vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Co z jabłoni spadnie, niedaleko upadnie.


Co z jabłoni spadnie, niedaleko upadnie.

Сообщений 41 страница 46 из 46

41

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Ядвига успела только задуматься о том далеком недалеком будущем, которое так или иначе ожидает их всех – время летит, идут дожди, а дети растут, не ожидая, пока ты удовлетворишься одним мигом, сразу же приносят следующий, третий, пятый и десятый. И ведь сейчас, пока еще новорожденные дети четы Лещинских были совсем маленькими, Ядвига прекрасно знала – это не продлится долго. Каждый день и каждый час близнецы будут расти, развиваться и меняться. Этот процесс будет лишь вблизи казаться мимолетным и не таким уж и быстротечным, тогда как лишь посторонним суждено будет заметить все те кардинальные изменения, что происходят с чужими детьми. В прочем, очень скоро дверь в покои Яна и Язи открылась, а во внутрь тихонько заглянул сначала глава семейства, а следом за ним показали свои любопытные носы и не так уж и давно мальчишки, гордо и беззаботно носившие звание самых младших детей в семье, так что женщина лишь приоткрыла глаза и посмотрела в хорошо знакомые ей глаза по очереди, прежде чем озорники решительно переступили порог.
Радость, читаемая на лицах сыновей, а также Барбары, что следом за своими братьями вошла в покои, не могла вызвать никакой иной эмоции у женщины кроме улыбки. Ядвига улыбнулась, велев своей усталости, накопившейся за столь непродолжительное время, подождать более удобного случая. Она слегка приподнялась на подушке, устроившись в постели так, чтобы ей было удобном беседовать со своими детьми, которые сначала ринулись целовать и обнимать ее, а после направились смотреть на своих маленьких братьев.
- Моя дорогая, ты сумеешь вдоволь подержать их на руках, а еще поносить и спеть много-много колыбельных им, - нежно улыбнувшись своей единственной дочери, что сейчас стояла возле кроватки новорожденных, едва сдерживая целую массу своих положительных эмоций. – Наверняка тебе еще наскучит возиться с младшими братьями, - добавила женщина, едва не позволив себе сказать немного лишнего. В прочем, она могла лишь поставить в пример Хонорату, у которой было более чем достаточно братьев и сестер, с которыми девушка наверняка уже успело наскучить проводить время, пусть это и не значило, что юная панна не любила их. В любом случае, каждая любовь должна быть в меру, да и Ядвига никогда не будет заставлять свою дочь проводить слишком много времени с младшими братьями – в конце концов для этого у них была не одна нянька, что получала достойное жалование.
Тем временем, Михась и Марек обратили на себя внимание своей матери, устроившись рядом с ней на кровати, так что женщина могла их обнять и поцеловать их высокие лобики, прежде чем озорники быстро выдали тайну имени, придуманного Яном Лещинским.
- Что же, раз так хочет ваш папа… - нейтрально ответила женщина, что даже не подозревала о подобном варианте имени. В прочем, что тут неожиданного? Войтек был всегда добрым другом Яну и многим ему помог в свое время, так что Язе попросту нечего было сказать отрицательного в ответ. К тому же, внимание Ядвиги обратила на себя внимание достойная дочь своего отца – Хонората. – Я тебе очень благодарна, Хонората, за то, что ты оказалась вчера рядом и прошу простить меня за то, что тебе пришлось слышать, но не забудь того, что я сказала тебе наедине – тут не было никакой ошибки, - мягко и весьма деликатно обратилась к будущей невестке Ядвига, прекрасно понимая, что теперь многих заинтересует разговор Ядвиги с Хоноратой. Правда, был один небольшой нюанс: - Однако, пусть разговор останется между нами. Будет нашей маленькой тайной.
Тайны и секреты обычно побуждают к себе лишний интерес, от которого порой бывает не избавиться. Однако женщина желала также и проверить маленькую панну на умение держать язык за зубами – к слову, это было весьма полезным качеством для порядочных замужних панянок, в число которых должна была совсем скоро войти и юная панна Качмарек. Но, Ян уже начал отправлять на выход детей, которым, естественно, не хотелось уходить из покоев своей матери, что успела порядком испугать своих любимых и близких, а потому женщина вновь по очереди всех поцеловала в щеку, подумав, что не лучшей будет идеей сразу же говорить детям о том, что любой новорожденный требует ежечасного кормления. Стало быть, возможностей подержать на руках их или же посмотреть, как они едят будет не одной. Тем более, шансы всегда были удвоены на два.
Но, вот уже дети покинули пределы покоев своих родителей, оставив Ядвигу наедине с супругом в тишине, которую ничто не могло нарушить. В прочем, Ян заговорил первым, и речь мужчины касалась необходимости направиться в сейм, дабы и дальше исполнять долг перед королевством, служа во имя его славы и процветания.
- Ничего страшного, милый, - улыбка едва тронула губы Ядвиги, когда она ответила Яну. - Боюсь, сейчас, едва только останусь наедине, снова усну – усталость, словно бы обступила меня со всех сторон, так что пока ты будешь трудиться во благо Речи Посполитой, я высплюсь. Однако, я хочу, чтобы ты сразу же пришел ко мне и сообщил, что уже вернулся, - добавила женщина мужу, прежде чем он напомнил ей об именах для их детей. – Я хотела назвать сына Богданом, потому что он действительно богом данный дар – мы его не ждали, а он все равно у нас появился по велению господа, - добавила пани, отвечая своему любимому супругу. – А я ничего не имею против Войтека, тем более я прекрасно понимаю, почему ты хочешь выбрать сыну именно это имя – так пусть будет один сын назван тобой, а второй – мной, - рассудила Ядвига, улыбнувшись, прежде чем подарить любимому весьма нежный поцелуй, под напором которого ее мягкие волосы упали на подушку, едва стоило голове коснуться оной.

+1

42

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Казалось в этот день никому не под силу испортить настроение Яну? И по-настоящему студеный день он не особенно заметил, когда примчался в сейм и рассказал всем знакомым и конечно же отцу Язи о двойном подарке от любимой жены. Пан Кшиштоф нисколько не растерялся, получив прекрасное известие и тут же организовал все присутствующее панство отпраздновать рождение двоих внуков в ближайшем трактире. Пожалуй можно сказать что достойного господина трактирщика в этот день посетила капризная госпожа Фортуна? Он получил весьма щедрый заработок, какого не было даже во время ярмарки в королевской столице. Ну а Лещинскому оставалось лишь попрощаться с надеждой вернутся домой пораньше, как он обещал Ядвиге - но не обмыть как следует ножки новорожденных деток вместе со всем сеймом (без преувеличения) тоже было никак нельзя.
-Панове, давайте поднимем первые чарки за нашего доброго и славного короля! -как и подобает хорошему политику, произнес Ян, когда все желающие собрались в трактире и сдвинув несколько столов, образовали один большой. Трактирная челядь мигом забегала собирая подходящую закуску к старому доброму венгерскому. -Пусть он правит Речью Посполитой много лет и здравствует!
-За здравие! -ответили депутаты и не тратя даром времени вновь наполнили свои чарки. После своего зятя поднялся князь Вишневецкий и пока прислуга заканчивала собирать угощение, произнес великолепную речь, после которой начались новые здравицы в честь семейства Лещинских-Вишневецких-Любомирских.
-Сегодня нас собрал здесь прекрасный повод для радости! -произнес пан Кшиштоф в заключение своей речи, потому как присутствующие гости уже явно желали заняться угощением. -Выпьем за моего дорогого зятя и любимую дочь! Бог был очень щедр к ним, одарив прекрасными детьми - и пусть так и будет дальше. Будь всегда так же счастлив как сегодня, дорогой наш Ян!
Ну а далее, оставалось лишь приступить к вкусной еде, не забывая запивать ее отменным вином? Естественно следующим тост счастливый отец провозгласил за здоровье своих маленьких сыновей - Войцеха и Богдана и попросил все панство попросит бога послать им много счастья, радости и долгих лет жизни. Кстати, на этом месте можно было порадоваться, что поутру Янеку и его любимой жене удалось прийти к полному согласию насчет имен для своих детей - хотя, если бы Ядвига придумала другое имя для старшенького, ее непутевый муж пошел бы на компромисс. Самым главным было то что близнецы родились благополучно, а остальное не так уж и важно?
Итак, веселое застолье шло своим чередом и ближе к вечеру выпитых бутылок становилось все больше и больше. Сейм веселился до поздней ночи, в результате чего паны депутаты в буквальном смысле потом расползались по домам... а Янек сам не помнил как добрался до своего особняка. Спать глава семейства улегся с помощью старшего сына на софе в гостиной, потому как подняться на второй этаж не было уже никаких сил. Но даже находясь в весьма "разобранном" состоянии, Лещинский прежде чем уснуть, успел подумать о том, что праздник удался на славу и все панство никогда не сможет упрекнуть его в жадности.
На следующее утро, Янек проснулся с отчаянно гудящей головой... и предчувствуя разговор с любимой женой, которой явно не понравилось его долгое отсутствие. Он решительно поднялся с софы, чтобы попросить у кухарки рассолу для облегчения своих мук, но тут в дверь постучали и одна из служанок впустила важного королевского гонца. Лещинский открыл полученное письмо и едва не подскочил на месте - король назначил ему аудиенцию уже через полтора часа!
-Ясечка, прости что не вернулся вовремя.., -произнес Ян, сразу как зашел в спальню. Любимая жена уже не спала, потому как двое маленьких озорников уже начали требовать ее. -Мы с твоим отцом организовали небольшие вечерние посиделки для панов депутатов. Узнав о нашей радости, все захотели меня поздравить... но это еще не все. Сейчас я должен ехать к королю - не знаю что он хочет обсудить со мной и зачем такая срочность.
Шляхтич уселся рядом с женой и обнял ее, пользуясь тем что руки у нее были заняты одним из близнецов.
-Ты простишь меня за позднее возвращение? Мне бы надо как-то ожить до визита к королю...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-02 00:46:57)

+1

43

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
Что же, стоило только Яну оставить супругу наедине, как ее большие карие глаза сомкнулись, а сама женщина отправилась куда-то далеко-далеко в непостижимое царство сладкого Морфея и проспала не много и не мало, до тех пор, пока сумерки не стали плавно опускаться на королевскую столицу. Проснулась женщина от того, как внезапно услышала, как отчаянно плакали ее любимые малыши. Изначально, женщина сурово посмотрела на няньку, что никак не могла унять плачущих малышей, однако женщина лишь жалостливо посмотрела на свою пани, которой определенно не понравилось, что за ее детьми идет такой присмотр?
- Добрая пани, прошу простить, но малышей никак не унять, - едва не рыдая произнесла молодая нянька, держащая на руках одного из близнецов, тогда как второй находился в своей кроватке, которую и колыхала женщина. – Я уже давала им немного хлебушка через марлю, но они все равно хотят есть, - добавила нянька, сквозь детский плач. – Никто не распорядился о кормилице, а вас было не велено будить, - в конечном счете произнесла женщина, которой явно не хватало опыта в обращении с близнецами, а быть может и с детьми в том числе. В прочем, у Ядвиги самой не было опыта обращения с близнецами, однако кормилиц женщина не желала заводить в доме. Хватит ей и того, что ее старших детей вскармливала посторонняя женщина. Сама Язя не желала, по крайней мере пока, отказываться от радости кормления грудью, пусть это и привязывало ее к детям и заставляло хорошенько подумать, прежде чем планировать очередной поход в гости. К тому же, женщине нравилось самой ухаживать за своими детьми, а няньки были лишь этакими помощницами и глазами пани, родившей уже шестерых детей. И ведь, даже не верится, что детей было так много?
- Давай сюда старшенького, - тихо велела женщина, махнув рукой в такт своим словам. – И на следующий раз, не бойся разбудить меня, - добавила она, как только Войтех оказался у нее на руках. – Вдруг они не только могут быть голодные, но ко всему другому у них еще что-то болит? – добавила женщина, едва только один из малышей угомонился, прильнув к материнской груди, начав жадно глотать, пока его младший брат также начал успокаиваться, хоть еще и похныкивал на руках у не самой расторопной няньки.
Однако, кто-то сказал уже однажды, что волноваться и беспокоиться кормящей женщине нельзя, а потому Ядвига решила не думать о плохом сейчас или переживать зря. Ведь очень скоро ребенок уснул у нее на руках, так что женщина смогла аккуратно сменить одного малыша на другого, когда задумалась относительно того, хватит ли ей молока, чтобы прокормить сразу двоих мальчишек. Правда, думать о подобном слишком долго пани также не стала, решив обсудить этот вопрос с супругом.
Кстати, о Яне…
- А пан Лещинский еще не пришел из сейма? – спросила женщина, однако нянька лишь отрицательно покачала головой.
- Пока еще не было его видно, добрая пани, - решила добавить нянька, после чего бережно уложила малыша, которого держала на руках в его кроватку, словно бы стараясь не смотреть в лицо госпожи, которая могла рассердиться на мужа за позднее возвращение.
- Принеси мне ужин, пока я с детьми сама побуду, - решительно заявила пани Лещинская. И надо сказать, противиться ее желанию нянька не стала, быстро сбежав из ее покоев, пока Язя осталась наедине. Правда, вставать и ходить по комнате женщина не особенно решалась, а потому уже мысленно попрощалась с возможностью зайти в комнату к дочери и других детей, дабы пожелать им спокойной ночи.
Однако Барбара сама заглянула к матери, после ужина. Девочка хотела поговорить с матерью и узнать, действительно ли так больно давать жизнь кому-то, хоть и не решилась. Однако мать дала подержать ей Богданчика, что смешно наморщил свой носик, а потом еще и ухватился за ее палец своей маленькой ручкой.
- Мама, а правда, я была такой же маленькой? – спросила внезапно Бася.
- Правда, моя дорогая, - добавила женщина, вспоминая тот давний день, когда впервые взяла на руки дочь от любимого мужчины. – Правда, ты была менее капризной тогда и закрыла свои глазки, не желая мне их показывать, - добавила женщина, улыбаясь и сражаясь с подступившими слезами.
- А почему папа отвез меня в Лешно от тебя? – не слишком решительно, спросила девочка, посмотрев в глаза своей матери, что совершенно точно не ожидала так скоро услышать такой вопрос. В прочем, рано или поздно она должна была задать его?
- Понимаешь, Бася… - начала было Ядвига, подбирая правильные и правдивые слова, - далеко не всегда мы можем поступить так, как мы хотим и… бог мне свидетель я не хотела, но … ничего было поделать, - покачав головой, произнесла женщина. – Я расскажу тебе все, обещаю. Но, когда ты подрастешь и будешь чуть старше, - добавила она, понимая, что сама еще не готова рассказать обо всем дочери.
- Хорошо, мамочка, - улыбнулась девочка, прежде чем отдала матери своего младшего братика, которого она уложила рядом со своим старшим на ту часть кровати, что обычно занимал их отец. Надо думать, сегодня женщина не дождется своего благоверного?
- Дайка, я тебя обниму, моя звездочка и беги в кроватку, а то уже поздно, - только и произнесла женщина, выполнив свою просьбу. Она заключила в свои объятия дочь, а после расцеловала ее щеки. – Ты должна помнить, что я тебя очень сильно люблю, - тихо прошептала на ухо она дочери. – Что бы не говорили люди, ты самая любимая моя, самая родная… - добавила она, пока поняла, что может наговорить в порыве сентиментальности много лишнего, тогда как дочери надо было лишь не сомневаться в ее любви и все-таки ложиться спать.
Ночь для Ядвиги прошла не слишком хорошо. Несколько раз нянька ее сыновей будила ее, поднося по очереди детей, так что на утро женщина совершенно не чувствовала себя выспавшейся. Однако она узнала к завтраку, когда явился ее муженек и в каком состоянии. Нянька оказалась наблюдательной и внимательной особой, а еще любила поговорить, так что женщина еще напомнила ей профилактики ради, что не стоит злоупотреблять своим знанием и о том, когда и в каком состоянии пришел пан Лещинский знать никому не надо бы за пределами дома.
Сам глава семейства показался жене на глаза, едва только, видимо, привел себя в божеский вид. Хотя, надо сказать, выглядел он все равно слегка потрепано. Его кудрявые волосы смялись, поддавшись давлению его тяжелой головы на той стороне, на которой он, видимо, спал. И это, не говоря уже о красных глазах и далеко не приятном запахе после знатного алкогольного опьянения. Женщина лишь нахмурилась, глядя на своего любимого супруга. Ведь с одной стороны хотела его понять, но с другой – он ведь не сдержал данного слова. К тому же, это она привела на свет двух мальчиков, а не он. Но, почему-то принято, чтобы именно мать привязывалась к детям неподвижно.
- И что мне с тобой делать? – тихо проворчала женщина. Да и действительно, муж знатно провинился, но даже не подумал прийти извиняться с каким-нибудь подарком. Помнится, уже на следующий день после рождения Михася, женщину ждал прекрасный изумрудный браслет. – Надеюсь, король действительно назначил тебе аудиенцию, а не кто-то из … - она не решилась произнести вслух то слово, которого приличные пани не должна были не то, что знать, но и тем более называть его вслух. Так что, пани Лещинская тактично скрыла губы за ладонью, делая вид, будто прочищает горло от поступившего кома, после чего лишь аккуратно посмотрела в глаза мужу. Теперь ей было не скрыть от него того, что птичка на ушко шепнула, как однажды ее папенька позвал на переговоры зятька, а также других депутатов из фракции. Правда, тогда ей было не на что жаловаться – Ян проявлял повышенный интерес к ее персоне, тогда как сейчас еще, как минимум месяц чете Лещинских предстояло отказаться от излюбленного времяпровождения и близости, что очень часто в их случае имеет весьма плодотворные результаты.

+1

44

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Человек устроен так, что всегда прежде всего склонен ожидать нехороших вестей, совершенно забывая о том, что всегда стоит надеяться на хорошее... Вот и Ян, будто на всякий случай, отправился на аудиенцию к королю с таким ощущением словно бы в чем-то провинился. Плюс не забудем, что у шляхтича чертовски раскалывалась голова с похмелья, а любимая супруга успела засомневаться, действительно ли Сигизмунд удостоил ее непутевого муженька приглашения? Вообще, Янек старался не давать повода для ревности своей жене, так что прежде чем основательно привести себя в порядок, постарался уверить ее в правоте собственных слов. Письмо с королевской печатью было самым объективным доказательством того что пан Лещинский должен был через полтора часа прибыть к королю - к избранию которого, кстати говоря приложил руку, вместе с князем Вишневецким и прочими представителями старинных родов.
Итак, Янек прибыл в зал для аудиенций вовремя, ожидая чего угодно - но только не того что услышал от Его Величества. Как оказалось, пан Кшиштоф словно тот пострел из народной пословицы, уже успел проспаться, воспрять к жизни и наведаться к королю на утренний доклад... и как бы впрочем, сообщил, что в очередной раз стал дедушкой, причем сразу двоих замечательных внучат. Естественно, монарх не мог пропустить такого события в славном семействе, которому был обязан не только своим избранием... но и капитальным вливанием денег в казну и на благо королевского семейства. Вызвав к себе Яна, Сигизмунд изъявил желание стать крестным отцом для маленьких Войтуся и Богданчика и появится вместе с супругой на приеме в честь этого события.
-Ваше Величество... я тронут этой великой честью.., -ответил своему королю Лещинский, стараясь не особенно приближаться к трону, дабы последствия вчерашней попойки не дошли до носа Его Величества. -Право слово, вы застали меня врасплох... мы с Ядвигой еще даже не успели придумать, кого позвать восприемниками при святом крещении наших детей...
-Тогда я рад, что мое предложение избавит вас от проблемы выборы, дорогой друг - но боюсь, принесет вам и вашей жене множество хлопот, -улыбнулся король. -Но я уверен, что пани Ядвиге понравится идея настоящего праздника в честь ваших чудесных детей. Близнецы это особый божий дар, пан Ян и их крещение следует отметить с болшим размахом, вам не кажется? Я сегодня же распоряжусь о том, чтобы главный городской костел готовили к крещению и как только меня уведомят что все готово, тут же пришлю к вам своего распорядителя.
Собственно говоря... венценосной особе не отказывают? Яну ничего не оставалось кроме как согласится и поклонившись, отбыть домой, чтобы порадовать Язю... Впрочем, порадует ли ее неожиданная монаршая милость пока неизвестно - однако только открыв двери собственного дома, Лещинский услышал очень знакомый голос, доносившийся из гостиной. Пан Кшиштоф, собственной персоной, решил нанести визит дочери и зятю и заодно рассказал обо всех готовящихся планах.
Если хочешь завести секрет, доверь его тестю.., -подумалось Янеку, когда он заглянул в гостиную, где были супруги Вишневецкие, Ядвига и все дети за исключением конечно же близнецов. Малыш Мишка, как раз в эту самую минуту, хихикая дергал своего деда за седой ус и интересовался когда можно будет посмотреть на самого короля. Что же до самых старших - Казимир и Хоня конечно же обрадовались будущему празднику и самому настоящему королевскому приему. Такое совершенно точно в обыденной жизни бывает не каждый день?
-Я вижу тебе все уже рассказали? -тихо сказал Ян, усевшись рядом с женой и взяв ее за руку. -По правде говоря, сам не знаю - радоваться или печалится такой вот чести. Однако, отказаться мы точно не можем, так что придется взяться за организацию этого праздника.
-Как это отказаться?? Ты с ума сошел, Ян??? -тут же ответил князь Вишневецкий, успев поймать шаловливые Мишкины ручки возле своих усов. -Ядвига, бога ради скажи своему мужу, что от такого не отказываются! Особенно если он хочет на место Ежи! И я уже собрался нашептать, чтобы король был осаженным отцом на свадьбе Казимира и Хонораты... только представьте себе - их свадьба в королевском замке... Да вся краковская шляхта подавится своим ядом, видя как Его Величество выделяет Вишневецких!
-Лещинских, если уж на то пошло, -успел вставить свое слово Янек. -А что до свадьбы Мирека... то не так уж и важно, где она будет отпразднована - главное чтобы дети после были по-настоящему счастливы.
-Не говори ерунды, Ян! -возмутился пан Кшиштоф. -Нельзя терять такую возможность и расположение короля к нашему семейству - Ясечка, ты всегда была разумной женщиной, поговори как следует со своим мужем! Свадьба твоего сына тоже будет отмечаться как королевский праздник... кому еще в Кракове такое предлагали, скажи на милость??

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-02 22:38:08)

+1

45

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25Bi1.png[/AVA]
И все-таки Ядвига ошиблась в своих суждениях и подозрениях относительно супружеской неверности мужа к великой своей радости. А в том, что она была именно такой можно было и не сомневаться. Женщина лучезарно улыбнулась Яну, едва только увидела письмо с печатью от Его Величества, адресованное ее благоверному, будто бы этот исписанный пергамент мог стать какой-то панацеей от всех бед и несчастий. Ну, или попросту сулил немалые выгоды их семейству. В прочем, пани Лещинская оказалась не так уж и далеко от правды. Привыкнув давно уже вертеться в высших кругах, женщина осознавала, что просто так ничего в этой жизни не бывает и короли никогда не просят прийти вне очереди на аудиенцию просто так. Так что, отпустив Яна в королевскую резиденцию в Кракове, Ядвиге оставалось только думать и гадать, что же понадобилось королю Сигизмунду от Лещинского.
Родившая буквально только позавчера двойню женщина быстро воспрянула и духом, и телом, то и дело пытаясь усидеть на месте, не могла остановить своих предположений, что множили самые разные предположения и мысли относительно этого. Она даже, покормив близнецов, решила встать из постели и приказала служанке привести себя в должный вид, дабы в случае чего быть готовой к любым положительным новостям. А в том, что они могли быть плохими она даже и не думала – уж больно хорошо их семейство устроилось благодаря стараниям Яна, а также не без помощи отца Ядвиги, о внезапном визите которого и огласили Язе, едва только женщина закончила очередное кормление близнецов, что регулярно требовали мать. Отложив младшего сына, что крепко уснул, по крайней мере на добрых полчаса, пока не придется ему сменить пеленки, или же на час, когда он снова, следом за своим старшим братом, захочет есть, Ядвига спустилась к весьма довольному собой отцу.
- Отец, ты выглядишь так, словно бы тебя назначили министром или же отправили послом в Париж, - мягко произнесла Ядвига, нисколько не гнушаясь своих слов.
- Если меня назначат послом во Францию, что вы тогда будете делать без меня? – задал во истину риторический вопрос Кшистоф Вишневецкий, на что получил лишь мягкую и даже осторожную улыбку темноволосой дочери. - Кстати, ты выглядишь не так уж и плохо. Я думал, рождение дух сыновей тебя изрядно помучает, но я рад, что ты уже встала из постели и не отлеживаешься, - весьма нестандартно похвалил свою дочь Вишневецкий, на что Ядвига отреагировала молниеносно. Женщина быстро потушила радушие во взгляде, приготовившись к таким же колким замечаниям ниже пояса, тогда как отец не желал более держать интригу зря. – Ты ведь знаешь, что Яна призвал к себе король сегодня?
- Да, я видела его письмо, - осторожно ответила Ядвига, когда дети осторожно начали собираться в приемном покое. – Давай присядем? – предложила тем временем она, понимая, что сил ходить у нее не так уж и много.
- Да, конечно, - кивнул в знак согласия князь, проследовав за дочерью, когда один из внуков быстро прибежал, требуя подарка от своего порой внезапно щедрого дедушки. – Михась, обещаю, в следующий раз я привезу тебе и братьям твоим по подарку, но сегодня у меня подарок только для твоих самых младших братиков, - сообщил Вишневецкий, на что Ядвига лишь выгнула осторожно тонкую бровь вверх. Никаких подарков она в руках у отца не видела, да и щедростью особой он никогда не отличался. Не для внуков. В прочем, и не для нее.
- А какой подарок ты им привез? – наверняка желая подержать в руках тот самый подарок и решил допросить деда Михась и тут-таки всем стало известно о том, что король изволил стать крестным отцом Войтеху и Богданчику.
- Как неожиданно, - только и произнесла Ядвига, будучи приятно удивлена. Это в прочем сулило престиж семье, но помимо нее также не малые хлопоты, в которые панна погрузилась бы с удовольствием. И вот именно тогда вернулся домой пан Лещинский.
- Я приму участие в организации, Ян, чтобы все прошло на должном уровне, - Ядвига, конечно же, не станет спорить с мужем, как бы к этому не подстегивал ее отец сейчас, пусть бы трижды был он прав. Однажды она позволила себе повысить голос на Яна в порыве страха за жизнь сына, но впредь подобное не повторится. – Все пройдет хорошо, ты даже не заметишь неудобств, - мягко добавила женщина, сжав ладонь супруга в своей.
- Отец, прошу тебя, прекрати наседать, - мягко сделала замечание отцу Ядвига. – Думаю, если король изъявит желание почтить нас таким своим решением, мы также не станем ему отказывать. Но, тут уже лучше спрашивать у самого Казимира и Хонораты – это их праздник, а мой сын уже почти совершеннолетний и после свадьбы вступит полностью в права наследства своего отца, - едва заметно повела плечами женщина, прежде чем слегка ослабить силу, с которой она сжимала мягко ладонь Яна в своей. – Но, кажется, я уже устала, а потому прошу меня простить, отец. Ян, проводишь меня? А ты, Казимир, можешь пока развлечь дедушку беседой и узнать о его планах относительно короля на твоей свадьбе, пока Ян вернется к нему, - предложила женщина, давая понять, какой именно вариант ее устраивает больше всего.
- Ян, боюсь, нам придется найти кормилицу, которая могла бы также подкармливать наших сыновей. Я думала поговорить об этом с тобой еще вчера вечером, когда ты задержался в сейме. Но, полагаю, тем более, когда нам предстоит визит короля, подобный вопрос мы должны решить немедля, дабы мы могли заняться подготовкой праздника, а еще ради скорейшего моего восстановления, - осторожно преподнесла свои мысли женщина мужу, едва только они оказались наедине в своих покоях.

+1

46

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151219/3HeVimou4H.jpg[/AVA]
Янек весьма охотно попрощался с тестем и тещей и поднялся в спальню вместе с любимой женой... и по пути туда, все еще раздумывал о внезапно свалившейся на голову королевской милости. Однако, пан Кшиштоф был совершенно прав и тут даже не о чем было спорить - если Лещинский хотел получить место королевского советника, надо было очень постараться. Например - устроив праздник достойный Его Величества и всей краковской шляхты, ведь пригласить на торжество придется едва ли не весь сейм? Если же говорить о будущей свадьбе Мирека и Хони, то ее детали еще следовало обсудить с Войтеком и Стасей. Наверняка ведь они захотят, чтобы их старшая дочь пошла под венец из родительского дома в Лешно? Да и вообще, не худо бы спросить молодых, чего они сами хотят на своем торжестве, ведь оно в первую очередь затевается исключительно ради них.
-Кажется наша экономка говорила мне намедни о том, что у нее на примете есть подходящая кормилица, -кивнул Лещинский в ответ на слова любимой супруги. -Если хочешь, я сегодня же распоряжусь чтобы ее пригласили прийти - посмотрим на нее и решим, нанимать или нет. А еще начнем подготовку к приему... надо будет первым делом составить список гостей и успеть разослать им приглашения. Думается, Его Величество захочет провести вечер в достойной компании? Мне кажется, что твой отец сейчас бы сказал, что надо использовать этот прием для пользы нашей семьи... и был бы совершенно прав. Так что давай-ка подумаем, кого нам стоит позвать в первую очередь?
Что больше всего любят ясновельможные паны? Кроме охоты и конечно же войны, когда есть где разгуляться и позабыть буквально обо всем на свете? Конечно же это веселые гулянки с застольем и веселой музыкой - как говорится в народе, себя показать и на других поглядеть. Ядвига и Янек не раз уже бывали на королевских приемах, так что примерно знали что именно им предстоит организовать и конечно же, эта затея основательно влетит в копеечку. Но что тут поделать, ведь от королевских милостей не отказываются и к тому же надо показать Его Величеству, что большое семейство Лещинских-Вишневецких-Любомирских умеет устраивать праздники как другим и не снилось.
Итак, после разговора с Язей, Ян первым делом поцеловал обоих сладко спящих близнецов и первым делом спустился на кухне, велев экономке привести кормилицу и заняться закупкой продуктов для будущего торжества. Чтобы не ударить в грязь лицом, надо устроить богатый стол для гостей - не хуже чем в королевском замке. И пусть особняк семейства Лещинских уступает по размерам главному праздничному залу, прием должен быть самым лучшим, таким чтобы о нем говорили и не один раз вспоминали, побывав на нем.
Отдав все распоряжения, Янек сказал детям готовится к будущему празднику - и конечно же, больше всего обрадовал Мирека, Хоню и маленькую модницу Баську. Девчонки тут же затеяли веселую возню, помчавшись инспектировать свои наряды и украшения, которых у обеих имелось в достаточном количестве. Наблюдая радость любимых дочурки и племянницы, Лещинский подумал о том, что истинная женщина не может и не должна прожить и дня, не получая восторженных взглядов в свою сторону. Наверное Хонората сейчас вспоминала тот прием в Лешно, на котором увидела супругу своего дядюшки во всем блеске ее красоты и мечтала о чем-то подобном? В любом случае, у всеобщей любимицы будет шанс покорить столичное общество, потому как Сигизмунд очень быстро сдержал свое слово и прислал важного гонца уже на следующий день, чтобы доложить о том что все приготовления в костеле завершены. В особняке же просто дым коромыслом стоял потому как нужно было успеть сделать чертову уйму важных вещей до завтрашнего дня. Вместе с Язей и ее родителями Ян успел составить список гостей - или, вернее говоря, нужных и полезных людей. Не только для себя, но и для своих детей... ведь Мирек, как только женится и получит наследство своего отца тоже может и должен рассчитывать на хорошую должность при королевском дворе.
Следующее утро было весьма хлопотным - потому как надо было успеть вскочить, собраться и успеть прибыть в костел до назначенного времени. Из всех детей Янека и Ядвиги самыми спокойными во всех этих хлопотных сборах были конечно же виновники торжества, сладко уснувшие после своего вкусного завтрака. Богдан и Войтек спали до того самого момента пока няня вместе с любимой мамой не сняли с них верхние теплые одежки, оставив лишь красивые крестильные рубашки. Мгновение таинства святого крещения было прекрасным и запоминающимся для всех присутствующих в костеле, который был украшен к визиту короля. Князь и княгиня Виншневецкие стоя позади своих зятя, дочери и внуков мало не раздувались от гордости, налюдая за тем какими взглядами на них смотрит местное панство. Кто еще удостаивался столь высокой чести?
После совершения святого обряда Янек и Язя пригласили своих гостей пожаловать в особняк, отведать угощения и продолжить праздник. В экипаже Баська хихикнув упросила мать разрешить ей подержать одного из младших братишек и усевшись поудобнее, держала Богдана на руках до самого дома. Малыш после внезапного купания не спал и умудрившись выпутать одну ручку из теплых пеленок, схватил Басю за палец и умилил этим родителей. Марик, посмотрев на сестру подержал на ручках Войтека, успевшего уже снова сладко уснуть. Дома, перед самым визитом всех гостей, близнецов поручили заботам няни и новой кормилицы - она была родственницей экономки Лещинских и сумела понравится новым хозяевам.
-Пойдемте принимать гостей? -улыбнулся Ян, подав руку Язе. -Его Величество должен приехать первым, за ним думаю сразу же подъедут и остальные.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Co z jabłoni spadnie, niedaleko upadnie.