vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Блюз бродячих собак


Блюз бродячих собак

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Участники:  Marco Gevarro - Hudson Wyatt 
Место: Skid Row, Los Angeles, угол Гладис-Авеню и 6-й улицы; многоквартирный дом
Время: 15 апреля 2004г.
Время суток: поздний вечер
Погодные условия: свежо, приятная прохлада после дождя
О флештайме: У многих случаются в жизни моменты, когда оказываешься не в том месте и не в то время. Для контрабандиста попасть в тиски полицейской облавы - проблема? Да, амиго, еще какая проблема!

Отредактировано Marco Gevarro (2015-12-22 18:21:44)

0

2

внешний вид

http://s3.uploads.ru/t/DVlw6.jpg

- Башня, борт Восточный-253 в 12 милях к северо-западу от полосы 5, - Марко поправил наушники и щелкнул тумблером.
- Вас поняла, борт-253. Между вами и аэропортом все чисто, разрешаю заход на посадку с прямой на полосу 5.
- Разрешение на посадку с прямой на полосу 5 принял, спасибо, сеньорита! - широко улыбнувшись собственному отражению в темном стекле, Геварро приступил к снижению.
Дождь начался буквально на подлете к Городу Ангелов и Кубинец успел беззлобно поворчать в эфир, что из-за получасовой задержки разрешения на вылет в Сан-Франциско он будет вынужден садиться на мокрую полосу. Не сказать, чтобы это его сильно беспокоило, вовсе не это. Получасовая задержка съела его временной люфт, а в денежных делах Марко не любил действовать второпях. А Льюис-младший был до безобразия пунктуален и хоть и был едва ли не самым мелким его клиентом, но вполне успешно строил из себя делового человека, не расставался с ежедневником и каждые десять минут пялился на часы. Выравнивая самолет в направлении посадочных огней, кубинец прикидывал возможные варианты своих дальнейших шагов.
- Борт-253, следуйте на рулежную дорожку "D", вы меня поняли?
- Si, mi corazón,* - пропел пилот, выруливая к парковочным воротам. Дальняя дорожка, неплохо. У него будет масса времени без спешки освободить тару от неучтенного груза. Диспетчеры, загонявшие частный грузовой самолет компании Arando Winemaking на дальнюю парковку, сами не знали, какую услугу оказывают нечистому на руку пилоту. Когда к самолету, наконец, подъехал погрузчик с приемкой, Геварро вполне правдоподобно скучал на ступеньках трапа, рисуя на полях летной книжки птичек. Сдав груз и расписавшись в куче бланков, кубинец в очередной раз взглянул на часы, поправил очки в тонкой изящной оправе и, подхватив элегантный дипломат, спешным шагом направился к выходу с летного поля, минуя центральное здание. До назначенной встречи с Луи - Джуниором оставалось чуть более часа.

Он попросил таксиста остановиться на перекрестке с Серс-авеню и, расплатившись, спешно направился к трехэтажному строению отеля Россмор, одному из немногих более-менее приличных мест на Скид Роу. Короткая беседа на ресепшен - и спустя пять минут Кубинец открывал непритязательный одноместный номер, из весомых достоинств которого были, пожалуй, только наличие сейфа и совмещенного санузла. До назначенной встречи оставалось еще пятнадцать минут. Марко даже успел воспользоваться туалетом.

До здания на Гладис Геварро дошел за пять минут неспешным шагом, праздно держа руки в карманах и попыхивая зажатой в зубах тонкой сигариллой. Притон Луи притаился на втором этаже, над замызганным старым секс-шопом, который на памяти Геварро не работал ни дня, но исправно жег неон на вывеске и даже пару-тройку раз обновлял наряд на манекене, стоявшем в витрине в неприлично изогнутой позе. Бросив последний взгляд на часы, Кубинец выплюнул докуренную наполовину сигариллу и вошел в боковую дверь, за которой скрывалась полутемная лестница, стены которой были вдоль и поперек изрисованы граффити с претензией на ню. Ощутимо воняло блевотиной.
- О-ла, Луи. Клиент блеванул от вида твоих телок или это реакция на результат? - он едва ли не с ноги распахнул прикрытую дверь в глубине квартиры, куда его впустил чернокожий громила, вечно ошивавшийся на входе. Луи-Младший поднял голову с глубокими залысинами, потер одутловатое лицо и предсказуемо посмотрел на часы. Марко усмехнулся и упал в кресло, вытянув ноги, - Товар на месте, как и договаривались. Чем ты порадуешь?
_________________________
* Да, мое сердце (исп.)

Луис Джуниор

Отредактировано Marco Gevarro (2015-12-22 19:26:56)

0

3

За окном автомобиля бесконечной лентой пролетали улицы старого-доброго Лос-Анджелеса. Стрелку акселератора на приборной доске лихорадило от 40-ка до 50-ти миль в час, и Хадди неотрывно следил за ней. Как бы не вмазаться куда-нибудь. За рулем сидел его напарник, детектив Говард Ройерсон, в департаменте каждой собаке известный под именем «Ройс». Скрюченные пальцы Ройса нервно барабанили по рулевому колесу. Трудный развод. Эта стерва отсудила у него двоих детей и укатила куда-то в Кливленд с продавцом подержанных машин. Что может быть унизительнее?
Однако в таких случаях, самое бодрящее - как следует выбить дерьмо из какого-нибудь дегенерата. Мишенью предстояло стать некому Луису-младшему, державшему притон в доме у 6-й улицы. Во-первых, до детективов дошел нехороший слушок о новых услугах в этом публичном доме. Во-вторых, Луи давненько отлынивал от обязательств по отношению к отделу нравов – почти перестал сливать сведения о наиболее любопытных своих посетителях. В любом случае, следовало нанести визит вежливости. Почему бы не совместить приятное с полезным?

Подержанный «Форд» Ройерсона вкатился на обочину, задев передним габаритом мусорный бак. От удара добрая половина содержимого высыпалась на тротуар. Детектив Уайатт закатил глаза:
- Чёрт побери, Ройс. Аккуратнее.
Напарник не обратил внимания на комментарий. Взялся за рацию, вмонтированную в приборную доску:
- Диспетчер. Это Ройерсон и Уайатт. Заехали по делу на угол Гладис и 6-й. Приём.
- Поняла тебя, Ройс. Удачи.
Ответа девчонка не удостоилась. Хадди вышел из машины. В лицо сразу пахнуло уличной прохладой. Уайатт проверил, на месте ли родной «Кольт Питон» - да, по-прежнему под мышкой, в кобуре, надежно укрытой пиджаком от посторонних глаз. Следующим движением нащупал кастет в кармане – и этот верный друг здесь. Можно приступать к работе. Двое детективов подошли к входной двери. Взгляд направо, взгляд налево – не так уж людно. Говард нетерпеливо вошел в здание. Как бы не натворил дел. Кровь им сегодня ни к чему.

Перескакивая через одну ступеньку, полицейские из отдела нравов взобрались на второй этаж. Секс-шоп. Первое, что здесь бросалось в глаза – вульгарный манекен в цветастых тряпках. Если приглядеться, фигурка могла даже напомнить женщину. Сильно затасканную – из тех, что прыгают к тебе в машину за 15 баксов или пару коктейлей. Хадди ухмыльнулся и подмигнул манекену. Но всё-таки пункт назначения находился этажом выше. Уайатт открыл давно знакомую металлическую дверь и вместе с Ройсом оказался на темной лестнице, а спустя всего пару пролетов, стоял на пороге замечательного заведения Луи-младшего. Всё, что пожелаете, если вы не слишком притязательны в выборе сексуальных партнеров. Та еще дыра. Хадди переглянулся с напарником – по выражению глаз понял, что тот готов к работе. В следующую секунду Уайатт резким движением открыл дверь, проникая в квартиру. Сразу же в глаза бросился сидящий здесь Луис. Черномазый охранник, узнав регулярно наведывающихся легавых, не стал ввязываться и сделал шаг назад.
- Привет, Луис! – с ухмылкой воскликнул Хадди. – До нас докатился слушок, будто у тебя теперь работает пара малолетних шлюшек. 15-ти и 16-ти лет. Что, любишь «Лолиту» Набокова?
Но тут же Уайатт заметил в кресле неподалеку от Луи-младшего какого-то латиноса. Морда незнакомая. Краем глаза Хадди уловил, что Ройс аккуратным движением кладет ладонь на кобуру своего пистолета. Хадсон сохраняет улыбку на физиономии, но не отрывает глаз от неизвестного:
- И не познакомишь ли ты нас со своим новым другом?
Одновременно с этой фразой, Хадди уткнул руки в бока так, что пола пиджака отъехала в сторону, представив на обозрение прикрепленный к ремню жетон – полиция Лос-Анджелеса.

+2

4

На одутловатом лице Луи замельтешила довольная улыбочка. Сутенер почесал круглый блестящий кончик носа и крякнул:
- Брось, Марко, когда старина Луис тебя обижал?! Порадую, как всегда. Ты мне вот что только скажи, - он наклонился в сторону кубинца и понизил голос, - Ты наркотой, часом, не занимаешься?
Брови Геварро выгнулись дугой:
- Я Кубинец, Джуниор, а не колумбиец, алло, - каламбур явно прошел мимо ушей Луиса, потому как на постной его физиономии ровным счетом ничего не отразилось. Марко вздохнул и махнул рукой, - Нет, старина, считай, что я инженер, а не химик. Пушки - это ко мне, а дурь ищи сам.
- А если через твоих, ну, основных клиентов, - Джуниор не унимался и Геварро наклонился навстречу и, сняв очки, проникновенно взглянул в глаза,обрамленные тяжелыми веками:
- Амиго, есть пара правил для успешной работы и долгой и счастливой жизни, которых я придерживаюсь. Это поменьше болтать и не задавать лишних вопросов. Мне хватает своей ниши и я не собираюсь лезть на рожон. Так что давай так, - он снова расслабленно откинулся на спинку, - Ты мне деньги, я тебе место и разбегаемся. У меня заказан столик на Сансет, Сальма Хайек ждать не будет, пока я тут с тобой перетираю...
- У тебя. Свидание. С Сальмой Хайек, - сутенер уставился на кубинца, недоверчиво щурясь.
- Эй, я что, не достоит Сальмы?! - Геварро приосанился, полный праведного возмущения.
Его прервали визитеры, которых хозяин явно не ждал. Прервали уверенно, по-хозяйски. Озадаченно прикусив дужку очков, Марко метнул короткий взгляд на амбала-охранника и по его виду понял, что дело серьезное и гости здесь явно не впервой. А спустя полминуты он уже с живейшим интересом изучал выставленный на всеобщее обозрение полицейский жетон. "О-lа-lааа, mierda..." - он со смущенной улыбкой водрузил на нос очки и перевел взгляд с жетона на его хозяина, затем на руку на кобуре, и озадаченно хмыкнул.
- Это просто клиент, - Луи-младший как можно небрежнее махнув в сторону кубинца рукой. "Клиент" смущенно кивнул, глуповато и испуганно улыбаясь. "Отлично, Джуниор, так и быть, следующая партия со скидкой."
- Офицер, я просто зашел расслабиться, я его даже толком не знаю, - медленно поднимая руки с раскрытыми ладонями, пропел Марко и начал вставать с кресла, осмотрительно не делая резких движений.
Сделка накрылась, к гадалке не ходи, но тащить стволы назад - совсем не вариант. Вылет обратно в Сан-Франсиско был намечен на утро, до этого времени Марко мог бы попытаться сбыть оружие проверенному барыге с девятой, потеряв немного на процентах ввиду срочности сделки, но это лучше, чем ничего. Но все это планы на ближайшее будущее, а в настоящем у него были две большие проблемы, что стояли посреди кабинета и явно перегораживали путь наружу. А наружу чертовски тянуло. Геварро с тоской подумал, что все как-то изначально пошло не так, еще с задержки в Сан-Франсиско, вот бы когда предугадать. Хотя прекрасно понимал, что заранее подобное дерьмо предусмотреть просто не реально. Не в том месте и не в то время, с кем не бывает? "Со мной, мать вашу! Со мной не бывает!" Сучка-фортуна отчетливо мерзко хихикнула и слиняла за дверь, оставив Марко нос к носу в проблемами.
- Так я пойду, сеньоры? Я что-то уже точно расхотел...

+2

5

Хадсон Уайатт старался как можно более пристально изучить развалившегося в кресле латиноамериканца. Мексикашка? Кубинец? Колумбиец? Все эти буррито на одно лицо. Очки делали физиономию так называемого клиента почти интеллигентной. Не похож на обычного посетителя Луиса-младшего. Лишь бы Ройс по душевному беспокойству не открыл пальбу. Хадди посмотрел на Ройерсона, едва заметным движением ладони показал ему, чтобы тот не нервничал. Не глядя на хозяина притона, Хадсон бросил ему:
- Надеюсь, Луис, ты не будешь против, если я на минутку отвлекусь от тебя.
- Хадди, брось ты дурью маяться. Пусть валит.
Детектив Уайатт никак не отреагировал на реплику Луи и двинулся к латиносу. Парень не выглядел агрессивно и вряд ли представлял физическую опасность. Тем не менее, в случае чего, Говард прикроет — Хадди не в первый раз доверял напарнику свою жизнь.
Оказавшись возле «клиента», Уайатт грубым властным движением поднял его с кресла и развернул спиной к себе. Принялся его обыскивать.
- Видишь ли, приятель, мы здесь с напарником стоим на страже американской демократии...
Натренированными в бесконечных обысках руками Хадди обшарил фигуру латиноса. Огнестрельного и холодного оружия при нем не было. Если, конечно, он не проглотил его — кретинов, способных сожрать револьвер, Хадсон пока еще не встречал. Но в одном из карманов Уайатт обнаружил бумажник и несколько документов. Отойдя от мексиканца (или всё-таки колумбийца?), детектив отдела нравов первым делом открыл бумажник. На него смотрели несколько хрустящих купюр. Заработал себе на пару бутылок пива. Ловкий взмах ладонью, и деньги отправились в карман пиджака. Добровольно-принудительный взнос в фонд полиции Лос-Анджелеса. Потом поделится с Говардом. Хадди уловил презрительный взгляд Луиса. Ничего, пускай смотрит. Далее — документы. Водительские права, с которых на него пялилась улыбающаяся патлатая рожа. Она же выглядывала и с лётной лицензии. Лицо Уайатта просияло от улыбки:
- Марко Хавьер Рейес Геварро. Ты часом не родственник кубинского революционера?
Ройс усмехнулся. Он по-прежнему держал пальцы на табельном оружии. Хадди представился:
- Детективы Хадсон Уайатт и Говард Ройерсон. Будем знакомы, - затем сделал театральную паузу, во время которой обвел взглядом всех присутствующих. - Значит, Марко, просто зашел посидеть? Не мог выбрать более приличного места для посадки?
Тут же Хадди обратился к напарнику:
- Ройс, пройдись по комнатам, найди тех двух малолеток.
На лицо Говарда налез издевательский оскал, и он отправляется отворять двери во все номера притона, вызывая этим нескрываемое беспокойство Луиса-младшего. Уайатт вновь спросил Геварро:
- Может ты тоже поклонник «Лолиты»?

+1

6

Коп довольно бесцеремонно довершил начатое, выдернув Марко из объятий продавленного кресла окончательно. Впору было бы поблагодарить, но Кубинец предпочел мысленно послать его в дальнее путешествие эротической направленности. Вслух произносить то, что крутилось в лохматой голове все время, пока полицейский обчищал его карманы, было чревато гораздо большими осложнениями, хотя поднятые и разведенные в стороны руки так и норовили сжать пальцы в кулаки. Едва его оставили в покое, Марко из-за плеча сумрачно покосился на Луиса и, развернувшись на копов, выгнул бровь: доблестный "страж американской демократии" совсем не скрываясь складывал в карман всю его наличку. В ответ на его негодующий взгляд Луис только закатил глаза и коротко пожал плечами. Геварро раздосадованно выдохнул. Если он хочет вернуться к самолету по расписанию, то единственный для него вариант - быть тише воды и ниже травы, в противном случае эти адепты лозунга "Служить и защищать", воспринимающие оный излишне буквально и все больше по отношению к собственным нуждам, легко могут обеспечить ему бесплатный номер в местном участке на ближайшие сутки, а это даже близко не лежало по отношению к его планам. Значит, остается упорно косить под клиента и разыгрывать дурачка, с которого, кроме пары сотенных в бумажнике, взять больше нечего.
Пока его права и лицензию едва ли не сканировали, он гнал прочь мрачные мысли и вообще пытался сосредоточиться на лице разговорчивого полицейского, но взгляд волей-неволей возвращался к пальцам его напарника, ласкающим рукоять пистолета - за последнее время кубинец немало повидал и таких игрушек, и людей, обращающихся с ними на уровне "Бог". Не хотелось бы выяснять, до какой степени у этого копа прокачан навык стрельбы и насколько крепкие у него нервы.
Поднадоевшей за три десятка лет, оттого ставшей почти родной, шутке про команданте Геварро не обрадовался. Язык зачесался разъяснить вороватому янки-в законе, что со стариной Эрнесто у них фамилии прилично различаются по написанию, но здравый смысл велел помалкивать - вопрос-то наверняка риторический. Сегодня все чертовски остроумные, верно, к дождю.
- Будем знакомы, - "клиент" по инерции послушно кивнул, выразительно поглядывая на свои документы в чужих руках, и засунул руки в карманы просторных брюк, сжав там втихаря кулаки так, что ногти до боли впились в ладони. Натянул вежливую улыбку и дернул плечом в показном равнодушии и беспечности:
- Посидеть... Я бы сказал - полежать, если вы понимаете, о чем я, офицер, - он кивнул взлохмаченными кудрями вслед вышедшему Ройерсону и тут же отрицательно покачал головой, - Я не поклонник русской литературы вообще, у них слишком загадочная душа, как говорят. Или вы не о Набокове? В этом смысле я вообще предпочитаю ровесниц, у них грудь обычно побольше.

Отредактировано Marco Gevarro (2015-12-24 16:27:27)

+2

7

- … У них грудь обычно побольше.
Хадди выразительно рассмеялся. Шутка ему понравилась.
- Да, мне тоже нравятся грудастые цыпочки. Грудастые и ногастые. Я рад, что тебя даже в такой момент не покидает чувство юмора, Марко. Вон, погляди на старину Луиса. Побледнел, взмок весь.
Уайатт подмигнул Луи-младшему, на что тот в ответ огрызнулся:
- Просто ты сам шутишь несмешно, Хадди.
Хадсон понимающе кивнул и запустил руку во внутренний карман пиджака. По фигуре Луиса он заметил, что сутенёр весь напрягся, словно гитарная струна. Спустя мгновение, Хадди вытащил из кармана сигару:
- Расслабься.
Мускулы на физиономии Луиса-младшего чуть расслабились.

Пока детектив Уайатт неспешно доставал из другого кармана гильотинку (чтобы обрезать конец сигары) и закуривал, Ройерсон уже выдернул нескольких человек из двух дальних комнат. Послышался его грубый командный тон:
- Ну-ка на пол. На пол ложись, мудак!
Это Ройс укладывал клиентов заведения – мужиков по 45-50 лет, друзей молодежи. Бить не стал, и правильно сделал. Не стоит накалять обстановку. Затем он выволок двух девчушек-подростков и потащил в главную комнату, туда, где расположились Хадди, Марко и Луи-младший. Небольшая заминка. Во время нее Уайатт, раскуривая ароматную и крепкую кубинскую сигару, вдруг заметил, что где-то в соседнем помещении (возможно этажом ниже), играла песня O-Zone «Dragostea Din Tei», уже засевшая в печёнке, т.к. из любого радиоприемника только она и звучала. Какие педики такое слушают?! Хадди недовольно поморщился.
Как раз в эту секунду Ройс толкнул девчонок на диван рядом с Луисом. Шлюшкам явно не было 18-ти, но в плане фигур всё было на месте. Боже, как рано теперь дети взрослеют.
- Документов при них, разумеется, нет, - заявил Говард.
- Еще бы. Итак, Луи. Сначала разберемся с тобой. Поправь меня, если я ошибаюсь, но полицейский департамент Лос-Анджелеса заключил с тобой договор. Мы закрываем глаза на твой бизнес, - Хадди махнул ладонью с зажатой между пальцами сигарой в сторону, сбросив порцию пепла на ковер, - а ты рассказываешь нам обо всех необычных элементах, здесь появляющихся. И что? Во-первых, ты пренебрегаешь нашей добротой. Взял на работу сучек по 15 лет…
Одна из девушек подала голос:
- Эй, мистер! – в голосе звучала детская обида.
Ее тут же оборвал Ройерсон:
- Заткнись.
- Во-вторых, - продолжил Хадсон. – ты решил замутить что-то свое и нас не предупредить.
Луи внимательно слушал каждое слово, сказанное детективом. Пару раз он бросал тревожные взгляды то на девчонок, то на сидящего рядом Марко Геварру. Хадди сделал паузу, чтобы втянуть табачный дым, а затем со смаком выпустил наружу целый клубок. Всё помещение заволокло бледной пахучей дымкой.
- Луис. Я знаю, что у тебя есть ежедневник, в который ты всё записываешь. Не заставляй меня его искать. Бить я тебя тоже не хочу. Что за дела у тебя с этим амиго? – Хадсон кивнул в сторону Марко. – Будешь молчать, оформлю, как растлителя малолетних и швырну в каталажку. Посмотрим, доживешь ли ты до утра.
Хадди, не дав возможности сутенёру ответить, поворачивается к Марко:
- Ты тоже рассказывай. Я могу слушать двоих людей одновременно. И хватит впаривать мне это дерьмо, мол, пришел расслабиться. Морда у тебя слишком умная для этого.

+1

8

Кубинец натянуто улыбнулся и промолчал, не встревая в короткую перепалку. Будь возможность - вовсе бы стал невидимкой, авось забудут. То, что коп явно не намеревался оставить его в покое даже после проверки документов, не сулило ничего хорошего. Как минимум долгий разбор полетов откуда он, зачем, почему, чем занимается и прочее. Печальный опыт общения со стражами порядка уже присутствовал в биографии Марко, но вот сейчас ему явно выпадает сомнительное удовольствие сравнить методы работы английской и американской полиции. И уже на данном этапе методы стражей американской демократии ему ни разу не нравились.

Искомых шлюшек нашли на удивление быстро. Разглядывая исподтишка девиц, Геварро весьма некстати подумал, что у судьбы те еще шуточки: в прошлый раз английские копы прессовали его тоже из-за малолетней шалавы. Карма у него такая, что ли, за девок огребать?! Луиса он не осуждал - у каждого свой бизнес и степень риска тоже каждый оценивает и выбирает сам, да и девчонки тут явно не насильно содержатся. Но почему так некстати-то все?! Это всего сильнее напрягало, а собственная морда в пуху и вовсе не давала успокоиться окончательно. Хотя, по логике, на хрена его тут держат? Как свидетеля, что ли? Тоже мало хорошего, лишняя болтовня чревата опасностью ляпнуть что-то не то или невпопад, если болтают сразу двое. А еще Марко отчаянно не нравилась тревога во взгляде Луиса - как ты не сорвался на нервах. Он втянул носом заполнявший комнату сигарный дым, который защекотал ноздри и глотку, и подумал, что сигарета бы ему тоже не помешала.
- Я знаю, что у тебя есть ежедневник...
Спину Кубинца будто ледяной водой окатили и в затылке заломило от резко подскочившего давления. "¡Hostia, maricon!" Для более витиеватых и многоэтажных выражений у него просто не нашлось слов от шока. Напрочь позабыв про идиотскую привычку Джуниора вести ежедневник и записывать свои встречи, он понял, что влип намного серьезнее, чем казалось изначально. Благо, у сутенера хватало ума не расписывать в подробностях цели встреч, но одна только периодичность визитов может вызвать нежелательные расспросы. Марко пожалел, что не завел себе в славном заведении постоянной пассии, которую можно было бы использовать для отвода глаз как цель посещений. Впрочем, один раз он воспользовался услугами одной блондинки, как там ее звали...
- Ты тоже рассказывай, - Уайатт будто прочитал его мысли, заранее отметая наспех приготовленные доводы и оправдания. Геварро перевел взгляд с Хадсона на Луи, снял очки и сжал переносицу, устало прикрывая глаза. Отчасти чтобы выиграть хоть немного времени на обдумывание ответа, отчасти просто инстинктивно, желая унять волнение и давящую на глаза боль.
- Хадди, ты как всегда все видишь в черном свете, - даже не открывая глаз Марко слышал, как Луис наиграно улыбается, - Девочки пришли сами, не хотели работать на улице! Ты же знаешь, какая там обстановка, просили помочь и дать крышу! Ну не гнать же мне их! Что там растливать, уже без меня давно справились!- голос сутенера взлетел вверх на добрые пару тонов, а малолетки в подтверждение его слов закивали с таким энтузиазмом, что диван под сидящим на другом его конце кубинце заходил ходуном.
- Что до амиго... - амиго с искренним любопытством уставился на него, сверкая черными глазами из-под упавших на лоб кудрей. Луис, в свою очередь, запнулся и продолжил с каким-то отчаянием, - Хадди, парень просто хороший клиент!
Дужки очков с едва слышным щелчком сложились в руках Геварро. Хорошая попытка, но глядя в глаза Уайатта  он мог поставить сто против одного, что копа такой ответ навряд ли устроит. Но пока держится Луи...
- Это просто очки и природный шарм, офицер. А местные девочки на это хорошо ведутся.

+2

9

Еще одна затяжка, и сигара подмигнула присутствующим красным огоньком. Далее последовала очередная порция выпущенного дыма. С губ Хадди исчезла улыбка – лицо стало жестким, словно внутри натянули железные нити.
- Ребята, знаете, какие у меня сегодня были планы? Я собирался приехать домой, взять бутылочку пивка, плюхнуться в кресло… Да-да, вот как ты, приятель, - он глянул на Марко. – И посмотреть баскетбольный матч. Отличный конец рабочего дня. А что я получил?
Зажав сигару между зубов, Уайатт бросил бумажник Геварры обратно его владельцу, а водительские права и лётную лицензию спрятал в карман пиджака. Но рука детектива задержалась в там на несколько секунд. И когда снова предстала на обозрение публики, на костяшках уже красовался сверкающий металлическим блеском кастет. Шипов на ударной части не было, но вкупе с мощным кулаком Хадди кастет вполне мог быть сопоставим по силе с ударом молотка. За это Хадсон и любил носить его с собой – компактно и эффективно. Конечно, против рядового гражданина этот номер не пройдет, но кастет Хадсон применял только к тем, кто не пойдет в полицию или прокуратуру. Если же всё-таки возникала подобная опасность, использовались другие инструменты, не оставляющие следов – обрезок садового шланга, например.

Ройс понял напарника без слов. Заметив любимый «демократизатор» Хадди Уайатта, он вытащил из кобуры пистолет и также грубо, как и до этого, словно бродячих собак, согнал малолетних проституток с их клиентами в отдельную комнату. Прежде, чем захлопнуть дверь, он внушительно сказал им:
- Хоть кто высунется – всех пристрелю.
После этого Говард вернулся, подошел к тому креслу, где сидел Геварро, но остановился на безопасном расстоянии. Ройерсон чуть наклонился:
- Гляди. Это будет то еще зрелище, - в голосе его прозвучало предвкушение.
Хадди двинулся к Луису-младшему. Тот будто бы даже стал ниже ростом от страха. Сутенер умоляюще посмотрел на своего чернокожего охранника. Уайатт зловеще оскалился:
- Нигер тебе не поможет. Луис, скажи мне, где твой блокнотик?
- Х-х-х… - Луи начал заикаться. – Хадди…
- Я знаю, как меня зовут. Блокнот?
- Неужели ты…
Не дослушав предложение до конца, Уайатт размахнулся и врезал Луису куда-то в правый бок. Сутенёр от боли согнулся. Из груди вырвался сдавленный хрип. Чернокожий телохранитель было сделал шаг вперед, но тут же Ройерсон поднял ствол своего пистолета, взяв его на мушку. В этот момент он был чертовски похож на героя какого-нибудь вестерна. Негр замер. Хадди заговорил:
- Луис, мне неприятно делать это. Почему ты не хочешь по-хорошему? Этот буррито тебе какой-то родственник?
Луи-младший делает несколько коротких вдохов и выдохов, чтобы восстановиться. После чего отвечает:
- Не понимаю, о каком блокноте ты говоришь…
Короткий хук в челюсть. Голова сутенёра откинулась вбок, изо рта брызнула кровь. Ройс поморщился так, будто это ему съездили по физиономии, но при этом губы исказила ухмылка – так подростки смотрят садистские фильмы ужасов. Взгляд Луиса-младшего затуманился. Он практически в нокдауне. Отхаркнул кровь с кусочками чего-то бледного – видимо, зубы. Что ж, кастет сделал свое дело. Хадсон снова пыхнул сигарой.
- Ну? Может, хватит уже ломаться? – почти по-дружески спросил он. – Я могу хоть до утра кулаками махать, ты меня знаешь.
Луи ослабевшим шепелявящим тоном отозвался:
- В пяшой комнаше… Жа каршинкой ш горой Рашмор…
- Так бы сразу, мать твою.
Хадди уверенным шагом двинулся в комнату №5 по коридору – это кабинет Луиса-младшего, в котором он сидел, если хотел побыть один. Уайатт скрылся за дверью.
В главной комнате с остальными остался «Ройс» Ройерсон. В его поле зрения попадали все присутствующие. Он уверенно держал пистолет, загодя разрушая любую попытку оказать сопротивление.
Луи виноватыми глазами посмотрел на Марко Геварру.

+2

10

Отличная реакция тренированного боксера сработала без сбоя. Марко на лету поймал брошенный ему бумажник и, похлопывая им по колену, с плохо скрываемым раздражением проследил взглядом за своими документами, исчезающими в кармане пиджака Уайатта. За время его монолога беспокойство, одолевавшее Кубинца, все более крепло, а при виде появившегося вместо документов кастета взвыло в мозгу отчаянной пожарной сиреной. Удаление из комнаты лишних свидетелей лишь укрепило его подозрения: это уже не просто неприятности. И влип он более чем основательно. И речь сейчас идет не о том, останется ли он при своих или понесет первые в своей криминальной карьере убытки, а сохранит ли как минимум здоровье, а как максимум - свободу. Или наоборот. В тот момент, когда в виски колотит молотками нарастающая паника, как-то не до расстановки приоритетов. И радость с предвкушением Ройерсона Марко отнюдь не разделял.
В подобном положении он оказался впервые и, к своему стыду, не мог даже пошевелиться, когда Хадсон ударил Луиса, а второй коп наставил оружие на охранника. Горло сдавил спазм и все существо его охватило глухое отчаяние от ощущения собственной беспомощности перед тем самым полицейским беспределом, о котором раньше доводилось лишь слышать откуда-то из вторых рук. Хотелось кричать в гневе и ярости, требовать прекратить произвол, но на деле Марко мог лишь со стороны наблюдать, как еще пять минут назад уверенный в себе и пышущий здоровьем Луи-младший тяжелым мешком оседает на стул и сплевывает выбитые зубы. Сочувствие и сопереживание за подельника бушевало в душе вместе с возмущением, но стоило тому заговорить, как сочувствие ушло, оставив лишь раздражение и упадническую мысль: "Все пропало".
Проводив взглядом скрывшегося за дверью Хадсона, Кубинец исподлобья покосился на сутенера:
- Луи, ну твою же мать... - прошипел вполголоса и развернулся к Ройерсону, тут же встретившись с направленным в его голову дулом старого доброго Кольта. Некстати вспомнились некогда любимые боевики с Джеки Чаном и в мыслях даже возникла заманчивая картинка: вот он, ловко бросаясь вперед и вниз, уходит с линии огня, швыряя в копа поочередно бумажник и очки, тот отвлекается и Марко ловким, уверенным и, главное, безошибочно точным ударом выбивает у него из руки оружие, параллельно с этим отправляя в нокаут, и, завладев пистолетом, обезвреживает вернувшегося в комнату Уайатта. Может даже, если повезет, скручивает его с помощью охранника в бараний рог и сдает в родное полицейское отделение. И даже успевает в аэропорт. Хеппи энд, титры, затемнение...
Кубинец моргнул и отвел взгляд от черного бездонного дула - оружие буквально гипнотизировало и действовало, как пресловутый удав на кролика. Фактически бесполезный без наличных и документов бумажник вернул в карман, очки осторожно, без резких движений, привычно зацепил дужкой за ворот и зачесал пятерней взлохмаченные волосы. Картинка в воображении, конечно, была хороша, но обладала парой существенных недостатков, делающих ее абсолютно непригодной к использованию и вообще к существованию. Во-первых, при всем своем сволочизме это были копы, и копы при исполнении, сопротивление которым навлекло бы на их с Луи головы еще больше дерьма, хотя, казалось бы, куда уж больше. Но Марко понимал, что нет предела совершенству. Тот же Ройерсон, судя по его виду, не задумываясь прострелит ему башку и отделается рапортом, что пристрелил подозреваемого в целях самообороны. Ну, а во-вторых, бойцовские навыки Геварро просто не достигали требуемого для этого дела уровня Чана.
- Офицер, не то чтобы я жаловался, - кубинец прочистил горло и прервал повисшее в комнате гнетущее молчание, - Но мне казалось, это не законно: держать человека под прицелом без достаточных на то оснований. Мы вроде как безоружны...
Появление на пороге Хадсона заставило его заткнуться. Две пары глаз, не моргая, уставились на раскрытый блокнот в его руке.

Отредактировано Marco Gevarro (2015-12-25 21:54:12)

+2

11

Картинка с горой Рашмор. Неужели Луи-младший патриот? Это могла бы быть фотография какой-нибудь тёлки. Но нет. Гора Рашмор, американская достопримечательность. Хадди быстро нашел ее – висела на стене, прямо напротив рабочего стола. В гнилом борделе. Такое возможно только в Америке! Странно, что рядом нигде не видно звёздно-полосатого флага. Детектив сорвал картину со стены и обнаружил там углубление. Здесь лежали какие-то документы и черный блокнот «Молескин». Бегло просмотрев заголовки бумаг, Уайатт понял, что здесь ничего для него интересного – преимущественно бухгалтерия. Макулатура. Поэтому загребущая рука схватила блокнот, и полицейский тут же распахнул его. На последней странице значилась фамилия: «М. Геварро» и рядом вечернее время. Уже хорошо. Не стал бы Луис к себе в ежедневник вносить каждого встречного-поперечного, решившего покувыркаться – на это не хватило бы и тысячи блокнотов. Пальцы отогнули страницу назад. Еще одну. В юности Хадди тоже вел что-то типа дневника – записывал туда всякие рассуждения, выводы, происходящие по жизни. Но потом сжег их. Потому что в один прекрасный день какая-нибудь сволочь может начать копаться в этих записях. Как сам Хадсон сейчас. И проникновение в душу автора – меньшее из зол при этом. Главное – получение дополнительной информации, которую можно направить против владельца. Например, в данный момент, именно со страниц блокнота он получил сведения о регулярных визитах некоего «М. Геварро» к Луису-младшему.

В это время Ройс развлекался со своими подопечными.
- Офицер, не то, чтобы я жаловался. Но мне кажется, это незаконно: держать человека под прицелом без достаточного на то оснований. Мы вроде как безоружны.
Говард не успел ничего ответить. Как раз в ту же секунду из 5-й комнаты появился Уайатт с ежедневником в руках. Он остановился там же, в коридоре.
- Безоружны, это верно. Но отнюдь не безопасны, - тоном преподавателя из университета пояснил Хадди. – Детектив Ройерсон просто следит за тем, чтобы вы держались в определенных рамках… Луи, приложи к челюсти лёд. А то вся морда распухнет.
Сутенёр затравленно посмотрел на детектива.
- Иди-иди, - успокоил его Уайатт. – Между нами бывают разногласия, но я желаю тебе только добра.
Луис-младший поднялся со стула и на подкашивающихся ногах побрел в ванную комнату. Пожалуй, с ударом по физиономии вышел перебор… Но вся эта мразь должна бояться. При одном упоминании слова «полиция» по радио или телевидению пускай покрываются мурашками, дрожат. Только страх позволяет наводить порядок.
Хадсон со смаком получил новую порцию кубинского табака, после чего поднял глаза на Марко – тот смотрел на него с пристальным интересом. Уайатт просиял и картинным жестом руки пригласил латиноса подойти к нему.

+1

12

Насчет того, что этот тип вообще способен желать добра кому-то, кроме себя, Марко очень сильно сомневался, но по понятным причинам свои сомнения решил не озвучивать и, проводив взглядом спину Луи, который явно был рад покинуть собравшихся, вернулся к изучению Хадсона. Вернее, к размышлениям на тему того, что он успел высмотреть в проклятом ежедневнике и какие выводы сделал профессиональный, привыкший к анализу, полицейский. И подозрительно довольная физиономия отнюдь не успокаивала.
Вставать с кресла совсем не хотелось. Потертая псевдовелюровая старомодная обивка, к которой он уже почти привык, давала призрачное ощущение какой-то защищенности, особенно теперь, когда Луис исчез из поля зрения и все внимание копов сосредоточено на нем. Если бы можно было слиться с обивкой, то он бы так и сделал, но Уайатт стоял и ждал, да и Геварро понимал всю бесперспективность своих мечтаний. Вариантов у него, в сущности, не много, оценивать и узнавать весь диапазон он не собирался, поэтому медленно и осторожно приподнялся, не сводя с Хадсона внимательных черных глаз.
- Я же безобиден, как ягненок, офицер, - в голосе Кубинца можно было уловить нотки обиды. Он вырвался из мягких объятий кресла и с беспокойством взглянул в сторону Ройерсона, все еще державшего его под прицелом. Присутствие рядом направленного на него оружия нервировало живого и активного в движениях и жестикуляции кубинца, вынужденного контролировать свой южный темперамент. Запах сигарного дыма снова защекотал ноздри и от отчаянного желания закурить сдавило горло. Марко облизнул сухие губы и, не сводя глаз с копа, в успокаивающей жесте поднял руку с раскрытой в его сторону ладонью, - Я же не выйду за рамки, если тоже закурю? Вы должны меня понять, сеньор, - широко улыбнулся и медленно извлек из кармана пачку крепких тонких сигарилл и старую зажигалку Зиппо. Предпочитаюший в быту, как и Хадсон, сигары, в своих передвижениях и поездках кубинец отдавал предпочтение именно сигариллам в виду более простого применения. Пачку Марко продемонстрировал обоим, как знак чистоты намерений - я всего лишь хочу закурить! - и, стоя на безопасном от обоих расстоянии, прикурил и жадно, торопливо затянулся, добавляя в душный, уже задымленный воздух комнаты новую порцию крепкого табачного дыма. Длинные волосы упали на лицо, скрыв нервно подрагивающие плотно сжатые губы и сверкающие лихорадочным блеском глаза. Удовлетворив срочную потребность в никотине и чувствуя, как стальные тиски постепенно отпускают горло, а нервный узел под горлом ослабевает, Геварро глубоко вздохнул, поднял голову и на шаг приблизился к Хадсону, предусмотрительно остановившись на расстоянии вытянутой руки. Стоя лицом к лицу, он тряхнул упрямо гривой и открыто посмотрел в глаза:
- А мне вы тоже пожелаете добра и отпустите, офицер? Мне бы не помешали документы, пор фавор...

+1

13

- Кури сколько влезет, - кивнул Хадди.
После того, как кубинец раскурил свою сигариллу, в помещении стало столько дыма, что, наверное любой пожарный бы растерялся. Уайатт и Геварро смотрели друг другу прямо в глаза несколько секунд. Табак пошел парню на пользу — стал увереннее в себе. С одной стороны, это могло быть опасно. С другой, Хадди всегда больше любил работать с мужчинами, способными мужественно взглянуть в лицо неприятностям. Открытый взгляд Марко заставил Уайатта запустить руку в карман и вытащить оттуда один из документов — лётную лицензию. Он протянул ее кубинцу. Водительские права пока еще оставались в пиджаке.

- Заметь, Марко, - голос полицейского звучал тихо, даже доверительно. - За весь вечер у тебя в кармане не обнаружилось маленького пакетика кокаина; ты не словил пулю за сопротивление при аресте; тебе даже никто ни разу не врезал. Я хочу, чтобы ты оценил это.
Хадди по-приятельски подмигнул. Многие знали этот его жест. Кто-то связывал подмигивание Хадди со свойским отношением, кто-то наоборот, считал зловещим знаком. Ройс с едва заметной досадой на физиономии спрятал служебный Кольт обратно в кобуру. Похоже, стрельбы сегодня не будет. И кулаки почесать не удалось. Помолчав пару секунд, Уайатт добавил:
- В этом ежедневнике, - палец ткнул в обложку «Молескина». - Твое имя встречается более одного или даже двух раз. Ты наведываешься сюда раз в два-три месяца. Это уже противоречит твоим первоначальным показаниям.
Из груди детектива отдела нравов вырвался смешок.
- Но я тебя не осуждаю. Ты видишь меня в первый раз. Еще не знаешь, кто такой Хадди Уайатт. Я бы тоже насторожился. Но раз уж мы с тобой тут так мило курим... Что у тебя за дела с Луисом? Продаешь ему что-то? Девочек? Пушки? Шмаль? Или может он что-то тебе втюхивает? Скажи мне, и у нас будет шанс расстаться друзьями.
Хадди вытащил сигару изо рта и выжидательно посмотрел на кубинца.

+1

14

- О, си, сеньор, я оценил, - Геварро сжал сигариллу зубами, демонстрируя крепкий оскал, и вытащил из пальцев Хадсона лицензию, кивнув в подтверждение своих слов в ответ на не очень-то и завуалированную угрозу. Напряжение и настороженность не отпускали, но первоначальный шок и испуг отошли на задний план и Марко с удовлетворением отметил, что пальцы не дрожат и горло не перехватывает. Документ быстро исчез в заднем кармане брюк, огонек от очередной затяжки вспыхнул с новой силой и весело побежал на коричневому табачному листу, а кубинец сквозь завесу дыма на подмигивание ответил недоверчивым прищуром. Скорее внутренним чутьем, нежели боковым зрением почувствовал, как направленное на него оружие исчезло и с облегчением выдохнул дым.
- А сейчас я знаю, кто такой Хадди Уайатт? - неприязненный взгляд на чертов блокнот и ответ вопросом на вопрос больше с целью потянуть время и дать себе возможность понадеяться на некое чудо, которое избавит его от необходимости отвечать. Но секунды таяли, как струйки дыма с сигар в воздухе, а чуда не происходило. А доброй воли копа на много может и не хватить.
- А может, я запал на местных девочек? - Марко криво усмехнулся и тут же стал более серьезным, - Я не связываюсь с наркотой, - второй раз за вечер поморщился Кубинец, качая головой, - И насколько я знаю, Луи тоже в это дерьмо не влез, - "Пока не влез." Рассказывать о внезапном интересе сутенера он посчитал излишним: все-таки не первый день он с ним работает, должна же быть хоть какая-то корпоративная этика. И так Хадсон наверняка не обрадуется, узнав, что держатель притона уже больше года торгует оружием по мелочи. Сдавать клиента не хотелось, но это был как раз тот случай,когда своя шкура дороже. В конце концов он никого не обманывал, а просто выполнял договор. За свои риски он сейчас и отдувается, а что будет объяснять Луис - это его головная боль.
Снова затянувшись с такой силой, что от дозы никотина зашумело в голове, Геварро зажал сигариллу в пальцах, оглянулся на Ройерсона, словно чтобы убедиться в том, что пистолет все еще у него в кобуре, и кивнул Уайатту:
- Только ради шанса расстаться друзьями. Ничего особо крупного, так, по мелочи. Пушки.

Отредактировано Marco Gevarro (2015-12-26 17:51:06)

+2

15

- А сейчас я знаю, кто такой Хадди Уайатт?
Этот латиноамериканский чёрт решил поязвить. Что ж, в определенном чувстве достоинства ему не откажешь. Сигара снова отправилась в тиски зубов. Ее конец уже пропитался слюной и размяк.
- Хадди Уайатт — это легавый из Лос-Анджелеса, который может быть тебе гипотетически полезен. Однако взаимность, друг мой, ключ ко всем отношениям.
При этом Хадсон качнул головой, будто в подтверждение собственных слов.
- Я рад, что это не шмаль. С ней больше проблем. К тому же, - Хадди оскалился. - это вотчина отдела по борьбе с наркотиками. А мы их не любим. Правда, Ройс?
- В точку. Терпеть не можем, - Ройерсон покривил губы.
- Оружие, правда, тоже не наше дело... Но это уже детали.
Уайатт размашистыми шагами прошел поближе к выходу. Туда, где по-прежнему стоял, не шелохнувшись, чернокожий охранник. Хадди, как бы между делом, обратился к телохранителю:
- Слушай, ты ведь не в обиде за то, что я тебя назвал нигером? Того требовала ситуация. Тем более, твоих предков действительно так окликали. Ты ведь чернокожий? Да. На правду нельзя обижаться. Ты не держишь на меня зла?
Хадсон сверлил афроамериканца глазами. Выражение лица Уайатта, естественно, не предполагало отрицательного ответа. Негр чуть слышно отозвался:
- Нет, я не держу на вас зла, детектив Уайатт.
Тогда Хадди широко взмахнул руками:
- Вот и прекрасно! А теперь вали отсюда. Сходи в "KFC" на той стороне улицы, съешь чего-нибудь.
Решив не испытывать терпение полицейского, охранник в течение нескольких секунд спешно покинул помещение. Тут Хадди снова развернулся к Марко, левая ладонь отправилась в карман брюк.
- Каково происхождение твоих пушек, Марко? Необязательно выдавать корпоративные тайны. Мне абсолютно наплевать, кто поставляет тебе товар. Но меня интересует, что это за товар. Департаменту полиции Лос-Анджелеса по долгу службы иногда требуется получить в свое распоряжение определенное количество нигде не зарегистрированных единиц оружия. Поэтому время от времени я бы хотел с тобой сотрудничать. Взамен я готов обеспечить тебе полную безопасность на территории Города Ангелов и его окрестностей, будь то Бейкерсфилд, Фресно или любой другой населенный пункт в радиусе 30-ти миль.
Уайатт докурил сигару и щелбаном отправил окурок на ковер, где его тут же настиг мощный каблук. Сигара оказалась растоптанной в пепел. Хадди серьезно взглянул на Геварру:
- Comprende, amigo?

Отредактировано Hudson Wyatt (2015-12-26 19:18:16)

+1

16

Он дымил, как паровоз, пока Хадсон рассуждал о том, насколько внезапно свалившаяся информация об оружии относится к его компетенции. Курил и молчал, пока он удалял из комнаты охранника, пытаясь понять, в плюс или в минус к карме то, что копы намеренно удалили стороннего свидетеля грядущего разговора. Чутье подсказывало, что разговор предстоит серьезный, но к дальнейшему повороту событий жизнь Марко не готовила.
Через его руки за последние годы прошло немало оружия, не один комплект взрывчатки, люди, которые предоставляли товар и те, кто его покупали - они все были разными. Арабы, колумбийцы, главари мелких и не очень банд. И все они, выходя на него, отличались одной особенностью: они чертовски быстро переходили к сути вопроса. Не ходили кругами, а выдавали условия в лоб, и Марко оставалось лишь сопоставить их требования со своими возможностями и дать ответ. Легавый говорил так же. Четко, быстро и по делу.
Покусывая кончик сигариллы и чувствуя, как кусочки мелко резанного табака остаются на языке, Геварро долго смотрел на руку Хадсона в кармане, внутренне напрягшись и ожидая любой подлости, а мозг тем временем обрабатывал полученную информацию. Деловой серьезный тон и привычный для подобных бесед расклад настроил его на рабочий лад и, так же серьезно глядя в ответ, Кубинец отреагировал, выдыхая слова вместе с дымом:
- Lo entiendo. Cuánto?*
Крошки противно перекатывались на губах, сигарилла нервными усилиями почти полностью была выкурена и уже больше мешала и отвлекала, чем помогала и успокаивала. Будто в пику Уайатту, Марко взглянул на втоптанную в ковер сигару, мягко отступил к столу и подчеркнуто аккуратно затушил окурок в тяжелой стеклянной пепельнице Луиса. Крошки же, облизнув губы, уже бесцеремонно сплюнул в сторону.
- Это чистый товар, - избавившись от помехи, кубинец опустил руки в карманы и покачнулся на каблуках, - Не зарегистрированный, проверенный, надежный. Широкий ценовой диапазон. Зависит от того, что именно и в каком количестве требуется... департаменту полиции Лос-Анджелеса, - словосочетание было столь непривычно, что Марко невольно осекся, но быстро оправился и сверкнул широкой, беззаботной улыбкой, будто вел речь не о поставке нелегального оружия с мутными и явно нечистыми на руку копами, а обсуждал свои планы на ближайший уик-энд. И планы явно были многообещающими, - А я всегда открыт для сотрудничества.
_____________________
* Я понимаю. Сколько? (исп.)

Отредактировано Marco Gevarro (2015-12-26 20:51:56)

+1

17

Слава тебе, Господи. Этот латинос не стал выпендриваться и облегчил Хадди работу. При этом пробубнил что-то по-испански. Уайатт не совсем понял, потому как не говорил на этом языке. Знал только набор нескольких базовых слов, которые можно услышать на улицах от торчков, жуликов и прочей шушеры латиноамериканского происхождения. Еще бы он стал изучать язык этих бродячих псов всерьез! Деловой настрой Марко полностью сменил обстановку в помещении. Теперь Хадсон точно чувствовал себя комфортно — можно решать серьезные дела. Подвернувшийся торговец оружием — то, что нужно. Часто приходится кому-нибудь подбросить ствол (а потом представить убийство как нападение на полицейского). Либо грохнуть кого-нибудь, не засветив при этом собственную пушку. Только последний кретин станет пользоваться при этом зарегистрированным (или, боже упаси, табельным!) оружием.
- Знаешь, я в детстве читал о персидских торговцах лошадьми, всегда точно понимавших своих клиентов и идеально ориентировавшихся в своем товаре. Купцы от бога. Эти истории всегда мне нравились. Надеюсь, в тебе, Марко, есть что-нибудь от них.
Не смотря на отвлеченность реплики, произнесена она была без сарказма или иронии. Скорее лирическое отступление детектива Хадсона Уайатта. Тут он поднял взгляд на своего напарника Говарда:
- Ройс, напомни нам с Команданте статистику самых популярных видов стрелкового вооружения у настоящих патриотов?
Ройерсон поднял глаза к потолку, пытаясь вспомнить какие-то данные. Губы его зашевелились, беззвучно произнося какие-то фразы. Затем он вернулся взглядом к присутствующим. Сначала посмотрел на Хадди, затем на Марко Геварру:
- Если мне не изменяет память, и если мы поверим статистическим данным за 2002-й год, то больше всего людей в Соединенных Штатах Америки были застрелены из дробовика «Remington 870», - тон Говарда стал сухим, будто он находился на совещании у начальства. - На втором и третьем месте у нас револьвер «Smith & Wesson 10» и пистолет «Colt М1911» соответственно. Настоящая легенда.
Уайатт мечтательно прокомментировал:
- 911-й... Калибр 11,43. При попадании разносит в клочья. В лучших американских традициях, - затем голос вновь стал деловым. - Как ты понимаешь, нас интересуют наиболее любимые у публики виды. Поэтому для начала было бы неплохо получить по пять экземпляров каждого из вышеназванных участников нашего хит-парада. Ремингтоны можно в разных комплектациях.
После десятисекундного молчания, Хадди спросил:
- Возможно?

Отредактировано Hudson Wyatt (2015-12-27 12:51:52)

+2

18

Он надеется! Геварро сдержанно хмыкнул. Если свои собственные любые иные способности, кроме летных, он время от времени подвергал сомнениям - исключительно в крайне редкие периоды усиленного самокопания и неважного настроения - то в определенных способностях Уайатта сомневаться не приходилось. Вот кто тут делец, каких поискать.
Обстановка, конечно, нестандартная. В подобных притонах кубинец бывал не раз, его клиенты вообще не часто назначали встречи в модных ресторанах или современных офисах, но вот так вот говорить о делах с легавыми - это в его практике впервые. Не сказать, что плохо, но неожиданно и, чего греха таить, рискованно. Но эта развратная сучка-Фортуна явно решила к нему вернуться, и это не могло не радовать. Значит, он ей все-таки нравится, если даже из подобной переделки удастся выйти не только сухим, но и при деле. Вот и проверим.
Марко слегка поддернул брюки и расслабленно полуприсел на край стола. Скрестив руки на груди и отстукивая по мягкому, заглушавшему все звуки ковру, каблуком неторопливый, ровный и успокаивающий ритм, с внимательным интересом выслушал своеобразный доклад Ройерсона. Интересно узнавать статистику, так сказать, из первых рук. Лично он никогда не придавал особого значения этим подсчетам и исследованиям, просто не его это дело. Его делом всегда было летать, этим он жил. То, чем он занимается параллельно, Геварро оценивал не более чем побочный доход. Услугу, которую он в состоянии оказать тем, кто за нее готов заплатить. И желающие были - не так много есть готовых пойти на риск пилотов, в распоряжении которых имеется небольшой авиапарк. Так что в определенных кругах он даже заработал себе некоторую репутацию и опыт, хотя и предусмотрительно не стремился афишировать себя.
И опыт говорил, что крупные группировки предпочитают отнюдь не Ремингтоны, и тем более не смит-и-вессоновскую классику, а зарекомендовавший себя Калашников и грубую силу взрывчаток. Но то группировки, и оставалось только сложить руки в благодарственном жесте, что американская полиция идет по пути более мелких заказчиков. Итак, Ремингтон, Симт-и-Вессон и Кольт... Кубинец в задумчивости зарылся пальцами в волосы, растрепывая и без того творящийся там хаос и опустил голову, обдумывая заказ:
- Нет ничего невозможного, детективы, - подняв голову и поочередно глядя на обоих копов, Марко все-таки сделал безуспешную попытку навести порядок в своей шевелюре, зачесав вьющиеся буйным бесом пряди пятерней назад, - Револьверы и Кольты могу получить максимально быстро, а с помпой придется подождать. Я так понимаю, что интересует магазин на восемь патронов? Или сойдет и охотничий вариант? - говорить непосредственно о деле было проще и менее нервозатратно, - Кстати, а Глок не интересует? Принят на вооружение ФБР США для специальных агентов. Вам понравится, - кубинец усмехнулся, - Или недостаточно патриотично?

+2

19

Хадсон сложил кисть пистолетом, большой палец взвёлся, как курок, указательный направился на Марко:
- Мне нравится твой настрой, Геварро. С помпой, для широты ассортимента, сойдет две штуки в охотничьем варианте, и три восьмизарядных. Если пистолеты и револьверы можно получить раньше, я это только приветствую.
Уайатт запустил руку в карман пиджака и извлек оттуда водительские права кубинца:
- Полагаю, мы всё уже выяснили, Марко. Между нами возникло недоразумение.
Вытянув права, Хадди добавил:
- Что касается Глока… Глок. Глок. Чье производство? Германия?
- Австрия, - со знанием дела поправил Ройс.
Хадсон хмыкнул, в знак понимания, а затем добавил:
- Нет, пожалуй, Глок не надо.
Голос подает Говард:
- Я бы заказал. Лично для себя. Отличный ствол.
- Тогда запакуй в подарочную упаковку, - улыбнулся Хадди.

Из уборной показался Луис-младший. Походка уже окрепла, и не было похоже, что он рухнет через мгновение, как мешок картошки. Тем не менее, лицо сутенёра начало распухать. В глазах была написана усталость. Видимо, давненько его никто не бил. Надо закаляться.
Уайатт обернулся к нему:
- Луис! У тебя бывают классные клиенты. Поэтому на этот раз карающая рука правосудия обойдет тебя стороной, - детектив кивнул своему напарнику, Ройерсон отправился к комнате, в которой запер посетителей и малолеток. – Только больше не выкидывай подобных фокусов. Во-первых, это оскорбляет мой интеллект. А во-вторых, просто нехорошо получается.
Луи-младший дополз до дивана и опускается в него. Тут же он получил свой ежедневник.
- Хорошо, Хадди. Больше такого не повторится.
Ройс резко отворил дверь комнаты и рявкнул туда:
- Ну-ка, стервы, вон отсюда! Чтоб я вас больше не видел!
Оттуда, словно ошпаренные, вылетели проститутки. Не проходит и секунды, как они уже выскочили из притона, только пятки сверкнули. Ройерсон посмотрел на клиентов, оставшихся в комнате, спросил Уайатта:
- Хадди, что делать с мужиками?
Детектив пренебрежительно махнул рукой, так, будто отгоняет мух:
- Пускай тоже катятся.
- Бегите подобру-поздорову. В следующий раз жёнам вашим сообщим.
Клиенты также исчезли, и бежали чуть ли не быстрее девчонок. Сейчас они могли бы участвовать в олимпийских играх по дисциплине лёгкой атлетики. В борделе остались только детективы Уайатт и Ройерсон, Марко Геварро и Луис-младший.

+1

20

Кубинец довольно кивнул, соскользнул со стола и с достоинством принял обратно свои водительские права. Не торопясь, как человек, закончивший все срочные дела и теперь неторопливо собирающийся восвояси, он аккуратно сложил документы в бумажник и с энтузиазмом улыбнулся:
- С кем не бывает, детектив Уайатт, я понимаю, это ваша работа: стоять на страже американской демократии. Я рад, что наше небольшое недоразумение благополучно разрешилось, ведь крутом столько преступной швали, от которой не знаешь, чего можно ожидать,- бумажник исчез к кармане, а Марко совсем уже панибратски подмигнул Ройерсону, щелкнув пальцами в знак одобрения, - Приятно встретить ценителя. Лично перевяжу бантиком.

Вернувшегося Луиса Геварро встретил в полнейшем спокойствии и самом радужном настроении, даже далеко не блестящий вид подельника его не особо, козалось бы, опечалил. Теперь, когда буря, грозившая накрыть его с головой, благополучно прошла мимо, даже не задев, кубинец вернулся к своему обычному благодушно-расслабленному состоянию. Не обращая внимания на юных шлюх и их незадачливых клиентов, будто их и нет, он упал в кресло напротив грузно растекшегося по дивану Джуниора, взглянул на часы и взмахнул рукой:
- Черт, я все-таки упустил столик и Сальму! Кто же мне это компенсирует, - лицо Марко на пару секунд приобрело выражение дурашливого страдания, он водрузил на нос очки и принял спокойно-серьезный деловой вид, - Детективы, если вы больше не торопитесь, то я бы закончил с Луи наше небольшое дело и буду в вашем полном распоряжении. Обсудим сроки и объемы где-нибудь в тихом месте.
Эти внеплановые переговоры грозили пилоту бессонной ночью, но оставлять столь специфических своих новых клиентов в подвешенном состоянии не хотелось. Поэтому наскоро корректируемые планы в коспатой голове кубинца выглядели примерно как: сбыть-таки с рук стволы для Луиса (чутье подсказывало, что сутенер сейчас не будет особенно придирчив и щепетилен, как обычно, значит была надежда сократить встречу по максимуму), утрясти с легавыми цены и сроки поставки заказа, делая поправки на свои регулярные рейсы из Сан-Франсиско и, если останется время, поспать хотя бы пару-тройку часов, прежде чем садиться за штурвал. Успокаивало, что путь обратно занимал всего полтора часа - не та нагрузка, которая была бы критической для его организма.
- Что скажете, сеньоры?

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Блюз бродячих собак