Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Happy New... Yeah!


Happy New... Yeah!

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

http://funkyimg.com/i/25CoU.gif

Участники:Alexa & Maxwell
Место: Везде по-немногу, в т.ч. и дом Алексы (и, возможно, аэропорт)
Погодные условия: типичная для декабря погода Сакраменто - никакого снега.
О флештайме:
Всякие чудеса случаются в новогоднюю ночь. Даже если ты в них не веришь, они могут дать о себе знать, когда ты вдруг решаешь позвонить Ей, поздравить с Новым годом и просто спросить "Как дела". Эти же чудеса могут притащить Его под двери Её квартиры и заставить говорить о том, о чем так бессовестно молчал.

Отредактировано Maxwell Gaal (2015-12-20 16:38:11)

+1

2

Это был нетипичный для меня способ отпраздновать Новый Год. И в моем случае нетипичный - это вовсе не означает "эксцентричный", в каких-нибудь джунглях или под палящим солнцем, обмахиваясь еловой веткой и в плавках аля "Санта Клаус". По сути, очень многие именно так и поступают, и в общем понимании это просто один из самых стандартных способов встретить Новый Год - организовать шумную вечеринку для тех, кто по каким-то причинам не хочет праздновать дома или оставаться в одиночестве. Я же никогда не представлял себе этот день как-то иначе, чем с семьей. А в этом году я вряд ли мог бы назвать сборище родственников семьей в полном смысле слова, учитывая, что среди них не было бы Тейта и что с отцом мы практически не разговариваем уже довольно долго.  Так что я решил сделать что-то внезапное - взять и внезапно согласиться посетить вечеринку одного школьного приятеля, который из года в год с завидным и непонятным мне упорством приглашал меня, с каждым годом, впрочем, рассчитывая получить согласие все меньше. В этом году я позвонил ему сам, для проформы спросил, как дела (искренне надеясь, что он не станет всерьёз перессказывать мне события прошедших лет, которые я пропустил) и ошарашил тем, что принялся уточнять, когда начало и куда мне подъехать, что лишь подтверждало серьезность моих намерений.
  Не то, чтобы я действительно хотел "зависнуть" с кучкой едва знакомых мне людей с непонятными для меня интересами, с которыми у нас общего было разве что желание не быть в эту ночь одиноким, как хер Адама, и торжественно прибухнуть под бой курантов. Но нужно что-то в этой жизни менять, я слишком застоялся на одном месте и слишком замкнул свой круг общения на людях, которые в последнее время все меньше во мне нуждаются. Так что, долой традиции, да здравствует шумная вечеринка! Как знать, быть может, мне еще понравится?

  Но мне не понравилось. Я честно пытался встрять в несколько живых бесед, запасся шутками, которые еще не успели обрасти бородой и мхом баянистости, чокнулся с несколькими людьми, еще с  несколькими просто выпил за компанию, даже нацепил какие-то дурацкие мягкие оленьи рога, чтобы не отставать от антуража, но увы, общего с этими людьми у меня не прибавилось. У них у всех были в запасе какие-то истории из разряда "а помнишь?", они понимали продолжение рассказов друг друга буквально с первых слов и начинали ржать, как стадо бешеных лошадей, тогда как я глубокомысленно тупился в потолок и раз за разом задавал себе вопрос: Что я тут делаю и действительно ли здесь веселее, чем было бы дома в компании Соломона, его замороженных мышей и, возможно, Пьюрфоя?
 
  И что-то как-то приуныл я, завтыкал неподвижным взглядом в улицу, на которой наблюдалось активнейшее движение - необычно активное, как для десяти часов, но вполне закономерно активное, как для новогодней ночи.  В конце-концов, каким бы унылым для меня ни был этот вечер, а этот день всегда был для меня каким-то особенным, символизирующим достижения прошедшего года, наполненный верой в лучшее завтра. И я, отвлеченный мыслями более теплыми и приятными, основательно так задумался о прошедшем годе и преимущественно о том, что в нем было приятного и знаменательного - раз уж мне не с кем сегодня было разделить эти воспоминания и торжественно поставить под ними печать бокалом шампанского, я мысленно обсуждал это с собственным блеклым отражением в стекле окна. Встреча с Алексой, - на этом моменте я опустил голову и уперся лбом в холодное стекло, в мельчайших деталях припоминая тот момент, когда она подсела за тот неудобный маленький стол на благотворительном мероприятии. Следующая встреча с Алексой. Еще одна встреча с Алексой. Что ж, вынужден был признать, что она явно лидировала среди теплых воспоминаний этого года. Жаль, очень жаль, что я не мог быть в этот вечер рядом с ней, - пожалуй, это именно то единственное, что могло бы исправить эту особенную ночь, которая угрожала мне стать особенной в самом плохом смысле этого слова. 
    Я и сам не заметил, как принялся листать в телефоне её фотографии, вспоминая, когда и при каких обстоятельствах был сделан каждый снимок, а потом, вдохновенно плюнув на то, что в какой-то момент решил просто больше не доставать её своими звонками и не надоедать своим вниманием, набрал её номер. В конце-концов, сегодня был удивительно благовидный повод побеспокоить её, осторожно постучаться в её мир, в котором мне не было места, сказать что-нибудь хорошее, спросить, как её дела и убедиться, что она в эту ночь счастлива. Слушая гудки, я отсчитывал удары собственного сердца, как-будто это все имело какое-то значение.
  - С Гоным водом! - радостно возвестил я, как только гудки прекратились и я услышал голос Алексы. Нет, я не имел права звучать, как грустная сосисочка, поэтому, для большего эффекта удалился от окна, которое стало любимым моим местом на сегодняшний вечер, и немного приблизился к народу - ровно настолько, чтобы это не мешало мне говорить, но чтобы Алекса на другом конце провода могла слышать шумные и беспорядочные переливы голосов. Мне казалось, что, не услышь она в моем голосе оптимизма, она бы всенепременно почувствовала себя неловко. По крайней мере, я бы в такой ситуации почувствовал бы себя именно так и, возможно ошибочно, я перенес это на Алексу. - С Новым годом, Алекса, то есть... - сбивчиво добавил я, вовремя сообразив, что прозвучала фраза как-то незнакомо.

Отредактировано Maxwell Gaal (2015-12-20 19:15:36)

+1

3

Они говорят, что Рождество – праздник семейный и тихий, а на Новый год можно и куда-нибудь сходить. По крайней мере, именно так написано на всех сайтах, рассказывающих о том, что такое Новый год в Америке. Вот только Алекс плевать хотела. Потому что для неё это в любом случае семейное время, когда хочется остаться дома, хочется вспоминать глупости и творить новые, погромить наряженную к Рождеству ёлку и перебрать фотографии. Она и так несколько лет не появлялась дома на праздники, чтобы себе в этом отказывать. А в этом году оказалось как-то неожиданно, что она празднует не просто не с семьей, а вовсе одна. Оказалось как всегда в последний момент, когда родители уже рассказали о своих планах (дома их не будет). Мило.
Или нет, ладно бы действительно одна, могла бы сказать себе, что празднует в этом году только Рождество, да счастливо завалиться спать, чтобы завтра побродить с утра по полуспящему городу, в то время, когда отмечавшие ещё не выбрались из мест празднования и не заполонили улицы, словно зомби. Но нет, она дома с кошкой и остатками виски, недопитыми парой месяцев ранее с Селин. Ладно, бутылка с виски просто укоризненно смотрит из угла кухни, но звучит всё равно чертовски паршиво, как глупая шутка в интернете про независимую женщину, а заодно прекрасная иллюстрация к апокалиптическим настроениям. 
Уборка – мамино «в новый год надо в чистом виде» - довольно успокаивающее занятие. Как маленький клубочек пыли исчезает в недрах пылесоса, как звонко ударяются внутри иголки, осыпавшиеся с еловой ветки, выступавшей у них вместо полноценной ёлки. На ветке – один ярко-красный блестящий шарик с кривоватым белым сердечком, выведенным белой гуашью. Ещё немного уборки – отмыть, наконец, пятна кофе от любимой кружки. Можно сколько угодно рекламировать супер средства, но ничто не работает лучше обычной соды.
В конце концов, она сдалась и налила себе в ту же кружку кофе с виски. Это не считается за выпивку в одиночестве, это просто ирландский кофе, популярный рецепт. Зато можно честно начать рождественской программе, звучащей на включенном на фоне телевизоре. Не новогодней, именно рождественской, вполне вероятно именно повтор рождественского вечера.
- Do they know it’s Christmas time at all?.. I don’t care about the present, I don’t need a Christmas tree! Na-na-na-na-na… All I want for Christmas is you!
Телефон на пару секунд мигнул экраном, показывая новое сообщение. Твиттер и массовое поздравление от любвеобильных и зависших в интернете друзей. Мило. Спустя минуту ещё сообщение, на сей раз личное – смазанные счастливые лица в праздничных колпаках, подпись «любим тебя!!! <3» И почему она сейчас не там, не танцует с ними? Ну правда, какого чёрта разнылась, словно оказалась всеми внезапно брошена и не могла потратить некоторое время, чтобы найти довольно приятную компанию на эту ночь? Эти вопросы не сильно помогают. Идиотка.
В темноте уютно. Наполненная мягким светом от маленькой гирлянды, бликами телевизора, светом с улицы, это не съедающая пространство темнота. Испуг едва касается своими лапами, и то когда она выключает свет в коридоре, где нет этих источников света, но тут же пропадает, стоит вернуться в комнату и наткнуться взглядом на пушистое существо, разлёгшееся посреди того самого места, которое до этого так успешно согревалось самой Алекс. Поэтому она упала на пол, прислоняясь к дивану спиной.
- Наглый комок шерсти, вот и как вы нами управляете? За тебя что ли? – Последний глоток уже не горячего, но вполне тёплого кофе и особенно сильный вкус алкоголя. С этим пора завязывать, никакого алкоголя в одиночестве.
Телефон зазвонил неожиданно громко, она дёрнулась, опрокидывая стоящую рядом чашку. У этого аппарата почти никогда не включен звук, и всё-таки он громко орал абсолютно незнакомый звонок. Что, так и звучит установленная у неё мелодия? Кто вообще звонит в такое время? И принципиальное – как она умудрилась задеть рычажок, выключающий звук?
С экрана смотрело улыбающееся лицо. Алекс не ставит фотографии сама, потому что ей и без картинки хватает информации о звонящем в виде имени, но она помнила, кто поставил эту картинку совершенно самостоятельно. И не могла понять, зачем ему звонить сейчас, зачем звонить вообще, если уж на то пошло? Но трубку всё равно сняла, на чистом рефлексе.
- Да? – В трубке шум голосов, музыка, кусочек счастья. Идиотка, напоминает себе она. Но всё равно не может не улыбнуться, слышу фразу. Слегка, но это напоминает о том беззаботном ощущении, которое возникает рядом с этим человеком. С Максом. А сейчас работает эта единственная фраза. Она вскочила с места и отошла к окну, присев на подоконник, разглядывая мигающие огоньки в окне напротив. Красно-зеленые в противовес обыкновенным нынче, да и у неё самой такие, белым.
- И тебя с ним же. Не ожидала тебя услышать. Как праздники? – Она честно купилась на эту странную способность вызвать улыбку одной фразой (да, возможно это случайная пьяная оговорка, но и в таком виде не все умудряются быть милыми) и не спрашивает «какого чёрта мы общались последний раз так давно» ну или «какого чёрта ты мне звонишь, если у нас обоих не найдётся на то времени». Даже почти не думает. Зато смотрит на завораживающие огоньки.

+1

4

Когда человек на другом конце провода улыбается, это слышно, это очень легко вычислить, хотя и не существует каких-то определенных критериев звучания голоса, присущих только улыбке. Наш мозг, он ведь удивительно устроен и обладает массой суперспособностей - замечать то, чего не видно невооруженным взглядом, ощущать то, что не имеет явных физических проявлений. И я знал, что Алекса улыбается, отвечая на мое поздравление, хотя и не мог сказать наверняка, адресована ли эта улыбка персонально мне, или же кому-то, кто находится в этот момент рядом с ней. О, как я завидовал этим счастливцам, не осознающим, должно быть, какое это счастье - быть в её жизни, видеть её улыбку, задорно и лукаво заигрывающую с собеседником ямочками на щеках!
   Почему я все-таки не перезонил ей в декабре, как только закончился злосчастный тягучий ноябрь, лишивший меня покоя и ориентиров, в каком направлении я хочу двигаться дальше, а Тейта - свободы? Потому что в октябре она дала мне понять, что не стоит так нагло пытаться втиснуться в её жизнь на позиции кого-то большего, чем просто приятель? Потому что я звонил ей каждый день, а получал в лучшем случае "Извини, я не могу?". Она была слишком хороша, слишком светла для такого типично женского вранья, поэтому моё сердце, истинно адвокатское сердце, находило ей такие оправдания, которые хотя и были довольно горькими,  но все же доказывали её полную и беспрекословную невиновность. Она не хочет подпускать меня слишком близко к себе, потому что ей нравится со мной общаться, но я неинтересен ей как мужчина. Закономерный и вполне логичный был вывод. И то, что по истечение месяца она вновь вспомнила обо мне и несколько раз позвонила, означает всего лишь то, что она сочла месяц перерыва в общении вполне достаточным , чтобы безопасно продолжать вести линию френдзоны. Уверен, у нее не было намерений помучить меня, Алекса не из таких девушек, я знаю. Просто нам действительно было довольно неплохо вместе (серьезно?! Довольно неплохо?! Да я переселился на седьмое небо в то время!).
  По правде говоря, будь у меня хоть малейшая возможность вырваться из тисков своих совсем нешуточных забот, я бы без всяких сомнений возобновил наши встречи. Вода камень точит, на первое время я готов был удовлетвориться френдзоной, а там - импровизация наше всё. Но я либо замечал пропущенный звонок ближе к ночи, либо терял его вовсе среди десятков других пропущенных.
   Почему я не позвонил потом, когда вся эта история с Тейтом закончилась? Я решил, что нужно меньше слов и больше действий, поэтому просто приперся с букетом цветов под больницу и дождался конца смены Алексы. Но она уходила не одна. И на следуюший день она была не одна. И ...я снова был лишним. Так что я... Нет, я не поставил точку, я просто сделал паузу, которую вот теперь решился наконец снять.
   Я не был на Алексу в обиде, ни в коем случае, поэтому был действительно безумно рад слышать её голос. И я улыбался в ответ:
- Да, и правда, кажется, прошла целая вечность с момента, когда мы последний раз виделись, - по крайней мере, для меня. Но это не звучит упрёком, скорее легкая  тоска обволакивает эти слова. - Праздники - просто замечательно! - вообще-то, я всегда считал, что врать не умею. Вот пожалуйста - новый талант, вся жизнь - движение! Эту фразу мне пришлось уже проговорить чуть громче, ведь я почему-то оказался практически в епицентре гулянки, с обеих боков зажатый людьми. Что я здесь делаю? Ах да, это вынужденная мера, ведь дверь там, на противоположной стороне от гостиной, и я должен пройти этот нехитрый квест, этот лабиринт хаотично разбросанных просветов между гостями вечеринки. - Я в этом году впервые попал на новогоднюю вечринку, представляешь? - я не пытаюсь заполнить какую-нибудь неловкую паузу в разговоре, я просто говорю то, что хотел бы рассказать другу, которого давно не видел. И это очень приятное чувство, оно бывает в общении только с такими людьми, как Алекса. - В смысле не первую новогоднюю вечеринку в этом году, а просто впервые в жизни,  - когда я пытаюсь делать два дела одновременно, обязательно получается чушь на всех фронтах. В данный момент я, пытаясь вспомнить, что у меня было при себе, когда я сюда шел, продолжал отчаянно городить всякую чепуху Алексе, при этом, собственно, миссию с поиском своих вещей тоже провалил. Зато зачем-то подхватил оленя-качалку (откуда он здесь, если детей в доме отродясь не водилось? Разве что какой чудак вроде меня и принес) и успел рассказать парочку забавных эпизодов, в которых я, вобщем-то, и участия-то не принимал. Но если бы принимал, мне, наверное, действительно было бы так весело, как я пытался это показать Алексе. - Довольно весело тут! Один парень, его, кажется, Эйдан зовут, притащил кучу игр - так похоже на университетские забавы! Кажется, он не догулял свое десять лет назад! Ай, ну его, какого для сдался мне этот Эйдан.. Лучше расскажи мне, каков твой рецепт Новогодней ночи, милая Алекса Уоллес? - да, ребята, простите, я сваливаю, скучно мне тут с вами, хотя и бухлишко рекою, и музыка долбит, и болтовни на любой вкус и цвет в изобилии.
   Как хорошо, что у тела есть рефлексы и мозг способен в обход сознания программировать его. Ты можешь идти и на ходу читать книгу - ноги принесут тебя, куда надо, а мозг подскажет нужный поворот. Собственно, я сейчас и не задумывался вовсе, куда иду. Мозг, он ведь плохого не посоветует. Если несёт домой, значит, так надо. А если не домой, то, значит, там мне быть нужнее и важнее?

Отредактировано Maxwell Gaal (2015-12-22 11:25:49)

+1

5

Sunrise Avenue - Little Bit Love
Это упрёк, сожаление, извинение, просто факт? Они давно не виделись. Если бы не фотография на экране телефона, она бы даже не сразу смогла воссоздать образ, закрыв глаза. Как на счёт такого давно, которое куда объективнее чётких цифр в днях и часах? Но фотография вот она, стоит только отвести на мгновение телефон и позволить экрану включиться. Улыбающееся лицо и так ловко вписавшийся значок красной трубки на подбородке.
Фраза про праздники слышна даже так, когда трубка убрана от лица, но всё же Алекс поднесла её назад, вслушиваясь в шум. И честно попыталась улыбнуться, но на сей раз вместо улыбки вышла усмешка. Кажется, после этого года понадобиться серьёзная праздничная терапия, что снова начать верить в эту фразу – «Праздники это здорово». Ей казалось в тот момент, что даже вся та толпа – счастливых, предавшихся беззаботным танцам людей, это всего лишь  люди, которым одиноко, которые вот таким странным способом ищут для себя способ спрятаться. Окружить показательно-преувеличенными доказательствами своего не одиночества. Да уж, если и накрывают грустные мысли, то сразу с головой, ледяной океанической волной, которые она терпеть не может.
- Неужели первый раз? Чем же ты занимался в молодости?.. А чёрт, я вспомнила, когда сама впервые оказалась хоть на какой-нибудь вечеринке, вопрос снимается. И как тебе развлечение?
Оконное стекло холодное, удивительно контрастирует с тёплым лбом, если им приложиться. Новогодняя ночь. Обещали даже чудесные холодные 32, которые ноль, системы фаренгейтов и градусов Цельсия путаются в голове, чертовы синоптики, которые начали употреблять обе! Может, если повезёт, лужи от вчерашнего дождя даже подмёрзнут. Едва-едва. Но это уже больше, чем в Рождественскую ночь. Конечно, она всю жизнь живёт в Калифорнии, но единственные праздники, проведённые среди снега и холода, доказали – вот оно, настоящее ощущение Рождества. Как можно наряжать ёлку и нацеплять колпак посреди пляжа и песка? Пальму ещё нарядите!
Она слушала Макса и думала, действительно ли она за этой короткой мыслью о погоде успела проморгать описание того, о ком идёт речь, или это на самом деле абсолютно не важный посторонний человек? Истории без преувеличения забавны, заставляют даже улыбнуться, если представляешь себя на месте происшествия, но в них так и не фигурирует сам Макс, она следила. Ну да, стал бы он звонить, только чтобы похвастаться, что стал главным героем вечера.
Эта меланхолия заставляет думать, что было бы действительно весело – не было бы этого странного звонка. Когда Алекс веселиться сама, она иногда забывает даже о том, что обещала кому-то позвонить, так затягивает её атмосфера. Но – не суди всех по себе, дорогая! Затянувшееся поздравление с новым годом для скучающих дам и не более.
- О, дорогой Максвел! – Поразительное ехидство на счёт официальных имён пробивает иногда любое паршивое настроение, надо признать. Ничего официального! Ещё бы полное имя разузнал для полного комплекта! - Мой рецепт новогодней ночи?.. Немного рождественских песен и попытки понять, достаточно ли я люблю свою кошку, чтобы стащить плед на пол и оставить диван в её единоличное расположение. Но в данный момент я и вовсе оставила поле боя, так что философский спор уже несколько устарел… Кс-кс-кс, - кошатина меланхолично повернула морду в её сторону, да дважды ударила по дивану хвостом. На этом уделяемое хозяйке внимание закончилось, ну и правильно, нечего отвлекаться на каких-то странных людишек, когда можно потянуться и размять лапы.
- А ещё проделываемые мной глупости никто не документирует на телефон. Так что я честно могу изображать пародии на самые глупые клипы, которые крутят сегодня по телевизору, и не обнаружить себя на завтра в топах местного ютуба! Моя бедная мама не переживет моей известности, – Умница, звучит правдиво и даже не жалко. И ведь совсем немного преувеличила, но уже достаточно, чтобы картинка превратилась в весёлый домашний вечер.
Она слышит, как шум на фоне смолкает и испаряется, и ничего не спрашивает. Так удобнее говорить, не приходится напрягаться, чтобы отвлекшись на секунду на что-нибудь, да хоть на девушку в окне, которая пришла погасить ей, Алекс, чудесные огоньки, да как она вообще могла?! Чтобы отвлекшись на эту девушку не обнаружить, что от тебя ждут ответа на вопрос, о сущности которого ты не имеешь понятия. Теперь шума нет, и каждая фраза заметна. А этот разговор ни о чём неожиданно скрашивает вечер, и потому Алекс не спрашивает.
- Мне кажется, два праздника это перебор. То есть не то чтобы я возмущалась, меня ещё и каким-то чудом не оставили дежурить ни в один из вечеров, но все целый год ждут и готовятся, и после первого праздника работают уже на остаточном заряде. А ведь предполагается, что надо отдохнуть и выходить уже на работу. То есть… Господи, это звучит как полная чушь, но ты ведь меня понял, да? – Мысли упрямо не тормозят и убегают вперёд, пока текст для произношения вслух всё ещё формулируется. – Возможно, поэтому почти все новогодние вечеринки, на которых была я, были очень странными.

Отредактировано Alexa Wallace (2016-02-16 21:54:49)

+1

6

Я так внимательно слушал, впитывал каждое слово, пытался представить себя там, рядом с нею, что иногда в разговоре жмурил глаза, словно это помогло бы мне лучше понять, вникнуть, вообразить. Кошка. Да, кошка. Кошка, плед, рождественские песни, какие-то до ужаса смешные и милые баталии между животным и хозяйкой и... Никаких других людей? Неужели все действительно так, Алекса? - я и не замечаю, как начинаю прибавлять шагу, то и дело поправляя оленя-качалку под мышкой. Тупая привычка, когда нервничаю, когда взбудоражен и мыслями витаю где-то далеко от того места, где нахожусь в реальности, подхватывать какие-то левые и совершенно ненужные предметы. Есть клептоманы, а есть я - я не ворую, я так... Подбираю, что плохо лежит, чтобы вернуть, когда приду в себя и обнаружу новую бесполезную штуку. Пару раз уже возникла мысль бросить оленя где-нибудь по пути, но совесть не позволяла - вещь не моя, значит, надо вернуть. Потом как-нибудь.
- О боже, - пародии на клипы заставляют меня остановиться и засмеяться, запрокинув голову. Жаль, что в Калифорнии так редко можно увидеть снег - мне бы хотелось сейчас ощутить на горячем/горящем лице, обращенном к небу, холодные прикосновения снежинок. Алекса, пародирующая клипы? - Черт, я бы все отдал, чтобы это увидеть! - нет, серьезно. Я бы снял это на телефон, но не для ютьюба, еще чего не хватало! Я бы просто мог потом смотреть и вспоминать эти чудесные моменты "с изюминкой и безуминкой". Я бы. Мог бы. Как позорно много этих "если" и "бы".
Такси. Кто бы мог подумать, что в новогодний вечер я смогу вот так просто, без долгого ожидания и бесконечных обещаний диспетчера получить в свое распоряжение машину! Мне не так уж часто везет в подобных делах - я обычно среди тех, у кого из-под носа уводят машину с шашечками, к кому обращаются с просьбой "молодой человек, умоляю, уступите мне такси!". И я среди тех, кто уступает. Именно поэтому я в основном езжу на своем транспорте. Но сегодня, казалось, мы - я и этот одинокий водитель, просто созданы друг для друга - я преодолеваю небольшое расстояние перебежкой, на всякий случай, чтобы не упустит такой удивительный шанс и не глотнуть выхлопного газа за уехавшим авто в самую последнюю секунду, - благо, в это время говорит Алекса и мне не приходится пытаться совместить бег с болтовней. Когда же я, наконец, падаю на заднее сидение, не заьыв удобно устроить рядом и оленя, звучит вопрос, на который я, конечно же, отвечаю полным и безапелляционным:
- Да, о да, конечно, понимаю... - но врать вот ТАК без особого резона я все же не умею, поэтому, смутившись, исправляюсь: - Нет, если честно, не совсем, - просто пониманию некоторых вещей очень мешает расстояние, не видя выражения лица, взгляда и других мелочей, которые договаривают за нами те слова,, которые по каким-то причинам потерялись, бывает сложно понять мысль. К тому же, в то время, как Алекса говорила, я упаковывался в такси, так что, думаю, меня можно извинить за такое невнимание.
Почему мы стоим на месте, у нас ночь резиновая, или как? Ах да, я ведь не назвал адреса. Прикрываю динамик ладонью и быстро диктую, куда ехать, в аккурат подоспев к тому моменту, как Алекса заканчивает говорить.
- Господи, что за зверства эти ночные дежурстсва! Нет, если, конечно, вдуматься, то, выпав ночью, скажем, с окна... Нет, возьмем случай реальнее - выпав из воронки телепорта ночью, и сломав себе что-нибудь, я бы все же хотел получить квалифицированную помощь от очаровательного доктора, - о, я это вслух сказал? - ладно, я помню - интерна. Но работать по ночам, да еще и в праздники, когда, наверняка, добрые друзья, от всего сердца желая передать тебе частичку своего веселья, шлют фоторепортажи с места события, а ты можешь сделать селфи разве что с чьим-нибудь гипсом, замотанным в гирлянду... Кстати, скажи честно, у тебя есть какое-нибуль такое фото? - прижимаюсь лбом к окошку такси. Приятное ощущение, если бы еще не шла вибрация от движения машины...
На улицах полно народу, они двигаются неровными кучками, словно сотрясая улицу своим смехом. И много- много огоньков провожают меня своим пёстрым сиянием. Больше всего в новогодних праздниках я люблю именно сияние множества огней всевозможных размеров, цветов, мощностей и назначений, и такси мчит меня сквозь этот коридор блеска и праздничности туда, где на другом конце провода она. Пародирует клипы, обнимает кошку, кутается в плед и делает еще сотню таких мелочей, о которых приятно думать, но видеть которые еще приятнее.

Отредактировано Maxwell Gaal (2015-12-24 10:14:22)

+1

7

Неразборчивая фраза на фоне попала ровно на её собственную фразу. Слышно только тройку в конце – адрес, номер телефона? Это всё равно её не касается, но этот невольный интерес к диалогу, в котором ты не принимаешь участие…
И она честно беззвучно хихикнула на «более реальный случай». Кто бы ещё мог такое ляпнуть? Действительно, люди каждый день выпадают из телепорта, по статистике это самый распространённый способ получения травм!
- Эй! – Обычно она бы возмутилась этому «очаровательный доктор». Нет, это довольно мило звучит, а заканчивается тем, что молодых девушек никто не воспринимает всерьёз, и Алекс не спускает такое даже в качестве шутки. Но это Макс и… Он просто так общается, именно с ней? Она сама не знает, почему, но возмущение только лениво потягивается, напоминая, что вообще существует. «Эй, я не доктор, я только учусь» - и то сильнее.
- Ну, напоминаю тебе, что это моё первое рождество после окончания универа, и я так и не получила ночного дежурства, так что понятия не имею, как развлекаются сегодня ребята на смене. Я бы спросила, но боюсь получить в ответ фотографию со скальпелем в руке и обещанием убить меня за такую насмешку! – На самом деле расписание составляли весьма благосклонно, и ребята, у которых не было особых планов, иногда даже добровольно вызывались. Она могла бы быть сегодня там, помогать с идиотами, которые не умеют читать, как запускать салюты… - Хотя пару дней назад у нас был прекрасный папа с маленькой дочкой. Она нацепила ему на гипс несколько ёлочных шариков и долго выспрашивала, нет ли у нас какого-нибудь лекарства зелёного цвета, чтобы её папа мог полноценно изображать ёлочку! Не уверена, что фотография у меня, а не у Коры в телефоне, подожди секунду… - Но она включила громкую связь, открывая фотоленту, не желая пропустить ответ. Фотография у неё всё же есть – слегка смазанная и, пожалуй, совсем не понятная без всей предыстории, и к тому же это селфи! Но девочка так просила, что повод отказать не нашлось. Алекс на волне настроения кинула эту фотку Максу, возвращая телефон в обычный режим.
От мыслей о таких маленьких праздничных моментах становится тепло. Алекс уже с улыбкой снова подумала «идиотка». Но эта часть, бившаяся в истерике, потому что ей одиноко именно в этот день, на новый год – она прячется. От тёплых моментов, от телефонного разговора с мистером «я заставляю тебя улыбаться». Человеческая психика работает так странно. Наверное, стоит закончить разговор и вернуться к тому, что было – вернётся и состояние.
Ну уж нет. Алекс спрыгнула с подоконника и попыталась изобразить нечто странное, прижимая телефон ухом к плечу, подхватывая кофту, брошенную на диване, а затем второй рукой собирая упавшую ранее чашку и отлетевшую ложку. Определённо, именно в такой последовательности действий есть глобальный недостаток в логике. Особенно если после этого понимаешь, что надо бы выключить ненужный пока телевизор, молчаливо показывающий клипы. Они и так обычно не являются шедеврами художественной культуры, а уж в беззвучном режиме представляют собой и вовсе видеоряд шизофреника, перемешанный с мечтой эпилептика. Только в этом случае в рождественской упаковке.
- И я бы поспорила с тобой об устройстве телепортов, почему это сразу воронка? – эта фраза не в тему разговора, не в тему мыслей, но это ведь серьёзный вопрос – почему именно воронка? Из всех возможных вариантов телепорта?
Она даже не заметила тёмный коридор, так и не включила за собой свет на кухню, правда, там пришлось включить хоть маленькую лампу, висящую в углу, без неё трудно разобрать, где вообще находятся предметы. Пара невымытых тарелок в раковине – честное слово, это никак не противоречит уборке, потому что тарелки были поставлены туда позже и формально могут считаться частью новогоднего ужина, а значит, и убраны могут быть завтра. Она бросила на стол кофту, чашку к посуде и включила на мгновение воду, перехватив телефон рукой и наблюдая целое мгновение за тем, как в разлетевшихся от ложки каплях бьётся тусклый свет.
Чайник под руками уже едва тёплый, так что упражнения по акробатике продолжаются в виде необходимости одной рукой удержать чайник, набирая воду. Рука дрожит.
- Ай! Прости, чуть не уронила на себя чайник, - она всё-таки попадает им на подставку, и тут понимает, что ляпнула, - холодный! Там холодная вода!

Отредактировано Alexa Wallace (2015-12-24 18:21:59)

+1

8

Да, конечно, она ведь только начинает свою профессиональную карьеру, и все эти рабочие байки, которыми с годами обрастает память любого специалиста, и особые воспоминания, которые в большинстве своём понять могут только коллеги, это все у неё впереди. Единственное, на что я сильно надеюсь, связанное с этим самым "впереди" - это чтобы за этим всем не последовало разочарование. Не думаю, конечно, что Алексе это действительно светит - с трудом представляю себе ситуацию, в которой она вдруг осознала бы, что травматолог - это на самом деле не тот, кто помогает разобраться со всякими поломками в костях, а тот, кто помогает эти самые кости наиболее качественно ломать. Так что не думаю, что у меня есть повод для беспокойства.
  И как же мне хотелось все эти два чертовых бесконечных месяца услышать какую-нибудь такую историю, которая заставит беспричинно улыбаться и еще на миллиметр приблизит меня к ней! Я хочу знать сотни, тысячи таких её историй,  из которых фрагмент за фрагментом выстроится наиболее полная картинка её личности, всего её существа с мечтами, целями, недостатками и прочими составляющими того, что принято называть душой.
    Мы проезжаем еще один поворот - остается совсем немного до дома Алексы, пешком я дошел бы, пожалуй, за пол-часа, не больше, но мне не хотелось даже эти полчаса, такие несоразмерно смешные по сравнению с двумя (почти тремя!) месяцами, дарить кому-то или чему-то другому - например,  созерцанию собственных ботинок, ритмично вышагивающих по улицам, и даже огонькам, которые я так люблю. Хотя я точно знаю, что эти полчаса мы могли бы говорить без остановок и неловких пауз и они в любом случае не прошли бы зря.
  Я с легкой светлой завистью рассматриваю присланное изображение, предусмотрительно включив громкую связь на тот случай, если вдруг Алекса опять скажет что-то сакраментальное, после чего нужно будет честно ответить на вопрос "Ну ты меня понимаешь?".  И если я опять не буду понимать, то встанет вопрос другого плана: А не тупой ли я? Ну или "Умею ли я слушать?", хотя природная самокритичность настаивает все же на первом варианте. На изображении нелегко рассмотреть что-либо, но я знаю предысторию, и никакие смазанные пиксели не помешают мне понять всю прелесть присланного памятного снимка.
   Я всегда хотел иметь дочь. Нет, ну может, конечно, не буквально всегда, но точно задолго до того, как познакомился с Алексой, так что это не был примитивный загон в духе "Она мне только улыбнулась, а я уже придумал имена внукам и связал им парочку ужасных свитеров с оленями". Так что я благоразумно смолчу о своих заветных мечтах - не хочу быть неправильно понятым. Если Алексу так напрягла моя явная симпатия к ней, как к девушке, то после такой информации она вряд ли вообще захочет связываться со мной и моими далеко идущими планами.
   Я завис на несколько секунд, рассматривая и сохраняя фото, в трубке слышалась возня и, прежде, чем я успел решить, как наиболее нейтрально съехать с темы отцов и детей, Алекса озарила такси своим внезапным вопросом о форме телепорта. Я тихонько засмеялся, выключая громкую связь, поймал на себе взгляд таксиста в зеркале и гордо отчеканил:
- Да, мы эти... Гики, помешанные на всяком таком. Мы верим в Доктора Кто, Тардис и телепорты! И в Доктора Хауса. В Менталиста чуть меньше, - финально добавил я и пояснил Алексе: - Я... - в такси, еду к тебе, - не один здесь И твой вопрос о воронке вызвал недоумение. Короче говоря, вернемся к нашей зарождающейся дискуссии. По поводу воронки... - слова "Уронила","на себя" и "чайник", собранные в одно предложение, способны, между прочим, нехило так пнуть под ребра! Пояснение Алексы их, правда, нейтрализовало, но мысль я на время потерял. - Поздно, чудо. Поздно оправдываться. Я уже поседел на пол-головы! Но ты если ставишь чайник, то воды набирай на две кружки, вдруг кто-нибудь из телепорта к тебе вывалится... - и я вовсе даже не намекаю на себя - я же на вечеринке и мне здесь чертовски весело! Ах да, телепорт. Обе темы были чрезвычайно увлекательны, но тему с чайником я поспешил замять, чтобы моя рекомендация не выглядела достаточно серьезно, иначе это могло всё испортить. Ладно, не всё, но уж сюрприз - наверняка. - Так вот, телепорт и его форма. Я не совсем точно выразился, просто не думаю, что есть какое-то конкретное понятие, которое выразило бы мое представление о том, как он выглядит. Знаешь, что-то типа...полосы в пространстве с разводами вокруг вроде водной ряби. Эдакий шов, который расходится во время телепортации. Согласен, воронка - не самое подходящее слово. Но как назвать иначе? Шов в пространстве? Или...ширинка? - последняя версия вызвала у меня сдавленный смешок и я машинально поднес руку ко лбу, прикрывая глаза в жесте "фейспалм". Нет, ширинкой это точно называть не стоит, хотя раскрывающаяся полоска замочка-молнии, пожалуй, была наиболее близкой к моему представлению.
   Максвелл Гаал. 31 год, адвокат. Рассуждает о форме телепорта с серьёзным видом и не знает, что скажет девушке при встрече, которая состоится уже через пару-тройку минут. А чего добился ты?

+1

9

Не один? Никаких больше шумов вечеринки на фоне, никаких голосов, перебивающих и комментирующих разговор, наверное, вышел с вечеринки с кем-то… Нет, она не будет спрашивать. У него ведь есть причины разговаривать именно с ней о таких странных вещах, а не попрощаться после поздравления, наверняка есть?.. Нет-нет-нет, даже не думай ни о какой простой вежливости, которая не даёт положить трубку, всегда можно сказать, что тебе надо срочно бежать, потому что без этого кто-то бросится с моста или утопится в рюмке, а ты можешь его спасти. Она бы даже поверила. Вместо этого он гордо сообщает, что меньше всего верит в самых не преувеличенных героев - Хауса и Менталиста, да как можно было Хауса вообще отнести к этой категории? Сериал, который вдохновил столько людей стать врачами! У них в университете преподаватели убивать были готовы, когда спрашивали о причинах поступить в медицинский, а слышали про сериал, будто бы это недостаточно важная причина для вдохновения! И его - в списке со всеми остальными?!
  Но действительно, почему бы кому-нибудь не свалиться ей на голову из телепорта? Удивительное продолжение грустно начинавшегося вечера. Воды в чайнике уже до краёв, но Алекс послушно потянулась не за одной, а за двумя чашками, и снабдила каждую пакетиком. Глупо, конечно, но вторую она всё равно может выпить позже, не пропадёт же эта взятка неведомому существу из другого мира, которое обязано свалиться на голову? Может, конечно, и просто человек, но тогда никакого интереса от использования такого прекрасного прибора перемещения! Или неведомые существа берут взятки печеньками? А, может, сырым мясом или какой-нибудь ментальной энергией?..
  Пятно на столе от не слишком аккуратно пролитого кофе отдалённо напоминает то, о чём говорит Макс. Целую половинку дыры от телепорта, которая возникла прямо посреди стола. Как может облако напоминать ребёнку какую-то форму, если не ещё более отдалённо, но это милое совпадение всё равно бросается в глаза. Если гость собрался вылезать именно оттуда, ему стоит быть довольно маленьких, иначе он рискует застрять!
  А в следующую секунду она уже смеётся, закрыв глаза в настоящем выражении фейспалма. Ладно, она прекрасно знает, что Макс вовсе не это имел ввиду, что прошлая мысль уже давно ускакала в глубины памяти, а заодно, что её смех достоин худших представителей американских тупых комедий, но… Он что, серьёзно только что говорил про гостя, сваливающего из телепорта, а теперь сравнивает этот телепорт с ширинкой? Умница. Но она просто не может заставить себя не смеяться. А через несколько секунд, успокоив первый порыв, представляет себе огромную космическую молнию, которую по всем законам жанра должно заесть, и бедный несчастный путешественник так и останется барахтаться одной ногой в своём телепорте, а оставшимся телом посреди звёзд!
  - Ага, огромная молния из космоса нападает! – Алекс потихоньку закончила смеяться, хотя это определённо достойно отдельной картины, эх, умела бы она рисовать! - Окей, мистер Гик, но ведь мы представляем так телепорт только потому, что так представил его кто-то, и это стало традицией. Ведь на самом деле у нас никакой даже похожей штуковины. Но мне всегда нравилось представлять, что если он всё-таки будет существовать, то не как неведомая магия, а как придуманная человеком вещь. А в таком случае будет похож на то, что мы любим делать – больше металла, рамок, коробок и кнопочек переключения. Если представить себе что-нибудь приближенное к науке – предмет, ну или человек, пропадает в одном месте и появляется в другом. Будто собирается заново из той информации о его теле, которая была. То есть конечный пункт телепорта должен быть изолированной стерильной камерой. Такие обычно рисуют в форме яйца огромного…  Я слишком глубоко и задротски копаю, да?
  Огромная табличка «Зануда» уже мелькала в голове, словно  неоновая вывеска из Вегаса, но она любила, нет, ОБОЖАЛА эту тему, ещё когда была в школе. И однажды даже устроила спор с учителем физики, после которого выслушала, что с такими заучками-задротами никто не любит общаться. Ох, «дорогие сердцу» одноклассники, вы даже не подозревали, насколько не правы...
  Она бросила взгляд на чайник и поняла, что отвлекшись на разговор, даже не нажала кнопку. Полтора литра холодной воды к услугам любителей своеобразного чая. От нажатой кнопки он мгновенно загудел, и Алекс поспешно отодвинулась в сторону коридора, чтобы слышать хоть что-нибудь из трубки. В эту секунду дверной звонок напомнил о своём существовании поразительно громким звоном (используют его примерно пару раз в столетие, так что Алекс успела отвыкнуть, и на это столетие резерв уже исчерпан, кажется).
- Ох, подожди секунду, я сейчас!

+2

10

С одной стороны, это очень даже удобно, когда ты умудряешься вот так невзначай, сам того не желая, вполне удачно пошутить. Хуже, когда выдавливаешь из себя шутку за шуткой, неловкие, нелепые, и над ними смеются разве что из вежливости - и это настолько очевидно, что от этого вдвойне неловко. Так что, хотя мне и бывает немного стыдно за то, что мои слова в очередной раз прозвучали как-то не так, с другим смыслом, смех ни в каком разговоре лишним не бывает - в серьезном разрядит атмосферу, а ссоре - отвлечет и, собственно, сведет к шутке, в дружеской беседе будет приятной приправой. Так что я охотно отсмеялся вместе с Алексой и научный спор продолжился, хотя назвать это спором было бы сущестенным преувеличением и искажением фактов - по большей части я был вполне согласен с Алексой. Не потому, что я - влюбленный осёл и готов подтвердить, что черное - это белое, квадрат - это овал, а Джастин Бибер (да простят меня фанаты... ) - настоящий мужчина, если только Алекса посчитает такое положение вещей единственно верным. И не потому, что я просто легко меняю свою точку зрения под влиянием чьих-то взглядов. Просто в целом именно таково было мое представление о телепорте, если говорить о нем, как о чем-то реальном, как о потенциальном достижении науки и техники. А ширинка (кстати, я уже потом сообразил, что имел ввиду не столько ширинку, как замок-молнию) - это так, сущая метафизика. Кстати, после слов Алексы мне пришло в голову, что где-то я слышал о чем-то таком, или даже видел, хотя и не исключено, что этим авторитетным источником был какой-нибудь сериал вроде Теории Большого Взрыва.
- Эй, нет, копаешь ты, можно сказать, к самому корню, но если это - задротство, то я не прочь быть задротом. Во всяком случае, это весьма интересно и увлекательно, - как по мне, то задрот - это отнюдь не оскорбительная характеристика. Для меня задрот - это тот человек, который слишком поглощен предметом своих интересов, чтобы отвлекаться на такие мелочи, как общественное мнение, мода и прочие составляющин стадного инстинкта. И быть увлеченным чем-то "слишком"-это гораздо лучше, чем не увлекаться и не интересоваться ничем вообще. - Так вот, твоя точка зрения, знаешь, как по мне, то вполне похожа на правду. Я сталкивался с таким взглядом на процесс телепортации, хотя не помню, где именно, - такси тормозит и сердце от неожиданности подпрыгиват чуть ли не под самое горло. Прижав телефон плечом к уху, ковыряюсь в кармане в поисках денег, но разговор, между тем, продолжается: - Но знаешь что? Не смотря на то, что рассмотрение под таким углом делает телепортацию уже не просто фантазией, а возможным достижением будущего, что само по себе достаточно круто, меня немного пугает суть такого процесса. Выходит, - Макс из такси выходит. И олень-качалка с ним выходит. - ты как-бы расщипляешься в пыль в одном месте и тебя "собирают" заново в другом с помощью переданной досконально полной информации о тебе. Это как клонирование. Но... Меня пугает сам факт, само ощущение того, что там, по другую сторону телепрта будет уже кто-то другой, не я. Кто-то с полностью моим геномом, воспоминаниями, мыслями и даже, возможно, шрамами... - я не даю себе даже шанса на размышления и звоню в квартиру, потому что знаю - если задумаюсь хоть на секунду, чтобы ответить себе, зачем я здесь, ждут ли меня здесь, и главное  - что я скажу, когда откроется дверь, я не найду ответов и не позвоню. Но я уже сделал это, и слова Алексы еще на шаг приближают меня к нашей встрече. Сердце обезумевшим зверем мечется в клетке из рёбер, я волнуюсь, словно школьник, я считаю в уме, сколько может быть шагов от кухни до двери, и сколько, соответственно секунд мне осталось. Но, чтобы не прерывать наш занимательный разговор, я, стараясь сохранить прежний тон, что получается у меня так себе, продолжаю: - Это будет кто-то другой, но не я,  - столько еще мыслей на этот счет заклубились разом в голове, подняв образный гвалт, шум и пыль, а когда открылась дверь, они все разом замерли. Не осталось ни единой, которая изъявила бы желание прийти мне на выручку.
   Вот она, Алекса, здесь, совсем рядом, стоит передо мною, а я не могу даже воспользоваться альтернативным способом общения - тактильным контактом, обнять так крепко, как только возможно, не причиняя ей боли. Потому что я знаю - не смогу обнимать, как друг, как просто весёлый чудак Макс; она уже сбежала от меня единожды по этой причине - потому что я перестал довольствоваться просто дружбой и захотел чего-то большего, и не хочу, чтобы сделала это еще раз.
  - Привет! Я тут слегка промахнулся с телепортацией. Никак не привыкну к управлению... Вообще я планировал материализоваться прямо за столом, - крайне сложно продолжать говорить об этом, сглатывая едва ли не через слово, говорить в том же тоне, - все это получается из рук вон плохо. Никуда не спрятать этих паршивых ноток виноватости, и взгляд мой исподлобья, хотя и наполнен безграничным обожанием, слишком напряжен для просто визита просто друга.

+1

11

От звонка в дверь в середине новогодней ночи заранее не ожидаешь ничего хорошего. Звонкое дурное предзнаменование. Может, в доме что-то случилось и потолок уже через мгновение поспешит обрушиться на её неповинную голову, и её хотят предупредить. Может, кому-то стало плохо, и соседи, уже знающие, что «тут живёт врач и к ней можно пристать, если нужна помощь, она не откажет» естественно, не стали ехать в больнице или вызывать скорую.  Может, полиция, праздники всегда особенно полны разными нехорошими событиями.
О нет, она бы не хотела об этом думать. Только не улыбаясь мгновение назад своим мыслям и собеседнику в трубке. Но профессиональная деформация уже добралась своими липкими лапками и до неё, периодически давая о себе знать. Она вылезает исподтишка, когда ничего не предвещало, переключая в режим подозрений и активного реагирования, и не даёт победить извечному человеческому желанию, чтобы несчастье, о котором известно, случилось не с нами. Почему-то именно на врачей такое самоубеждение почти не работает.
Алекс вздохнула, заставляя себя придумать другую ситуацию. Ту, в которой мисс Майерс из квартиры напротив принесла кусок пирога за недавнюю помощь (вообще-то с её стороны действительно было бы неплохо поблагодарить!) Или, ну может, доставка подарка. Это, конечно, весьма самонадеянно, ну кто бы мог, но довольно популярно в этом году. Это почти сработало. Даже улыбка, почти погасшая от мелькнувших идей, вернулась на своё место
В коридоре пришлось включить свет. Потому что пугающая темнота это точно не то, что она хотела бы сейчас получить. Просто в топе списка «чего мне не хватает для счастья» - чтобы пугающая темнота исчезла раз и навсегда, не было большее вообще такого понятия. Но за дверным глазком темно. Она пыталась, как положено по инструкции выглянуть, посмотреть, но ровно чёрный цвет – не самая узнаваемая фигура. Дальше в той самой инструкции стоял вопрос о том, кто там, но эта инструкция явно не для тех, чей лучший друг – самонадеянность.
- Да уж, это определённо будешь не ты, - именно под эти слова она распахнула дверь.
Надо признать, последний диалог получился весьма забавным, а ещё довольно недвусмысленным для Макса. Это определённо будешь не ты на другой стороне телепорта, собираясь заново, молекула за молекулой. Это будешь не ты с той стороны двери, маленькой границы её квартиры, глядя так, словно тебя заставили появляться на пороге в самые неожиданные моменты, и тебе заранее неловко, что хозяйку квартиры даже не спросили.
- У меня под столом прикреплён ящик, так что на самом деле там меньше места, чем кажется. Имей ввиду, если решишь там появиться, - вопрос о формулировке фраз явно не к мозгу. Мозг пытался осознать тот факт, что Макс больше не в телефоне, который она всё держала в руках, успев убрать от уха, так что оттуда смотрело ещё одно лицо. Он – напротив, в двери. В чёртову половину одиннадцатого тридцать первого декабря стоит в дверном проёме с оленем-качалкой в руках. Потому что… Она понятия не имеет, почему. Он определённо был на вечеринке, а её собственное чувство одиночества не звучало так отчаянно, что кто-то бы решился приехать, просто обычное настроение, она уверена. И всё же он стоит напротив. И выбирая между «какого чёрта?» и «господи, спасибо тебе!» выбор очевидный – сделать шаг вбок и пропустить в квартиру.
- Чаю? Он поставлен на двоих!
Но нагло себя обманывать она бы просто не смогла. Нет, ей тепло от благодарности и нежности, потому что этот новый год и так бы ассоциировался у неё только с одним человеком, что и без того довольно странно. А теперь он напротив, по каким-то своим чёртовым причинам, но он угадал. И в ответ грудной монстр активно ворочается – хей, он не просто приехал, он ведь приехал к тебе!
- Хотя если ты действительно хочешь взять за привычку телепортироваться на мой порог, нам понадобиться система опознавания, что на этом конце телепорта действительно ты. Не помню, чтобы я приглашала каких-то клонов или аналогов, - «но я приглашаю тебя». – У них тоже есть привычка появляться в сопровождении животных?
Она толкнула дверь за Максом, отмечая щелчок, с которым та закрылась. Кажется, телепорт временно не работает.

+1

12

Спасибо. Нет, правда, спасибо тебе за то, что ты такая. Спасибо за то, что не спрашиваешь с порога "Что ты здесь делаешь?" - черт возьми, глупый вопрос был бы. Что делаю? Стою, очухиваюсь после телепортации, что же еще. Оленя вот еще держу. Но этот вопрос задан не был, избавив меня от необходимости нести еще больше чуши (да куда уж больше!), смущаться, пытаться найти странные, ненормальные причины, идиотизм которых будет очевиднее очевидного. Спасибо, что тебя не раздражает мое появление здесь, посреди твоего уютного одиночества (а мне оно действительно кажется уютным и ты совсем не выглядишь человеком, которого оно хоть сколь-нибудь напрягает).
   Я благодарно улыбаюсь кривоватой улыбкой на одну сторону в ответ на приветствие Алексы, которое и приветствием-то сложно назвать, да и нелогично было бы, в конце-концов, учитывая, что наш разговор ни на секунду не прервался с того момента, как я неуверенно, споря с самим собою, набрал её номер.
- Чаю...Да, чаю, конечно, - рассеянно соглашаюсь, проходя в квартиру чуть бочком. Можно наконец избавиться от моей ноши и поставить оленя-качалку на пол. - Сомневаюсь, что у тебя такое водится, но вдруг? Оолонг молочный. Если нет, пью всё, включая воду из-под крана и даже воду из аквариума, если рыбки там... впрочем, нет, воду из аквариума не пью.
  Да, я совсем не прочь заиметь такую привычку - даже больше скажу, мне кажется, именно за этим я сюда и пришел, чтобы получить разрешение на свое появление здесь не только по большим праздникам. Не могу сказать, что за отсутствием такого разрешения я бы перестал появляться. Нет. Теперь ни за что на свете. Никакая сила не заставит меня отказаться от удовольствия видеть её, даже если каждый раз мне придется собирать волю в кулак и сжимать зубы, чтобы растянуть губы в улыбке (но я знаю, что таких крайностей не будет - рядом с ней мне не приходится притворятся, что мне хорошо, потому что это правда, даже если мои действия крайне ограничены дружескими рамками).
- Запомни, - на этом моменте те несколько шагов, которые я уже сделал в направлении кухни, резко закончились остановкой и поворотом на пятках на 180 градусов. Таинственность и серьёзность интонаций как бы говорили о том, что намечается немалая заварушка, и данная информация всенепременно будет иметь стратегическую ценность. - Если я когда-нибудь появлюсь каким-нибудь нормальным способом без явных признаков вроде оленя-качалки, топора или, скажем... чего-нибудь еще странного, то это совершенно наверняка - не я. Хорошая подделка, качественная копия, но не оригинал, - в какой момент пришла уверенность в том, что я здесь не зря? Откуда взялась вся эта бравада и решительность? Как давно в голове закопошились слова, самостоятельно выстроившись в то, что я хотел сказать?
  Оказавшись наконец в кухне и дождавшись хозяйку, я по-свойски скидываю куртку, шарф, который, в отличие от первой, брошенной на ближайший стул, остается в моих руках, и уже совершенно другим тоном безапелляционно сообщаю:
- Хочу кое-что тебе сказать, - так себе начало, но мне ли было жаловаться на слова и мысли, если еще недавно я понятия не имел, как вообще смогу начать разговор об этом? - Надеюсь, это не испортит праздничного настроения, - саркастическая усмешка. На самом деле, думаю, в какой-то степени действительно может подпортить то, что начиналось так легко и просто, без всякой амурной возни. Но я уже начал и пути назад нет. Вру, есть, но я не дам себе этого сделать.
  Я накинул на нее свой шарф и, все еще сжимая в кулаках оба его конца, будто бы опасаясь, что без  такой подстраховки-аркана Алекса попросту сбежит, набрал в грудь побольше воздуха и, пока в там не загнездилась позорная трусость, начал:
- Выслушай меня до конца, хорошо? - в глаза смотри, нерешительный придурок! Не поверх её макушки, куда хочется едва ли не с отеческой теплотой чмокнуть, не на кончик её носа, и уж тем более не на губы и не в потолок. В глаза тяжело, практически физически тяжело. - Не думаю, что чем-то тебя удивлю, сказав, что с первой же нашей встречи влюблен, как мальчик. Мне кажется, даже вывеска с неоновыми буквами  более двусмысленно говорит о чем-либо, чем говорило мое поведение. Хочу, чтобы ты знала: я не собираюсь быть навязчивым прилипалой, от которого нет спасу. Должно быть, я слегка перегнул палку в сентябре, чем и оттолкнул тебя. Я буду стараться, обещаю, быть хорошим другом, просто другом, хотя, наверное, всегда буду верить в чудо, - что ж, по-видимому, главное было начать, теперь слова сыпались из меня, как мелочь из карманов, когда висишь вверх ногами. Хотелось бы верить, что это все же не тот случай, когда себя можно сравнить с разбитой копилкой, из которой тоже высыпалась вся мелочь. С каждым словом говорить становилось все легче. - Ты мне очень дорога. Может, прозвучит и преувеличенно, и излишне "громко", но это так, несмотря на то, что нашего знакомства было всего ничего. Я здесь, потому что для меня больше невыносимо быть на расстоянии. Мне нужен этот допинг тебя, понимаешь? - даже улыбаюсь - без сарказма, без каких-либо тяжелых чувств - так, как улыбнулся бы в разговоре о телепорте, о машине времени и тысяче других вещей, о которых я могу говорить с ней вечно, если только предоставится такая возможность. Наверное, этот гипнотический взгляд её глаз дает такое ощущение анастезии сердца. В конце концов стало уже совсем легко говорить, пришло полное умиротворение и спокойное осознание того факта, что ничего страшного и ужасного не происходит. Нет ничего ужасного или даже унизительного в невзаимных чувствах, хотя все мы с подростковых прыщей привыкли считать именно так. Поэтому ведь девчонка никогда не признает симпатии к мальчику, пока не будет знать наверняка, что её не отвергнут. Мальчикам, правда, внушают еще и то, что они обязаны делать первый шаг (и это правильно, я считаю), но это совсем не отменяет того, как он себя чувствует. - Ты же позволишь мне увидеть, как ты пародируешь клипы? Или мне стоило не отпускать такси... То есть, не закрывать телепорт, я хотел сказать... - вообще-то, самое время хоть ненадолго заткнуться. Дать отдышаться себе, дать ответить ей. Хотя, по сути, я и не требовал никакого особенного ответа, кроме разве что чего-нибудь нейтрального в духе "Ладно, давай, что ли выпьем за Новый Год"? Так мне было бы легче - если бы я увидел, что мои слова не причинили ей беспокойства и всё идет, как надо и куда надо. Чтобы все было как раньше. Моё безнадежное обожание, её уютность, легкость и дебаты о возможном и невозможном.
   Давай закончим на этом. Ты улыбнешься, дав мне в качестве утешительного приза полюбоваться на ямочки, играющие на твоих щеках и мы продолжим. У меня есть еще много чего сказать. О телепортах, разумеется. Обо всем остальном я уже сказал.

0

13

А она опёрлась на стену, наблюдая за Максом, а заодно за оленем, который попытался качнутся, как ему положено, но наткнулся носом на стену. Хорошо, что некоторым людям можно ничего не говорить. Конечно, ты можешь войти, можешь кинуть свои вещи и порыться в моём холодильнике. Не спрашивая отдельно. И ей показалось, что за сегодняшний разговор и за свои собственные ощущения теперь, такая благодарность слишком маленькая, слишком незначительно описывает. Но – конечно же, Макс может проделать всё это. И ведь она может войти во вкус таких приветствий, требовать каждый раз что-нибудь новое – хоть с парашютом радом с домом приземляйся, но будь добр, удиви, а то на порог не пущу. Пожалуй, было бы довольно забавно однажды заявить так при встрече – ты не мой Макс, ты выглядишь слишком цивильно! При одной из следующих встреч, да…
Алекс всегда боялась таких слов для начала разговора. Когда что-то хорошее нуждалось в таком вступлении, как «хочу поговорить» или «мне надо что-то сказать»? Нет, за ними всегда скрывается что-то не то. Обиды, глупости, чьи-то расстроенные чувства и плохие новости, и она почти готова возмущаться и вернуться в то состояние, что было, говорить и кричать «нет, не смей, если это действительно может что-то испортить, то оставь это хотя бы до завтра!» Потому что ей, не верящей в чудеса, нужна хоть эта маленькая магия – зимних праздников, нельзя сначала дать её, а потом отобрать! И признаётся самой себе, что сердце стучит так, что она чувствует, слышит его стук, быстро-быстро, потому что ей действительно не всё равно. И эта поза, созданная специально для поцелуев зимой в парке, а не для разговора посреди кухни…
Шарф слегка колючий, и сбившиеся под его напором волосы щекоткой прошлись по шее. Хороший способ перестать нервничать по поводу разговора. Когда тебя удержали, почти как объятиями, только немного больше свободы – трудно сказать что-то ужасное. И в этот момент подумалось, что она знает, о чём будет разговор. Или сама надеется, потому что этот глупый организм как обычно не спрашивает, а только запоздало ставит в известность – знаешь ли ты, моя дорогая, что уже попала? Как ей, чёрт возьми, понять разницу? Ладно, пусть она  знает, и она кивнула – конечно, дослушает всё, что ей хотят сказать. Смотря в глаза этому человеку, чертовски зелёные, ну нельзя же так на самом деле.
Она не сказала, что ей бы не помешала неоновая вывеска, переводящая ощущения на язык привычных мозгу букв, потому что она сама в таких вопросах не эксперт. И при первой встрече она подумала о том, что эта была вполне милая заинтересованность, а всё прочее – подыгрывание ситуации – детям, лепке, игривому настроению. Но видимо, он был серьёзен. Это могло бы даже испугать, знай она с самом начала, а теперь только непонимание, как то, что он скажет, сможет испортить настроение?..
Она не сказала ещё и о сентябре. Потому что её взгляд, очевидно, сильно отличается от того, что Макс уложил в своей голове, перекраивая факты в угоду собственной теории. Сентябрь был слишком не таким, как она привыкла видеть в отношениях. Ну как привыкла. Полагаясь на огромный опыт пары человек, а ещё того, какие романтические фильмы считаются абсолютно нереальными – так не должно было быть. Но это слишком – оно и подкупает. Даже эта речь – слишком, как в тех самых романтических комедиях, над которыми она всегда посмеивалась в смысле «так ведь быть никогда не может». А теперь напротив стоит Макс и говорит речь несчастного влюблённого, и она клятвенно обещала дослушать до конца, и не может сказать ему, что он вообще ничего не соображает, зато их таких слепых двое, а это уже неплохое начало. Два сапога пара и прочие банальности специально под ёлочку не заказывали?
Она честно постаралась сделать свою улыбку мягкой, не насмехающейся. О, это была потрясающе глупая речь, давно такого не попадалось, но она не смеётся над Максом, нет! Это для самой себя – тебя любят, дурная ты голова, ещё помнишь, что это такое, как это и что тебе теперь положено делать? – Не уверена, что помню клип, но я вполне могу изобразить All I Want for Christmas Is You, что думаешь? – Ну же, давай, соображай! Но нет, верить в способность распознавать намёки после такого, это надо найти сверхчеловека, не нервничающего и действительно верящего в то, что можно признаться кому-то в чувствах и стать с ним настоящими друзьями. Алекс вот никогда не верила. Поэтому она улыбается, даже маленький смешок издаёт, и теперь, наконец, действительно её очередь отвечать.
Таких высоких людей нужно запретить, они портят всю интригу. Пока делаешь полшага вперёд, пока поднимаешься на носочки, потому что иначе может уткнуться только в грудь и там счастливо улечься. И всё-таки так гораздо красноречивее, чем всё, что она сможет сейчас сказать – короткий поцелуй, буквально одним прикосновением губ, рука, скользнувшая по щеке. Чтобы потом опуститься назад и сказать: - Идиотина. Зато моя идиотина! – Она не может, не хочет говорить «я тоже». И не потому, что это неправда. Но она смотрит наверх, и… «Видишь, что ты натворил? Я могу сказать что угодно, людей вообще много говорят, но смотри, я не могу подделать такой взгляд, я не могу подделать то, как бьётся сердце – ты удивишься, но это не художественное преувеличение, оно действительно начинает биться быстрее. Ты магическим образом превращаешь меня в романтическое существо». Но ей безумно неловко за что, что она не может просто взять и сказать «я тебя тоже», чёрт возьми! Хотя он-то даже не говорил ту самую фразу, но это было довольно красноречиво и без неё. Пусть он подумает также про её выходку, ну пожалуйста!
Вернуть полшага назад, оглянуться. Как ни странно, чайник никуда не убежал, чтобы оставить их в одиночестве.
– Я понятия не имею, что за чай ты там заказывал, зато есть обычный зелёный. Не уверена, дотягивает ли он в твоём рейтинге до воды из аквариума… Устроит? – Дальше по законам жанра должно быть «жили долго и счастливо», особых инструкций не прилагается. И что ей теперь положено делать? Делать вид, что всё идёт как и должно было? Продолжить предыдущий разговор, как ни в чём не бывало, только теперь зная? Где чёртова инструкция? Ах, ну да, она ведь уже ляпнула это вслух…

Отредактировано Alexa Wallace (2015-12-31 17:40:30)

+1

14

Такие девушки, как Алекса, просто созданы для того, чтобы признаваться им в любви. Не то, чтобы у меня был огромный опыт и было, с кем сравнивать... С Романой все получилось само собою и я обошелся без подобных ситуаций, не было необходимости вот так официально и торжественно что-то ей объяснять, неловко мяться и предлагать стать парой. А до Романы я был стеснительным молчаливым юношей, который вообще не считал нужным обнаруживать свою симпатию к кому бы то ни было, потому что занятие это было в корне бесперспективное. Но я просто не могу себе представить, как говорил бы подобное кому-то другому. А Алексе смог, и это было даже не так трудно, как казалось, потому что когда на тебя смотрят эти сияющие глаза - смотрят с таким теплом, кажется, что ты можешь абсолютно всё, и вот это выражение "свернуть горы" (или шею? неважно...) - оно не лишено правдивости.
   Я, видимо, настолько основательно переключился на серьёзную волну, что сообщение Алексы о клипе, который она готова для меня изобразить, было воспринято со всей буквальностью, без учета смысла песни и даже её громко говорящего названия. Да, у меня талант. Я яснее ясного вижу то, чего нет на самом деле, но в упор не замечаю очевидного. Я просто вздохнул с облегчением, сделав вывод, что таки да, все в порядке, можно расслабиться, никто не собирается спроваживать меня домой после подобных чувствовыявлений,  и я ничего не испортил своими словами (не знаю, как мне в голову вообще пришло, что могу испортить, но иногда я так не уверен в себе и своих поступках, что, глядя на все это со стороны, хочется основательно всыпать звездюлей самому себе). А потом, пока я сосредоточенно соображаю, что мне делать дальше, что сказать и как вообще я представлял себе продолжение этой беседы и собственные дальнейшие действия, Алекса делает шаг навстречу и, пока мой рассудок просто таки мечется в панике (представляю картину маслом из мультфильма "Головоломка", где все основные чувства в мозгу устраивают полный хаос и беготню), делает нечто, что заставляет меня задержать дыхание. Застыть, будто это поможет остановить время на этом моменте, увековечить его и ни за что не дать смениться чем-то другим. Я лишь немного подаюсь головой навстречу её ладони, как это обычно делают коты, стоит вам поднести руку к их голове. И даже когда короткий поцелуй прерывается и рука её возвращается на место, кажется, я всё еще чувствую эти прикосновения. Я так и застыл - с вытаращенными глазами, с чуть склоненной головой и медленным, осторожным дыханием. На вопрос о чае я начинаю отвечать абсолютно машинально - это включается автоответчик, и говорит он бесцветным голосом, только потому, что просто должен отвечать, пока хозяин тупо пялится на некую восхитительную девчонку, парализовавшую одним своим поцелуем.
- Оолонг...Это такой полуферментированный чай... - подключаем все ресурсы, мозгопедию, что там у нас еще есть в арсенале, для чего не требуются застывшие в эйфории чувства? - Ну знаешь... Срывают листья чая, на солнце они ферментируются, пока зеленый чай не станет черным. А тот, который недоферментирован, это и есть оолонг... - в это время, пока язык мелет хотя и не абсолютную чушь, но уж точно то, что сейчас не имеет ровно никакого значения, я пытаюсь думать, соображать, делать выводы. Это такое странное ощущение, когда все как-будто бы очевидно, но ты просто боишься поверить во что-то настолько хорошее, от чего потом будет очень горько отказываться, если вдруг окажется, что ты слишком уж раскатал губу. Но хватит уже бояться. Прекрати, Макс. Ты уже переборол себя раз, сделай это еще, достаточно уже муроводить. Рискни же наконец стать счастливым идиотом! ЕЁ счастливым идиотом. Она правда это сказала? Или это у меня в голове спуталась документация из отдела мечт и реальности? - Вообще, это не принципиально должен быть оолонг, бывает и просто зеленый чай, вымоченный в молоке. То есть, я не столько люблю именно оолонг, сколько чай, вымоченный в молоке, так что я и просто зеленый ... ТВОЙ? - наконец я сумел вырубить долбанный автоответчик и в этот момент внутри как-будто что-то щелкнуло, переключилось в другой режим, в режим невероятной реальности. - Ты сейчас сказала "Твой идиотина", мне не послышалось и я... ничего лишнего себе не придумал? - эй, нельзя ТАК слишком счастливо улыбаться. Макс, прекрати, скулы сводит! - короткий смешок, превращающийся в нервный смех, я наконец выпускаю из рук треклятый шарф и тру лицо ладонями, пытаясь наконец понять, КАК я умудрился потерять столько времени, не сказать ничего раньше и, соответственно, НЕ УСЛЫШАТЬ этого раньше? Да что за бабскость такая-то - сам придумал себе сценарий, сам его развил до нужной точки драматизма. Но похер, никогда не поздно скомкать лист с бездарной сюжетной писаниной и размашистым почерком дописать счастливую концовку. Скорее даже не концовку, а счастливое начало новой истории. Истории нового Макса. Я за талию притягиваю Алексу к себе - непривычно решительным жестом, уже не волнуясь, что она запротестует и скажет "эй, ты что это надумал, руки прочь!" и просто крепко обнимаю, целуя в висок - чертовски неудобно одновременно и обнимать и целовать - когда девушка тебя ниже на целую голову, тут уж выбираешь что-то одно. По крайней мере, в такой вот "позиции". - Маленькая моя, - это слово, "моя", оно как новый фрукт на языке, непривычно на вкус, но чрезвычайно сладко и приятно, хочется повторять ещё и ещё, но я уж сдержусь - думаю, у меня будет еще масса поводов произносить его на разные лады, с разными интонациями, в разных ситуациях, но одной-единственной девушке. Лучшей. МОЕЙ. - Господи, я и правда, наверное, такой идиот!

+1

15

Нельзя так улыбаться, выслушивая мини-речь о чае, Алекс, совершенно точно нельзя! Это могло бы быть интересно в каких-либо других обстоятельствах, она никогда не задумывалась даже как делается самый обычный чёрный чай, но только не сейчас, ей плевать, она даже не запоминает, только механически пропускает в голове слова – это всё ещё не то, что она ждёт. Но смотреть – интересно. Когда тебе уже нечего боятся, нет шансов, что сейчас ей скажут, что это розыгрыш или она всё так поняла, или собственный организм выскочит с транспарантом «добилась? Молодец, а мне больше и не надо» - всего этого не будет. Она никуда не торопится, есть время подождать, замечая, как выражения лица понемногу меняются – удивлённое, странное и слегка похоже на инопланетянина – в ровную маску, а она расплывается, наконец-то в улыбку, вот оно!
Алекс не может не улыбаться сама, её переполняет теплое ощущение, расплывающееся в груди, от того, что они два таких медлительных идиота. Ладно  Макс, она не знает, почему он вообще выдумал себе в голове такую странную теорию, почему решил, что ему отказали, почему вообще всё – она его одновременно прекрасно понимает и не понимает вовсе. Прекрасное сочетание. Но она сама, надо же быть мозгу таким странными. Пока все нормальные люди влюбляются быстро, подруги постоянно рассказывают «я увидела и поняла, что это оно», она всегда думала, что что-то не так. То ли они обманываются, то ли она. Почему надо, чтобы накрыло, чтобы было грустно до полного ужаса одиночества, чтобы он пришёл, и только потом подумать «Помнишь вот того паренька, с которым не сложилось? А вот с ним было хорошо, у него талант переворачивать всё с ног на голову и делать тебя счастливой – разве тебе не это нужно? Ах, это ты сразу поняла? Ну, вот теперь я тебе сообщаю, что это не просто нужно, а именно в его исполнении. И ещё поцелуи и всё прочее по списку – можешь раздобыть себе табуреточку из Икеи, чтобы не задирать так высоко голову каждый раз. Кажется, это было в каком-то фильме…»
Шарф падает на неё и руки сами тянутся поправить – пусть лежит ровно. Алекс на секунду опускает взгляд вниз, чтобы мгновенно снова посмотреть Максу в глаза и кивнуть – ничего не придумал, всё так и было. Она тоже идиот, и тормоз, как уже успела самой себе подробно изложить, но это, видимо, заводской брак, а по гарантии менять отказываются. Зато дали в качестве компенсации решимость – зачем ходить вокруг да около, когда можно попытаться и сделать? Тем более после такого признания, когда её точно не собирались оставить в ситуации «я люблю тебя - спасибо». А ведь Макс был готов даже на это, странно подумать. И это ещё одно осознание того, что он говорил не просто так – она и так это знала, конечно, но это обречённое согласие хоть на что-нибудь! Кажется, она задолжала целую гору положительных эмоций, за каждое «он делает меня счастливой», которое придёт на ум. Вести счёт так глупо, конечно, это вообще в цифрах не измеряется, но она ничего не может поделать с этим ощущением, что она должник за свой медленный мозг, который не может просто сразу взять и понять, чёрт возьми.
Но Макс не даёт вернуть хотя бы маленький должок ещё одним поцелуем. Может, в этот раз чуть более долгим, а не тем единственным касанием, которым она ограничилась. Вместо этого она оказывается в объятиях и чувствует лёгкий поцелуй в висок. И ведь даже не может его вернуть, стоя так, только успокоится, расслабиться, сплести руки у него за спиной и не говорить ничего по поводу «смотри, кого ты пригрел на груди». Если бы можно было сохранять мгновения и возвращаться с ним позже, как воспоминания в Гарри Поттере или как отправную точку сохранения, которая бывает в играх, с которой можно потом начать – она бы сохранила именно этот, сейчас. Ей даже не хочется возмущаться слову «маленькая», хотя оно и заставляет взбунтоваться, что она уже большая, что забота ей приятна, но она может о себе позаботится и сама! Но этот бунт не сейчас, когда её так держат. Маленькой она тоже может побыть. Его маленькой – уж точно.
Она поднимает голову наверх, и чтобы говорить приходится самую малость отодвинуться дальше и перестать прижиматься щекой к Максу. Зато на него можно посмотреть, - Ага, ещё какой. Но, во-первых, нас таких двое. А во-вторых, мне нравится. А ещё у меня есть мега важные вопросы, тоже два. Первый – какие у тебя планы на новый год? Твоя лекция о чае была познавательна и это, наверное, вкусно, - если бы слушала её на самом деле, а не думала о том, какие ямочки появляются на лице Макса, когда он улыбается, и что в сочетании с твоими собственными можно устроить в генах настоящий провал в щеках… В общем, тогда можно было вдохновиться, - но пить его целый час это несколько перебор, пожалуй. И второй – закрыл ли ты за собой телепорт? Если мне на голову свалится ещё кто-нибудь, моя психика этого не выдержит! – она хихикает и на секунду совсем крепко стискивает Макса в объятиях, договаривая самой себе «вполне достаточно, что на мою голову свалился ты, и надо сказать, для моей психики и этого действительно вполне достаточно».

+1

16

Просто уму не постижимо, как такой отвратительный (ну по крайней мере, насколько это вообще возможно для такого оптимистично настроенного идиота вроде меня) новогодний вечер способен в считанные секунды превратиться едва ли не в самый лучший день моей жизни - загадывать не буду, действительно ли он таков, но то, что меня сейчас переполняло счастье до самых краев и грозило начать фонтанировать, сорвав "крышечку" с головы  - это факт. Я правда уже успел забыть, как это бывает. Я так давно не влюблялся, что сейчас этот момент - как будто впервые в жизни, как будто учишься дышать полной грудью заново, познаешь каждое фееричное ощущение со всей жадностью и пылкостью, на какую способен разве что какой-нибудь не оперившийся сопляк. Но, как было доказано мною опытным путём, не только подростки способны ощущать крышесносные чувства, волноваться, трепетать, открывая врата новых отношений. Даже если тебе чертов тридцать один год, ты всегда можешь начать всё сначала и пройти путь от влюбленного идиота до человека с устаканившимися, более зрелыми отношениями, заново. А я был твердо намерен это сделать. Вот, кстати, она - разница между чувствами в пятнадцать и чувствами в тридцать один. В первом случае ты живешь только сегодняшним "да" (и в этом тоже есть своя прелесть), тогда как во втором строишь планы и знаешь, что в будущем все будет только лучше, сильнее, насыщеннее, если только сумеешь все сохранить и перевести на следующую ступеньку, не останавливаясь лишь на конфетно-букетном  недолговечном периоде.
  Словом, я был счастлив. Я сжимался изнутри в маленький комок концентрированного восторга, переваривая сладкую мысль о том, что сейчас в моих объятиях она - Алекса Уоллес, замечательная, чудесная, неповторимая Алекса. Это неправильно - ощущать некую благодарность кому-то за то, что он рядом с тобой. Я знаю, что так быть не должно, потому что отношения - это обоюдные чувства, где никто никому не делает одолжения, но тем не менее, мне пока было сложно избавиться от противной крамольной мысли, нелегально поселившейся в моем мозгу, пустившей там корни едва ли не с момента нашей встречи - мысли о том, что я - не тот человек, которого может любить такая девушка. Что за самоуничижение, откуда оно взялось во мне - в целом вполне самодостаточном человеке, понятия не имею, и ей-богу, уж теперь-то я с ним расправлюсь в два счёта, потому что сейчас и здесь - да, я ТОТ человек, который рядом с нею.
    Я с трудом сдерживаю себя, когда Алекса чуть отстраняется, чтобы удобней было говорить. Смотрю и не верю, всё еще не верю, что нежность в этих задорных угольках глаз предназначается мне:
- Начну со второго, - решительно и серьёзно киваю, словно в самом деле серьезно нацелен произвести детальный анализ каждого вопроса и обстоятельно ответить на них едва ли не в письменной форме и с печатью вышестоящей организации. - Видишь ли, у этого устройства был ограниченный лимит телепортаций. По правде говоря, эта штука была вообще одноразовой. И я потратил свою поездку. Думаю, цель была стоящей, а? Как считаешь? Потому что, если бы я добирался к тебе каким-нибудь более прозаичным путем, я бы по пути сто раз передумал,  струсил бы, - фу-фу-фу, Макс! - Напридумывал бы себе, что ты кого-нибудь ждешь - я, знаешь ли, мастер городить всякие такие домыслы. Так вот , можешь не сомневаться, через мой телепорт к тебе точно никто не попадёт, он, можно сказать, запечатан навеки. А касательно планов... - какие к черту планы? Ну кроме плана сделать тебя счастливой и никогда не отпускать (в разумных пределах). - Пока из ближайших - только оди...- я даже не удосужился закончить слово, потому что, случайно зацепив взглядом её губы, уже просто не смог думать ни о чем другом. План номер один - поцеловать её наконец. Поцеловать так, как все это время хотел. Так, чтобы закрепить каждое сказанное слово и договорить то, что не поддавалось описанию. Поцеловать, чтобы окончательно убедить себя - да, я могу это сделать, потому что это, черт возьми, моя девушка. Быть может, чересчур жадно и внезапно, но я не могу иначе - я так долго этого ждал. Комок эмоционального экстаза в груди увеличился в размерах и, казалось, заполнил всю грудную клетку. Кто-то говорит, что от счастья ощущает себя невесомым и готовым взлететь? Что ж, у меня все не как у людей - я наоборот ощущаю себя чугунным, неспособным сдвинуться, застывшим во времени.
  Отстраняюсь нехотя, но со счастливым осознанием - я смогу делать это еще  много раз:
- Так вот, о чем мы там говорили? Планы на новый год? Если глобально - провести его с любимой девушкой, - говорю с шутливой важностью и официальностью, будто бы речь идет о неком третьем лице. - Ну а если скатиться к подробностям, то... Неплохо было бы слепить снеговика, выпить шампанского, сделать пару новогодних селфи с оленьими рогами, - и да, с этой всей вознёй я ведь совершенно не подумал о том, что явиться в новогоднюю ночь к девушке без подарка - моветон, ну да ладно, сделаем скидку на то, что происходящее в последний час было сплошной беспощадной импровизацией. - Ах да, у нас ведь нет снега! - люблю Сакраменто. Все здесь хорошо за исключением того, что черта-с два под новый год сможешь замутить себе маленькую снежную сказку в стиле типичных романтичных киношек. - Можем... отправиться куда-нибудь, где есть снег, хочешь? - на самом деле, я вроде бы как шучу - с большей вероятностью можно было бы раздобыть бутафорский снежок, если уж сильно нужно, но... кто знает? Может, и не шучу. Когда рядом с тобой девушка, слепившая на благотворительном мероприятии рукожопа и обсуждавшая с тобой телепорт со всей серьезностью настоящего научного диспута, твоя непредсказуемость и готовность пойти на любую авантюру набирают такую силу, что никакое здравомыслие и полудохлое занудство не способны повлиять на дальнейший ход событий.

Отредактировано Maxwell Gaal (2016-01-03 17:00:08)

+1

17

Она так увязла в этой шутке, что уже почти на самом деле хотела возмутиться тому, как можно тратить возможность одноразовой телепортации на такие мелочи. Для обычных дел есть машины, такси, общественный транспорт, а телепорт – это спасение мира, какая-то возвышенно-глобальная цель. И нечего сваливаться в мысль о том, может ли считаться спасением всего мира спасение чьей-то личной вселенной, и насколько оно в таком случае должно быть глобальным. Например, спасти от навалившейся грусти девушку в новогоднюю ночь – это Максу зачтётся за глобально важное? А она бы сама потратила на такую цель единственную возможность? И она знает, что да, особенно ради кого-то близкого, но на самом-то деле – просто да. Вот в этот момент она и напомнила себе, что речь идёт только о шутке. Никаких настоящих телепортов у неё за дверью, к сожалению.
Может, вместо этого поговорить о чтении мыслей или единодушии взглядов? Потому что он, наконец, прекращает говорить и целует её. И, наверное, это она ещё такой маленький романтик, и это рано или поздно пройдёт, но в её голове поцелуи не совмещаются с переживаниями и лишними мыслями. Верный способ дать себе передышку – на какое-то время или даже надолго, если удастся не включить мысли заново, когда поцелуи закончатся. Она делает ещё шаг назад, уступая, прежде чем упирается в столешницу – вот так определённо удобно не падать назад, когда у человека такие собственнические намерения. И она поддаётся, добавляя к ощущениям чудесную возможность на самом деле чувствовать себя маленькой – это чертовски приятно!
Она распахивает глаза на мгновение раньше, чем приходится отстраниться, и успевает разглядеть его лицо с этого странного ракурса и расстояния. Когда смотришь так, в любом лице есть что-то ненормальное, мелкие детали, которые обычно никто не даёт разглядывать – как забавно накладываются друг на друга ресницы, например…
И очевидно, табуреточка ей всё-таки пригодится. Или можно забраться на стол или подоконник и уже оттуда не так тянуться вверх. Или снова научиться носить каблуки – но этот вариант глупо будет смотреться на её собственной кухне – домашние тапочки на каблуках для особо комплексующих и никуда не дотягивающихся.
- А я уж было подумала, что у тебя такие шикарные планы на Новый Год, как ты продемонстрировал. Помнишь же, наверное, про традицию встречать новый год поцелуем, которую обычно люто презирают все, кому не с кем целоваться? – она улыбается, склоняя голову на бок. Ну а что, она тоже так делала, закатывала глаза, когда кто-то особо нежно встречал Новый год в компании, и ей даже самую малость за это неловко. Но раздражаться на парочки, когда сама одинока, а потом мстить из противоположного лагеря – вечный круг отношений, «пусть первый кинет камень» и всё в таком духе. А всё потому что нечего вываливать это на всех окружающих. Вот как они сейчас – дома, наедине… – Снег это звучит так хорошо, что даже не верится. Я его так давно не видела, что скоро начну считать за сказочный элемент или заговор тех, кто делает рождественские открытки и фильсы. Но, увы, разве что ты придумаешь, куда можем рвануть так, чтобы через два дня утром я была на работе. Ну ладно, хорошо, через три, если я выпрошу свой законный отгул, и кто-нибудь согласится поработать. Уверена, что этого как раз хватит добраться туда и обратно и посмотреть на это странное белое погодное явление. Не знаешь, у нас нигде нет искусственного в Сакраменто? Хотя это будет странно, если мы завалимся в такое место и попытаемся сфотографироваться… - она машет рукой, изображая какую-то нелепую позу для фотографии, и конечно, задевает чашку. Она даже не падает, но звонко стучит по стеклянной доске, напоминая о своём существовании.
Удивительно, но Алекс уже действительно забыла, и даже как на автомате поставила две кружки. Ну, говорил Макс о своём чае – так это мало ли, ему захотелось что-то интересное рассказать, это бывает, почему бы и не чай? Придётся потом приобрести тот самый и научится его заваривать, это же, наверняка, особенный ритуал, нельзя просто взять и залить кипятком… А вот этот – можно. Поэтому Алекс разворачивается и припечатывает кружку к столу – она напоследок неприятно скрипит, зато дальше замолкает. Следом вода, чайник всё ещё слишком тяжелый, непривычно, обычно воды в нём – на пару кружек, а в этот раз – до предела. Конечно, она снова разливает её по столу, но даже не обращает внимания – это же просто вода! И разворачивается назад.
- Ну, что я могу сказать тебе своих планах в таком случае. У меня была какая-то еда, из которой можно организовать ужин. А ещё паспорт и мгновенно собираемая сумка, если у тебя есть талант быстро и недалеко от нас искать снег, да ещё и способы туда добраться в середине ночи на первое января,  да ещё и со сломанным телепортом. Где у нас вообще ближайшее место, где выпадает снег? В прошлом году вон даже у нас был, вот это я понимаю - зима! – На самом деле было очень круто, за исключением того, какой коллапс произошёл тогда на дорогах и сколько людей попали в аварии, но ладно, она тогда не работала… - Погоди, это мы серьёзно вообще? – Мы. Мы обсуждаем планы – звучит внушительно и всё ещё невероятно, она давно не говорила так спокойно и серьёзно мы.

+1

18

Традиция... Честно говоря, даже те шесть лет, когда мне было кого целовать, когда я мог гордо вскинуть бровь и показать своим друзьям (когда они присоединялись к нашим тихим празднованиям у домашнего очага), что они сущие одинокие неудачники, я никогда не пользовался этой привилегией. Кажется, я даже принципиально в этот момент был занят чем угодно, но не поцелуем. Распивал шампанское, поднимал бокал, толкал тост, щипал Ро за мягкие места или  сосредоточенно тыкал вилкой в тарелку, пытаясь поймать какую-нибудь особенно неуловимую часть блюда, но не целовал. Потому что...Потому что.
    - Да, традиция, конечно...Я не стал об этом упоминать, чтобы ты не догадалась: именно это я и планировал делать, а все происходящее - это всего лишь способ логично к этому подвести. Ну сама посуди, не мог же я просто позвонить тебе в двери, и предложить - пришлось выдумывать трогательную историю про телепорт и всё такое прочее... - делаю надменно-коварное выражение лица, какое, по-моему мнению, должно быть у каждого уважающего себя циничного мудака, коим я сейчас попытался себя выставить. Но увы и ах, уверен, актер из меня никудышний, по крайней мере, что касается таких ролей - я исключительно положительный герой. Не могу сказать, горжусь я этим или опечален, просто я таков и принимаю это как факт. Слышал как-то даже от одной девушки, дескать, я выгляжу, как типичный парень, который уже в двадцать вполне готов создать семью и старательно растить детей. Словом, не альфа-самец и не коварный соблазнитель, и не крушитель-ломатель девичьих сердец, от слов "совсем" и "вообще". Поэтому мое лицо быстро приобретает свое обычное выражение и я мягко и самую малость мечтательно улыбаюсь: кажется, в этом году я точно поддамся устоявшейся традиции, хотя и вовсе не потому, что так повелось, а потому что мне хочется делать это снова и снова, и я не могу представить себе тот момент, когда наступит пресыщение этим увлекательнейшим процессом.
   Итак, это становится уже доброй традицией - я говорю какую-то чепуху, Алекса радостно её подхватывает и наступает полная гармония, в которой не существует ничего вокруг, кроме нас двоих и той чрезвычайно важной темы, которая обсуждается без умолку и со всей серьезностью, даже если речь идет о том, откуда по правилам логики должны произрастать руки у людей и каково практическое применение эмпатии в повседневной жизни. Я сказал о снеге просто так, и слова об экспедиции в поисках этого погодного явления - они тоже сами как-то произнеслись без предварительной договоренности с мозгом и отделом, отвечающим за реальные планы и ответственность. Но, стоило глазам Алексы засветиться в ответ, стоило ей продолжить, как я понял (не решил, нет, а именно понял, осознал): мы увидим снег. Мы увидим эту долбанную подмороженную воду, принимающую удивительно причудливые формы, разнообразию которых завидуют черной завистью все дизайнеры мира, даже если для этого мне придется нести его в холодильнике на своем горбу прямиком с Аляски. Я еще не знаю, как мы это сделаем, но ведь в этом вся прелесть. Еще час назад я смотрел на фото Алексы в телефоне, а сейчас она так забавно размахивает руками, задевая чашку, в которую планирует заварить мне чай. Еще минуту назад я её целовал. Так что, я знаю: нет ничего невозможного, по крайней мере, на сегодняшний вечер.
- Так, ну паспорт нам вряд ли пригодится, - не отводя взгляда от глаз Алексы, я протираю столешницу полотенцем (как я его нащупал, где подобрал? Как много действий проходит подчас мимо нашего сознания - страшно подумать, сколько всяких вещей мы делаем на автомате; и, что самое прискорбное, многие и живут вот так - на автопилоте). - Слышал, сегодня много где снегопады и авиарейсы попросту отменены...
  Серьезно ли мы об этом? Мы с тобой вообще можем быть серьезны хоть в чем-то? Ты вспомни наше знакомство? Мы несерьезно серьезны и серьезно несерьёзны, если угодно. Но вот так шутя мы сегодня и отправимся... так, куда мы отправимся-то? Режим загадочной улыбки, как-будто я уже знаю все наперёд, маршрут составлен и такси под домом:
- "Мы"... - я вообще-то хотел продолжить тему касательно предстоящего нам путешествия, но буквально споткнулся об это слово, как об огромный подарок, оставленный кем-то под дверью. - "Мы"! - повторяю с коротким смешком. Мне нравится, как это звучит, и я для большей убедительности выразительно задираю брови. Показываю указательный палец в жесте "Секундочку!", достаю телефон, чтобы вопросить у Гугла, где тут в обозримых пределах мы можем налепить снеговиков, и действительно управляюсь с этим вопросом достаточно быстро - одной рукой и держа телефон, и тыкая пальцем в сенсор, второй рукой я поглаживаю щёку Алексы. - Мы отправляемся в Сьерра-Неваду. Идёт? Сомневаюсь, конечно, что успеем до полуночи, но кого волнуют такие условности, да? У тебя есть права? Я сегодня уже пил, хотя и немного, но за руль уже не сяду, - да и выветрилось оно все, учитывая, какой выброс эмоций произошел за последнее время - тут даже если бы я был вусмерть прибухнувши, уже б стоял огурцом и без запинки выговаривал проверочную скороговорку. Но чёртова принципиальность. Я послушный гражданин, меня это раздражает, но это уже настолько вросло в меня, что я просто не могу иначе, словно этим законопослушанием я могу хотя бы частично искупить то, какой вред наношу обществу, помогая некоторым субъектам уйти от наказания под моей адвокатской защитой.

+1

19

На её кухне трудно уйти далеко. Это в рекламах огромные помещения, где с лёгкостью можно вместить заодно и столовую, а у неё – несколько свободных квадратных метров и максимально упакованная техника, чтобы выиграть кусочек свободного пространства. И белый цвет – все эти визуальные штучки дизайнеров работают. Но делая шаг вбок, всё равно ты не уйдёшь далеко. Не дальше такого расстояния, чтобы потянувшись за полотенцем, а затем протереть воду – о, серьёзный Макс, который не смог просто взять  оставить пятно высыхать  - Алекс не оказалась снова вплотную к нему.
И она знает, что мысль куда-то выбраться странная. Они могли бы остаться дома, и она вовсе не прочь провести оставшуюся часть новогодней ночи вот так, рядом. Вообще-то есть гора интереснейших вариантов того, чем можно заняться, она составила бы целый список. Причём, закончила бы на «ну а чем занимаются пары?». Потому что пока они развлекаются только тем, что дальше шага друг от друга не отходят, и вот опять она прижимается к Максу плечом, проверяя, как заваривается чай. Ну да, без надзора там ведь что-нибудь абсолютно точно пойдёт не так!
Но обещанная сказка… Иногда бредовые идеи так цепляют, что бросить их уже невозможно. А снегопад в Калифорнии – бредовая идея, но он выпадает уже второй год подряд, назло глобальному потеплению и запрету на излишнее расходование воды летом. И может, её дети будут лепить снеговиков, просто выглянув в январе на улицу, а зимние вещи им нужно будет покупать не ради поездок куда-нибудь.
Она не может не смеяться тихонько, глядя на радостный восторг Макса по поводу слова «мы». По крайней мере, не она одна такая – умиляется таким странным мелочам. И рука на её щеке, кажется, Макс даже не понял толком, что он творит. Как люди, разговаривая по телефону, хватают что-то в руки или начинают говорить, а он сделал вот так. И Алекс на автомате выдала: – Мур! – Ну, правильно, гладят – значит, ты котейка. А котейки мурчат, когда им нравится.
Она хватает чашку, но стенки слишком горячие, обжигают пальцы даже после короткого касания, так что Алекс не успевает её даже приподнять. Приходится перехватить за самый край, куда не достаёт вода, и под пальцами чувствуется уже вполне терпимый жар. Она на автомате протягивает чашку Максу, хотя мыслями уже в предложенном им варианте. Йосемити!
- Да, конечно, я умею водить. Кажется, в нашей стране вообще не выжить без машины. Осторожно, горячо! – Она берёт вторую чашку и делает маленький глоток. Внутри чай всё также  обжигает, но в этом есть какая-то своя особенная прелесть, которую начинаешь ценить с годами. Одна из тех взрослых штук – на самом деле это вовсе не «пить алкоголь» или «водить машину» - на это можно уговорить родителей и раньше. А вот горячий чай, каша, овощи, рано ложиться спать – вот это настоящие признаки взросления.
- Я пила кофе с виски. Но мне можно за руль, честное слово! Там было три капли алкоголя, и я как врач могу нарисовать тебе целую картину, какое это даёт содержание в крови на мой вес. И это гораздо меньше разрешённых в Калифорнии 0,08. Ты ведь пустишь меня за руль, правда? – Она не может отказать себе в удовольствии картинно изобразить котика из Шрека. Удобно это делать, когда ты ниже на целую голову – ты в любом случае смотришь снизу вверх. А ещё горячую чашку удобно прижимать к себе, изображая лапы – сквозь кофту она уже не обжигает, зато тепло в груди становится совершенно реальным событием, физическим. - Но у меня нет машины, если ты помнишь. Я всё ещё суровый бедный студент, не считая того, что мне платят за квартиру. Нам придётся как-то добраться до твоей… - и вот тут ответственная часть снова берёт управление на себя. Она не может уехать просто так, сорвавшись с места! – Прости, я тебя слушаю, но мне надо кое-что сделать! – Её чашка остаётся стоять около раковины, а сама Алекс выходит в коридор. Там стоит холодильник с несколькими максимально глупыми магнитами – чьими-то шутливыми подарками. Прекрасно, они пригодятся. Она вырывает лист из блокнота, а потом тратит ещё целую кучу времени на то, чтобы отыскать в валяющемся рядом рюкзаке ручку. В конце концов, находится зелёная, и Алекс не понимает, откуда она вообще могла взяться – не она же купила себе такую? Должно быть, захватила автоматом где-то на работе, надо будет потом вернуть. Но она неплохо смотрится в записке, прикреплённой в самом центре дверцы холодильника.

Меня украл принц и увёз на новый год. Скоро вернусь, не скучай, если что – сразу звони.
P.S. Спасибо, что разберёшь посуду <3

Конечно, она сама позвонит мелкой с завтра – вряд ли они вернутся сегодня. И уж конечно, если Роуз придёт раньше, она не испугается её отсутствия, они ведь не обо всём друг другу докладывают, а Алекс, в отличии от Роуз, уже больше 21, и поэтому можно вообще совершенно всё. Но она всё равно чувствует себя обязанной, ответственной, старшей и далее по списку. И эта милая записка – неплохой выход. Но она, почему-то, смущается этой своей стороны – старшая сестра. Не только для виду, они – семья. Но это всё – только для них двоих, они и родителей не вмешивали. И пусть глупо смущаться Макса, но ей всё равно приходится дать себе мысленный хороший подзатыльник, чтобы, возвращаясь на кухню, объяснить, прерывая разговор о поездке:
- Роуз теперь живёт со мной, надо было её как-то предупредить. Не хотела звонить, чтобы ей не мешать. Так что, собираемся? Мне надо две минуты – кинуть зарядку для телефона и что-нибудь для погоды похолоднее.

Отредактировано Alexa Wallace (2016-01-08 14:36:58)

+1

20

Предусмотрительно приняв чашку из рук Алексы не иначе, как взявшись пальцами сверху за края, я откладываю телефон и второй свободной рукой чуть приобнимаю её за талию - этот жест не имеет никакого практического назначения - она итак стоит достаточно близко и не думает ускользать, но я обнимаю - потому что могу. Потому что моя.     
  Когда я смотрю на эти очаровательно сложенные кофто-лапы и взгляд снизу-вверх, мне кажется, я бы подписался на что-угодно, на мероприятие совершенно любой степени сомнительности! Но точно также я осознаю, что эта слабина была бы секундным потаканием обожанию, не более того, и что я очень быстро отрекся бы от своих слов, как бы скверно это ни прозвучало. Да, в некоторых вещах я неисправимый зануда и мне гораздо дороже возможность видеть Алексу целой и невредимой, чем секундное ощущение себя исполнителем её маленьких капризов. Но я уверен, она умная девочка и, если и склонна нарушать правила и порядки, то разве что такие, какие не нанесут вреда ни нам, ни кому бы то ни было.  Так что я лишь шутки ради делаю строгое, серьезное, крайне подозрительное лицо и смотрю на умоляющие глазки искоса, как-будто прислушиваясь в этот момент к отчаянному спору между дьяволенком на правом плече и ангелочком на левом. И попиваю чай. Там меньше сахара, чем я обычно кладу (если он там вообще есть, но об этом ли сейчас мои мысли?). Не думаю, что в моем официальном согласии есть реальная необходимость - уже одно мое покорное молчание и улыбка - размашистая подпись в документе о передаче права на вождение:
- Ну, пока ты собираешь вещи, я мог бы сгонять на такси за моей машиной и вернуться... а, черт, опять же - я не сяду за руль, - хлопнул бы себя ладонью по лбу, будь у меня третья запасная рука, но пока обе заняты чрезвычайно важными делами. А впрочем, нет, уже не заняты, потому что моё непоседливое чудо ловко выскальзывfет куда-то от меня и убегает из кухни. - Попросил бы Пьюрфоя, - говорю скорее себе, чем Алексе, потому что мы пара всего несколько минут, и она не знакома с моими соседями/друзьями/родственниками/кактусом/домашним питомцем. - Но это, пожалуй, было бы свинством - вот так срывать его с места в новогоднюю ночь. Понятия не имею, чем он сейчас занят, хотя все равно почему-то думаю, что он согласился бы - хороший он парень. Да я и не знаю, водит ли он машину вообще? Впрочем, как ты сказала, кто ж в наше время не водит машину, да? -  я не особенно рассчитываю на то, что Алекса услышит мои размышления вслух, несмотря на то, что вроде бы как обращаюсь к ней. Как-то мимоходом, запоздало уцепившись за слова девушки о безденежном студенчестве, вспоминаю о своей первой машине, подаренной отцом. Греет душу, что моя нынешняя красотка  уже куплена на мои кровные, лично заработанные деньги.
    Этот в крайней степени милый фрагмент с запиской для младшей сестры для меня - нечто вроде эпизода из иностранного кино: я знал, что у многих людей так принято, для них это абсолютно естественно, но в реалиях моей жизни представить себе такого никогда не мог. Большой дом, обитателям которого не было нужды в том, чтобы предупреждать кого бы то ни было об отсутствии. Белый, девственно чистый холодильник, ни единого магнита... А уже после, когда я съехал от родни в свое собственное гнездо, на моем холодильнике, в качестве компенсации за детские и подростковые годы, все же появилась целая куча самых разных магнитов и сухостираемых маркеров.  Пиши - не хочу. Да вот незадача -  писать было некому. Тейт тогда был слишком юн, а, став старше, не видел особенной необходимости перебираться туда, где нужно будет самому разгребать свой бардак и где нет волшебного холодильника, где пища появляется сама собою в соответствии с его гастрономическими предпочтениями.
- Да, давай, я вызову такси и, если ты не против, поищу что-нибудь из еды в твоем холодильнике  - не охота как-то тратить время на поиски работающих супермаркетов, - обязанности распределены, можно двинуться в коридор, где заодно есть возможность и оценить повторно милую сестринскую заботу Алексы. И казалось бы, с темы "младших" мы уже съехали, но это коротенькое посланьице возвращает меня к теме брата:
- А мой младший со мной не живет, - сообщаю весело и буднично, хотя вся эта веселость в большей степени напускная. Мне не хотелось бы портить такой момент, омрачать его собственной проблемой, даже если эта проблема - моя самая большая головная боль, неотъемлемая часть моей жизни, в которую рано или поздно все же придется посвятить Алексу. - Его зовут Тейт, ему 21 год, - и он сидит в тюрьме по ложному обвинению. А я адвокат, и не могу никак ему помочь. А наш отец продажный судья.
  Я вообще-то, пришел на встречу с холодильником со вполне конкретной целью, но задумался, подзавис, и моя ладонь так и осталась будто прилипшей рядом с запиской Алексы.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Happy New... Yeah!