желали своими глазами увидеть ту самую башню, где умер князь...
-Так, никаких башен, съеденных князей и крыс - вы меня поняли? Быстро несите свои вещи в комнату, потом умываться и за стол! Забыли на сегодня про Земовита и прочих, -как можно строже сказал Ян, на что мальчишки синхронно вздохнули. -Мирек хотел поучить вас обоих как надо ходить за боевыми конями - вот вам и забава и наука, раз уж на улицу не выйти.
После обеда, Казимир как и обещал, повел своих неугомонных братцев на конюшню. Звали и Басю - но она картинно наморщила свой очаровательный носик, чем очень насмешила Яна. Это было коронное Язино выражение лица и оставалось только спросить, что панне из приличного семейства делать на какой-то там конюшне, однако Баська ограничилась тем что вежливо отказалась от приглашения. Юзя увела девочку в комнату, предложив ей закончить вышивку на новом платье, так что на некоторое время Янек и Ядвига остались только вдвоем.
-Надо полагать, конюшни надолго не хватит, -вздохнул Лещинский, подойдя к окну и затем обернулся к любимой жене. -Посмотри какие тучи пригнал южный ветер... если разыграется непогода, дороги размоет и мы рискуем застрять здесь. Я прямо, как чувствовал, когда подумал о том, что может полить дождь...
Яну приходилось не раз бывать в Ополе и он прекрасно знал, что в этом городе есть два самых любимых развлечения - званые ужины и охота. Охоту во время дождя точно не проведешь, а что до приемов... то местная шляхта не была ровней чете Лещинских, да и идти куда-либо совершенно не хотелось. Они ведь затеяли поездку ради того чтобы побыть побольше со своими детьми? Особенно глава семейства, мотавшийся постоянно по различным делам и частенько возвращавшийся только под вечер...
-У меня конечно есть хороший вариант, чем мы с тобой могли бы заняться.., -хитро улыбнувшись, Ян подошел к жене и обнял ее. -Но вот только боюсь наша верная нянька не сможет занять Маричка и Михася до вечера, да и Баське в конце-концов станет скучно. Быть может, если дождь утихнет, сводим их на ярмарку? Кажется хозяин постоялого двора говорил о том, что на торговом подворье можно посмотреть много интересного.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-23 02:28:26)

+1

13

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Дождливой погодой Ядвигу не удивить. В прочем, как и любого жителя Кракова или Варшавы, где дожди были не такой уж и редкостью. Но, как бы там ни было, дождь идет, а дети растут. Именно так гласит известная народная мудрость? Ею же принято руководится полякам, что и делала Ядвига. Женщина лишь слегка поежилась, аккуратно выглянув из экипажа, прежде чем Ян подошел, чтобы галантно подать ей руку, а заодно помочь выйти из кареты их детям, которым уже не терпелось куда-то бежать и что-то интересное посмотреть. Своими карими глазками Лещинская прошлась сначала по маленьким сыновьям, но остановила свой взгляд на старшем, что как раз смотрел на нее и на Яна каким-то особенно нежным взглядом. Надо ли гадать, что ребенок, пусть уже и достаточно взрослый ребенок, любовался своим отчимом, которого всячески желал наследовать. Возможно, это и не сразу бросалось в глаза, но женщина точно это заметила – по осанке, по манере причесывать волосы, а точнее по тому, как свободно они развивались и завивались в локоны, а также по той улыбке, которая куда чаще появлялась на лице князя Любомирского. Можно долго думать и гадать, какой была бы жизнь, если бы никто не осмелился отнять жизнь у старого и немощного князя, но в подобные мгновения Ядвига была более чем уверена, что взять судьбу в свои руки и решить вместо Всевышнего было более чем правильно. Это было просто жизненно необходимо им всем. Не только им с Яном.
А может, это было всего лишь оправданием?
В прочем, думать о подобном женщина не привыкла. Она не из тех, кто предается тщетным размышлениям или сокрушается из-за угрызений совести. Что сделано, то сделано, а жизнь продолжается. И еще, как продолжается! Маленькие озорники быстро вновь обратили на себя внимание Ядвиги, что улыбнулась их неуемной любознательности. Хотя, она определенно еще слабо отвадила няньку от ненужных рассказов, о чем слегка сожалела. Правда, по одному только взгляду Юзи, женщина поняла, что и короткого замечания ей было достаточно. И это, конечно же, радовало властную часть Ядвиги, привыкшей получать все и в лучшем качестве, при этом при самом минимуме затрат сил и энергии.
Ян быстро отвадил мальчишек от их внезапного желания, побывать на легендарных местах пястов. При этом, мужчина использовал не столь строгий тон голоса, сколь обещания более интересного для их озорников времяпровождение, рядом с вожделенными лошадьми.
- Только, Мирек, смотри, чтобы кого не лягнула лошадь копытом, - тихонько предупредила старшего, а значит и более ответственного сына, прежде чем вместе с дочерью войти в постоялый двор, где и была возможность передохнуть перед ужином с дороги и обсушить перышка после дождя.
Оказавшись с мужем наедине в отведенных им покоях, Ядвига сняла с себя плащ-накидку, пока Ян подошел к окну, высказав свое предположение. Она не стала двигаться с места, хоть и присмотрелась к грозным тучам, что виднелись в окошке, пока супруг преодолевал расстояние между ними, а на ее лице играла беззаботная улыбка.
- Мой милый, Ян, все твои аргументы, конечно же, разумны, но на всякий такой случай у нас есть няня. К тому же, дети у нас уже не грудные, а гроза может длится всего лишь одну ночь, - произнесла она, после того как Лещинский обнял ее за талию, прижав к себе и подарив ей короткий, но достаточно многозначительный поцелуй. – Но, если мы не станем тут принимать ванну, можем успеть провести именно так, как нам того хочется свое время, - коварно прошептала женщина, проведя ладонью по груди супруга, опустив ее значительно ниже, провоцируя тем самым мужчину на весьма нехитрое дело, в котором им попросту не было равных. Уж все их прекрасные труды были на лицо…
В прочем, не думая долго, чета Лещинских весьма плодотворно скоротала время в своих покоях, после чего пришло время в темпе собираться и спускаться к ужину, который подавали в постоялом дворе уважаемой чете, их детям и, само собой, челяди, которые расселись за отведенные им места за столами, согласно правил приличия и доброго тона. Уже после ужина, когда Ядвига традиционно пошла укладывать сначала мальчишек, а после свою любимую дочь, женщина задумалась относительно того, какой порой бывает непредсказуема судьба князей – Земовит погиб не от руки воина, но от крыс, что расплодились лишь по его недосмотру и самоуверенности; его не спасли и козни жены-ведьмы, ни охрана, ничто… Но, мысли мыслями, а время было позднее, когда мальчишки устроились и жаждали услышать еще какую-то историю от своей матери, которую в прочем не получили – велела строго спать, ибо завтра их ждала еще дорога. А вот в Лешно бабуся Беата с радостью расскажет сказку, уж их она знает великое множество. Не то, что Ядвига. Так что, оставив мальчишек, и уделив должное внимание своей любимице дочке, женщина вернулась к мужу, что уже дожидался ее возвращения. Естественно, она не стала тратить времени зря и перво-наперво погасила пару тройку слишком ярких свеч, позволив царствовать полумраку, после чего стянула с себя платье, позволив мужчине любоваться сим действом, а после по-кошачьи подобралась к нему в постели, даже не представляя, что же ждет их после громкого треска грома и новой вспышки молнии где-то совсем рядом…

0

14

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Когда-то очень давно, Ян был очень близок к тому чтобы реально возненавидеть бедного, ни в чем не повинного Казимира, когда ради него Язя заставила себя отказаться от Баськи... но по счастью, так и не сумел этого сделать. Ребенок был не виноват в амурных перипетиях своей матери и ее чересчур пылкого избранника - и к тому же, у него кроме Ядвиги по сути и не было никого, потому как родной отец вспоминал о нем лишь как о верном средстве шантажа. Лещинский успел привязаться к мальчишке за все время своего бурного романа с Язей и когда женился на ней наконец, то пообещал сам себе, что станет Миреку самым лучшим и заботливым отцом и никогда не станет отделять его от своих родных детей. Янек даже в мыслях своих не называл Казимира пасынком и мальчик платил ему самой искренней и преданной сыновьей любовью, которая только может быть на свете - и никогда не отказывался присмотреть за младшими братьями и сестрой. Так что, благодаря Миреку, его родители могли занять свое время до ужина своим любимым времяпровождением, тогда как все их детки были при деле.
-Идея с ванной кажется мне довольно-таки заманчивой.., -шепнул Лещинский жене, обняв ее одной рукой, а второй начав развязывать шнуровку ее бархатного платья. -Но я не хочу принимать ее один... быть может завтра с утра прикажем отыскать нам подходящую бадью? Навряд ли у них найдется такая ванна как в доме у моего батюшки...
Ну а пока родители расслаблялись после долгой дороги, Казимир старательно объяснял своим младшим братьям (естественно под присмотром Жендзяна) как следует обращаться с боевым конем. О том, что после быстрой скачки его надо поводить шагом чтобы остыл и не забыть потом укрыть в конюшне попоной. Еще, рыцарю следует самому заботится о своем боевом друге и при этом забыть о плетке, чтобы конь видел только добро от хозяина и не бросил в бою, если того ранят. Своего вороного красавца и предмет зависти многих шляхтичей в Кракове, Мирек получил от отца в подарок на день рождения и теперь старался вовсю не забывая всех полезных советов. Озорные чертенята слушали старшего брата очень внимательно и остались довольны, когда тот разрешил покормить его любимца белым хлебом.
-Мирек... а как ты думаешь, того князя правда съели крысы? -решился тихонечко поинтересоваться Михась, когда все трое братьев уютно устроились на охапке сена в стойле. -Который помер в башне, как говорила Юзя...
-Папа ведь тебе сказал, что все это ерунда, -обстоятельно, как и полагалось взрослому и умному старшему брату, ответил Казимир. -Не забивай себе голову этими сказками... скорее всего, тот князь просто помер от старости в своей башне, а люди напридумывали бог знает чего.
-Хорошо.., -Михал переглянулся с Маричком. -А еще Юзя говорила что у того князя была жена ведьма... и ее все боялись...
-Послушай, Михась, даже если она и была ведьмой, то давным-давно уже померла, -вздохнул Мирек, обняв младшего братца. -Не стоит бояться того чего нет.
Тем временем, совершенно незаметно - словно кошка на мягких лапах - подкрался вечер и наступило время ужина после которого можно было потихоньку собираться на боковую. Для Яна и Язи это означало, что они снова смогут всецело принадлежать друг другу, сразу как только их драгоценные чада крепко-крепко уснут. Они вернулись в свою спальню, после того как пожелали всем детям спокойной ночи и напомнить им, чтобы не забыли помолится на сон грядущий. Стянув свою рубашку, Лещинский уселся на постели, с удовольствием наблюдая за тем как любимая жена снимает ненужную сейчас одежду... ну а после был счастлив заключить ее в свои объятия, совершенно уже не обращая внимания на грозу, что уже принялась бушевать над старинным Ополе...
Янек решил растянуть удовольствие и довести Ядвигу до сладкого изнеможения своими ласками, так что не спешил приступать к самому приятному делу... мягко уложив жену на спину и забравшись под простыню, мужчина начал с череды дразнящих поцелуев, медленно став спускаться от нежной шеи любимой супруги все ниже и ниже... но когда начал прикасаться губами к внутренней стороне бедра Язи, случилось нечто непредвиденное.
Гром грянул прямо над постоялым двором - а перед этим на пару секунд все осветило яркой вспышкой молнии... и почти сразу же после этого раздался громкий вопль в соседней комнате, после чего послышался топот маленьких ног по коридору и оба маленьких чертенка начали стучать в дверь родительской спальни.
-Мамочка! Папа! Мы боимся... пожалуйста пустите...!! Там за окошком ведьма!
Ян едва не свалился с кровати, наскоро замотавшись в простыню - но искать одежду по полу в темноте уже не было времени, когда любимые дети ревели за дверью. Едва только стоило ее открыть как Михась с Мариком бросились к Ядвиге и забравшись под одеяло стали наперебой рассказывать как видели страшную-страшную ведьму за окошком... а до этого она приснилась Михалу и привела с собой великое множество крыс.
-Папа, прости - я не успел их остановить.., -следом за братьями прибежали и Казимир с Юзей и Басей - остаться спать при таком крике и реве было бы весьма проблематично. -Михасю приснился кошмар, а потом Маричек увидел на подоконнике хозяйскую кошку и перепугался...
-Мирек, Басенька - ступайте спать, -коротко приказал Лещинский. -Мы с мамой сейчас со всем разберемся... Юзя - принеси пожалуйста мальчикам чего-нибудь горячего попить. И захвати с кухни пару пряников!
После того как Юзя ушла, Яну посчастливилось найти свои портки на полу, а так же ночную сорочку жены, которая ей обычно была без надобности... но теперь оказалась очень кстати, раз уж нынче в постели счастливых супругов оказались весьма беспокойные соседушки? Пока отец искал во что одется, мальчишки наперебой рассказывали Язе о всех своих страхах и слава богу наконец перестали реветь в три ручья. Затем, попив горяченького и съев по прянику, чертенята стали жалобно просится остаться с мамой... и что тут будешь делать?
-Вот что, дорогие мои... вы останетесь, если успокоитесь и забудете про все эти глупости - ведьм и прочее, -строго произнес Ян, убрав чашки и забравшись в постель. На этот раз между ним и любимой женой весьма удобно улеглись двое маленьких озорников, так что о бурной ночи на время пришлось позабыть... -А гроза скоро кончится, правда, любимая?
-Мамочка, обними меня, я боюсь, -всхлипнул Михась, прижавшись к Ядвиге и отпихнув при этом своего братца, который тут же обнял Яна, не переставая дрожать. -Ведьма правда не придет за нами?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-24 01:09:43)

+1

15

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
При таких ярких вспышках молнии и свечи были не нужны. Что же, если в городе еще остались деревянные строения, то их владельцев наверняка не ожидала беззаботная и спокойная ночь? Пожалуй, их все мысли вертелись этой, как и любой другой, грозовой ночью с громом и молниями, походившими скорей на конец света, не могли забыть о страхе остаться без крова над головой, либо же лишиться своего владения. Так или иначе, но мысли темноволосой женщины, что лишь поглядывала сквозь тонкие щели глаз, в которые превратились ее большие карие глаза, едва стоило супругу мягко уложить ее на подушки, начав свои неторопливую, однако столь приятную пытку, вертелись исключительно в пределах этой комнаты. Она коротко и даже игриво усмехнулась, когда губы мужчины стали щекотать нежную кожу шеи, медленно опускаясь все ниже. Но, стоило ему дотронуться до тыльной стороны бедра Ядвиги, как женщина не смогла удержаться и выпустила медленный стон предвкушения. Это значило, мужчина достаточно поиграл и сумел распалить желания гордой женщины, что умели и любила разделять с ним любовные ласки, не боясь идти на самые разные шаги во имя взаимного удовольствия. Да вот только, кто мог предвидеть, что в такой пикантный момент буквально в соседней в комнате случится нечто настолько страшное, чтобы дети хором заорали и заплакали? Честно говоря, сама Ядвига испугалась – материнское сердце быстро отозвалось на детский вопль, пусть все ее тело все еще желало ласк любимого мужчины.
Сев в постели, женщина успела лишь поблагодарить собственную находчивость: почти все свечи были либо ей погашены, либо сами догорели, так что в комнате царил знатный полумрак, не согретый теплом восковых свеч. Ведь в следующее же мгновение дети уже были под дверью в родительские покои, громко стучась и просясь во внутрь. Надо ли говорить, что оставить детей в такой момент, нельзя было? Уж только не так! Пусть даже хотелось эгоистичной части души Ядвиги знатно отругать няньку, что рассказала бедным детям столько скверных сказок. В прочем, народная мудрость порой крайне жестока в своей реалистичности. Никто теперь не скажет наверняка – был князь съеден крысами или нет, а потому такой сказ будоражит юные умы, еще верующих в небылицы.
Вместе с детьми в покои забежала и некая прохлада с коридора, где не было так натоплено, как в панских покоях, от чего женщина слегка поежилась, но не оттолкнула от себя перепуганных сыновей, пусть даже и не была особенно готова, вытирать их слезы. В прочем, сквозь слезы дети быстро начали рассказывать, под тихие уверения матери о том, что будет хорошо, что же снилось им… И на это женщина лишь тяжело вздохнула – ух и попадись ей завтра кто-то под горячую руку! Все-таки маленькие сыночки, пусть и были не трусливы, но свой эффект мимолетный рассказ над ними возымел. Но, чего-чего, а немедленного прихода старших детей, как и их няньки Ядвига уж точно не ожидала – не хватало им еще глядеть на нее в чем мать родила, пусть и аккуратно спрятавшуюся под тонкой простыней.
К счастью, Бася с Казимиром вместе с Юзей вскоре их покинули, тогда как Язе оставалось дождаться, пока супруг ловко передаст ее ночную рубашку, без которой порой так любит оставлять ее Ян. И ведь кое-кто тоже получит за эту привычку? Ладно, сегодня они еще ловко выкрутились, хоть и определенно лишились в накладе. Но, кто сказал, что такого впредь не случится больше?!
Будучи уже в более подобающем виде, женщина быстро прижала к себе своих любимых сыночков, что обсели ее с двух сторон: - Не бойтесь мои дорогие, давайте я вам лучше расскажу хорошую сказку?
- А про кого будет сказка? – как маленькие утята, друг за другом вторили Михась и Марчек. – Про князя?
- А может про короля?
- Нет, мои дорогие. Сказка будет вам сегодня про одного мальчика, что сильно всего боялся… - надо ли говорить, что рассказывать сказки детям Ядвига умела далеко не всегда. Но, если бралась, то старалась рассказывать так, чтобы детям было интересно. В прочем, сказку эта женщина не так уж хорошо и знала, но помнила основные факты, поэтому позволила своей фантазии слегка приблизить сказку к двум любопытным мальчишкам, что были как раз безумно напуганными. Правда, под новыми впечатлениями, полученными от новой сказки, прошла гроза, и к тому же дети задремали куда охотнее. Ядвиге, в прочем, так удалось завернуть сюжет, то она сама даже не понимала, какой должен быть конец ей, а потому женщина с облегчением вздохнула, увидев, как сыновья сопят, пока она их продолжает обнимать своими обеими руками. И ведь, когда появится еще один малыш или малышка… рук ей точно в такой ситуации станет мало?!
«Но, для этого дела должны служить няни…» - подумалось было пани Лещинской, что озадачилась слегка, взглянув на любимого супруга, что также едва не уснул, но уже сидя в ногах у своей жены, которые несколько раз даже пытался щекотать.
- Милый, я думаю, нам надо нанять еще одну няню, - серьезно заявила женщина мужу, слегка толкнув его ногой для пущей уверенности, что он не спит с открытыми глазами. – Юзя уже в летах… Не думаю, что мне стоит ее ругать о том, что она рассказала детям ту старую легенду. Но, если бы не она … мы бы там не сидели.

+1

16

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Ян не один раз тяжко вздохнул, слушая свою любимую жену - но что поделаешь, если она была права? Верная Юзя и правда была уже в годах и не могла разорваться сразу на двоих озорных чертенят, за которыми присмотр должен был быть куда строже чем, к примеру за той же Басей. Нужно было подыскать ей подходящую замену, после приезда в Лешно и при этом сделать это так чтобы преданная служанка не обиделась на своих хозяев... Лещинскому подумалось, что он поговорит с Юзефой в присутствии своей матушки, которая была истинной мастерицей дипломатического улаживания каких-либо дел. Ну а пока суть да дело, оставалось только... спать, обнимая любимых сыновей и надеясь на продолжение приятной ночи на следующий день.
-Когда мы приедем в Лешно, то возьмем двух новых служанок из матушкиной челяди, -шляхтич тихо засмеялся, получив тычок ногой от вредной супруги. -И я не сплю, радость моя - теперь будет нелегко уснуть, после того как обнимал тебя...
На следующее утро, все семейство принялось за поспешные сборы в дорогу - выехать решено было спозаранку и сразу после завтрака. Яну очень хотелось до темноты добраться уже до Вилковиц и остановится там на ночлег на княжеском дворе. Можно будет не спеша отдохнуть и привести себя в порядок, а затем предстать перед родителями, что порядком уже соскучились по любимым внучатам. Читая письма своего отца, Янек не мог не заметить, что тот особенно ждет встречи со своей маленькой любимицей Баськой - а ведь когда-то говорил о ней как о нежеланном ребенке? Воистину неисповедимы пути господни и человеку никогда не стоит загадывать что будет дальше наперед...
Итак, поездка на этот раз прошла при хорошей погоде и проселочная дорога по счастью уже успела подсохнуть после недавней грозы, благодаря тому что начало припекать солнышко. Младшие дети, вспоминая страхи прошедшей ночи, не шалили и не просились поехать на лошадке, усевшись рядом с матерью в экипаже и обняв ее с двух сторон. Пока что они еще побаивались и напрасно Бася старалась их ободрить, говоря что никаких ведьм на свете не бывает - разве только в сказках, но в них ведь не стоит верить? Однако, и Янек и его супруга прекрасно знали, что такое послушание у их деток ненадолго и когда они забудут про страшную сказку своей няньки, то примутся за старое.
Въехав в Моравцево, глава семейства у своему удивлению увидел в деревушке полным-полно гусар из княжеской хоругви под родным стягом с фамильным быком Лещинских. И конечно же, Ян не мог не узнать старого друга, который всегда помогал ему и не раз спасал жизнь.
Возле скромного рынка в окружении своих людей, стоял Войтек Качмарек собственной персоной и отдавал распоряжения вахмистрам - а рядом с ним была его старшая дочка и держала за поводья двоих красивых коней. Увидев Качмарека, Ян спешился и подойдя ближе, крепко обнял сначала его, а потом и маленькую вредину Хоню... но постойте, разве это тот самый сорванец, что не уступал Эльжбете в ее проделках? Перед Янеком стояла красивая темноволосая панна с гордым взглядом и осанкой, одетая в изящный костюм для верховой езды.
-Войтек, Хонората, как же я рад вас видеть! Чем я заслужил такую честь, что нас встречает целая армия?? -рассмеялся Лещинский, заметив краем глаза как Казимир покраснел, когда Хоня смерила его любопытным взглядом. Оно и понятно - они виделись когда были младше, а теперь пришла пора совсем иных интересов? -А что же Стасюшка не поехала с вами? Она не больна, все хорошо, надеюсь?
-Твой гонец доложил пану Михалу что вы приедете где-то под вечер, вот мы и решили что надо вас встретить и тем самым избежать каких-либо неприятностей. С тобой ведь малые дети... а что до моей егозы, то она пристала как банный лист, пока не согласился взять ее с собой, -улыбнулся Качмарек. -Стася здорова, слава богу, просто ей теперь трудновато путешествовать...
-У нас скоро будет прибавление, -пояснила Хоня своему дядюшке, хихикнув и обняв отца. -Я надеюсь, что родится сестренка и будет послушной! От проказ Ендрика и Таддеуша впору на стенку лезть - и ведь младшему всего пять лет, а уже такой озорной чертенок.
-Думаю что с моими двумя чертенятами вашим будет еще интереснее проказить, - усмехнулся Ян, после чего повел Войтека и Хоню поздороваться с Ядвигой и детьми. Когда Язя ненадолго вышла из экипажа, Качмарек галантно поцеловал ей руку, после чего подхватил на руки Баську - свою любимую крестницу.
-Добро пожаловать, пани Ядвига, надеюсь ваше путешествие было приятным? Князь уже несколько раз спрашивал когда же вы приедете, а потом решил для пущей верности послать меня встретить вас. Рад что вы и ваши детки в добром здравии.
-Дядя Войтек, я очень по тебе скучала! -счастливо улыбнулась Баська, обняв любимого крестного. -И по маме Стасе тоже - а где же она?? Я думала она с тобой и Хоней приехала...
-Стася нас дома ждет, -ответил дочери Янек. -Ну что давайте выдвигаться? С отцовской хоругвью можно и поздним вечером ехать, так что через час уже будем на месте.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-24 21:45:56)

+1

17

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Женщина едва воздержалась от тихого вздоха или каких-либо дополнительных слов в ответ супругу, который не стал с ней спорить, приняв ее просьбу, как данность. В прочем, Ядвига прекрасно понимала, как важна верность и преданность слуг – именно поэтому так долго тянула с этим разговором и с этими выводами, не желая делать преждевременных выводов. Но, тяжесть пути и шило в одном месте у ребят дают о себе знать не только ей, но в первую очередь их няньке, которая должна была управиться с двумя озорными мальчишками. Однако Язе было, что возразить мужу относительно двух служанок – не количество, но качество. Порой одна толковая нянька может управиться не с одним, с пятью детьми, если не с большим их количеством. Но, не стала. Время было позднее, гроза только успокоилась, а дети только-только уснули.
- Ну, ничего – можешь спать уже, завтра подумаем об этом. Ты ведь говорил, что мало у нас детишек, - женщине не удалось произнести все целиком и полностью серьезно, поскольку под конец она-таки захихикала, хотя и не предполагала, понял ее муж или нет. Но, сон, надо полагать, в виду последней бессонной ночи дважды приглашать не нужно будет – усталость в пути берет свое, так или иначе.
Однако новый день начался, захватив каждого новыми заботами – погода обещала быть нынче более чем хорошей, не в пример дню предыдущему, чем грех было не воспользоваться, а потому вырваться вперед, где чету Лещинских уже давно ожидали. Ядвига, надо сказать, по-своему относилась к визиту в Лешно, где княжеством правили родители Яна, которых она хоть и уважала, но … предпочитала находиться на большем расстоянии. К тому же, именно Лешно и руки княгини и ее дочери стали колыбелью для маленькой Барбары, чего девочка, пожалуй, никогда не сможет забыть. И вместе с ней ее мать. Тем более на ее плечах часть груза ответственности за плод ее неразрешенной любви с княжичем, пусть даже и именует теперь его своим мужем. Все-таки есть раны, которые не исчезают с наших тел, но и душ. А это была именно та рана, которую теребила тогда, два года назад, во время их пребывания в гостях у Лещинских-стерших в Лешно, и вот сейчас начала. Пусть еще было только утро в самом разгаре, а дорога до родных сторон ее возлюбленного княжича – еще не самой близкой, как хотелось надеяться.
И почему именно Лешно, а не Краков теребил старую рану? На самом деле Ядвига хотела бы знать ответ на этот вопрос и искала, и находила его всю дорогу, пока их экипаж не остановился. Быть может, вина тому, какие принципы воспитывались в родовом гнезде Лещинских. Ну, а быть может, именно эта странная местность стала свидетелем и ровным судьей во главе с князем Михалом, что однажды и решил объединить судьбу сына с той самой женщиной, которая могла же его и погубить – отнять честь, избавить от разума и воли, что уже понемногу начала, не отдавая себе отчета в том, к чему ведет их замкнутый круг. Но, вот только правильной причины женщина не могла подобрать, осторожно любуясь своими детьми, и … вдруг насторожилась, стоило только появиться каким-то незнакомым голосам. Правда, незнакомыми и чужими они были по большей части именно ей, тогда как для юной панны Барбары, довольно улыбнувшейся, но так и не сдвинувшейся с места, пока не позволила ей этого сделать мама, говорили не чужие люди. Эти голоса окружали ее уже давным-давно, еще в ее детстве, которое было наполнено лаской и теплом именно благодаря двум матерям – Беате и Стасе. Ожидая, что ехать еще не близкий путь, женщина выглянула и убедилась, чему радовалась ее любимица дочь, а потому и вышла, и детям наказала также выйти и приветствовать родственников.
- Благодарю, пан Качмарек, - слегка щурясь от ярких лучей солнца, произнесла женщина в ответ Войтеку, после чего оглянулась. И надо сказать, не слишком довольно улыбнулась Хонорате, что сопровождала своего отца в поездке. Девушка была красивая, конечно, стройная и статная, но … что-то было в ней такое, что Ядвигу настораживало на ее счет. И спустя какое-то мгновение заметила, как Казимир стреляет своими глазками юной панне. И она едва не возмутилась, желая остепенить сына, когда Ян велел продолжать им свой путь. Тут же, надо сказать, женщина пожалела впервые в жизни, что ее молодчик-сын едет не рядом с ней в экипаже, а вместе с названным отцом и всем отрядом…
- Казимир, - тем не менее окликнула женщина сына и продолжила лишь после того, когда он подошел к ней, а остальные чуть отдалились. – Я хочу, чтобы ты держал своего коня рядом с моим экипажем, - выдала она свой наказ, чем удивила сына, что еще совсем недавно был совершенным озорником.
- Но зачем? – поинтересовался ребенок, которому было вовсе не интересно ехать рядом с матерью, а куда охотнее хвала дорога в самом переде.
- Хочу, чтобы все видели, какой мой сын у меня… - Ядвига позволила себе нежно улыбнуться Миреку, после чего забралась в экипаж и ехала, практически, со спокойной душей, до самого Лешно, где их встретили с хлебом и солью. Но к своему удивлению заметила, как сын едет за ее экипажем, мило общаясь с одной из внучек Лещинского. В прочем, они ведь еще дети? Да, совсем те дети, что могут наглупить по незнанию. И этого Язя боялась, хотя и не имела времени на это – надо было поприветствовать тестя и свекровь.

+1

18

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Ян был очень рад оказаться наконец дома и позабыть хотя бы на некоторое время обо всех делах и обязанностях, которые забирали чертову уйму времени в Кракове. И даже как-то немного непривычно было приезжать в гости к собственным родителям? Лещинский с удовольствием обнял любимых отца и мать, которые не ложились спать несмотря на позднее время и решили дождаться приезда своего первенца - а затем и обожаемую сестрицу. Бедняжке Стасе при всем желании было не уснуть вовремя, потому как очередной маленький озорник, что должен был появится на свет уже через пару недель, не давал ей покоя.
-А что это вы такую тайну устроили, Стась? -улыбнулся Янек, нежно расцеловав сестру и осторожно обняв ее. -Когда мне Войтек сказал что у вас прибавление, я подумал, что вы недавно узнали... а оказывается оно уже вот-вот грянет?
-Просто после рождения Таддеуша, у нас не получалось.., -слегка покраснев ответила Стася, улыбнувшись брату. -А мы очень хотели еще ребенка... и когда наконец чудо случилось, то решили что не будем никому писать и говорить до поры до времени - даже старшеньким сказали уже когда было пять месяцев. Я ужасно боялась что кто-то сглазит, не дай бог... видишь - сижу дома и охраняю мою доченьку.
-А вдруг у вас сынок родится? -рассмеялся Лещинский. -Я тоже мою ненаглядную на пятое дите уговорил наконец - как раз чертенятки наши подросли и у Язи будет время чтобы заниматся малышом, если бог даст. Тоже хотим дочку, правда, любимая?
Шляхтич обнял свою вредную женушку, притянув ее ближе, когда она подошла к нему после того как тепло поздоровалась со свекром и свекровью. Стася улыбнулась Ядвиге, протянув ей руку:
-Добро пожаловать в Лешно, я очень рада, что вы добрались благополучно. Как Мирек вытянулся - совсем большой уже... и очень похож на вас. Такой же красивый, настоящий рыцарь.
С самого первого момента знакомства, гордая и уверенная в себе княгиня Любомирская не особенно понравилась Станиславе... даже когда она не знала, что ее старший брат крутит с темноглазой красавицей бурный роман. Позже, когда Ян наконец-то стал мужем своей зазнобы, Стася пыталась заставить себя полюбить невестку... но не смогла как не старалась. Беата в разговоре с любимой дочкой тоже как-то призналась, что хотела бы для Янека другой жены - и чтобы не было всех этих перипетий с любовными страданиями и прочим. Станислава лишь вздыхала слушая свою матушку и мысленно обещала самой себе, что всегда будет предельно вежливой и радушной, общаясь с Язей. Она любит Яна и это главное?
-Мама Стася!!! -увидев свою обожаемую тетушку, Баська едва только переступила порог комнаты, тут же стрелой полетела обнимать ее. -Я так по тебе соскучилась... и по дяде Войтеку тоже... я вас очень-очень люблю обоих.
-И я тебя люблю, радость моя, звездочка ты наша! -конечно же Станислава не могла не обнять маленькую крестницу, которую долгое время растила как собственную дочь, помогая непутевому братцу. -У нас с твоим дядей есть для тебя подарок... только мы тебе его подарим завтра, хорошо? Сейчас уже время позднее и всем надо отдохнуть.
-Я тебя наконец увидела и обняла, -выпалила всегда сдержанная подобно своей родной матушке Бася, потеревшись щечкой о руку Стаси. -Мне больше ничего не нужно, честное слово...
Далее многочисленные объятия продолжились, потому как домочадцев не спало много и надо было с каждым поздороваться и почеломкаться. И наблюдая эту идиллическую картину, Ян заметил что его единственная и неповторимая хмурится, смотря за тем как Баська буквально прилипла к своей крестной. Сложенные на груди руки завершали общую картину недовольства, хорошо знакомую Янеку...
-Не ревнуй, тигрица моя, -шепнул жене Лещинский, приобняв ее за плечи. -Ты все равно у Баськи всегда будешь на первом месте... и никто ее у тебя не заберет никогда, слышишь? Кстати, сегодня грозы не намечается, да и за детьми будет хороший присмотр - не пойти ли нам с тобой спать пораньше? Я знаю как избавить тебя от плохого настроения...
Язя лишь насмешливо фыркнула, но Ян и не подумал отступать, улучшив момент и поцеловав ее в шею, пока никто не видел... ну а его отец, после всех радостных приветствий наконец решительно скомандовал своему немаленькому семейству идти на боковую. Гостям пора отдохнуть с дороги, да и завтра будет новый день и полно времени для разговоров, объятий, а так же веселых игр и проказ. Покои для Яна, Язи и их деток были уже приготовлены, так что не тратя времени даром можно было идти "обновить" их. По просьбе своего старшего сына, его матушка отправила в комнату где должны были ночевать Михась с Мариком одну из нянек, что прислуживала Станиславе - Юзе хозяйка дома сказала что у нее теперь будет законный и заслуженный отдых, так что верная служанка не была в обиде на своих хозяев.
Но если детки Лещинских сладко-сладко уснули едва успев помолится на ночь и поцеловать своих родителей... то последние вовсе не собирались спать? Выпив отменного венгерского вина и съев пару аппетитных виноградин в гостевой спальне, Ян принялся раздевать свою пока что еще недовольную женушку. Он прекрасно знал, какой она может быть ревнивой и решил перевести эту самую жгучую ревность в иное, более приятное русло... и после того как Язя покорилась его объятиям забыв обо всем на свете кроме жарких ласк, взаимно приятная близость была особенно яркой и волнующей. Обнимая жену после бурного финала, Лещинскому подумалось, что после сегодняшней ночи она вполне может понести дитя, если это не случилось после того вечера когда он вернулся навеселе.
-Скажи мне... только откровенно... тебе ведь не особенно нравится бывать в доме моих родителей? -тихо произнес Ян легонько касаясь губами волос жены, когда она уютно устроилась у него на груди. -Помнишь, я ведь когда-то говорил тебе, что моя родня на твою не похожа... но тебе не придется меня с ними делить, слышишь? Я всегда был и буду только твоим... так что постарайся не ревновать и не сердится, прошу тебя. Но если что - мы ведь с тобой знаем прекрасный способ как можно выпустить пар?
На следующее утро, Янек и Язя едва не опоздали к завтраку, на который собрались все-все домочадцы - и те, что вчера вечером проспали приезд дорогих гостей. Бедняга Казимир мило болтал с Хоней пока его строгая матушка не изволила появится в столовой... но потом туда прибежала еще одна панна, при виде которой юный князь Любомирский едва не открыл рот, настолько она была хороша. У нее были точеные черты лица, светлые красивые волосы и большие сине-серые яркие глаза... так что Миреку она показалась похожей на настоящего ангела.
-Познакомьтесь, пан Казимир, если конечно успели забыть эту милую панну, -хихикнув, заново представила свою тетушку Хонората. -Магдалена Лещинская, собственной персоной, одарила наше общество своим появлением. Наверняка няне пришлось одолжить у дедушки боевую трубу, с помощью которой играют побудку гусарам княжеской хоругви? Даже если за окошком начнется конец мира, наша Магдуська проспит и не заметит оного.
-Хватит, Хонька! -Магда покраснела и поклонилась Миреку так как учили. -Я очень рада вас приветствовать в нашем доме, пан Казимир... очень надеюсь, что вам у нас понравится...
-Панна Магдалена очень добра... конечно же все именно так и будет, -пролепетал Казимир, переводя восхищенный взгляд с Хони на Магду и не видя пока что как посмеивается его названый отец и недовольно хмурится мама... Однако, обе юные девушки были дивно хороши: одна темноволосая и кареглазая, вторая блондинка с потрясающе красивыми синими глазами. -Вы позволите сесть рядом с вами за столом?
-Я почту за честь, пан Казимир, -улыбнулась Магда, не удержавшись и показав Хонорате язык, а затем заметив наконец старшего брата и его супругу. -Ой, Яночек!! Как же я рада тебя видеть!!!
Хоня, проследив как лучшая подружка помчалась обнимать Яна, не тратя времени зря, взяла Казимира под руку.
-Мой дедушка вот-вот придет, так что давайте пройдем уже к столу, пока эта маленькая белобрысая ведьма улетела на своей метле? У меня как раз есть отличная возможность наговорить вам много гадостей про нее.
-Но зачем? -засмеялся Казимир, посмотрев на озорницу. -По-моему, панна Магдалена сущий ангел...
-Затем чтобы больше вам понравится, -глазом не моргнув ляпнула Хоня и захихикала смотря как мальчишка покраснел. -А Магдуська наша ангелок когда дрыхнет зубками к стенке. Идемте скорее, а то нам с вами вкусного не достанется.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-25 17:22:46)

+1

19

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Ядвига помнила тот день, а точнее морозный вечер, когда впервые переступила порог дома княжеской четы Лещинских. Кажется, с тех пор тут так и ничего не изменилось? Все то же убранство, украшавшее стены древнего шляхетного рода, все то же тепло и уют, царившее, казалось бы, тут вечно и, кажется, разве только в количестве Лещинских стало спустя годы только больше. В прочем, сосчитать всех родственников своего супруга женщина не бралась. Можно сказать, что теряла счет или терялась сама в их среде, однако по имени она практически всех знала. Что же, дождавшись, пока Ян сентиментально, хоть и весьма сдержанно, поздоровается со своими родителями, к князю и княгине подошла Ядвига. Помнится, в тот морозный вечер, когда она со своим уже умершим супругом приветствовала его давнего друга и желала сто лет жизни, колени не подкосились в аккуратном реверансе, а голова почтительно не опустилась. Что же, тогда она была княгиней, а сейчас была их … невесткой, еще одной дочерью, которая, однако, похитила сердце их сына.
Княгиня постаралась как можно более радушно улыбнуться и даже по-матерински обняла Ядвигу, от чего женщина задумалась на какое-то мгновение – сколько усилий и тренировок этот добрый жест стоил Беате? В прочем, как бы там ни было, а они были слишком хорошо воспитаны, да и не желали распрей, чтобы требовать друг от друга искренности. Ядвига отдавала себе отчет в том, что сама бы не желала такой жены для любого из своих сыновей. А она забрала себе старшего. Наверняка самого любимого?
- Мы не хотели вас беспокоить так поздно, - выдавила из себя женщина, понимая, что должна хоть пару слов уронить, ведь прятаться за крепкие плечи Яна тут ей не подобает. Хотя ей и хотелось бы, ведь казалось, что каждая ее эмоция, даже самая маленькая и мимолетная, каждая ее мысль – в общем, все, что она думает и над че размышляет, не проходит мимо княжеской четы, что так внимательно и проницательно смотрит на нее, будто видя насквозь.
Язя поежилась, услышав ответ своего свекра, что решил сказать о том, что они не могли поступить иначе… Это ей уже напомнило один разговор в доме Любомирских в Кракове, а после быстро смылась к Яну. И ведь достаточно вовремя она к нему подошла, чтобы услышать такой разговор, от которого невинной девице в пору было раскраснеться и сбежать в свои покои. И пусть женщина была далеко не скромных и целомудренных нравов, ей определенно не понравилось тот факт, что Ян решил сразу же донести до ушей своей ясной сестрицы о том, что и они работают на благо увеличения семьи детьми. Пожалуй, будь они лишь втроем, панна бы напомнила мужу о некоторых приличиях. Но, дом, словно старый улей – гудел и жужжал, от чего была надежда, что завтра этот небольшой разговор по душам брата с сестрой не станет достоянием каждой дворовой служанки. Так что, Язя приготовилась мило улыбаться и подалась вперед, чтобы аккуратно приобнять любимую сестрицу Яна.
- Благодарю, Вас, пани Станислава, - чинно произнесла Ядвига в ответ. – Ваша дочь тоже заметно повзрослела, - добавила женщина, хоть в свои слова вложила так или иначе, несколько иной смысл, известный лишь ей одной. И хотела бы Ядвига продолжить чинный разговор со Станиславой, но … случилось именно то, чего и стоило ожидать от подобного мгновения – прибежала Барбара, обратившись к беременной дочери Лещинских, как к матери, а после и потерлась щекой к ее ладони. Уж на это у Ядвиги не было сил смотреть, так что она вопреки своему желанию нахмурилась, картинно развернувшись в другую сторону. Однако этого поворота уже не мог не заметить супруг. Правда, на все сказанные ним разумные слова и доводы у гордой женщины были свои мнения и желания, так что она лишь картинно фыркнула, не рассыпаясь в ответах. Для этого у них в расположении были личные покои, где, в прочем, младший Лещинский не желал разговаривать, но действовать. И как бы женщина не противилась, не удержалась, страстно ответив мужу на его ласки.
- Вот и зачем ты сейчас заводишь этот разговор? – слегка нахмурившись, произнесла женщина, после чего приподнялась в постели. – Дело не в твоей родне или в месте, Ян… Хотя, кто знает? – постаралась честно признаться Ядвига. – Может быть, дело во мне? Мне тут не место. Эти люди никогда меня не примут, хоть и будут делать вид, что все рады мне. Просто все знают, что мы сделали – все знают, все помнят… И каждый раз, приезжая сюда, я вспоминаю ту зиму, когда никто еще не знал о нас, и невольно сравниваю, как все изменился мир и мы, а тут все осталось прежним… И Бася! Моя Бася тут тоже все вспоминает, … а тебе, кажется, дело только до одного…
Высказав все мужу, женщина улеглась на подушке, постаравшись заснуть. К счастью, ночь состоит не только из тишины, но и многих минут, что сбегают одна за другой, заставляя нас думать об ином. Также и Ядвига успела к следующему утру практически забыть не слишком приятный свой ответ и вновь ворковала с мужем, прежде чем не спустилась вместе с ним в просторную столовую, где маленького князя Любомирского уже обхаживала проворная девица. А после появилась еще одна, … и женщина не могла поверить своим глазам. Она негодовала и удивлялась тому, что открылось ее глазам, решив, что обязательно поговорит с сыном, но только найдет для этого разговора время после завтрака.

+1

20

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Ян с большим удовольствием обнял свою младшую сестренку, удивляясь тому как же она успела повзрослеть и похорошеть за последние два года, что он не видел ее! Тогда и Магдуся и Хоня были еще совсем детьми, милыми и беззаботными - но вот теперь, они обе кажется прекрасно осознали, что предназначение любой женщины быть в центре внимания? И конечно же, обе девушки очень обрадовались приезду Казимира, который стал настоящим кавалером и мог составить достойную пару любой панне из хорошей семьи. Наблюдая за сестрой и племянницей, Янек не мог не улыбаться, наблюдая как обе ловко вгоняют его старшенького в краску веселыми шутками и остроумными замечаниями. Лещинский так же не мог не заметить в очередной раз, что милая беседа на другом конце стола явно не нравится его супруге... и вспомнил ее слова накануне ночью. Ей не нравится в гостях и Лешно, к сожалению никогда не станет для нее родным домом, увы. Ян мог лишь попытаться как-то сгладить все неприятные для его супруги моменты - настолько, насколько это было вообще в его силах...
-Доброго всем утра, простите что запоздал - дела как всегда копятся словно снежный ком, -извинился перед своей родней Михал, после того как появился в столовой и уселся во главе стола. -Мне думается, что сегодня вечером, вполне можно устроить праздничный ужин в честь приезда наших дорогих Яна и Ядвиги, а так же - помолвки Славчика.
-Вот так сюрприз! -засмеялся Ян, удивленно посмотрев на отца, а затем и на младшего братца. -А не рановато ли его женить? И кто невеста, если не секрет?
-В самый раз, -усмехнулся старший Лещинский. -А с невеста нынче вечером придет со своими родителями на семейный ужин, так что все смогут с ней познакомится. Но до вечера пока еще далеко, так что давайте помолимся и за трапезу?
-Я думаю что в честь приезда дорогих гостей можно освободить детей нынче от уроков. Они долго не виделись друг с другом, так что пусть поиграют всласть и пообщаются, -произнесла пани Беата, чем несказанно обрадовала всех детишек за столом.
-Как замечательно! -довольно воскликнула озорница Хоня, стрельнув своими темными глазами в беднягу Казимира. -Раз бабушка сегодня сама доброта, то мы вас поведем прогуляться по городу - поди успели забыть как красиво у нас в Лешно? Если конечно Ян и ваша матушка не будут против... Мы с Магдой уже неделю собираемся заехать на торговое подворье и забрать все приготовленные подарки - и все какие-то дела находились.
-Доченька, уйми свой пыл, -ответил Войтек после замечания дочки, после того как Стася тихонько сжала его руку под столом и указала взглядом на недовольную Ядвигу. Наверняка той не понравилось как ее сынка шустро взяли в оборот? -От уроков тебя пани Беата освободила, однако это не значит что можно будет весь день баклуши бить. Пока я поеду в Вилковицы, будешь помогать матери с младшими братьями.
-Ну вот... меня и вернули с небес на землю, -картинно вздохнула Хоня. -А я уже так надеялась прокатится верхом по городу с достойным кавалером... Эх...
-А почему бы и нет? Пусть дети прогуляются? -решил поддержать племянницу Ян. -Не могут же они все время быть в четырех стенах - успеют еще насидется, когда заживут своим домом. А твои парни, Войтек могут поиграть с нашими, они как раз друг дружке по возрасту подходят. Пока будут играть, Стасюшка передохнет от них как раз.
-Папочка, можно мне помочь маме Стасе? -осмелилась поинтересоваться Баська и Янек кивнул, даже не подумав о возможных последствиях и совсем позабыв о том что говорила ему Язя. После окончания завтрака, когда дети убежали из столовой - младшие играть, кто постарше прогуляться, Лещинский понял, что его жена не на шутку сердита... но сейчас не нужно было никуда спешить, да и за ребятами был присмотр, так что вполне можно было уединится?
Поднявшись из-за стола, Ян взял вредную жену за руку и без лишних слов повел ее обратно в спальню. Поначалу Язя пыталась было остановить своего пылкого супруга, но быстро сдалась, поддаваясь его жарким объятиям.
-Я знаю что тебе не особенно нравится здесь... но подумай о том, что нам пока мы в родительском доме удастся вместе больше времени проводить, -шепнул Янек в губы своей любимой упрямицы. -И не сердись на Мирека - пусть погуляет. Он у нас парень умный, так что глупостей делать не станет... а мы кажется еще в Ополе мечтали с тобой о совместной ванне?
Ну а пока Янек и Ядвига решили в очередной раз расслабится, Стася вышла во двор проводить Войтека - ему надо было съездить в Вилковицы и узнать как там обстоят дела. Заодно женщина решила приглядеть за мальчишками, затеявшими веселую игру в саду: своими и старшего братца.
-Что-то не так, любимая? -поинтересовался у жены Качмарек, после того как конюх привел его коня, а сопровождение из княжеских гусар уже построилось за воротами. -Мне кажется, что приезд жены Яна тебя не особенно обрадовал...
-Ты знаешь, что я стараюсь хорошо к ней относится, она ведь жена брата... но порой мне кажется, что будь ее воля, она бы не приезжала, -ответила Стася мужу. -Когда Басенька меня обняла, Ядвига аж в лице переменилась - как будто кто-то виноват, что мне приходилось ее дочь воспитывать. Естественно, ребенок никогда о таком не забудет..
-Стася, не расстраивайся. Просто пани Ядвига из той же породы людей, что и моя матушка - такая же гордая и властная. Разве может она не ревновать Басю? Наверняка и Яна ревнует постоянно, -улыбнулся Войтек, обняв жену. -Давай-ка лучше ты будешь думать сейчас о нашем ребенке? А я постараюсь быстро обернутся, чтобы ты без меня не скучала...
-Не скучать без тебя я не могу, ты же знаешь, -Стася согласно кивнула, поцеловав мужа прежде чем отпустить по делам. -А о нашей крохе постоянно думаю... даже не верится что уже скоро дождемся ее.
После того как Войтек уехал, Станислава направилась в сад, где ее уже ждали Баська и мальчишки, игравшие под присмотром двух нянек. Так, совершенно незаметно, пролетело время до вечера и пора было собираться на праздничный ужин, к которому ожидали гостей и нескольких близких друзей семьи - как за полтора часа до него, Ян и Язя успели перебраться из постели в великолепную ванну с горячей водой, чтобы привести себя в порядок и заодно немного передохнуть после любовных утех.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-25 21:30:51)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Co z jabłoni spadnie, niedaleko upadnie.