vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » In the midnight hour


In the midnight hour

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

http://zap.chastey.net/image/4v.gif

Ночной эфир радиостанции Сакраменто где-то на просторах города

Tony Danziger / Dietrich Danziger / Adam MacNamara / Mirthe An. Van Houten / Shane MacNamara / Audrey Saunder / Claire Gia Harlow / Charlotte Allen / Romana Wilson / Scarlett Stone / Woody Boyd / Darrick Doerner / все желающие

Радио будит мысль. Даже в те часы, когда хочется спать. (с)


плюшки

100 сакр:
- включить радио
- подпевать играющей песне
- написать в чат
200 сакр:
- заказать песню в чате радиостанции
- разговориться с одним из участников чата
300 сакр:
- заказать песню в прямом эфире
- передать привет
- флиртовать с собеседником
500 сакр:
- позвонить в эфир
- задать ведущему провокационный вопрос
- признаться в любви
- возмущаться темой эфира в чате
- спорить с участниками чата
1000 сакр
- в прямом эфире рассказать свою историю
- в прямом эфире возмущаться темой эфира
- в прямом эфире заигрывать с ведущим
- устроить скандал в чате
за окончание квеста:
- подарок в профиль

Отредактировано Shane MacNamara (2015-12-20 22:33:15)

+6

2

Казалось бы, чего двум взрослым людям неймётся в полуночный-то час? И вроде самое время уже отправиться в постель, глазеть сны сладкие и приятные, а вместо этого оба супруга Данцигер нынче не могут оставить дела в покое. В прочем, у каждого трудолюбия есть своя цена и поставленная Дитрихом и Пейтон цель была именно той самой ценой их непомерного трудолюбия. Хотелось ведь свозить свое любимое чадо в красивое местечко на время рождественских праздников, что уже были на носу. Но, ведь как на зло, иначе и не скажешь, дела имеют обыкновение свалиться на голову в самый не подходящий для этого час – близится конец года, как-никак. Да и никто не хочет войти в новый год с долгами или не решенными делами. А в прочем, какие еще могут быть причины у стольких дел? На самом деле, Пейтон не особенно задумывалась об этом. Еще когда-то давно, когда женщина работала официанткой в кафе или в салоне красоты рождественско-новогодняя лихорадка сулила прибыль, а потому приходилось работать и еще раз работать, тогда как сейчас она почивала на лаврах декретного отпуска. И все равно ей не сиделось без дела. Так и сегодня темнокожая женщина уселась в кресло, вытянув ноги на небольшой и аккуратный пуфик, принесенный сюда специально для таких вот посиделок с пряжей и спицами. Да… кто бы мог подумать, что к тридцати восьми годам неуемная Тони Брик превратится в этакую домохозяйку, сидевшую в удобном кресле и занимавшуюся вязанием детской одежды? В общем-то да, миссис Данцигер никогда бы даже не предположила. В частности, во время своей бурной молодости, когда единственным развлечением для нее и старшей ее сестры были танцы перед телевизором, а также самое обычное копирование и разучивание наизусть движений танцоров из клипов Майкла Джексона.
О, вот были времена! Задумывалась порой Тони, даже несмотря на то, что ее семейство проживало не слишком богато, если не сказать больше - едва сводя концы с концами. Что же, наверное, потому сейчас хочется дать так много своему ребенку, ради которого и трудилась женщина нынче поздним вечером, не смотря на опасность, что супруг также догадается о подарке, который его супруга приготовила не только их сыночку, но и ему самому.
- Дорогой, не возражаешь, если я включу радио? – предложила Тони, нарушив воцарившуюся тишину в комнате. – Может быть, там крутят музыку получше той, что порой на телевидении, - пошутила было женщина, усмехнувшись своей далеко не самой остроумной шутке. В прочем, ей не нужно было жаловаться на музыкальные телеканалы, ведь их она практически не смотрела – попросту некогда было. А вот радио женщина слушала, особенно часто она слушала его в автомобиле. И кто говорил, что телевидение убивает радиозвезд? Кажется, где-то была такая песенка. Радио ведь это такая уникальная вещь!

+7

3

[audio]http://pleer.com/tracks/4813248PDaa[/audio]
Чирк-чирк. Большой палец с коротко обрезанным ногтем скользит по ребристому колесику зажигалки. Чирк-чирк. На подушечке уже загрубела мозоль от этого частого чирк-чирк. Идеомоторный акт - кажется, это так называется.
Надо меньше курить.
Ночь. В темноте комнаты мерно шуршит кулер старого ноутбука. На столе чашка из-под кофе. Надо бы обновить. Окно отрыто, в него залетает ветерок и случайные капли дождя. Снега в Калифорнии зимой днем с огнем не сыщешь. Свежо. Даже мурашки то и дело обнимают как всегда голые руки.
Чирк-чирк. В комнате запах табачного дыма мешается с пылью. Стоило бы прибрать, но лень.
Ночь. В редких окнах напротив есть свет. Все спят. Или почти все. Кто не спит?
Я не сплю.
Чирк-чирк. Почему я не сплю? Ведь сегодня первый за долгое время абсолютно свободный вечер, и, казалось бы - опусти соломенную макушку на свернутое валиком одеяло и провались в долгожданный сон. Но нет. Нет, блять. Именно сегодня у меня бессонница.
И вот я пью кофе, курю одну за другой и смотрю воспаленными от недосыпа глазами в противоположную стену. Ничего не хочу. Хочу только спать. Пиздец как хочу, но не могу. Организм перешагнул ту черту, когда необходимость во сне становится навязчивой идеей и сама по себе не дает уснуть. Замкнутый круг.
Тишина давит на уши, и я тянусь к ноутбуку, проводя пальцами по тачпаду. Экран электрически загорается, освещая прямоугольник маленькой комнатушки - моего очередного временного пристанища. Включить, что ли, кинцо какое-нибудь? Хотя нет, его смотреть надо, а у меня глаза болят так, будто в них песка сыпанули, или битого стекла. Лучше музыку. Только вот ведь пакость - все мои подборки заебали до коликов. Хочется чего-то нового, но ненавязчивого. Может радио послушать?
Местные онлайн-радиостанции. Их не так-то много. Тыкаю в первую попавшуюся и прикрываю глаза.
Мелодия из динамиков врывается в сонное дымное помещение где-то с середины. Морщусь и выкручиваю звук почти до минимума. До шепотка, до бормотания. И прикрываю глаза, отстукивая пальцами ритм по оголенному бедру. Бездарная ночь.
Не спать, когда так хочется - это ли не пытка? Не спать и думать, думать, думать... Вспоминать. Воскрешать в памяти какие-то обрывки. Другую музыку. Другие сигареты. Другие, чужие руки на своих бедрах. Другие комнаты, другие окна и все тот же ветер. Ветер и дождь.
Голос ночного ди-джея кажется смутно знакомым. Но я не могу понять - откуда. Вроде и крутится что-то в голове, что-то неуловимое, но я прислушиваюсь, и нет - манера какая-то не та. И тембр, и... не знаю, не помню, какие должны быть, чтобы я узнала, но это - не те. Но в то же время этот голос вырывает из какого-то дремотного дымного киселя, в котором плавает мое сознание, заставляя вслушиваться, ловить не только темп и ритм сказанного, но и смысл.
Лениво протянув руку к телефону, набиваю сообщение.
"Привет всем не спящим. Сакраменто умывается дождем. Кто ждет Рождество? Я не жду" - отправить. Мне лень даже смотреть на экран ноутбука, но я точно знаю, что окошко чата обновилось, выплюнув во всемирный эфир мое бессмысленное послание вникуда и никому.
Блядская бессонница.

+7

4

>> внешний вид [ближе] + на ногах <<
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

Когда-нибудь этот момент обязательно наступает. У каждого.
Коридоры, непривычно сужаясь в полумраке, заглатывая внутрь себя только редкие разноцветные переливы елочной гирлянды (и иногда — тусклые, даже немного жухлые отсветы от бра или настольных ламп; их можно найти на стенах вне зависимости от праздничного сезона), поглощают тебя целиком, словно зверь какой-нибудь ненасытный. И это ощущение обволакивающего мрака, несуществующей опасности, смешивающей в груди два взаимоисключающих эмоции — панику и спокойствие — Клэр нравилось. Какое-то время. Пока, наверное, к ней не приходило осознание, что дискомфорт вызывает отсутствие хоть какого-нибудь собеседника поблизости. Не будет же она вести диалог с котом, при этом внимательно наблюдая за периодичностью его моргания и оценивая то, насколько внимательно он внимает её словам?.. Клэр лучше разогреет духовку, подметет в гостиной, подошьет подол старой юбки, которую так сильно не хочет выбрасывать, и, выставив на стол две бутылки вина, приготовится печь шарлотку — простое блюдо, не требующее особых знаний или невероятных навыков. Сегодня ночью сюда придет неожиданный гость, и Клэр сделает всё для того, чтобы ему понравилось увиденное.
Причина? Отсутствует. Она пригласила Ширли без конкретной цели и без корысти, не претендуя на особое отношение с её стороны; иные скажут, что таким образом она старалась скрасить своё одиночество, вызванное очередным отсутствием мужа, спасающим жизни всю ночь, но доля правды в словах этих иных не превысит долю известной только Клэр истины. Чтобы дело спорилось, легкой рукой она включает радио. Голос ведущего льется спокойно и равномерно, почти убаюкивает; Клэр, приятно удивившись знакомой ей песне, насвистывает мелодию себе под нос и режет яблоки. Отвлечься осмеливается лишь к концу: будильник на телефоне говорит, что пора принимать таблетки.

let the night in
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
c a u s e   t h a t ' s   w h e r e   i   a m

От шарлотки медленно поднимается пар. Белла, лежа на спине под праздничным деревом, бьет лапой по пушистой ветке, задевая матовый красный шар. Каспер наблюдает за ней с недоумением, будто старший брат за глуповатой младшей сестрой. Клэр спокойно перелистывает ежедневник, запивая апельсиновым соком горьковатый привкус надоевшего лекарства, и, прижав тот к груди, направляется прямиком на экскурсию по дому. По собственному, вы не ослышались! Нужно убедиться, что кругом царит порядок, и ни одно пятнышко не активирует ОКР на середине теплого разговора.
И всё оказывается идеально. Как всегда — без сучка без задоринки. На кухне пахнет теплой выпечкой, в холле — хвоей, в гостиной — бельгийским миртом, в спальне — выветрившимся остатком любимых духов. Эти ли не можно гордиться?
Раздается звонок. Клэр, вздрогнув, останавливается где-то на половине пути, между коридорами, и тут же разворачивается, как только до её слуха добирается мелодичная трель. В спешке кладет ежедневник на одну из полок в гостиной, подбирает подол домашнего платья (почему-то мешается!) и с несвойственной себе расторопностью отпирает дверь — и в глазок не посмотрев! Кто, кроме Ширли, решится сюда добраться? А уж если она заплатила Харону монетами — читай: «водителю такси» — и миновала без последствий Цербера — читай: «охранника, проживающего в тесной каморке во имя харлоувской безопасности» — значит, намерения её более чем серьезны.
— Чарли! — тепло отзывается Джиа, неуверенно и аккуратно приобняв родственницу за плечи, когда та миновала порог. Через секунду она понимает, что никто не давал ей права панибратски коверкать чужое имя, и справедливо чувствует укол тревоги в сердце. И стыда, черт возьми, самого настоящего стыда, что вообще уму непостижимо! — Извини. Я имела в виду… Ширли, разумеется, — спящий голос второго «я» незамедлительно просыпается, дабы нашептать пару ласковых своей хозяйке на ушко. Он вопит: «Харлоу, не проси прощения! Никогда ведь не просила; так что не смей начинать даже!», а ей и слушать этот эгоистичный вздор претит. Не обычно, не каждый день, не в глобальном смысле, зато конкретно сейчас — ещё как! — Я рада тебя видеть.
И это сухо. Пресно и… неэмоционально.
Но с ярким выражением позитивных эмоций у Клэр никогда не ладилось.
Её хватает на демонстрацию пышной, огромной ёлки, украшающей сердце холла; и на краткое представление местных усатых жителей; и на небольшую экскурсию по неродным пенатам. Проводив Шарлотту до гостиной, усадив её на диван и улыбнувшись, Клэр отлучилась на несколько секунд, не делая, впрочем, акцента на том, что собирается…
— Держи, — ставит на маленький столик шарлотку, окидывает взглядом бокалы и бутылку вина, которую принесла ранее, достает из-за пазухи продолговатую коробку. Красную. Не бархатную. — Мне захотелось тебе сделать небольшой подарок. Право слово, он не очень дорогой, — этот кулон. Ценность его больше исчисляется тем, какой смысл в нем заложен, а он, поверьте, лично для Клэр довольно глубок. Потому что его фундамент построен при помощи имени, простого имени, которое может о нас что-то сказать. У нее на шее — серебряная надпись «Claire», купленная по дешевке, но на самом деле — дороже всех слитков золота мира; у Аллен будет «Charlotte» такого же цвета.
И это, кстати, отнюдь не пустяк.

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
холл - ёлка в холле - гостиная - ёлка в гостиной
подарок

+10

5

- У меня нет бессонницы, у меня нет бессонницы, я просто сплю днем, как самая настоящая сова... И не смотри так на меня, Макс, не смотри, я не виновата, что меня иногда будят, - Романа бросила взгляд поверх экрана компьютера, который в полной темноте выделялся как огромное мерцающее пятно. Боже, почему это чертово Рождество надвигается со скоростью цунами? Ей искренне казалось, что с каждым разом переживать этот период с Хэллоуина до дня Всех Влюбленных все сложнее. Эти четыре месяца в году всегда оборачивались для нее какой-то вычурной формой депрессии и особым способом самобичевания. Романа всегда понимала, что родители желают ей только добра, что их все действия направленны только на то, чтоб она был счастливой. Но то каким способом они это проделывали - вызывало желание удавиться. Или вообще не приходить на семейный ужин под каким-нибудь благовидным предлогом. Но предлог никогда не находился и она шла, как заключенный на эшафот.
Но, на счастье Рождество было не сегодня. Сегодня был обычный день, и единственное, что напоминало о том, что очередной день X приближается - так это мелькающие огоньки в доме через дорогу. Люди ставили елки, украшали квартиры... Она тоже для галочки в этот раз прикрепила к потолку несколько шаров из шпагата, на которые теперь охотился кот и еще гирлянду к окну. Идиотскую гирлянду в ретро стиле, вроде как на коробке было написано, что это называется Белт-лайт, это единственное, что ей понравилось и что меньше всего напоминало рождественскую. Маленькие лампочки, похожие на те, что были в караоке-барах, когда ее родители были молоды, но сейчас речь шла не о них, нет, сейчас речь шла о злополучном сценарии, что при внимательном перечитывании оказался крайне плоским и который Романа силилась в последний момент переписать.
Макс  - это пушистое недоразумение, называющееся домашним питомцем в очередной раз сидело на книжном шкафу и сверлило ее взглядом. Ему крайне не нравилось, что его хозяйка уже третий день спала урывками, пила кофе и на все его попытки поиграть с ней огрызалась и грозилась запереть его высочество в переноску, дабы не приставал. Романа закрыла глаза и откинулась на спинку кресла. Ее вовсе не пугала перспектива уронить уже сильно разогревшийся ноутбук с коленей - тот довольно сносно пристроился на подставке, ее пугала перспектива загубить проект, который ей доверили. Сериалы слишком часто закрывали сразу после первого сезона. Слишком часто истории, казавшиеся на бумаге просто великолепными, будучи оживленными оставались невостребованными у зрителей. И это вызывало желание просто все пустить на самотек. Романа бы так и сделала, если бы не одно "но" - она была перфекционисткой по натуре. Тишина и тиканье часов давили на уши, ровно настолько, чтобы забыть про правило не писать под музыку. Если в мире есть правильное описание одиночества в большом городе, то оно было именно таким. Выключенный свет при включенной рождественской гирлянде, тиканье часов и остывший глинтвейн в пол-литровой кружке.
- О, хорошая фраза, - отметила про себя женщина и полезла в соседний вордовский документ, где хранились разные предложение, которые в какой-то момент доставались и вычеркивались, превращаясь в реплики живых персонажей. Ей не хотелось вспоминать про то, почему она завела себе это правило.  Потому что тогда получится сцена сонгфик без этой песни никуда не годная. Романа полезла в поисковик и наобум включила первую из волн, что ей предложили. Это было лучше чем тишина. Определенно, хотя первые же аккорды резанули по ушам. Слишком громко. Она подправила громкость. Знакомая мелодия, неужели они ничего не придумали умнее, чем поставить в эфир Селин Дион? Да всем уже голову проела эта "My heart will go on" за восемнадцать то лет. На счастье песня уже подходила к концу, и зацепила она только крик под конец и последний припев, что не помешало ей повторять за певицей. Романе как-то удавалось ненавидеть слезливый "Титаник" и до одури любить эту песню.
Она перелезла с общего сайта на официальный сайт радиостанции, чтоб если что-то провиснет не рыскать, и принялась зачем-то читать чат вместо того, чтобы заниматься делом. В основном там была или тишина или спам. Хотя некоторые люди тоже не спали. Им то чего не спится?

Отредактировано Romana Wilson (2016-01-03 13:28:02)

+8

6

Порой складывается такое ощущение, что человек всю свою сознательную жизнь вынужден проводить в компании различных дел, обязанностей и тому подобного - а успех, карьерный или учебный зависит лишь от того, сумеет ли он перебороть собственную лень и заняться этими самыми делами. Для Дитриха его работа едва ли не каждый день была этакой проверкой на компетентность и стрессоустойчивость, ведь строгая начальница не зря предупреждала, что для него не будет спокойной жизни в ее команде? Однако, хитрого немца было подобным не напугать, не в последний момент из-за того что он любил сложные задачи, потому как они сулили хороший куш. А постоянное наличие этого самого хорошего куша означало финансовое благосостояние любимого семейства Данцигера, которое совсем скоро ожидало прибавление.
Так что к черту лень, позабудем о сне и подготовим на ночь глядя материалы для трех важных переговоров, которые нужно было провернуть на следующий день? Пожелав любимому сыну спокойной ночи, Дитрих устроился со своим ноутбуком, усевшись на постели и придвинув к ней журнальный столик. Как раз то что надо, чтобы поставить свой неизменный гаджет, а так же чашку горячего кофе, приготовленного любимой женой и тарелку с парой сэндвичей. Кстати говоря, Пейтон тоже пока что не спалось, так что Данцигер был очень рад тому что не пришлось засиживаться одному допоздна в своем кабинете. Кажется, милая Тони опять придумала очередной свой вязаный шедевр? Невозможно было передать, насколько Дитриха радовал тот факт, что теперь его упрямая женушка наконец-то перестала искать себе работу и нашла занятие по душе.
-Конечно включай, -он улыбнулся, поправив свои очки и посмотрев на Тони. -Я бы включил спортивные новости, но боюсь что тогда совершенно точно отвлекусь от просмотра всех моих файлов. А это чревато...
Успех деловых переговоров часто зависит от наличия ценной информации о том или ином оппоненте - и надо сказать, что люди Лолы постарались на славу, когда составляли для Дитриха те самые файлы что он сейчас читал. Благодаря своей превосходной памяти, немец старался запомнить даже малейшие мелочи, справедливо полагая, что порой они могут сыграть решающую роль... и ведь у него была одна цель - добится того что нужно Долорес и республиканцам от представителей трех крупных компаний, с которыми были назначены встречи. Всем известно, что за миссис Веласкес по сути стоит такой оборонный гигант как "Аэроджет" и это для сведущих людей означает едва ли не прямую связь с Вашингтоном - однако, необходимы были и другие сильные союзники, которых следовало бы расположить к себе еще до начала губернаторской гонки. Именно в этом и была задача Данцигера, а он не собирался разочаровывать амбициозную испанку на которую работал.
-Знаешь, милая - у этой радиостанции есть онлайн-вещание, -сообщил жене Дитрих, ради интереса забив название в поисковике. -А чат так и светится "позитивом". Порой мне кажется, что нынешняя молодежь просто обожает придумывать себе проблемы, тебе так не кажется? В свое время, мы решали все гораздо проще и быстрее...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-23 21:00:12)

+7

7

внешний вид
я стараюсь писать меньше, да хд
------------------------------

И она, конечно же, знает, что ничем хорошим это не закончится, но всё равно захлопывает за собой дверцу такси и называет адрес Харлоу. Водитель удивлённо вскидывает брови, одаривает француженку оценивающим взглядом и, тихо хмыкнув, мягко вдавливает педаль газа в пол; Шарлотта старательно пытается сконцентрироваться на сменяющемся за тёмным стеклом городским пейзажем, лишь бы не задавать вопросов, ответы на которые ей понравиться по определению не могут. Она молча, не размениваясь после подобного проявления нахальства на вежливость и тактичность, протягивает руку вперёд, поворачивая ручку в поиске нужной радиоволны, и откидывается на спинку мягкого сидения, думая о том, что совершает ошибку. Ещё одну в своей жизни, пусть и не столь значительную, как все ей предшествующие.
Ехать к Клэр ей вовсе не хочется лишь по одной причине: нанести ей визит — всё равно что наградить ударом под дых своё самолюбие, подверженное уколам ревности и приступам зависти. Маленькая квартирка, которую ван Ален вскоре покинет, меняя на другую, лишь немного превосходящую эту по площади, и рядом не стоит с тем домом, в котором проживает Харлоу; да и сама Клэр, пусть в одну из последних их встреч и опровергла слепые убеждения Ширли в идеальности выстроенного и выверенного до каждого взмаха ресницами образа, по-прежнему оставалась слишком хороша, чтобы... да что угодно! И в очередной раз растягивать губы в улыбке, согласно кивать и пытаться не подавать виду, что ей совсем некомфортно, ведя глупый счёт, в котором она сама отстаёт на каждом этапе негласного соревнования, Шарлотта хотела ровно в той же степени, как и розовый кабриолет с плюшевыми чехлами на сидениях. То есть, не хотела совсем.

what did I do to deserve this?
------------------------------
HOW DARE SHE BE SO PERFECT?

Всё оказывается точно так, как она и представляла: в воздухе витает лёгкий аромат ванили и запах свежей выпечки, от которого текут слюнки; наряженная ёлка в количестве двух штук — безоговорочный фаворит, и сравниться с этим "скромным" элементом декора не сможет даже главное украшение городской площади; хозяйка дома, бесспорно, очаровательна и прекрасна, безупречно вписываясь в обстановку роскоши и изыска, чего о самой Шарлотте вовсе не скажешь. Аллен вежливо улыбается, даёт снисходительную отмашку, позволяя Харлоу не рассыпаться в извинениях за столь необдуманно брошенное "Чарли" (о, поверьте, ей далось это непросто!), и мысленно ведёт обратный отсчёт до финального аккорда этой пытки, но... кто бы мог подумать, что Клэр Джиа Харлоу полна приятных сюрпризов?
— Ты приготовила мне шарлотку? — брови Ширли в удивлении взлетают вверх, а взгляд мечется с пирога на Клэр и обратно. — Ого, ты всё ещё помнишь... — растерянно протягивает она, чуть понизив голос, и чувствует прилив ощущения вины за все те мысли, что крутились в её голове последние полчаса. Да, быть может, Харлоу и впрямь излишне требовательна к мелочам и одержима нездоровым перфекционизмом, но именно это сейчас и вознесло её в глазах дальней родственницы сразу на десяток пунктов вперёд, вызывая желание сгрести в охапку и тискать, как котёнка, до боли в рёбрах. Подарки на этом не заканчиваются: серебрянные буквы, складывающиеся в имя француженки, поблескивают в свете яркой люстры, а все слова теряются и перестают быть достаточными. Простым "спасибо" не охватить весь тот спектр эмоций, в которых благодарность смешалась с щенячьим восторгом и всеобъемлющим теплом, и она всё же срывается во всех смыслах этого слова, заключая Клэр в кольцо крепких объятий и приходя в себя лишь парой мгновений спустя, осторожно отпуская Харлоу. Столь резкое нарушение зоны личного комфорта считается недопустимым при её-то диагнозе?
— У меня для тебя тоже есть кое-что, — смущенно произносит Шарлотта, доставая из сумки пухлый конверт, и протягивает его Клэр. Внутри всего лишь простая открытка, вся ценность которой заключена лишь в том факте, что её рисовала Эмили. Неумело, криво, по-детски, но со всей присущей малышне чистой любовью. — Эм очень обрадовалась, когда я разрешила ей рисовать на обоях, — добавляет Ширли со смешком, покачивая головой, и ловко справляется с крошечным замочком, надевая подарок Клэр. — У тебя радио играет? — интересуется она тут же, чтобы не дать неловкому молчанию проникнуть в их только начавший складываться разговор. — Сделаешь погромче? Давай песню закажем? Если дозвонимся, конечно же, — но разве так много жителей Сакраменто не спит в этот час и тратит время на такие глупости?
Судя по чату, один как минимум.
— Неси ноут, Харлоу, будем создавать праздничную атмосферу, — подмигивает Аллен, хватаясь за телефон и набирая ответное сообщение.
«Гринч, ты ли это? Шучу. Попробуй ждать Хануку. Говорят, прикольная вещь», — хотя ей-то откуда знать?

Отредактировано Charlotte Allen (2015-12-24 23:00:41)

+6

8

Ровно в 22.39 (она специально засекла этот знаменательный момент) квартиру Салливан и Резника огласил громкий, упоительный храп Мэтта, уставшего после работы настолько, что даже несколько побед подряд в Mortal Combat не смогли вернуть ему былую бодрость: едва допив йогурт после долгих уговоров Чарли, тот заклевал носом и уснул прямо на диване, не выпуская из рук геймпада и пугая богатырским храпом всю живность в доме. Включая Шарлин, которой по такому случаю пришлось искать другой способ потратить оставшуюся после долгого дня энергию и не перебудить при этом соседей - с этой задачей, по ее мнению, успешно справлялся спящий Мэтт. К сожалению, в генеральной уборке жилье не нуждалось (по крайней мере, пока что), посуду отчаявшаяся Салливан перемыла полчаса назад, а наряжать заново елку было бы как минимум бессмысленно. Не говоря уже о том, что в таком случае пришлось бы опять устраивать Великое Переселение Мебели из угла в угол и бегать по квартире, обмотавшись гирляндами, и стараясь ни за что не зацепиться. Так или иначе, в позднее время активными видами деятельности заниматься не стоило.
К сожалению, Мэттью этого не понимал и продолжал концерт по заявкам. Но ему можно, он же устал как собака, а будить вымотавшегося за день человека - форменное кощунство.
Чтобы хоть как-то приглушить чудесные рулады, доносящиеся с дивана (теперь к Мэтту присоединилась и Шепард, вполне способная составить Резнику конкуренцию, несмотря на маленькие размеры), Шарлин включила радио и, попрыгав со станции на станцию, остановилась, наконец, на допевающей бессмертный хит на все времена Селин Дион. Чарли поморщилась: "Титаник" она смотрела довольно давно, но, коли память ей не изменяет, там не было ни далекого будущего, ни далекого прошлого, ни альтернативного авторского мира со своими заморочками и вкусными деталями, над которыми можно было бы зависнуть очень надолго. Тот факт, что в конце сего кэмероновского опуса Салливан рыдала белугой, было решено проигнорировать - все равно песня уже закончилась, диджей напомнил, что на сайте действует чат для всех желающих и предложил радиослушателям поделиться своей историей по телефону. На какую тему делиться Шарлин так и не дослушала, зато довольно быстро нашла Тот Самый Чат.
Там же наверняка должны быть люди, верно? Чудесные люди, с которыми можно пообщаться посредством виртуозной игры пальцами по клавиатуре.
Или, наоборот, грустные - первые сообщения, привлекшие внимание Чарли, не особо отличались оптимизмом и жизнерадостностью, так что это определенно стоило исправить.
Хотя, возможно, писать взрослым (предположительно) дядям и тетям про то, что, если так будет продолжаться, Санта Клаус обидится и не прилетит в Сакраменто во-о-обще, было не шибко гениальной идеей.
"Пасха тоже вроде ничего. А в такое Рождество можно сидеть дома, греться, и смотреть "Один дома"," - нажав "отправить", Чарли перечитала сообщение и после недолгих раздумий добавила, - "Ну или "Черное Рождество". Еще неизвестно, что круче."
Вообще было как-то неправильно, что кто-то грустит в столь светлый праздник.
Поскольку на детских утренниках Шарлин неизменно доставалась роль гиперактивного рождественского эльфа, она просто не могла остаться  стороне. И все же что-то явно было против осуществления ее плана по одариванию всех любовью и радостью.
Об этом говорил хотя бы тот факт, что Чарли дважды ошиблась номером, прежде, чем попасть-таки в режим ожидания радиостанции. Приятная музыка в трубке была до ужаса занудной: куда интереснее было слушать красивый голос Ширли Мэнсон. Несмотря на то, что Бондиана была где-то вне сферы интересов Чарли, саундтреки были поистине божественными. Одна эта песня, "The World is Not Enough", чего стоила. Салливан и сама не заметила, как начала тихонько подпевать, не забывая при этом поглядывать на открытую вкладку с чатом.
В конце концов, пока ждешь одного действа, вполне можно поучаствовать в другом.

Отредактировано Charlene Sullivan (2015-12-25 01:30:07)

+3

9

Из-под соседней кабинки туалета тянет крепким табаком только что утонувшей недокуренной сигареты. Охранник с первого этажа. Его вечно пробирает ближе к полуночи, когда до его дежурства в одиночку остаётся минут пять. Дешёвая пачка за пару баксов всегда топорщит его карман на груди, а дородный мужик полагал, что незаметно прячет своё пристрастие и не выдаёт себя запахом табака. С ухмылкой, прислонившись затылком к холодной кафельной стене, слушаю тяжелое дыхание охранника, и как только хлопает дверь, я отсыпаю из небольшого свёртка порошок между большим и указательным пальцем. Это уже второй раз за последние три часа. Мог бы и обойтись без этой дозы, но прошлая стала отпускать, и резко начало наваливаться опустошение. Вести эфир в таком состоянии чревато.
Знакомое онемение вызывает улыбку, слизываю остатки кокаина с кожи и прячу упаковку, смахивающую на промасленную бумагу для металлических деталей, в задний карман. Перед зеркалом скорее по привычке, чем по делу, провожу пальцами по крыльям носа, потираю веки и уже после тщательно мою руки – небольшая традиция перед эфиром, как перед хорошим ужином. Который сегодня, кстати, отсутствовал, как и обед.
Проверка громкости, подборка песен, подстройка микрофона под себя. Открыть страницу сайта и зайти в чат, медленно ползущий чужими скудными сообщениями. pink_pony17 активно пытается подкатить к tasty88, iGGypOp настойчиво заказывает композицию неформата радиостанции. Морщусь от играющей песни, притягиваю лист по идее с имеющимися набросками плана передачи, а значащийся только названием и чужими каракулями расписываемой ручки. Наушники плотно прилегают, кресло на необходимой высоте, рука на пульте управления. Откашливаюсь, потираю переносицу.
Три. Два. Один.
- Доброй ночи не спящим! С вами Шейн Эм и наша передача для полуночников. Хей, ребята, чего не спим? Бессонница, как и у меня? – смешок в микрофон. – Сейчас только середина декабря, но до Рождества осталось всего пара недель. Да, настроение по данному случаю отсутствует – соглашусь с гостем чата. Что ж, его можно создать. Нет-нет, мы не будем слушать тематические песни с перезвоном колокольчиков и весёлыми голосами. Признаемся честно, они и так бесконечно звучат во всех торговых центрах, в кафе, барах, за стеной у соседей и порядком успели надоесть, как и кофе с корицей и имбирём в каждом Старбаксе. Поэтому обсудим кино – старое и новое, - небольшая пауза, пока читаю новые сообщения в чате. – Кто-то обмолвился о Хануке. Какие ещё праздники Вы знаете, непривычные для типичного американца? – с улыбкой слежу за переписывающимися. – Звоните – обсудим, и праздники, и фильмы. “Один дома” не в счёт – кино больше о хулигане, чем о празднике. Кстати, кто ещё согласен, что современные ленты стали слишком приторными?
Мой голос перекрывает музыкальная композиция, а я разворачиваюсь к соседнему месту, закидываю ноги на кресло и откидываюсь на спинку стула, блаженно улыбаясь и довольствуясь нахлынувшей эйфорией.

+6

10

- А я бы, наверное, уснула под твои спортивные новости, - хихикнула женщина, прежде чем отложить свою пряжу и воплотить в жизнь свое желание и включить радио, музыка на котором определенно должна была скрасить поздний вечер, когда оба супругов решили засидеться и закончить свои дела.
В общем-то, сказано – сделано?
Конечно же, в квартире нет ни одного радиоприемника, зато есть сразу несколько современных гаджетов, которые во многом делают жизнь семейства проще. И если супруг работает за своим ноутбуком, женщина поспешила взять свой маленький портативный компьютер, на котором обычно листала страницы безграничных просторов интернета в поисках, как подсказок по хозяйству, так и по разным интересным узорам для свитеров, которые Пейтон бралась вязать сначала только для себя и своей семьи, а после и для желающих, постепенно переходя от более простых к более сложным заказам. Введя в поисковик одного радио-приложения название радиостанции, которую женщина обычно слушала в машине, Тони перешла по предложенной ссылке не забыв настроить подходящую громкость – хотела включить, чтобы музыка была фоном, но не заполнила полностью собой спокойное и от части даже сонное пространство спальни. К тому же, всегда необходимо прислушиваться к тому, как спит ребенок – вдруг у него заболит что-нибудь или ему приснится плохой сон?
Пейтон знала, что не ошиблась с выбором радиостанции – играла достаточно приятная музыка, что не поднимет мертвого с могилы, как в прочем и не заставит глаза слипаться. В прочем, пока еще играла незнакомая миссис Данцигер мелодия, а потому женщина только и могла, что мурлыкать что-то невразумительное под нее, ведь мотив был весьма простым и легко подхватывался.
Тем временем, одна песня сменила другую, так и Тони – решила перебраться с кресла в постель, благо шириной она отличалась и тут без проблем могло поместиться не одно семейство. Слегка утрировано, да. Оставив ноутбук посредине, Тони подбила себе подушку, которую и поставила себе под спину, после чего вытянулась во весь рост и вернулась к своим трудам, от которых ее отвлек голос Дитриха, что решил, видимо, немного отвлечься от своих бумаг на радио.
- Да, я предполагала, что у них есть онлайн версия, - пожала плечами Тони, прежде чем посмотрела на ту страницу, на которую указал супруг. Да уж… что поделать, если далеко не у всех хорошо идут дела? Обычно, в подобных случаях, Тони обращалась к своей лучшей подруге, тогда как нынешняя молодежь, видимо, имеет некоторые проблемы в общении или попросту закрывается от окружающих его людей. Хотя… подобный «посыл» в чат это такое … своеобразное желание общения? Нерешительное, даже откровенно неохотное?
- В наше время не было интернета и таких чатов, где можно было найти единомышленников или противников. Просто современная молодежь слишком много времени проводит не на свежем воздухе, а у своих гаджетов, - пожала плечами Тони, хотя и не удержалась от того, чтобы поделиться своим позитивом с общественностью, облюбовавшей себе местный чат-рум: - Эй, ребята! Выше нос! – кто знает, может быть, от доброго слова кому-то станет лучше, как от улыбки, оставленной какому-то незнакомцу на улице? Что же, в точно такой же степени, есть также и возможность получить отрицательный ответ, но Пейтон уже нажала прямоугольник enter.
Тем временем, музыка перестала играть, и какой-то парень начал говорить, подняв весьма полезную тему – кинофильмы.
- Кстати, надо бы запастись парочкой кинофильмов, тебе не кажется, дорогой? – поинтересовалась женщина у мужа. – Если вдруг в Левенворте будет снегопад или надо будет попросту убить пару часов, лучше это сделать под какой-нибудь кинофильм, - добавила она, посмотрев на мужа, прежде чем добавить чуть-чуть звука.

+3

11


look;
     Опаздываю. Снова.
     Двери вагончика в метро закрываются прямо перед моим носом, и железный поезд обдает меня холодным порывистым ветром, удаляясь в лабиринты подземных туннелей. Я не произношу ни слова, но влияние старшего брата заставляет мысленно матюгнуться парой ласковых словечек. Махаю рукой в сторону покинувшего перрон состава, раздраженно разворачиваясь на каблуках и пробираясь обратно к эксалатору. Мне ничего не остается, кроме как вернуться на поверхность земли и попытаться поймать попутку.
На дворе ночь, звездное небо освещает мой путь, но сегодня я игнорирую сверкающее полотно, не одарив его даже взглядом. Настроение не то, скверное. На работе бардак, не хватает персонала, мы не справляемся. Мне снова приходится откладывать многочисленные деловые бумаги ради того, чтобы помочь ребятам разносить заказы. Предновогоднее веселье захватило весь город, но увы, совершенно позабыло обо мне.
Уныние - мой главный грех на сегодня. Повесив нос, отчаянно заглядывая под собственные ноги, я пыталась отделаться от чувства, что каждый мой день похож на день сурка.
     Не привыкла жить обыденной жизнью - а этот год, точнее сказать, последние шесть месяцев были настолько обыденными и серыми для меня лично, что я сама стала провоцировать нестандартные для себя ситуации. Моя врожденная пунктуальность отходит на задний план - именно это и вынудило меня одиноко шагать по тротуару вытянув руку в бок, пытаясь привлечь своим сигналом внимание хотя бы одного одинокого водителя.
     Лишь только пройдя пару кварталов мне повезло. Незнакомый автомобиль остановился около меня, гостеприимно открывая двери и приглашая внутрь. Я не раздумывая устроилась на переднем сидении, поспешно пристегиваясь ремнем безопасности.
     - Я думала, мне так и придется шагать до своего дома пешком. Рада, что вы не проехали мимо. - Официальный тон. Мне не нравится, но я мягко улыбаюсь незнакомому мужчине, в благодарность кивая головой. Сейчас не тот случай, чтобы позволять себе лишнего - буду держаться нейтральной позиции, вспоминая о своей воспитании. - Хармонд драйв, подкините меня до туда? Я заплачу. - пусть не воспринимают меня как охотницу за бесплатной наживой. - Мое имя - Скарлетт.

+5

12

Скарл, я старался писать меньше. I AM SO SORRY.

машина [вдруг понадобится]: lexus es250
внешний вид: чёрный деловой костюм, тёмно-серая рубашка; на заднем сидении - пальто и сумка.

Отъехав от высотного здания, ирландец автоматически бросает взгляд на наручные часы. Скоро эфир. Вряд ли доедет до дома, всё-таки трафик не предсказуемый последние два вечера, даже не торопится, выруливая с парковки и выезжая на дублёр, а следом - на трассу. Почти любовно проводит ладонью по кожаному рулю, вздыхает - ещё неизвестно сколько времени придётся выплачивать крeдит за эту красавицу. Вроде бы, три года уже прошло, наверное, ещё два. Адам ведёт, конечно, подсчёт, но не держит его в уме, а предусмотрительно в файле крeдит_lexus.xls на рабочем столе персонального ноутбука. Когда он не думает о том, что тачка не принадлежит ему всецело, тогда можно почувствовать себя даже дома. Не хватает виски и чего-нибудь перехватить поесть, чтобы картина стала замечательной на все сто процентов. Ехать предстояло минут двадцать без учёта пробок, всё-таки частые апартаменты бывшего члена Демократической партии под руководством самой Хилари [имя засекречено специально, во избежании утечки информации] намеренно расположились хоть и поблизости от центра Сакраменто, но всё же отнюдь не в шаговой доступности. По памяти настроив на нужную станцию, где пока играла музыка, Адам ловит себя на мысли, что переживает. За Шейна. В каком он состоянии? Они не виделись пару дней, наверное, всё ограничивались скомканными сообщениями или разговорами по телефону длиной не больше двух минут - младший из близнецов каждый раз смотрел на количество потраченного времени. Напрягала ли его ощутимая изолированность брата? Будет ложью сказать, что нет. Что он ей наконец-то ради и может дышать полной грудью. Ложью. Теперь всё стало не так, как было раньше. Сначала разговор с Норой, затем - их отдельный диалог, который не решил ситуацию. Усугубил. И Адам не имел ни малейшего представления, что делать дальше. И что делает Шейн. Чем он живёт. Чего он хочет. Словно и не родные братья и вовсе не близнецы. Чужие друг другу люди, которых в прошлом связывало что-то очень важное.

За мыслями брюнет чуть не пропустил свой поворот. Тихо выругавшись под нос, повернул руль, а машина плавно последовала его желанию съехать на очередной дублёр. Только через пару метров Адам понимает, что всё-таки ему нужен был следующий за этим поворот. Ругается вслух, хлопает ладонью по рулю - не сильно, всё-таки чужое, а это вдолблено на задней стороне черепной коробки. Не портить. Тем более не велика беда - знает, где там дальше можно развернуться, когда закончится двойная сплошная. Бывал тут раньше, прогуливался как-то от станции метро, которая очень неудачно закрылась прямо перед его носом.

Взгляд цепляет одинокую фигуру, облачённую в тёмную одежду, идущую рядом с дорогой по не шибко широкому бордюру. Судя по комплекции и распущенным светлым волосам из-под шапки - девушка. Молодая. И идёт как раз от метро. Усмехнувшись, думает ещё пару секунд, взвешивая «за» и «против» попутки. Последнего оказывается на пункт меньше, посему брюнет включает поворотник - лексус плавно притормаживает у незнакомки.

Странно, что не остановились раньше. Адам улыбается. Ему не требуется оценивающий взгляд от кончиков волос до ботинок, чтобы примерно представить себе, что из себя представляет эта всё-таки девушка. Хоть и одета в чёрное и довольно-таки скромно, видно и чувствуется, что в дорогое. И из метро? Странное сочетание, однако МакНамара - журналист, а не судья. Дверь машины закрывается, левый поворотник мягко щёлкает языком, машина возвращается к движению по трассе. — Та, что около школы Дженивв Диден? Решает уточнить, ибо тот район ему больше знаком двумя церквушками и толпой религиозных пенсионеров, с которыми год назад или около того пришлось иметь дело. Не самый лучший его опыт работы на «Sacramenolife». — Адам. Давай на «ты» и без денег. От метро ведь шла? - Спрашивает с дружелюбной улыбкой, выезжая на новую улицу и вставая за огромной фурой, которая не то, чтобы медленно ехала. Стояла.

Станция, где через минуту-другую должен был начать эфир Шейн, тем временем вещала: — Краткая сводка о состоянии пробок на дорогах. В целом по городу - пробки от 1 до 2 баллов. Исключение составляет движение по 2nd Street, которое перекрыто по причине забастовки водителей грузовых автомобилей Интернешнл. Состояние не текущий момент - 8 баллов из 10. По предположительным прогнозам, пробка может растянуться на 2-3 часа. Местные власти уже разбир... - Звонкий и безразличный к происходящему голос ведущей плавно сходит на нет, появляется музыкальное интро, а следом и голос брата. Адам с шумом облокачивается о спинку и поворачивает голову к девушке, представившейся Скарлетт. — Надеюсь, дома тебя не ждёт кавалер с сюрпризом или голодная собака, готова вот-вот умереть от голода.

«Поэтому обсудим кино – старое и новое. Какие ещё праздники Вы знаете, непривычные для типичного американца? Звоните – обсудим, и праздники, и фильмы». Неужели ему это интересно? Беседовать с бездельниками про кино и католическое Рождество? По крайней мере, голос звучит бодрее, чем во время разговоров с родным братом.

Как думаешь, Скарлетт, что он за человек? - МакНамара кивает в сторону радио, мол, намекая на ведущего, этого Шейна Эм. Попутно опускает стекло со своей стороны и достаёт пачку сигарет из подлокотника, что между его сидением и сидением девушки. — Я закурю?

карта; булавка - Хармонд драйв

+4

13

Адам, мне стыдно. Мне очень-очень стыдно.

     Как только двери автомобиля гостеприимно открылись перед моим носом - теплый воздух из салона окутал меня своими мягкими объятиями. Холодные щеки обожгло, заставляя облачиться в наряд здорового румянца. Я не смутилась - диалоги, разговоры с едва знакомыми, или же незнакомыми вовсе, людьми никогда не лишали меня самообладания. Думаю, вывести меня из себя удастся не многим - привычное равнодушие и отстранение от реального мира помогают смотреть на все сквозь пальцы, не раздражаясь по пустякам. И уж тем более испытывая привычного девичьего чувства смущения.
     Я не сразу обратила внимания на своего водителя, в том смысле, что мой взгляд в первую очередь тщательно изучал салон автомобиля - дергаю ручку, закрывая двери; гладкая ткань ремня безопасности в пальцах, легкий щелчок фиксации; ючусь в пассажирском сидении, в комфортных попытках зарыться поглубже в теплую обивку - я и сама не заметила, насколько успела замерзнуть за короткий период своей пешей прогулки.
     - Возможно, приняли меня за маньяка. - кривая улыбка, неудачная шутка; недоверие людей и нежелание подсаживать ночью случайных попутчиков мне было абсолютно понятно, но... Досада все же брала свое. - Да, верно. - Приятно удивлена познаниями водителя - его лаконичное имя мягким голосом заставляет отвлечься от пустынной дороги и обратить наконец свое внимание на мужчину. Хорош собой, возможно, я бы даже назвала его привлекательным, если бы разбиралась в мужской красоте и очаровании. Мне понравился его костюм, будничный цвет рубашки - мой брат носит только белые; - Верно. Пришлось полюбить этот вид транспорта.
      Мой тон дружелюбный, не смотря на сомнительную любовь к разговорам в дороге. Но Адам всем своим естеством располагал к спокойному и расслабленному общению - отвечать и беседовать с ним было просто, не приходилось вежливо выдавливать из себя каждую фразу. И он не был назойлив - очередной плюс к его карме.
      Радиоприемник буднично делился новостями, сводки о пробках, дорожном движении; я лениво улыбалась, вспоминая, как когда-то сама зависела от этих коротких эфирных вставок, нетерпеливо постукивая пальцами по кожаной обивке руля своего собственного автомобиля. Да, кажется именно тогда я последний раз в принципе слушала радио. Почти полтора года. Долго, однако.
      Мысли путались между ночных огней, голова покоилась на мягком сидении - я не сразу заметила нашего внезапного столкновения с пробкой, лишь терроризировала пустым, ничего не замечающим взглядом зад грузовика, загипнотизированная ярким светом задних фар. А затем голос диктора - пробка, два-три часа, власти уже разбираются - я не сдержала смешка.
      - Нет, дома меня никто не ждет, так что я с удовольствием проведу эти два-три часа в твоей кампании. Правда, не могу обещать, что ты проведешь их так же. - Ну а что? Собеседник я не самый интересный, не умею развлекать людей, да и не стремилась к этому. На секунду мне становится стыдно, что вот уже который год я живу словно сама по себе, закрываясь от окружающего мира в своем собственном эго. Но это чувство быстро сметает волной любопытства, когда сухой голос диктора меняется другим, более свежим, молодым, звучащим.
      - Он? - Я пожимаю плечами, стягивая с головы шапку, убирая ее в глубину своей сумки. - Никогда не пробовала описывать людей лишь только по голосу, всегда проще предположить об их сущности видя их воочию, но... - Взъерошиваю волосы, расстегиваю пальто. Сидеть здесь нам предстоит еще долго, позволю себе наглость устроиться поудобнее. - Мне нравится его настрой на счет предстоящих праздников. Счастливое Рождество, так ведь все говорят? До сих пор сомневаюсь - а счастливое ли оно? - Мысли вслух. Не более. Наклоняюсь к приемнику, делаю громкость больше; забирая прядь светлых волос за ухо, вскользь бросаю брюнету - Твоя машина - твои правила. Я не против курения. - Возвращаюсь назад. - Так забавно, я не могу вспомнить ни одного толкового фильма про Рождество, кроме Гринча с Джиммом Керри. Так любила этот персонаж и его злорадную улыбку.
     У меня даже получилось рассмеяться, легко и беззаботно, едва нарушая довольный голос радиоведущего.
     - Прости, я не сильно позитивный собеседник, я знаю.
     - А ты знаком с ним? -
киваю на приемник. - Или тебе просто нравится разгадывать незнакомых тебе людей?

+4

14

Усмехается, даже больше улыбается в ответ на комментарий девушки. Вряд ли за маньяка, скорее, она шла слишком уверенно в сторону центра и не выглядела нежным агнцем, которого можно развести на что-либо. «А жаль» - мелькает в голове у ирландца. Было в ней что-то. Что-то самодостаточное и чужое. И только спустя несколько минут парень понимает, что Скарлетт чем-то похожа на Клэр. Не провёл бы аналогию с подругой детства, если бы не видел её совсем недавно в кафе, и сидела она практически на таком же расстоянии, что и блондинка. Цвет волос, разве что, другой, да и выглядела новая знакомая помоложе.

Ты не похожа на любительницу метро, - пожал плечами, не без интереса смотря на её реакцию. Самому приходилось там бывать в первые два года жизни в Сакраменто и скитания по отелям и съёмным квартирам, точнее, комнатам. Много негров и бродяг, безобидных выпивших офисных клерков и уставших прачек, безуспешно засыпающих на каждой нечётной остановке. И мало ухоженных девушек, смотрящих сквозь тебя. Такие ездят на заднем сидении авто, заказного или с водителем. Откуда Адам знает? Брал у таких интервью. Улыбаются, смотрят в твою сторону, покачивают головой или туфлёй, свисающей с пятки. Отвечают на вопросы, рассуждают, даже смеются. А в глазах отчуждение. И обратный отсчёт.

Отчего ж? - Смотрит удивлённо, закуривая и свешивая руку из опущенного стекла на улицу. Лёгкий декабрьский ветер ласкает пальцы и периодически разгоняет огонь на кончике сигареты. — Если честно, у меня ужасный характер. Ну, так говорит мой старший брат, - улыбается, дабы как-то разрядить воздух. Кислород. Чтобы девушке было легче дышать, и она расслабилась. В такие моменты Адам вспоминает Шейна, сетующего на то, что нечего выпить - в бардачке только всё по делу [документы на машину, ПДД, блокноты, ручки; скучно, как и в жизни младшего МакНамара]. При собственных словах о брате взгляд автоматически смотрит на радиоприёмник. Затягивается, выдыхает. На улицу. Из себя. — Меня тоже. Не ждёт, - фраза брошена и выкинута туда же, куда ушёл табачный дым. Ушло и забыто. Стало легче? Пальцы правой руки неслышно барабанят по рулю. Девушка снимает шапку, убирает её в сумку. Он сдерживается от улыбки от слов «воочию». Знала бы девушка, что по её левую сторону сидит практически точная копия радиоведущего, разница в шраме да стиле одежды. Только ли?

Горит бумага. Вместо табака - пепел. — В какой-то момент времени, определённо счастливое. А потом. Перелом. Взросление или смена ценностей. Или смерть родителя, а вместе с ней - безразличие. И парень этот врёт, Скарлетт. Представляешь себе? Нагло врёт. Для зрителей. Он не любит Рождество с четырнадцати лет. Тринадцать лет относится к этому празднику не более, чем к государственному выходному дню, и то только у католиков. Чужая страна, чужие нравы, чужой монастырь, в котором затерялась ирландская речь на фоне техасского говора. — Я - журналист по профессии. Можешь не быть позитивной. Даже честной можешь не быть. Будь собой. - Хитрый взгляд с прищуром на собеседницу. Отчасти и ответ на её вопрос.

Берёт телефон в свободную [правую] руку, пишет текст. Заказывает песню. И Шейн узнает, обязан узнать песню, под которую за пять дней до Сочельника они вместе с родителями сначала наряжали ёлку и украшали дом, а затем в само Рождество мама накрывала стол для всей семьи, а мальчишки помогали, пока отец ездил в аэропорт - то за своими родителями, то за отцом Айне, то за многочисленными тётушками и их мужьями со стороны жены. Эта мелодия и текст особенные. Мама всегда оставляла свой последний за вечер, переходящий в ночь, танец своим мальчикам. Сначала Шейну, как старшему, следом и Адаму. В свете событий второго декабря это может быть издёвкой, и младший из близнецов это отчётливо понимал. Но ему хотелось как-то очухать брата по ту сторону эфира. Услышать настоящий голос, а не напускной. Приторный, прямо как современные фильмы на тематику Рождества.

Заказал песню. - Ставит девушку в известность и убирает телефон в подлокотник. — Какое у тебя было самое счастливое Рождество, Скарлетт? Щелчком сигарета летит на улицу. Прочь ненужные мысли.

+3

15

Нет, план что-то написать за сегодняшнюю ночь мог идти определенно лесом. Романа в третий раз посмотрела на мигающий курсор в документе и закрыла так и не переписанный в удобоваримый вид сценарий. Бесполезно. Кажется, что-то такое называют профессиональным выгоранием, когда не хочется ровным счетом ничего, кроме... да вообще ничего не хочется. Кошаку видно надоела эта игра в гляделки и он отправился на свое законное место на шкафу, откуда теперь только свисал пушистый хвост. Да, вот она ее жизнь, хроническое состояние на грани маниакально-депрессивного психоза. Особенно по ночам. И с каждым разом преодоление ощущения свой полной ненужности для этого мира давалось все сложнее, проще было забиться в угол. И только сила воли, тоже приближающая к концу, держала ее все еще на относительном плаву.
Романа в попытках отогнать от себя эту идиотскую навязчивую мысль встала с места, переставила компьютер на стол, добралась до выключателя и запалила свет, о чем тут же пожалела. Мерзкий свет из люстры ударил по глазам, заставляя поморщиться:  перед глазами заплясал с десяток темных мушек. Как-то вся та пол литровая кружка глинтвейна на пустой желудок аукнулась в голове боем барабанов. Очаровательно, ничего не скажешь, потому что пьяной она себя совершенно не чувствовала - только немного потрепанной и разбитой, не более. Алкоголь ей отродясь не помогал, Романа как-то умудрялась всю свою жизнь проскакивать именно опьянение - то фальшивое веселье, ради которого все остальные и пьют. Нет, она долго оставалась сначала трезвой, вот совсем трезвой, разве что кровь приливала к щекам, да бежала по жилам чуточку быстрее, а потом наступало сразу что-то вроде раннего похмелья, с головной болью и желание удавиться от перепоя. Но в этот раз видимо из-за недосыпа обычная доза зимнего спасения с яблоками, корицей и имбирем оказалась едва ли ни фатальной. Она снова была в шаге от того состояния, в котором пребывала в прошлое Рождество. Поганое, одним словом. Теперь бы еще пол-пачки снотворного и через недельку ее обглоданный живностью труп найдут распластанным на кровати.
Романа, все еще держась за дверной проем, нахмурилась. Не, еще слишком рано для таких мыслей. Она справится. Должна. Неверным шагом она добралась обратно до кресла и вернула компьютер на колени. За время ее блужданий в чате еще добавилось несколько сообщений. Неужели так много людей сейчас не спит? Ну да, всего-то одиннадцатый час. Не четыре же утра.
Романа с минуту помялась над чатом, а потом махнула на привычку держаться подальше от таких мест, и поспешно с третей попытки разобравшись как тут все работает отправила почему-то какое-то отдающее все той же обреченностью сообщение.
Ну раз уж речь зашла про "Черное Рождество", то как вам "Санта-Киллер"? Лично для меня он выглядел как дешевый ремейк первого, хоть и снят был на год раньше. Хотя, подобные фильмы вообще нельзя потреблять пачками. Но по мне уж лучше это, чем очередной круг "Рождественской песни" в десятках вариантов.
А почему бы и нет? Все равно сон еще не скоро к ней придет, а так хоть время скоротает. А может, и парочку фразочек у людей позаимствует.

+3

16

По роду профессии Чарли приходилось общаться с людьми по ту сторону камеры (в данном случае - монитора) посредством всевозможных интернет-чатов реже, чем относительно вживую, улыбаясь в камеру и говоря в микрофон в петличке: как результат, печатать десятью пальцами, да еще и глядя на клавиатуру, у нее получалось на ура, а вот набирать сообщение одной рукой, зажав мобильный между ухом и плечом, а свободной конечностью пытаться растолкать Мэттью, который просто обязан был принять участие в предрождественской радиопередаче - что она, зря пытается дозвониться на радио, в конце-то концов? - было, мягко говоря, неудобно.
А выражаться жестко Салливан попросту не привыкла.
Она ж не Резник, в данном случае дрыхнущий на диване. Шарлин с ужасом представляла последствия ее варварского поступка, но, начав тормошить друга, она уже не могла повернуть назад.
- Мэтт, - найдя в небольшой галерее смайлов оттопыренный большой палец, девушка легким движением пальца указательного отправила его участнику, советующему не раскисать в эту чудесную зимнюю пору, время чудес и подарков. Будить Мэтта по ощущениям было похоже на обряд инициации в каком-нибудь малочисленном и очень безрассудном (что вытекало из первой установки) клане в каменном веке: это как почесать копьем спящего саблезубого тигра, подобравшись предварительно как можно ближе, без возможности немедленно убежать в случае чего. Чарли заранее готовилась к худшему, и вовсю повторяла прием "НЕ-Е-ЕТ!", сопровождаемый минутной паузой и очень, очень, очень печальным взглядом Бэмби, только-только потерявшим маму. Комбинация нечестная, зато не раз помогала Чарли сохранить слух и душевное здоровье, поскольку непечатных заковыристых словечек Мэттью знал куда больше, чем готова была вынести пусть и порядком закалившаяся за период университетской жизни психика Салливан, - Мэтт, проснись, тут интересно!
На "интересно" отреагировала разве что Мию: лениво потянувшись, кошка запрыгнула на рабочий стол и прошлась по клавиатуре, не успела Шарлин глазом моргнуть. Свой путь пушистое создание завершило клавишей "Enter", так что в чат попало "anneui[fl'.", вместо обстоятельного, развернутого ответа эксперту по рождественской чернухе. Извинившись перед присутствующими в чате за подобную оплошность, Чарли попробовала набрать сообщение по памяти, но момент был безвозвратно утерян и не осталось никакого смысла писать о подтексте, о потаенной тяге рода человеческого ко всякого рода кровавым зрелищем, о том, что рождественский слэшер (любой рождественский слэшер, хоррор, да что угодно) все равно схавают как минимум потому, что подобное сочетание не совсем привычно. Это сродни фантазии, что было бы, если бы Джордж Бэйли из "Этой Прекрасной жизни" оказался маньяком-убийцей, которого могли бы остановить лишь использовав фишку с больным ухом, а Кларенс был бы его загадочным пособником, выдающим себя за невинного агнца.
Хотя, может, и хорошо, что сообщение не отправилось - подобные заявления могли бы посчитаться кощунственными по отношению к хорошему, традиционному рождественскому фильму с уютной атмосферой.
"Мне, честно говоря, вполне хватило "Черного Рождества" - на первый раз. С таким лучше не перебарщивать - культурный шок, все дела. Ничего против "Рождественской Сказки" не имею, но, право слово, чем наблюдать одно и то же из года в год, лучше посмотреть какого-нибудь "Джека Фроста", ведь ничто не поднимает настроение так, как снеговик-убийца. Кстати, может, кто смотрел сей шедевр кинематографа? Стоит ли потратить на него пару часов или лучше поискать что-нибудь другое, более или менее трэшовое?"
Приятный женский голос в трубке (Чарли не то, что печатать - дышать перестала, едва услышав его) сообщил, что звонок Чарли очень важен для них, так что не могла бы она повисеть на телефоне еще минут дцать, не более - и сменился привычной мелодией, к десятому повтору уже достойной стоять на будильник Шарлин.
- Мэтт, если ты не проснешься, я возьму эту гирлянду и украшу ей твою железную подружку, - будничным тоном сообщила спящему Резнику Салливан, многозначительно качая перед закрытыми глазами парня пресловутую спутавшуюся во всех мыслимых и немыслимых местах гирлянду, - обмотаю как мумию и оставлю так на всю зиму, понял?
Как бы приятно ни было общаться с людьми посредством текстовых сообщений, держать язык за зубами у Шарлин упорно не получалось.
Оставалось надеяться, что либо оператор спасет Резника от еще минут тридцать тормошения, либо щенячьи глазки спасут ее уже от самого Мэтта.
Возможно.

Отредактировано Charlene Sullivan (2016-01-04 12:48:55)

+1

17


     - А ты совсем не похож на любителя подбирать случайных попутчиков. - Улыбка проявляется на моих губах, в попытке скрасить грубую и резкую фразу, придать ей оттенок мягкости. Мне не хотелось произвести впечатление уличной хабалки, но моя врожденная, нет, выработанная и натренированная прямолинейность сегодня могла не сыграть мне на руку. Я смутилась, виновато опустила взгляд на свои колени, в надежде, что новый знакомый сможет принять мои слова в первоначальном смысле - я пыталась сказать комплимент. Адам действительно вызывал во мне положительные эмоции. На данный момент.
     Здесь и сейчас, на короткое время пути от ресторана до моего забытого всеми дома - он стал центром моей вселенной, захватил все мое внимание, заставляя ненароком любоваться его профилем в свете уличных огней. Он очень красиво курил - обычно данный процесс редко вызывал во мне ярое желание любоваться каждой чужой затяжкой. Даже дым был непривычно волнующим, приятным на запах: сигарета ему к лицу, и я, признаюсь, немного этому позавидовала.
     - Я продала свой автомобиль - понадобились деньги на открытие собственного дела. - будничным тоном, я не люблю говорить о себе, но и не делаю из своей жизни загадку. Работа, свой собственный ресторан - наверное, это единственное в моей жизни, что вызывает в сердце чувство гордости. За себя, за свою маленькую победу над тоталитарным контролем собственного папашки. Слишком долго он пытался внушить мне, что без его опеки, без его денег и без его влияния - я ничего не смогу добиться в жизни. Было все - вынужденный брак, вынужденный придуманный образ, строгие рамки, выходить за которые мне было запрещено. Но однажды мне хватило сил от этого избавиться, и теперь я могу позволить себе думать, говорить и делать то, что мне действительно хочется.
     - Тебе идет сигарета. И твоя самокритика и честность. Это важные качества, они вызывают уважения. В чем твои пороки? Что самое ужасное в тебе? - Женское любопытство, любопытство имени Скарлетт. Никогда не умела держать язык за зубами, вот и сейчас слова сами льются из моих уст, пока я загипнотизированно слежу за коралловым угольком в его крупных ладонях. - Журналист? Забавно.
Этот факт меня действительно рассмешил, я даже отвлеклась от приятного тембра голоса радиоведущего, отвлеклась от мыслей о Рождестве - неуловимое дежа вю по-братски обняло меня за плечи, заставляя поверить в неслучайность таких совпадений.
     - Какое-то время я работала в журналистике, но в итоге смирилась с тем фактом, что эта профессия не для меня. Знаешь, что самое ужасное в этой должности? Ну, для меня лично. - Я многозначительно киваю головой, поправляя светлую прядь выбеленных волос. - Она обязывает тебя разучиться хранить секреты. Ты больше не тот, кому можно довериться, с кем можно быть честной и откровенной. Ты вынужден нести всю полученную информацию в мир, что бы ты не узнал, чтобы ты не услышал. Это выматывало меня. Выматывало обращать внимание на мелочи, цепляться за тонкие ниточки, лезть в душу, вытаскивая на поверхность все самое сокровенное. Копаться в нижнем белье. Но специфика еще в том, что ты не воспринимаешь себя как стервятника. Ты не понимаешь, что происходит в душе у тех, чью историю ты рассказываешь. Ты не думаешь о том, что они чувствуют. Это только твоя работа, твой стиль жизни - смотреть на все сквозь собственный блокнот.
Наверное, именно поэтому я и ушла. Не справилась с этим натиском, совесть мучила меня, терзала, а я топила ее в отчаянном желании быть профессионалом. Со временем я осознала, что с каждым разом все меньше и меньше сопереживаю окружающим людям. Чужое горе меня не трогает. Боюсь признаться, но думаю, это ужасное качество осталось со мной по сей день.
     - Зря ты позволил мне быть честной. Но я не хотела тебя обидеть, так, воспринимай это как бред усталого и одинокого человека, у которого очень давно не было толкового собеседника. - автомобиль чуть продвинулся вперед - мы поравнялись с аккуратным двухместным кадилаком с влюбленной парочкой внутри. - И да, это был комплимент.
     Радио разразилось незнакомой мелодией, я слышала ее впервые. Вслушивалась в слова, в надрывной, надломленный голос.
- Хорошая песня. - Она действительно мне понравилась, но я вряд ли буду искать ее на просторах интернета. - Самое счастливое Рождество? Чтобы вспомнить о нем, придется вернуться во времени назад лет на двенадцать. Хотя думаю, по настоящему счастливый праздник у каждого из нас был именно в детстве.
- Я ничего о нем не помню, кроме неизменных песен Перри Комо, рождественских носков и накрытого обильного стола. Раньше мы всегда праздновали всей семьей. Отец, сидящий в красном бархатном кресле, мать устраивалась на его ручке - они оба смотрели как мы, трое детей бились за подарки и возможность открыть их первому. Они никогда не подписывали наши кульки, считали это забавной традицией - попытки отгадать где чей сувенир. - Хорошее было время, счастливое. Только тогда мы походили на настоящую и любящую семью. Отец не был сумасшедшим тираном. Малькольм не был наркоманом. Майкл являлся примерным мальчиком. Я не пила. Моя мать дышала и радовалась жизни. Но не ее смерть стала для нас решающей, не ее уход стал точкой отсчета бомбы имени Стоун.
     - Как было у тебя? - Мне действительно интересно. Непривычно ощущать это искреннее любопытство по отношению к едва знакомому человеку. Я слушала его с упоением, прекрасно осознавая, что возможно наша сегодняшняя встреча будет единственной. Что ж, значит нужно взять от нее по максимуму.

     - Интересно, ему не одиноко сидеть там, разговаривать с самим собой, лишь изредка читая вслух сообщения из чата. Хотя я считаю интернет лишь иллюзией настоящего общения. Давай позвоним в эфир? - Я роюсь в сумке, достаю свою мобильный, набирая шестизначный код блокировки. Фотография Джона Малковича смотрит на нас с экрана. - Заодно узнаем, какой он человек. Закажем песни Перри Комо, и пусть дух Рождества одарит нас праздничным настроением?

+2

18

Уже было совсем поздно, а Джош еще не спал. И так уже очень давно тянется. К слову сказать, у молодого человека никогда не было проблем со сном, пока он не вкусил настоящей взрослой жизни. Когда на хлеб нужно зарабатывать не своими щенячьими глазками, а руками, потом и кровью. Работал мальчишка в компании своего дяди, и это была самая настоящая подстава и ловушка. С одной стороны, безусловно, к нему относились очень снисходительно, ведь он – кровь родственная. С другой стороны, если он подставит своего дядю, то и себя, ведь здесь как потопаешь, так и полопаешь, весь заработок сливался в общий очаг. А график совсем ненормированный, так как клиенты могут позвонить в любую минуту. Со старшим Северсом они дежурили по очереди, и сейчас была смена Джошуа.
Парнишка расположился за рабочим столом, усадив свою тощую задницу в кожаное кресло, а всей верхней частью тела улегся на стол. Подложив скрещенные руки под подбородок, Джош удерживал голову в таком положении, чтобы глаза от усталости не думали даже закрываться. Спать нельзя было. Вроде, и хотелось, но и не хотелось, одновременно. Такое состояние дико выматывало. Не хотелось включать телевизор, потому что глаза болели, поэтому Джош обратил внимание на радиоприемник, который стоял совсем рядом, на тумбочке. В кабинете был полный бардак, но сюда редко заходили потенциальные клиенты. И чтобы не вырубиться, мальчишка включил радио.
Сначала оно предательски шипело, а это как будто укачивало, вместо колыбельной. Покрутив ручку, Джошуа поймал какую-то волну, и решил дальше ничего не искать. Из динамиков полился приятный мужской голос, который что-то вещал. С облегчением выдохнул, потому что ни в коем случае ему нельзя было сейчас слушать что-то мелодичное. Прислушался к разговору, который никак не цеплял. Скорее всего, опять мусолят правительство, религию и все в этом духе. Северс же любил говорить только о чем-нибудь нейтральном, чтобы побыстрее распрощаться с собеседником. Как же молодой человек уже был приучен к современным технологиям, к тому, что радио или компьютер можно выключить в любой момент, прервать разговор на полуслове. Это удобно, конечно же, зато теряется мастерство живой коммуникации. [float=left]http://funkyimg.com/i/26qyy.gif[/float]
Неожиданно, ведущий сообщил о том, что им можно позвонить. До этой секунду Северс засыпал, постоянно вздрагивая, уже даже умудрился стукнуться коленкой о столешницу. А тут как-то оживился, откинулся на спинку кресла, протирая лицо руками. А что будет, если он позвонит? Пообщается с ведущим пару минут, а потом отключится. Можно ведь и компанию дяди прорекламировать, вдруг, появятся новые клиенты. Сейчас у многих свои машины, поэтому в перевозках практически никто не нуждается, но все-таки людей в этом большом городе достаточно много. На столе стоял телефон, Джош схватился за трубку, быстро набирая номер, который успел запомнить, передаваемый через радиоволны.
— Какой же я дурак, — тихо прошипел сквозь губы, прикладывая трубку старого телефона к уху. В эфире был кто-то еще, наверное, нужно было дождаться своей очереди. Это была реально тупая, даже глупая идея, звонить на радио. Зачем? Послушал бы дальше, чем живут ночные люди Сакраменто, скорее всего, у них жизнь намного интереснее, чем жизнь Северса.
В трубке были слышны гудки. Мальчишка раздирался между тем, чтобы остаться на линии, и между тем, чтобы слиться. Одна часть его сознания фырчала, насмехалась над своим хозяином. Другая же часть внимательно вслушивалась в то, что говорил ведущий через приемник. Это забавно, с какой-то даже стороны. Говорить в трубку и слышать свой голос из динамиков радиоприемника, как в детстве ощущение волшебства и магии. Зато вот такое вот ожидание вытаскивало меня из объятий сна, который сулил мне незабываемым отдыхом и приятным сновидением.

Отредактировано Josh Severs (2016-01-14 15:48:19)

+4

19

Недели накануне Рождества приводят студию в пустошь с электронными устройствами и слабо светящей лампой у места ведущего. Все отгуливают отпуска, заранее навещают родственников или улетают заграницу с любовницей, потому что двадцать пятого декабря жена будет с удвоенной силой будет пилить мозги за смену на радио. Я же вкалываю, чтобы этот праздник провести дома, правда, сейчас уже сомневаюсь, что так оно и будет – кажется, на почте и в личных сообщениях висело несколько приглашений.
Пока играет последняя композиция из автоподборки, я составляю примерный плейлист на время передачи, добавляю несколько бессмысленных загогулин на листе передо мной. Рука автоматически двигает несколько регуляторов на панели. Чат начинает оживать, сменяясь новыми никами и сообщениями. Приходит оповещение – заказ песни. Из огромного списка нахожу необходимую и ставлю на очередь.
— Смотрю, — музыка медленно затихает и сменяется моим голосом, — ночные слушатели не особо почитают дух Рождества, жареную индейку семейные посиделки у камина. Могу предложить хорошую альтернативу – сходите в праздник в приют для бездомных, помогите их накормить, — и это звучит достаточно саркастично, а я не особо стараюсь скрывать факта, что подобные планы на вечер вместо зажигающейся ёлки меня крайне веселит. Или это кокс. Два в одном. — Похоже, тут многим опостылели сопливые «Интуиция» или «Эта прекрасная жизнь» с приторными хэппи-эндами и обещаниями лучшего. Вёдра мороженого и мелодрамы о вечной и чистой любви оставьте на худшие времена, когда вас бросят. Санта Клауса не существует, да простят меня те, кто об этом не знал! — смешок сам собой подлетает к микрофону и вытекает из колонок чужих домов, квартир, машин, быть может, магнитолы, установленной на мотоцикле. Резко спускаю ноги на пол и сажусь с идеально прямой спиной на край кресла. — Поэтому лучшим фильмом на вечер будет «Санта на продажу» или «Тихая ночь, смертельная ночь» аж 84-го года. Поверьте в чудеса, — тихо смеюсь. — Послушаем тематическую песню, пока вы гуглите названия и сюжеты фильмов.
Отключаю микрофон и с широкой улыбкой откидываюсь на спинку, закидывая руки за голову и постепенно топну в мелодии, кажущейся слишком знакомой.
Ирландский, иначе и не охарактеризовать, ветер, врывающийся в распахнутую дверь, колышущий занавески на окнах и украшения над дверью. Огромная ёлка с игрушками, которые мы вешали всей семьёй, запах маминой стряпни, гвалт родственников, наши с Адамом споры о том, кто первым дотянется до верхушки ёлки и наденет алую звезду или белоснежного ангела. Мама всегда смеялась, наблюдая за нами, а потом обнимала нас и получала право самой выбрать игрушку. И особенные минуты в ночи, в мягком свете рождественских свечей танец с ней. Тогда чувствовали себя такими взрослыми и любимыми. И особенными. Издевательский смешок. Впрочем, внутри меня разлилось приятное тепло счастья и кайфа, сейчас было плевать на то, кем оказалась мать, и на то, кем являюсь я. Люблю кокаин за этот эффект абсолютного равнодушия к поганым вещам.
Забавно, если бы Адам слушал мои эфиры.
— Отличная композиция из моего детства, — выждав последнюю секунду звучания, тихо начинаю говорить. — Может быть, у кого-то есть отличные воспоминания из безмятежного периода? Может быть, как вместо бородатого старика под ёлкой вы обнаружили родителей? — очередной хохоток. — А у нас в студии целых два звонка, — нажимаю несколько кнопок и в студии одновременно оказываются два слушателя. — Доброй ночи! Как вас зовут?

+3

20

Резонно. И находчиво. Действительно не похож. Адам улыбается, смотря на уходящую влево дорогу и свет ярко-красных фар, не видя, что Скарлетт улыбнулась сама. Краем глаза ловит движение, смену позы - девушка опускает голову, словно рассматривает колени - и невольно делает на нём акцент, повернувшись. Смутилась собственных же слов, сказанных по делу? Странное предположение, но имеющее фактическое доказательство. Не могла же подумать, что подобное способно обидеть, будучи правдой? Запоздалая мысль, что, мол, они знакомы несколько минут, откуда незнакомке знать, что его потенциально может задеть, а что нет, вынуждает ирландца нахмуриться. Задуматься, насколько соотносимое по отношению к реальности впечатление он производит вот у таких девушек, как Скарлетт [интересно, есть ли у её имени сокращённая форма? даже если и была, то Адаму она заранее не нравилась; блондинка не создавала впечатление человека, которого захочешь называть сокращённо только потому, что у тебя мало времени или терпения; по крайней мере, ему такая людская мелочность казалось действительно вопиющей, свойственная, как он сам заметил за годы практики и работы журналистам, американцам; среди ирландцев редко когда встречались любители сократить, укоротить, разве что упросить, но это больше касалось житейского, бытовой жизни; все имена, пришедшие в ту минуту младшему из братьев МакНамара в голову, были изначально полноценные без желания и мысли придумать сокращённый вариант - Адам, Шейн, Айне, Рордан, Нора; надо же, первый раз за продолжительное время он не испытывает неприязни к своим корням], попутно вспоминая «Унесённые ветром». Вероятно, он видит эту девушку первый и последний раз в своей жизни. Скорее всего, так и будет, зачем старушке Судьбе сводить их снова, разве что в рамках одного города.

Тебе подходит твоё имя, Скарлетт? - брюнет откидывается на кожаную спинку сидения*, оставляет двигатель включённым, как и, соответственно фары ближнего света. Салон на подогреве передних сидений. Не так, чтобы пекло, но чувствовался комфорт. В университете он много читал, и не просто пробегался взглядом по страницам. Учился анализировать, зная, что это пригодится в дальнейшем. В этом плане Адаму всегда давали больше его текущего возраста. Учился в старшей школе - не спрашивали ID. Учился в институте - спрашивали об опыте работы. Он и не удивлялся, и не злился. К тому же ему, отчасти, льстило, что выбранным им курс отличается от того, что избрал для себя Шейн. Так их всегда было проще простого отличить друг от друга даже тем, кто провёл в компании близнецов всего-навсего один день. — Аристократичность, самостоятельность, если говорить о цвете, то красный. Откуда такие познания? На самом деле, всё очень поверхностно. И всё из того же учебного университетского курса, если не изменяет память, то второго. Тогда Адам читал очень много литературы, которую критики и общество признали «шедеврами». Он сидел ночами за письменным столом, игнорируя недовольное бурчание сонного Шейна, вернувшегося с вечеринки, и с интересом изучал главных героев, которых простые обыватели цитируют, запоминают, с кем им хочется, откровенно или подсознательно, себя ассоциировать. Была в этом списке и Скарлетт О'Хара, наверное, в первой тридцатке. Сейчас же, безусловно, был весомый шанс показаться блондинке сумасшедшим, сталкером, знающим много информации про редкие в обиходе имена. От подобной мысли ему захотелось посмеяться, но удержался - смех был бы лишним, а каким-либо образом усугублять ситуацию не хотелось.

Информация про собственное дело звучит из её уст настолько буднично, что и Адам невольно заражается этим настроением, хотя ничего будничного в подобном он не видит. Сколько ей лет? Выглядит моложе него, ну максимум двадцать пять [и то несколько лет накидывает из-за взрослого и серьёзного тона собеседницы, прямо так, как практически всегда делали в его адрес]. Адам подносит сигарету ко рту, затягивается, снова высовывает руку из окна, упираясь локтем в едва торчащее стекло. Не без интереса слушает и смотрит на Скарлетт, попутно обдумывая и тот факт, что у неё частный бизнес [какой?], и её вопросы, требующие, по факту, одного ответа. Сказать откровенное или ограничиться чем-то среднестатистическим? Хитрая ухмылка едва различима за сигаретным дымом. Она выглядит слишком милой, чтобы пугать её по-настоящему. Или, по крайней мере, Адам не чувствовал себя тем человеком, кому стоит выдавать страшные сказки на ночь. Не для этой героини. — Самокритика и честность. - Улыбается, дублируя то, что она считает достойным уважения. — Будучи критичным к себе, я чересчур критичен к другим. То же касается и честности. Просто у каждого качества есть две стороны. Heads and tails. Две стороны одной монеты. Невольно встаёт вопрос - какой стороной живёт он сам? Улыбка сходит на нет, МакНамара находит повод отвести взгляд - посмотреть на всю ту же самую пробку, докурить сигарету, щелчком оставить её на сухом асфальте под колёсами стоящей рядом машины, поднять стекло и сохранить едва уловимое искусственно созданное тепло в салоне. Положить правую ладонь на лакированный деревянный корпус руля, поднять левую руку к подбородку, опереть его о кулак. Смотреть вперёд, уловив движение где-то в начале вереницы. Слушать Скарлетт, заговорившей о журналистике. Со знанием дела, доказывая правоту ранее сказанных слов, что она действительно хотела погрузиться в этот мир. И с каждым её словом Адам понимал, немного, но достоверно, почему у неё бы не получилось. И почему она в итоге пришла к работе на саму себя. Журналистика действительно для таких, как сам ирландец. И его брат. Для иноземцев, в прямом или переносном смысле кочевников, несущих всегда с собой, в припрятанном от чужих глаз грудном кармане, всё своё богатство. Как не беги, не живи на разных сторонах, материал будет один. И всегда найдётся повод или живой человек, который, не зная истории, укажет на эти очевидные сходства.

О какой обиде речь? - Милая и забавная. Адам даже смеётся, переключаясь с паркинга. Машина на каких-то жалких полметра проползает вперёд. — Журналиста сложно задеть за живое. К тому же, ты права. Мне совершенно безразлично, сколько семей или пар я могу разрушить своей статьёй в журнал, а сколько, наоборот, создать. Скажу даже больше, - пауза, чтобы посмотреть на Скарлетт и поймать её взгляд. — Я всё понимаю. Но человеку, который хочет сделать карьеру в сфере журналистики, это понимание ничего не меняет. Как жидкость, вливаемая и выливаемая из сосуда. Она может испортиться, а может только подняться в цене, находясь там, но хороший материал не портится под натиском того, что внутри. Разве что его разобьют извне. — Красноречивый смешок. Смешок палача, который заносит руку над собственным отражением, хранящим в себе все слабости, мелочность и уязвимые места. — За ненадобностью.

Голос брата тихим шипением доносится из приёмника. Вкрадчивое ощущение, что он сидит за спиной, на пассажирском сидении, позади переднего. За водителем всегда сидел сам Адам. Чтобы видеть маму. За ней сидел Шейн. Чтобы быть ближе. Детская глупость, которая из-за банальной привычки стала чем-то обыденном и вросшим в кожу. Садясь в такси, даже сейчас младший МакНамара выбирал место за водителем. Говорят, оно самое безопасное. В случае аварии подсознательно подставляешь под удар бок, огораживая и себя, и пассажира сзади. Было ли принципиально Рордану, кто из мальчишек сидел за ним? В дождь, гололёд? А Айне?

И снова Скарлетт в нужный момент вытаскивает его из омута воспоминаний. Энный раз за всю продолжительность разговора. Адам был ей благодарен, ибо знал на собственном опыте - в тьму слишком долго смотреть нельзя. Её рассказ вызывает улыбку на губах ирландца, а детали добавили ему красок - ярких, смачных, делающих из простых слов настоящую картину и добавляющих поверх рисунка настоящие, человеческие эмоции. Почему-то ему так и казалось, что у этой девушки было хорошее детство. Ведь оно подобно фундаменту человека. А у Скарлетт осмысленность происходящего и стойкость ощущались даже в натуральной скромности и опущенном взгляде на колени. Она была любима и любила сама. Адам не знал, было ли это временным явлением или продолжалось до сих пор. Не суть важно. Важнее то, что было заложено в основу. В качестве фона её словам пролегла песня, заказанная брюнетом. Хорошо, что не разобрать слов, больше слышна музыка - хватит с него на сегодняшний вечер ностальгии, это уже выглядит смешно. — Если честно, у меня такого нет. Вспоминая детство, каждое Рождество было похоже на предыдущее и не запоминалось ничем выдающимся. Посему я бы тоже ограничился общим описанием. Детство, родители, брат, бабушки и дедушки. Все ждут чего-то нового, надеются на лучшее. В них самих, в мире вокруг. - Машина снова на паркинге, затылок снова упирается в спинку сидения.

Забавно. Журналист прячет свою сущность за блокнотом, радиоведущий - за голосом. Какие-то безликие профессии. - Получилось как-то больше мысли вслух. Он не собирался говорить это Скарлетт, давать ей почву для рассуждения или обсуждения. Однако неправильная подача материала самого факта его правдивости не исключала. Почему именно эти профессии? Что было всё-таки ценного, что нужно было прятать? И почему раньше Адам не замечал сей очевидный факт? Вполне возможно, что аналогия Скарлетт с профессией журналиста подтолкнула к этому выводу. И ирландец ловит себя на мысли, что это не случайно. Ое не отвечает блондинке «конечно, заказывай» - кивает головой и делает радио погромче, как только песня, заказанная им в прямой эфир, сходит на нет. Голос Шейна становится чётче, парень различает в нём нотки позитива, явно приподнятого настроения. Яркий контраст с тем настроением, в котором тот заваливается домой - раздражённый, не идущий на контакт, избегающий обсуждения планов. Хорошо, что на очереди два звонка. Адаму даже интересно, с кем коротает ночи его старший брат, пребывая в столь хорошем расположении духа.

______________________________________
* если нужна визуализация, то фото машины;

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » In the midnight hour