Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Счастливого Рождества!


Счастливого Рождества!

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Sheyena Teipa, Sabrina & Guido Montanelli
при участии младших Монтанелли
Место: дом Монтанелли
Время: Рождество!

+2

2

вв
Вода шумно лилась из крана, пока я отмывала там руки от фарша, телевизор вешал какое-то рождественском ток-шоу, Лео возился с Дольфо в гостиной – я отчетливо слышала даже слишком громкий смех младшего брата, которого Лось явно щекотал. Пронеслась мысль – лишь бы не разбудили Тори, ведь Шейенна только укачала ее и сейчас появилась на кухне.
-Папа, как обычно, занимается мясом на заднем дворе, - приветливо улыбнулась я ей, вытирая руки. - Ehi, ragazzi! Будьте потише! – высунулась я на секунду в гостиную, но мое восклицание не произвело на мальчишек никакого эффекта. Что мне осталось, кроме как пожать плечами и улыбнуться. Лео так любил младшего брата, что у меня порой дух захватывает. Видимо, и вместо меня он ждал братишку, а тут ему такую свинью подсунули в виде сестренки, так что теперь он явно отрывается.
-Сейчас я закончу с лазаньей, а потом мы можем заняться сладким. Что тебе больше нравится: панна котта или тирамиссу? – спросила я новую хозяйку дома отца, с которой мы с недавнего времени перешли на «ты». И, это Рождество должно было стать еще одним мостиком нашего с ней взаимопонимания, ведь мужчины благоразумно слились, оставив нас вдвоем на кухне.
Я была совершенно не против, потому что пока лично у меня к ней никаких претензий не было. Дольфо относился к ней как к доброй тетушке, Тори быстро привыкла и привязалась к ней, а папа... ну, это отдельная статья. Она уже как влитая смотрела в нашей семье, но лично я к ней пока что только присматривалась. Не сказать, чтобы во мне сидела куча подозрений, нет, все что можно было, я уже проверила перепроверила, но... пусть это останется только при мне.
Шейнна мне приятна, как человек, но доверять ей – пока нет.
Вообще это Рождество должно стать интересным. Мы собрались только нашей семьей, без Семьи большой, что вызвало у меня восторг и удивление. Сразу появились воспоминания о детстве, когда я сама вела себя, как Дольфо: не желала сидеть в церкви, а потом носилась по дому под неодобрительные крики мамы, чтобы поберегла нарядное платье, наедалась вкусным ужином, обещала себе ночью выследить Санту, но всегда и меня и Лео морил сон, и наш детективный план так и не нашел своей реализации. И сейчас мне так приятно примерить на себя роль взрослого, такого своеобразного руководителя семейного торжества, какой когда-то была наша мама. И, кстати, с этой переменой актеров сама суть не поменялась. В доме так же царил детский смех, на кухне булькали и шкворчали кастрюли и сковородки, всюду витает запах ванили и хвои – праздник постепенно наступал, что не могло не радовать. Да, я сейчас почти счастлива, ведь нет ничего приятнее такого совместного времяпрепровождения с семьей.
За этими мыслями я уже уложила в глубокий противень лазанью, обильно полила ее сверху соусом и присыпала сыром. Оглянулась в поисках перчаток-прихваток, чтобы поставить блюдо в духовку, и тут Шейенна любезно подала мне их.
-О, спасибо! – с улыбкой поблагодарила я, отправляя традиционное блюдо готовиться, развернулась к ней и спросила:
-Так чего же у нас сегодня будет сладкого вкусного?
Тут в комнате появился папа.
-Наш главный повар! Ну, как там наша звезда вечера? – подошла к нему и поцеловала в щеку.

Отредактировано Sabrina Montanelli (2015-12-23 15:15:40)

+2

3

Шей тихо стояла возле окна, что было в пол на первом этаже, смотря как мальчишки, один взрослый, а другой маленький, носились по лужайке возле, дома, играя с маленькой сестрой. Торри так заливисто смеялась, что плечи наблюдающей индеанки приподнимались в беззвучном смехе. На кухне во всю воевала с ужином старшая дочь Гвидо – Сабрина. Почему у Шейенны отношения складываются проще с мужчинами? Вот с Лео как-то заладилось сразу. Дольфо… у него все сложно в жизни и такие перемены, как переезд в дом, где он живет, чужой женщины, вовсе не в роли няни, сильное потрясение. Между ними некое перемирие, затишье. И только им решать быть войне или они переживут и придут к пониманию. Время расставит все на свои места. Гвидо. Шей перевела взгляд на кухню, где в открытую дверь увидела, как итальянец разжигает огонь, чтобы пожарить вкусные стейки.
В дверь вбежала Торри, прячась за ноги Шей, крича:
- Неть! Ле неть!
Мальчики поняли, что она устала, и перестали ее преследовать, давая Шейенне взять на руки принцессу. Красные щечки, блестящие от слез глазки.
- Ты устала, - слезы не были вызваны расстройством ли и обидой. – Мы пойдем спать?
- Да, - Торри кивнула, уже готовая устраиваться на руках индеанки, как появился в дверях ее отец. – Папа, - тянет ручки, но потом спохватилась, сложила их на ножках.
- Мне кажется, вы готовите на всех, и ощущение, что кого-то мы ждем. – Она подошла к итальянцу, целуя того в щеку, давая малышке ущипнуть отца, куда дотянется ее ручка. – Полотенце на кухне, а мы спать. Маши папе ручкой. Нет нет, не ложись. Нам еще платье снять, - вот так воркуя, они вдвоем скрылись от всех на втором этаже.
Торри быстро поладила с незнакомкой, в силу своего возраста, тянулась едва не ко всем, кто мог ее погладить, приголубить, понянчить. Как называет мамой Агату, Сабрину, порой и Паулу. В моменты единения Шей и Торри, индеанке тоже отводилось место «мамы» в сердце маленького ребенка. Умыв девочку, Шей облачила ее в тонкую пижамку, видя, что малышка же качается от усталости, как могла тормошила ее. Эта чудесная ребенка встает ни свет ни заря. В отличие от отца и брата, Шейенна привыкла к ранним подъемам, но если давалось время отоспаться, то пользовалась этим на всю катушку. За те несколько дней, что Шей жила в доме Гвидо, приучила Торри засыпать на руках, но прижимаясь животиком к ее груди, положив голову на маленькую подушку на плесе индеанки. А сама Тейпа читала ей Кениги. Себе, а Торри тоже слушала. Так Шейенна прочла за эти несколько ночей много детских книг, понимая, что девочка вряд ли поймет значение слова «орк» или «демон». Да, женщина любила всякого слова сказки.
- Я видела его в окно, - спустившись на кухню, ответила Шейенна. – Он любит готовить. И в отличие от большинства мужчин умеет. – И вновь эти непонятные слова. – Ни то, ни то. Мне не дается ваш язык, и поэтому я не могу запомнить, что имеет какой вкус. Но невкусного ничего не пробовала. Поэтому, яйца взбить могу, а остальное чего и в каких нормах, давай ты сделаешь.
Итальянский был ее камнем преткновения. Все дети Гвидо и он сам владели этим языком, и когда кто-то выражался на родном, то Шей сразу как немая рыба, хлопая глазами, ждала перевода. Честно признаться, Шей боялась этого праздника. Когда Гвидо сказал, что приедут старшие дети, стало как-то неловко. Но он успокоил. Умеет ж. Протянула прихватки, видя как Сабрина кружится на месте, Шейенна присела на высокий стул.
- Я могла бы предложить что-то родное мне, но это слишком обыденное. А так, давай у мальчиков спросим.
Шейенна торопливо вышла в гостиную, где мальчишки уже утихомирились, лежали на диване, смотря какой-то канал.
- Выбор между… Минутку, - Обернулась на кухню, - как ты назвала – кота панна и мисутира?
Все. Больше никаких иностранных уроков. дом сотрясался от смеха Лео и Дольфо, которые обернулись в ее сторону. Гвидо тоже не отставал с Сабриной, а Шейенна чувствовала себя каким-то несмышленышем.

Вв

http://cs623226.vk.me/v623226934/1fbf2/J3HNiBvqj7I.jpg

Отредактировано Sheyena Teipa (2015-12-26 22:57:13)

+2

4

В городе могло происходить что угодно, и бизнес мог идти по-разному, и в Семье могли бы быть какие угодно вопросы или разногласия, но всё это отходило на второй план в такие дни, как эти; Рождество - вот что оставалось неизменным, на время праздников все склоки и раздоры прекращались, пушки отправлялись в самые дальние ящики, и всё, что хотели гангстеры - это, как и все люди, просто развлекаться в своё удовольствие; кто со своими родными и близкими, кто-то - с друзьями и приятелями, Рождество - было общим праздником, и в криминальной среде в том числе; даже шумный Чайнатаун, где к Рождеству Христову и христианству в принципе отношения мало кто имел, становился в это время декабря тише, Сакраменто погружался в тихую и уютную атмосферу праздника, новогодних подарков, семейных фильмов, ёлок, гирлянд и снеговиков - в их жарком климате, увы, только бутафорских - ну и конечно, как без Санта-Клауса, как по волшебству, восседавшего в каждом из торговых центров?
Вообще-то, для Гвидо каждое Рождество было немного разным; некогда и он, будучи моложе, предпочитал шумные гулянки с друзьями - а к детям, что называется, заскакивал, поздравляя, передавая подарки - не желая особенно пересекаться с их матерью (что было и вполне взаимно), - и имел в запасе несколько рождественских историй на своём собственном опыте; но в этот год - очередь Барбары была проводить его в одиночестве, компании подруг, или с кем бы она его не праздновала, а все остальные Монтанелли собрались в доме Гвидо, что не могло не вызывать у него приятных ощущений, что ни говори, приятно видеть всех своих детей под одной крышей... какой бы сложной их семейная ситуация ни была, по сути - с этим уж ничего не поделаешь; просто они такая "особенная" семья. Но всё же - счастливая по-своему.
Не забывая о том, что Рождество - это религиозный праздник, Монтанелли-старший начало этого дня провёл в церкви, поставив несколько свечек и воздав молитву; в последнее время, можно было заметить, что он стал даже более религиозным человеком, нежели был раньше - но... пожалуй, ему было за что поблагодарить Господа, и было, о чём помолиться; хотя это мало было связано с тем, что он у него хотел бы попросить... в его случае, пожалуй - подарков стоило бы ждать скорее от Санты-Клауса. Не сказать, правда, чтобы Гвидо вёл себя так уж хорошо в этом году... не сказать, чтобы вёл себя очень уж хорошо последние лет эдак тридцать пять, но - неважно. Лучшие его подарки - вот они перед ним, все четверо, от самого большого до самой маленькой. И конечно, за знакомство с Шейенной Небесам сказать "спасибо" тоже стоило... Наравне с первым шажочком и первым словом маленькой Виттории, она была лучшим, что случилось с ним в этом году.
Это слово звучало всё твёрже из её уст, но ничуть не менее звонко...
- Старшие братья совсем тебя уморили, да, мой ангел? - улыбнулся Виттории, поцеловав её маленькие пальчики, когда та потянулась к нему ладошкой; затем подставился под губы Шейенны, ответил на поцелуй и Сабрины, приобняв всех троих девочек сразу, только ладони растопырив, стараясь ими не коснуться никого - они были всё ещё немного жирными от мяса, и он вполне мог бы оставить на их одежде следов... - "Звезда" почти готова. А как там соус?.. - повернул голову к плите, на которой стояла кастрюля с соусом к мясу, которую он варил параллельно всему остальному - как и обычно, их итальянских стол ломился от блюд; съесть даже половину из них было бы, пожалуй, не под силу им всем вместе - однако Монтанелли это вовсе не останавливало, первым, обычно, уходит самое вкусное, а хватать должно всего вдоволь. - Спокойной ночи, доченька... - улыбнулся Торри, вытерев руки полотенцем и помахав им с Шейенной рукой. Вряд ли проспит ребёнок так уж долго - и не только потому, что Дольфо и Лео шумят, а просто потому, что все остальные бодрствуют, даже Боппо мечется между людьми, виляя хвостом. Попробовав соус, Гвидо выключил конфорку, и отложил половник на блюдо - посчитав, что готово. Осталось снять мясо... - Сейчас вернусь... - оглянулся на Дольфо и Лео, устроившихся у телевизора. Такие разные; и такие похожие - так и не скажешь, что они друг друга вовсе не знали пару лет назад, казалось, что они всегда знали друг друга, как братьев... и сердце радовалось, глядя на них. Не всегда бывает просто принимать и такие вещи.
Ну, как и было сказано - у них в семье не всё бывает просто.
Мисутира... вообще звучало как-то по-японски. Шейенна так и не научилась выговаривать названия итальянских блюд, что у остальной семьи, уже даже и у Торри, слетали с языка без запинки...
- А что нам мешает приготовить и то, и другое?.. - засмеялся вернувшийся со двора Монтанелли, с блюдом в руках, на котором дымились свежие и ароматные стейки. Сам Гвидо, впрочем, предпочитал называть и их, к сожалению Шей, немного по-другому: - Кому бистекку? - услышав запах мяса, Боппо первым прибежал к нему; затем и сыновья, переглянувшись, рванули к столу, оставив телевизор работать. - Осторожно, не обожгитесь только...

Внешний вид

+2

5

Довольная, получила ответный поцелуй от отца, улыбнулась, направляясь с ним в гостиную, где уже оказалась Шейенна.
Стоя рядом с отцом, я тихо засмеялась, отчего-то начиная краснеть сама, будто это я неправильно произнесла название.
-Панна котта и тирамиссу, - четко я произнесла, выразительно смотря на женщину, в надежде, что она, может, повторит за мной, чтобы запомнить самые любимые блюда нашей семьи. Ведь она уже вошла в нее, наверняка прочно, и пора бы уже привыкать к нашим традициям.
Хотя, пока что у меня к ней претензий не было. Я в этом доме не хозяйка, все бразды правления в этом ключе взяла на себя она, чему я была рада, потому что как бы я не любила папину домработницу, а женщина, ведущая дом как ей нужно и живущая в нем – это незаменимая вещь. И дом, кстати, выглядел безупречно. И именно с появлением в нем Шейенны я стала чувствовать здесь именно тот домашний дух, которого я, как ни старалась, при немного страдающей гордыней Марго прочувствовать не могла, чего уж говорить об эре воцарения здесь прислуги. Да и папа поменялся, стал спокойнее, не такой дерганый и нервный. У меня не было ни единого сомнения, кто же так благотворно повлиял на него, и за это стоит сказать индеанке большое спасибо.
-Оба... – улыбка сползла с моего лица, сменившись озадаченностью. Всем испокон веков известно, что итальянцы большие любители вкусно и много поесть, и что стол в итальянской семье с менее чем тремя горячими блюдами – не стол, это ясно, как божий день. Но праздничный вечер неумолимо приближался, и сейчас я судорожно соображала, успею ли приготовить все, что оказалось в списке кулинарных желаний семейства Монтанелли.
-Мне и правда понадобится твоя помощь! – воскликнула, к явному удовольствию брата, сразу же направилась к холодильнику, даже не притронувшись к вкуснятине, принесенной папочкой. Манящий запах так и щекотал ноздри, к тому же, появившийся в кухне Боппо чуть не сбил меня с ног, несясь к угощению.
-Несносное создание! – мне пришлось ухватиться за Лео, чтобы удержаться на ногах, благо, брат крепко держал меня, и мы, так и держась друг за друга, как герои из мыльной оперы, буквально умерли со смеху, когда малютка Гамбит, следовавший за Боппо по пятам, попытался подпрыгнуть, как и он, и ухватить свою долю мяса. Но куда щенку до взрослого пса? – само собой, пируэт выше презабавный, плюс он оказался на пузе на полу, явно недовольный своим провалом.
-Иди сюда, моя радость, - отпустив кофту Лео, я опустилась на колени перед собачонком, почесав его за ухом. Взглянула на отца, мы с ним сразу понимаем друг друга, и вот уже через десяток секунд мелкий ротвейлер с чавканьем уплетал кусок ароматного мяса из миски на полу.
-Так, теперь моя готовка.
Нагло стащила кусок мяса из рук брата, все таки я добралась до холодильника и начала проводить там ревизию на предмет ингредиентов для блюд. Для запланированных мною салатов и закусок было все: закупалась Шейенна и я, хоть и отдельно, но полный комплект мы собрали. На столе из холодильника оказались сливки, яйца, следом я полезла в шкаф, пока вся семья наслаждалась вкуснейшим мясом.
-А где печенье?? – с набитым ртом возмущенно спросила я, но вышло больше комично, чем зло. Руки в боки, тщетно пытаюсь прожевать большой кусок и сверлю взглядом домашних.
-Кто уничтожил главный ингредиент, а? – обвела я взглядом всех без исключения, и тут же поняла, что преступник найден, но смысла от этого будет мало, все равно за ними придется ехать в магазин.
-Дольфо, я сколько раз говорила тебе, что столько сладкого есть нельзя? Где мы потом будем собирать твои испорченные зубы? – мальчик смотрел на меня слишком хитро, прячась за ногой Лео, чтобы я могла на него всерьез злиться, плюс, папа не позволил бы мне. И вполне справедливо.
-Накосячил, compagno,(парниша - ит.) - села я на корточки, смотря ему в лицо. – И за твой косяк ты сейчас берешь Лео и вы отправляетесь за печеньем в магазин, - поднялась я, в упор смотря на брата. Мне совершенно все равно, как он будет возмущен, а он точно будет, но делать нечего – тирамиссу он любит так же, как и я, поэтому поедет, как бы ему не нравилось вылезать из дома.
Проводив их только улыбкой, я взялась делать панна котту. Точно следуя рецепту еще бабушки Монтанелли, что является гарантией успеха, как раз когда я начала помешивать сливки в кувшине на огне, в кухне снова появилась Шейенна и папа.
-Пора приниматься за дело! Салаты и закуски сами не приготовятся! – как генерал, я взмахнула ложкой, разбрызгав немного горячего на себя. Так, пара капель, но зато какой вышел жест! И время на самом деле поджимает, а все продукты ждут на столе, пока их превратят в шедевры кулинарного искусства.

+3

6

вв. порадую отца

http://i.imgur.com/hSnkb1U.png

В жизни Лео не было такого детства, как у Тори и Дольфо. Радоваться, прыгать, бегать, смеяться, плакать. Такую роскошь Лео себе позволить не мог. Нет, в этом он никого не винил... по крайней мере, сейчас. Сейчас он ко всему относиться с пониманием, особенно после того, как стал узнавать о делах большой семьи. А исполнять роль старшего брата, эта привилегия его немного отталкивала. Смешно конечно, но Сабрина в этом плане всегда была взрослей и ответственней. А сейчас? Сейчас все иначе. Под рождество всегда случается магия. Рождественское чудо и все в этом духе.
Лео чувствовал всю теплоту и искренность объятий Дольфо, и не имело значения, что у них была разная мать. Старший брат любил младшего, как родного, и конечно желал ему больше запоминающихся моментов. По правде говоря, Лео и сам потихоньку начал забываться и увлекся, развлекая Дольфо и Тори. Сестрёнка так радовалась и прыгала, что бегая за Дольфо, случайно запуталась в ножках и чуть не шмякнулась на землю. Лео еле успел подхватить ее на руки и поднять над собой.
- Все, попалась... Теперь я буду тебя щекотать...
Лео начал крутиться, вызвав у сестрёнки звонкий смех на всю округу.
- Хватит... - уже не в силах визжать взмолилась младшая.
Коснувшись земли Тори побежала к дому, прячась за Шей. Шейенна была новой любовью отца, к которой еще не все успели привыкнуть. А Лео с этим не мог спорить, и как-то осуждать отцовский выбор. Да и по правде говоря, Лео не горел желанием и повода не искал. По мнению старшего сына, отец заслуживал любовь не только детей, но и женскую заботу. Может родную мать в полной мере она не заменит никогда, но вот стать часть семьи у нее все шансы. К этому вопросу Лео решил подойти с ответственностью. 
Дольф был верхом на плечах Лео, когда оба подошли к дому, где их встречала хозяйка. Да, сыновья ее воспринимали именно так. Женская рука в доме много решает и лучше пусть это будет она.
- Привет Шейенна. - Лео приветливо поцеловал встречающую индианку в щеку - Надеюсь, я не опоздал? На дорогах ужасные пробки. А в магазинах апокалипсис какой-то.
Наверно, итальянец слишком смутил женщину таким жестом, раз она даже, и ответить не смогла на это. Да и на это был расчет. Мужчина вошел в уже знакомый ему дом. Где всегда был уют. За что Лео и уважал Шейен, так это за то, что она смогла при всем своем старании держать порядок в доме и сохранить, некий привкус итальянского духа. А зная, насколько ей тяжело это все дается, она в двойне поднимает свой авторитет в глазах старшего брата.
Отпустив Дольфо, Лео направился к своей сестре на кухню. Тихо подкравшийся сзади и уколов пальцем в бок, Лео приготовился получить по голове. Но сестра лишь рефлекторно замахнулась, а ударить так и не решилась. Вместо этого пару непристойностей на итальянском и в конце теплые объятия.
- Я задержался. Где отец? - но только братец успел задать вопрос, как начал водить носом, почуяв запах барбекю. - Понятно. Вопросов нет. Здравствуй папа.
Не дожидаясь пока отец положит тарелку, сын обнял отца, похлопав его по спине. Семейную идиллию прервал младший, забежав на кухню с воплями.
- Лео, Лео! - малой держал что-то за спиной, хитрыми глазами подзывая старшего - Лео, смотри, что у меня есть. Хочешь?
Конечно, Дольфо не мог устоять, чтобы не свистнуть со стола сладости. В руках он держал горсть пряностей и протягивал их брату. Лео не выдержал и рассмеялся, беря одну печеньку и кладя ее в рот.
Вот если посмотреть на все это со стороны, разве кто-то может сказать, что у этой семьи куда больше скелетов в шкафу, чем у любой другой семьи. Нет, какими небыли повседневные будни, и какой бы стороной к ним не повернулась жизнь, они остаются людьми. А без обычаев, без традиций - их уже будет сложно такими назвать. Эта братская любовь, делиться самым дорогим с близкими людьми. То чувство, когда ты правильно расставляешь приоритеты и понимаешь ради чего ты встаешь поутру. Что заставляет тебя перетаскивать тело с места на место. Лео понимал, что отец возлагает на него большие надежды, пускай и не понимал, насколько глубоки его мысли по отношению к этому. Но если брать во внимание данный момент. Старший сын понимал все. Понимал мотивы отца - семья главное. Ради семьи отец пойдет на любую жестокость. Возможно, потому он счастлив в этот момент. Видя, как вся ненависть, которая твориться в мире сейчас за порогом.
Лео не успел доесть сладость. За спиной послышался громкий и сердитый голос сестры. Видимо печенье было предназначено не для этого. А когда сестра сердиться - это сулит нечего хорошего. Но ехать в магазин ради одного печенья, в канун рождества - это самоубийство. Повезло, что старший в качестве маленького подарка хотел подарить маленькой Тори коробку печенья. А сейчас, когда она уже спит, ей они не нужны. Да и для нее есть и другой подарок.
- Дольфо. Твой косяк. Держи ключи, принеси из багажника коробку печенья.
Младший любил машину Лео, у него даже была копия, только маленькая. Одна из его любимых игрушек. Врятли это было наказанием. Мальчик схватил ключи и побежал во двор к машине. Лео лишь успел в след выкрикнуть - Не съешь их только на обратном пути.

Отредактировано Leo Montanelli (2015-12-27 20:35:21)

+7

7

Шейенна пожала плечами на строгость голоса Сабрины, показывая, что разницы от смены букв она не чувствует, все равно это будет также вкусно. А пыталась ли Шейенна запоминать, прислушиваться, когда Гвидо порой разговаривал при ней с Дольфо на итальянском? Честно признается себе – нет. Он же иногда слышит, как она говорит на своем наречии с кем-то из родных, когда те звонят. Даже Джино на комбинате порой переходил на индейский диалект, им так было проще. А находящиеся рядом люди просто глазели, не понимая ни слова. Шейенна стояла в проходе, сложив руки на груди, смотря на тех, кто стал ее семьей. А ведь она всего лишь влюбилась в итальянца, а тут такое «прибавление», приятное и суматошное, не дающее заскучать или углубляться в размышления и свои мысли, которые порой норовили проникнуть в ее голову.
- А может лучше мы приготовим? – ответила Сабрине, давая понять, что не будет повторять. – положа руку на сердце – я голодна. И от споров аппетит лишь разыгрывается. Кстати, надо Торри приготовить суп-пюре.
Лео прошел мимо нее, обращаясь к сестре, отвлекая ту от всех дел, за что и получил нежный нагоняй. Дольфо же замявшись, прошмыгнул следом, оставляя взрослых в гостиной одних.
- Я не дам кормить малышку жирным мясом. Она слишком мала для такой пищи, - посмотрела на любимого мужчину, который выразительно, как дочь, приподнял брови в ответ на ее слова. – Опыт трех братьев, - развела руками.
Мимо пробежал Гамбит, тормозя когтями по паркету. Боппо своими габаритами едва не затоптал щенка. Хоть и подросшего. Подозвав дога к себе, Шейенна похлопала по бедру ладонью, призывая пса опереться на него.
- Ну что красавец, чуешь мясо да. Но наглеть не можешь? Помогу! – улыбнулась Гвидо, потянулась рукой к столу, снимая с тарелки хороший кусок мяса. Подав ладонь к пасти Боппо, почувствовала шершавый язык, и куска в мгновение нет. Пес благодарно лизнул ее в щеку, спрыгнул и пошел в гостиную, оставляя Гамбита радоваться хозяйке.
Ей было хорошо здесь. Шей чувствовала, что нашла то, что искала в жизни. Гвидо как горячий воздух посреди зимы, появился тогда, когда ее душа готова была совсем замёрзнуть от одиночества. Хотя можно сказать, что это она ворвалась в его жизнь. Но будучи скромной, Шейенна никогда бы не позволила себе первой оказать внимание Монтанелли, ведь тогда она не знала, что в жизни он свободен. Да, она была счастлива рядом с ним.
Обернувшись на смех, увидела как Дольфо смеясь, бежит к машине, чтобы забрать печенье. Шкодина!
- Пойдем накроем на стол. А потом сделаю ужин для Принцессы, - взяла Гвидо под руку, и повела через другую дверь на улицу, чтобы не мешаться своими прикосновениями к Монтанелли, детям. На понимала, что проявление таких излишеств, могло неправильно настроить детей к ней, хотя все уже давно ясно – ее приняли, ну по крайней мере открыто враждовать никто из троих детей Гвидо с ней не собирался. А ей как воздух было нужно его коснуться. Пальцем, плечом, губами оставить след на щеке. Она как зависимая. Выйдя на улицу, не удержалась, прильнула к его шее губами, прошептала, - я так тебя люблю!
Но им было чем заняться, это может подождать их времени. На свисающей над столом ветке качался прилетевший Каро. Его клетка стояла в спальне Гвидо, и ворон сразу понял, куда ему лететь, где его хозяйка. Одно то, что Каро мог спокойно сидеть на ногах Гвидо, когда тот читал, или восседал на его плече, говорило о том, что он принял его как своего. А так ведь мог и клюнуть. Характер у птицы еще тот.
- Поставим тут или отнесем ближе к дому, - подняла глаза к небу. Тучи нависали тяжелые, но по прогнозу никаких осадков не предвещалось. – Ты завернул набор для Торри в бумагу? Или забыл?
Улыбаясь, расстелила скатерть, приглаживая ту руками. Шейенна замерла. Уже четыре месяца, как она не слышала о Гийвата ничего. Родители не ездили к нему, потому что маме становилось плохо, а один отец не мог приехать. Но брат, мучимый чувством вины, никогда не осуждал родителей. Хватало и того, что Шей была рядом. А теперь то ее нет.
- Милый, - посмотрела на Гвидо грустным взглядом, - я хочу съездить к брату и Джо. Завтра. Пожалуйста.
Ворон вспорхнул и сел на спинку стула.

+1

8

То, что Шейенна не может запомнить названия их блюд - кажется, уже тоже стало такой традицией; и заставлять её зубрить их наизусть, как и тем более учить весь итальянский (который далеко не все итало-американцы так уж хорошо понимают, всё равно) Гвидо не собирался. И действительно, от того, как их называют, вкусовые качества изменятся мало, а учитывая, как сильно американская нация поиздевалась над традиционной итальянской кухней в принципе - то, что одна индеанка, чья культура пострадала ничуть не меньше, к слову сказать, путает буквы местами в их названиях, вовсе промах небольшой, Шей честно пытается запомнить, что где, по крайней мере. И одно от другого отличает уже лучше хотя бы по внешнему виду и вкусу, а что-то и приготовить сможет - со временем научится делать это ещё лучше... живя в этом доме, по-другому всё равно не получится.
- Привет, Лео! Где пропадал? - наверняка гонял где-нибудь на своей скоростной машине или девочек обхаживал, хотя зазорного в этом ничего нет, вопрос о делах в их семье вообще теперь имеет двойную подоплёку, по отношению к Лео - и тем более, да и - сегодня Рождество, старшему сыну друзей тоже надо поздравить. Скорее всего, утром он отправится к ним же, как приехал от них - продолжать развлекаться. В его возрасте, Монтанелли-старший тоже сделал бы так же. Лео сейчас переживает такой период своей жизни, когда надо ценить друзей - хотя при их образе жизни, их всегда нужно ценить.
- Да - мы-то здесь. - вторил словам Шей. Встретить Рождество или Новый Год за кухонной плитой - и впрямь, было бы в стиле Гвидо; несколько из пятидесяти пяти лет его жизни так буквально и начались, впрочем - встретил он их в переднике и лопаткой в руке. Были, иной раз, и менее удачные праздники... когда едва успеваешь переодеться перед тем, как впустить Лео и Сабрину в дом, которые встретили с мамой и хотели теперь провести некоторое время с отцом. Впрочем, вспоминать сейчас лучше только хорошее. - Ага, расскажи мне об этом... - улыбнулся в ответ Монтанелли, коснувшись ладонями затылков Дольфо и Лео, шутливо развернув сыновей лицом к Шейенне, а Сабрину чмокнув в затылок. У самого, мол - трое, и, хотя за маленьким Дольфо и не было возможности ухаживать в детстве, о чём Гвидо всю жизнь будет жалеть, - если бы она была, и с ним справился бы замечательно. Виттория пока что слишком мала, чтобы полноценно ощутить вкус праздника или отличать итальянское от неитальянского, и с настолько грубой пищей, как мясо, её животик пока что не справляется, хотя она и была отлучена от груди в довольно раннем возрасте (а что делать, пришлось). Но и ей можно оставить что-нибудь вкусное и сладкое - в этом она тоже уже понимает, хоть и не так хорошо, как Дольфо. Что Гвидо точно хотел бы - чтобы Торри кушала самые лучшее продукты, даже если они пока являются простыми, детскими.
- Им тоже много не давайте. - ответил Шей и Сабрине, пожелавших поделиться с собаками мясом - может, Боппо и Гамбиту и стоит дать почувствовать атмосферу праздника, но не слишком сильно, собаку избаловать легче, чем выдрессировать, и проблемы с пищеварением у них тоже могут быть из-за неправильного питания, и то удовольствие, с которым они будут уплетать человеческую пищу, им ещё может обернуться в будущем.
- Всё под контролем. - усмехнулся Гвидо, глядя на то, как разрешилась ситуация с печеньем и Дольфо помчался к машине брата; прекрасно, что Лео захватил с собой немного, выезжать из дома сейчас, и впрямь, удовольствие уже небольшое, а с другой стороны - и Рождество без печенья не рождество. Или что они оставят для Санты со стаканом молока? Наверное, Дольфо решил отложить для Санты печенье, зная аппетиты своей семейки, согласно старой американской традиции; что же, младшему из сыновей не помешает вера в чудеса - хотя она и его отцу не помешает тоже... но с ним в уходящем году уже случилось волшебство; сейчас он вместе с ним вышел за порог, спрятавшись от глаз детей.
- А я тебя люблю. - обнял Шейенну, прижавшись щекой к её уху. Сложно сказать, за что судьба дала ему такую награду в её лицу... едва ли он может сказать, что очень хорошо вёл себя в этом году. Но... наверное, лучше, чем в предыдущем? Подняв глаза на наблюдавшего за ними Каро, Монтанелли улыбнулся. Даже в том, что в его доме поселился ворон, было нечто символичное... Хотя Гвидо в этом видел скорее хороший знак, да и сама птица, хоть и казалась суровой, была незлобной. - Давай накроем в гостиной - всё равно все переместятся туда... - а на улице - слишком прохладно для приёма пищи; хотя морозов у них в штате и не бывает. А синоптики же могут и ошибаться... землетрясения месяц назад тоже вот никто не ждал. - Посуда Торри на своём месте, в шкафчике. - отмытая практически до блеска, к чистоте посуды для Виттории отец вообще подходил наиболее ответственно. Сегодня, впрочем, стоило бы и ребёнку вытащить что-нибудь более праздничное...
- Конечно, съезди. - Гвидо взял её лицо в свои ладони, взглянув в её погрустневшие глаза. Шейенна скучает по брату... а в тюрьме тоже наступает Рождество - один из праздников, что таковыми могут считаться более-менее. - Мне стоит поехать с тобой? - познакомиться с её старшим братом - в общем-то, тоже было бы правильно...

+1

9

Она не верила в Рождество, во все то, что придумали белые люди, но воистину сейчас понимала, что мужчина, который рядом с ней сейчас, это истинное счастье. Ей было все равно кто, будь хоть скитальцем без крыши над головой, ее чувства от этого не изменятся.
- Да! – прошептала, сделав шаг к Гвидо, ощущая теплоту его ладоней на своем лице, - мне очень важна твоя поддержка! Порой мне кажется, я бы не справилась одна. И не понимаю, как справлялась. Если можно позвать Паулу к обеду. Все таки Рождество и они с Алексом могут засидеться. Пусть как смогут, так и приедут. Мы ненадолго. И если они приедут с детьми, то Дольфо и Торри не будет скучно. – Прижала ладони к его, кивнула, что все чувствует. – Спасибо.
Другой бы мужчина пришел бы в ужас, осознай куда она собралась, да и то что у нее брат сидит по статье наркотиков, да еще и по малолетству. Гвидо же жил в той среде, и понимал ее. Не до конца, но то, что у нее родственник уголовник для него не есть причина порвать отношения. Наоборот, с каждым днем, с каждой ночью и утром итальянец и индеанка становились все ближе друг к другу. Шейенна ни о чем его не расспрашивала. Ей не было дело до того, что там, на другой стороне его жизни. Есть другой Монтанелли, тот, кто с ней здесь дома. А каков он есть в работе, Шей и так видела. Столько харизмы в одном человеке, что порой бы удивляться, что она и делала по началу, но потом привыкла, оставив для себя образ любимого и нежного мужчины. Даже узнав, что мать Дольфо и Торри мертва, никогда не спрашивала о причинах. Если Монтанелли понадобиться рассказать, он это сделает. И не зачем ковырять душу человеку, если ты не готов брать его груз на себя. Хотя Шей готова ко всему.
- Отнесем стол в гостиную? – улыбнулась, смотря на него снизу вверх. И все равно не перестает удивляться тому, что она такая маленькая по сравнению с Гвидо. – Хотя о чем я. Там же есть. Совсем уже. Я просто переживаю. Что-то во мне не спокойно. Может захватим для Джо вкусности? Тогда Френк ему отвозил, да и любит он лакомства. И еще надо кроссворды купить. Те, что я тогда ему передавала наверняка уже исписал.
Во двор, поднимая гардину пулей вылетел Боппо, как чувствуя, что Каро сидит низко. Ворон каркнул и взмахнул крылом.
- Боппо, нет. Каро стой.
Птица едва успевала набрать высоту, как пес бежал за ним вслед. Шейенна бросила скатерть, которую стянула со стола, побежала за двумя гонщиками. Боппо никак не может понять, что не надо так врываться в комнату или куда-то еще, когда птица сидит низко. И надо его отвлечь, чтобы дать ворону улететь. Один туфель ее застрял небольшим каблучком в земле, слетев напрочь, второй Шейенна сама скинула, мчась босиком по прохладной земле.
- Стой! – пес остановился как вкопанный, будто только что услышал женщину, что та едва не оседлала его, налетая. – Ну чего ты на него охоту устраиваешь, - потрепала по холке собаку, - если ты сомкнешь свои зубы на нем, то придется его съесть. А мне этого не хочется. Пойдем.
Каро каркнул, сидя на высокой ветке, сверкая глазами, в которых отражались уже зажжённые фонари на улице. Ревнует или злится? Из-за угла вышел Гвидо. Боппо затрусил к хозяину, подставляя голову под его ладонь.
- Это никогда не прекратиться, - всплеснула руками, Шейенна стала искать свои туфли.

+1

10

Может, неуместно об этом думать сейчас, в канун Рождества; но Гвидо в последнее время как никогда чувствовал свою близость к тюрьме - и в том, что он жил с бывшим коррекционным офицером, тоже было нечто символическое, пожалуй; во втором полугодии уходящего года многое было связано именно с исправительной системой... и учитывая то, что они переживали летом - пожалуй это можно даже назвать лучшим из того, что за это полугодие происходило с ним. И учитывая, как укрепились таким образом их отношения с внутритюремной системой (в чём Гвидо видел как раз больше хорошего, чем плохого - итальянцы должны поддерживать своих в тюрьме, а в двадцать первом веке это делалось, откровенно сказать, уже постольку поскольку, так как делать это стало тяжело), скорее всего они не скоро ещё прервутся. Не хотелось бы, конечно, самому оказаться в их центре, но... если начистоту, то навестить Джо и остальных стоило бы уже потому, что Монтанелли чувствует, что сам может оказаться в скором времени среди них. Шейенна это знает и чувствует, тоже...
- А мне важна твоя. - улыбнувшись, коснулся губами её лба. Порой каждому кажется, что он не справится в одиночку, на деле же - и Гвидо, и Шейенна справлялись сами по себе раньше; вопрос в другом - вопрос в том, сколько сил им это стоило. Люди сильнее, чем кажутся, и Провидение не даёт больше, чем человек смог бы вынести, говорят, но... это не значит, что можно справляться одному всё время - и им действительно важна поддержка друг друга. Очень важна. - Можем позвать всех... Паулу, Алекса, Агату, всех Альтиери, Майкла и его племянника - устроить большой праздник? - улыбнулся Монтанелли. Кто запретит растянуть праздник на несколько вечеров, или хоть до самого Нового Года не выходить из-за стола - как в молодости?.. Разве что сейчас они могут позволить себе больше, чем в молодые годы - стали богаче, успешнее... и отчего-то пытаются быть скромнее, иногда даже там, где этого не надо. - Тебе спасибо... - заключил её Гвидо в объятия, прижав к себе и замерев на несколько секунд. Может, они немного слишком задержались?.. Дети, впрочем, поймут. Они в том возрасте, когда того и гляди, Лео приведёт в дом подругу или Сабрину будет подвозить кавалер - и пора бы, вообще-то, хотя Гвидо никого и не торопит. Его старший брат стал отцом в 21 год, впрочем, времена были тогда немного другие...
- Давай, и побольше. Не только для Джо, но и для всех... устроим и им Рождество. - не только Гийвата и Нери сидят; в Сан-Квентин много их друзей, общих друзей, и друзей их друзей, и далее по списку... В комнате для посещений, да и вообще в тюрьме, наверняка шумно и людно в эти дни. Можно взять с собой и Альтиери, если выразит желание проведать дядю, да и вообще - никто не мешает и туда съездить всей дружеской компанией, ежели кто-то захочет; хотя место для посещений не праздничное, конечно, от слова совсем.
Идиллию и неторопливый ход мыслей нарушил Боппо, выскочивший из дома на всех парах, увидев своего нового пернатого друга на дереве и, видимо, решившего поиграть с ним - вот только летать, да и к счастью, большой пёс не умел, и поэтому всё, что ему оставалось - бегать и скакать за ним, запрокидывая голову вверх, радостно вращая хвостом и звонко лая. К сумасшедшему забегу, повторявшемуся уже который раз, присоединилась и Шейенна, что аж туфли послетали с её ножек...
- Боппо!.. Шей! - Гвидо с небольшим запозданием сорвался следом за ними, с трудом сдерживая смех; не хватало только, чтобы ещё Гамбит выбежал следом - а потом и остальные Монтанелли... - Вы барбекюшницу сейчас перевернёте!.. - которая, кстати, ещё горячая, что нехорошо для всех. - Resta, Боппо! - и только услышав итальянскую команду, Боппо, наконец, замер, что индеанка чуть было не налетела на него. Из некоторых соображений безопасности, чтобы привязать псину к себе чуть плотнее, Монтанелли Боппо учили командам на итальянском языке - чтобы понимал их только он один, и никто другой не мог бы ему командовать. - Vieni, мой хороший. - дог послушно засеменил, подставляясь под руку смеющегося хозяина. Гвидо почесал его за ухом, а затем слегка подтолкнул в затылок - в сторону дома. - Кажется, он намекает нам, что мы тут задержались... - улыбнулся, протягивая Шей одну из её туфлей и подставив руку, чтобы там могла опереться, отряхнув пятки и обуться. Каро, восприняв этот жест немного по своему, неожиданно вспорхнул на его плечо. - А ты зачем мою собаку дразнишь?.. - усмехнулся, проведя пальцем по пёрышкам ворона. На каком языке разговаривать с Каро, Гвидо не знал - на наречии народа Шейенны, быть может; но его он сам не понимал. Зато слышал, что вороны умеют запоминать звуки и подражать им, немногим хуже попугаев - интересно, получится ли научить его названиям итальянских блюд? Будет у Шейенны пернатый справочник... - Пойдём к остальным. Нас заждались уже, я думаю... - дождавшись, когда Шей переоденет обувь, Монтанелли взял её под ручку, ведя обратно на кухню; а Каро, спрыгнув с плеча, спланировал прямо в дверной проём, усевшись на холодильник...

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Счастливого Рождества!