Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » 00 Зверь внутри тебя ‡дай мне на него посмотреть


00 Зверь внутри тебя ‡дай мне на него посмотреть

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

[AVA]http://funkyimg.com/i/27jbd.jpg[/AVA]
[STA]правда или действие?[/STA]
http://funkyimg.com/i/26Lnm.png

Участники: Jason Westwood & Ange Arando
Место: прекрасный город Сакраменто
Время: 23 августа 2015 года, воскресенье
Время суток: после 20-00
Погодные условия: типичная для августовского вечера погода - тепло, безоблачно, слабый ветер.
О флештайме: Имя — не шаг к пониманию и даже не полшага, но сочетание звуков (временами — благозвучное, временами — не слишком), которым мы нарекаем себя для других, одно из наших отражений. Пусть мутное, кривое, мало похожее на владельца, но оно позволяет натянуть первую тонкую нить основы Гобелена Беседы. А дальше... Дальше всё зависит от мастерства ткача. (с)

http://funkyimg.com/i/26Lnu.png

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2u1tgBf7fdg2Bmke&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2u1tgBf7fdg2Bmke&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

Отредактировано Ange Arando (2016-02-07 22:57:41)

+1

2

[AVA]http://funkyimg.com/i/27jbd.jpg[/AVA] [STA]правда или действие?[/STA]
Суть власти не в деяниях,
а в возможностях.

посвящается отцу

Дыхание. Держать дыхание под контролем. Иначе дыхание возьмет контроль надо мной. Стало получаться не сразу, признаю.
<....>
Прощаясь с тренером Хари после пробного бесплатного занятия, я мысленно делала накаченному испанцу ручкой и считала, что это будет не только первая, но и последняя тренировка муай тай. Уходила беззаботной (читай еле сдерживаемой здравым смыслом, чтобы не убежать) походкой, имея явные намерения не вспоминать о случившемся.
Несколько дней спустя стало понятно, почему решение не возвращаться я ощущала как безоговорочное и окончательное. Я испугалась. Ужаснулась от того, насколько свободной и легкой ощущала себя на  выходе из зала. Ошарашена пониманием, что мне обязательно захочется испытать его вновь.
Эйме говорит, что любой предмет или событие имеет логичное объяснение. К любому предмету стоит искать научный подход. Моя сестра та еще хитрющая мордочка. Скинула мою проблему со своих красивых плечиков и даже мук совести не испытывала. Вот даже на столечко! Или Эйме-профессионал посчитала, что нет объяснений лучше, тех, что «пациент» находит самостоятельно? Я ничего от нее не смогла добиться, кроме утешительного поцелуя в нос.
Ничего существенного в сети для меня не нашлось, разве что я просмотрела десятков женских спаррингов, и выяснила, что тренер Ромере Хари двукратный победитель K-1 World Grand Prix. Спарринги между женщинам в большинстве своем выглядят не угрожающе, а смешно. У новичков точно.
У Хари, как у тренера, был собственный сайт. Положительными отзывами о нем пестрел весь интернет. В одном зале он тренировал и мужчин и женщин. Я видела его фотки с первых боев. Он не изменился ни на йоту.
Шлемы, уродские шорты и гетры. Это можно стерпеть, так буду выглядеть не я одна. Членство в клубе маленьких уродцев было обязательно для всех, кто желает вступить на путь «смертельного боя». К этому можно привыкнуть. Я подозревала, что это может принести удовольствие…
<....>
После получасовой общей разминки тренер обходит каждого и дает задания. Для меня вначале стенка, отработка на подушке прямых ударов кулаками, затем мешок.
- Выше локти, боец! - обращение гладит мое самолюбие.
Кру* знает это с первой нашей встречи и нагло пользуется, чтобы приподнять «боевой дух».Я машинально собираюсь. Стойка, шаг назад, разворачиваю туловище слева направо, резкий шаг обратно, и выполняю удар по прямой. Мои плечо и другая рука приподняты для страховки от возможных ответных действий. Стенка мне не ответит, но реакция должна быть отработана. Возвращаюсь в исходное положение. Правильно выполненный джеб вызывает одобрение у тренера.
Мне нравится быть бойцом, ощущение силы и умение применить ее пьянит. Кажется, папочка, твоя малышка выбрала свой путь обретения власти.
Отработка дается тяжело, выкладываюсь по полной, удар за ударом, чередование кулака и локтя.
Звук колокола оповещает об окончании первой части занятий. Есть пара минут передохнуть и опустошить бутылку с минеральной водой. 
Хари делает мне знак рукой. Рядом с ним стоит высокий парень в полном обмундировании: шлем, защитка на груди, животе и паховой области. Вместо обычных тренировочных перчаток на нем лапы. «А про капу он не забыл?» - усмехаюсь про себя. Оказываюсь рядом с учителем совершенно серьезной. Приветствую партнера.
- Мика, - здесь все знают меня под вторым именем, но тренер пошел дальше, сократил Микеле до Мики, - Шон будет твоим помощником. Поможет отработать кросс и джеб. Чередуешь в вольной последовательности. Не торопись, делай упор на разделение элементов.
Хочу спросить, где Керри, парень с которым я обычно в паре.но это потом. Все потом. сейчас бой.
- Привет, - короткая улыбка, которая одновременно означает приятность нового знакомства и удовольствие от тренировки в паре с живым человеком.
Никогда не замечала в себе кровожадности, но наносить удары человеку мне нравилось больше, чем настенной подушке.
Брюнет выставляет «лапы» передо мной. Он выше Керри, и первые два удара выходят смазанными, уводящими энергию удара от цели по касательной. Улыбаюсь смущенно, одновременно подстраиваемся. Я держу локти выше привычного, а Шон меняет угол лап, куда должен попасть удар.
Постепенно вхожу в раж. Это состояние напоминает самогипноз. Я проживаю каждое движение, с медитативной сосредоточенностью. В такие моменты я особенно четко осознаю, что все это – зал, отработка ударов, желание участвовать в боях на ринге – не просто так. Мне представляется, как двумя ударами отправлю какого-нибудь зарвавшегося в поисках сенсации журналиста в глубокий нокаут. Мастерски, без лишнего напряжения, не придавая лицу свирепого выражения. О да.. Это и есть моя жажда власти
Успеваю выполнить пару прямых ударов, прежде чем осознаю происходящее. Красные перчатки пропадают из сферы нанесения удары, как и сам Шон. Оглядываюсь на голос кру, тот подходит, но вместо объяснения и наклоняется..  и помогает моему партнеру подняться.
Я ахаю от удивления и хватаюсь за голову руками в перчатках. Тем временем, Хари подводит моего горе-парнера к зоне отдыха и усаживает на скамейку. В его глазах смех. Девочка в перчатках замечталась и накаутировала невинного человека. Что в этом смешного?!!
- Посиди тут, отдышись. Мика, побудь с ним.
Присаживаюсь рядом с парнем на корточки, сейчас он не выглядит выше и сильнее меня, как в начале. Наготове бутылка холодной воды.
- Простите меня, пожалуйста, Шон! Я собиралась быть только по перчаткам. Не знаю, что на меня нашло.
Пытаюсь заглянуть ему в глаза.
- Мне так жаль... Как вы?

*кру - учитель (из краткого словаря муай тай)

Отредактировано Ange Arando (2016-01-31 20:09:56)

+1

3

look like Sean and me
_ _ _
Zu sterben fällt so leicht.
Mach's dir nicht so schwer.
Komm her!
Erst wenn du verlierst,
die Angst nicht mehr spürst,
weißt du wofür du lebst. *

_ _ _

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B5nfx4Bak3w3xBwqn&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B5nfx4Bak3w3xBwqn&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

... У всех есть свои маленькие косточки в шкафу. Мои, конечно, периодически вываливаются и напоминают габаритами бивни мамонта. Но, это мои, наши скелеты. Шон любил боксировать, я уже как-то упоминал об этом в собственном деле - дневнике. Мне приходилось с этим мириться. И даже более того, я пользовался этой слабостью. Когда уставал и терял силы он, параллельно с агрессией и адреналином, выходил - я. Это было весьма удобно. Как ему не знаю, мне нравилось. Но, судя по тому, что Шон каждый раз выкидывает мои очки - он, мягко говоря, не доволен.
В какой-то момент такой ход вещей и его слабости, коими я пользовался без зазрения совести, весьма озадачили меня. У меня была груша в квартире, до коей племянница со спичками еще не успела добраться. У меня были ночные гонки - точнее, у Шона были гонки. Это были те способы хоть что-то держать в руках и не спустить всю свою - нашу жизнь в кювет. По этому, я частично вернул старые связи. По крайней мере те, которые были абсолютно далеки от криминала. Я не хотел опять соблазнять его алчность. Слишком долго мы жили в этом позолоченном и припудренном плену. И велики были последствия, еще большим образом - страшны.
Хари я обращался к нему за помощью и раньше. Или это был Шон? Судя по ответу в телефонной трубке, это действительно было мое альтер-эго. Мне нужно было время, много времени и вывести из строя вторую часть, что плотно засела в нашем теле требовало гораздо больших усилий. Нокаут. Именно, он.
Я не видел Ромере сравнительно долгий период. Начиная с момента поджога дома Кевина и обострения у Фелисити - Райден. Но, мы встречались, как друзья. Он с многими работал, включая и копов. И как тесен мир, не так-ли? Хотя, впрочем, Хари не раз подбрасывал мне клиентов, что в этих "спортивных стенах" раскрывались несколько не "нормально". Агрессия - с чем я сталкиваюсь изо дня в день, смотря на себя в зеркало. Как ни странно, но именно она стала катализатором всех бед семейства Вествуд. И это уже не первое поколение. Но, надеюсь, что последнее.
Опираясь руками о канаты отделяющие ринг, я разговаривал с тренером. Мы делились новостями и о правопорядке тоже. За последнее время я стал далек от полиции, у меня было собственное стадо чертей в университете. И иной раз, они пробуждали во мне ярое желание закрыть их всех в одной аудитории и сжечь. Или это было желание Шона?
- Не поможешь, Шон?
- What? - тут несколько мое имя удивляло, сколько просьба. Повернув голову в сторону, я смотрел на девушку в защитке и несколько раз моргнув, выдохнул: - я не настолько дряхлый, как ты думаешь!? Если я преподаю в университете, это не означает, что я потерял сноровку.
Неудачный сарказм. Но, у моего старого знакомого явно не хватало рук, а девушке - напарника. Но, это все-таки был Шон в теле. Я же смотрел на всё происходящее со скамьи запасных, именно от туда, где моя вторая личность брала "лапы" и скидывала нашу бейсболку. Я смотрел на себя самого и видел лишь монстра, что наконец вырвался на свободу. По правде говоря, я и действительно его долго держал в клетке.

... Я видел собственными глазами, стоя за пределами ринга, как моё альтер-эго Шон получил свой персональный нокаут. Несколько секунд я смотрел на него озадаченного и удивленного. С его великим эго, что по размерам не вмещался даже в эти стены, это было сильным поражением. Но, чёрт возьми! Мне это нравилось. Его забила обычная девчонка, а не я. Мне даже не пришлось здесь поднимать руку или спорить с ним. О, нет! Моя вторая личность была сейчас похожа на несчастного и жалкого зверька, загнанного в угол. Я чувствовал это, ощущал каждой клеткой его боль, пульсацию в голове. Это все, как и тело у нас одно на двоих. Он сидел на лавочке, а я молча снимал с него лапы. Они отлетали в стороны, когда совсем рядом с нами раздался взволнованный женский голосок. Я слышал, как в нашей голове Шон уже ломал девчонке кости и сворачивал шею. Его агрессии, пожалуй, хватило бы на все тоталитарные страны мира.
Но, у него был я. А девушка выглядела растерянной. Я даже задался вопросом, откуда в такой юном и маленьком тельце столько злости? Именно поэтому, я отодвигал его в сторону, пока наша собственная клетка не захлопнулась, удерживая в себе одну из личностей. Кивая вяло головой, я говорил его голосом. Чувствовал боль и жар. Испытывал весь спектр ощущений и в какой-то мере понимал уязвленное самолюбие Шона:
- Ничего... Бывало и хуже, - в моей руке, его руке была бутылка минеральной воды. Наша кожа натянулась и пульсировали вены, отображаясь на тату. Сделав несколько глотков, я продолжил, забивая в голове острое желание Шона - прибить девушку: - в вас слишком много злости. Я бы даже сказал, что она зашкаливает.
Мы поворачивали голову вместе. Я и Шон. Его можно было заметить во взгляде. В этой чёрной бездне, именуемой глазами. Это единственное, что позволяла наша ловушка, когда на арену выходила одна из личностей. Другая могла лишь наблюдать, слышать, чувствовать. Когда я говорю, что не помню, что делает он... Да, это правда. Я не помню, мозг ставит грань между нами. Но, всегда чувствую.
- Что вы здесь делаете, Мика? Только не говорите, что такие милые и славные девочки находят в этом, - указывая рукой с бутылкой минералки на окружающую обстановку, сипло добавил: - шарм, прелесть и кайф. Я в это мало верю.
_ _ _
* Неужели ты так ненавидишь свою жизнь.
Хватит усложнять ее.
Иди сюда!
Только когда ты что-то теряешь
И перестаешь бояться
То узнаешь зачем живешь
(нем.)

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-26 20:23:11)

+1

4

[AVA]http://funkyimg.com/i/27jbd.jpg[/AVA] [STA]правда или действие?[/STA]
Говорят, некоторые могут видеть твои эмоции. Не все, только те, которые сами испытывают или часто встречают в других. Хари не удивился, когда я вернулась через неделю. Даже бровью не повел. В его видении я поступила именно так, как он ожидал. Он увидел мою потребность «выпустить пар» раньше, чем я сама признала наличие этой жажды. Я ловила себя на мысли, что хочу разбить пару-другую самодовольных рож, но не принимала это близко к себе. Винила во всем наглецов, обстоятельства, пмс, что угодно, но не себя.
Новый знакомый, Шон, не был похож на бойца. Он скорее кровоточец, но как он понял меня?… Стоп. Мысли логично, Анжи. Он о тебе ничего знает, видит тебя вообще впервые раз в жизни. Какого черта тогда ты должна с ним откровенничать? Он язвит из-за того, оказался в лежачем положении через пять минут спарринга. Смотрел куда не угодно, но не на траекторию моего удара. Если бы смотрел - закрылся.
- Жаль, что у вас сложилось такое впечатление. Мне просто ужасно нравится муай тай.
Меня удостаивают взглядом, и этот взгляд,.. не то чтобы прошибает потом,.. я какое-то время смотрю в его глаза, всматриваюсь, не мигая. Тьма  карих глаз гипнотизирует и притягивает. Это как секундное наваждение, которое сворачивается клубком в солнечном сплетении, и начинает щекотать и мурлыкать. Невольно улыбаюсь, бесконтрольно. Иногда такое чувство возникает – понимание, что у человека напротив двойное дно, а иногда и тройное, и такая персона выглядит заманчивее и желаннее остальных. Не в смысле секса, нет. Но мне хочется расколоть его, разгрызть, как железный орех.
- Сейчас сижу с вами, - улыбаюсь. Интерес делает меня легкой в общении, даже слегка фривольной, - хотите еще воды? – ухожу от нового вопроса, - можете не верить моим словам. Или попытаться спросить еще раз, за чашечкой кофе. Я чувствую потребность угостит вас. Хотя бы чашкой кофе. Тогда у вас будет еще меньше умысла подать на меня в суд, - серьезность предложения смазываю шуткой.
Хотя мы оба знаем, что случается на тренировке, остается на тренировке.

Отредактировано Ange Arando (2016-01-31 20:08:41)

+1

5

... О, боги! Зачем я открыл рот? Зачем я вообще произнес хоть звук? А впрочем, в противном случае из меня вырвался бы демон в лице Шона и привинтил бы ее к полу, завязав узлом все конечности... ну или просто их переломав.
Раз-два-три. Никакой агрессии и воспоминаний. Ничего из того, что пробуждает в людях неадекватность, особенно, когда ты находишься среди тех, нормальных людей. Отсыпьте побольше спокойствия. Припудрите это юмором и смешайте с дружелюбной улыбкой.
И не думай, чёрт тебя подери, что эта нежная шейка весьма легко может быть свернута на бок! А Шон, к слову, клацал зубами над ее ухом. Да, он любил это делать. Мне, иногда, казалось, что рано или поздно наши зубы все же вонзятся в чье-нибудь тело.
- Обычно, хорошим девочкам нравится балет и танго, - пытаясь принять менее болезненно-ощутимую позу, я скривился в неком подобии улыбки, что весьма удачно сошла бы за оскал раненного зверя, что вот-вот испустит дух: - а у тебя, судя по всему, всё не как у людей.
О, нет! Это не попытка ударить в ответ словами, вместо кулака. Хотя и она тоже. Я женщин не бил. Или это был Шон? Одним словом и вкратце, женщины получали от нас лишь в сексе. Шлепок там, шлепок сям. Можно за глотку схватится в момент эякуляции, главное, вовремя остановится.
Что за нудная черта у женщин играть в мать Терезу? Я всегда пытался это раскусить в Сьюзен пока не понял, что таким образом она и строила свой неповторимый образ декана, жены и любовницы в одном духе. У нее была еще большая мания величия, чем у нас с Шоном обоих взятых.
Прикрыв глаза ненадолго, я удерживал в себе то подлое и отвратительное чувство... да-да, Шон, именно - тебя.
- Не смеши меня, какой к черту суд? Я скорее бы тебя отправил в руки какого-нибудь психоаналитика, - нет, все же вырвалось. Хотя, это не было мое альтер-эго. Это был я сам. Или его подобие, смешанное с болью в области моей покрытой татуировками грудины. Кофе? Тут бы виски стаканчик. Но, я зашился. Вот, кстати, это был единственный раз, когда я так открыто жалел, что закодировался от алкоголя.

Сегодня я не был похож на славного и доброго американца, что улыбается и говорит: Хав ду ю ду? Не потому, что интересно, а потому, что так принято в США. Хотя, впрочем, я никогда не задавал этот вопрос при встрече. Мой маленький протест всем правилам и устоям этого общества, как и татуировки, пирсинг и чёрный лак на ногтях.
Но, и распоследней тварью я чувствовал себя лишь тогда, когда сам был плотно замкнут в собственной клетке. Тогда, я занимался самобичеванием и молился о скорой кончине нас обоих. Но, потом припадок проходил и я:
- Кофе? - кивнув бегло и утвердительно головой, я напялил кепку на голову, - почему бы и нет. Я надеюсь, ты больше не будешь распускать руки и применять на мне свои приемы? Я могу быть готов к этому в следующий раз...
Или свернуть шею... до щелчка. Но, нет.
Раз-два-три. Никакого красного цвета для быка, агрессии. К слову о ней родной. У девчонки весьма хорошо получается увиливать от сути вопроса. А я терпеть этого не мог. Не, Шон, а я.

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-27 01:05:50)

+1

6

[AVA]http://funkyimg.com/i/27jbd.jpg[/AVA]
[STA]правда или действие?[/STA]
Оу-ой, полегче красавчик! Мы с тобой не настолько знакомы, чтобы ты судил обо мне так строго.
- Эмансипация, все дело в ней, - перевожу ответ опять в шуточное русло, - к моим женским недостаткам прибавились и мужские.
Он делает паузу, я тоже могу перевести дух. Я все еще в боевом облачение, но настроение уже не то, и я легко перевариваю униженное мужское самолюбие. И в какой-то момент я всерьез испугалась за брюнета. Психоаналитик? Серьезно? Еще одна заявка на победу. Не могу сдержать улыбку, явно говорящую «я улыбаюсь чему-то своему, но тебе это узнать вряд ли светит» И молчу. Этим элегантным и естественным способом реагирую на замечание.
- О нет, ни в коем случае, -  поднимаю руки в перчатках над головой в примирительном жесте.
Замечаю перчатки, смеюсь над собой и ситуацией. Пообещала быть лапочкой и тут же демонстрировать кулаки? Где ваши манеры, Анжи Микеле Арандо?, я так и слышу рокочущий голо отца.
Его полушутливые угрозы заставляют кровь бежать по венам быстрее, увеличивая градус внутреннего давления и мой интерес к нему. Вроде бы обычное женское любопытство, но вы не представляете, какое это удовольствие – удовлетворить его.
- Встретимся через десять минут у ресепшна? – поднимаюсь с корточек, ожидая его реакции.
Мужчина коротко кивает, и я делаю полагающийся ему поклон, означающий конец поединка. Идя по коридора до раздевалки, до меня доходит, что это могло выглядеть как новая издевка. Хотя у меня и в мыслях не было! Это уже как рефлекс. Надеюсь, Шон не обратит на это никакого внимания  Прикладываю руку к лицу в жесте сожаления и наношу себе легкий удар – руки-то до сих пор в перчатка. Тихо выругавшись, оглядываюсь. Не слышал меня кто-то. Это был бы перебор на сегодня.
Пока принимаю душ, мысли немного приглаживаются, приводятся в порядок. Сделаю вид, что ничего не было, я не делала ничего такого, чтобы специально его поддеть. Поклон и правда для меня логичная часть тренировки, а его уязвленное эго пусть восстанавливает чувство собственного достоинства за чей-нибудь другой счет.
Наскоро высушиваю волосы, одеваюсь. Обдумываю макияж – и решаю, что достаточно тонального крема и помады цвета Mandore. Выбор помады не так критичен, как длина платья. Я почему-то заранее решила, что никаких поздних прогулок и выбрала платье «не-для-прогулок».  Это мой последний шанс (и самый весомый, кстати) чтобы заставить нового знакомого забыть про неудобные вопросы. Босоножки без каблука. В крайнем случае опробую свою навыки в "реальном бою" и убегу. Отличный план. Сарказм или я действительно считаю, что смогу убежать?
Вещи для тренировки оставляю в шкафчике, ключ отдаю на ресепшн, с просьбой включить услуги химчистки в счет за месяц. Думаю моего обращения к персоналу было достаточно, чтобы Шон рассмотрел все, что его интересовало. Обращаю внимание на него, сидящего на уютном гостевом диванчике.
- Ты прав, - не смотря на свои намерения, сама продолжаю диалог, делаю шаг вперед, переходя «на ты»,- дело не только в том, что я люблю этот вид спорта, - делаю акцент на слове спорт, -  люблю такие платья и вечеринки, на которые можно пойти в таких платьях.
Я говорю правду, а часть правды всегда делает легенду более настоящей.
- Куда пойдем? Тут недалеко есть Aroma Cafe.
Я знаю об этом, потому что была там вместе с Керри. А я так и не спросила, куда он запропастился.. Черт с ним, узнаю в следующий раз. Обворожительно улыбаюсь, не только губами, но и глазами. Мне нравится этот парень с тату и черными ногтями. С таким я еще не была в кофейне.

Отредактировано Ange Arando (2016-01-29 16:36:09)

+2

7

... Эмансипация. Шон задумался. Чёрт возьми! Он умел думать. И это было самое страшное в нашем с ним общем существовании. Если ход моих поступков можно предугадать, его - хрен разберешь. В этом вся неожиданная прелесть шизофрении. Но, стоит прояснить наш с ним принцип борьбы друг с другом. Наши провалы в памяти, они явны для каждого. Они, как столп и вспышка света, когда выходишь из комы и пытаешься понять, что вообще происходит вокруг тебя. Это обычное для нас явление. Как и два голоса в одной голове, или противоречивые чувства.
Одна сторона слабо улыбалась девушке, вставая с лавки и поднимала вяло руку с бутылкой минералки. Другая же, стояла за ее спиной, смотря на крошку взглядом палача, что вот-вот снесет голову с плеч.
- Как скажешь.

Была душевая кабина и я с легкой ноткой боли в глазах, прикасался к пострадавшим местам. Девчонка и не знала, что угодила именно в те места, которые страдали уже и не раз. Легкий рубец, как воспоминание о том самом самобичевании, в попытке забить Шона и свою агрессию, как можно дальше. Напоминание о людях, что когда-то переходили нам дорогу и которых я удавил, верша собственное правосудие. Расправив плечи и опустив голову под струю воды, я уперся рукой об кафель. Всё что стоило хранить, я просрал с быстротой гепарда. Всё, что стоило любить, я сжег пламенем ненависти и лицемерия. Во мне несколько было от шизофрении, сколько от самой двуличности, что прочно засела в глубинах тела с первого момента издёвок моего старшего и ныне покойного брата Кевина. Я приписывал именно ему все свои беды, забывая о том, что сам по кирпичикам выложил эту мрачную и дьявольскую стену. Всё просто. Закручивался кран и последние капли воды. Полотенце, недоумевающие взгляды мужчин, что не видели меня в раздевалке до тренировки.
Но, эта форма после всплеска адреналина. Это называется апатия. Это мое время, время когда я захлопывая дверцу шкафчика и смотря в зеркало вижу за своей спиной и его, Шона. Идентичность, полная и во всём. Нет, никакого раздвоения личности. Я убеждаю себя сам в наличии того, чего не существовало. А впрочем, именно это и говорят все больные люди, которые не могут адекватно расценивать обстановку в себе и вокруг.

Женщину всегда ждут. Особенно, девушку ее возраста. Я свыкся с этой мыслью, благодаря Сьюзен. Та умела собираться больше часа и иной раз наблюдая за ней со стороны своей кровати с сигаретой в зубах, я поражался этому свойству женского пола учитывать всё и сразу, начиная с маникюра и заканчивая укладкой волос. А макияж это была вообще отдельная тема. По этому, мое ожидание как ни странно протекало на небольшом диванчике с журналом в руке. Типичный мужской журнал: на каждой странице по красивой и полуобнаженной девушке в той или иной пикантной позе. Это возбуждает взор, пожалуй, всех мужчин и абсолютно не стоит этого скрывать, иначе можно подхватить отклонение на сексуальной почве. Перелистывая глянец, я заметил ее поверх очков. Моя потрясающая черта ловить нужный момент. Она так хороша для профессии, но ее никак не может принять Шон, который хронически выпускает все важное из виду. Что изменилось? Окей. Теперь он ее не хотел убить, а хотел трахнуть. И здесь вопросом задался уже я. Ведь молодые девицы вроде этой девушки интересовали, по большему счету, меня. И в этом был весь подвох хаотичного мышления моего альтер-эго.
Я улыбался ей, а он пропускал слова мимо ушей, рассматривая всё, что можно было и на что хватило бы его фантазии. К слову, о ней. С этим проблем не было у обоих. Нашей фантазии позавидовал бы сам Квентин Тарантино или Федерико Феллини. Думаю, не стоит уточнять кому, какой режиссер импонировал больше.
- Решение за победительницей, - слегка нагнув голову к ней, во мне все же говорила некая доля галантности. Да-да. Апатия, как спонсор этих минут.
Я открывал дверь и пропускал девушку вперед. Еще одна извращенная форма нашего спонсора. Тут надо было приложиться и долбануть ее головой о косяк. Да, что-то остановило. Шон, мать его!

... и вуаля. Это отвратительное чувство, когда тебя удерживает цепями офисный планктон, по имени Джейсон. Бросьте! Сколько можно пытаться избавиться от того, кто дан тебе Богом при рождении! То есть от меня.
Да я брел за ними. Кстати, отсюда открывался весьма эпичный и потрясающий вид девчонки и я погорячился. Сейчас я был согласен оттянуть это время. И знаете почему? Всё дело в нем. В великом сластолюбце - Джейсоне. Мне-ли не знать о его пристрастиях к таким сочным и юным девушкам? Разумеется, это был подвох. Ведь, потом выйду я. И сверну ей шею, когда он будет ждать этого меньше всего. Всё просто. Я тоже мстительная мразь. А ты не знал? Ты сам меня этому научил, Джейсон Шон Вествуд.

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-27 03:24:31)

+1

8

[AVA]http://funkyimg.com/i/27jbd.jpg[/AVA]
[STA]правда или действие?[/STA]
Мне нравится производить впечатление на мужчин. И не важно, какого они возраста, - в начале пубертатного периода или на год старше Иэна МакКеллена. Независимо от рода наших отношений, мне нравится, когда на меня смотрят. Конечно, у моего «нравится» есть границы и градация, довольно-таки точно определяемые подсознанием в первые десять секунд знакомства. Первые десять секунд мистера Нокаута говорили не в его пользу. Такого парня я точно не приведу на ужин с родителями. И речь не о татуировке или маникюре, и даже не о его привычке скрадывать лицо бейсболкой даже поздним вечером. Интуиция улавливала что-то зловещее, что-то неопределяемое однозначно. Я вновь ощутила этот внутренний вызов и подняла на мужчину взгляд.
К этому времени мы уже вышли на улицу. Оборачиваюсь к нему, не замедляя движения, и спрашиваю:
- Так что, Шон... Как ты оказался у нас в группе? Ты… - не успею продолжить, как ощущаю его пальцы выше локтя.
Тело движется по инерции, а его действия безапелляционны и невозвратны. Притягивает к себе, от чего я почти врезаюсь в него. На периферии слышу звук проехавшей машины на дороге, которую я собиралась перейти. Не получается скрыть удивление, а затем озарение касаемо мотиваций столь неожиданного решения для сближения. В буквальном смысле.
- Спасибо, - замешательство в голосе.
Мужчина делает шаг вперед и сгибает руку в локте. Не дает мне перевести дух, я хватаюсь за него почти машинально, и короткий путь до кафейни идем под локоть, молча. Будь требуемое заведение подальше, чем напротив тренажерного зала, я бы не выдержала и что-нибудь ляпнула. Что-нибудь неподобающее.
- Что я? – кажется, наступили новые десять секунд Шона.
Отмечаю его севший голос. Вернее будет сказать с очаровательной хрипотцой. Или он такой у него всегда?
- Ах да. Я хотела узнать, почему раньше мы не встречались. Ты занимаешься в утренней группе?
У Хари только два потока – утренний и вечерний. Днем у него нет занятий. Днем тренируют его.
- Скажем так, я "частный" гость. У нас свои взаимоотношения с Хари. Что-то вроде сотрудничества – ответ явно с намеком на что-то.
На искомое двойное дно? Или это еще один повод распушить его павлиний хвост? Делаю вид, что мне это неинтересно или до меня не дошел смысл намека. Неважно, что он подумает. Мне уже хочется сесть за столик и всласть забросать его вопросами.
Мы входим в кофейню. Внутри чистенько, но безвкусно и штамповано. Поэтому я не жалую сетевые бренды. Для свидания предпочитаю что-то получше.
Шон пропускает вперед и я иду в дальнему ряду столиков, где все четыре столика свободны. Сажусь в самый угол, чтобы быть подальше от посторонних лиц. Не люблю, когда на меня пялятся или еще хуже, смотрят мимо, как будто вместо меня пустое место.
Меню заблаговременно оставлено на столе. Я выбираю двойной латте и овсяное печенье. Официантка принимает наши заказы и уходит. Я снова беззаботно улыбаюсь мужчине. Кладу руки на стол (ну что за манеры?) и опираясь на них, приближаюсь всем корпусом к нему:
- А чем ты занимаешься, кроме хождения в гости к моему учителю?
Все верно. Нужно начинать с легких вопросов. Луковицу интересней чистить с внешних лепестков, нежели сразу всадить нож для колки льда и вытащить сочную сердцевину.
- Получаю в солнечное сплетение от таких крошек как ты, а потом спасаю их жизнь, - его ухмылка и бравый жест с кепкой смывает с меня приличный слой простодушного нахальства, а после его приближения, чувствую явное желание отодвинуться.
- А если отмотать пленку на несколько часов назад? Что делал? – будь мы все телепатами, я бы уже проиграла, но нужно побольше пообщаться, чтобы правильно считать мою семантику. 
- Это что допрос? А впрочем мне скрывать нечего, я убил человека... – вздрагиваю и отодвигаюсь немного назад, коротким жестком, на полсантиметра. Хмурюсь и часто-часто моргаю. Это моя естественная реакции на то, когда что-то не идет «по плану».
- Мне стоит вызвать полицию? – в голосе недоверие и напряжение, на губах полуулыбка, чтобы в любой момент можно было успеть все перевести в шутку.

Отредактировано Ange Arando (2016-01-29 16:36:28)

+1

9

... Женский плен не сравним ни с чем. Он беспощаден, чертовски обворожителен и ты не замечаешь, как петля затягивается на твоей шее. А потом попадаешь в сети, как у паука. Только желания вырваться нет. Разница между мной и Шоном была очевидна. Я любил таких Лолит, но умел себя контролировать. Шон же не знал, что такое - контроль. В какой-то момент мне пришлось вырываться из той самой внутренней клетки, чтобы схватить ее. И совершенно не для того, чтобы трахнуть здесь же. Отнюдь. Машина...
И вообщем-то наши с ней силы теперь были равны, если это так можно было назвать. В кофейню нас заходило трое. А впрочем, так было всегда, сколько я помнил и записывал в наше личное дело, и собственную историю болезни. Я не хотел позволять ему править сегодня нашим телом. Но, каждый мною брошенный беглый взгляд на чистоту и красоту юного, женского тела давал ему фору. И похоже, в этом был тот самый подвох. Я слишком любил этот возраст или более юный. Они, эти девочки казались для меня прекраснее всех нимф Олимпа. Возможно, во мне говорила развязность, прокуренная и пропитая в ненависти душа, да не одна, а сразу две. Но, это был мой удел!

Да, она задавала много вопросов. У меня опять возникло желание повернуть голову крошки до щелчка. И пока, эта инфузория-туфелька, в лице второй личности Джейсона ослабевала под воздействием... вот, да. Этого милого разреза на спине, девчонки. Хотя, должен признать, в одном мы с ней сошлись. Столик в дальнем углу, какая интрига.
Я отвечал ей то, что хотел. Я, а не он. И выставив совершенно не в стиле Джейсона Вествуда локти на стол, кажется, начал запугивать ее.
Приставив указательный палец с перстнем-когтем к своим губам, я прошептал:
- Тс-с. Это мой маленький секрет. И теперь ты связана со мной, - да! Отсыпьте еще. Нам принесли кофе, мне - обычный, двойной эспрессо без сахара. Больше горечи, как в жизни. Хотя, спросите об этой самой горечи у Джейсона и он вам выдаст целый трактат в стиле его фаворитов Кастанеды и Ницше.
- Не убивал я никого, - потирая висок и облизывая губы, все же вырвалась ехидная душонка Вествудов наружу: - по крайней мере, на этой неделе так точно. А вот теперь крошка, раз уж ты мне должна, ответь ты на мои вопросы...
У меня их было не так много, как у самой незнакомки. И главное, сейчас не сдать на права, иначе Джейсон заведет нужную лекцию. Он умеет, а я от этого устал чертовски за столько-то лет.
- Как тебя занесло к Хари? - глоток кофе и стягивая, бл..дь, опять очки, которые я несомненно здесь же и забуду, я смотрел на нее открыто, не прячась за стеклами слегка затемненных линз. К слову, это был взаимный обмен взглядами. Мне нравился этот ход вещей. Только Ворона не боялась смотреть на меня. Оказывается, существовала еще одна такая же... храбрая.
- В магазине Nike к каждому чеку давали купон на одно бесплатное посещение его занятий, - и отвечала она быстро, уверенно. Угомонился придурок? Нет здесь никакой шизы. Чего не скажешь о нас.
- Да, я слышал об этой акции, - и ведь не лгала чертовка. Разумеется я слышал. Не этот офисный планктон, а я. Из нас двоих, я был ближе к спорту, что вполне логично. И что-то мне подсказывало, что она имела, примерно столько же скелетов в шкафу, сколько и я сам:
- Ты боишься меня, - это была скорее констатация факта, нежели вопрос. Но, и он тоже подразумевался. Бегали ее глазки. Стоп! Что-то щелкнуло, да? О! Это Джейсон вышел, хлопнув дверью. Отлично, - да брось. Ты уложила меня на лопатки и опасаешься?
Я хотел это услышать. Мне нужно было это, как воздух. У меня было слишком мало времени, чтобы разбрасываться гнилыми эпитетами и метафорами. Я хотел знать, что имею хоть малейшую власть над кем-нибудь. Тоталитаризм - не подходящее слово, но первое, что приходило на ум.
- Ты... - она смутилась, да я прав, Джейсон? Хреновый из меня психолог, я был отличным вором, но что-то чувствовал, исходящее от девушки, - я не то, чтобы боюсь тебя..
И кошки-мышки затянулись. Ведь я, по своей сути, интриган. Мне бы побольше этих игрищ. Увы! Недолго я был у власти сознания. Я видел, как рядом с девушкой сел он, Джейсон. Он подслушивал нас весьма нахально и невоспитанно.
- Ты даешь любопытные ответы на обычные вопросы, - ох уж этот бесовской и юный прищур, - и выглядишь ты, честно говоря, не очень обычно. А еще.. ты угадываешь меня... Что подкупает и настораживает...  И я не могу уловить, в каком месте я прокололась. Я хочу узнать тебя, разобраться, почему тебе это удается. и одновременно, чтобы ты угадывал дальше... Выяснить предел возможностей.
Но, у меня были свои планы и девушка в них входила весьма косвенно. Я хотел одного, избавиться и уничтожить свое собственное я. А она, Мика - должна была помочь мне. Глоток. И эта горечь, обжигающая глотку. Я прохрипел, не уводя взгляда. Ах, да! Наш прекрасный голос с хрипотцой, от природы:
- Нравиться играть? - она нравилась мне еще больше. Да, я почти влюбился! - окей! Только не бей меня больше и мы сыграем...

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-27 06:05:44)

+1

10

[AVA]http://funkyimg.com/i/27jbd.jpg[/AVA]
[STA]правда или действие?[/STA]
Цепко выхватываю из реальности его движения, как это происходит в замедленной съемке. Перед взглядом проплывает черный наманикюренный ноготь, затем фокус переходит на импозантный перстень. Перформанс его  действия переживаю молча, чуть приоткрыв губы, как будто только и жду подходящего момента, чтобы ответить.
Самое время для кофе, к которому я ни разу не притронулась.
Подаю голос в ответ на лишь прямой вопрос. Отвечаю легко, не задумываясь. Это правда, причем правда, почти касающаяся меня. Я собиралась пойти на занятия, а у Минди, моей соседки по этажу, оказался купон на такое вот занятие. Вместе вроде не так страшно идти.
Констатация факта набивает на моей позолоченной членской карточке клуба лицемеров небольшой скол, но я совсем не сержусь. Его проницательность ошарашивает меня и наполняет ощущением странного восторга. Он понял это сам, чутьем. Мы так похожи?
Между словами-откровениями делаю паузу, чтобы выдохнуть через рот, сложив губы в полуулыбке. Слегка прищуриваюсь, развлекаюсь в старую как мир игру, добиваясь из него полагающуюся реакцию. Люди всегда будут реагировать так, как ты от них ждешь. Постичь механизм сложно, кто спорит. Но если ты осознал этот золотой ключик – обязан им пользоваться. Пользоваться, пользоваться и еще раз пользоваться.
- Обожаю игры, - поднимаю выше подбородок и закусываю нижнюю губку. Хочу, чтобы он смотрел на мои губы, а не на открытую шею, - во что сыграем? Как на счет «правда или действия»? Если правда, подробности по желанию. Если действие, то в рамках разумного для людей, что познакомились полчаса назад.
- Хорошо. Правила твои.
- Правда или действие? – зачем церемониться, когда азарт заставляет кончики пальцев подрагивать от нетерпения.
- Как насчет действия? - бесовской огонек в глазах, - в правду уже наигрались..
Удочка уже закинута, осталось быть терпеливой и не скупиться на улыбки, коих у меня тысячи. Рано или поздно он окажется на крючке. Я хочу его на крючке. Зачем? Не знаю, это интересно и щекотно.
- Приходи на следующее занятие к Хари? Это будет вторник, в это же время.
- Хочешь опять меня нокаутировать? - в его голосе смесь удивления с неким азартом и толикой раздражения.
- Постараюсь тебя не разочаровать. Правда или действие, - возвращает право выбора, я нагло ухмыляюсь про себя, кажется рыбка заметила крючок.
- Правда,- отвечаю, как по команде.
- Хм. Ты ведь плохая девочка, так? Ты не спешишь сегодня домой?
Пожимаю плечами, не люблю стереотипы.
- Плохая девочка, хорошая девочка. Всего лишь чья-то точка зрения на мои поступки. Не будем засчитывать это вопросом. Второй интересней. Ответ - Я не спешу домой. Такси работает круглосуточно. Действие? Или вопрос?
- Вопрос, крошка.
- Ты правда убил человека? - прячу лицо за кружкой с шапкой из пены, как будто даю ему время подумать над ответом.
- Да.
Ответ прошибает жаром, замираю, задерживаю дыхание. Убийцы мне не нужны. И я не хочу им нравиться. У меня на жизнь другие планы. Большие и красочные.
- Ну, всего лишь покалечил. Я что-то вроде той силы, что вечно хочет зла, но совершает благо.
Он продолжает, и я отмираю, но на этот раз он меня не прошибет своим лазерным зрением. Мы уже наученные, вот так.
- Тебя еще можно спасти. Вопрос, - опережаю его.
Смысл оттягивать удовольствие?
- Ты, действительно, считаешь, что людей можно спасти?
- Считаю, - киваю, делаю глоток кофе.
Последний глоток, правда? Разговор затянул настолько, что я справилась с кофе незаметно даже для себя.
- Но кроме самого человека этого никто не сделает. Никто не может за кого-либо принять самое сложное решение. Человек должен захотеть быть спасенным и готов действовать, готов жертвовать мелочами ради главного. Если человек захочет быть спасенным, он будет спасен.
Разделываюсь и с печенькой. Вкусная, зараза. Может, стоит еще заказать? Или ответить не как обычно.
- Если очень сильно захотеть, можно и на Луну полететь, - смотрю на Шона.
Не могу угадать о чем он думает. Он как будто погрузился в себя. И кажется мой пристальный взгляд вернул его за наш столик.
- Вопрос или действие, Мика?
Реагирую на обращение по имени, принимаю новое решение, специального для брюнета.
- Действие, - мило улыбаюсь.
- Тогда я могу предложить тебе провести время вне этих стен. У тебя будет возможность пощекотать мои нервы своими вопросами в более приятном и уединенном месте, - наблюдаю, как он прочерчивает перстнем в воздухе замысловатую фигуру, - и даже на поступок спровоцировать.
- Почему нет? – наклоняю голову, уже придумывая вопросы для брюнета, одновременно вытягиваю руку в воздух, обращая внимание официанта на нас. Раз мы уходим, нужно расплатиться.
- Правда или действие?

Отредактировано Ange Arando (2016-01-29 16:36:40)

+1

11

... Азарт! Святые угодники. Как давно это было. Сколько времени прошло с тех пор, как мой персональный священник запретил мне пользоваться этой манной небесной обозвав ее лицемерно - змеем-искусителем. Пожалуй, хреново быть мной. Ибо мне даже не приходится идти в церковь - у меня есть персональный священник-мазохист, в лице второй личности. Это не святотатство, а констатация факта. Религия способна убить гораздо страшнее, чем маньяк-педофил. Она это делает прикрываясь слежению вашему вымышленному персонажу - Богу. И чем больше прикрываются верой, тем страшнее проступок.
Во все века самыми развращенными были лишь две касты людей: верующие и политики. И у тех, и у других имелась безграничная власть, а она похлеще всех миллиардов зеленых американских президентов.

Мне нравилась ее игра, за исключением вопросов. Эта половина была не интересна, по крайней мере, потому, что за меня вслух отвечал Джейсон. Я не успевал рот открывать, как уже моим голосом он говорил, что считал нужным. И самое интересное, что в этот момент он пытался подстроиться под меня самого. Это льстило, скажем так. Но, в этом и заключалась наша собственная борьба. Мы оба лицемерили по отношению к друг другу и держали, каждый за своей спиной нож.
В какой-то момент мне надоело шевелить губами, отвечая его манерой. Да, мне пришлось опередить своего врага, успев выпалить с безумным огоньком в глазах этой крошке всё, что хотел я:
- Тогда я могу предложить тебе провести время вне этих стен. У тебя будет возможность пощекотать мои нервы своими вопросами в более приятном и уединенном месте и даже на поступок спровоцировать.
Я знал, ему несомненно, это понравится. Не ответ, а то, что я готовил для персонального жертвенного алтаря имени Джейсона. Даже его скупого и педантичного логика можно было подкупить и мне это было необходимо. Я хотел видеть собственными глазами, как он сам сломается и будет винить во всем себя. Это стоило всего того времени, проведенного по его вине в клетке. Без алкоголя, секса и огня. Это стоило всех потерь и унижений разом.

Я улыбался ей кривой ухмылкой. Она либо делала вид, что так мудра или хотела ею быть. Женщины всегда гоняются за пресловутой мудростью, но не у всех это получается. А у юных дев всегда больше преимуществ, им можно все списать на неопытность и жажду испробовать на прочность этот мир.
- Правда или действие?
- Действие, - кажется мы должны расплатиться. Но, тем я и отличался от Джейсона. Я не лез в карман за портмоне. Это ведь была ее идея, не так-ли? Я изрядно отличаюсь от него и не думаю, что обязан угождать в финансах женщинам. Как там было? Эмансипация - да, она - родимая. Пока, я соображал, мой рот сам по себе воспроизвел, всё что думал Джейсон в тот момент. Да, он меня опередил: - позволь, я рассчитаюсь.
- Действие, которое я хочу. Ты не станешь мешать мне расплачиваться за кофе. Это я тебя пригласила, - она говорила уверенно и несколько жестко. Да, мне однозначно нравилась эта девочка. В этот момент я сидел рядом с ним и весьма настойчиво убирал портмоне с эмблемой одного байкерского клуба. Совсем ненавязчиво, но мне нравилось его выражение лица. А напоследок, хватая свою бейсболку и намеренно оставив очки на столе. Да-да, Джейсон, твои любимые, я даже пропустил ее вперед. Игра переходила на новый, более сложный уровень. Правда, да речь шла именно о ней, когда мы покидали лоно этого заведения.

Это было наше время. Теплая и знойная ночь последних летних дней. В чем еще я отличался от него? Я не спрашивал, куда мы будем идти и кто оплатит? Я вел ее. Вся прелесть моего доминирования в данный момент. Пока он плелся сзади, я задавал ритм ее плавной походке, и покачивании юных, упругих бедер при ходьбе. Кстати, это был тоже мой план. И некоторый период я молчал. Просто ведя по дорожке в центральный парк. Но, мне было позволительно. Я задавал ритм и мне хотелось интриги...

+1

12

[AVA]http://funkyimg.com/i/27jbd.jpg[/AVA]
[STA]правда или действие?[/STA]
Это ты дядька-извращенец,
а я мир познаю! (с) чиби-Кия

В маленькой книжке с чеком оставляю наличку. Сдачи не жду, сразу поднимаюсь на ноги. Проверяю, не оставили ли мы что-то на столе, и в последний момент юрким движением забираю его оправу со стола. Опять смотрел не туда, куда нужно.
Прячу находку под клатчем. У меня будет повод подразнить брюнета. Ведь он так легко на это ведется. Второй рукой хватаюсь за него. Уже по собственной инициативе. Согнутая рука для опоры мне была уже предложена. Не было смысла повторять элементарные вещи.
Спускаемся по ступенькам, он не торопится, подстраивает свою походку под мои шаги. Для меня не особо важно, куда мы идем. Главное, что нет видимой угрозы. Я не одна. Как-нибудь выкрутимся. Или убежим. Так зачем портить этот потрясающий вечер идиотскими «а если?!»?
Смотрю вперед, проем между домами, все вокруг дышит и движется. Август одевает нас в теплый воздух, словно в бархатные объятья, ласкает как страстный любовник, который понимает, что ему недолго остается нежиться в наших постелях.
- Чего ты хочешь? Еще правды? Или действия? Выбери за меня, - мы идем, и теперь нужно поворачиваться и поднимать голову, чтобы смотреть ему в глаза.
- Так, все же - ответь на вопрос. Откуда в такой миниатюрной и славной девочке столько силы, чтобы уложить ... меня? 
Слова другие, но вопрос тот же. Я не хочу давать честный ответ, но внутреннее упрямство, принципиальность или глупость – как не назови это качество – играет против меня. Потому что не могу забить на правила, которые установила сама.
Смотрю перед собой, желая собраться с мыслями. Мы ступаем под сень шелестящих парковых деревьев. Могло стать совсем неуютно, если бы не фонари, освещавшие нашу прогулку.
- Наверно, из любви к ближнему. Есть люди, ради которых я готова на все. Которых хочу защищать любой ценой. А те, кто пытается им навредить… вызывают у меня желание, - улыбаюсь сама себе, - взять клюшку для гольфа и разнести их наглые ухмыляющиеся рожи вдребезги. Так чтобы мозги по асфальту.
О да, это только мое воспоминание. Только мое наслаждение яростью и страхом в глазах поверженного противника. Я храню его на те дни, которые называют черными Чтобы вспомнить, что я делаю здесь, чтобы найтись, если я потерялась.
- К сожалению, уголовный суд Соединенных Штатов Америки может посчитать мой способ выражать любовь к ближнему убийством первой степени.
Пожимаю плечами, в голосе спокойствие, а во взгляде ясность. Каждое слово сказано осмысленно, без лишних сантиментов или вспыльчивости.
- Никто не будет причинять боль тем, кого я люблю. А кто попытается, я найду и заставлю заплатить за это. Моя семья – самое ценное, что у меня есть. Ты понимаешь меня?
- Да, понимаю, - его голос серьезен.
Неужели не собирается поглумиться надо мной? Самый подходящий момент. Я открыта, ну же, вперед. Дай мне повод сбежать от того, кто теперь знают мою маленькую грязную тайну, оставив взамен имя, которым я нечасто пользуюсь.
- Славно, - киваю и ускоряю шаг, чтобы оказаться перед Шоном и идти задом наперед:
- Давай последний раз сыграем. Правда или действие?
Действие, выбери действие.
- Последний. И это будет.. действие.
Читаешь мои мысли, умник? Поворачиваю клатч в руке, чтобы из под него стало видно очки.
- Ты забыл оправу на столике. Подари ее мне? – раскрываю душки и надеваю на голову, вместо ободка, так что передние пряди больше не скрывают овал лица, уши и шею.
- Отлично, они твои.
Смотрю на тебя довольной кошкой, приподнимаю плечико, кокетничаю и искрю удовольствием перед брюнетом:
- Они мне идут?

Отредактировано Ange Arando (2016-01-29 16:36:55)

+1

13

... И слишком стар, чтоб знать одни забавы.
И слишком юн, чтоб вовсе не желать.

© И.В.Гёте
... Давайте расставим всё по местам. Разложим по полочкам. Я имею гораздо меньше свободного времени в запасе, чем он. В моем распоряжении всегда не больше полуночи. Это, что-то схожее с выгулом заключенных в колонии строгого режима. Только мне не разрешают играть в баскетбол. Это, конечно, любимая Джейсоном до усирачки - метафора. Но, как есть. Я всего лишь хотел признания. Нет, не во всем мире, хотя был бы не прочь править земным шаром. Я хотел, чтобы он меня принял. Кевин. Мой брат никогда не принимал меня таким, каким я являлся в реальности. Он находил тысячу причин добивать мое самолюбие. Всё началось именно с него, а закончилось на Райден и самом Джейсоне, то есть мне.
И эта девчонка - Мика. Я не хотел ее трахнуть, она не возбуждала меня ни на йоту. Я хотел реванша в нашей схватке с ним. Это давало мне возможность делать тот или иной поступок, что расценивался, как подкат к юной девице. Конечно, ей это нравилось. Им всем в этом возрасте нравится, когда на них глазеют и что-то пытаются доказать. Я умел отлично играть по правилам милых девочек, когда это было нужно мне самому. Даже если это и можно было назвать аморальностью. Да, хоть извращением! Я давно перестал различать все эти заумные слова - постулаты из энциклопедий и книжек Джея.

А если быть более прагматичным и честным - я использовал ее. Использовал для достижения собственной выгоды. И если для этого мне пришлось ее поиметь, я сделал бы это, без зазрения совести и каких-либо моральных ценностей, впрочем последнего во мне отродясь не было. Я извивался ужом, пытаясь спровоцировать его. Вывести из строя и в самый неподходящий момент дать в солнечное сплетение. Да, этому меня научила славная крошка - Мика. Весьма чудодейственный метод, когда личность этого не ждет.
- Очки? - весьма искренне удивившись, так словно, я о них правда забыл, я попытался мило улыбнутся ей в ответ. Да, это получалось с каждым разом всё лучше. У своей второй половины я учился лицемерию, увы. Без него в нашем мире никак, - Отлично, они твои.
Что скажешь, Джейсон? Как по мне, ей идут очки гораздо больше, чем тебе. Без обид. Я же вижу, каким взглядом ты смотришь на меня! Чувак, спрячь свои эмоции за стеклами! Ах, пардон. Их больше нет. Мое самолюбие - оно зашкаливало, превращая всего меня в некое подобие ленивого, обворожительного кота Гарфилда из той тупорылой комедии. 1:1 - с учетом моего нокаута.
Мы стояли с ним плечом к плечу, как два близнеца. Только в жизни было одно тело и два абсолютно разных характера. Он смотрел на нее в растерянности, так словно, девчонка сама пришла к нему в спальню и напросилась сделать минет, а он - вообще, священник. Вот да! Взглядом священнослужителя - рукоблудника смотрело мое альтер-эго на Мику. Я же ухмылялся, как Мефистофель. Расценивал это, как дар всем чертям преисподней. Первый раз пожалел, что - атеист. Из меня получился бы идеальный сатанист, приспешник Дьявола:
- Они чертовски тебе идут, - сделав некий жест, я подошел к девушке и слегка опуская голову, добавил: - позволь, я поправлю.
Давай, Джейсон. Онанируй, занимайся моральным рукоблудием. Я знаю, ты это любишь - мазохист чёртов! Поправляя очки, я нашел тот самый момент, когда "надо" и зацепив пальцами ее подбородок, притянул к себе. Довольно близкое расстояние, чтобы присосаться к ее губам и ровно столько, чтобы сохранить для девственника Джея дистанцию. Я хотел, чтобы он все видел и чувствовал:
- Надо же, как ты сексуальна с ними... Казалось бы просто аксессуар. А он дополнил твою неповторимость...
Ох, уж этот бесовской взгляд. Ох, эти черти, пляшущие в моем чёрном сердце. Они разрывали в подсознание плоть девушки и выворачивали ее наизнанку. Но, нет.... мой план имел несколько иной характер.

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-28 00:26:41)

+1

14

[AVA]http://funkyimg.com/i/27jbd.jpg[/AVA]
[STA]правда или действие?[/STA]
Вопрос: Чего не хватает котенку,
когда он есть новогодний серпантин?

Отвлекает витьеватым жестом в воздухе, и я ведусь на него, упустив момент, когда расстояние между нами сокращается до минимума. Он и его тень нависают надо мной, закрывая собой рассеянный свет фонаря, погружая в настораживающую темноту. Перевожу взгляд на его руки, слежу неотрывно за их местоположением. Ни черта не видно от резкой смены освещения, но я чувствую движение, его прикосновения к оправе. Он отводит ее немного назад.
Не могу знать, что изменилось, но движения, его энергетика рядом, заставляют ощутить в себе виктимные позывы. Мне бы впору испугаться, резко дернуться или залепить ему не пощечину, а отработанный джеб, но я лишь слежу за ним.
Внимательно и жадно.
Мне хочется узнать, что бы могло случиться дальше. Не потому что я этого хочу, а потому что я хочу знать… Сглатываю собственную виктимность, представляю ее в виде маленького облачка и выдыхаю открытыми губами, выталкиваю прочь из меня наружу.
- Надо же, как ты сексуальна с ними... Казалось бы просто аксессуар. А он дополнил твою неповторимость...
Его голос, манера говорить – это что-то завораживающее. Мне хочется слышать этот голос снова и снова. Эти интонации и неосуществленные намерения. Вот он – пик моего блаженства.
Неприкрытое желание, которое от воплощения отделяет одна крошечная необходимость – прикосновение. И это мой порог. Моя последняя база на сегодня.
Я разрешаю смотреть, представлять меня в любом желаемом ракурсе, но не трогать. Пока Шон сохраняет эту невидимую границу целой, я остаюсь спокойна. Внутри дергается какая-то струнка, но я гашу ее.
Даже если предположить, что у нас с мистером Накаутом, что-то и будет, то только после получения от него медицинской справки. Все это очень мило – серьги, татуировки и экстремальный маникюр – но навевает на кое-какие стереотипы. В данном случае весьма полезные, могут спасти от неожиданных сюрпризов. Отхожу на шаг, нащупывая носком возможные препятствия, руки сами собой обнимают за талию. Эти жесты инстинктивны, я ничего не могу с ними поделать.
- Завтра у тебя будет отличный шанс убедиться в моей неповторимости. Можешь попробовать выиграть очки обратно, или сделаем ставки на что-то другое? - немного изменяю тему, чтобы отрезвить и установить дистанцию.

Отредактировано Ange Arando (2016-01-29 16:37:09)

+1

15

Ответ крошке: мозгов не хватает.
_ _ _
Gott ist ein Popstar
Ihm gehort die Welt
Gott ist ein Popstar
Bis der Vorhang fallt *

_ _ _

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2r2nhBak3w3xBv25&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2r2nhBak3w3xBv25&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

... Завтра... Как это... чертовски мило. Так, словно, она не имела ни малейшего представления. Скольких я людей убил, Джейсон? Да, точно! Ты же до сих пор, семенишь крестом и умоляешь Бога простить наши души. Это было неописуемо, правда. Хотелось клацнуть зубами, сомкнув их на нежной и девственной коже девушки и в это же время, ты чувствуешь себя не таким унылым чмом и мудаком. Отлично, мой персональный Бог - Супер-Звезда! Я нашел свой способ смывать кровь с наших манжетов. Скажи, а ты ей говорил, сколько людей погибло по моей вине? Нет. Какая низкая жалость, Джейсон. Твой Бог учил тебя не врать. Как минимум в этом, ты успешно про..рал проверку. Поздравляю, мы всю вечность будем вместе. Гореть в одном Аду и плавится на одной и той же сковороде. И когда, наконец, ты это поймешь, только тогда мы объединимся. А пока... я умываю руки.

От нее чертовски приятно пахло. Мой некий фетиш, запахи и прикосновения. В отличии от него, я чувствую всё гораздо острее. Наверное, потому, что от природы наделен повышенной эмоциональной возбудимостью. А еще я могу дорисовать тысячу славных и интимных мелочей. Могу научить, Джей!
- Мне нравится, когда ты ведешь, - отстраняясь на то расстояние, позволяющее видеть целиком Мику, я добавлял игриво, даже более чем: - такой ты мне нравишься больше. Люблю сильных девушек. И ты сегодня меня этим покорила.
Ей бы в пору плеть да наручники. Я говорил, что люблю доминирующих женщин? Да, Джейсон. В них есть своя определенная прелесть. Они не размениваются и знают, чего хотят. Но, ты. Мой Бог - извращенец и онанист первого разряда. Этот дар для тебя. Я развращу все, что будоражит твою кровь, я сожгу твою добродетель, если это поможет тебе наконец очнутся и принять наше общее существование не как порок, а как дар! И если мне придется учить девчонку убивать и доминировать, я это сделаю. Тебе понравится результат, я уверен.
Я чувствовал его правда. Он рвал и метал. Сначала слабо и вяло. Как позывы эрекции. Чуть-по-чуть. О, Дьявол! Это и была моральная эрекция. Я подписался на все ее выходки. По факту, отвечать ему завтра или послезавтра. Какая разница?! Я могу, иногда, сделать подлянку той личности по вине которой вся наша жизнь скатилась прямиком в Ад, прихватив на тот свет Кевина, его жену и лишив разума Фелисити. Если бы Джейсон хоть раз в детстве долбанул старшего брата об дверной косяк, ничего бы этого не было. Ах, да! Ты же слышишь, я забыл.

Я позволил ей отдалится, признаюсь. И это было моей ошибкой. По крайней мере, тогда еще я и не догадывался, что шло своим чередом... что? Да-да. Верно, прямиком в мой персональный Ад! Я слышал, он рвал барабанные перепонки изнутри и как, паразит пытался вырваться наружу. По крайней мере, всё это длилось, когда моя собственная чрезмерная возбудимость, сменилась недоумением. Ночь. Да-да, фонарь. Парк. И парочка ночных, убитых ребят. Я таких называю торчками. Они даже не представляют, какое дерьмо жрут изо дня в день. Вот правда, все их порошки, курительные смеси и таблетки. Джейсон, скажи хоть слово? Вообщем, он кивнул утвердительно головой и... не богохульствуй, это мой конёк, а не твой.
Да, суть не в том. Крошка наткнулась на одного из. Сколько их было. Судя по голосам, двое. Или трое? От появления еще одного тела, суть мало поменялась. Кроме чего-то специфического, там глубоко внутри меня. Так, словно, Джейсон прорвал эту стену. Или так оно и было. Я не знал. Я мало, что запомнил. Кто-то, что-то ляпнул. Кто-то распустил клешни. И, к слову, моё это моё. Сейчас девушка принадлежала ... правильно, мне. Своё не отдаю. Даже если, это "своё" лишь на словах. Разумеется, я - эгоист, бл..дь!
Это стало моей отправной точкой. Той самой, которой так боится Джейсон. Я слышал его молитву в голове. Он считал до десяти.
Раз-два-три. Раз-два-три. А я? Я отталкивал ее в сторону.
Агрессия - не подходящее слово. Но первое, что приходило на ум. Потом пелена. Но, нет. В отличии, от него я всё вижу и слышу. И видел я, собственные руки на шее отрезвевшего мудака, что больше всех загребал руками воздух, пытаясь еще совсем недавно словить ее - Мику. И слышал я собственными ушами, как Джейсон во мне говорил:
- Еще шаг, сверну шею, - да, ну на фиг! Таким он нравился больше, гораздо. Это означало, что мы и есть одно целое. Он лишь говорил. А я давил на пульсирующую ниточку там под кожей, вдавливал свой перстень, пока не потекла струйка крови.

А потом был стоп! Тот самый, который так несвоевременно пытается меня убрать с дороги и не дать сделать свое дело до конца. Это были мигалки, мелькающие в кронах кустов и это противное: пиу. Дружки в рассыпную сбегали с поля моего обозрения. А я не мог уйти! Долбанув головой об скамью, и вложив нее всю силу, я обернулся.
Во мне молил Джейсон. Этот святоша молил не упустить из виду ее. А впрочем, крошка была рядом. Она тащила меня... точнее, пыталась. Тогда сработал тумблер, именуемый Джейсоном, он по инерции понес меня вперед. За ней, в глубину и мрак ночного парка...
_ _ _
* Бог - Супер-звезда!
Ему принадлежит мир
Бог - Супер-звезда!
Пока не опустится занавес
(нем.)

+1

16

[AVA]http://funkyimg.com/i/27jbd.jpg[/AVA]
[STA]правда или действие?[/STA]
Уверенности в том, что фраза сработает, не было никакой абсолютной. Поэтому шанс, что сработает, все-таки был. То же самое, что кричать во весь голос, что Джастин Бибер тебе не нравится, а в душе мечтать, что он тебе позвонил и спросил, почему же он тебе так не нравится.
Руки, которыми обнимаю себя, добавляют мне опоры, я не реагируя реагирую на комплимент.
- Ты о том, что мне удалось выбить из тебя дух или впечатление от сыгранной игры? Мне кажется, что в последней у нас ничья.
А из подсознания вырывается змеиный шепот: - «Не позволяй ему приблизиться снова. Второй раз он будет считать себя право имеющим. Заедь ему коленом в пах и сваливай. Анжи Микеле Арандо не место в парке среди ночи. В таком платье».
- И то, и другое. В тебе есть что-то дьявольское. А вот свое поражение, я буду долго принимать, - звучит слишком откровенно, но сумасшедшинка в голосе сбивает с толку.
Забавно считать меня чем-то дьявольским, когда у самого за спиной черная бездна. К тому же мое имя говорит об обратном… На всякий случай делаю еще пару шагов назад, чтобы сверить его намерения с действиями.
Спиной натыкаюсь на что-то. Вскрикиваю и неловко оборачиваюсь, заваливаясь на бок. Трое нелепых парней маргинальной наружности вырисовываются буквально из ниоткуда.
вынужденно хватаюсь за одного из них, чтобы не упасть, но он тут же хватает меня за волосы. Очки отлетают куда-то в бок.
- Привет, шлюшка, - тот, кто удерживает меня, заставляет согнуться, тянет вниз. Я держусь за его футболку, сопротивляюсь, но дергать волосы боюсь. Хватаю воздух ртом, не могу не то, что дать отпор – воздух выбит из легких шоком. Я забываю то, чему так старался научить меня Хави, и готова опуститься на колени.
Освобождаюсь так же неожиданно, как и все это началось. Падаю на землю мешком костей, и тот, кто стоял рядом, отлетает и ударяется спиной о статный кипарис. Отмечаю эту ненужную деталь, суть происходящего теряется. Чьи-то руки вздергивают вверх, тянут на к себе, чтобы через секунду оттолкнуть назад, за спину.
«Боже, Шон! Прекрати!! Хватит, ты же их убьешь!» – кричу про себя, голос отказывает. Я стою, покачиваясь, сжимая клатч в руках, закрывая им рот, словно это помогает мне не закричать вслух. Двое уже корчатся на земле.
- Шон! – выше моих сил, видеть, как брюнет сжимает руками горло третьего ублюдка.
Я должна что-то сделать! Бросаюсь к нему и висну на руке. Не имеешь права решать, кому жить, а кому умереть!! Вместо меня кричит полицейская сирена патруля. Может быть наугад, может быть они действительно нас обнаружили. Я уже не понимаю, кто прав, а кто виноват, но бросить его здесь не могу. 
В отчаянии, бью кулаками по его предплечью, надеясь, что он отпустит, заново взвывшая сирена приближается. Что-то, вряд ли здравый смысл, заставляет его бросить жертву. Он замирает, как будто освободив руки, потерял смысл движений.
- Уходим. Пожалуйста, Шон. Нам надо уходить. Сейчас же, - голос дрожит, и я стараюсь разделять слова, чтобы страх был менее заметен. Вдруг его рука «отмирает» и я хватаю ее, тяну за собой.
Какая-то секунда, и все его существо выстреливает пружиной вперед.
Мы бежим, он тянет меня за собой. Горло горит, перед глазами звездочки, а мы продолжаем бежать в чащу парка, до белоснежной деревянной беседки, которая выявляется из темноты как храм спасения.
Я забиваюсь в дальний угол, подальше от него, подальше от ублюдков и полицейских сирен. Сижу на корточках и прижимаю клатч к груди. Нет-нет-нет, это не со мной. Это мне привиделось. В кофе что-то подсыпали. Жду, пока дыхание выравнивается, а я перестаю дрожать (заметно), выпрямляюсь и нахожу Шона взглядом. Не хочу к нему приближаться. Открываю сумочку и достаю свой телефон. Кому я должна позвонить? Эйме? В службу такси? Хейдену? Кто сможет забрать меня отсюда как можно скорее?

Отредактировано Ange Arando (2016-01-29 16:37:26)

+1

17

_ _ _
Such mich tief im Abgrund deines Traums
Ich liege 6 Fuss tiefer
Such mich tief im Abgrund deines Traums
Du musst noch 6 Fuss tiefer *

_ _ _

... Это не помутнение рассудка, хотя и оно тоже. Это проклятье за весь род Вествудов. Беседка. Да, мы стояли возле нее, приводя дыхание в порядок, после побега. То-ли от себя самих, то-ли наоборот. Я смотрел на окровавленный коготь, по нему стекала струйка чужой крови. Не для этого-ли я покупал кольцо? В моих венах пульсировал яд, именуемый кровью. Он сжимал виски и давил на глотку, сбивая дыхание. Потрясающие ощущение - власть! Она прекрасна в этой физической форме и активности, лишь потому, что всегда утоляла всю мою сущность до самого дна. И каждый раз, потом убивала меня, пробуждая Джейсона. Да, наступало время апатии - его скучный удел, серой мышки, лишенной всякого ощущения кайфа. Я не жалел ни капли, никогда. Жалость - удел таких, как он. Мне свойственна страсть и азарт.
Я должен был чувствовать его, но этого не было. Я давно не был один на один с телом, целиком и полностью, как сейчас. В этом состоянии легкого опьянения. Состояние аффекта, адреналин. О, как мне его не хватало всё это время! Это такой колосальний прилив сил, который сносит на своем пути. Чувство полного совершенства и единства с бренным телом, которое ты зачастую делишь еще с кем-то. От этого ощущение сводит сладкой судорогой всю сущность. Как наркотик, только более легальный и без вмешательства разведенных порошков.
Я был сейчас слишком поглощен этим чувством, оно заполняло полностью, своим зыбким, мерцающим светом. Пожалуй именно сейчас, я был, как ребенок счастлив и откровенен, как никогда. Я раскрылся перед Микой, как одна из книг моего прототипа, что сейчас отсутствовал. В такие моменты я вытесняю его из тела. Это может быть все, что угодно. Начиная с пелены на глазах и заканчивая помутнением рассудка, когда память отшибает напрочь. Но, я не успел дойти до тех критических стадий, довольствуясь этим малым. Опираясь о некое подобие колонны и опоры, я бегло слизнул кровь с перстня. Это уникальное ощущение вседозволенности раскрепощает и ломает все рамки. Помнил-ли я, что где-то там в углу сидела девчонка, из-за которой все произошло? Последнее событие не входило в мои планы, признаюсь. Но, складывалось все гораздо симпатичнее, за исключением того, что она была напугана. Они всегда бояться, словно, я пытаюсь ИХ удавить, а не спасти. И это вся, бл..дь, благодарность?! Где это великое: "ты, мой герой!"; "ты спас мне жизнь!" Где? Все они хотят геройства, но когда это происходит, сразу же отскакивают в сторону с перепуганными глазами. Вот, как сейчас Мика. Она смотрела на меня глазами японки-девственницы, которую на протяжении недели насиловало несколько сс-вцев.
- Не смотри на меня так, Мика, - внутреннее дрожание, от некой толики обиды и то, остаточное чувство эйфории, - ты сама сегодня меня била не потому, что отрабатывала приемы. Тебе нравилось это.
Направляясь в ее сторону, я выставил руку и добавил:
- Ты, сама это знаешь. И мне не нужно это повторять. Вся разница между тобой и мной в том, что я этого не скрываю, - приложив руку с перстнем к собственной грудной клетке, я сделал шаг вперед. А она, кажется, вжалась в холодный камень, очевидно, опасаясь.
Мои оправдания. Никчемные и такие искренние. Черт возьми! в этом состоянии я мог не то, что рыдать и хохотать одновременно. Это целый спектр ощущений, когда тебя колбасит со стороны в сторону.
- И ты, сама решила остаться! - а это убеждение, вместе с шагом вперед. Незначительным, но по инерции, отодвигалась она. Я чувствовал себя маньяком, который перед актом извращения исповедует душу своей жертве. Это бесит больше всего. Когда ты пытаешь доказать, что прав, а тебя обвиняют по какой-то статье в убийстве человека!

Признаться, я не сразу заметил телефон в ее руке, лишь тогда, когда он осветил беседку и испуганные глазки. Ох, эти глазки. В конце-концов, это больше всего срывает и выносит мозг. Да, моя натура занесла меня гораздо дальше, чем исповедь и сделав несколько резких движений в сторону девушки, я уперся руками в камень, тем самым замыкая с двух сторон ее личное пространство. Гораздо ближе, чем нужно и слишком далеко, чтобы чувствовать сердцебиение девчонки.
Несколько раз моргнув, я опустил глаза на телефон и попытался его отобрать:
- Решила сдать? - а впрочем, я не делал ничего противозаконного. Ну, как! В рамках разумного. Даже если бы она меня сдала и вызвала копов у меня был карт-бланш, я спасал ее жизнь, - вот как?
Но, в такие моменты белесой пелены, как называл ее Джейсон. Кстати, Джейсон, ау? Именно, в этот период мозг атрофируется, скажу вам так. Вам любой мужчина это скажет, испытав все ощущения адреналина смешанного с азартом.
Этот телефон предоставлял угрозу, даже больше уязвленному самолюбию. Хотелось одного, а на деле девчонка попыталась выкрутится и проскользнуть мимо расставленных рук. И ей это даже удалось, попутно, заехав локтем по ребрам.
- Bitch! - кидаясь за ней, я чувствовал ту накатывающую волну, она зачастую переворачивает сознание и меняет реальность с ИР-реальностью. Термоядерная смесь физического возбуждения, в прямом и переносном смыслах этих слов. Да, я ее словил:
- Да, стой ты! Я тебе не враг, - схватив ее за плечи и приставив к каменной стене, рявкнул: - я тебе жизнь спас!
А впрочем, я был ее врагом. Сейчас я не задавал вопросы, не уступал и не ждал ее реакции. Поднимая ее над каменной напольной плитой, приблизил вплотную свое лицо. Скрипели зубы и челюсть, ходила ходуном. Пульсация, там глубоко под каменной, но еще живой кожей.
_ _ _
* Ищи меня глубоко в бездне своих снов.
Я нахожусь шестью футами глубже.
Ищи меня глубоко в бездне своих снов.
Тебе нужно еще на шесть футов глубже.
(нем.)

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-28 05:52:22)

+1

18

[AVA]http://funkyimg.com/i/27jbd.jpg[/AVA]
[STA]правда или действие?[/STA]
И освященный седыми богами
Я, как на праздник, пойду за тобой. (c)

Бросаю на моего соучастника полуосознанный взгляд. За его спиной, из-под пологой крыши торчит кусок темно-синего неба, усыпанного огромными звездами. Сверкающими и неповторимыми, как будто прилавок ювелирного салона, оформленное в старинном стиле – камни просто рассыпаны про подставке владельцем-старателем. Без вычурности и лоска, их блеск истинных сокровищниц озаряет мое растерянное сознание.
Звездное небо роняет тебе в душу беспощадный свет любви, август раздирает сердце на части. Замри, Анжи, иначе не переживешь совершенство этого момента.
Сестре я звонить не буду. Только не ей. Я расскажу ей все, когда мы будем лежать под одним одеялом, как в детстве, и разговаривать, накрывшись простыней с головой. Хейден на работе. Вряд ли он сможет сейчас приехать в другой конец голода. Пришлет кого-нибудь из охранников, и Шон все-таки сегодня кого-то убьет. Значит такси. Попытка загрузить приложение ничего не дает. Сетка пропала. Только трачу время. Набираю номер. и сегодня убьет. Значит такси. Попытка загрузить приложение ничего не дает. Сетка пропала. Только трачу время. Набираю номер. Запись автоответчика попросит остаться на линии «не менее трех минут». Терпеливо жду, не отрывая взгляд от брюнета.
А до него, кажется, стало доходить, зачем я достала телефон.
- Ты, сама это знаешь. И мне не нужно это повторять. Вся разница между тобой и мной в том, что я этого не скрываю.
Возможно, он в чем-то прав. Но его правота не дает ему право поднимать свой авторитет за мой счет. 
Обращает внимание на телефон, на котором продолжается звонок.
- Решила сдать? Вот как? – не знаю, что ответить.
Сглатываю. Он слишком близко, и не собирается останавливаться. Оказываюсь в кольце его рук, с телефоном, прижатым к груди.
- Ты не так понял, - лепечу, словно маленький ребенок, - я вовсе не хотела.. 
Чем меньше личное пространство, чем сильнее он нависает, и тем меньше в голове связных мыслей. Он вдруг резко выхватывает телефон из моих рук, вырывает. Тянусь к телефону, но он поднимает его над головой и несколько раз ударяет о каменную стенку. Боюсь осколков и закрываю голову руками, вжимаясь в безумца:
- Не надо! – не знаю, слышит ли он меня, сквозь громкие методичные удары.
Неожиданно наступает тишина, он берет другой рукой меня, отдирает от себя и возвращает аппарат. Экран погас навсегда, от одного угла расходятся глубокие трещины.
Губы подрагивают, я держусь из последних сил, чтобы не заплакать. Есть люди, у которых жизнь нынче помещается в телефон. Вот я из таких людей. В запале отчаяния и злости вырываюсь, прицельно бью локтем по ребрам.
Ругань окатывает меня леденящим ужасом, я почти ощущаю, как последние секунды мучительно пролетают через меня, перед тем, как он хватает меня за плечи и припечатывает к стенке:
- Да, стой ты! Я тебе не враг. Я тебе жизнь спас!
Его рука оказывается на шее, и он поднимает меня в воздух, так что шершавая стена царапает открытые лопатки, а носки не ощущают пол. Поступки как-то не сходятся со словами. Стена и его рука – единственные опоры. В левой руке до сих пор держу телефон, не знаю, почему. Правой хватаюсь за его руку на шее, чтобы хоть как-то переместить вес тела. Дышать невозможно, я хриплю и из последних сил пытаюсь оттолкнуться от стены, сбить прицел его пальцев на моей глотке. Я не хочу быть жертвой!! Я не хочу умирать!
Я паникую, и паника спасает мне жизнь. Инстинкт самосохранения переключает какой-то рычажок внутри меня. И в голове зажигается огромная неоновая вывеска -  Жертвам здесь не место.
Меня-жертву завалило мягкими игрушками, розовыми, вроде ни чем не отвратительными кроликами, но панические приступы от одной возможности, моего воображения о нахождения в замкнутом пространстве сводят меня с ума и заставляют кричать, срывая голос. А сейчас я даже закричать не могу.
Из последних сил плавно касаюсь пальцами губ, а затем прикладываю эти же пальцы к его губам. Коротким смазанным жестом. Жестом надежды достучаться если не до человека, то хотя бы... Еще чуть-чуть и пятна в глазах разойдутся огромными кругами, и я потеряю сознание.

Отредактировано Ange Arando (2016-01-29 16:37:47)

+1

19

_ _ _
Тише, крик твой не услышат,
Знают стены, крыши;
Ночью мною движет
Страсть к чужим телам.

_ _ _
... Я боготворю и ненавижу страх. Так же, как и себя самого. Чужой - вызывает во мне ту самую зыбкую и щекочущую нервы страсть, а мой собственный - чувство никчемности. Сегодня я испытывал приподнятое ощущение возбуждения. Это несколько прибавляет сил и делает в собственных глазах Богом, тем самым и единственным.
Все эти никчемные попытки обуздать пламя - меня. Это все равно, что гасить необъятное, лесное пожарище одним маленьким ведром воды. Именно такие были попытки Мики. Слабые, дрожащие и напуганные. Ее телефон.
К черту сотовый! Он засоряет мозг, больше читайте газеты и книги, скажу я вам. Гайджеты убивают это молодое поколение. Они даже сексом занимаются с телефонами.
К слову, о сексе.
Наверное, каждый агрессор, вроде меня, всегда испытывает это ощущение головокружительного возбуждения. Как это объяснить? Здесь нужен Джейсон. Я не мастак раскладывать по полочкам Зигмунда Фрейда. Но, звать мы его не будем  Пока! Мой план вернулся обратно в русло этого бурного потока, что под давлением удерживал девушку над полом. Не смотря на отхождения от правил сегодняшнего вечера, всё возвращалось обратно к оси центрифуги. С тем лишь учетом, что я и вправду, сейчас испытывал желание. Двоякое, согласен. Свернуть голову до щелчка. Но, было и другое. Близость к самой сути страха. Какого это - поиметь сам страх? Я это делал уже однажды. И признаться, испытал неописуемое удовольствие. Смогу ли я сейчас устоять? Вероятно, что - да.
Но, у этого страха было особое обаяние, ни с чем несравнимое: ни с проститутками, которых я терпеть не могу, и даже побаиваюсь, ни даже со Сьюзен.
Уникальная прелесть юности. Я начал понимать Джейсона. Они действительно восхитительны, когда у их горла моя рука. Этот румянец и полуприкрытые глазки, что вот-вот закатятся. Это что-то новое в моей практике.
И тем ни менее, вот она рука, удерживающая тонкую шейку, а другая привинчивающая к холодному камню стены. И вот он - я, твой личный вершитель судьбы, Мика. Я слишком близко. Настолько, что имея немного силы, ты бы уже заехала коленкой мне в пах. Или страх опередил инстинкт самосохранения. Ну, что это было?
Ее пальцы коснулись моих губ. Бегло, вскользь. Они прохладные и нежные, как бархат. Моргнув несколько раз, словно, просыпаясь от легкой дремоты, я поубавил хватку, позволяя ей сделать вдох. Немного и немало, вполне достаточно для жизни. Но, мне казалось, что девчонка продолжает гнусную игру, дразнит, хочет завести дальше. Она весь вечер дразнила меня. Платьем, что порвется в один миг. Этими губками, глазками, вызывающими движениями! Нелепо баловать взор своей страстной натурой и в конце отбирать то, ради чего все это происходило!
- Не вздумай падать в обморок, когда я с тобой говорю! -  она слышит рычание с нотками приказа.
Встряхнув девушку, да так, что та ударилась затылком, я опустил руку с шеи. Цеплялся своими длинными пальцами за ее тело. Едва царапал кожу, но позволил ощутить ногами опору. Недолго, знаю. Люблю играть со страхом. Но, в одночасье, эта близость все больше пробуждала животную страсть. Она оседала в моих руках, слегка вздрагивая. И это подхлестывало сильнее батога. Выставив колено, я прижал ее к себе рукой. Мне бы в пору зубами впиться в шею, а вместо того  ощущаю позывные, далекие, в области паха. Мой персональный страх весьма, настолько, что ее грудь, упорно прикрываемая тканью, прижата именно к тому месту, в которое девчонка сегодня била меня и не раз. Я чувствовал ее сердцебиение. О, да! Очень тихо, но как разряд тока.
Мой перстень цеплялся за ткань легкого платья, а я прижав губы к ее голове, безумно и едва слышно смеялся. Рывок.
Задрав юбку и обнажая бедро, я кажется даже ткань полоснул лезвием перстня. Но, это неважно, когда руки сжимают плотные полушария ее ягодиц. О, это слаще убийства! Это круче огня. И это есть пожарище, там внутри, глубоко в штанах. Неприкрытое насилие, облаченное в маску безумия.
Проводя ладонью по внутренней части бедра, я царапал ее кожу. Соприкасался холодный металл когтя, оставляя белёсый и недолгий след.
Тук-тук. И имя этому стуку - адреналин. Проведя языком со штангой по ее виску, я заигрался, правда:
- Давай, закричи, если хватит на это смелости.

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-28 21:13:28)

0

20

[AVA]http://funkyimg.com/i/27jbd.jpg[/AVA]
[STA]правда или действие?[/STA]
Мне остается только смотреть на него. И молиться всем богам на свете. Может кто-то из них замолвит за меня словечко разъяренному брюнету. Считаю секунды про себя, стараясь отвлечься от убивающей натуги. Отмечаю момент, когда его настроение меняет русло. Взгляд убийственной ярости идет рябью, и он смотрит на меня так, как смотрел на в Aroma Cafe. И тот же голос… Боже, спасибо!
- Не вздумай падать в обморок, когда я с тобой говорю!
Открываю рот широко, заглатывая драгоценный эфир. Дышу полной грудью, продираясь сквозь болевые спазмы его попытки задушить. Еще немного и мне кажется, что он бы сломал мне шею. Первый позвонок такой хрупкий! Одна секунда и dixi. Но он упустил свой момент. Жизнь победит смерть.
Моя жизнь победит страх, панику и отвращение.
Он как будто чувствует, что вместе с воздухом я наполнилась осознанием, непонятным ему. Он рычит, злится, и ударяет всем телом и затылком о холодный камень. Я не могу умолять, воспротивиться или пообещать быть хорошей девочкой. Ему, Шону, плевать. Потому что уже решил, какой хочет видеть меня. Что ж, посмотрим, кто выиграет раунд. По большому счету это не имеет значения. Плевать на его возню вокруг меня. Я уже выиграла затеянную игру.
Жаль, что пока победитель я только у себя в голове. Всхлипываю, зажмуриваю глаза, против воли начинаю дрожать. Чувствую его руки на талии. Он тянут вверх, не давая ощутить опору и одновременно не давая упасть. Ладони поднимаются выше, еще немного и большими пальцами он коснется груди под тканью. Выставляя руки вперед. В правой до сих пор зажат телефон. Чтобы смять остатки видимого сопротивления, коленом раздвигает ноги и прижимает весом к стене. Словно лист бумаги между страницами книги.
Мы слишком друг к другу, вижу надувшуюся на шее вену, чувствую возбуждение в паховой области. Дыхание, энергетика, тембр голоса вынуждают меня желать сжаться, закрыться и попытаться вырваться. Но я не могу даже этого… Его руки оказываются под подолом, задирают его, пока пальцы не натыкаются на полоску трусиков. Металл перстня поддевает ткань в самой узкой части, но я не успеваю понять, что с ней случается дальше. От интимного прикосновения к виску, теряю ориентиры, всхлипываю. Моя беспомощность провоцирует его на новую реплику:
- Давай, закричи, если хватит на это смелости.
В горле ни звука, ни эха, как будто я и вправду не боюсь его. Слова не нужны. Хочу лишь отвернуться, демонстрируя свое безразличие. Для таких, как он, это худшее из наказаний. Сильные пальцы жестко фиксируют мой подбородок. Он жаждет, чтобы я смотрела на него. Принимаю вызов, наши взгляды встречаются. Теперь мои глаза такие же темные, как у него. Они не отдают свет, впитывают мрачную атмосферу беседки, острый, словно лезвия стилетов, свет звезд, отчаянную и бездонную тьму. Тьму его глаз.
Жаль, что я не могу двигаться, не могу высвободить руки, чтобы обвить его шей руками, плавным чарующим движением, заставив все его гнилое нутро задрожать от желания продолжения. Я могу больше. Заставить заглотнуть крючок целиком. Проникнуть намного глубже и поработить изнутри.
Один короткое действие. Двигаю бедрам навстречу, сжимаю бедрами его колено, в живот сильнее упирается пряжка джинс и натянутая ткань ниже.
Ты ведь этого хотел. Я не задаю вопрос. Я вынуждаю тебя сорваться.

Отредактировано Ange Arando (2016-01-29 16:38:05)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » 00 Зверь внутри тебя ‡дай мне на него посмотреть