vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » вселенная слишком ленива


вселенная слишком ленива

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://funkyimg.com/i/25M28.png

Alexa Wallace & Romana Wilson
Место:
Jolly Jack Pub
Время:
29 января 2016
Время суток:
вечер, около семи часов
Погодные условия:
+15, солнечно
О флештайме:
Вселенная в редких случаях ленива, что  случайности в ней никогда не являются действительно случайными, а Сакраменто слишком небольшой город, чтоб невидимая, неизвестная еще двум девушкам связь через одного третьего, могла скрываться вечно. Все тайное рано или поздно становится явным, но почему-то это поздно наступило слишком рано. Кому-то точно будет несдобровать.

+1

2

Алекс честно договорилась встретиться тут с подругой, которую задержали все сверхъестественные обстоятельства, которые могли – сначала пробка, потом вместо пары минут, которые та планировала потратить на поиск документов, её срочно попросили что-то доделать, и всё это она сопровождала чудесной трансляцией по смс. Лексика в этой трансляции немного намекала на уровень испытываемого по этому поводу восторга. А результат один – Алекс сидела в одиночестве и терпеливо ждала чуда, которое позволит им хотя бы поздно, но пропустить вместе по стаканчику чего-нибудь крепкого.
И с каких-то неведомых пор сидеть в баре вечером в одиночестве стало неловко. В нём, конечно, разномастная толпа, но одиноких – девушки в поисках весёлой ночи, парни в поисках этих самых девушек, и ещё немного странных творческих личностей – это Алекс, проходя мимо, заметила рисующую девушку, в раскрытом блокноте которой поместилось уже два портрета бармена. Удачи тебе с ним, дорогая. Да ещё влюблённо-брошенные личности, использующие то бармена, то свой стакан, вместо бесплатного психоаналитика. И надо сказать, оба способа одинаково эффективны, потому что народу немало и занятой бармен не может, как во всех этих фильмах, выслушать и поддержать. Разве что ещё налить, а потом вызвать такси. Интересно, смогла бы она работать барменом?
А сейчас она могла бы быть дома, прочитать на завтра материал к семинару. Или вытащить куда-нибудь Макса. Или… Слишком много роящихся в голове вариантов и чувство, что ты здесь чужой. А ведь так не было всего полгода назад. Ведь так не происходит в голове у тех ребят, что проводят в баре вечера и так устраивают свой отдых. Так когда она успела стать такой закоренелой занудой? Это не дело, надо срочно себя расшевелить, напомнить о том, что вечер может быть хорошим даже в одиночестве в баре, и безо всякой жалости к себе.
Алекс пробралась к стойке и не отказала себе в удовольствии заказать именно то, что она так любит. Немного ирландского виски в ирландском пабе, что может быть лучше? Он крепкий, он бьёт в голову мгновенно, особенно когда последняя еда присутствовала рядом с тобой где-то в обед, а на улице темно. И от него сразу кружится голова, самая приятная стадия опьянения, когда  наступает ощущение странной лёгкости. Рассуждение достойно звания почетного алкоголика, да.
И Алекс уже хотела пробраться вместе с полупустым стаканом назад, подальше от стойки и сцены, куда-нибудь вглубь к стене, где не будет народу и кучи мебели вокруг, там можно даже найти себе собственный столик, а не отбиваться, что ты не планировала знакомиться, а только села на свободное место. Но её планы наглейшим образом прервал толчок, после которого она завалилась на девушку рядом, и только чудеса студенческой выправки удержали в поразительно ровном состоянии бокал, пара капель всё-таки стекала по его боковой стенке, подбираясь к пальцам, но по сравнению с её собственным падением – стакан был спасён.
- Прости! Виски, беспощадная гравитация и вечер пятницы. Ох. Можно я упаду за этот стул рядом? Кажется, я переоценила свою возможность оказаться подальше от стойки, делая это со стаканом в руках. Если я тебе не помешаю, конечно.

+2

3

Назовите самый простой способ исчезнуть из поля зрения всех в шумном баре? Вырядиться как подросток, попавший в это сборише по ошибке, таких стараются не замечать. Этим Романа регулярно в последнее время и занималась - исчезала. Пряталась за фальшивыми хипстерскими очками и вытянутыми свитерами. Она настолько в этом преуспела, что в первый раз привычно устроившись за стойкой была даже не узнана барменом. Это было весело. Снять черепаховую оправу, стереть рыжую помаду, да распустить косички, и с совершенно нейтральным видом продолжить цедить свое пиво. Лицо мужчины за стойкой надо было видеть. Но на этом все веселье от этой конспирации закончилось.
Находится в квартире с каждым днем с каждым днем становилось все тяжелее, стены давили на голову, как давило и все остальное. Хотелось сотворить что-то такое, нетипичное для нее, но ничего в голову позитивного не приходило. А негатив она топила в спиртном, хотя проку от выпивки было ноль целых, ноль десятых, ибо каждое утро после "реанимации боевого духа" оказывалось полным головной боли в области затылка и только. Никакой помощи.
Романа уперто сверлила взглядом свой полупустой стакан - третий за последний час - пытаясь договорится с самой собой, что четвертый тут ничего не изменит. Только добавит молотков утром. Но если разум знал, что совесть молчала, ее словно не задевало, что и так уже коллеги пустили очередной слух по киностудии, учуяв от нее нетипичный запах. Нет, запах то был типичный, но не для нее. Такие вот маленькие штрихи и составляют образ. С "рождественским запоем" стоило заканчивать, то причин пока не находилось. Тем более так было куда проще ловить мысли, последнее время разбегающиеся в разные стороны.
Обычно люди приходят сюда для того, чтоб пообщаться, обсудить свежие новости, или просто спрятаться от проблем, как в детстве малыши прячутся под одеялом. Да, идеальное, хоть и немного опошленное сравнение, ибо как раз за тем с кем спрятаться под одеялом сюда приходит другая половина людей. Ну есть еще небольшая прослойка таких как она, случайно попавших сюда по ошибке. В ее планы не входило ни с кем разговаривать сегодня, но судьба, эта мелочная поганка решила внести свои коррективы в бесцельное высиживание и ожидание решения всех проблем и подкинула еще хвороста в огонь. Ну или хотела их подкинуть, да вторая жертва проведения оказалась тоже не промах, раз в таком кульбите умудрилась не опрокинуть все содержимое стакана на нее, да вообще ничего не пролить.
- Ой, - только и смогла Романа из себя выдавить, прежде чем пьяно рассмеяться. Девушка, так неудачно приземлившаяся на нее была слишком маленькой, чтобы уж придавить ее, но достаточно весомой, чтобы ее шутка, так и осталась шуткой, а не глупым способом познакомиться. Ну а что, и такие люди тоже ищут себе компанию. Романа хорошо помнила то, как познакомилась с Исой и Офелией, если бы ей не сказали бы про то, что эти двое пара - не подумала бы ни за что. 
- Нет, конечно, садись, тем более мой загул все больше напоминает квест - напиться в одиночестве, - Романа продемонстрировала полупустой стакан и со звоном опустила его обратно на столешницу, не то чтобы она была за нежданную компанию, но теперь это уже не походило на алкоголизм...- Кстати, я Романа, а свое имя назовешь? Или мне тебя называть мисс Гравитация?
Мда, чувство юмора тоже начинало хромать с повышением градуса в крови, но ничего остроумней она сейчас из себя не могла выдавить.

Отредактировано Romana Wilson (2016-01-03 19:10:58)

+2

4

Упс. Алекс не собиралась сама работать жилеткой для утешения страждущих. Эти вопросы - к бармену или психологу, она тут не причём. Ей хватает работы, чтобы брать на себя ответственность за других, так что она бы с удовольствием обошлась без напивающейся в одиночестве девушки, у которой наверняка проблемы и стандартный набор "боже, всё плохо, я не знаю, что делать дальше, а признаваться в этом незнакомцам поразительно просто". Но вскочить и уйти, оправдываясь какими-нибудь откровенно фальшивыми причинами не позволила совесть. Странное ощущение, когда ты ждёшь, что тебя могут нагло эмоционально использовать, но не уходишь, потому что однажды сам можешь оказаться на месте такого незнакомца, словно заранее оплачиваешь счёт. И ещё немного надежды, что она ошиблась и ничего такого впереди не будет, просто разговор.
И вместо бегства Алекс улыбнулась и поставила стакан. Несчастная капля всё-таки добежала до его низа и мгновенно расплылась, устраивая на столешнице алкогольный отпечаток посуды. Отлично, место отмечено, подпись в согласии с собой, что действительно нужно остаться. Теперь можно усаживать себя, и на сей раз не на что-то живое.
- А что, мисс Гравитация, мне нравится. Буду шутить и делать для людей вид, что я умная, и в школе мне нравилась физика. Что-нибудь в духе: а вы знаете, что мисс Вселенная не могла бы существовать без Гравитации? Я же незаменима! И отдельная благодарность Исааку Ньютону, - и смешок не над тем, что она сказала, смешок над собой - это было так глупо, просто невозможно! Самое время заткнуться, солнышко, лучше просто улыбайся. - На самом деле меня зовут Алекса. Хорошего вечера, Романа, - она ещё пару раз шевельнула губами, неслышно повторяя для себя имя. Так оно точно не сбежит из головы через пару мгновений или глотков.
И, может, та уже пыталась напиться в одиночестве, а Алекс сделала выпила совсем немного, только чтобы прогнать паршивое настроение. Поэтому она махнула новой знакомой стаканом, молчаливо подразумевая что-то в духе "за этот вечер" или "за нас красивых", в общем, обыкновенный жизнеутверждающий первый тост, только с необходимостью самостоятельно выбрать формулировку по вкусу. И ещё небольшая порция алкоголя, и преступное для такой крепости отсутствие закуски или чего-нибудь безалкогольного. Алекс с грустью глянула на барную стойку, куда ещё нескоро решит подойти снова [ну, а кто знает, куда она упадёт в следующий раз и не сломают ли ей за это какую-нибудь жизненно важную часть тела?..] Пусть будет чистый виски, раз уж она не задумалась об этом вопросе раньше.
- Так, ладно, меня просто оставили тут одну, а ты почему сегодня в баре? - Кто-то сбоку уронил стакан, Алекс, повернувшись, видела блеск осколков и разлившейся по полу жидкости. Забавно, что в барах этот звук мало выбивается из общей картины, сочетающей музыку, голоса и стук стекла о разные поверхности. Плюс звон и редкие громкие выкрики особо выпивших посетителей - получается дивная цельная мелодия. Ну это, конечно, до какой-нибудь начинающейся потасовки.

+2

5

Ей не стоило начинать этот разговор, потому что рассказывать Романе совершенно было нечего. В своем собственном понимании она выродилась из личности с большой детской мечтой в эксцентричную куклу с татуировкой на плече. Куклу, пустышку, от отсутствия которой в этом мире ничего не изменится. Вот ровным счетом ничего, теперь, когда она окончательно пришла к этому выводу ей до дня всех влюбленных нужно было привести все дела в порядок, дабы не оставлять за собой мусор и проблемы окружающим. А сегодняшняя вылазка должна была стать последней, последней пьянкой перед скрупулезной подготовкой к собственной смерти. Невольно вспоминались древние египтяне, которые считали земную жизнь подготовкой к жизни загробной, жизни загробной Романа не желала, она, кажется устала от всего  и от себя в частности, от того, что все ее существование зашло в какой-то тупик, а развернуться и вернуться к развилке нет возможности, потому что мосты сожжены и она не помнит откуда пришла.
А вот девушка, подсевшая к ней, наоборот лучилась каким-то внутренним счастьем, пусть подруга ее и продинамила. Нет одной собутыльницы - найдет другую - хоть в вот в лице жертвы ее неустойчивости. Романе казалось, будто она не секунду увидела себя лет так десять назад, но это было самообманом, они не были похожи ни внешне - разве что обе были не особо крупных габаритов - ни внутренне, потому что лет десять назад Романа была слишком беспечной, что нельзя было сказать о представившейся, как Алекса. Не Алекс.
Странное имя для девушки, будто книжное, - подумала она про себя отрешенно, но решила не озвучивать это вслух. Ее имя тоже не отличалось особой распространенностью. Тем более это вполне могло быть и не именем, просто чем-то, чем можно было прикрыться, дабы не обнажать ничего "своего". Романа скупо улыбнулась продолжению начатой ей же шутки.
- Не лучшая история, если ты не против - не хотела бы рассказывать, это очень сложно и похоже на дешевый дамский роман, а не на реальную жизнь, - вот правда, не рассказывать же первой встречной про планы самоубийства? Нет, это не лучшая затея, еще позвонят в службу поддержки, ее поймают, отправят в психиатрическую клинику, накачают антидепрессантами, но жизнь от этого не изменится, они просто превратят ее в очередную легальную наркоманку.
Но что-то надо было придумать, потому что если последует следующий вопрос - то придется что-то все же сказать. Романа пустым взглядом оглядела почти битком забитый в пятничный вечер бар и выцепила цифру восемь на чьей-той толстовке. Почему-то фантазия в отличие от всего остального все еще продолжала работать. Романа была безумно рада переключиться с проработки всех возможных сценариев после смерти на что-то более радостное, по крайней мере более живое, нежели собственные похороны. Лгать и выдумывать было куда проще, нежели рассказывать правду... Для себя мисс Вилсон в таких случаях говорила, что прорабатывает версии развития события в сериале, сканирует типичные реакции, чтобы на экране они не оказались в последствии притянутыми за уши. А на ком можно было отработать, как не на случайных одноразовых знакомых? Тех, у кого не просишь номер телефона и с кем никогда в жизни больше не планируешь пересекаться, по крайней мере специально. В ее случае вероятность встретиться с этой Алексой еще раз стремилась к нулю.
- Восемь акушерских... я потеряла их обоих, и ребенка и его отца, - выдала она обреченным шепотом, пытаясь оттереть от экрана мобильника отпечаток тонального крема, однако,  от усердия она зажала пальцем боковую клавишу и экран вспыхнул крайне древней фотографией ее с Максом, фотка эта еще была из тех времен, когда они были парой поэтому и выглядела ровно так, как положено быть сфотографированной парочке. Зачем она вчера поставила ее на заставку - Романа понятия не имела. Видимо занималась мазохизмом.

+1

6

Как врач, Алекс может с чистой совестью говорить, что жизнь вообще удивительно часто бывает похожа на дешёвые дамские романы и глупые сериалы, сценаристы которых даже не стараются делать вид, что работают. Потому что она действительно видела эти истории, своими глазами. Видимо, реальность настолько скучна, что мы не хотим даже допускать, что она есть на самом деле. Но это размышление, во-первых, слишком заумно звучит, а во-вторых, такое всё равно нельзя озвучивать, когда напротив тебя сидит одинокий [по крайней мере, в этот вечер] человек. Для неё то её жизнь, наверняка, полна удивительными событиями, даже если она и скрывает это за такими фразами. Каким вообще должен быть человек, чтобы считать свою жизнь ничтожной? Что должно быть не так с его психикой? Эта тема была когда-то в университете, но Алекс никогда не была любителем и специалистом по психиатрии. Зато можно наблюдать и ещё пить. Совсем маленьким глотком, едва касаясь алкоголя губами, зато заполняет паузу. Вообще универсальное действие в баре - в любой непонятной ситуации пить...
- Ну что ты, как будто я могу заставить тебя говорить.
Алекс подаётся вперёд, чтобы в творящемся вокруг шума разобрать слова собеседницы. Это помогает плохо, она слышит только обрывок из конца фразы, и замирает, не зная, верить этому или нет. Ведь собеседница не хотела рассказывать, а если бы и стала, то начала, наверное, не с такого прямого текста, а с дальней предыстории и признаний в вечной любви к неведомым людям? Но "тебя же предупреждали, что это похоже на дешёвый роман" не даёт даже легонько улыбнуться. Даже со всем скептицизмом мизерный шанс, процент того, что это правда, уже сковывает мышцы лица, командует - слушай, слушай, ты сама согласилась, что так будет правильно, не смей теперь!
Глаза невольно цепляют картинку на экране телефона. Ай-ай-ай, как нехорошо так делать, как плохо читать чужие сообщения, но это происходит вне осознанных желаний и воли. Подсмотреть, что за книгу читает сосед в транспорте. Краем глаза заметить, о чём строчит большое сообщение подруге девушка в очереди кофейни. Разглядеть, что за фотография стоит на экране... Впрочем, разглядеть толком она не успевает, так, заметить парочку, узнать в девушке свою собеседницу - Романа, Романа, Романа, кажется, ей странным образом заело на имени своей новой знакомой, как бывает со словом, которое повторяешь много раз и оно перестаёт быть даже похожим на слово - Роману - и увидеть парня. Алекс показалось, что он похож на Макса, но что она вообще успела там разглядеть? Ну нет, выключить подозрения и ревность, никогда же таким не отличалась и сейчас не самое лучшее время начинать, крепкий алкоголь плохой советчик в таких вопросах.
- Его потеряла что ли? - кивок в сторону телефона. - Расскажешь? Будем считать, что сегодня я любительница дешёвых романов и прочих обр'зчиков писательского творчества в области худших сценариев.

+1

7

В тайне Романа надеялась, что эта фраза отпугнет ее неожиданную собеседницу и та под каким-нибудь благовидным предлогом покинет ее общество, но по всей видимости, у Алексы было какое-то обостренное желание спасать чьи-то покореженные души, раз она осталась, так что одно случайное вранье потребовало за собой целого рассказа, да не просто рассказа, а вполне правдоподобной истории. Ей отчеливо захотелось сделать все в лучшем свете, просто для того, чтобы понять - у нее нет творческого кризиса, она сводит счеты с жизнью не из-за того, что не может с пустого места придумать чью-то биографию, нет, и доказательство этого было у нее прямо под носом в лице этой... как называется этот цвет волос. Шатенка? Романа сейчас могла с точностью попасть в тон краски, которой можно воспользоваться для того, чтобы получить такой цвет, но деление на общепринятые группы из ее головы испарилось, наверно, между вторым и третьим стаканом.
Она видела странную тень, будто отголосок какой-то "неправильной и неуместной" эмоции, которую девушка благополучно задавила. Хотя, может это она приписывала незнакомке свои привычки и свое марионеточное поведение. Нет, марионеткой она не была, пустышкой тоже - когда-то давно уж точно - но привычка все время улыбаться въелась в скулы и губы непроизвольно, совершенно без участия хозяйки приподняли уголки. И это бесило куда больше навязчивого внимания к своей персоне. Нужно было собраться и выиграть себе немного времени на размышление. Романа потянулась к стакану и отпила совсем немного просто обозначила жест. Нет, можно просто рассказать настоящую историю, просто перетасовав немного карты.
- Говорю же, это долгая история и дешевый роман, потому что это самое начало того, что творится в бедламе под названием: "моя жизнь"... Нет, я категорически так не умею, не утруждаете себя даже слушанием, - Романа постаралась уже естественно улыбнуться, но получалось это занятие с каждым днем все хуже, так что скорее всего выглядело это не слишком дружелюбно, скорее наоборот. Но попытка не пытка. Нет, верните обратно пластиковую - за ней уютней.
- Если по порядку... То разница между мной и моей без пяти минут падчерицей составляет шесть лет. И она меня не особо жалует. Ее же отец видит во мне призрак покойной жены и не видит меня как таковую. Неплохо для начала или все еще недостаточно печально для того, чтобы пить в гордом одиночестве? - Романа цокнула языком, прикидывая имеет ли она сейчас прикрепить к истории вполне реальных людей, но потом решила что ничего не измениться, если она все таки допустит такую вольность.
- Парень что ты видела на фото... Только не отрицай что ты ничего не видела, пожалуйста. Я, правда не настолько пьяна, как кажется. И уж точно не настолько пьяна, чтобы ничего не видеть, не с моей работой... - мысли путались. Вот оно последствие эмоционального раздрая: три стакана, а она уже не может собрать себя и начать думать в правильном направлении, - Мой бывший, что был задолго еще до мистера Гумберта и, пожалуй, единственный человек, кроме обоих Джо, которому не наплевать. Странно да? Не жизнь, а большая трагикомедия. Только не говори Максвеллу, а то он устроит очередную сцену  под названием "Куда ты, солнце, опять влезла?" - Романа слишком поздно поняла, что с языка сорвалось настоящее имя, а не то, что она заготовила уже в голове, но сделала вид, будто так и нужно было. Шансы, что Макс и Алекса знакомы стремились к нулю.

+1

8

Она даже говорит странно. Слова, интонации, неуловимое ощущение, которое Алекс с трудом может сформулировать даже в своей голове - что-то не так. Человек, который выпивая, говорит фразу "не утруждайте себя слушаньем", хотя должен говорить короче, проще и громче а не скромно выдавать кусочки истории. Улыбка - неровная, нечёткая - настоящая. Или нет? Каким хорошим надо быть актёром, чтобы сыграть такое - не ровную эмоцию, улыбку от уха до уха, а такое? Алекс не знает, и она не уверена, что ей не плевать сейчас, она просто хочет услышать до конца. Комплекс врача - всех спасти и всем помочь, или интерес, нет никакой разницы.
Алекса не отвечает на вопрос собеседницы, она слышала много историй, и это начало, откровенно говоря, далеко не самое удивительное из тех, что ей попадались. Но она неопределённо кивает собеседнице - да? нет? Пить в одиночестве можно на самом деле по куче различных причин, необязательно для этого иметь самую впечатляющую невероятную историю. Она сама может выпить в одиночестве просто потому, что подруга не пришла, а убираться назад домой, потратив весь вечер на неудачную поездку ей не хочется. В её глазах это более жалко, чем пить в одиночестве. Романа же явно так не считает, нужная веская причина - пусть.
А потом она слышит имя. Не Макс, а Максвелл. Очень точно.
Блядь.
Ну каковы вообще были шансы? Нет, серьёзно, в городе с населением в полмиллиона человек, каковы шансы, что лицо твоего парня не показалось тебе на фотографии, которую ты даже рассмотреть не успела, что ты наткнёшься на его бывшую. На ту самую, видимо, Алекс никогда не спрашивала, потому что ей просто не интересно, но чёрт-чёрт-чёрт. Алекс не знает, куда день глаза, обегает ими Роману, её стакан, свой, бар за спиной Романы, даже поворачивает голову вбок, наблюдая за уборкой недавно расколотого стакана, снова назад, покачивая в руке свой. Медленнее, спокойнее. Посмотреть Романе в глаза.
- Будет странно, если я приду и расскажу ему об это вечере, ты не находишь? - она не видит смысла говорить "ты не права, всё не так, тебе показалось". Перед ней - посторонний, и в то же время знакомый человек. Знакомый, она знает Макса, думает, что знает, чего ждать. Наверное, ошибается, но не может ничего поделать с иллюзорным ощущением, что теперь её точно что-то связывает с девушкой напротив.
- А ты весьма наблюдательна. Вопрос, кто ты по профессии  - это как, не слишком? И надо бы раздобыть нам выпить... - Алекс залпом допивает всё, что есть в стакане, не понимая, что теперь говорить. Связаны, может, но что она может говорить, а что не может, это так странно. Законы человеческих отношений вообще тёмные дебри. А вдруг ей нельзя что-то рассказывать о Максе и о том, как он, они живут сейчас?
Чёрт.
- Так что, я могу тебя угостить?

+1

9

Романа сделала вид, что удивлена, но ничего внутри эта странная, шутливая шпилька не задела. Вряд ли это было подтверждением того, что Алекса знакома с Максвеллом, нет, скорее наоборот, то что девушка нисколько не задумалась и не осеклась, переходя на довольно скользкую тему,  что если это имя и говорило ей о чем-то, то только как то, что этот человек существует в ее пространстве. Она могла быть одной из его адвокатских клиентов. А даже если и нет? Пустота апатии так и продолжала звенеть, внутри не было даже остаточной ревности. Для приличия она вполне, как ей казалось, реалистично приподняла левую бровь, за которой тут же поползла и вторая. Все-таки она не была Споком, чтобы проделать этот трюк так, чтобы выглядело это на сто из ста, но из ее списка жестов притворного удивления этот всегда действовал безотказно именно потому что он был кривым, чуть менее отработанным, чем остальные и чуть более детским. К ее почти не стареющему лицу это подходило куда больше, чем широко распахнутые глаза или приоткрытый рот, а в добавок в нем было что-то осуждающее и  поэтому она применяла его куда чаще, чем хотела.
- В таком случае, коли встретите его вперед меня, то передайте ему еще одну порцию информации... Рыжая, что он подцепил на свадьбе в сочельник, уже оборвала мне телефон, потому что он неправильно написал свой номер, - она зачем-то стянула с руки совершенно бестолковое стальное кольцо и пустила его вращаться по столу. То сделало несколько оборотов - девушка не стала их считать, по крайней мере пока - и накрыла его ладонью. Короткий звук напоминал затвор пистолета, хотя, это была только ее совершенно в духе принятого на днях решения ассоциация. На вопрос же про профессию Романа едва заметно кивнула прежде чем вернуть кольцо обратно на руку, но вместо указательного пальца надела его на безымянный палец, скорее интуитивно пытаясь почувствовать себя защищенной. Жалкая, глупая попытка, но все таки где-то на уровне подсознания стало чуточку легче.
- Нет, все окей, хотя обычно люди шугаются, когда услышат правду. Я одна из тех жутких людей, кто живет по другую сторону телевизионного экрана, - Романа сжала губы пытаясь понять когда именно поменялась привычными ролями с этой незнакомкой. Это ей всегда все рассказывают, а она записывает, наматывает на ус и дорабатывает до полной вхарактерности персонажей, которых не всегда она создает. Некоторые принадлежат другим сценаристам, некоторые - приходят сами и поселяются в голове. Таким персонажем для Романы была Элизабет, персонаж, который принадлежал исключительно ей, он не был доверен ни одной актрисе и ни одной из многочисленных вселенных, в которые Романа ныряла с головой, создавая сценарии, она отдаст Бетси только идеальной кандитатке, а пока не было даже неидеальной. Бетси непременно найдут, разбирая черновики в ее квартире, но тогда ей уже будет все равно, как это экранизируют и экранизируют ли набор простеньких, как сама жизнь, новелл вообще.
- Знаешь, если ты действительно попала под очарование этого ... - Романа ткнула пальцев в мобильник, будто нерешительно, на деле просто не зная как именно описать их отношения с Максом, - то настоятельно советую тебе бежать, пока еще не поздно, тебе не понравиться его силуэт с топором на фоне занавесок. Так что давай я схожу за выпивкой. Идет?
Не дожидаясь ответа она поднялась со своего места, цепляя стакан со столешницы и пытаясь сфокусироваться хоть на чем-то. Прошло не меньше десяти секунд прежде чем мир перестал вращаться и замер. До "пьяна в стельку" ей еще далеко, но она уже точно не особо трезва.

+1

10

Сочельник. Ленивый монстр, отвечающий за ревность, ещё может лениво шевелиться и бормотать во сне, когда рядом кто-то реальный, материальный и представляющий угрозу, но гипотетическая девушка, да ещё и за несколько дней до Нового Года, которой оставлен неправильный телефон - это знак. Знак, которому можно странно радоваться и думать "моё". Романе тоже можно сказать, но не хочется. Та ведь и так поняла.
Кольцо на столе напоминает фильм Начало и крутящийся волчок. Поворот, поворот. Кольцо останавливается ладонью, на резкий звук два человека даже поворачивают головы в их стороны, чтобы тут же увести взгляд, которому не за что цепляться. Может, не два, Алекс не смотрит, только чуть улыбается, глядя на кольцо. По странной логике ассоциаций вокруг них - реальность, а не сон, иначе оно бы продолжало вращаться.
А потом до неё доходит. Нет, действительно доходит! Романа ведь не поняла, что Алекс именно девушка Макса. Она сама не сказала совершенно ничего, что не может сказать подруга, коллега, клиентка или даже полуслучайная знакомая. Может, они по утрам встречаются в очереди за кофе - тогда веселый разговор с просьбой передать для рыжей верный номер был бы весьма забавным. Но кивать или улыбаться фразе после такого медленного осознания уже слишком поздно.
- Серьёзно? У меня сейчас слишком большой набор разных профессий в голове, за часть из которых хочется тебя задушить, а за часть похвалить, что ты делаешь мир лучше. Будем считать это великой силой телевидения, - нет, Алекс не шугается, но у неё есть свои причины ненавидеть телевизионщиков. Например, мамы, которые дежурят в больнице и орут на "скандальщиков", что это никакой не интересный случай, это ребёнок в тяжелом состоянии, к которому они не могут лезть. Но ведь Романа может быть и не из этих НЕЛЮДЕЙ.
У Алекс есть комментарии и про силуэт с топором, что она уже заказала себе картонную фигуру в полный рост, чтобы не скучать без этой картины, когда Макса нет рядом. Но Романа уже поднимается и явно не ждёт ответа, только даёт мудрый на её взгляд совет. А Алекс хочется злорадствовать - если у тебя не получилось, это не значит, что все такие. И это ощущение ей совсем не нравится, потому что у неё нет ровным счётом никаких поводом злиться на Роману. Только странное ощущение негодования - да кто она такая, в конце концов, чтобы давать такие советы? - это ощущение не пропадает просто так.
Романа как раз успевает привести пьяный мозг в равновесие. Наверное, её не стоило бы отпускать одну в таком состоянии, пусть даже дойти до барной стойки, Алекса уже размышляет о количестве алкоголя, которое останется в стакане в конце этого путешествия, но и чёрт с ним, честное слово. Имеет девушка право напиться? Может, то, на что пьяный мозг среагировал раздражением - просто защитная реакция, может Романа скучает? Забавно, старая игра "додумай незнакомому человеку факты из жизни". Обычно это профессия для прохожего, а тут чувства для новой знакомой, смысла в этом столько же.
Алекс достаёт телефон и уверенно печатает "чт за происшествие с трпром?" Выглядит не особенно впечатляюще. Сообщение она стирает, так и не отправив. "Романа?" - тоже нет, спросить надо лично. "<3" - отправляется Максу на телефон.
- Расскажешь про топор?

+1

11

- Можешь додумать того человека, которого хотела бы видеть напротив вместо особы давно махнувшей рукой на большую часть бесцельно растранжиренной жизни. Все равно вряд ли когда-либо наткнемся друг на друга... - Романа на секунду замерла, все еще держа в голове свой план, который вообще наотрез убирал возможность с кем-то еще встретиться, но с учетом необходимости вести себя "как ни в чем не бывало" продолжила, - Если ты не оставишь мне свой номер.
Еще одна пауза, слова словно вязли к зубам, будто какой-то незримый третий в их разговоре старательно хотел чтобы она выглядела глупо или по крайней мере не той, кем она была. Но никакого другого не было, был только алкоголь и странное ощущение, что что-то не так, но что именно было никак не разобраться. - Это прозвучало как подкат. Да?
Романа беззвучно рассмеялась, прежде чем окончательно отчалить к барной стойке. А это, как выяснилось, было отнюдь не легким делом в ее нынешнем состоянии.
Мир медленно, но уверенно продолжал покачиваться в такт шагам, она слишком редко действительно пила, а не растягивала два стакана на целый вечер, соответственно навык, выработанный в студенчество - очень много лет назад, если подумать, медленно, но уверено и верно начинал утрачиваться. Об этом помимо качки, как на корабле в шторм, говорило и желание разреветься с пустого места, означавшее у нее чуть ли не полное опьянение, потому что следующей за этой стадией были только провалы в памяти. Но какая сейчас ей была разница? Осталось не так уж много времени, дела медленно приводились в порядок и их просто нужно было довести до конца... Один излишне пьяный вечер ничего не изменит. На то, чтобы разобраться со стаканами ушло порядком больше времени, чем она изначально предполагала. Но к своей новой знакомой Романе все же удалось вернуться, к собственному удивлению ей даже удалось пробраться через плотную толпу к столику практически спокойно. То ли все-таки навык маневрирования не был полностью потерян, то ли ей просто повезло. Романа искренне полагала что все же второе.
На обратном пути краем глаза она засекла, что Алекса слишком поспешно отложила телефон, чтобы это была просто проверка времени, но говорить ничего не собиралась. Никогда не лезь в чужую жизнь слишком глубоко - захлебнешься. Лучше плавать на поверхности, время от времени нырять, но не погружаться на уровень ниже порога кессонной болезни - будет только хуже. Но иногда погружение просто необходимо. Однако, не в этот раз. Романа со стуком поставила стаканы на середину стола и с таким же громким, несоответствующим ее весовой категории хлопком приземлилась на ранее занимаемое место, но к алкоголю больше не притронулась, положив подбородок на сцепленные в замок пальцы и вопросительно хмыкнула, пытаясь облечь события в нормальную форму.
- Про топор... Смешная история тогда вышла. Первая мысль когда тебя посреди ночи будит бывший, стоящий над кроватью с топором - надо стрелять, а то сама будешь трупом. Вторая - что это дико дурацкий сон. Третья - что он уже убил того, кто спит рядом с тобой... и лишь десятая, что соседи, уехавшие в поход оставили его на лестничной клетке и он просто занес его к тебе "на сохранение", - она закусила губу прежде чем понять как это в сущности звучало. Едва ли кто-то поймет почему у бывшего остались ключи от квартиры. Но это был ее мир, и лезть в него кому-то, пусть и знакомому с Максом по странной случайности, Романа едва ли позволила бы.
- Нам с ним главное не пить вместе и много, а то есть забавная традиция утром обнаруживаться в обнимку... В текущем раскладе едва ли это будет уместно, - попыталась она оправдаться, но кажется, все стало только хуже.

Отредактировано Romana Wilson (2016-03-22 10:53:53)

+2

12

- Ещё как! - Алекс смеётся вслед уходящей Романе и да, это действительно звучало как подкат. И она бы, откровенно говоря, не удивилась, она не думает, что вообще может теперь чему-то удивиться. Если из всех возможных людей, из всего, что могло произойти произошла именно встреча в баре с бывшей её парня, да ещё так, чтобы она непременно узнала, кто это - все другие невероятные возможности резко добавили себе процентов к шансам материализоваться в мире. Действительно, почему бы ей не оставить номер? Звучит как отлично отвратительная идея, значит, самое то, чтобы осуществить. Написать его на салфетке и подпись отпечатком губ оставить. Для этого бы раздобыть ручку, да и салфетку - энтузиазма не хватает.
Очередной стук, на сей раз стакана - никто не обращает на это внимания. Просто чуть более громкий ритм в жизни бара. Алекс откладывает телефон, разрываясь между желанием оставить его экраном вверх и получить сообщение от Макса - безумно важный ответ на сердечко [и может быть, немного поддразнить Роману, которая непременно увидит имя отправителя] - и желанием спрятать и не рассказывать больше ничего. Телевизионщица. Журналистка. Звучит почти как откровенный мат. И всё же эта связь... Телефон остаётся тёмным экраном вверх, и даже вспыхивает уведомлением, но не тем - какое-то глупое приложение снова пытается напомнить о своём существовании.
Голова кружится, стакан можно мило крутить в руке, заставляя его слегка скрежетать о поверхность стола, снова и снова покручивая по ней стаканом. На столе - несколько нестёртых следов от предыдущих приключений с посудой и легкоразливающимися жидкостями. Алекс делает один небольшой глоток и морщится от вкуса алкоголя.
И чёрт, она давится остатками напитка, дёргая руку в ответ на "просыпаться вместе". И казалось бы - чего переживать, ты же знаешь, бывшая, вряд ли такое знаменательное событие случилось со времён нового года. И всё таки, это долбанная провокация, осознанная или нет, и она работает. Алекс улыбается, тут же заходится кашлем, чувствуя, как поспешно проглоченный алкоголь обжигает горло.
- Кажется, он с недавнего времени не пьёт, - мысленное пять себе за этот ответ. Она почти не обманула, пить, может, и пьёт, а вот в постели с бывшими на утро не просыпается. Наверное. Нет, даже не думать об этом, это всё Романа, Макс не давал никаких поводов подозревать его в чём-то.
- И кстати, если бы у моей кровати оказался кто-то с топор, получил бы пулю раньше, чем я бы сообразила, что это кто-то знакомый. Пусть даже бывший. Прелести жизни в америке! Прямо хоть пей за это, - Алекс радостно поднимает стакан, но всё-таки не пьёт, а только снова крутит его в руках. Алкоголь забавно стекает по стенкам, как бы не сразу, а на мгновение задерживаясь и цепляясь. И это забавное свойство опьянения - зацикливаться на таких мелочах.
- Как думаешь, стоит его предупредить про топор? А то ведь серьёзно, один из нас такой встречи не переживёт? и как я потом буду объяснять это знакомым копам? Они меня не поймут, ещё и пистолет отберут, наверняка, а оно мне надо? Пожалуй, и правда стоит ввести в доме правило "не стоять с топором над кроватью"...

+2

13

Она смотрит в упор, но ничего не видит, а может просто ничего не хочет видеть, потому что ей уже все равно. Оглядываясь назад, Романа прекрасно понимала, что многие годы она просто цеплялась, держалась за то, что ей в сущности и не было нужно. Кому-то другому - да, семья и дети нужны были как воздух, а ей вовсе не нужно было кольцо на безымянном пальце чтобы быть счастливой, самую чуточку, насколько позволяла жизнь, и ей не нужно было бить посуду и хлопать дверьми, чтоб уйти. Она не была разбивательницей сердец и ее сердце тоже не били. Кукла. Фарфоровая кукла, с которой слишком уж бережно обходились. Белесая кожа, с едва проступающими синеватыми венами в районе запястий, где все еще медленно конвульсивно бился пульс.
- Еще более белесая, чем обычно из-за недавней кровопотери из-за распоротой руки в землетрясении и каких-то совершенно нехороших и обильных на нервной почве менструаций, - продолжила в голове размышления Романа медленным и пустым взглядом продолжая сканировать девушку напротив. Та же наоборот в противоположность ее нынешнему состоянию будто светилась счастьем изнутри. Но этот свет был каким-то ярким, даже по глазам резал, образно, конечно.
- Аккуратней, а то придется потом пятна выводить, это дело хлопотное, - она подается вперед, но рука занесенная чтоб постучать по спине застревает на полпути, на секунду ей кажется, что что-то внутри головы щелкает, но очередной бредовой идеи, обычно приходящей за этим "щелк" в черепной коробке не возникает, а если и возникает, то она сметается тут же до основания волной подташнивания и морской качки. До чего бы ее мозг не додумался - хоть до решения одной из оставшихся шести задач тысячелетия назло Джиму - это уже оказалось чем-то неважным, потому что Романа бухнулась обратно на свое место и попыталась унять вращающийся мир. Какое противное чувство. Давненько она так не уклюкивалась. Это точно были только три стакана или же она хотела себя убедить, что их было только три и четвертый теперь стоял нетронутым на столе? Скорее второе, тело говорило, что  ее выстрел  голову представлял собой минимум восемь шотов. 
- Не знаю, не знаю... одно дело не пить, а другое не напиваться. Так, твой телефон мне напомнил кое-что сделать, пока я не начала названивать всей своей телефонной книжке, - Романа спокойно выудила из кармана свой мобильный и выключила его, даже вытащив сим-карту. Экран на секунд тридцать, пока она вводила пароль, снова вспыхнул фотографией, которая теперь вызвала только какой-то приступ сентиментальности, как еще можно было объяснить то, что она прежде чем нажать на подтверждение обвела пальцем контуры лиц? Не тем же что ей было до сих пор не все равно.
Ей определенно как кандидатке на роль спутника жизни уже ой как очень давно было по боку все отношения, что заводил ее бывший. Она была для Макса как Уилл для Грейс Адлер, с единственной разницей в ориентации... Было бы куда проще, если бы все "неравнодушные" раз за разом не пытались их столкнуть в самых нелепых ситуациях, в ожидании того что старое кострище вдруг разгорится. Один раз, в тот жуткий свадебный сочельник, плавно перетекший в рождественское похмелье, у этих доброжелателей даже что-то получилось, но та конструкция сооруженная в алкогольном дыму оказалась слишком шаткой, построенной больше на жутком "ни шагу назад" в попытках не потерять дружбу из-за секса по пьяни, чтобы удержаться до того, как это снова войдет в такую привычку, что они по инерции продолжили бы быть вместе еще лет десять, к тем шести, что были до... и в итоге стали бы слишком ленивы, чтобы что-то менять.
- Правила это хорошо... Но я просто знала что это он еще до того как проснулась... Когда проживешь с человеком почти четверть века бок о бок, начинает развиваться что-то вроде экстрасенсорики. В темной комнате с заткнутыми ушами все равно будешь знать как далеко этот другой стоит и даже выражение лица. Жутко до мороза по коже, - наконец, телефон сдался и отключился. Симка была положена внутрь зеркала. Теперь ей точно придется изрядно постараться прежде чем она сможет кому-то позвонить. А такси до дома можно поймать и так. Без телефона.

Отредактировано Romana Wilson (2016-03-23 23:21:44)

0

14

Алекса медленно наклоняет голову вбок, её глаза всё также смотрят на Роману. Разве что не на лицо, как предполагают правила. Они пробегают по причёске, на какое-то мгновение задерживаясь с вопросом - это ей цвет волос? В баре темно и разобрать это невозможно. Она не сказала бы сейчас и цвет глаз собеседницы. Тёмные? Светлые? Глаза есть - и это неплохое количество информации. Взгляд бежит по плечам и цепляется резкими отрывочными движениями, которые вызваны алкоголем. Она и сама бы сейчас размахивала руками, но вместо этого плотно держит двумя ладонями стакан и пробегает большим пальцем по его кромке, размазывая по ней каплю алкоголя. От медленного наклона головы по ней приятно растекается головокружение, и об этом эффекте опьянения она может говорить часами, потому что даже ради него одного стоит пить.
Тот же изучающий взгляд - на руки, на которые она уже смотрела, но теперь можно обежать взглядом пальцы и сделать какие-то свои непонятные выводы. Какие вообще выводы можно сделать по рукам, которые тебе даже не видно? Но сразу вспоминаются старые рассказы о том, что женщину всегда видно по рукам, возраст, уход за собой, что угодно, как будто одни только красивые руки определяют настоящую "леди". Алекса смотрит на свои - с коротко стриженными ногтями и отсутствием лака, потому что иное плохо сочетается с перчатками и прочим медицинским оборудованием. Чтобы сказали о ней, интересно? Выводов о Романе она никаких не делает. И всё также изучающе смотрит на палец, обводящий контуры лиц на фотографии. Она уже точно знает, кто там, точно знает, что связывает этих людей, и не может понять, как ей реагировать. Мозг упорно доказывает отсутствие поводов для ревности и то, что Романа не знает, просто не может знать, какие у самой Алексы отношения с Максом. А что-то... Что бы там не отвечало за чувства, раз уж мозгу уже отдана руководящая разумная роль, это что-то вопит ПРОВОКАЦИЯ, она специально это делает, дразнит, следит за реакцией! Ты что, не видишь? Останови её, выскажи ей всё! Послушать это что-то было бы так легко, так приятно, просто взять и высказать, поорать моё, плеснуть в лицо алкоголем. Ну когда ещё в жизни предоставится такой шанс? Конечно, она даже не сдвигается с места, только едва улыбается сама себе.
- Знать, что за человек - ещё не гарантия безопасности. Знаешь, что по статистике человека вероятнее убьёт член семьи или хороший знакомый, чем незнакомый человек? Про случаи тяжкого вреда здоровью и насилия я вообще молчу, - до неё не сразу доходит, что говорили они о Максе. О её Максе, который просто зашёл занести топор. Ну да, звучит не так невинно, но она только что сказала "он может тебя убить, кто угодно может тебя убить". Желание высказаться иногда находит причудливые формы, чтобы воплотиться.
Алекса поднимает глаза на Роману, и та пьяна. Просто факт, перед ней пьяная девушка с выключенным телефоном и в качестве собутыльницы у неё - новая девушка её бывшего парня. Это хреновая перспектива.
Алекс поднимается с места, облокачиваясь руками на стол.
- Пошли отсюда? Воздухом подышим. Домой. Кажется, тебе не стоит пить дальше, - она кусает губу. Романа может послать её к чёрту, не мамочка ведь. - Там, должно быть, отличный вечер, - а это, видимо, должен был быть хороший аргумент.

+1

15

Она едва заметно вздрагивает, и пьяное блаженство и фальшивая радость в один миг перерастают в бесконтрольный приступ страха. Он забирается внутрь и сбегает от затылка вдоль позвоночника к самому копчику, да так, что сидеть мигом перестает быть комфортно, хочется обратно включить телефон и сделать очередную глупость. Но Романа умна и слишком хорошо себя знает, чтоб допустить это - пьяные звонки. Но никто и ничто не может отменить правдивость слов Алексы: все в действительности может быть и так, сегодня друг, а завтра что-то придет в голову и головы не будет уже у тебя. Но ей откровенно все равно... Случится ли это все по плану, так как она задумала или за день до этого ее собьет пьяный водитель. Романа останется призраком, строчками некролога и парочкой не выпущенных в свет повестей, которые она никогда никому не показывала. Ее истории, что-то среднее между автобиографией, "Дневником девушки по вызову" и выдумкой. Когда ее вещи начнут разбирать - всенепременно найдут и это в том числе. Зная ее знакомых и учитывая, что после трагического самоубийства сценариста рейтинг ее последней работы несусветно подскочит - это выпустят в свет в бумажной обложке, на дешевой бумаге, но всенепременно неплохим тиражом, просто чтоб почтить память. И быть может когда-то...
Ха, размечталась. Вероятней всего ничего этого не будет, а ее тело будут хоронить в закрытом гробу, чтобы не было видно последствий... И что с того?
Она пьяно и сдавленно хихикнула, додумав мысль до середины - в нос что-то отчетливо ударило. Да... все же в начале вечера, она как приличная женщина разбавляла виски колой и собственно эта кола теперь била пузырьками в нос, довольно запоздало и больше напоминая собой нервную икоту, нежели побег углекислого газа. Но Алекса была несомненно права - еще одного стакана ее тело не выдержит. С другой стороны - не этого ли она добивалась изначально? Кратковременного забвения вызванного возлияниями Дионису. Нет, в списке глупостей было еще переспать с незнакомцем, но то не было обязательным пунктом. В этом отношении новая знакомая определенно подпортила вечер. В голове на секунду появилась нехорошая, даже омерзительная для не пьяной Романы мысль, что соседка по столу очень даже ничего. Но все же  ориентацию чуть меньше количество, чем пол-литра чистого спирта в пересчете из всего выпитого, не выправляет и не вправляет. Это одна из тех констант, в ее жизни, что еще не удалось никому снести. Сколько бы на ее многострадальную тушку не выпадало неприятностей - потерявшееся судно, провалившийся в шаге за ее спиной мост. Буквально в шаге, а не образно. Хотелось покоя, тишины и хоть небольших констант в жизни. На пороге внутренней уже заранее проигранной совестью и гордостью войны терять остатки себя было боязно. Иначе она не будет сама собой. Пусть согласно статистике большая часть населения планеты не такие не геи как хотят казаться.
- Да, наверно, права и мне стоит закончить на сегодня, а то буду собирать себя по частям. Хотя и так буду, - язык отчетливо заплетался, посему она говорила медленно, растягивая гласные, но не запинаясь, не поедая слоги и не путая слова. Чувство внутри было каким-то непонятным, будто что-то все время уплывало сквозь пальцы, так что Романа еще раз скептически посмотрела в мутном свете бара на свою собутыльницу, подпирая голову кулаком. Надо было встать. Но ноги не слушались. Точнее не слушалась вся конструкция, именуемая вестибулярным аппаратом. Телефон в сумку. Стакан оставить - его уберут. Главное ничего не перепутать. Наконец, она держась обеими руками за край стола приняла вертикальное положение. Мир на удивление казался ясным и не пьяным. Ее как будто даже не шатало.

Отредактировано Romana Wilson (2016-05-20 20:06:03)

0

16

- Верно, и так будешь, неизменное последствие весёлого вечера. Знаешь, мы в универе смеялись, что это кармическое наказание за алкоголизм. Сегодня хорошо, завтра будет плохо, - Алекс легко, почти неуловимо улыбается, думая о кокетстве этой фразы. Ей не будет завтра плохо, она явно недостаточно для этого выпила, недостаточно пьяна. Она будет почти в норме к тому моменту, как доедет домой, успеет ещё перед снов вспомнить все события вечера и позвонить Максу, требуя от него что-то. Кто-то, напившись, звонит своим бывшим, а она, видимо, будет звонить настоящему. Давай, расскажи, что за Романа, может мне стоило разнообразия ради включить ревность и захотеть от неё избавиться, какого чёрта у неё на телефоне ваше фото. Позвони ей, кажется ей это нужно, даже если я против всеми возможными формами протеста.
Это она успеет сделать потом. А для завтрашнего дня она ещё и прекрасно помнит, как избавляться от душащих последствий алкоголя. Трудно не научится, когда на утро после большой вечеринки ты уже приличная девочка в чистой глаженной рубашке, улыбающаяся преподавателю под фразу "всю ночь учила, войдите в положение" и незаметно показывающая средний палец беззвучно ржущим напротив одногруппникам. Это был первый и последний раз, но стрессовая ситуация как никогда способствует навыкам обучения. - Правда, наш препод тогда добавил, что мы просто не доросли то того возраста, когда алкоголь это и сегодня плохо, и завтра плохо, да и послезавтра плохо, алкоголь не при чём вообще, но по инерции все пьют!
Руки скользят по карманам, привычно проверяя, что всё на своих местах. Телефон, чей загоревшийся экран оповещает об оставшихся 47% зарядки и это в голове почти равносильно разряженному аккумулятору. И не важно, что это почти половина, его за глаза хватит доехать до дома, Алекс всё равно ругается себе под нос "Вот чёрт!" и прячет его назад. Ключи, извернувшиеся в кармане и забившиеся в угол вызывают секундую панику о том, как попасть домой без них, будет ли дома Роуз? Какого чёрта она вообще не в курсе, где она? Но нет, ключи на месте, намертво перепутавшиеся с наушниками. Даже деньги из кармана никуда не пропали, звона монет в окружающих звуках не слышно, он просто чувствуется.
Алекс наклоняется и одним глотком допивает всё, что есть в стакане. Жмурится от резкого вкуса и огромного глотка обжигающей жидкости, который ощущается в горле. Зачем вообще нужно было допивать? Стакан уже окончательно стучит по столу.
- Бытовых секретов, кстати, немного. Больше воды, и не только с утра, а сейчас. И тост с мёдом на завтрак. Знаю, звучит как полный бред, супергерой пчела-антипохмелин, но это и правда работает! - много пропущенных умных слов про связывание уксусной кислоты и  ещё что-то такое же умное. Если можешь хотя бы вспомнить это ночью в пьяном виде, то годы учёбы прошли не зря, поздравления, сестрёнка.
Она подходит к Романе, подхватывая её под руку. Потрясающе фамильярная наглость, но она не тянет её за собой, никуда не лезет руками, просто помогает, как не раз помогала тем, кто не может идти. Обычно её пациенты ранены, им больно. Но Разве Романа не пьёт по тем же причинам - больно? Всё повторяется, всё по кругу. Только теперь Алекс не может помочь ничем, кроме своей компании, которая не особенно то и нужна, и руки, помогающей удержаться на ногах, хотя бы пока пьяный мозг не сориентируется с новым положением тела в пространстве. Кажется, Романа справляется, по крайней мере, Алекс рискует отпустить её.
- Тебе, наверное, стоит вызвать такси?

+1

17

Романа искренне пыталась слушать, но не особо выходило, голос Алексы превращался в настойчивое, назойливое бормотание где-то на периферии и она в лучшем случае разбила... разбирала каждое десятое слово в этом монологе, не тянувшем на исповедь, скорее на кудахтанье курицы наседки. Да, определенно, это было заботливое квоханье, будто этой девушке действительно было на нее не наплевать. Та говорила что-то о воде - что пить надо ее больше, чтоб завтра не маяться с похмелья, что-то о меде и пчелах, и еще кучу всего. Хотелось по старой рабочей привычке сжать переносицу и оглушительно рявкнуть, чтобы ею перестали командовать и перестали превращать ее в куклу-барби, но нет, рука не поднималась сотворить такую подлость и ответить на ничем не заслуженное хорошее отношение так по-свински и по подростковому. Если у женщин существуют определенные степени опьянения, вроде тех, что у мужчин: умник, красавец, богач, супермен и человек-невидимка, то для нее они складываются как-то не утешительно, судя по опыту: я не пьяна, могу даже за руль сесть, но не буду, мало ли поймают; я пьяна, но еще соображаю, глупо шучу; начинаю подкатывать ко всему, что движется или вешаться на свою вешалку; у меня депрессия - я хочу допить бутылку в одиночестве и теперь, преддверии суицида, обнаружилась еще одна - меня шатает, я ничего не слышу, а случайная знакомая кажется слишком милой. Надо было добраться под конец жизни и до этого дна.
Романа равнодушно ждала, втягивая носом чуть кисловатый запах пота и выпивки (такие запахи надо консервировать и продавать вместо духов, будут пользоваться спросом), пока Алекса разберется со своими вещами, привычным жестом хлопая по карманам и проверяя наличия стандартного человеко-комплекта: ключи, мобильник, кошелек с опциональным бонусом в виде наушников для тех, кто пользуется общественным транспортом и передвигается в гордом одиночестве. Мир звенит, но не грозиться расколоться, ее даже не мутит, как во времена студенчества. Пусто, несмотря на шкалящий градус в крови - пусто. Ни мыслей, ни желаний, только механическая работа. Поэтому прикосновение к локтю вызвало скорее автоматическую реакцию механизма, нежели нервный импульс.
Она опустила глаза вниз: короткие ногти, взгляд метнулся вверх по новой знакомой, вновь все перебирая и раскладывая по полочкам - скромный макияж, неброский, скорее намечающий то, что можно было бы при желании показать, некрашеные волосы, попреки всему тому, что делали все остальные представительницы их пола, про свои осветленные на два тона еженедельными масками на лимоне, Романа благоразумно позабыла, что-то в голове щелкнуло. Нехорошо так щелкнуло, так щелкало в голове ее матери во времена кризиса среднего возраста, когда солидная женщина  с сединой в висках перекрасилась в воронье-синий цвет и решила заняться подбором невесты сыну - пусть передаст свои знания наследнику и жениха старшей дочери - давно на выданье, а все в девках ходит.
Романа утвердительно хмыкнула и просто позволила вывести себя на улицу, хотя кто еще кого вел нужно было решить, они обе были не особо устойчивы сегодня. Благо никаких каблуков, грозящих провалиться в решетку водостока, при них не было. Поздний вечер, время судя по безлюдности тротуаров перевалило за полночь, но еще не дошло до трех, когда пьяные в стельку люди обычным пятничным вечером вываливаются из баров и клубов и начинают голосить песни.
- Стой, не вздумай сбегать, телепортироваться, превращаться в птичку и улетать, - пробубнила Романа, повторно раскрывая сумку и роясь в десятке отделений в поисках помады. Не спрашивая разрешения и не особо думая и рефлексируя, она просто делала то, что считала нужным в этот момент, привычно закатывая рукав и обнажая локоть за неимением бумаги. О том, что для этого можно было использовать оборотную сторону визиток, одну из которых она собиралась вручить своей новой знакомой, мысли не было,- Твой телефон, имя на утро думаю, что вспомню. Или?- Романа как-то по глупо дернула бровью, вкладывая слишком много градуса в это "или", - Джим точно оценит такой камень в огород маминого пуританского воспитания.

Отредактировано Romana Wilson (2016-05-28 23:07:23)

0

18

В пьяном виде можно даже не смущаться и не негодовать откровенно оценивающему взгляду, с головы до ног, словно сканер в глазах. Ещё и отдельное пристальное оценивание для макияжа и волос, чтобы окончательно ощутить себя странным экспонатом на выставке. Обычно этого хватает для возмущения – что, нельзя сделать это незаметнее, тренируйте навыки наблюдения за объектом без такого откровенного палева, но сейчас всё, что хочется Алекс, это сказать «да, я хороша, дальше что?» Может, ещё встать в какую-нибудь типичную позу моделек из журнала, абсолютно неестественную, зато выгодно располагающую стратегически важные части тела. Но Алекс этого не делает, просто великодушно позволяет себя разглядывать, не комментируя.
На улице и без того не жарко, вечерняя прохлада накладывает своё дополнительное влияние и от свежего воздуха в голове немного проясняется. Темнота и яркий, почти болезненный свет вывесок, шум ещё не уснувшего города – в монотонном гуле пары машин на соседних улицах, да звуках из бара, не таких уж громких за его пределами. Надо же, какая забота о соседях, звукоизоляцию ещё сделали, небось!
Алекс отпускает Роману, не зная, кто вообще кого поддерживал. Но вдвоём всяко лучше идти, верно? С четырёх ног, даже заплетающихся, куда меньше шансов упасть, если какая-то из ног решит больше не выполнять свои функции и сдаться на милость алкогольного желания погулять где-нибудь без управления хозяйского мозга. Но даже этого не случается, ноги послушно следуют всем командам и передвигаются строго в установленном порядке и скорости. Даже самостоятельно идти не так уж трудно, хотя тест «пройдите про прямой» Алекс бы сейчас не сдала ни при каком условии.
- А что, ты можешь превратиться в птицу? Чур я совушка. Видела когда-нибудь совят? Они такие фубля на вид, а потом опа, превращаются к гордую красивую независимую птичку. Ещё и ночь, прямо моё время, а ты мне запрещаешь, злой человек! – Она пытается изображать руками крылышки, к несчастью, не работающие. А такой очаровательный способ добираться домой был бы…
Романа прекрасный спектакль не наблюдает, она целеустремлённо ищет что-то в сумке. Какой неблагодарный зритель! Алекса замирает, вдыхая свежий воздух и ощущая, как по рукам бегут от неожиданного холода мурашки. У неё же была куртка. Или не было? Чёрт с ней, частное слово.
- О, ну если надо подыграть какой-нибудь гадости, кто я такая, чтобы быть против? – Пьяное хихиканье сопровождает движение руки за помадой. Не собралась же Романа сама писать? Ей будет неудобно, и потом, играть, так по-настоящему, а то будет не достоверно! Алекс едва не роняет из руки колпачок, они всегда так и норовят куда-нибудь ускакать из пальцев, а если пальцы не держат крепко… Но навыки ниндзя спасут мир! Алекс выводит свой номер, криво смазывая семёрку. Её рука держит запястье Романы и под пальцами ощущается пульс. Мило как.
- А если не вспомнишь? Мы не можем так рисковать! – Она выводит снизу ещё и «Алекса». И чуть ниже, уже озорства ради, сердечко, и только затем возвращает помаду Романе. – Непременно позвони мне, а расстроюсь и разочаруюсь в себе.
Алекс делает пару шагов назад прежде чем неловко помахать. – Ну что, до завтра?
Ага, ещё эффектно развернуться и в закат. Ну, закат был уже давно, а в пьяном виде неплохо просто ловко развернуться, но это уже такие мелочи.

+1

19

Где-то между небом и землей, ноги практически не ощущались, а в голове обитал мерзкий туман, почти такой же какой опутывал в свое врем Сайлент Хилл. Мистический, скрывающий все то, что следовало скрыть и такой же опасный, если рассуждать здраво. Сколько преступлений шли с неизменными отягчающими, как алкогольное или наркотическое опьянение? Романа не была работником полиции, но в надежде попасть пальцем в небо давала не меньше половины. Так что ничего приятного в том, что она накачалась виски до икоты не было, надо было уже разобраться с поимкой такси - едва ли ее в таком виде пустят в общественный транспорт, а за руль она ни за что не хотела садиться, да и прибыла она сюда не на машине.
- Сова, сова - хорошо, не спорю, пусть будет сова... Мы все совы, раз уж на ногах в такое время, - отдережировала Романа вернувшейся ей в руки губной помадой. Казалось, что при помощи этой указки удастся перевернуть целый мир. То же очередной самообман, но остановиться она не могла. Алекса продолжала возмущаться, но большая часть слов была благополучно пропущена мимо ушей. Последняя попытка сфокусироваться на этом мире, но он расплывается в угаре. Звуков почти нет, света почти нет, все окутано приятным полумраком, только несколько пятен желтого и прочих цветов от фонарей  и вывесок на периферии. Девушка слабо рассмеялась, сама удивляясь почему звучало это довольно желко
- Тогда я зяблик, маленькая такая невзрачная птичка, но зато певчая, спрятаться от непрошеных взглядов, - она была готова поспорить, что эти птичьи разговоры можно было растянуть до утра, но очевидно, алкоголь был слишком слаб или Алекса была посознательнее, нежели ее случайная собутыльница, потому что Романа могла, запросто. А что еще делать одинокой особе под тридцать, потихоньку подыскивающую себе еще пушистую компанию. Один кот, два кота, а потом можно и вообще превратиться в эту crazy cat lady, поговаривают, что это процесс уже не обратим, если у женщины появляется второй кот, даже если он числится изначально "на передержку", то на ее семейной жизни можно ставить крест. Проверять Романа эту теорию на себе не собиралась, у нее были свои планы на ближайшее полугодие, которые включали аккуратное и тщательно спланированное самоубийство.
- Отлично, тогда я нашла себе лучшую компанию на ближайший Хэллоуин, у меня всегда собирается в квартире такой бедлам, что без помощи эту монгольскую орду не угомонить. Но я обязательно позвоню куда раньше, - ложь, старая Романа обязательно бы позвонила, а нынешней было уже все равно, но акта исповеди не предвиделось. Она вообще была той особой, что не имела привычку выворачивать душу на изнанку. В доказательство она показательно постучала пальцем пониже карминово-красной надписи, которая едва ли доживет до завтрашнего вечера. В голове мелькнула навязчивая мысль о крови. Фальшивой или настоящей.
Тем временем ее новая знакомая отсалютовала и двинулась в свою сторону. Странно, создавалось впечатление, что они давно знакомы, что Алекса знала больше, чем говорила. До сестринских отношений, какие были у нее с Джоанной, было, конечно, как пешком до луны, но почему-то ей казалось, что это не последняя встреча с это девушкой. И это пугало до чертиков, куда больше чем сигналящие водители.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » вселенная слишком ленива