Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Клаустрофобия?


Клаустрофобия?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s3.uploads.ru/DhqwL.jpg

Участники: Alastair Cameron, Sebastian Underwood
Место: Midtown Sacramento. Офисное здание. Лифт.
Время: зима 2015-2016.
Время суток: около десяти вечера.
Погодные условия: теплая калифорнийская зима.
О флештайме: В высотном здании находятся офисы многих компаний, а лифт давно не ремонтировался.

0

2

Я засиделся в редакции до ночи, как это бывает, когда надо сдавать жирный рождественский номер. А когда наконец направился домой, то не пошел по боковой лестнице, где наверняка опять свет барахлит, а направился к лифтам, даром что редакция всего-навсего на пятом этаже. Когда двери лифта открылись, я на автомате сделал два шага внутрь.
Увидел, кто стоит в углу, отшатнулся и резко сдал назад, но выскочить не успел.
Дверь лифта, в ответ на такое нетипичное поведение пассажира, захлопнулась с раскатистым лязгом. Лифт дернулся, но вниз не поехал. Я застыл, прижавшись спиной к серому металлу.
Джонни.
Он выглядит совсем как три года назад – разве что чуть-чуть похудел и одет не в костюм с галстуком, а во что-то более человеческое. Я смотрю на него, смотрю, и время сворачивается, мнется, как скомканная газета, занимается пламенем по краям.

Когда перед глазами у меня потемнело, а лицо Джонни начало расплываться даже в резком искусственном освещении, я заметил, что уже несколько секунд не моргаю и дышу, будто пробежал стометровку. А мой визави, похоже, начинает тревожиться.
И разумеется, на самом деле это не Джонни. Я даже не знаю, похож ли на Джонни этот человек, хоть немного. Позапрошлой осенью я вдруг увидел Джонни на улице и от неожиданности навернулся с велосипеда. В выходные перед тем я сильно пил, и поэтому списал свое видение на начало белой горячки и недавний ушиб головы. Потом оно повторилось. Прежний опыт меня ничему не научил - я окликнул человека по чужому имени, нес какую-то чепуху, вел себя навязчиво, только бы посмотреть еще минуту. Задним числом мне стало жутко. Я всерьез решил разобраться с этой проблемой и сходил на прием к психиатру. Попробуйте меньше пить, а если симптомы будут повторяться, приходите еще, сказала мне американская медицина. Что пить надо бросать, я и сам знал.
Я не пью уже триста сорок один день. И сейчас вижу, что это ничего не изменило.
На этот раз я все-таки быстро овладел собой. Я знаю, как мне надо себя вести – как будто ничего необычного не происходит. Как будто передо мной совершенно незнакомый человек, которого я вижу впервые.
- Этот лифт иногда застревает, - говорю я с учтивостью британского дворецкого и успокаивающе улыбаюсь. – Сейчас вызову техников.
Нажимаю на кнопку – раздается треск, но никто не отвечает.
- У них, наверно, пересменок там… Попробуем еще минут через пять.
Я очень надеюсь, что ремонтная служба работает круглосуточно. Но не полностью в это верю.
- Меня зовут Себастьян Андервуд, я работаю в редакции газеты «Миллениум Сакраменто», - представляюсь я и дружелюбно протягиваю руку.

+1

3

Для Ала это время выхода с работы не было таким уж и поздним. Вставать рано он не любил, и избегал этого тогда, когда мог себе позволить, да и три раза в неделю еще и начинал рабочий день со спортзала. Поэтому сейчас он задумчиво облокотился о стенку лифта, листая твиттер в телефоне, затем подумал, что на ярко-синем тренче видна любая пыль, и снова подался вперед.
Лифт издал "дзынь", останавливаясь двумя этажами ниже. Открылась дверь, Ал автоматически поприветствовал зашедшего кивком, и хотел было снова впериться взглядом в экран - там были новости тотализаторов на следующий сезон премьер-лиги, которые он не успел прочитать дальше заголовка - но следующий звук, который издал лифт, уже был не таким обыденным. И тут товарищ по лифту дернулся, и казалось, начал задыхаться.
- Вы в порядке? - Ал спросил нарастающим беспокойством, вглядываясь в лицо мужчины, в его стеклянный взгляд, и неглядя сунул телефон в карман. Но кроме этого, Ал ничего предпринять не успел. Мужчина взял себя в руки, и начал действовать.

- Этот лифт иногда застревает, - говорю я с учтивостью британского дворецкого и успокаивающе улыбаюсь. – Сейчас вызову техников.
Нажимаю на кнопку – раздается треск, но никто не отвечает.
- У них, наверно, пересменок там… Попробуем еще минут через пять.
Я очень надеюсь, что ремонтная служба работает круглосуточно. Но не полностью в это верю.
- Меня зовут Себастьян Андервуд, я работаю в редакции газеты «Миллениум Сакраменто», - представляюсь я и дружелюбно протягиваю руку.

Возможно, решил Ал, Себастьяна напрягают закрытые места, и он занервничал, как только понял, что лифт снова застрял. Ал зауважал его за подобное самообладание, но спрашивать незнакомца о его диагнозах было бы крайне неучтиво даже в очереди к врачу, не то, что в лифте офисного здания. По крайней мере, пока угрозы для жизни не наблюдалось.
Он улыбнулся, крепко пожал протянутую руку.
- Ал Камерон. Я работаю в «Динамикс», на седьмом этаже. Рад познакомиться, пусть и в этих некомфортных обстоятельствах. - И кстати о них. Ал посмотрел на кнопку, от которой пока не пришло спасения. Окинул взглядом прочие металлические панели тесного помещения.
- В прошлый раз когда я застрял в лифте, правда не в этом здании, там кроме звонка был еще и номер телефона. Ну и для верности я позвонил коллеге, чтобы она подняла на уши ресепшен. Нас вызволили через каких-то четверть часа! Но сейчас на ресепшене уже, кажется, пусто. Да и в офисе тоже.
Он не переживал. Торопиться сейчас было некуда, он не опаздывал и его не ждали. Воздух поступал, телефон можно будет подзарядить от ноутбука в сумке. Рано или поздно вся эта проблема решится. Главное, чтобы новому знакомому не стало плохо. Тому явно надо было отвлекаться, и по крайней мере в этом, Ал решил, он точно сможет помочь.

Отредактировано Alastair Cameron (2015-12-31 18:58:32)

+1

4

Я давно не слышал Джонни, который даже на мои звонки не отвечал после нашего расставания. Но сейчас, если бы меня спросили, кто со мной говорит, я бы ответил – это Джонни, конечно он. Я узнаю его. Да такого акцента я не слышал с тех пор, как прилетел в Сакраменто!
Я был к этому не готов.
Не ручаюсь, что я не дрогнул, услышав этот голос.
Впрочем, кого это волнует? Скорее всего, мои галлюцинации просто перешли на новую ступень развития, и я сейчас просто разговариваю с углом лифта, как главный герой отличного канадского сериала «Пращи и стрелы». Хорошо структурированный бред – не самый тяжелый случай во всем диапазоне психических расстройств. Могу даже порадоваться, что меня он настиг в тихом уединенном месте, а не во время планерки в редакции. Про нарушения восприятия реальности я теперь знаю очень много. Как только я понял, что тема касается меня напрямую, я стал штудировать специальную литературу, и теперь в курсе, какие проявления характерны для шизофрении, какие – для поражений мозга, и как это мало все изучено. Особенно меня увлекла известная книга Оливера Сакса «Человек, который принял жену за шляпу», из которой следует, что каждый человек заперт в собственной реальности, как мы сейчас в лифте, и небольшого нарушения мозговой деятельности достаточно, чтобы это наглядно продемонстрировать.
Из-за всех этих переживаний смысл прозвучавших слов дошел до меня не сразу. И снова заставил собраться.  Нет, все-таки вероятнее, что мое представление наслаивается на реального человека.
- Приятно познакомиться, Ал.
Реален Джонни или нет, я смотрю сейчас на него. И одет он стильно и скорее в классическом духе. Как сейчас помню Джонни в синем пальтишке, еще двадцатитрехлетнего и хрупкого, еще чисто выбритого, но уже профессора психологии в не последнем из университетов Великобритании (на этом он не остановился).
Джонни всегда предпочитал классический стиль – костюмы с галстуком и всякое такое. Говорил, что они подчеркивают его позицию на иерархической лестнице. Что до меня, такая чрезвычайно важная для маркировки своего социального положения (как говорил Джонни) информация, как ширина лацканов, количество пуговиц и цветовая гамма галстука всегда от меня ускользала. Во-первых, память у меня как у золотой рыбки (как говорил Джонни), во-вторых, к одежде я нетребователен. Главное, чтобы вещь не стесняла движений и не резала глаз. Если она к тому же обладает приятным оттенком серого цвета и собственной историей – чего еще желать?
В Калифорнии верхняя одежда даже зимой скорее нужна для красоты, чем для тепла. То есть не обязательна. Я вот просто нацепил шарф поверх твидового пиджака из секонд-хэнда. Шарф подарили сотрудники на прошлое Рождество – Дороти, которая пишет про сетевые магазины, связала его из чего бог послал.
- В прошлый раз когда я застрял в лифте, правда не в этом здании, там был кроме звонка был еще и номер телефона.
- Спасибо, навели на мысль. Я ведь здесь уже застревал в лифте! В прошлом году. И потом телефон технической службы записал.
И я пытаюсь поискать номер, но это сразу не удается, потому что руки сильно дрожат. В ответ на несколько хаотичных тычков мой мобильник, переживший за свою долгую жизнь немало падений, мстительно зависает, остается только нажать «рестарт».
Я поднимаю глаза.
Конечно, я не могу не задать этот вопрос.
- Вы ведь шотландец, да?

Отредактировано Sebastian Underwood (2015-12-31 16:26:25)

0

5

Ал рассмеялся. С его живой мимикой это всегда получалось открыто и искренне, создавало задатки для будущих морщин, которых он впрочем не боялся.
- Обычно в Штатах этот вопрос звучит не так, а как-то вроде "Что? Что вы сказали? Я ничего не понимаю." - Он широко улыбнулся. - Но вы, я вижу, хорошо распознаете акценты! Да, я шотландец. Мне говорили, что в Штатах находят акценты интересными, но пока мне кажется, что девочки больше любят проклятый RP*.
Ал сунул руки в карманы, и все таки облокотился о стенку лифта. Его интересовал прогресс Себастьяна с телефоном, но смотреть на чужой экран было невежливо. Надо иметь терпение и дать ему разобраться самому, раз уж он взялся. Тем более, что Алу-то было вполне комфортно. Его смущали только попытки Себастьяна бледнеть и дрожать.
- Вы уверены, что стоит вызывать техников, а не скорую помощь? - Он добавил, мягко. - Не стесняйтесь, каждый имеет право на плохое самочувствие.

Отредактировано Alastair Cameron (2016-01-01 22:26:54)

+1

6

- Да, мне случилось по миру поездить.  Всяких акцентов наслышался. А в Сакраменто латиноамериканцев много, ирландцы встречаются, а вот шотландца вижу в первый раз. Здешние девочки не понимают толка, - улыбаюсь я.
Свет чуть потускнел. Я так и слышал стрекотание старомодной кинокамеры, которая снимает крупным планом яркие губы, веснушки на переносице, спокойный и пронзительный прищур. Найди десять отличий. Но пока я их не нашел, я спешу запомнить все, что вижу. 
Одним глазом я поглядывал на собеседника, а другим в телефон. Мое упорство было вознаграждено. Я нашел номер на букву «Л» и, как только заслышал человеческий голос, назвал адрес, этаж и номер лифта – скорее, пока телефон не сел.
- В течение часа, сказали, пришлют кого-нибудь, - доложил я, вытирая лоб тыльной стороной руки.
И встретил сочувственный взгляд.
- Скорую помощь?
Я засмеялся от неожиданности, до того заботливо это прозвучало. Подобных слов про плохое самочувствие от Джонни точно не услышишь – по его мнению, болезни всего лишь признак эволюционной неполноценности. Когда ему самому случалось раз в год простудиться, он гневно изобличал мутировавшие вирусы и тех, кто имеет наглость чихать на улице.
Наверняка, если с Алом пообщаться чуть дольше, выплывет еще много деталей, кричащих: Не Джонни и не похож! И тогда рассеется это набоковское впечатление неправдоподобия, и я окончательно пойму, что я в неисправном лифте, а не в своем повторяющемся сне.
…Скорая помощь, действительно! Как могла прийти такая мысль? У меня здоровье железная, печень больше не болит, а если под глазами мешки, так они выдаются в качестве негласной премии за сверхурочную работу под Рождество.

- Если набрать 911, есть шанс, что приедут быстрее и вскроют дверь автогеном. Но это лучше оставить на крайний случай. Скорая помощь, надо же… - покрутил я головой, все еще ухмыляясь. - В Штатах, прежде чем вызывать скорую, имеет смысл спросить у пациента, есть ли у него американская медицинская страховка. Если только он не в полной отключке. У меня, например, нет.
А ведь мог бы схватиться за сердце и медленно осесть на пол, - запоздало подумал я. – Черт, вот всегда я говорю прежде, чем подумаю. Потерял шанс на искусственное дыхание. Я бы даже на непрямой массаж сердца согласился, хоть это и неприятно, помню с тех пор, когда в далекой юности мне привелось пройти краткий курс спасателя на водах. Я бы предпочел искусственное дыхание по принципу «рот в рот». Да ну в самом деле, размечтался! – одергиваю я себя. Даже если я смогу правдоподобно симулировать обморок,  я не йог и не джедай, чтобы остановить сердечную деятельность по своему усмотрению.
И тут, кроме этих в целом неуместных мыслей, в моей голове затеплилась одна разумная. У ситуации может быть какое-то объяснение помимо моей психической ненормальности. Такое же простое и правдоподобное, как в индийском фильме, где появляется потерянный брат-близнец, которого в конце отличают по родинке. По родинкам я, кстати, отличил бы. Помню все крупные веснушки, которые проступают у Джонни летом. Помню спину и плечи, пестрые, как перепелиное яйцо.

- Вы, случайно, не родственник Джонни, э… Джона Макнайта? – спрашиваю я.
С надеждой, но и с долей опасения.

0

7

Ал внимательно следил за Себастьяном, отмечал, каким становилось его лицо когда оттаивало от этого остекленения. Резкое, живое, красивое но при этом нестандартное, с характером. Он явно теперь его запомнит, с другим в толпе не спутаешь.
- Спасибо. - Он говорил, улыбаясь. - Я и сам люблю путешествовать, но ваш акцент очень мягкий, на слух не распознаю. - Не понимают толка, значит, а ты, Себастьян, понимаешь? Это мило. Почти флирт. Если подобное повторится, можно будет посчитать, что это даже не было случайной, не очень удачной, вежливой формулировкой. Ну а до этого, торопиться с заключениями не стоит. С мужчинами оно ведь почти так же, как с женщинами, только более высокая вероятность заработать синяки.
- О, прекрасно. - Он говорил. По крайней мере теперь кто-то точно знает, что они здесь.
- Ох, прошу прощения. - Он говорил, смущенно улыбаясь. - Я здесь недавно, и компания берет большую часть моей бюрократии на себя. Как же человек справляется без страховки? Если я, конечно, не лезу не в свое дело.
А затем он просто замолчал на несколько секунд. Ну надо же.
- Джонни Макнайт? - Он осторожно переспросил. В его интерпретации фамилия осталась той же, но одновременно каким-то образом прозвучала длиннее, и обрела звук "х" примерно посередине. - "Джон" - имя распространенное, конечно. - Он сказал, задумчиво. - Но у меня мать в прошлом Макнайт, я часть семьи знаю, и Джонни там определенно есть. - И о господи, думал он, старательно отрицая то, что он уже чувствовал, будет правдой. Пусть это будешь не ты. Не хватало еще, чтобы Джонни догнал его даже в чертовом Сакраменто. Вот как, как можно было успеть наследить даже здесь? И за какие грехи я застрял под Рождество в лифте с человеком, который будет вынуждать меня говорить о тебе, говнюк?

Отредактировано Alastair Cameron (2016-01-01 23:58:43)

+1

8

- Я-то надеялся, что у меня тот самый «акцент образованного британца», который вы упоминали. А значит, Белфаст все-таки слышится. Говорите, отсутствие правильного RP и есть причина того, что с девушками не все так гладко, как хотелось бы? Красивая версия, мне надо будет взять на вооружение.
Ал смотрит на меня изучающе. Кажется, чуть раньше я сказанул что-то не то. Со мной бывает.  И я стараюсь, чтобы рассеять впечатление, поддержать беседу о том, что любят обсуждать успешные люди. В частности, об условиях страхования.
- В тот момент, когда мне предложили здесь работу, я хотел уехать из Англии поскорее. Вот и не обратил внимания, что медицинская страховка в контракте не прописана. По мне, так лучше профилактика, чем лечение. Я стараюсь поддерживать форму - езжу на велосипеде. Бегаю, когда не сильно лень… Эх, мистер Камерон, - продолжаю я задушевно. – Человек не только без страховки, он без всего может справиться. Это только смысл жизни необходим, а все остальное приятный бонус.

Ал Камерон, выходит, все-таки родственник Джону Макнайту! И эти, казалось бы неповторимые оттенок глаз, форма носа и рыжая щетина - семейное достояние.  Да! Да! Я нормальный! Пусть даже это не всегда заметно – главное, теперь самому можно не сомневаться. У меня словно камень с души свалился.
А вот мой собеседник, похоже, не испытывает такого восторга. Он отвечает рассеянно, а на его выразительном лице я не вижу энтузиазма, скорее раздражение. Если бы я брал сейчас интервью для газеты, я бы даже поостерегся продолжать в этом направлении. Но мне хочется уверенности.
- Профессор Джон Макнайт. Он довольно публичная личность в последнее время; развивает новое направление в психологии, - подсказываю я, чтобы расставить точки над i. – Это вам что-нибудь говорит?
И осторожно поясняю свой интерес:
- Я его знал немного. Ну как, знал. Выпивали вместе в студенчестве.
Тут я резко умолкаю – Джонни скорей всего не одобрил бы, что я рассказываю кому-то из его семьи, что ему случалось выпивать с таким неудачником как я.
Я нервно провожу пятерней по волосам.

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-01-02 04:12:07)

+1

9

- Эй-эй, я ничего такого не говорил! - Ал рассмеялся, выставив вперед предупреждающий палец. - Не выставляйте меня еще большим неудачником, чем я есть. Я всего-лишь сказал, что RP пользуется большей популярностью, чем шотландский. А Белфаст да, слышится, и на мой вкус, это хорошо. Добавляет, мм, загадочности.

Признаться, оснований хвастаться особыми успехами у Ала тоже не было. За его время в Сакраменто он преимущественно работал, обживался, и один раз погулял с коллегами в баре. У него были и другие связи в США, но расстояния там были порой просто головокружительные. Он все еще привык мыслить европейскими мерками, и иногда это очень удивляло - вот же город так близко на карте, но оказывается, что до него надо лететь. А на это еще следует найти время.

- Мне нравится ваше мышление, но смыслом жизни сыт не будешь. - Палец теперь указывал не вперед, а вверх. - А почему, если не секрет, вы так торопились? - Ал решил, что можно позволить себе это любопытство, раз уж Себастьян сам подкинул зацепку. Возможно, он и хотел об этом поговорить. Но на всякий случай, он дал возможность сменить тему: - Вы бегаете на тренажере или по улице? Я как раз ищу какой-нибудь приятный парк для этого. Все же утром, на свежем воздухе, это самое приятное.

Палец опустился. Ал сунул руки в карманы. Ну да, конечно, чудес не бывает. Вот и сейчас его не произошло. Он усмехнулся. - Да-да, конечно, тот самый. Это мой троюродный брат. - Он нехотя сказал. - Честно говоря, не знаю, над чем именно он сейчас работает, мы не то, чтобы часто общаемся. Но профессор, психология, вот это все - точно он. Интересно, каким тесным бывает мир, не так ли? - Он добавил, с совершенно поддельным энтузиазмом. - А как вы так точно попали? Просто спросили потому, что шотландия еще теснее?
Стоило, конечно, держать себя в руках, отзываться как-то повежливей, но у Ала всегда было плохо с поддержанием фасада. Он, черт возьми, не англичанин. И ну не любил он Джонни, не любил, засудите его. Скорее всего, взаимно. Да и кого Джонни любил вообще.

+1

10

Я в общем-то не против ответить. Но довольно сложно объяснить логику своих действий в период аффекта и запоя, когда оглядываешься на них уже из другого состояния.
- Торопился… Да так, по личным причинам. Хотелось сменить обстановку, и в Англии уже ничего не держало.
Другими словами, слишком долго объяснять, да и надо ли. «Эффект попутчика» срабатывает только с людьми, с которыми точно больше не увидишься, а я не хотел променять новую встречу на несколько минут сомнительной откровенности.
- ...Приятное? – растерянно переспрашиваю я.
Это точно не то слово, которое бы я применил к бегу. Я взялся за это дело, потому что мне, в отсутствии алкоголя, срочно понадобилось другое средство для изменения сознания. И потому что один японский писатель, за которым я слежу, признался, что бег помог ему безболезненно бросить курить. Я понадеялся, что бег может отбить и мои мечты о пиве. И вот иногда в воскресенье я выхожу из дома в спортивном костюме, выпиваю высокий стакан кофе с парой сигарет, не торопясь и мысленно готовясь к неизбежному. А затем устремляюсь бегом в парк, где минут сорок ношусь по дорожкам, как загнанный олень, иногда ностальгически думая: «А вот если бы я сдох с утра, я бы сейчас этим не занимался». Потом можно прилечь на отдаленную лужайку и разглядывать траву, благо в Калифорнии она зеленая в любое время года. И конечно, по дороге домой чувство выполненного долга многое искупает.
- В парке, конечно! – отвечаю я. - Еще не хватало на тренажеры деньги тратить. Парк не так далеко. До моей квартиры минут пятнадцать, а дальше еще десять минут, если бегом. Парк Вильям Лэнд. Могу показать как-нибудь, - небрежно говорю я, прикидывая возможность встречи в будущем.
Помимо всего прочего, мне теперь интересно понаблюдать за человеком, который любит бегать. Само существование таких экземпляров вселяет еще немного веры в безграничные возможности Homo Sapiens.
- Да, это удивительно, - киваю я на дежурное замечание о том, как тесен мир. Насколько удивительно, я понимаю даже лучше, чем Ал. А интересно, знает ли он об этом непостижимом сходстве, которое тянет меня к нему, как магнит, так что мне нужно прилагать волевые усилия, чтобы оставаться в противоположном углу лифта, а не сделать шаг вперед и не продолжить разговор так, как получалось с Джонни – утыкаясь лицом в каштановые вихры. Вспомнив, я даже начинаю говорить тише - как тогда.
- Да нет, не просто… Вы с ним похожи, довольно-таки. Вот и пришло в голову. А в Шотландии я даже не был. Наверное, много потерял.

0

11

Значит нет, Себастьян не хотел об этом поговорить. Возможно, он просто хотел добавить к той самой атмосфере загадочности, потому, что он совсем не был похож на человека, который случайно проговаривается. Каждая формулировка была элегантной и выверенной, как обычно и бывает у литераторов. Он, конечно, всего-лишь сказал, что работает в редакции - он мог быть там и бухгалтером, в конце концов. Но в таком случае, он бы бесполезно растрачивал талант, потому, что у него все получалось - образ не только красивого, но и интересного мужчины, одухотворенного но уязвимого, изысканного но без тренажеров, страховки, и с зависающим телефоном позапрошлого поколения, с темным секретом в прошлом и загадочной проблемой со здоровьем, удавался на все сто. Ал чуть не прыснул от вердикта своего внутреннего анализа, но веселье все равно вырвалось на поверхность в форме широкой улыбки и искорок в глазах. Нет, он не смеялся над Себастьяном. Скорее, над собой, и в общих чертах о том, что все неизменно попадаются на те же крючки. И ему было интересно, насколько Себастьян сам это все понимает, а на насколько это получается инстинктивно и непреднамеренно.

- Да, - он сказал, - я буду рад, если вы мне покажете! Давайте завтра же с утра? Если, конечно, мы не проведем здесь всю ночь. Физические нагрузки без достаточного количества здорового сна перестают быть полезными. Что же до Шотландии, да, вы много потеряли. Но это тоже всегда можно исправить! Хотя нет, - он почесал заросший подбородок, - забудьте, не всегда. Зимой не приезжайте. Вы проклянете болота, ветра, горы, снег, страну, меня, а так же небо и господа бога. Но в другие времена года там просто волшебно! Лучше конечно с кем-то, кто знает, какие уголки показать.

+1

12

Я не знаю, что на уме у Ала, когда он вот так посмеивается своим мыслям - но расплываюсь в улыбке в ответ.
Знания о физических нагрузках у меня довольно отрывочны. И гугл меня не предупреждал о том, что бег плохо сочетается с хроническим недосыпом. Я думал, что бег полезен для здоровья в любых обстоятельствах. Как говорится, век живи, век учись.
- Отлично, - говорю. – Завтра с утра, часиков в десять. На углу 13-й улицы и Фрипорт бульвар. Собственно, парк напротив территории городского колледжа.
Сколько бы мне ни довелось спать этой ночью, завтрашняя пробежка точно принесет пользу. Проведенное вместе время – то, что и позволяет нам сказать «мы приятели» - накапливается постепенно. Кирпичик за кирпичиком, складывается здание дружбы – дом, по которому я тоскую, и на строительство которого мне не жалко ни сил, ни расчетливости.
Сейчас, если я окажусь в городе, полном людей с таким же акцентом, как у Джонни, я, наверное, этого не вынесу. Но когда-нибудь, когда жизнь переменится или нервы окрепнут, почему бы и нет.
- Спасибо за предупреждение! Но в Эдинбурге или Глазго, наверное, и зимой есть что посмотреть. За что люблю большие города – в них чувствуешь себя независимым от природы… А вы какие уголки Шотландии посоветовали бы посмотреть?
Тут я чувствую спиной, что дверцы лифта разъезжаются и  отскакиваю, чтобы не упасть на руки ремонтному персоналу. Потеряв равновесие, я делаю шаг вперед, оказываюсь совсем близко от Ала, опираюсь рукой о стену лифта, вдыхаю, не успеваю запомнить запах его волос.
Вопрос повисает в воздухе.
Когда вырываешься из тесного закрытого помещения, первое, что хочется – оказаться где-нибудь подальше.
- Вот, - протягиваю я Алу свою визитную карточку. – Если планы изменятся, звоните.
На улице нас встречает прохладный ветер, и мы замираем на секунду, вспоминая, как это хорошо – свежий воздух. Даже курить сейчас не хочется. Мы обмениваемся на прощание рукопожатием и расходимся в разные стороны.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Клаустрофобия?