Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Представьте себе пригород Сакраменто ранней весной? Когда округа расцветает ...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Co z jabłoni spadnie, niedaleko upadnie.


Co z jabłoni spadnie, niedaleko upadnie.

Сообщений 21 страница 40 из 46

21

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Эта поездка в Лешно к Лещинским определенно заставит Ядвигу понервничать. Уж в этом женщина убедилась, стоило всем только усесться за стол и увидеть, так сказать, всю картину маслом – двое панночек быстро пустили в ход еще только распускавшееся свое обаяние, тогда как Миреку оставалось лишь развесить уши и получать удовольствие от завтрака в такой болтливой компании. Надо думать, мальчишка сейчас даже не знал, насколько близко была его мать к тому, чтобы вульгарно ударить кулаком по столе, требуя прекратить сие действие. Но, гордой женщине пришлось найти в себе терпения. Хоть небольшую капельку оного, прибереженного на черный день. Вопрос еще в том, хватит ли его к концу этой поездки? Что же, будем надеяться, терпение победит натуру.
- О, свадьбы – это так прекрасно, - с долей сарказма произнесла женщина, едва стоило князю огласить о помолвке своего младшего сына, в честь которой и должен был состояться ужин. Ах, да. Еще и в честь первенца с женой. И надо сказать, полумер Ядвига не принимала, а потому у женщины было свое мнение на этот счет. – Ясновельможный князь! – обратилась кареглазая женщина к Михалу, заслужив мгновенную тишину за столом. – Думаю, мой муж согласится со мной в том, что такое празднество незачем делить между кем-то – вечер во истину обязан принадлежать лишь будущим супругам, а потому мы уступим такую честь Славчику, - тактично огласила женщина, взяв в руки кубок с разбавленным вином, коим и отсалютовала князю, его супруге и их младшему сыну. Не признавая полумер Ядвига определенно не намеревалась делить честь и причину вечера между той, на которую считала имеет право. Все или ничего – никаких половинок.
Так и не получив должного ответа, в разговор то ли вмешалась, то ли тактично вошла княгиня, решив порадовать своих деток. Но, что кому-то радость, кому-то обязательно головная боль. «Просто неслыханная щедрость – уж лучше бы учились хорошим манерам. Им этого явно не хватает,» - про себя подумала женщина, пока ловко подсунула ножом на вилку кусочек запеканки, что на удивление была вкусной. Да и разве нечто подобное капризной панне приходилось раньше пробовать? Раньше – да, конечно, доводилось пробовать, только все было не настолько легко, ароматно и аппетитно, как-никак. И хорошо, хоть в чем-то женщине удалось найти положительные стороны этого путешествия? Пусть даже самые неожиданные.
Однако, стоило Язе только выдохнуть спокойно, жуя запеканку, как маленькие панны, особенно та, что помладше, придумали себе занятие не без компании молодого князя. И ведь женщина тут же пожалела, что преждевременно не предупредила сына – не быть слишком мягким и сговорчивым с этими шустрыми панночками. О том, заметил ли кто за столом злое выражение лица Ядвиги, сама женщина не знала и даже не думала о том, чтобы скрыть оное. Она хотела лишь конца трапезы, чтобы поймать минутку наедине с сыном, которому был, как воздух, необходим разговор с матерью, когда внезапно … очередной удар пришелся из самого спокойного берега. Бася… Если бы не история былых лет, Ядвига назвала бы это предательством, а потому женщина лишь мысленно собралась. Она все еще надеялась, что дочь не забудет о ней.
- А я думала, мы повышиваем… - с сожалением в голосе произнесла женщина, но запрещать дочери разделить свое время с другой женщиной так и не смогла. – Но, делай, как тебе хочется – хочешь повозишь с кузенами, - добавила лилейным голосом кареглазая женщина, решив, что увидеть улыбку Барбары ей будет приятнее, чем хмурое личико и мнение всех о том, будто бы она заботится о дочери.
Из-за стола Ядвига вышла темнее тучи. Ее бровь напоминали сердитое столкновение еще недавних приятелей, а выражение лица сулило лишь неприятности, рискнувшему прикоснуться к ней. Она бы наверняка зашипела на супруга, когда супруг взял ее за руку, а после потащил в спальню, едва ли не силой. Правда, не упираться ногами и руками ей было, отказываясь повиноваться …
Мужчина мгновенно взял в оборот свою благоверную женушку, стоило им только остаться наедине. Даже задержавшаяся в их комнате горничная, не остановила княжича, что быстро стал занимать свою супругу вещами, казалось бы, куда более приятными. Она бы и рада поддаться ему, но все еще цеплялась за то, что должна еще была высказать мужу… Прежде чем Яну пришлось высказать один из своих единственно разумных и важных козырей на сегодня.
- Я не о глупостях Мирека переживаю, а боюсь, как бы он не влюбился, мой дуралей, - в сердцах высказала женщина, определенно понимая, что такие слова Янеку могли бы и не понравиться. А потому, женщина позволила ему все-таки расшнуровать ее тугое платье, устроившись сверху. В прочем, Ядвига не была также против и совместной ванной, о которой мечтала последние дни. Так что муж мог быть доволен собой – он здорово отвлек свою вредную супругу, заставив позабыть буквально обо всем. И лишь вечером, когда солнце стало близиться к своему закату, она припомнила о том, что должно быть ожидает их с Яном на ужине – опять вся эта вежливость, опять эти две девицы, опять Станислава начнет отнимать у нее внимание Баси и, конечно же, были многие другие причины, что не радовали гордую женщину.
- Я не пойду, пожалуй, на ужин, - заявила княгиня, театрально приложив тыльную сторону ладони к своей головушке. – Что-то у меня болит голова. Наверное, все дело в ванной, - предположила она, поежившись под теплым халатом-накидкой. – Извинишься за меня перед всеми, - добавила она, тяжко вздохнув, а после плюхнулась в постель, мысленно еще раз задумавшись, правильно ли она решила? Ведь не зря говорят, что чего глаза не видят, о том не болит сердце?!

+1

22

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Недаром стоило столько мечтать о приятном вечере в ванне наедине и довольствоваться самыми обычными бадейками на постоялом дворе - Ян ощущал себя просто в раю, нежась в горячей воде и обнимая свою любимую и очень вредную женщину. Хорошо что детишки были заняты играми - никто не прибегал колотить в дверь спальни срочно требуя своих родителей. По закону подлости, дома в Кракове нечто подобное начиналось как раз в тот момент когда Янеку хотелось уединится с женой... но сейчас все было тихо и спокойно. Лещинский еще не подозревал что его ожидает после ванны, так что с удовольствием дразнил нежными прикосновениями Ядвигу, не забывая о взаимно приятных поцелуях. Но все хорошее обычно быстро заканчивается, так что шляхтич был немало удивлен тем как резко изменилось настроение его любимой и единственной - а ее заявление было вообще из ряда вон?
-Значит голова разболелась? -переспросил у супруги Лещинский, после того как вылез из ванны и хорошенько растерся большим полотенцем. -А мне почему-то кажется, любимая моя, что тебе просто не хочется видеть как твой сын любезничает с Хоней и Магдой, а Баська вьется вокруг Стаси. Может я конечно ошибаюсь... но еще мне думается, ты хочешь чтобы я тебя уговаривал...
Причина смены настроения вредной пани Лещинской была прежде всего в ревности и Янек хорошо это понимал - его жена полумер не приемлет, что и показала та фраза, которую она выдала за завтраком. Ему оставалось лишь одно: перехитрить свою любимую упрямицу, так чтобы Язя-таки заставила себя пойти на праздничный ужин.
-Ты же понимаешь, что я не могу не пойти.., -Ян улегся рядом с женой на постели и обнял ее со спины. -Родители обидятся, а они не заслужили подобного отношения с моей стороны... к тому же приедет несколько старых друзей семьи и кроме невесты Славчика будут еще красивые панны. А вдруг им захочется обратить внимание не на Мирека, а на меня - о таком варианте ты не думала, Язя? Я надеялся прийти на этот небольшой прием с моей красавицей-женой, глядя на которую зеленели от зависти все дамы королевского двора... а теперь мне надо одному идти? Ладно, ничего не поделаешь...
Поцеловав жену в шею, Янек набросил свой халат и вышел из спальни чтобы приказать слугам приготовить себе одежду для вечера. Вообще, наряжаться он не любил и делал это крайне редко и неохотно... но сегодня решил изменить давней привычке и одел новенький бархатный кафтан, богато украшенный вышивкой из серебряных нитей. Собственно говоря, вся эта "наживка" предназначалась лишь для Язи - Лещинский надеялся, что неуемная жгучая ревность не даст ей усидеть одной в комнате. Если бы достойный тесть Яна слышал как он уговаривает его вредную дочь сменить гнев на милость, то скорее всего посоветовал бы не церемонится с капризной женой. Вообще, если бы Янек слушал советы достойного пана Кшиштофа, то скорее всего не вылезал бы из местного борделя, всякий раз как ссорился с Ядвигой. Любомирский не раз говорил, что если жена демонстрирует свой норов/встала не с той ноги/капризничает, то мужчина имеет полное право расслабится к полному своему удовольствию.
Итак, появившись в столовой, где слуги заканчивали накрывать стол, Ян прежде всего подошел к отцу... и в очередной уже раз подивился его интуиции. Михал прежде всего поинтересовался, не обидел ли чем Ядвигу утром, на что Янеку оставалось лишь вздохнуть.
-Отец, не волнуйся, все хорошо... Язя будет немного позже, потому что у нее разболелась голова, -Лещинский не стал врать князю, потому как не знал наверняка, сработает ли его хитрость. -Ты же знаешь, что ей не по себе в Лешно... в Кракове все совершенно иначе.
-Знаю, поэтому и спрашиваю тебя. Надеюсь, вы не поссорились? -поинтересовался Михал у своего первенца. -Я не хотел бы этого...
-Папа, а где же мама? -Ян не успел закончить разговор с отцом, как к нему подлетел Мирек с малышом Михасем на руках. -Почему она не пришла с тобой?
-Все в порядке, не волнуйся, -улыбнулся Лещинский обращаясь к отцу и затем забрал у своего старшенького довольного Мишку - благодаря Стаське, он и Марек наигрались всласть и успели пообедать и вздремнуть днем. -Ваша мама придет немного позже, сказала что у нее голова болит.
Казимир не сдержал вздоха, решив что его родители наверняка успели поссорится, пока он ездил с Хоней и Магдой гулять по Лешно. Но долго раздумывать Миреку не пришлось, потому как две его веселые компаньонки повели его немного потанцевать, благо что старший Лещинский скупится не стал и пригласил музыкантов на вечерний ужин.
-Я по тебе уже соскучился, -тем временем, серьезно заявил маленький Михась, обняв своего отца за шею. -Мы сегодня играли в рыцарей с Ендриком и Таддеушем... так что я даже устал немного.
-И я по тебе тоже - хочешь завтра повезу тебя и Марека по городу? И мама с нами поедет, -улыбнулся Ян, крепче обняв любимого сынишку. Кстати говоря, если бы не уже упомянутая выше ревность, то Мишка бы не появился на свет почти сразу за своим братцем? Все произошло из-за ссоры - старшие дети гостили у Любомирских в загородном имении, Язя сидела дома с маленьким сыном, который постоянно требовал ее внимания, а сам Янек засиделся допоздна в сейме и вернулся домой изрядно навеселе. В результате, мирились супруги Лещинские даже не подумав дойти до собственной спальни - прямо в гостиной, благо что слуги уже давно спали. И естественно, столь жаркие объятия не могли не принести свой результат в лице прекрасного мальчишки, что сидел теперь на руках у Яна. Когда сын согласно кивнул в ответ на отцовское предложение, Лещинский нежно коснулся губами волос мальчика и тут его окликнул очень знакомый голос...
-Ян, ты ли это? Совсем не изменился.., -обернувшись, шляхтич увидел одну из своих былых зазноб - ныне она была замужем, правда муж ее был намного старше, так что пани не теряла возможности найти себе веселых приключений. -Это твой сынок? Он очень на тебя похож, такой же красивый... а у меня нет детей.
-А что же так, пани Мария? Или вашему супругу не нужны наследники? -Лещинский улыбнулся, поставив Мишку на пол и взяв его за руку.
-Наверняка нужны... но я не хочу иметь детей от старика, -картинно вздохнула женщина, как бы случайно дотронувшись до плеча Янека. -Мне всегда думалось, что отцом моего ребенка должен стать человек которого я люблю... ну или который мне нравится.
-Несколько лет брака за стариком сделали тебя непозволительно откровенной... и я бы даже сказал испорченной, Марийка, -усмехнулся Ян. -Я тебе пожелаю удачи в поисках подходящего кандидата пожалуй. Идем поищем чего-нибудь вкусного, сынок?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-31 20:27:25)

+1

23

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
- Значит, ты мне не веришь? Вон, значит, как?! – слегка прищурившись, Ядвига посмотрела своими карими глазками на мужа, так и не ответив ему на озвученные ним обвинения. В прочем, муж был прав, и изменить этого нельзя было, как бы ни пыталась и, как бы ни старалась сделать этого женщина. А может быть она попросту плохо старалась? Так или иначе, а гордячка уже все лишила для себя. Она даже не повернула голову к мужу, когда он улегся рядом с ней, обняв за талию со спины … начав будоражить воображение своего благоверной тем самым, разжигая костер ревности. Тем не менее, женщина не торопилась воспламеняться и бежать следом за мужем, подобно сторожевому псу – тут любимому наглецу следовало еще предоставить хороший урок, но это был явно не тот вечер.
- Смею надеяться, что в доме своих родителей ты не станешь засматриваться на других женщин, - решительно и даже слишком самоуверенно заявила женщина. – Иначе, если бы тут был кто-нибудь достойный твоего драгоценного внимания, разве твой папенька бы стал отправлять тебя в Варшаву, якобы учиться? Да и расположения моего бы ты не искал тогда, - добавила Ядвига, заглянув в ясные глаза любимого супруга. Что же, она сейчас почти верила в то, что говорила, однако и знала, насколько отчаянными могут быть поступки оного в желании переубедить ее или переупрямить. – Даже и не думай делать то, что мне не понравится, - последнее женщина произнесла уже вслед супругу, который подался звать прислугу, чтобы помог ему одеться и приготовиться к званому ужину.
И ведь, наблюдая за всеми этими сборами своего благоверного супруга, женщина не раз подумала о том, что все равно не пойдет на ужин, где будет совершенно лишней особой – ее ведь едва переносят на дух? И пусть женщине никто и никогда не грубил, но гордой панне хотелось думать именно так. Тем более, когда все вокруг, казалось, только вспоминали о былых днях, когда они с Яном только согрешили.
- Если придешь выпивший – со мной спать не будешь! Можешь сразу велеть Жендзяну стелить тебе на полу, - предостерегла Ядвига мужа, хотя и не была уверенна в том, что муж слышал ее последние слова, сказанные вдогонку, словно лай маленькой дворовой собачонки. Но, стоило Ядвиге остаться в покоях одной, как женщина задумалась. Задумалась о том, что, быть может, поспешила с решением, но все равно не может пойти туда, где веселятся Лещинские – она среди них чужая, да и такой поступок лишь заставит Яна гордиться собой. После, женщина подумала еще и о том, что даже если бы пришла, наверняка там ничего интересного не было? Одни и те же люди, … одни и те же причины для гнева. Но, что если все-таки на празднике случится нечто такое, что предотвратить она будет не в силе, сидя в своих покоях?!
Ох, уж эти сомнения!
Ох, уж эти возможности и возможность выбора!
Порой, кажется, лучше бы ее и вовсе не было! Пусть бы кто-нибудь решал, хоть тогда было бы на кого сбросить груз и тяжесть ответственности, ткнув пальцем – это не я!
Аккуратно поднявшись из постели, женщина подошла к двери и прислушалась. Начала играть музыка, что в Лешно вообще, кажется, было редкостью ужасной? И тут гордая пани, решила, что не пропустит все-таки сие действо. Позвав свою служанку, женщина велела быстро отыскать лучшее среди ее платьев – именно то изумрудного цвета, по новой моде, чтобы все видели шик и блеск Ядвиги Лещинской. И не смотря на то, что тут было принято скромничать, скрывая грудь платком, женщина лишь подчеркнула ее, затянув корсет как можно туже. Чтобы подчеркнуть бледность кожи панна обошлась без румян, припорошив щеки лишь легкой пудрой и только после завершения высокой своей прически, над которой корпела служанка, Ядвига переступила порог своих покоев.
Женщина оказалась свидетелем весьма забавной сцены, едва только стоило ей спуститься по лестнице вниз. Ян держал на руках Михася, тогда как ему беззаботно вещала о чем-то своем весьма миловидная панна, пусть и в платье, которое себе гордячка никогда не выбрала. В прочем, Лещинская не спешила обрадовать мужа своим приходом, а потому держалась в тени. И перво-наперво, подошла к незнакомке, что так мило улыбалась чужому мужу.
- Как говорится, все хорошие паны уже заняты, но не отчаивайтесь, кто-нибудь подберет и вас… - с высоты своего роста и гордости обронила Ядвига, словно бы делясь каким-то важным женским советом. – Но, постойте, разве вон этот пан, не ваш муж? Он вам так мило и любяще улыбается, Вам, - в тон своим словам улыбнулась одними лишь губами женщина, прежде чем продолжить хлестать хлыстом аккуратной и взвешенной ревности, подобно какому-то ювелирному мастеру. – Да, конечно, … кому-то достается молодой, богатый наследник титула, а кому-то остаются старики, что уже мало на что способны… Но, что поделаешь? Такова жизнь, а она не справедлива,, - добавила Ядвига, не прекращая улыбаться и смотреть на гостей, находясь рядом с женщиной, что только что так непозволительно смотрела на ее Яна. – Предупреждаю один-единственный раз, - повернувшись уже лицом к молодице, произнесла Ядвига, на этот раз уже не улыбаясь ни единым мускулом своего лица или даже тенью голоса. – Еще раз подойдешь к Яну и ты познаешь на себе весь мой гнев, - более женщине добавить было нечего, а потому развернувшись, она с высоко поднятой головой направилась к своему благоверному.
- Посмотри, на какие жертвы ради тебя я иду, а голова моя, между прочим, так и раскалывается, - мило сообщила женщина, позволив себе улыбнуться так, будто разговора с некой женщиной и не бывало. Но, посмотрим? Пальчики так и чесались …

+1

24

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Вновь подхватив сынка на руки, Ян направился было к столу с угощением, но Михась категорически отказался есть, сказав что тетя Стася его уже накормила. Сам Лещинский тоже еще не успел проголодаться, хотя яства на столе были достаточно хороши, так что взял себе кубок сладкого вина, который закусил виноградиной, когда услышал от сынишки громкое и радостное "мама!". Обернувшись, Лещинский увидел любимую жену во всем блеске ее красоты - и как уже бывало не раз, даже на приемах у короля, все взгляды тут же обратились в сторону Ядвиги. Она была великолепна в платье сшитом по последней моде и как всегда держалась с гордостью и достоинством. Михась обогнал своего отца, первым подбежав к Язе и попытавшись обнять пышную юбку ее красивого платья. Ян не стал медлить и поспешил следом за малышом, попутно взяв его на руки и приобнял жену за талию, притянув ближе к себе. Перед этим, шляхтич заметил что Марийка перемолвившись с Ядвигой отошла к столу с такой кислой миной, словно бы ела весь вечер одни лимоны... интересно, что такого прекрасная пани Лещинская успела ей сказать?
Хотя, черт-то с ней с Марийкой!
-Я знал что ты придешь и не оставишь меня одного, -улыбнулся жене Ян, жалея что при всех нельзя поцеловать ее. Но его объятие уже считалось достаточно фривольным в приличном обществе? -Ты прекрасна... и раз у тебя все еще болит голова, то мы можем уйти пораньше. Я даже знаю как буду лечить тебя...
Последнюю фразу Лещинский произнес хитро улыбаясь и понизив голос, потому как маленький озорник на руках начал прислушиваться к разговору. Мишка улыбнулся любимой маме и мигом перелез к ней на руки, поцеловав в щечку и затем обняв за шею
-Мамочка я по тебе соскучился... ты завтра пойдешь со мной кататься на лошадке? Папа сказал что мы пойдем гулять..,-зевнув сказал мальчик. -Я хочу чтобы ты пошла со мной..
-А по-моему, ты уже хочешь баиньки, хороший мой. И не помни мамино платье, -рассмеялся Ян. -Может пойдешь уже в кроватку?
-Нет, я еще не хочу спать, -хихикнул Михась, но быстро начал дремать, так что пришлось позвать Юзю и еще одну няню и распорядится отвести младших детей спать. Тем временем, из гостиной, где были устроены танцы для всех желающих, вернулся Казимир в сопровождении Магды и Хони и очень обрадовался, увидев любимую маму. Что же касается девушек - они даже замерли, в полном восхищении, разглядывая туалет пани Лещинской.
-Божечки, какая же она красивая.., -не удержалась Магдуся, тихонько вздохнув. -А какое платье... сразу видно что ей приходилось часто бывать на приемах у самого короля! Я бы точно умерла со страху...
-А что такого в этих приемах? -фыркнула насмешливо Хонората. -Но твоя мама действительно очень-очень красивая, Мирек - дядя Янек не боится ее в королевский дворец водить? Вдруг ее там украдут?
-Папа не позволит ее никому украсть, -гордо ответил Казимир, любуясь обоими своими родителями, которые были прекрасной парой друг другу под стать. -На приемы они всегда ходят вдвоем - мама была дома только когда ждала моего младшего братишку.
-Я от своих братишек, честно говоря устала уже, -пожаловалась в очередной раз Хоня. -Сейчас с ними сладу нет, когда отца нет дома - то и дело норовят напроказить. А мама не может с ними постоянно возится, ей нужен покой и отдых... хочу послушную сестру.
-Вспомни себя, Хонька - ты разве была послушной? -хихикнула Магда. -Это тебе наказание божье за твои проделки! Надо чтобы Стася еще одного мальчишку родила - будешь нянькой пока замуж не выйдешь!
Пока обе девушки начали шутливую перепалку, Мирек решил подойти к Ядвиге и Яну - они решили из вежливости побыть на вечере и затем сбежать потихоньку в свои покои. Мальчик нежно поцеловал руку Язи, не забыв сказать ей, что она самая-самая красивая дама на празднике - и это без малейшего преувеличения. Даже юная невеста Славчика (дочь одного из лешновских воевод) смотрела на прекрасную пани Лещинскую как на какое-то чудо, которого не увидишь в обычной жизни.
-Ну что, наш галантный кавалер, ты еще не устал от женского общества? -пошутил Ян, увидев своего старшенького. -Через два-три года тебя самого можно будет уже женить, так что можешь уже начинать присматриваться к красивым паннам.
-Да ладно тебе, папа.., -смутился Мирек, вновь покраснев. -Мы просто болтали... с Магдой и Хоней очень весело. Завтра они звали меня идти с ними на уроки - ты позволишь, мама? Их тоже учат всему, как и меня - и латыни и истории...
-Просто мой отец считает, что всем его детям и внукам необходимо дать достойное образование. Поэтому мои сестры всегда учились вместе со мной и Славчиком - ох и попил я кровушки из бедного пана Витольда! -засмеялся Янек, хлопнув сына по плечу и затем обратился к любимой супруге. -Ну что, моя ласточка, сбежим мы с тобой с этого вечера наконец? Свое вежливое время мы отбыли и я не прочь отдохнуть немного...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-26 23:14:02)

+1

25

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Не зная, о чем именно вела разговор незнакомка с наследником и первенцем князя Лещинского, Ядвига определенно рисковала. Рисковала слыть не тактичной и даже грубой панной в обществе воспитанных и благопристойных панн; рисковала она попросту ошибиться, хотя это женщину и мало заботило. Даже если она и ошиблась, незнакомая панна впредь будет думать о своем поведении, что было готово перейти какие-то грани приличий. Ее без меры широкая улыбка и сияющие желанием глаза, которыми она смотрела на Яна – это все, словно бы вторило ревнивой гордячке о том, как правильно она поступила. И должна была также признать, как все-таки хорошо знает свою супругу Ян.
- И ты не хочешь извиниться за оказанное на меня давление? Или за какие-то неудобства? – прищурившись, глядя на мужа, Ядвига начала откровенно шутить, пусть по-своему и далеко не всеми воспринимавшемся юморе. Но, главное было то, что тот, кому адресовалась шутка прекрасно понимал ее, благо ощущал нечто подобное, когда на нее обращали внимание некие паны, желая завести с красивой пани светский разговор. – И как тебе не стыдно? – это уже обращалось не столько к вышесказанному женщиной, сколь звучало в ответ на вполне многозначительное предложение супруга, который по всей видимости желал из поездки в отчий дом выкрутить максимум полезного для себя. А в прочем, и не только для себя… Однако здесь они были не одни, да и не в окружении почтенного панства. Рядом были дети, которым обычно не предстало появляться на приемах в Кракове, что еще раз картинно подчеркивало, как далеко они находятся от столицы, ее нравов, да и от традиций, в которых был смысл. Ведь дети порой могут увидеть и услышать слишком много на празднике, где взрослые и очень часто даже не просто зубатые паны и пани имеют обыкновение проводить свое время, плетя свои интриги и заговоры.
Михал потянул свои маленькие ручки к матери и она, естественно, не стала отказывать себе в удовольствии взять сына на руки, а заодно и коснуться его маленького лобика губами. Целый день маленький мамин сыночек был вдали от нее, носясь по имении своего дедушки вместе со своими братьями и сестрой, пока сама Ядвига уделяла внимание лишь его отцу. Что же, завтра такое не должно повториться – решила пани Лещинская, улыбнувшись своему сыну милой и теплой улыбкой, которую обычно видели на лице своей матери дети.
- Конечно, мы завтра пойдем и погуляем, возможно даже верхом на лошадках, - поспешила пообещать женщина сыну, прежде чем снова не чмокнуть его пухленькую щечку, без труда заметив, как маленький озорник устал за день. В поездке, когда ему доводилось много сидеть на одном месте Михаила было не уложить вместе с Мареком лечь спать вовремя, не говоря уже о том, чтобы уложить детей пораньше, но сегодня, видимо, дети знатно провели время, а потому следовало уловить правильный миг, чтобы отправить в кроватки каждого из них.
– Но, скажи мне честно, Мишка, - обратилась тихо к маленькому сыночку женщина, когда тот коснулся своей щекой материнской щеки, явно посчитав, что его головушка становится тяжеловатой.
- Что, мам? – зевнув, переспросил Михась у Ядвиги.
- Тебе ведь было весело сегодня? Ты хорошо провел время? – спросила женщина, желая знать, как прошел день у любимого сына. Все-таки она не привыкла так мало времени днем уделять сыну, а сегодня был именно такой день. Тем более, Михася окружили сегодня своим вниманием практически все его родственники, которых он обычно не имеет возможности видеть в Кракове.
- Угу… - только и ответил сыночек, что было тем еще звоночком к вызову няньки, что должна была уложить маленького пана в его кроватку. А вместе с ним и маленького Марека, что лишь двумя годами был старше Михася, что спал на ходу. В прочем, Марек нашелся едва не спящим в большом кресле деда у камина, в котором догорали последние угли от разведенного еще не так давно огня, на который так понравилось глазеть озорному мальчишке.
- Барбара, тебе тоже пора спать, - скомандовала Ядвига дочери, что также подошла к своим родителям, видимо желая также рассказать о том, как прошел ее день в гостях.
- А ты мне расчешешь волосы, мама? – спросила девочка тем временем у своей любимой мамы, на что она и не собиралась отвечать отказом.
- Конечно, моя дорогая, - мягко улыбнулась женщина. И быть может она нашла причину отказать своей любимице из-за ужина и того праздника, на котором гостьей она была, однако она все еще чувствовала некую угрозу конкуренции к Станиславе Лещинской, что скоро наверняка тоже пойдет спать, ведь ребенок не даст ей спокойно дождаться десерта. – Ступая с Юзефой, переодевайся и жди меня, мы с твоим папой сбежим чуть раньше, - поспешила ответить женщина, чуть понизив тон своего голоса, на что получила мягкую и ласковую улыбку дочери в ответ.
Надо ли говорить, что окруженная своими детьми, то и дело, побуждавшими ее к улыбкам, Ядвига и позабыла о том не самом приятном разговоре с некой замужней панной, которой захотелось поболтать с княжеским наследником. Что же, гордой женщине не престало даровать слишком много внимания тем, кто его не заслуживал, так что она лишь победоносно встретилась взглядом с той женщиной, что все еще находилась в зале, но уже и не думала подходить и близко к Яну, вняв к голосу разума и прислушавшись к словам женщины, которая не только была горазда на угрозы, но и наверняка подтвердила угрозу делом.
Особенно нежно женщина отнеслась к комплименту своего старшего сына, когда он подошел к ней, дабы галантно, как его она и учила, поцеловать ее руку. И, наверное, лишь на подъеме своего хорошего настроения женщина смягчилась…
- Умная женщина - это весьма опасное дело, но воспитанная и обученная всех премудростей женщина куда больше несет вреда своим противникам и противникам своего мужа. Я сожалею о том, что мне так и не удалось получить настолько полное образование, насколько мне бы хотелось – ты ведь знаешь моего отца, Ян. Но, твой отец определенно рискует – далеко не каждый мужчина захочет, чтобы рядом с ним была образованная и, быть может, куда умнее него самого жена, - лишь только слегка посмеиваясь, произнесла женщина, осознав, что где-то она могла и ошибиться в своих спешных выводах относительно Магды и Хонораты. В прочем, время все покажет? - Хорошо, Мирек, - дала свое согласие Ядвига. - Можешь завтра поучиться вместе с паннами, но прежде – у меня будет к тебе разговор, а пока нам с Яном нужно все-таки отдать должное жениху и невесте, а также перемолвиться словечком с князем, - произнесла женщина, глянув на своего любимого супруга, что стал настоящим отцом для Мирека, а потому к нему у нее был также разговор. Правда, он еще может подождать утра, тогда как тесный корсет - нет.
- Соблюди, мой дорогой, лишь одну просьбу – допоздна не засиживайся и вовремя пойди спать, - напутствовала напоследок Ядвига сына. – Покажи, какого хорошего ты воспитания, сын мой, - добавила она, зная, что сказала уже слишком много, а потому одернула себя и, взявшись за руку Яна, направилась по очереди сначала к будущему жениху и невесте, а после к княжеской чете.
- Вы все-таки почтили нас своим присутствием, - произнес князь своей невестке, не выдавая ни доли иронии, ни сарказма своим замечанием.
- Надеюсь, все уже в порядке? – в свою очередь озабочено спросила княгиня, сопереживая, не иначе, той женщине, которую себе в жены и владычице своего сердца выбрал ее первенец.
- Да, мне уже заметно лучше. Благодарю вас за такую заботу, - вежливо ответила Язя.
- Что же, мы очень надеемся на то, что и завтра вы себя будете чувствовать также – мы решили устроить завтра соколиную охоту в наших угодьях, что так нравилась нам с Яном, - произнес было Михал Лещинский.
- Я с удовольствием приму участие, - лучезарно улыбнулась женщина своему свекру, осторожно блеснув взглядом на своего благоверного. Они ведь собирались уже покидать этот праздник?

+1

26

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
После того как у Язи заметно улучшилось настроение, Ян решил-таки не испытывать судьбу и потихоньку увел жену с праздника - надо было отдохнуть перед завтрашним хлопотным днем, потому как следовало посвятить его любимым детям. Младшенькие уже дрыхли сладким сном, тогда как Бася с нетерпением ждала свою маму, чтобы та расчесала ей волосы - так что, пожелав дочурке спокойной ночи, Лещинский не стал мешать своим дамам секретничать и направился в спальню. Стянув  парадный кафтан и отпустив слуг, Янек с удовольствием растянулся на удобной постели, подумав о том вовремя нынче сумел "вырулить" из возможной ссоры - которая вполне могла быть, не примени он военную хитрость, когда Ядвига отказалась идти на прием. Однако, шляхтич очень хорошо знал мать своих детей, так что не сомневался, что гордость не позволит ей сидеть в светелке, после того что он говорил о каких-то там красивых паннах. Подбив подушку и забравшись под одеяло, Ян тихо вздохнул... ему очень хотелось чтобы матушка и любимая сестра по-настоящему приняли Язю, дали почувствовать что она в Лешно своя. Чтобы не было больше этого вежливого обращения на "вы", что сразу ставило Ядвигу особняком от остальных членов большой семьи. Но вот только как этого достичь?? Родители явно не хотели забыть, что Ядвига была любовницей их сына, прежде чем стала законной женой... и при этом не хотели принимать в расчет, что их старший сынок был виноват не меньше чем его единственная и любимая женщина. Хотя, если уж говорить начистоту, разве могла она не ответить на страстные ухаживания человека, что любил ее? Будучи замужем за стариком, которого жена и сын интересовали в последнюю очередь...
Помнится, ведь и саму княгиню Лещинскую едва не выдали замуж за пожилого князя, что годился ей в отцы? И ведь не сбеги она тогда, никогда бы не встретила отца Янека и остальных своих детей и так же как Язя куковала бы запертая в роскошном поместье и вынужденная жить с нелюбимым мужчиной.
Янек много размышлял обо всем вышеизложенном, однако так и не решился пока что привести этот разумный аргумент, боясь как-либо обидеть свою мать. Но он не представлял как убедить ее быть поласковее с Ядвигой, не упоминая ту давнюю историю с побегом... разве что сказать, что родители Язи всегда интересовались ею только в качестве предмета выгодного торга? Что тут скажешь... если князь Вишневецкий не постеснялся просватать единственную дочь, когда она была в интересном положении и еще и в трауре.
Я должен что-то придумать... чтобы Язя приезжала в гости с удовольствием, -вздохнул Лещинский, но спустя пару секунд улыбнулся Ядвиге, когда она вошла в спальню и начала раздеваться с помощью прислуги. Мужчина терпеливо дожидался пока красивое платье жены будет аккуратно сложено и убрано - а ее темные длинные волосы хорошенько расчесаны на ночь. Откинув край пухового одеяла, шляхтич обнял любимую супругу перво-наперво подарив ей не один жаркий поцелуй... и был очень удивлен когда она вдруг отстранилась, приложив свой палец к его губам и заявив что желает серьезно поговорить.
-Вот как? И о чем же будет этот серьезный разговор? -шутливо произнес Ян, сделав попытку обнять жену и стянуть с нее попутно ночную рубашку - однако, она притворно хмурясь отодвинулась и перехватила его руки. Ну а далее, предложила на полном серьезе просватать за Казимира младшую сестренку Янека... и он был настолько удивлен что на пару минут совершенно забыл о том что собирался продолжить приятное времяпровождение наедине. -Ты хочешь чтобы Мирек женился на Магде? Не слишком ли он молод еще для женитьбы? Мне думалось что сначала ему надо отучится как следует и потом уже заводить семью...
Лещинский не был уверен, что его отец согласится на этот брак... ведь и жених и невеста были еще очень молоды. Плюс ко всему, пан Михал когда-то поклялся что не станет неволить своих детей и позволит им самим выбрать себе суженых, так что захочет ли Магда замуж за Казимира, был еще тот вопрос. Хотя, если подумать, то они будут замечательной парой - молодой князь Любомирский и прелестная юная княжна.
-Хорошо... давай я поговорю завтра с отцом? -улыбнулся Ян, вновь обняв вредную женушку и снянув с нее-таки совершенно ненужную рубашку. -А ты тогда поговори с Миреком после охоты - он конечно послушный и преданный сын, однако не худо бы узнать чего желает его сердце. Мы с тобой вопреки всему поженились по любви, так что может будет разумнее дать Казимиру самому выбрать себе подходящую невесту? Но в любом случае, я сумею быстро получить разрешение на его брак у нашего доброго короля, в этом можно не сомневаться.
Шляхтич обнял свою единственную и неповторимую крепче, решив вновь забыть ненадолго обо всех насущных делах и проблемах. Завтра, они обязательно уделят много времени своим детям, затем надо будет поговорить с отцом, ну а после - ехать на соколиную охоту.
Но пока завтра еще не наступило, следует воспользоваться очередной желанной передышкой?
На следующее утро, Ян как и обещал, первым делом пошел к отцу в кабинет. Перед завтраком князь обычно разбирал все неотложные дела и отдавал необходимые распоряжения, не откладывая их на потом. Выслушав старшего сына, Михал в первую минуту не знал что и ответить... по сути Магда уже завидная невеста и молодой князь будет ей отличной парой, но...
-Отец, ты мне всегда говорил, что хочешь найти своим дочерям самых хороших спутников жизни... Сам посуди - они с Казимиром молоды и уже друг другу нравятся, так что вполне смогут быть счастливы вместе, -продолжил Ян не давая отцу опомнится. -Мирек у нас добрый и хороший парень, никогда в жизни не сказал резкого слова ни матери, ни сестре - и с чертенятками охотно возится. Из него выйдет любящий супруг, с которым Магда горя не узнает...
-Я тебя понял.., -ответил наконец князь Лещинский. -Прежде чем дать тебе ответ, мне бы надо поговорить с Беатой и с Магдой - она ведь не вещь, чтобы я ее вот так запросто отдал. Если твой сын ей люб, перечить не стану, хотя и скрепя сердце. Ты знаешь почему я так сказал, Ян, так что не хмурься.
-Отец, ты всегда был добр ко мне, даже когда я тебя расстраивал. Если Язя тебе и матушке не по нраву, не переносите это отношение на ее сына. Я его воспитываю с тех пор как он маленьким был... родной папаша не шибко им интересовался, -Янек вздохнул. -А в той истории, что случилась много лет назад, виноват только я один, а не Ядвига и я тебе это уже говорил. Это мне захотелось поиграть с ней поначалу... думал что развлечемся и расстанемся без обид, а оказалось что все гораздо сложнее выйдет.
-Отца Ядвиги я видел и могу себе представить, что за мужа он отыскал своей дочери, -тихо произнес Михал, посмотрев на сына. -И твою жену я ни в чем не виню, что было то прошло и быльем поросло. Я знаю что она не станет искать нашего расположения - слишком горда - и я это уважаю. Что же до Беатушки, то я не могу заставить ее полюбить Язю, пойми это, сын. Ладно... я дал тебе ответ, а теперь ступай к детям и жене.
Собственно говоря, категорического отказа от Михала не последовало, чему уже следовало порадоваться? После того как Мирек отправился на учебу вместе с Хоней и Магдой, Ян, закончив завтрак, повел жену и младших детей гулять по Лешно, не забыв отвести их на торговое подворье - Баська очень обрадовалась, напомнив любимому папе что тот обещал ей купить настоящие гребни.
-Для этого мы и пришли, -улыбнулся Янек, поприветствовав хорошо знакомого пожилого ювелира-чеха. -Достопочтенный, мне нужно что-то очень красивое для моих прелестных дам. Маленькой хочется гребни...
-И изумрудный браслетик, как у мамы! -хихикнула Бася, хитро посмотрев на Язю. -Он очень красивый...
-...и изумрудный браслет, -закончил Лещинский, приобняв жену за талию. -А моей ненаглядной нужно что-нибудь совершенно особенное, достойное королевского бала в Кракове.
Моравец поклонившись, очень быстро нашел именно то что хотела Баська - и браслет, который он предложил, был не хуже того что Ян заказывал в подарок жене, после рождения самого младшего сына. Михась с Мариком тихонько и грустно вздыхали, держась за руки родителей и смотря на все эти неинтересные, с их точки зрения, вещи. Только когда отец пообещал им купить новых игрушек, они немного повеселели и малыш Мишка даже с интересом посмотрел красивое ожерелье, которое примерила его мать.
-Эти ярко-красные рубины отлично подойдут к тому новому бархатному наряду, что мы недавно тебе заказали, -улыбнулся Ян, улучшив момент и поцеловав жену в шею. Зная вредный нрав Язи, он всегда старался быть особенно внимательным и знал какие платья она особенно любит, чтобы не попасть впросак с очередным подарком. -Когда мы вернемся в Краков все ахнут увидев это украшение, любимая. Такой тонкой работы в столице определенно не найти днем с огнем.
-Я рад, что сумел угодить пану, -благодарно поклонился старый мастер. -Позволю себе заметить, что мои скромные работы недостойны красоты ясновельможной пани... но я буду очень счастлив, если ей что-то понравится.
После ювелирной лавки, Лещинские прошлись по игрушечным лавкам, порадовав подарками двоих озорных чертенят - и затем, можно было двигать к дому чтобы собраться на охоту. Во дворе уже было полным-полно народу: ловчие с гончими, сокольничие, а так же младшее поколение семейства почти в полном своем составе. Из детей пана Михала не было только всеобщей любимицы Эли, которая не смогла приехать к родителям. Стася осталась в своей комнате, зато Хонората и Магда уже вовсю готовились к поездке, расписывая Миреку как это будет чудесно. Яну и Ядвиге оставалось только присоединится к охоте, улучшив момент для аккуратного разговора с Магдусей... и хотелось бы надеяться, молодой князь Любомирский придется ей по сердцу?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-27 21:30:33)

+1

27

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Можно было бы, конечно, дождаться утра и выдать все свои размышления относительно будущего своего старшего сына супругу, который также принимал участие в воспитании оного, несмотря ни на что. Однако, кто знает каким будет утро? Утром всегда так хочется догнать то время во сне, которое было упущено среди ночи – и тут будет каждая минута на вес золота. Так что, женщина решила идти к задуманному ней наверняка, вперед и быстро, выдав все на стол перед Яном. Мужчина, конечно, не ожидал подобного заявления или желания (бог знает, как правильно его было охарактеризовать!) от Ядвиги, что терпеливо ждала ответа от своего благоверного.
- Миреку уже шестнадцать лет, - заявила женщина, решив, что юный возраст сына нисколько не играет роли. – Да, он молод, а еще неопытен и только я, как заботливая мать, буду использовать это во благо. Незачем ждать, пока парень испортится в столице, когда тут есть весьма хорошая ему пара, а Магда мне такой именно и кажется. Особенно, в виду того, что она не будет какой-нибудь пустышкой, но умной и образованной женой, - возможно, где-то в своих планах Ядвига пошла слишком далеко наперед, ведь, как это часто бывает с женщинами – увлеклась. Представив, какой может быть хорошей жизнь, не могла остановить себя. – К тому же, Магде не обязательно сразу покидать Лешно и родителей, уезжать вместе с нами в Краков и жить в сердце королевства. Будет пока достаточно, если твоей отец даст слово, что не сосватает твою сестру за кого-нибудь другого. А сыграем свадьбу, как только дети подрастут – год или два будет в самый раз, остальные азы своего учения достигнут будучи супругами, благо никто не будет запрещать им учиться, - в представлении Ядвиги все было просто, даже слишком. Правда, она, конечно же, не брала в расчет того, что Мирек мог бы не согласиться с ней и воспротивиться такому выбору.
- Отлично, - в такт супругу произнесла женщина, пойдя ему на уступки. Она разрешила Яну вновь себя обнять и начать нежные ласки, прежде чем не оказалась практически без своей ночной рубашки, которую ей совсем недавно помогла надеть служанка. – Хорошо, завтра с Миреком поговорю после охоты обо всем, - проговорила женщина, слегка прикрыв глаза, наслаждаясь волной предвкушения, что накатывала на нее с каждым новым поцелуем и охватывала целиком и полностью, обволакивая собой, совершенно лишая разума и, как следствие, разговор можно было считать закрытым, едва с уст женщины не сорвался тихий стон, тонущий в очередном поцелуе супругов.
День предстоял долгий и изнурительный. В прочем, к нему Ядвига была практически готова, несмотря на то, что уснула она глубокой ночью от усталости, что отразилась на ее точеных чертах лица довольной улыбкой, с которой женщина и проснулась этим утром. Естественно, она аккуратно напомнила Яну о том, что ему предстояло побеседовать со своим отцом до того, как состоится охота, но прежде чете предстоял завтрак и небольшая прогулка по городу в компании своих детей, что быстро обступили своих родителей, ухватившись за их руки. Не хватало только Мирека, что привычно сопутствовал им, но женщина постаралась успокоить себя уверением, что Казимир уже почти взрослый и скоро женится с ее благословением.
Именно с этими мыслями Ядвига и ступала по городским улицам, где всего хватало на любой вкус. Но, когда они зашли в скромную обитель моравцев, пани Лещинская зло подумала, какого должно быть им исполнять заказы верующих католиков? Не было ли раздоров из-за иноверцев, с которыми взялся бороться новый король? В прочем, они показались тут вовсе не затем, чтобы делиться политическими суждениями, как и личными, но что бы приобрести прекрасное изделие, которого будет не сыскать в Кракове.
- У вас очень хорошие работы, - заметила Ядвига, словно бы удивившись. В прочем, женщина предпочитала убедиться в чем-либо самой, и не слушала чужих отзывов обычно. – К твоей тонкой маленькой ручке такой браслет подходит самый раз – изящно, легко и главное со вкусом, - высказалась женщина, заглянув в восторженные глаза дочери, от чего у женщины появилось настойчивое желание приобрести маленькой умнице что-нибудь еще. Так оно могло бы и случиться, если бы только не маленькие мальчишки, откровенно скучавшие в ювелирной мастерской, а также необходимость самой выбрать себе что-нибудь.
Мастер предложил женщине избрать себе колье из нескольких вариантов, но глаза женщины зацепились за рубины, так что спустя небольшой отрезок времени, эти самые рубины сверкали на шее Лещинской, муж которой поспешил защекотать супругу поцелуями в шею.
- Если ты в восторге от этого украшения, тогда мы возьмем его, - решила Ядвига, прежде чем они покинули мастерскую моравцев, направившись дальше, дабы найти, чем же порадовать озорников. Что же… радость нашлась неожиданно, ведь обычно игрушек для детей днем с огнем не сыщешь. Так что прикупив много всего, чета Лещинских подалась обратно к княжескому поместью, ведь и к охоте начались самые настоящие сборы и приготовления.
Перво-наперво женщина отправилась в свои покои, где и сменила платье на прекрасный костюм для верховой езды. Ну, а после Ядвига оставила поручения умнице-дочке, а также няне, что в конце дня или после охоты должна была отчитаться перед женщиной. Итак, сигнал был дан, а потому все поспешили на лошадях вперед. Ядвига была неплохой наездницей, хотя… чего стоит хранить тайны? Кататься на лошади она умела отменно пусть и не особенно распространялась – это же ведь то, что обязана уметь делать любая добропорядочная пани. В свою очередь с интересом наблюдала за девицами, разговор с которой Ядвига уличила лишь под конец охоты, подойдя к девчонке издалека.
- Магдуся, а можно тебя на пару слов? – ласково окликнула дочь князя, а когда она подъехала на своем, женщина быстро продолжила.

+1

28

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Ну а пока Ядвига решила исполнить свой коварный план и поговорить с Магдаленой, а Ян в это самое время тактично отъехал немного в сторону, не мешая жене вести стратегические переговоры, Казимир и Хоня весьма успешно оторвались от провожатых и поехали прямиком в чащу леса. Поначалу Мирек колебался, стоит ли соглашаться на явную авантюру, предложенную Хоноратой - сбежать от всех на какое-то время. Родители будут заняты охотой и своими разговорами, в то время как всеобщая любимица пообещала показать дорогому гостю нечто очень интересное.
-Не волнуйся, мы нагоним всех немного позже, -улыбнулась Хоня, когда Казимир поравнялся с ней и они пустили коней шагом. -Знаешь, я часто езжу на охоту с отцом и нашла это место в лесу совершенно случайно... но мне кажется, что в нем есть что-то очень особенное. Сейчас сам все увидишь.
-Хорошо, -кивнул Мирек, поддавшись веселому настроению Хонораты - в конце-концов, они ведь ничего плохого не делают? И можно всегда сказать, что кони понесли, испугавшись чего-то в лесу... да и мало ли что могло произойти на охоте?
-Ну как тебе, погляди? -гордо провозгласила Хоня, когда лошади въехали на небольшую полянку, окруженную древними камнями, покрытыми рунами. -Мне кажется, что это какое-то древнее святилище...
-Здесь очень тихо... и красиво, -задумчиво произнес Казимир, спешившись и подойдя к одному из камней, настолько гладко обточенному, что казалось над ним поработала чья-то исполинская рука. -Я никогда не видел ничего подобного в Кракове...
-Да что ты мог видеть в своем Кракове, кроме имения матушки и дяди Янека? -рассмеялась Хонората. -Мне почему-то кажется, что пани Ядвига не хочет тебя от себя отпускать ни на шаг... наверное и жену тебе сама выберет, а ты и согласишься?
-Почему ты так говоришь? -Мирек обернулся, мигом покраснев. -Я уже взрослый и сам могу выбрать себе невесту... а мама примет мой выбор, потому что любит меня.
-Хорошо.., -Хоня лукаво взглянула на юного князя. -Тогда скажи сейчас, кто тебе нравится больше? Я или Магда? Докажи что сам не боишься решать свою судьбу.
-Ты прекрасно знаешь, каким будет мой ответ, -Казимир сделал шаг к девушке и храбро обнял ее за талию, притянув к себе. -Мне нужна ты, Хоня... но я не уверен, что твои родители согласятся отдать тебя мне. Я не хочу получить отказ...
-Я отвечу тебе так же как и ты - родители любят меня и тоже примут мой выбор. К тому же, я не хочу всю жизнь просидеть в Лешно и Вилковицах - я мир хочу посмотреть! Столицу, Варшаву... хочу чтобы ты показал мне все самое интересное, -Хонората обняла Мирека за шею, попутно стянув с его головы охотничью шапку. -Ты готов до конца идти, если даже родители будут против нашей свадьбы? Не побоишься свою матушку?
-Нет, я не собираюсь отступать, -улыбнулся Мирек, прежде чем набраться наглости и поцеловать Хоню. Правда, ранее ему не приходилось делать чего-либо подобного, однако удалось подсмотреть за родителями - вопрочем, как и его озорной подруге. Этот поцелуй был очень нежным и по-настоящему чудесным, хотя настоящим его было не назвать - простое и осторожное касание губ. Однако, спустя пару минут, и Хоня и ее кавалер немного расслабились и продолжили уже куда смелее...
-Обещай, что увезешь меня? -тихо сказала девушка, вернув очередной поцелуй. -Я буду скучать по родителям и по несносным братишкам... но очень хочу с тобой уехать и стать твоей женой.
Казимир не успел ответить Хоне - за его спиной раздалось недовольное фырканье. Обернувшись, он увидел... огромного и матерого секача, недовольно косившего своими маленькими, налитыми кровью глазками. Мирек только и успел, что оттолкнуть от себя Хонорату, прежде чем попал под страшной силы удар. По счастью, надежный доспех защитил его от острых клыков кабана, однако после удара парень отлетел в сторону одного из гладких камней. Хоня не медлила не секунды, прекрасно помня что говорил ей отец - секач несется не разбирая дороги и не может быстро развернутся. Схватив лук и колчан, что в пылу страсти уронил Мирек, она заставила себя замереть на месте, когда кабан понесся в ее сторону.
-Хоня! -испуганно крикнул Казимир, не веря тому что видит - но Хонората заставила стоять на месте и отпрыгнула в сторону лишь когда клыки секача были готовы коснутся ее. Недовольное животное понеслось дальше и подарило прекрасную возможность всадить себе в холку длинную охотничью стрелу. -Где ты так научилась стрелять??
Для верности, панна Качмарек, всадила еще одну стрелу в голову секача, прежде чем подбежать к своему теперь уже жениху. По счастью, Казимир отделался лишь несколькими ушибами  и помятыми кирасой и ребрами, если бы не ее ловкость.
-Меня отец учил стрелять - я частенько с ним езжу в Вилковицы и на охоту. Мама об этом ничего не знает... я его упросила и он не смог мне отказать. Только бабушке рассказала как-то, -сказала Хонората, удостоверившись что Казимир не особенно пострадал. -Ты давай лежи и не вставай, а я приведу кого-нибудь!
Ловко усевшись в седло и пришпорив коня, Хоня помчалась на поиски хоть кого-нибудь - и очень удачно наткнулась на Янека и Жендзяна, успевших набить уже дюжину рябчиков к сегоняшнему ужину.
-Дядя Ян, скорее едем со мной! Мирек ранен! -крикнула Хонората, решив что все объяснит на месте. Ян по правде говоря, перепугался до смерти... ведь со всеми планами насчет Магды, он совершенно не смотрел за старшим сыном. И что теперь скажет Язя, когда увидит своего любимца раненым?? Он облегченно выдохнул, когда увидел что дело обошлось одними лишь ушибами...
-Папа, если бы не Хоня, он бы меня убил, -сказал Мирек, когда отец и Жендзян помогли ему поднятся. -Она же его и завалила - посмотри. С первой стрелы...
-Надо полагать, твоя мама понятия не имеет, что ты стреляешь не хуже чем батька? -усмехнулся Лещинский, обратившись к племяннице. -Хонька-Хонька... и какая же нелегкая вас сюда одних понесла, скажите мне на милость?
-Я сделал предложение Хоне, папа, -признался Казимир, морщась от боли и держась за бок. -Ты поговоришь с мамой и с паном Качмареком? Нам нужна будет твоя помощь...
-Здрасте-приехали.., -только и мог сказать Янек. -Давайте сперва доберемся домой, а там уже решим что будем делать. Сначала тебе надо помощь оказать, сынок и убедится что опасных ран нет... а дальше уже будет видно.
Отправив сына вместе с Жендзяном, Хоноратой и несколькими верными сокольничими в Лешно, шляхтич помчался разыскивать жену, которой предстояло сообщить не самую хорошую новость. Найдя Ядвигу в компании своей младшей сестрицы, Лещинский не стал медлить и окликнул любимую супругу:
-Ясечка, мне надо тебе кое-что сказать... ты только не волнуйся - сейчас уже все в порядке. Мирека помял секач...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-28 02:10:19)

+1

29

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Соколиная охота по праву может называться не только любимым видом охоты княжеского наследника Яна Лещинского. Сама Ядвига любила принять участие в таком действии, когда выпадала такая возможность. Чего греха таить, ведь в юности обычно куда проще было скрыться от внимательного и пристального взгляда взрослых, что обычно не давали покоя юной панне и подобным ей за возрастом панам, поскольку все свое внимание взрослые дарили целиком и полностью азарту, который охватывал во время охоты. Правда, слегка повзрослев, Ядвиге более не предстало сбегать от большинства участников охоты. Особенно теперь, когда рядом с ней был любимый мужчина, с которым она могла всласть провести любую минуту днем или ночью, было бы желание … и ведь действительно было! Однако сейчас пани Ядвига совершенно не думала об охоте, о соколятах, которых отпустили в небо сокольничие полетать и расправить крылья… Нет, у женщины были на уме собственные мысли и планы, которые хотелось ей поскорее воплотить в жизнь, пусть даже еще недавно даже и не думала, что будет подбирать невесту своему сыночку. Но, хороший товар покупателя не ждет. Его забирают первым, а потому следовало женщине закрыть глаза на то, что Лешно не слишком нравится ей, как в прочем и обитатель княжеского дома – в любом случае, это она платила им взаимной монетой, не требуя и не желая ничего иного.
«Так что, вот на какие ради твоего блага, Казимир, я иду жертвы…» - мысленно она обратилась к сыну, компанию которого покинула сейчас княжна, чтобы поравняться с Ядвигой, которой было, о чем расспросить Магдалену, что была весьма красивой панной, при этом заметно лучше воспитанной княжеской внучки.
- Я слушаю вас, пани? – ответила ласково-нежным голосом юная девушка, чем только вызвала добрую усмешку на лице женщины. Покорная, воспитанная и тихая – на лицо было сразу так много положительных качеств девушки, что Ядвига только лишний раз убедилась в правильности своего выбора.
- В последний раз, когда я видела тебя, Магда, ты была еще ребенком, - заявила женщина, прежде чем заметила покорно опущенные глаза в сторону, а также заметное смущенное княжны. – Но, тебе, наверное, часто говорят об этом? Настолько часто, что проелось уже…
- Вы правы, мне приходится довольно часто слышать подобные речи, но не сочтите за оскорбление – высказывают подобное вслух лишь некоторые. Особенно те, что не часто бывают у нас в Лешно, - весьма умно заметила девушка, вновь заслужив улыбку на лице пани Лещинской.
- Послушай, Магдуся, - слегка нахмурившись, будто бы вспомнив какую-то давнюю мысль, что пришла на ум не так уж давно, произнесла Ядвига, - а тебе никогда не хотелось съездить в гости к нам в Краков? Ты, наверное, скучаешь за своим старшим братом? В прочем, дома пан Ян бывает не так уж и часто – сейм и дела государственные отнимают у него больше времени, чем мне хотелось, но … Казимир мог бы тебя занять, пока брата не будет дома. Вы, кажется, поладили с моим сыном?
- Конечно, мне бы хотелось повидать Краков и навестить Янека, - живо ответила Магдуся, даже не подозревая о том, что пани Ядвига могла бы иметь что-нибудь еще на уме.
Ну, а что же Язя? А Ядвига определенно решила, что поймала девчонку в свои сети! Пусть сейчас она еще не решилась задать главные свои вопросы, но Магда не откажется от приглашения посетить Краков, а там даст бог и согласится на брак, если пока еще была не готова. В прочем, торопиться в столь щепетильном деле было нельзя, а потому какое-то время женщина вела ровным шагом своего коня рядом с лошадью Магды.
- Слушай, Магда… - вновь обратилась к девчонке темноволосая женщина, что даже сидя верхом на лошади умудрялась выглядеть грациозно и естественно, заставляя любоваться собой. – А к тебе уже кто-то присылал уже сватов? – было рискованно задавать такой вопрос, но по-другому поступить Ядвига не могла. Она должна была знать наверняка, только ведь именно в этот момент Ян решил окликнуть свою жену, что даже не сразу поняла, что приключилось что-то не хорошее с Миреком.
- Что значит, помял секач? – переспросила она, прежде чем сжавшееся от волнения сердце, вновь начало биться в груди, при этом в неслыханно скором ритме. – С моим сыном что-то случилось, а ты говоришь, не волноваться?! – Ядвига редко выходила из себя на людях и тем более повышала голос еще и на мужа при посторонних, так что нынче был исключительный момент, когда женщина позволила эмоциям выйти наружу. Пришпорив коня, она отправилась галопом вперед на поиски раненного Мирека, которого в прочем и нашла в компании Хонораты. Не слишком церемонясь, женщина слезла с лошади и подбежала к старшему сыну, не обращая особого внимания на девицу, что вертелась рядом с ним.
- Ну, как ты себя чувствуешь, мой хороший? – спросила женщина у сына. – Сильно болит? Сейчас же тебя осмотрит врач, Ян уже за ним послал, - она ничего не хотела слышать о том, что сына не сильно ранило, а только пара синяков его беспокоят. Более того женщина была готова пожурить сына за такие слова: - Ничего страшного? Нет, мы в этом убедимся, когда тебя осмотрит врач. Но ты, Мирек, должен более внимательно за собой следить - если бы что-нибудь случилось плохое? Ты хотел огорчить меня, Мирек? – при этом Ядвига скривилась так, словно бы готова была выдушить из себя не одну слезинку. В прочем, она бы и появилась на лице пани, если бы не Хонората, давшая о себе знать каким-то не слишком опрятным движением. – Девочка, можешь оставить нас наедине с сыном, - обратилась женщина к Хоне так, как будто бы имела честь говорить с ребенком, но не молодой панной на выданье.
- Мама, пусть Хонората останется… Я хочу, чтобы ты знала – я сделал ей предложение, ... - выдал Казимир, даже не подозревая, что его мать едва не хватил удар.
- Ты, наверное, ударился головой, Мирек. Помолчи, прошу тебя, - только и ответила Ядвига, не зная более, что сказать. Ей срочно нужно было оказаться в усадьбе, а быть может еще дальше – в экипаже, что отвезет ее подальше от Лешно, в Краков!

+1

30

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Ян промолчал, когда жена накричала на него при всем народе, притом таким образом словно Мирек был ему совершенно чужим человеком и он не заботился о нем с детства куда лучше чем родной отец... Однако, Язя была напугана и ее муж мог это понять - ведь Казимир всегда был для нее светом в окошке и самым первым утешением. Лещинский поехал следом за женой и стал свидетелем того как сын выдал ей свои великолепные новости - естественно, Ядвига подумала, что сказанное Казимиром было либо неудачной шуткой, либо он и правда хорошенько треснулся головой и сам не знает что мелет.
-Хоня, поезжай домой, -тихо сказал Ян, подойдя к племяннице, пока его жена обнимала свое драгоценное чадо. -Потом увидишься с Казимиром... позже. Сейчас же - не обостряй ничего, прошу тебя.
-Но дядя Янек... Мирек сказал чистую правду, -ответила Хонората, грустно вздохнув. -Он правда сделал мне предложение и я согласилась... Мы думали, что ты нам поможешь...
-Дорогая, я постараюсь сделать все что смогу, но попозже. Сейчас с Язей бесполезно говорить, она очень боится за Мирека, -ответил Лещинский. -Езжай домой и ни о чем не волнуйся, все будет хорошо.
Хоня неохотно послушалась и села в седло - ее дяде подумалось, что он впервые видел маленькую егозу такой грустной... Однако, она знала к кому ей следует обратится со своими мольбами о помощи? Тот кто сам долгое время был разлучен с любимой, не станет делать нечто подобное с собственным сыном, пусть и приемным. Когда Мирека повезли на княжеский двор, Ян подумал что в первую очередь должен будет поговорить с сестрой, чтобы она дала свое согласие на брак любимой дочери. Но все это будет потом, а пока что надо было убедится в том, что мальчишка действительно отделался лишь помятыми ребрами...
Язя не отходила от Казимира почти весь день, после того как приглашенный доктор объявил что у панича сломана пара ребер, но вообще ему очень повезло, потому как все могло закончится куда хуже. Князь Лещинский вместе с княгиней пришел проведать Мирека и пожелать ему как можно скорее выздороветь и заодно поддержать его родителей. Улучшив момент, когда мать вышла из его комнаты чтобы распорядится об ужине, мальчишка схватил за руку своего названого отца и тоже начал умолять помочь посватать Хонорату...
-Папа... ты ведь поможешь? Маме не понравилось то что я сказал.., -умолял Мирек. -Уговори ее пожалуйста? И пана Качмарека тоже - он ведь твой лучший друг... Пожалуйста...
-Так, дорогой ты мой - давай-ка ты не будешь раньше времени помирать от горя? -решительно произнес Ян. -Женитьба от тебя никуда не убежит, ведь Хоню никто еще не успел посватать. Наберись лучше терпения и с матерью сейчас не вздумай ссорится, она напугана и переживает за тебя. Дай мне время с ней поговорить.
-Хоня мне жизнь спасла... если бы не отвлекла секача, он добил бы меня, -жалобным тоном добавил мальчишка. -Если маме не все равно, она должна это понять...
-Никогда так не говори о матери, -Янек лишь покачал головой, поднявшись с края кровати сына. -Ты не знаешь на что ей приходилось идти ради тебя - поэтому не вздумай молоть такие глупости, понял? Сейчас тебе главное поскорее поправится, а дальше как бог даст.
После того как вернулась Ядвига с ужином для своего обожаемого сына, Лещинский ушел в спальню, где и стал дожидаться ее. Она пришла после того как уложила младших детей и дождалась пока Мирек крепко уснул.
-Вот что я тебе скажу, дорогая моя жена, -когда Язя подошла ближе, Ян взял ее лицо в ладони и заглянул в глаза. -Никогда больше не вздумай повышать на меня голос при посторонних или наших детях... я твой муж, а не мальчик на побегушках из челяди, которым ты можешь командовать. Если такое повторится, мы серьезно поссоримся - потому как поднимать на тебя руку как советовал твой батюшка, я не стану. Я люблю тебя и понимаю что ты была напугана из-за сына... однако он и мне не чужой, потому как я куда больше твоего покойного муженька с ним возился. Это все что я тебе хотел сказать.
Отпустив свою вредную жену, Ян отошел к окну и налил себе сладкого венгерского из предусмотрительно оставленного слугами кувшина. Ему не хотелось думать, что Ядвига любит Казимира куда больше чем остальных своих детей и он решительно гнал эту мысль... но все равно было как-то обидно осознать нечто подобное. Неужели бедняге Миреку на роду написано быть вечным камнем преткновения между собственной матерью и ее возлюбленным? Лещинский в очередной раз вздохнул, выпив добрую чарку вина до самого донышка и затем, решительно налил еще одну.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-28 21:39:07)

+1

31

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Дети – это самое дорогое, что было у Ядвиги. Поначалу бог даровал ей Казимира, словно бы утешение в несчастливом браке, однако более детьми княжескую чету он не благословлял. То ли они сгубили его благословение, то ли всевышний решил проучить чету, которая более не желала слушать друг друга и жила скорее подобно двум незнакомцам под одной крышей до той поры времени, когда в Варшаву не приехал молодой княжич. И … колесо Фортуны закрутило свой танец, в котором было слишком много сложностей, однако и их удалось пережить, пусть даже женщина полагала, что не переживет расставания с дочерью. Ведь горе разлуки разрывало женщину изнутри. Она пошла на убийство ради того, чтобы сохранить при себе второго незаконнорожденного ребенка, и не сожалела об этом. Наверное, окажись на месте Казимира Михась или Марек, женщина точно также ходила вокруг раненного сына? В прочем, представить себе подобное Язя даже не пыталась – подобная мысль была ей неприятна, если не сказать больше … невыносима.
Ядвига, конечно же, прекрасно понимала, что Мирек не шутил, когда говорил о предложении руки и сердца, которое так опрометчиво поспешил сделать Хонорате, которой было едва … четырнадцать лет? В прочем, возраст был всегда делом поправимым, тогда как характер направить было не так уж и просто. А у Хони был тот еще норов, совладать с которым будет не так уж и просто, даже Ядвиге, которую девчонка не спешила слушаться и лишь, перемолвившись парой слов о чем-то своем с Яном, села на свою лошадь и ускакала куда-то. Более Казимир не пытался заговорить с матерью, что тактично не торопилась переубеждать сына. Надеялась сделать это погодя: может быть завтра или после завтра? Эмоции должны сойти на нет, если они не пустили глубоких корней, а в таком юном возрасте разве могут быть какие-то сильные чувства? На самом деле тут начинались сомнения Ядвиги, хоть женщина и старалась не думать об этом. И, надо сказать, женщина настолько погрузла в происходящее вокруг нее (визит доктора вместе с его вердиктом, все эти слова сочувствия и много другое), что слегка сошли на нет ее планы относительно сватовства. В конце концов ее Мирек такой еще юный!
Уложить детей этим вечером было не просто. Каждый желал узнать и увериться, что с их старшим братом будет все в порядке. Хороших полчаса мальчишки наперебой расспрашивали Ядвигу, пусть даже она успела погасить последнюю свечу в детских покоях. Про себя женщина улыбалась, видя такую чуткость и привязанность друг к другу, ведь знала, что ни один из ее сыновей не был родным Казимиру. Однако, когда женщина вошла в покои дочери, то жутко удивилась – Барбара уже лежала в постели, хоть и не спала.
- Я думала, ты дождешься меня, как всегда… - мягко произнесла женщина, ощущая, как ее ревность поднимает голову подобно ползучему гаду.
- Я подумала, что ты захочешь побыть подольше с Миреком, а потому попросила Юзю расчесать мне волосы, - слегка приподнявшись в постели произнесла девочка, прежде чем ее мать пересекла разделяющее их расстояние.
- Никогда больше так не делай, моя хорошая. Пусть бы что не случилось, а я всегда приду, чтобы провести только с тобой время перед сном, - достаточно серьезно произнесла женщина своей единственной дочери. – Хорошо? – спросила она, заглянув в темно-карие глаза Барбары. – Но, поскольку ты уже волосы расчесала, давай хотя бы посидим немного, и ты мне расскажешь, как прошел твой день, моя звездочка? – позволив себе улыбку, предложила женщина, понимая, что где-то нынче она убавила своего внимания остальным детям. Но, ведь главное обнаружить ошибку и постараться ее исправить?
Вдоволь поболтав с дочерью, женщина наконец-то могла возвращаться в свои покои, где ее прихода уже дожидался супруг. Правда, любимому мужчине было в чем укорить супругу. На самом деле, Ядвига не ожидала подобного укора, хоть и понимала – виновата. Она не сдержалась и повела себя ненадлежащим образом.
- Это не повторится, - коротко и с достоинством ответила пани Лещинская, прежде чем муж отошел к окну, где и начал прилагаться к вину. И с этим определенно надо было делать что-то!
- Ян, мне кажется, тебе не зачем пить сейчас столько вина, - мягко произнесла женщина, подойдя ближе к своему супругу, у которого из руки и забрала кубок с новой порцией сладкого и пьянящего напитка. На мгновение лишь она задумалась о том, как именно ей стоило ли поступить с этим вином. Отпить или … пригубить самой? Что же, ясность разума порой бывает пагубной, а потому женщина поспешила выпить сладкого вина, пока ее ладонь поначалу лишь ненавязчиво пыталась обнять обиженного мужчину, прижав ближе его к себе. Да вот только одной руки будет мало?
Упустив кубок с вином, женщина обошла Яна и, оказавшись к нему лицом, попыталась донести до него глубину своих сожалений: - Мне очень жаль, что я поступила так, как поступила. Если я скажу, что не хотела тебя обидеть, ты ведь простишь меня? – осторожно выдала коварная Ядвига, позволив себе слегка улыбнуться. Доктор сказал, что пара дней в постели и ребра ее сына более не будут давать о себе знать, а потому … могла забыть на время о том досадном происшествии в лесу. Тем более, что соблазн испытать кое-что был так велик. Не особенно слушая слов мужчины, гордячка опустилась на колени, но лишь для того, чтобы оставить пару дразнящий поцелуев супругу, прежде чем приспустить его брюки, приступив к более действенному способу извинений…

+1

32

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Ян позволил вредной жене забрать свою чарку сладкого вина, просто сгорая от любопытства - что же она задумала? Он никогда не пытался приказывать Ядвиге, зная как она горда, но сегодня не мог не сделать замечание... потому как глава семейства не может себе позволить быть настолько под каблуком у любимой супруги, чтобы позволять ей повышать на себя голос. Еще не хватало чтобы подобное услышали дети - разве они будут уважать отца, если он позволяет такое своей женщине? Вообще пан Кшиштоф давным-давно уже советовал Янеку в случае непослушания со стороны его дочери, поучить ее уму-разуму как и подобает мужчине - то есть при помощи нагайки. Однако, Лещинский вырос в семье где никто бы и не подумал поднять руку на жену или дочь, так что следовать подобным добрым советам он не собирался.
-Ты можешь выпить вина вместе со мной, -ответил Янек Ядвиге, наблюдая за тем как она осушила его чарку, попутно обняв его. -Оно прекрасно успокаивает нервы, тем более что теперь волноваться не о чем - ведь с сыном все будет хорошо...
Упомянув о Миреке, шляхтич припомнил о том что произошло кроме злосчастного нападения секача - тому выбору что сделал мальчишка, явно сломав все планы своей матери. Уговорить Язю смирится с выбором сына будет нелегко, потому как она была упряма не меньше чем Казимир... так что Ян решил что говорить с женой будет когда она у нее будет хорошее настроение.
И у Лещинского был испытанный способ как этого достичь...
Когда Ядвига присела перед ним, ловко расстегнув широкий кожаный ремень его брюк и развязав кушак, что был завязан под оным, Ян, естественно, не стал ее останавливать. Когда неторопливая сладкая пытка началась, ему пришлось оперется о столик, где и стол кувшин с венгерским и прикрыв глаза, сдерживать чересчур громкие стоны удовольствия. Будучи словно в каком-то дурмане, Лещинский расстегнул свой кафтан и стянул рубашку, прежде чем поднять жену с колен и жадно целуя, начать ее раздевать. Когда платье для верховой езды оказалось на полу вместе с нижним бельем, Ян переставил кувшин с вином от греха подальше и затем подсадил свою вредную женушку на достаточно прочный столик на мраморных ножках.
-Давай забудем о том что было, любимая? -тихо шепнул шляхтич, после очередного жадного поцелуя. -Сейчас есть только ты и я... забудь обо всем хотя бы на эту ночь. Мы с тобой ведь хотели зачать еще одного ребенка... и теперь я уверен что он нам  нужен как никогда - сблизит еще больше и заставит думать только друг о друге.
Ян очень хорошо знал свою ненаглядную и очень вредную женушку - когда она ждала их младшего сынка, то не носилась за беднягой Миреком словно наседка за своим цыпленком. Тогда Ядвигу кроме маленького чуда, что пряталось у нее под сердцем, занимал исключительно ее любимый муж, которого она ревновала как никогда в жизни.
В общем, эта ночь была действительно прекрасной во всех отношениях - после приятного раунда на столе, Янек перенес жену на руках в постель и не давал ей покоя почти до самого утра. Когда же, Ядвига будучи утомленной и счастливой после любовных утех, прижалась к нему, Лещинский понял что нужный момент для разговора настал...
-Ясечка... выслушай меня пожалуйста... я знаю что тема разговора тебе не особенно понравится, но не могу не начать ее - в первую очередь ради нашего сына. Так уж вышло, что он полюбил Хоню и она ответила ему взаимностью, а еще спасла от того злосчастного секача.., -Ян ласково погладил жену по обнаженной спине, притянув ближе к себе. -Я знаю как ты любишь Мирека... неужели нам с тобой придется разлучить его с той единственной, которую он выбрал себе в жены? Мы можем все сделать так как ты предложила - обручить их и взять с Войтека и Стаси обещание что они отдадут ее только Казимиру. Где-нибудь через год-два она приедет в Краков и мы поженим детей. Любимая, вспомни как нам было плохо, когда почти три года приходилось видется урывками... и я не говорю о том, что не мог быть рядом когда ты носила наших дочь и сына. Я не хочу такой судьбы Казимиру и знаю что он не откажется от Хонораты - давай поможем детям обрести друг друга?
Янек понятия не имел, как отнесется его любимая сестра к тому что Хоня намылилась выскочить замуж в столь юном возрасте... но у Стаси всегда было большое и любящее сердце, так что она сумеет смирится с тем что дочь станет женой Казимира, матушку которого она мягко говоря недолюбливает. Но что толку запрещать молодым любить друг друга? Это был верный способ потерять контакт с обоими детьми и заставить их отдалится от собственных родителей, чего конечно же хотелось избежать любым путем.
-Милая... пусть лучше Казимир благословляет нашу доброту и заботу о нем, чем проклинает нас... обещай что подумаешь о том что я сказал?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-29 00:06:33)

+1

33

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Пожалуй, лишь только в том браке, где супруги любят друг друга и сохраняют между собой ту искру страсти, готовую при едином дуновении ветра разрастись до настоящего жаркого и всепоглощающего пламени, любой конфликт или размолвку можно решить легко, просто и при этом весьма приятно. И сейчас, прикасаясь к плоти своего супруга, Ядвига старалась принести любимому максимум того удовольствия, на которое только была способна, только бы он сменил хмурое выражение лица, забывший рядом с ней.
И ведь, она преуспела в своем таком естественном желании?
Да. Знала, что это было так. Видела и чувствовала это, когда он поднял ее с колен и подарил нетерпеливый и жадный поцелуй, от которого едва не захватило дух. На какое-то время женщина даже перестала дышать… В прочем, так бывало порой, когда ее собственное желание поднималось к максимально высокой точке. Тут же справедливо следует заметить, женщина ощущала, как дико жмет ее тугой корсет, в котором она без проблем передвигалась практически весь день во время охоты и после, а потому она с облегчением выдохнула, как только смогла вдохнуть жаркий воздух ноздрями на полную грудь. Вдохнуть-выдохнуть, а потом аккуратно переступить через брошенную одежду на пол, чтобы позволить Яну все то, что только заблагорассудится. И нынче мужчина решил не ступать с места. Он лишь подсадил свою вредную и чрезвычайно гордую женушку на столик, где еще недавно находился кувшин с вином, которое Ян отставил куда-то в сторону. В прочем, кареглазая женщина не проследила за передвижением кувшина, так как тот нисколько не заботил ее. Куда более интересное происходило прямо с ней…
- Я очень надеюсь, что порадую тебя ребенком уже совсем скоро, - лишь прошептала практически в губы женщина, надеясь, вскоре получить хоть какие-то знаки, указывавшие на беременность. Все-таки, они с Яном не вчера родились на свет и достаточно продолжительное время не сдерживались во время приятной близости, так что … - Надеюсь, что уже понесла, - мимолетно ухмыльнулась женщина мужу, прежде чем окончательно забыться в его объятиях, после чего нисколько не была против того, чтобы продолжить начатое, но уже в более комфортабельных условиях: на шелковых простынях, под пуховым одеялом и на мягкой кровати.
Так, среди приятных ласк и минут, полных обоюдного удовольствия, прошло время … пока рассвет не позолотил линию горизонта, прогоняя ночь прочь. Все-таки у теплых майских ночей есть один крайне существенный недостаток: пусть они и теплы, однако слишком быстротечны. Их не хватает, как воздуха под водой, чтобы насытиться в полной мере, а потому, едва усталость начала побеждать женщину, она лишь крепче прижалась к супругу, уже мечтая о следующей ночи. При этом, кто знает, как пройдет этот день?
- После такой ночи, я, наверное, пропущу завтрак и проведу лучше лишний час во сне, - тихо пробормотала женщина мужу, делясь с ним своими намерениями на новый день. – Хотя… - это была не самая сильная и успешная попытка высказать свои же аргументы против, однако желания их искать у пани Лещинской не оказалось. Она была в слишком хорошем настроении, обнимая своего княжича, когда он ловко подобрал момент для весьма серьезного разговора.
- Но… - вздохнула женщина коротко, - разве ты уже не поговорил со своим отцом? Он плохо подумает теперь обо мне и моем сыне. Скажет, мы морочим ему голову, - добавила сонно женщина, так и не отрывая своей безмерно тяжелой головы от груди Яна, что служила ей куда более удобной подушкой, чем любые пуховые подушки. – Мне казалось, что Магдалена будет куда лучшей парой Казимиру. К тому же, она твоя сестра… - невольно вздохнув, продолжила женщина. Да, она практически согласилась с аргументами, которые ей назвал Ян только что… И ведь, страшно подумать, а мужчина говорил правду, в глаза которой так часто боялись заглянуть такие же гордые пани и паны, как Язя. Той ночью, женщина уснула, так и не выдав свой ответ, но при свете дня, что заглянул в покои четы Лещинских по полудню, женщина поняла, что не может откладывать на потом свое решение. ДА и разве от ее решения что-то зависит? Мирек почти уже совершеннолетний и с ее благословением, или без оного, парень поступит по-своему, благо бог наградил его настоящим нравом Вишневечких, но не противной ехидностью Любомирских.
Наскоро одевшись, женщина в первую очередь направилась в покои своего раненного сына (младшие наверняка уже играли в саду?), при котором уже сидела одна юная пани, что мигом решила сгинуть с глаз гордой пани. В прочем, оно то было и к лучшем, т.к. был у Ядвиги разговор именно к сыну?
- Ничего не говори, Мирек, послушай, что мать скажет, - скомандовала женщина сыну, обойдя его кровать, чтобы устроиться на крае его постели и, взяв ладонь сына своими руками, попыталась ему нежно улыбнуться. – Прости мне, мой дорогой, мою несдержанность вчера. Меня чуть удар не хватил, как только я узнала, что за беда приключилась, но … хорошенько обо всем подумав, я поняла, что не будет большой разницы, если себе жену выберешь ты сам, раз ты уже почти совершеннолетний, - кто знает, как много терпеливости и сдержанности понадобилось женщине, чтобы сказать то, чего от нее ожидал услышать сын. В прочем, она нисколько не пожалела об этом, увидев довольную и даже какую-то мечтательную физиономию сына, что даже не верил своим ушам. - Однако, я настаиваю, чтобы и ты, и твоя будущая жена получили должное образование – в университет она не пойдет, но у нас будут все условия, чтобы она могла стать тебе должной опорой… Правильно ведь я говорю, Ян? – заметив в отражении глянцевой мебели супруга, женщина повернулась к нему лицом, надеясь на то, что он поддержит ее сейчас, не то она наговорит еще кучу того, чего далеко не обязательно была готова воплотить в жизнь. Но, чего не сделаешь, ради счастья своего любимого чада?

+1

34

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Краков, несколько месяцев спустя...
Февраль 1593 года.

Студеным февральским днем, Ян остался дома, чтобы проверить счета по имениям своего приемного сына, которые наконец-то привез управляющий - это была несложная, но трудоемкая работа, которой Лещинский надеялся отвлечь себя от тревожных мыслей. После разговора с доктором, шляхтичу было очень неспокойно на душе - тот сказал, что долгожданный и желанный малыш, которым Ядвига обрадовала своего любимого мужа сразу после отъезда из Лешно, может заставить свою мать изрядно намучаться. Впервые в жизни Янеку было очень страшно, потому как потерять свою единственную и неповторимую ему конечно же не хотелось..
Как только время родов начало приближаться, Ян мысленно корил себя, смотря на большой живот своей жены - бедная Язя даже ходила с трудом и с наступлением зимы постоянно мерзла и просила жарче топить камины во всех комнатах. Лещинский проводил возле любимой супруги все свое время вне сейма и прочих дел, постоянно моля бога послать ей счастливое разрешение от бремени... ведь это он уговорил ее на это дите и если что-то случится, виноват будет тоже только он?
Янек тихо вздохнул, решительно отодвинув все бумаги в сторону. Он закончит с ними немного позже, а пока что надо немного развеяться и посмотреть чем заняты дети. Из-за того что на улице было холодно, им приходилось много времени проводить в четырех стенах и они скучали по недавним веселым теплым дням, когда можно было играть во дворе, а не сидеть в доме.
Младших сыновей, Лещинский нашел в их комнате под присмотром няни - мальчишки играли в новеньких солдатиков, расставляя их на ковре перед камином для решающего сражения. Увидев отца, Марик и Михась тут же подбежали к нему и обняли, спрашивая о любимой маме - перед родами, доктор велел ей как можно больше отдыхать, так что нынче она завтракала в спальне и своих детей обняла и расцеловала, когда они прибежали к ней поздороваться поутру.
-Мама не заболела? -поинтересовался Мишка, забравшись к Яну на руки, когда тот уселся в кресло. -Когда она снова будет с нами сидеть как раньше?
-Все хорошо, не беспокойся, сынок, -Янек улыбнулся, обняв младшенького и усадив рядом с собой и Марика, чтобы не обиделся ненароком. -Вы ведь не забыли что у мамы уже совсем скоро будет маленький? Ей сейчас нужен покой и отдых, но когда ваша сестренка или братик появятся на свет, она снова будет сама за вами приглядывать.
Посидев с любимыми чертенятками, Ян направился в комнату Казимира - последние несколько дней будущий жених был на седьмом небе от счастья, ведь Хоня после визита к своей бабушке на обратном пути остановилась в доме его родителей. Войтек написал Янеку, что сам заберет дочку, когда поедет в Краков по делам - так что до этого времени дети могли побыть вместе и помечтать о своей скорой свадьбе.
-Я очень боюсь за маму.., -тихо сказал Мирек, обняв Хонорату, после того как они спустились в гостиную. -Слышал как доктор говорил отцу, что может что-то пойти не так... а вдруг она умрет? Мне очень страшно, Хоня... и я не знаю как избавится от этого страха...
-Но почему она должна умереть? Гони от себя такие мысли.., -ответила Хонората, обняв своего жениха за шею. -Думай лучше о том, что скоро у нее родится чудесный малыш и все будет хорошо. Когда тебе очень страшно, то помолись богу за пани Ядвигу и будет легче - я тоже боялась и молилась, когда моя мама рожала Хелену. Мой отец тоже беспокоился и переживал и мы с ним ходили в костел вместе перед тем как родилась моя сестричка. Может попросим дядю Янека отпустить нас помолится в костеле?
-Это хорошая мысль... но мне кажется, что я так и буду бояться пока мама благополучно не родит.., -заставил себя улыбнутся Казимир, притянув Хоню ближе и коснувшись ее губ своими. -Хорошо что ты со мной сейчас... без тебя я бы совсем не знал что делать...
-Мирек... а если кто увидит? Дядя Янек и твоя мать будут плохо обо мне думать, -лукаво улыбнулась Хонората, прежде чем ответить на поцелуй. -Мы не должны так делать... слышишь меня?
-Так-так, дети мои - вы меня ставите в такое положение, -едва войдя в гостиную, Лещинский стал свидетелем весьма нежной и пикантной сцены возле окна. -Старина Войтек скажет что я был плохой дуэньей и будет прав.
-Но папа, мы же все равно скоро поженимся, -засмеялся Мирек, в то время как покрасневшая Хоня, улыбаясь ткнулась ему в грудь. -Я уже жду не дождусь...
-Вот когда поженитесь - я вам слова не скажу, -ответил Ян. -А пока что, сынок, придержи свой пыл, ладно? Я отвечаю за Хоню перед ее отцом и матерью, так что выпустите свою энергию во что-нибудь полезное? Например, помогите присмотреть за нашими чертенятками, им очень скоро наскучит играть в войну.
-Не сердись, дядя Янек! Это всего лишь поцелуй... всего один, -хихикнула Хонората, обняв Яна и поцеловав его в щеку. -Пойду-ка я распоряжусь на кухне, чтобы приготовили мальчишкам полдник. Да и Басеньке тоже не мешает подкрепится горяченьким - позовешь ее? Она была с нами здесь, но недавно ушла к матери.
Раздав ценные указания, Ян отправился звать свою драгоценную дочурку кушать - и как и было сказано, нашел ее в спальне. Поначалу Баська прибежала чтобы повышивать вместе с любимой мамой, но сейчас сидела рядом с Язей, приложившись щечкой к ее большому животу.
-Мамочка, он меня лягнул! -хихикнула Бася, у которой просто не хватало рук, чтобы обнять Язю. Увидев отца, девочка мигом подбежала к нему, показав и свою красивую вышивку и заодно рассказав про маленького проказника, что отчаянно начинал лягаться, стоило лишь прикоснуться к маминому животику.
-Я думаю что ему там просто уж тесно, -Янек рассмеялся, обняв любимую дочь. -Милая, ты не проголодалась еще? Беги, покушай вместе с братьями и Хоней - они как раз пошли на кухню.
После того как дочурка убежала из спальни, Лещинский присел рядом с Язей и нежно поцеловав ее, положил свою ладонь на ее живот и явственно ощутил, что малыш действительно давал о себе знать сильнее чем обычно. Будто ему и правда уже не хватало места...?
-Как ты себя чувствуешь, моя любимая? -поинтересовался Ян у жены, осторожно ее обняв. -Хочешь попробую его успокоить? Кажется раньше помогало, когда он не давал тебе уснуть...
В спальне было достаточно жарко, так что глава семейства с удовольствием стянул свой кафтан и рубашку, прежде чем помочь Ядвиге с удобством улечься на постели. Убрав теплый халат жены на ближайшее кресло, шляхтич приподнял подол ее ночной рубашки, начав очень нежно и ласково поглаживать ее живот. Еще совсем недавно, таких прикосновений хватало чтобы неугомонный малыш успокоился...
-Когда он наконец родится, закажу мессу в костеле.., -тихо сказал Янек, прикоснувшись губами к тому месту где буквально только что была маленькая ручка (или ножка?). -Наверное он у нас будет непослушным и не захочет вовремя ложится спать - я постоянно его упрашиваю об этом.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-29 02:50:49)

+1

35

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Страх. Невысказанный и тщательно скрываемый сумел зацепиться где-то за край сознания женщины, а также и остальных членов ее горячо любимой семьи. Об этом не принято было говорить, даже думать Ядвига запрещала себе о подобном, но … мысли тот же час возвращались к не удачной беременности, когда спустя два дня после родов она потеряла свою дочь. Дочь, уход из жизни которой дал начало затянувшимся темным дням, в которых не было места дню или солнцу. И ведь, кто позволил прорасти тем тяготящим мыслям о днях ушедших? Кажется, никто и не подталкивал к сравнению, хоть пани Лещинская во многом замечала сходства: то холодно было, как тогда (ее руки и ноги то и дело мерзли), то ей было нечем дышать (духота и отсутствие свежего воздуха, наверное, сказывались?), то женщина попросту не могла спать или есть, ведь ребенок под сердцем не позволял, проказничая и днем, и ночью, будто бы и не зная меры. Да, замечала женщина сходства, но тихо молчала о них, требуя каждый раз разжечь больше огня в каминах, но спустя час уже требовала больше свежего воздуха, кутаясь в теплую шаль или меховую накидку, под которой не могла замерзнуть.
Никто не мог сказать, что эта беременность будет протекать так не просто для женщины, которая привела успешно на свет не одного своего ребенка. Барбара, Марек и Михась побуждали свою мать к здоровому аппетиту, и лишь изредка, перед самым своим появлением на свет, беспокоили свою мать, намекая о том, что скоро уже будет самое время… Однако на этот раз все было совершенно иначе. Все было так, как той холодным февральским утром, когда она наконец-то разрешилась, но детского плача не услышала – у ее дочери не было сил, чтобы плакать, тем самым свидетельствуя свое рождение всему дому. И эта тишина уже началась сниться Ядвиге, казалось бы, стоило женщине только прикрыть глаза днем, чтобы набраться хоть немного сил для бессонной ночи, когда ребенок был обычно особенно подвижным.
Этим утром женщина проснулась из-за того, что маленький озорник под ее сердцем попытался будто выпрямиться во весь рост – его маленькие ножки или ручки уперлись ей в спину и бока, прежде чем продолжить двигаться в чуть более быстром темпе. Видя, как Ян переживает, Ядвига старалась сдерживать свои охи и вздохи, особенно по утрам, так что сейчас женщина постаралась успокоить своего ребенка, лаская свой живот ладонью. Сколько так длилось пани Лещинская вряд ли могла бы ответить, ведь пребывала в состоянии полудрема. И ведь, в конечном итоге малыш хоть ненадолго успокоился, подарив своей матери хоть немного времени отдыха во сне, прежде чем она открыла глаза из-за какого-то шороха.
Как оказалось, пан Лещинский проснулся и постарался тихонько подняться из постели. Увы, но сон Ядвиги стал совершенно чутким к любому постороннему звуку и шороху, так что женщина постаралась улыбнуться любимому мужчине легкой и непринужденной улыбкой, которые ранее не единожды дарила ему на день. Однако нынче вместе легкости на лице была заметна усталость, а вместо непринужденности какое-то молчаливое ожидание…
- Может быть, я лучше позавтракаю в покоях? Ребенок не давал спать ночью, - нет, гордячка не жаловалась. Слушая ее слов, можно было подумать, что она всего лишь спала не на том боку…
Где-то после полудня к матери заглянула Барбара. В руках у девочки была ее вышивка, к которой у Ядвиги попросту не хватало сейчас ни сил, ни терпения. Тем более малыш снова начал проказничать, доставляя своей матери дискомфорт.
- Мамочка, что-то случилось? – заметив не самое радужное выражение лица своей матери, спросила Бася.
- Ничего такого, моя дорогая, - выдохнула Язя. – Просто твой братик или сестричка начал слишком шевелиться. Хочешь с ним или с ней поздороваться? – предложила женщина, желая отвлечь дочь от своего замечания, что было крайне точным, ведь боли от каждого движения ребенка становились все более ощутимыми. Врач говорил, что отдых поспособствует разрешению от бремени, тогда как Ядвига знала – все должно было уже случится, а стало быть … врач ошибся? Тем не менее, на доктора была одна надежда.
Когда на смену дочери пришел муж, предусмотрительно отправив дочь обедать, женщина лишь прикрыла глаза, предвкушая возможное успокоение плода их с Янеком любви. Однако малыш так и не думал успокаиваться, то и дело передавая приветы своему отцу. При этом, длилось это все до вечера, когда лишь ненадолго ребенок притих, от чего Ядвига снова начала накручивать себя и переживать ровно до той самой поздней поры, когда действительно не началось…
- Ян! Ян! – начала женщина толкать спящего мужа. – Уже! Пора! Началось! – она не кричала, но только говорила громким шепотом, боясь повысить или понизить тон голоса. В прочем, младший Лещинский довольно-таки быстро вскочил с постели, наведя шума в доме, пока собирался – надо ведь было распорядиться, чтобы доктора привез кто-нибудь! Так что помимо слуг проснулись также и дети, что подобно воронам сбежались все в родительские покои.
На самом деле боль была еще не самой сильной, но измученная Ядвига была настолько убежденной в плохом исходе, что подозвала к себе младшеньких детишек, что смотрели на нее своими большими круглыми глазами, пока она не поцеловала их: - Обещайте мне, что будете слушать во всем папу, хорошо? – произнесла она, прежде чем к женщине не подошла дочь с бледным лицом. – Моя хорошая… моя самая любимая, - добавила она толи под впечатлением от боли, толи от эмоционального всплеска или же самого обычного страха отойти в мир иной и не проститься.
- Хонората, - после того, как каждый из детей получил хоть пару слов в свой адрес, Ядвига обратилась к невесте своего сына. – Я знаю, как много ты сделала и как ошиблась на твой счет. Надеюсь, ты простишь меня за это и хорошенько присмотришь за Миреком? Ему нужен умный и верный советчик рядом…

+1

36

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
После того как Янек помчался за врачом, перепуганные дети заглянули в спальню, где и застали свою любимую маму совершенно измученной от начавшихся сильных болей. Естественно и Бася и мальчики испугались еще больше, когда Ядвига заговорила с ними так... словно бы точно знала что умрет??
Хоня сама дрожала от страха и ей было непривычно видеть будущую свою свекровь - всегда такую гордую и властную - в таком состоянии. Но девушка понимала, что должна как-то заставить пани Ядвигу отвлечься от плохих мыслей и не пугать детей еще больше.
-Мирек, уведи сестру и братьев спать и скажи няне чтобы неотлучно была рядом, -скомандовала Хонората своему жениху, что сам едва не плакал уже вообразив что вот-вот лишится обожаемой матери. -И постарайся их успокоить, ради бога - нельзя допустить чтобы они проплакали теперь всю ночь. Ступай, а я останусь с пан Ядвигой, пока не вернется дядя Ян...
Казимир кивнул и взяв себя в руки, послушно увел Басю и мальчишек из родительской спальни, тогда как Хоня осталась, усевшись возле Язи и взяв ее руку, несколько раз легонько прикоснулась к ней губами. Сейчас было забыто то как Ядвига порой резко позволяла говорить с Хоноратой в Лешно... девушка помнила лишь одно - матери ее будущего супруга сейчас очень больно и страшно. А это значит, нельзя было сидеть на месте и просто ждать пока случится что-то плохое...
-Вам не за что просить у меня прощения, пани Ядвига, -Хоня заставила себя улыбнутся, поглаживая руку Язи. -Я знаю что вы всегда думали только о Казимире и желали ему добра... а я постараюсь быть ему самой лучшей женой.
Очередной приступ боли вновь начал "крутить" Ядвигу, так что она непроизвольно сильнее сжала пальцами ладошку Хонораты, однако последняя и не подумала ее убрать, оставшись рядом и прося Язю как следует дышать. Сейчас главное ее отвлечь от боли и страха... и дождаться Янека, рядом с которым пани Ядвига почувствует себя намного спокойнее.
-Когда моя мама рожала мою сестричку - это было после вашего с дядей Яном отъезда... знахарка которую привел мой отец, сказала что надо походить немного перед родами. Может быть я помогу вам пройтись по комнате? Совсем немножко.., -попросила было Хоня, но судя по всему было уже поздно, потому как ребенок вот-вот должен был уже появится. По счастью, наконец появились Ян и доктор со своей помощницей, так что Хоню мигом выставили за дверь вместе с будущим счастливым отцом. Тогда-то всегда смелая и решительная Хонората дала волю слезам, обняв своего дядю и рассказав о словах его жены.
-Дядя Ян... я боюсь.... а вдруг и правда что-то плохое будет? Она словно прощалась со всеми нами...
-Успокойся, моя девочка, -Янек крепко обнял Хоню и поцеловал ее в лоб. -Ты умница и все сделала правильно... я всегда буду тебе благодарен за то что не оставила Язю одну и о ребятах позаботилась. Сделай еще кое-что для меня? Посидите вместе с Миреком с Баськой и мальчиками. Я побуду здесь, вдруг доктор позовет меня, а им лучше оставаться в своих комнатах.
-Конечно я все сделаю, -кивнула Хоня и убежала в конец коридора, где и располагались спальни детей. Ян же остался в коридоре и присел возле стены, ощущая все тот же противный липкий страх и молясь про себя за любимую жену. В конце-концов, Лещинский заставил себя сходить за бутылкой венгерского, после нескольких глотков из которой наконец задремал - беспокойство и усталость отняли у него почти все силы. И как назло, снилась в этот момент Янеку какая-то полная ерунда... будто бы в каком-то старом городе он потерял Язю и никак не может ее найти. Конец этому мучительному сну положил доктор, решительно тряхнувший шляхтича за плечо, когда уже наступило утро...
-Я старый дурак.., -улыбнулся доктор, когда Ян протер глаза и вскочил на ноги, опрокинув бутылку, что стояла рядом с ним. -Где моя голова была? Все закончилось благополучно, пан Ян, слава богу.
-Как Ядвига?? -поинтересовался Янек, боясь услышать что-то плохое, но вместо ответа, старик-врач открыл перед ним дверь спальни и указал на маленький столик на котором повитуха как раз пеленала малыша... а второй, тихонько попискивая лежал рядом, уже будучи хорошенько запеленутым в теплое одеяльце. -Но... их же двое?!
-Поэтому я и сказал вам, что я старый дурак, -вздохнул доктор. -Я-то думал что у вас один крупненький малыш и у меня совершенно из головы вылетело что их может быть двое. Два здоровеньких и красивых мальчишки.
-У меня рук не хватит точно, чтобы их брать, -счастливо улыбнулся Лещинский подойдя к столику и посмотрев на своих детей - оба мальчика сладко спали, посапывая своими маленькими носиками. -А как моя жена???
-Все хорошо, я же вам уже сказал - только она уснула, как только все закончилось. Знаете, мы пожалуй останемся до вечера, чтобы удостоверится что все хорошо. И присмотрим за малышами, пока вы отоспитесь как следует, -предложил доктор. -Не одной пани Ядвиге мучится пришлось - им обоим тоже досталось, но скоро они проснутся и будут ее требовать.
-Я только скажу детям, что все хорошо и лягу наконец спать, -согласно кивнул Ян и прежде чем уйти, присел на край постели и наклонившись легонько коснулся губами щеки любимой жены. -Я люблю тебя... больше собственной жизни и никогда еще так не боялся как сегодня ночью. Спи сладко, моя хорошая...
Младшенькие уже давно спали, так что хорошие новости счастливый отец сообщил Казимиру и Хоне, заодно предложив им придумать красивые имена для новорожденных. Дети ушли спать, наконец позволив себе облегченный вздох и не забыв поблагодарить бога в горячей молитве за великую милость. Ну а Янек вернулся в спальню и устроившись рядом с Язей, вырубился почти мгновенно... думая о том, что надо заказать любимой особый подарок за сразу двоих сыновей.
Видимо Басеньке на роду написано быть нашей единственной дочкой? -улыбнулся Лещинский позволив усталости наконец-то сморить себя.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-30 21:55:42)

+1

37

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Женщина решила, что будет сильной, несмотря ни на что. Пусть липкий страх превращает каждый жизненно необходимый глоток воздуха в жадное его поглощение с неисчезающим впечатлением в то, что вот он, да, именно он и будет последним. Ведь сила проявляется в первую очередь в смелости, которой так не хватало гордой женщине, что нынче оказалась наедине перед богом, в руках которого была не только ее судьба, но и судьба маленького малыша, которому так страстно желала подарить право на жизнь. И лучше бы ему родиться, жить и знать, что такое любовь и ненависть, доброта и злоба, но не покинуть жизнь маленьким несмышлёнышем, не сумевшим ничего познать в этой жизни и даже обрести радость родительской любви, как и насладиться материнской колыбельной…
Женщина решила быть сильной, а потому предпочла быть готовой к любому исходу и своевременно простилась с детьми, а там уже один бог будет решать, заслуживает ли она продолжить свой путь или нет. И ведь, поступать так, как поступала она стоило не малых усилий пани Лещинской, перед лицом которой пробежала едва ли не вся жизнь и мимолетная мысль-сожаление в том, что она так и не покаялась в своих грехах. В прочем, разве можно назвать грехом именно то, что сотворила она? Это был ведь выход из тупика не только для нее, но и детей, которых они с Яном могут теперь воспитывать. В прочем, могли. А вот, как дальше пойдет – время покажет.
Страх не отступал. А Ядвига его уже и не пыталась прогнать, когда ощутила, как чья-то тонкая ручка крепко сжала ее ладонь в своей. И ведь, обратив свой взгляд на держащую ее за руку Хонорату, пани Лещинская несколько удивилась, прежде чем новый приступ невыносимой боли, заставил ее сильно сжать маленькую ладошку невесты своего сына, которой находиться с ней сейчас, согласно правилам этикета и доброго воспитания, в общем-то, не следовало. Однако, женщина была рада тому, что девушка находилась рядом. Может быть, она пока из-за своей юности и неопытности слабо могла себе представить, какого было Ядвиге сейчас, но доброты и искреннего желания помочь хватило с лихвой, чтобы облегчить те минуты до прихода доктора.
- Доктор, прекратите мои муки, - тихо прошептала женщина, надеясь, что ее просьбы будет достаточно для того, чтобы ребенок родился скорее. В прочем, она уже чувствовала, как он выходил и знала – вот-вот и услышит мелодию отчаянного детского плача своего маленького малыша, что так долго мучил ее. И действительно, как и обещал доктор – пара мгновений для плодотворной работы легких и силы воли, как покои залились детским плачем, но … но муки не прекратились. Так, словно бы она и не родила только что ребенка.
У нее не было сил спросить у врача, что происходит. В прочем, он сам поспешил объяснить женщине все: - Так, похоже у вас будет двойка детишек, пани Лещинская, а не одно…
Спросить, как такое возможно вообще, у женщины не хватило ни духу, ни силы, ни желания. Новая порция схваток заставила ее не просто застонать от боли, но даже вскрикнуть. И так до тех пор, пока все не закончилось практически полным изнеможением и вздохом облегчения – вот и все, конец, в который даже не могла поверить Ядвига.
- Доктор, как дети? – тихим и измученным голосом прошептала Язя, прежде чем при помощи служанки, приподнялась на подушке, чтобы дождаться того мига, когда сможет дать грудь детям. – У нас дочери?
- Не беспокойтесь, пани Ядвига, - поспешил успокоить только родившую женщину двух близнецов доктор. – Пока с детьми все, кажется, хорошо. Но мы должны за ними понаблюдать еще, чтобы убедиться наверняка. И у вас не дочери – двое сыновей, - ответил доктор, однако Ядвига, едва услышав «хорошо» попросту перестала концентрировать свое внимание на чем-либо. Она уснула, крепким сном, которого ей так не хватало последние дни, так что и не услышала, как ловко прислуга убрала последствия родов и постелила новую постель, умыв пани, тем самым приготовив ее к приходу мужа, появления в покоях которого женщина также не услышала. И даже не пошевелилась, когда он прилег рядом с ней.
Проснулась женщина от того, что услышала детский плач, а когда открыла свои глаза – увидела, как среди белого дня нянька пытается справиться сразу с двумя малышами, что пока еще и не плакали, но лишь тихо пыхтели. Приподнявшись в постели, женщина велела служанке поднести к ней детей.
- Неси сюда, - велела она, и служанка не смела ослушаться. Сначала она подала пани Ядвиге старшего, не забыв об этом сказать ей. – Ну, давайте знакомиться, сыночки? – улыбнувшись, произнесла женщина, взяв на руки старшенького сына, что был совсем немногим больше своего младшего, но, пожалуй, более голосистого брата. - Какой ты у меня голодный, - произнесла женщина, видя, как жадно поначалу начал глотать новорожденный, хотя очень быстро ребенок насытился, так что женщина могла сменить одного на другого и посмотреть, кто это ее так помучил ночью. – Ну и кто тут у нас такой вредный? Заставил меня помучиться, ...– обратилась она к младшему, вложив свой палец в его ладонь, которой мальчика быстро ухватился за палец матери и не отпускал, пока не уснул, насыщаясь.

Отредактировано Tony Danziger (2015-12-29 23:20:06)

0

38

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Следующим утром, Ян проснулся раньше своей сладко спящей жены - и постарался очень осторожно выбраться из постели, чтобы привести себя в порядок, распорядится о завтраке и конечно же проведать младших детей. Хотя... теперь пожалуй следовало бы вспомнить, что Марик с Михасем уже перестали быть самыми младшенькими? Ровно с того самого момента как на свет появились сразу двое мальчишек, что заставили порядком помучится бедную Язю. Но напряжение последних дней уже успело развеяться словно дым и Лещинский вознес богу благодарную молитву за свою любимую жену - надо бы не забыть заехать потом в городской костел и заказать мессу за счастливое разрешение Ядвиги от бремени. Приняв горячую ванну и одевшись, Янек первым делом заглянул к новорожденным, за которыми присматривали доктор, повитуха и одна из нянь. Шляхтич решился подержать одного из своих сыновей - того что родился первым - для того чтобы отличать кто из детей старше, доктор на всякий случай завязал первому мальчику шерстяную ниточку на запястье. Однако, старшенький был немного побольше своего братца и куда активнее?
-Если они будут похожи друг на друга как две капли воды, как же мы их отличать будем? -рассмеялся Ян, аккуратно положив одного сынишку в кровать и дотронувшись до маленькой ручки второго - тот еще крепко спал. -И это называется, мы с женой мечтали о второй дочери... все-таки Баське придется у нас единственной быть.
-Знаете, пан Ян, вам все в столице должны завидовать, -улыбнулся доктор. -Сразу двое прекрасных детей... а что до дочери, то вы еще молоды и после небольшого перерыва сможете испытать свою удачу еще раз.
-Ох, доктор, думаю что теперь мы сделаем большой перерыв, -вздохнул Ян, улыбнувшись в ответ. -У нас сейчас с Ясечкой чудесным образом оказалось сразу шестеро деток, так что будем их растить. Еще скоро старшего женим и я думаю что он с молодой супругой не станет долго ждать чтобы завести своих детей.
-Ну это дело молодое, само собой, -кивнул головой доктор, после чего взял свой саквояж. -Пан Ян, я оставляю ваших чудесных мальчишек со спокойным сердцем и поеду домой отсыпаться - но если понадоблюсь, пошлите за мной не мешкая. Завтра утром обязательно нанесу вам визит, чтобы удостоверится что все в порядке. Вашей супруге я бы пока посоветовал не вставать и как можно больше отдыхать. Позвольте откланяться?
Няня вместе с одной из служанок перенесла детей в хозяйскую спальню, куда немного позже переставили и обе кроватки. Ну а счастливый глава семейства направился в комнату, которую делили его любимые сыночки, которых заботливые няньки уже успели умыть и одеть.
-Папа! Мы сегодня увидим маму?? Ей больше не плохо?? -забросали своего отца вопросами Марик с Мишкой, едва только он появился на пороге их комнаты. -Мы к маме хотим...
-Конечно увидите, когда наша мама как следует выспится - ей вчера несладко пришлось. Будить ее не будем, пусть отдыхает, -Ян уселся в кресло, усадив Марка рядом с собой и как всегда взяв Михала на руки. -Все хорошо, мои дорогие, не беспокойтесь. Помните я вам обещал братишку или сестренку?
Мальчишки дружно кивнули. Ян в очередной раз счастливо улыбнулся, расцеловав обоих и ласково обняв.
-Так вот у вас не один братик, а сразу два родилось - немного подрастут и будут вместе с вами баловаться.
-А когда можно посмотреть на них? -тут же поинтересовался Марик и тихонечко повторил. -И я к маме хочу...
-Как только мама проснется, я вас сразу отведу к ней, -пообещал Ян. -А пока что давайте-ка быстренько завтракать после всех вчерашних волнений. Слава богу, все обошлось.
Лещинский спустился на первый этаж дома вместе с любимыми чертенятами и их нянькой и застал в столовой старшего сына, его невесту и Басю, которой уже успели рассказать сразу про двоих братцев. Янек не мог не похвалить в очередной раз Хоню, за то что очень умело временно заменила хозяйку дома и уже успела распорядится о завтраке.
-Папа, а когда можно будет увидеть малышей? Мы с Хоней очень хотим посмотреть, -попросил Казимир, когда все семейство уселось за стол. -И мама меня вчера прямо до смерти напугала... хорошо что Хоня заставила себя в руки взять. Я реально думал что случится что-то плохое...
-Сынок, давай не будем о плохом? -ответил Лещинский своему сыну. -Как только твоя мама выспится, я обязательно всех вас к ней свожу и детишек покажу. А пока что придумайте для них хорошие имена? Я надеялся, что Ясечка родит мне вторую дочку... и соответственно думал только про женские имена...
-Я буду одной-единственной твоей дочкой, папочка! -хихикнула Бася. -Мне думалось что сестричку можно назвать как маму Стасю... у нее такое красивое имя.
Услышав от маленькой кузины слова о своей матери - произнесенные с такой нежностью и любовью, что сердце замирало - Хонората ласково обняла Барбару и поцеловала ее в щечку.
-А ведь это идея.., -задумчиво сказал Ян. -Предложу-ка я Язе назвать старшенького в честь твоего отца, Хоня - он всегда был мне больше чем другом. Жизнь мне спас и всегда старался оградить от всего плохого, будто второй отец... Это будет для меня великой честью, если мой сын будет носить имя такого человека - истинного рыцаря во всех отношениях.
-Мне кажется, что папа будет растроган этим, -ответила своему дядюшке Хоня. -Когда он приедет за мной, обрадуем его?
-Конечно - я думаю что Ядвига не станет возражать, имя ведь красивое и как раз для будущего воина, -закончив свой завтрак, старший Лещинский поднялся из-за стола. -Так, дорогие мои Мирек и Хоня - помогите няне присмотреть за ребятами, хорошо? А я пойду посмотрю не проснулась ли наша спящая красавица...
Без преувеличения - едва покинув столовую, Ян помчался в спальню словно какой-то мальчишка... так много надо было сказать любимой и как можно скорее ее обнять. Она напугала его нынче ночью, так как в жизни никто не пугал. Даже когда люди Подольских подстроили ему ловушку в Морково в незапамятные времена и собирались его убить лютой смертью, настолько страшно шляхтичу не было. Возможно тогда он был молод и глуп, а возможно все дело было в фамильном упрямстве Лещинских? Может и так... однако, Янек сейчас знал наверняка - без Язи он бы попросту не смог жить дальше, вот и весь сказ...
Заглянув в спальню, мужчина не мог не улыбнутся в очередной раз, потому как картина была самая прекрасная и умилительная... Ядвига приложила к груди одного из близнецов и улыбалась ему, смотря как он крепко держится маленькой ручкой за ее палец. Ян не стал заставлять себя ждать и подойдя, присел на край кровати, очень осторожно и нежно погладив младшего сынишку по спинке.
-Ты меня очень напугала вчера... не представляешь что я пережил, когда думал что тебя потерять могу.., -Ян аккуратно переложил в кроватку старшенького и придвинулся ближе к жене. -Я люблю тебя больше жизни... тебя и наших ребят. Спасибо за чудесный подарок, любимая - появления сразу двоих детей, я признаться не ожидал и теперь очень счастлив.
Наклонившись к любимой супруге, Лещинский нежно коснулся ее губ своими, подарив не один приятный поцелуй. Ну а пока родители позволили себе несколько мгновений любви и нежности друг к другу, их самый младший сынок успел как следует покушать и сладко уснуть прильнув к маминой груди.
-Посмотрим, сколько раз за ночь эти сорванцы поднимут нас сегодня? -засмеялся Янек, оторвавшись от любимых губ и взяв сынишку на руки. -Мишка помнится спокойно спал почти всю ночь, тогда как с Мариком приходилось едва ли не каждый час вскакивать. Но не подумай что я жалуюсь, мне это всегда в радость было.
Уложив второго малыша в кроватку, Лещинский вновь присел рядом с женой и обняв ее, ответил на новый нежный поцелуй. Он бы с радостью согласился провести весь этот день обнимая любимую Ясечку, но пора было сдержать свое обещание и привести старших детей, уже порядком по ней соскучившихся.
-Пойду позову ребят, а то они порядком напугались вчера и соскучились уже по тебе, -произнес Янек, прежде чем уйти из спальни. -А потом расскажу какое я имя придумал для старшенького, хорошо?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-30 21:56:03)

+1

39

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Младенец тихонько лежал на руках у своей матери, когда его отец заглянул в комнату и переступил порог покоев, где все еще царила сонная атмосфера, по крайней мере для женщины и ее двух маленьких детей, что успели порядком испугать всех предыдущей ночью, от которой ничего практически и не осталось. Женщина улыбнулась Яну, счастливой своей улыбкой, в которой не было и тени от того страха, который она переживала еще недавно.
Супругу посчастливилось стать свидетелем уникальной и весьма нежной сцены между матерью и ее новорожденными сыновьями, которым еще только предстояло подобрать не только имена, но и крестных родителей, что будут нести также ответственность за маленьких чад перед богом на ряду с родными и в случае чего смогут заменить им родных. В прочем, подобное было не такой уж редкостью в современном мире, ведь опасность лишиться родителей была всегда – всякие хвори и опасности, о которых обычно не хочется думать и вспоминать, прежде чем не сталкиваются с оными. Пожалуй, не бывает большего счастья для матери, нежели держать на руках своих маленьких детей, знать, что теперь именно она и будет для них центром мира. Ну, или же до тех самых пор, пока центром мира не станет кто-нибудь другой, какая-то девушка, к примеру, из хорошей (хотелось бы) семьи. В точности, как стала Хонората для Казимира.
- Извини, дорогой, я не намеренно напугала тебя, - тихо произнесла Ядвига, будто бы боясь разбудить только-только уснувшее чадо, в ответ своему любимому мужчине, прежде чем он присел рядом с ней и их малышом на кровати. – Признаться честно, я сама не ожидала сразу двоих детей и боялась не переживу эту ночь – наш самый младший сынок изрядно меня помучил, - добавила она все так же тихо, после чего была награждена весьма нежным и приятным поцелуем, что не дал ей возможности сказать что-нибудь еще. Все-таки после пережитой ночи гордой кареглазой пани оставалось так много чего рассказать любимому мужу, но ровно с этим, любые слова были определенно лишними, ведь так хотелось ощутить себя снова любимой и желанной.
- Должна сказать, так получилось лишь твоими стараниями, - женщина решила пошутить в ответ на замечание супруга, подарив ему вместе с очередным нежным поцелуем весьма хитрую улыбку. В прочем, надо полагать, что теперь женщина обретет покой на пару лет? Так сказать, отстрелялась, а дальше … как бог даст? Именно в его руках все наши жизни и даже наше счастье, к которому путь выстелен настоящими тёрнами, без которых счастье не будет полным.
- Надеюсь, я не сильно напугала детей ночью? – с надеждой на отрицательный ответ, поинтересовалась у мужа Ядвига. – Знаю, что не должна была сказать так много, сколько сказала … Но и не сказать этого, казалось, не могла, ведь я так боялась… больше их не увидеть и не сказать, что полагается, - добавила она виновато, прежде чем Ян весьма вовремя отвлек внимание своей благоверной на имя для их сыновей. – И какое же имя? Мне, кажется, у меня тоже есть один вариант имени, как раз для нашего самого младшего малыша, - сообщила женщина, наблюдая за тем, как Ян бережно укладывает сына в его кроватку, где уже давно мирно посапывал всего на пять минут старше его братец.
- Приводи детей скорее, хочу уже их всех увидеть, ибо безумно соскучилась по ним, - растянув губы в улыбке, произнесла женщина, прежде чем удобнее устроиться на подушке. Собственно, пока супруг отправился за детишками, Ядвига на какое-то мгновение задумалась о том, какая судьба ждет каждого из ее младших сыновей. За Барбару она была спокойна, как никогда – росла она девушкой прекрасной и изумительной, прекрасно музицировала и даже начала брать уроки рисования. На такую панну начнут заглядываться уже совсем скоро, стоит только нежному бутону начать распускаться. В прочем, дочь она могла бы выгодно посватать и за княжеского наследника в Збараж, благо у нее были весьма теплые отношения с князем и княгиней Збаражскими, которым бог послал сына аккурат годом позже Баси. Но, какими же вырастут сыновья? Ведь с детьми вообще нельзя быть в чем-нибудь уверенными. Любимые озорники далеко не всегда торопятся угодить буквально во всем своим родителям, которым хочется всегда дать им всего самого лучшего, при этом в как можно больших порциях. Однако куда больше мысли пани Лещинской занимало наличие мира в королевстве и желание долгой и беспечной жизни для них, нежели ярких вспышек эмоций на войне за свою честь и страну, что обычно имеют обыкновение потухать и тлеть под давлением времени. Ядвига тихо вздохнула, вспомнив о той старой пословице, что бродила Вишневцем когда-то. Ее она услышала от одной из нянь, когда одна из родственниц Вишневецких разрешилась дочерью. Помнится, они тогда сказали, что сыновья рождаются в основном аккурат перед войной – бог посылает своему королевству бравых воинов, которым предстоит отстаивать честь и защищать собой женщин и детей. Именно от этого живого щита и зависит слава государства. В прочем, Язя очень сильно надеялась на то, что ни одному из всех ее сыновей не придется взять в свои руки саблю, кроме тренировочной, пока они с Яном будут в приближенном к Его Величеству королю Сигизмунду круге и смогут направить его мысли на погашение внутренне королевских врагов вместо вне ее пределов.

+1

40

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Конечно же, всех детей не нужно было лишний раз уговаривать пойти к маме - все четверо, начиная от Казимира и заканчивая малышом Михасем, мигом помчались в родительскую спальню. После радостных объятий и поцелуев, дети обступили обе кроватки, где мирным сном спали сытые и довольные близнецы.
-Мамочка, а можно будет подержать их? -тут же попросила Бася, оглянувшись на Ядвигу. -Когда они проснутся...
-Когда они проснутся, то будут снова требовать маму - они же еще совсем маленькие, -улыбнулся Янек. -Но подержать их конечно же будет можно, дорогая - не только тебе, но и остальным желающим. Казимиру и Хонюшке как раз не помешает немного потренироваться перед своей свадьбой с малыми детками.
Последняя фраза счастливого главы семейства была произнесена в шутку - в которой, однако было куда больше правды? Будущим супругам уже следовало начать планировать свое совместное будущее, до которого было уже рукой подать... и конечно же, счастливая семья не может обойтись без детей, ведь молодому князю Любомирскому нужен будет наследник всех его богатых земель и прочего добра.
Казимир и Хонората дружно покраснели, посмотрев друг на друга - Яну подумалось, что эти двое совершенно точно не уносились в своих мечтах дальше нежных объятий и поцелуев и совершенно не задумывались о будущем браке серьезно? Однако... здесь стоило заглянуть в собственный "огород", как говорится и вспомнить, что один очень наглый княжеский наследник тоже мало думал об обязанностях и прочем, когда заводил бурный роман с замужней дамой. Так что Лещинский решил тактично промолчать и со старшим сынком о законном браке поговорить немного позже, когда Хоня уедет домой, чтобы затем приехать уже счастливой невестой.
-Мама, папа сказал что мы будем играть с братиками... а они все спят и спят.., -немного грустно выдал Михась, забравшись следом за братом на кровать и усевшись возле Язи. -Когда же они играть с нами будут?
-А еще папа придумал одному из них имя! -хихикнул Марик, обняв Язю и постаравшись отпихнуть братца. -Войтек, как нашего дядю зовут...
В большой семье с озорными детьми, секрета точно не утаишь - и Ян убедился в этом в очередной раз, когда сынишка "сдал" его со всеми потрохами. Он хотел предложить имя Ядвиге уже наедине и сначала узнать, нравится ли оно ей: все-таки придумывать как называть своих драгоценных чад должны оба родителя.
-Погоди, Марик - может у твоей мамы есть свои варианты, покрасивее? -мигом нашлась Хонората, улыбнувшись младшему братишке. -Пани Ядвига... можно я вам скажу кое-что важное? Я вчера перепугалась не меньше остальных... и теперь очень счастлива, что боженька послал вам сразу двоих сыновей.
-Ну что, мои хорошие, отдохнули-успокоились, с братьями познакомились - теперь пора и за ум браться! -скомандовал старший Лещинский. -Давайте-ка за уроки, потом еще зайдете к маме и посмотрите на братишек. Мы вас позовем, перед тем как нужно будет их кормить, идет?
Дети неохотно направились в библиотеку, где обычно и проходили уроки, так что Казимиру пришлось подхватить Мишку на руки, чтобы дал любимой маме немножко отдохнуть. Младших мальчишек тоже уже начали потихоньку обучать азам латыни и чистописания, потому как читали оба уже вполне сносно. Как говорится, чем раньше начнешь учиться, тем скорее будет результат?
-Я сегодня должен съездить в сейм, -сообщил жене Ян, прикрыв дверь за детьми. -Последние несколько дней там не был - дела имений Мирека проверял и хотел с тобой побольше времени провести. Отпустишь меня сегодня ненадолго? И надо твоему отцу рассказать радостные новости... я постараюсь не задерживаться.
Снова присев на край кровати, Лещинский ласково коснулся ладонью щеки обожаемой супруги - не хотелось оставлять ее даже на минуту, но что поделаешь? Депутатство в сейме приносит весомый и хороший доход, от которого главе большого семейства не стоит отказываться... и не будем забывать о хороших дружеских отношениях с нынешним королем. Как-никак, Ян намеревался занять тот самый пост, что был когда-то у Ежи Любомирского и стать одним из королевских советников - а сделать это можно лишь держа постоянно руку на политическом пульсе всего Кракова.
-Прежде чем я уйду, расскажи какое имя придумала ты? И нравится ли тебе мой вариант для старшенького? -вспомнил Янек о самом важном, прежде чем пойти собираться. -Если нет - мы можем еще подумать...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Co z jabłoni spadnie, niedaleko upadnie.