vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Счастливого Рождества!


Счастливого Рождества!

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Все семейство Орлин

25/12/2015
лондон, шесть вечера
дом роберта

Каждый год все члены семейства Орлин слетаются на Рождество в Лондон, чтобы встретить праздник в двухэтажном особняке Роберта.
Действующие лица: родители Деннис и Сара, Рене и Офелия, а также их братья: Роберт и его жена Элизабет, их дети, очаровательные мальчуганы, Стивен и Стюарт со своей подругой, которую собирается представить близким. И еще сибирский кот по кличке Миньон.

http://41.media.tumblr.com/4e0c426a826fe28d62a64322477a7acf/tumblr_nekqm7x4Iw1r2uon8o1_500.jpg

+1

2

Рождество, Рождество … где же твоя магия сегодня? Совсем немного снега, легкий ветерок и рождественские гимны и песни буквально повсюду. Кто-то возвращается домой, кто-то спешит завершить свои дела, тогда как Рене ухватившись за свой чемодан на выдаче багажа в аэропорту, определенно не торопилась. Знала, что родители решили приехать в Лондон чуть раньше, ведь в Лондонском Сити проходила какая-то выставка, пропустить которую мать семейства просто не могла. Звали с собой и Рене, но она тактично отказалась, сославшись на дела, которых у нее в прочем-то и не было. Ей необходимо было освободить свой рабочий кабинет и стол для приемника, хотя это можно было сделать и после нового года. Никто не торопился пока с новым назначением, прекрасно зная, что пришло сейчас время для демагогии и торгов. В прочем, так было всегда, когда освобождалась одна квота в кабинете одного из министерств, в кресло которого было всегда полным-полно желающих посидеть. Вот и Рене посидеть в нем успела. И ей, видимо, слишком сильно там понравилось, раз уж амбициозной женщине было так горько оказаться в отставке. Но, ладно еще самой смириться. С этим Рене Орлин определенно справиться и не расклеится. Куда сложнее было поведать о своих жизненных неурядицах родных, которые также, как и она, съезжаются в Лондон, где они уже, наверное, десятый раз будут праздновать свое Рождество. И это была прекрасной традицией, что принесла не мало приятных воспоминаний, которые оживали один за другим, стоило только оказаться в том или ином уголке столицы Туманного Альбиона, или же сидя с кружкой теплого молока у камина, с улыбкой на лице предаваться воспоминаниям о былых днях…
Да, Рождество не просто так считается самым светлым праздником. Ведь, может быть, тебе и нечем похвастать за весь прожитый год, но всегда сохраняется так много надежд на будущее, что унывать или жаловаться просто некогда. И Рене определенно знала, что ей следует делать теперь, когда она осталась совсем одна, без мужа и любимой работы.
Лондон встретил женщину не привычной для себя погодой. Стоило ей только выйти из аэропорта, как женщина поежилась, не ожидая от столицы Объединенного Королевства морозного ветра. Так что, она решительно направилась к кэбу, что ожидал своего пассажира, опередив какого-то мужчину. По этому поводу Рене не почувствовала никаких угрызений совести, и лишь назвала хорошо знакомый адрес водителю, откинувшись на спинку сидения.
Легкий мороз зарумянил лица чопорных англичан, что в предрождественской суматохе спешили по своим делам, пока женщина из окошка кэба направлялась из аэропорта в сторону одного из самых престижных районов города – Хэмпстед*, где проживал Роберт Орлин со своей супругой, а также двумя озорными сыновьями. Да, именно озорными женщина и запомнила своих племянников, поскольку те в прошлый раз, когда она приезжала в Лондон где-то прошлой весной, носились по дому, будто ужаленные. Элизабет помнится тогда сказала, что дело лишь в том, что в школе, куда ходят дети, каникулы, вот и ребятне некуда деть свою энергию. Чтобы помочь брату и его супруге, Рене тогда вывела на прогулку своих племянников. Их веселая компания тогда пошла в местный парк на прогулку, мимо которого женщина как раз проезжала. Благодаря знакомой архитектуре воспоминания о прошедшей весне быстро пронеслись в голове, а на лице появилась мимолетная улыбка. Племянники тогда решили разыграть свою тетю и, пока один прятался за деревом, второй же лишь вводил ее в заблуждение, указывая то на те кусты, где кажется видел своего брата, то на другие.
- Приехали, мисс, - вежливо и с заметным лондонским акцентом обратился водитель к своей пассажирке, что протянула ему заготовленную купюру.
- Сдачи не нужно, - произнесла она, прежде чем покинуть салон и услышать в свой адрес пожелания счастливого рождества. Этим пожеланием все так часто сыпали, что в его актуальности Рене уже начала сомневаться.
«Да, наверное, столь дурного настроения у меня на Рождество еще не было со времен…» - подумалось было женщине, когда она потащила по аккуратно тропинке следом за собой чемодан с вещами. В прочем, а когда еще она так была близка к тому, чтобы разочаровать родителей и предстать перед лицом всей семьи, как неудачница? О-у, а ведь ничего такого Рене не могла припомнить.  Но, теперь у нее не оставалось ничего иного, кроме как нажать кнопку звонка и терпеливо дождаться, пока кто-нибудь ей не откроет, а она ему не ответит на приветствие счастливой улыбкой.

*Hampstead (Хэмпстед)

Хэмпстед – это престижный район Лондона. Он состоит из великолепной не высокой архитектуры, зелени и красивых улочек.
Хэмпстед по прежнему является одним из самых дорогих районов  Лондона. Он одноименно назван с  огромным зеленым массивом Hampstead Heath, который и является легкими этой части города. Именно зелень и свежий воздух  влияют на цены на недвижимость в этом районе, а так же приближенность к городу.
В Hampstead есть все для достойной жизни состоятельной семьи: отличные частные и государственные школы, рестораны и развлечения.
Как и полагается престижному району, расположившемуся в зеленом массиве, он в основном состоит из отдельно стоящих домов и таунхаусов. Есть здесь и квартиры, но только в первоклассных  комплексах. 
Хэмпстед – место пристанища интеллигентов и известных публичных людей. Его любят писатели, звезды эстрады и кино, банкиры и руководители крупных компаний.

+2

3

внешний вид: темные джинсы, клетчатая красно-черная рубашка, очки; волосы распущены, до плеч.

Ох, Рождество! Самый любимый праздник всех жителей планеты от мала до велика, и Эль не была абсолютным исключением из большинства. Как и многие жители Сакраменто, более солнечные и радушные, нежели чопорные американцы, она уже поставила в гостевой комнате елку, и даже уговорила Роберту помочь с украшением. Девочка бурчала, хмурила брови, но затем нехотя поплелась доставать из кладовки, в которой все еще ютились коробки с перепакованными после переезда вещами, ту самую, на которой была приклеена белая полоска бумаги с емкой надписью «игрушки, 60 штук». Как и многое в доме Офелии Орлин, игрушечные шары подвергались счету. Их число было четным и без труда делилось на десять. Эль удовлетворительно кивнула, принимая из рук свой подруги коробку. Так началось Рождество для обычной американской девушки, любящей семейные застолья и незатейливые, ни к чему не обязывающие семейные разговоры.
Двадцать пятое декабря выпало на пятницу, и, отведав с утра латте макиато и маскарпоне, заключив коллег в дружеские объятия, девушка радостно делилась догадками на счет предстоявшего перелета в город вечных туманов, манящий, сонный Лондон, побывать в котором мечтают многие жители Америки.
Ее совершенно не утомляли ни длительные и частые перелеты, ни то, что сиденья в эконом-классе не всегда были удобными. Эль могла бы себе позволить и первый, лететь, смотреть в иллюминатор, потягивая шампанское, но она, во-первых, не употребляла спиртного, во-вторых, любила быть ближе к народу. Даже автомобилем собственным до сих пор так и не обзавелась, успокаивая отца тем, что на все непредвиденные обстоятельства есть такси, а до работы ей в радость пройтись пешком.
Перелет оказался спокойным и совершенно не изнуряющим, несколько часов сна, плюс легкий бранч и пара страниц журнала о политике, который предлагала авиакомпания – и стюардесса попросила пристегнуть ремни, сообщая о посадке и о прохладной лондонской погоде. Минус пять, по меркам мисс Орлин, это настоящая Арктика, ведь в Сакраменто, да и вообще в Калифорнии, обычно так тепло!
Весь ее багаж на неделю запросто умещался в ручной клади – небольшой рюкзак за спиной был набит практически доверху. И какое счастье, что соседка согласилась присмотреть за пасами, не пришлось отправлять их в гостиницу для животных.
Она считает секунды до полного приземления, их оказывается более, чем триста, но счет успокаивает даже тогда, когда человек не испытывает липкого удушающего страха во время перелетов.
Колючий ветер трепал волосы девушки, и, недовольно поежившись, она запахнула короткую куртку, поскорее выискивая таксиста и называя адрес. Конечно, лучше пользоваться проверенными фирмами, но Эль всегда была слишком наивной и доверчивой, тем более тогда, когда время поджимало, ведь нужно еще заскочить и забрать подарки из интернет магазина.
Кстати, это очень удобный способ совершать покупки, и шатенка, от природы своей стеснительная и не очень любящая шопинг, стала прибегать к онлайн магазинам сразу, как только они появились, и, как оказалось, это нехило экономит время.
- Погода сегодня не радует, - она улыбается суровому мужчине за рулем, перебивая ропот радиоведущего, тот поздравляет ее с Рождеством и согласно кивает, мол да, с погодой сегодня не повезло, но ничего не в силах испортить чудесный праздник.
У Роберта в доме было чудесно, его семья всегда казалась Офелии приторно-идеальной, но она была рада за брата, и немного сожалела о том, что ее взгляды на брак отличаются от традиционных. Роберт был женат уже почти десять лет, Рене тоже замужняя женщина, Стивен постоянно знакомил родителей со своими подругами, и каждый раз приезжал на Рождество с новой пассией, что до Стюарта, то он – гей, и родители не против такого расклада вещей. Конечно, в Англии геев любят чуть меньше, чем в США, но он не афиширует своей ориентации и живет вполне неплохо. Всяко лучше, чем ему бы жилось в Шанхае.
Эль расстроенно прикусывает нижнюю губу, заезжает в Хэмпстед, и, расплатившись с таксистом, по навигатору на планшете находит помещение, где выдают заказы из онлайн-магазина. Это с бокового входа в какую-то ювелирную лавку.
А затем еще пятнадцать минут пешком, увешанная пакетами, девушка брела по чистой, отмытой перед Рождеством дорожке одного из самых великолепных районов Лондона.
Дома к этому времени собрались уже практически все, не хватало только Рене с ее мужем Томасом и Стивена с его новой, загадочной дамой сердца.
- Хэй, привет, семейство, - кричит с порога Офелия, аккуратно ставя пакеты на тумбу и скидывая со спины рюкзак. Она улыбается и светится счастьем, немного замерзла от непривычной минусовой температуры, и теперь от нее пахнет настоящей зимой. Обнимает за шею Стюарта, ласково целуя в щетинистую щеку, а затем разыскивает в доме родителей и Роберта. Приготовления к празднику в особняке старшего Орлина идут полным ходом, пушистая ель нарядными шарами и гирляндами красуется неподалеку от камина, мать и Элизабет суетятся на кухне, и стены пропитались ароматом сочной индейки.
Еще один звонок в дверь заставил девушку вздрогнуть, а затем радостно отправиться навстречу кому-то из членов семьи, скорее всего, это или Стю, или Рене, все остальные ведь в сборе…
- О, Рене! Орианна Рене Миллер собственной персоной! – с порога забирает у сестры чемодан, хотя сама еще не сняла ботинки, и пропускает в дом.
- Рассказывай, как долетела, холодно сегодня в Лондоне, скорее проходи, осталось дождаться только Стюарта, во сколько он придет? – маленькой юлой крутится в коридоре, произнося, как обычно, тысячу слов в минуту, - эй, во сколько придет Стю, кто-нибудь знает вообще? – и на ее озорной смех прилетает ответ, - милая, в семь, не кричи, у него какие-то дела, он позвонил, и сказал, что задержится, - мать выходит встречать вновь прибывшую, обнимая ее за плечи и целуя в щеку. – Он успеет к столу, не переживайте, и у него для нас подготовлена хорошая новость.

+2

4

Рене без особенного труда могла себе представить ту картину, что царила в доме брата из года в год, стоило только начать съезжаться всей многочисленной семье Орлин. Да, есть что-то такое неповторимое и особенное в том, когда за одним столом садятся близкие друг другу люди. Магия или благословение небес сходит на всех, собравшихся вместе родственников, но эта атмосфера определенно заряжает положительным настроением, обзавестись которым так надеялась женщина, пусть даже ей предстояло столкнуться с необходимостью огорчить любимую родню теми новостями, что могли не прийтись им по душе. Например, история с разводом. И пусть уже в прошлом году Рене пожаловала к брату без сопровождения тогда еще своего законного мужа, что-то подсказывало Орианне, что родители надеялись на то, что она помирится с мужем и найдет пути простить ему ошибки. Не зря ведь принято считать, что мужчины такие слабые создания, требующие понимания и нежности? При этом они умудряются только брать, ничего не давая взамен. Пожалуй, теперь Рене в некотором роде определенно понимала Элли, что предпочитала однополую любовь, любви мужчин.
Но, стоило только Ренни задуматься и вспомнить любимую младшую сестрицу, как она тут же открыла дверь, поприветствовав старшую из сестер Орлин. И только напоминание о недалеком прошлом, что так хотелось поскорее выбросить из головы, неприятно резануло слух женщины.
Миллер... Нет, уже не Миллер.
Орлин она. Орлин и это вряд ли изменится в ближайшее время или вообще.
Только это еще предстояло огласить.
Естественно, Рене подарила лучезарную улыбку своей любимой сестре, что видимо сама еще совсем недавно пожаловала в гости к брату. Об этом свидетельствовали ботинки на ножках Элли, которые девушка еще не успела снять, а также яркий румянец, полученный благодаря морозной погоде, нависшей над Лондоном.
- О, Элли! Твой фирменный допрос прямо с порога, - это не был укор, но лишь тактичное замечание того положительного и даже непосредственности в отношениях между ними, которому могли позавидовать многие. – Должна признаться, я успела чертовски соскучиться по нему, но куда больше по тебе,- добавила Рене, прежде чем обратила свой взгляд на мать, которая, не смотря на возраст своих детей, далеко не всегда принимала их чертыханья из их уст и могла сделать весьма строгий выговор Рене за подобное. Ведь леди не пристало говорить подобным тоном, а то что так себе позволяют некоторые – это их право, но не делает им чести.
К счастью, от выговора Рене спасла все та же Элли, вовремя сумевшая отвлечь внимание матери, что было, в прочем, не сложно в такой суматохе.
- Перелет прошел весьма неплохо, если не считать, что мне пришлось лететь около двенадцати часов. Но, никакой турбулентности, что уже неплохо, - быстро отчиталась женщина о своем перелете, не забыв при этом дать еще и оценку своему перелету.
- Интересно, что это за такие хорошие новости расскажет нам Стю? Он, что решил наконец-то взяться за ум и завести семью? – произнес Роберт, выйдя из гостиной, где еще недавно общался с отцом, обсуждая какие-то политические изменения в мире.
- Роб, семья – не собака, чтобы ее заводить, - весьма серьезно заметила Рене, определенно дав понять о своем настроении родным раньше, чем того бы ей хотелось. – Но, здравствуй, Бобби. Я тоже рада тебя видеть, - все-таки улыбнулась Рене брату, что в этой всей толпе новоприбывших гостей наверняка успел потеряться.
- Ну, хорошо, не стану спорить, сестренка, и я тоже рад тебя снова увидеть, - сдался Боб, прежде чем небольшая придирка к словам могла испортить еще кому-то настроение, перерастая в что-то более массовое. В любом случае, дипломат из Роберта вышел весьма неплохой, и он прекрасно знал, когда стоит закрыть глаза на какие-то вещи. И это был именно тот случай. – Кстати, Элизабет ждет не дождется тебя на кухне, Рене. Ты там ей обещала какой-то рецепт, кажется, а еще свою помощь на кухне – я это точно помню, из последнего телефонного разговора, - стремительно сменил тему американский дипломат, после чего ему оставалось только обслужить старшую сестру, сняв у нее пальто, которое и повесил быстро в шкаф к остальной верхней одежде гостей.
- Отлично, сейчас же к ней загляну, только вымою руки и перемолвлюсь парой слов с Элли – мы с ней слишком давно не виделись. Ну, сам понимаешь, - на этот раз Рене подарила старшему брату милую и даже теплую улыбку, после чего сбежала из прихожей сразу за Офелией, которую и застала в ванной комнате, моющей руки.
И ведь, если еще каких-то пять минут назад Рене полагала, что ей будет так просто сказать сестре, что вот уже и все – ее семейная не сказка закончилась, то вот сейчас осознала, насколько это было не просто, вот так взять и запросто признать крушение корабля под названием семья.
- Знаешь, Элли, мне надо тебе кое-что сказать, - именно с этих слов обычно начинаются далеко не самые приятные разговоры. Например, так началась отставка тогда еще миссис Миллер. – Начну, пожалуй, с того, что я более не замужем за Томасом – мы наконец-то оформили развод и я вернула себе девичью фамилию…

+2

5

Как же Офелия Орлин ждала того момента, когда все многочисленное семейство Орлин, наконец, соберется за большим столом, во главе которого сядут мать и отец, вдохнут аромат запеченной индейки и начнут делиться друг с другом событиями, произошедшими за год. Несомненно, члены столь дружной семьи регулярно созванивались, общались при помощи новейших гаджетов и даже иногда виделись в летние отпускные, но самые пикантные и интересные новости все припасали именно на Рождество, потому пропустить такое событие никто не имел права, даже маленькая сестренка Оливия была где-то в доме.
И, конечно же, Стюарт не променяет магию нового года на свои бесконечные дела. Он всегда спешит, всегда занят и всегда крепко сжимает телефон своими тонкими, несколько женственными руками.
— А то, — она подмигивает сестре, чтобы та не забывала проворность и жизнелюбие Офелии, которая традиционно привносила в праздник нотки хаоса и спонтанного веселья. Матушке оставалось только улыбаться тому, что с Рождеством в дом Роберта пожаловали смех и улыбки, а никак не грусть и уныние.
— По мне? — Наигранно вскидывает брови, попутно прыгая на одной ноге в коридоре и стягивая первый ботинок, открывая взору полосатые носочки. — Ладно-ладно, я тебе верю, но ты так редко мне звонила в этом году, что я думала, ты уже позабыла о моем существами. Вот так со всеми замужними женщинами, стоит вам надеть кольцо, и все, пропали!.. — Вот поэтому Эль так не спешила заключать себя узами брака, она была влюблена в конфетно-букетный период, и будь ее воля, оставалась бы в нем бесконечно, но, увы и ах, все ее пассии испарялись после пары свиданий. В глубине души Эль волновало ее одиночество и то, что с ней самой, вероятнее всего, что-то не так, но, чтобы не выворачивать наизнанку душу, она предпочитала расспрашивать у собеседников об обстоятельствах их жизни. За столом обычно обсуждали всех от самых старших, то бишь родителей, у которых почти не было новостей уже последние лет пять, до самых младших. И если брать в расчёт то, что Офелия самая младшая, то, когда до нее доходила очередь, все были уже пьяные и уставшие. Вряд ли от допроса придется извернуться совсем, но есть шанс избежать слишком пристального внимания к своей персоне.
— А мне нравится в самолете, сидишь себе с закрытыми глазами и наушниками, слушаешь любимого Нормана… — вот что-что, а музыкальный вкус у всех детей четы Орлин был разный, Офелия предпочитала старый классический рок и была без ума от «Smokie», но никто, увы, ее страсти не разделял.
— Скорее всего, представит нам «Невесту 2016», — рассмеялась Эль, наконец, разуваясь полностью и улыбаясь старшему брату. — С «Невестой 2015», которую он приводил в том году, он порвал в июле, помните? Видите ли, у нее был слишком большой размер обуви. Мам, он такой смешной, я не могу, — Женщина вздыхает, смеется со всеми и уходит на кухню, так как в холле обнаруживается перенаселенность.
А вот на счет ремарки сестры о собаке шатенка была согласна, впрочем, для нее и собака была членом семьи, а потому сравнение показалось пренебрежительным.
— Не хомячок. Хомяк живет два года, а о собаке надо заботиться, как о ребенке, кстати, я взяла себе щенка лабрадора, но расскажу подробнее позже. Блин, он такой милый! — Толкает Роба в бок, чтобы тот расслабился и сделал лицо попроще. Старшие начали опять не то иронизировать в адрес друг друга, не то дружески подшучивать. Как бы там ни было, Офелия ретировалась в свободную комнату, чтобы оставить там рюкзак и разыскать годовалую Лив. Однако, голос сестры окрикивают девушку, и та, замерев у раковины в ванной, куда заскочила попутно, оборачивается через плечо.
— Да? — Но Рене уже говорила, а Эль лишь методично мыла руки, считая, сколько сделала оборотов одной ладони вокруг другой. Девять. Надо еще один. Финал, мытье рук закончено, Орлин резко заворачивает кран и касается пальцами бирюзового полотенца.
— Неожиданная новость. То есть, я помню, что у вас разладились отношения, но не думала, что ты решишься на развод, — она потирает переносицу указательным пальцем и поднимает глаза на сестру. — Это не все новости? Ты так говоришь, будто не все…
Сама Эль не имела привычки осуждать людей и делать поспешные выводы, но страшно подумать, как огорчаться родители, ведь сестре уже за тридцать, а у нее нет детей, теперь и мужа. — Я ничего не имею против разводов, но, кажется, церковь это не одобряет, — впрочем, церковь много чего не одобряет, в том числе однополых отношений, родители же отнеслись к этой информации весьма благосклонно в свое время.

+2

6

Упрек сестры, пусть даже он был озвучен скорее в шутку, пожалуй, все-таки был заслуженным. В этом году Рене звонила значительно реже Эль, как в прочем и другим членам своей семьи, что нынче собиралась в доме старшего из детей Денниза и Сары Орлин. И ведь, казалось бы, что могло помешать просто взять трубку и набрать знакомый номер? Нет, дела не слишком сильно грузили в этом году Орианну. У нее, кажется, даже было свободное время, чтобы вырваться летом к Западному побережью или даже на Гавайи, если бы только на это было ее желание. Однако ничего не получилось без желания со стороны Рене.
Работа, дом, снова работа и встреча со своим адвокатом – в таком режиме проходили будни женщины, что не находила времени для того, чтобы просто поговорить и поделиться со своими проблемами. А проблем хватало. Проблем было выше крыши. Проблемы были не только с мужем, что еще и умудрился проиграть в покер большую часть совместно нажитого имущества, помимо что водить своих подружек в дом, пока его пока еще законная жена трудилась на работе. Проблемы были на работе, где приходилось порой засиживаться допоздна порой, в прочем, так бывало достаточно часто…
Да, кто-то скажет, что Рене придумала себе не плохое оправдание, пусть даже и не пыталась оправдаться ни перед озорницей-сестрой, которой Эль была всегда, ни перед родителями, что жили в пригороде, но понятия не имели о тех переменах в ее жизни, о которых она должна была их оповестить. Но, пожалуй, только со стороны может показаться, будто бы так легко и просто поставить подпись под бумагами на развод, что перечеркнет и признает ошибочными не один год жизни с человеком, который был определенно не для нее. Хотя, в случае с Рене, это было самым простым. Ведь самым сложным было признать совершенную семь лет тому ошибку и подать документы на развод, не желая уступить супругу ни единого цента. Да, лето для Рене пролетело незаметно, как в прочем и осень. Время вообще летит незаметно. Порой даже слишком.
- Ну, рано или поздно это нужно было сделать, - пожала плечами женщина, тихонько вздохнув, прежде чем подойти к умывальнику и подставить руки под теплую струю воды. Да, определенно она могла мыть руки или просто плескаться в воде целую вечность – вот такая маленькая радость в жизни, особенно зимой, когда руки совсем-совсем замерзли из-за отсутствия перчаток. – Я ведь тебе говорила, что Том бесплоден? – спросила Рене, взглянув на сестру через плечо. Она не торопилась заканчивать с процедурой мытья рук, столь расточительно подходя к вопросу экологии и нехватки воды в мире, за что ее наверняка бы линчевала Элизабет. К счастью, жена Роберта была где-то на кухне. – Так что, мой брак был все равно обречен. Вот так, наши родители ждали внуков, а получат полнейшее разочарование во мне… - решив, что на этом достаточно, женщина выключила воду и взялась за полотенце, которое ей подала сестре. Она скривилась, представив удивленные даже разочарованные выражения лиц родителей, что не заслужили таких новостей к Рождеству. Но, что поделать?
- Да, ты права, это еще не все новости, - многозначительно округлив глаза, Рене отошла от умывальника и присела на бортик ванной. – Меня отправили в отставку на работе, то есть иными словами – уволили, - не весело улыбнулась Рене, поджав губы. – Но, самое, пожалуй, смешное во всем этом то, что я больше всего побиваюсь не за Томом, которого вроде как должна была бы любить, а за работой – мне в министерстве реально нравилось. Пусть даже начальник у меня был настоящей сволочью, - добавила женщина, прежде чем посмотреть на сестру, вспомнившую о церкви. – Церковь многое не одобряет, милая Эль, - проворковала Рене, имея в виду сейчас, пожалуй, вовсе не разводы и не себя. Это заставило ее слегка повеселеть. Тем более во что не верила она, так это в истины и морали, которые вкладывали в умы человечества церковь. И не важно, какая именно – все они манипулируют людьми, их сознанием, их верой и играют на наивности.
- Но, ты ведь понимаешь, что за столом мне нужен союзник? Но, потом, после семейного ужина, я предлагаю сходить нам с тобой куда-нибудь. За мой счет, конечно же, - произнесла Рене, не отводя взгляда своих светлых глаз от сестры. Эль наверняка не плохо зарабатывала, однако тут действовал иной принцип. Да и, помимо этого, Рене вроде как не употребляла алкоголя, а потому рамки суживались.

+1

7

Нет, не говорила, — Офелия огорченно хмурит брови, силясь вспомнить крупицы той информации, которой Рене делилась с членами семьи о своем браке. Том для всех был хорошим мужем, не идеальным, но хорошим, и родители, качая головой на любую попытку сестры пожаловаться на супруга, гладили ее по плечу и говорили, что идеала не существует. Она должна быть терпимее к своему избраннику, а когда у них появится малыш, то разборки и вовсе отойдут на второй план. Даже через саму Эль мама пыталась разузнать, как идет дела у старшей сестры, видимо потому та и стала звонить реже, устав от охов и ахов над ее личной жизнью. — Мне жаль, — она не выдерживает и первой отводит глаза от сестры, продолжая сжимать голубое полотенце и вытирая им уже сухие руки. Машинально.
— Сейчас хорошая медицина и вопросы по части бесплодия решают очень хорошо, есть разные методики, сейчас даже две женщины могут иметь ребенка, — неужели она говорила это все Рене? Какой стыд, щеки девушки горели румянцем, но она от всей души старалась хотя бы добрым словом помочь той, кто ей небезразличен. Эль слишком сильно любила свою семью, чтобы признать тот факт, что дети у идеальных родителей не все вышли такими же идеальными, пока образцовым отцовством мог похвастаться только Роберт, да и жена у него красавица, и дети чудесные. Эль казалось, что маленькую Оливую мать с отцом завели потому, что большинство их чад не оправдывало надежд. Сами они рано встретили друг друга, почти сразу поженились, и все острые углы в своих отношениях умело сглаживали, никто из соседей или друзей не мог сказать, что видел бы, как старшие Орлины ругались.
Тяжело вздохнув, шатенка, наконец, прекратила терзать полотенце, возвращая его на пластиковый крючок. — И можно было найти донора, но если ты его все равно не любишь, то да, брак обречен. Просто Рождество не лучший повод для таких вестей, —  девушка совсем поникла, прислоняясь спиной к стене в коридоре так, чтобы было видно Рене, которая все еще нежила свои руки в теплой воде. Но не сообщение же посылать на телефон с такой весточкой?
— Ох! — услышав вторую новость, Офелия чуть не потеряла равновесие, а ее восклицание получилось таким громким, что могло затмить шум кухонной техники в другом конце дома. — То есть, вот это правда неожиданно. Теперь ты и без работы, и без мужа? Но как же так, — замолчав, она продолжила слушать рассказ Орианны, ей было не столь любопытно, сколь жаль свою сестру. Минувший год принес ей только горе, в то время как сама Эль… В ее жизни вообще не произошло решительно ничего интересного: ни постоянной пассии, ни повышения на работе, а про удочерение она пока боялась говорить всем членами семьи, даже тем, кому доверяла, и кто доверял ей.
— Ты права, — это на счет церкви. Эль, с одной стороны, чтила и уважала религию и тех, кто исправно посещает мессы по четвергам, но с другой — старалась не иметь к этим людям никакого отношения. Родители, Роберт и его жена были католиками и опирались на традиции церкви, соблюдали посты и религиозные даты, но Стю, Стивен и сама Офелия держали нейтралитет, столь присущий современной молодежи, на счет Рене Эль как-то и не задумывалась. Но эта женщина всегда славилась свободными взглядами на жизнь (в меру, разумеется), и многое прощала общественности и близким людям.
— Ты меня подкупаешь? — Она хитро прищурилась и рассмеялась, все-таки, чтобы ни случалось между ними, они навсегда останутся сестрами не только на бумаге, но и по ощущениям. — Я постараюсь помочь, чем смогу, но лучше бы тебе заручиться поддержкой кого-то более авторитетного, — подмигнув, она кивает в ту сторону, где, предположительно, находится старший брат. Но чтобы Роберт и Элизабет одобрили развод — смешно и представить, так что шутка остается только шуткой. — Сходим, но я сама за себя плачу, ведь у меня-то есть работа в отличие от тебя, и за нее платят не меньше, чем в министерстве, — наверняка этого младшая Орлин, конечно, не знала, но хотелось верить, что ее должность очень даже достойная.

***

Кейт.
Несколькими часами позднее.

Стивен приехал через час после Рене и Офелии, и, как и утверждала девушка, привел с собой новую подружку, которая не отличалась от других его «невест», зато отличалась от всех прочих гостей в доме цветом волос и чрезвычайно смазливой мордашкой. Ее звали Кейт и она была личным секретарем босса в какой-то маленькой фирме по шиномонтажу. С порога парень заявил, что они уже подали заявление и поженятся через полтора месяца, а значит Кейт должна быть всем собравшимся вроде как членом семьи.
Еще через пару часов, когда аромат индейки просочился в каждый уголок апартаментов, все гости и домочадцы собрались за вытянутым столом, а Элизабет приглушила свет, зажгла ель и подбросила дров в камин.

+2

8

Да, выход есть всегда, из любой ситуации, какой бы тупиковой она ни была. Можно было бы искать варианты, искать решение своих проблем, было бы желание из обеих сторон, да вот только его не было. Увы и ах, а все годы совместной жизни для двух людей, что так и не смогли стать друг другу ближе хоть на пару капель, пришлось выкинуть, перечеркнуть. Забыть? Можно и забыть, да вот только забвению предается то, что врезалось в память, а в памяти Рене не было никакой тоски по тем узам, что должны были связывать двух человек, некогда бывших не чужими друг другу. Нет, увы, но забыть было бы не столь простым решением проблемы, сколь опасным и даже плохим, ведь сама она не желала вновь попадать в подобные ситуации. Время тикает, а она, к сожалению, как бы этого не хотелось отрицать, но не становится младше. Возраст, тем не менее, на то и дан, чтобы делать определенные выводы и выводы Рене были сделаны еще в самолете в Лондон.
Тем не менее, в канун Рождества глупо хранить губы неприкосновенными для улыбки. И старшая из сестер Орлин улыбается шире, обнажая ряд белоснежных зубов, пока образовавшиеся ямочки на ее щеках играли, смеясь. Это была ответная улыбка на искреннюю улыбку Офелии, за которой она так скучала, что захотелось даже обнять сестру, придав к себе, как того плюшевого мишку в детстве – крепко-крепко и нежно, что и сделала Рене. У них была всегда существенная разница в росте, которой старшая из сестер всегда пользовалась безнаказанно. Конечно, из-за этого женщине всегда было проще обнимать свою маленькую сестренку, что красотой пошла, пожалуй, полностью в мать. Она была такой же маленькой и миниатюрной, как Сара, пытавшаяся в свое время покорить Голливуд и не только. Возможно, не встреть она в свое время Денниса Орлина, кто знает, может быть, Голливуд не потерял ее талант?
Выпустив Эль из своих спонтанных объятий, Орианна тихо вздохнула. Она понимала, что за последнее время пропасть между ней и Робертом, у которого было все то, о чем только она могла мечтать (тут тебе и семья, и дети, и успех на работе) возросла до необычайных границ. Или же стоило рискнуть и начать строить мост навстречу, признав существование проблемы?
- Если я ему шепну на ухо, что искренне завидую, он ведь мне не поверит, - улыбнулась, тем не менее, Рене, одобрив шутку. Ведь даже если бы Боб поддержал ее перед родителями, Элизабет ему наверняка устроила настоящую головомойку дома за это. Но, вместо того, чтобы продолжать тему развода и любимого братца, женщина почти искренне возмутилась: - Ты смотри на нее, она даже не пытается быть тактичной и напоминает мне о моей безработице! Но, знаешь, я позаботилась о сбережениях на черный день, - подмигнув сестрице, добавила Орлин. – Так что я не спешу пополнять ряды бедных. Может быть, займусь даже благотворительностью, как Элизабет? – предположила она, выйдя из ванной комнаты следом за Офелией.
Так, в скором времени женщина оказалась на кухне – вотчине любой женщины, а согласно словам отца вотчине настоящих женщин. Что же, если бы такими взглядами руководился бы любой мужчина и, быть может, даже бывший супруг Рене, она бы не была в разводе и бездетной. Потрепав по головушке ребятишек, пробегавших мимо, некогда ведущий экономист министерства финансов и экономики вздохнула, принявшись за готовку. Ведь сегодня за столом должно было собраться все семейство, что любило вкусно поесть, не говоря уже о том, что за столом также будет присутствовать и дама сердца Сивена, о которой доподлинно не было известно ровным счетом ничего, кроме влюбленности брата. А, ну конечно, была еще пара совместных фотографий в социальных сетях, на которых белокурая девушка модельной внешности вешалась на шею Стиву.
Что же, нынче они узнают, что за фрукт попался их брату, тогда как Рене лишь ждала того мгновения, когда мать спросит о своем зяте. К счастью, не иначе, у Сары не было просто физически времени на расспросы: дел на кухне было невпроворот, ведь хотелось сесть за стол уже поскорей. И к тому же, матери явно не понравилась избранница его сына – простоватая, недалекая и наверняка еще не демократка. Последнее, пожалуй, тревожило и отца тоже, ведь Денниз поглядывал сосредоточенно на свою потенциальную невестку и слегка кривился, как бывало обычно, во время доброго десятка таких же знакомств, тогда как Кейт ничего не замечала вокруг и веселила Стивена, шепча ему что-то на ухо. И судя по тому, как покраснел Стиви, шептала девица что-то далеко не приличное.
Улыбнувшись своему наблюдению, Рене устроилась на свое место за столом. Обычно она садилась рядом с Эль, напротив Роберта и Элизабет, тогда как отцу и матери выделяли всегда и при любых обстоятельствах места во главе стола. И вот тут, надо же было такому случиться, чтобы Сара вспомнила о своем зяте.
- Жаль, конечно, что Томми не смог приехать, - выдохнула она, оглянув своих детей и их половинок, задержав свой взгляд на муже, тогда как Рене лишь поднесла к устам тыльную сторону своей ладони, не зная, как ей быть.
- Мы развелись, мам. Он больше никогда не приедет, - тихо произнесла в ответ Рене, обходя взглядом своих родственников и видя, насколько те были шокированы, услышанным.
- Что ты сказала? – спросил Роберт, едва сдержавшись от того, чтобы присвистнуть.
- Ну, ничего, - хихикнула Кейт звонким голоском вмешавшись в дела семейства Орлин. – Все разводятся, мои тоже развелись, когда мне было пять… - она запнулась. Видимо, Стивен попытался остановить свою подругу, что пыталась чистосердечно заполнить собой неловкую тишину. – А что, я такого сказала, пупс? – спросила она у Стивена, притихнув на месте.

+2

9

Теплые объятия Рене действуют на Офелию утешающим образом, все невзгоды и проблемы уходящего года уменьшаются, становятся совсем крошечными и невзрачными, и девушка, прикрыв глаза, утыкается острым носом в плечо своей сестры, вдыхая сладковатый запах ее шелковых волос, пахнущих дорогим и вкусным спреем. Ей не хватает своей семьи, не хватает тех времен, когда они каждый вечер собирались за общим столом и брали в руки начищенные серебряные приборы. Трапеза в привычном кругу родных и близких в восемь вечера и по сей день является традиционной для отца и матери.
Поднявшись на носочки, девушка кротко целует Рене в щеку в знак признательности, в знак своей любви и благодарности за то, что та поверила ей тайны своей жизни раньше, чем всем остальным. Эль умела хранить чужие секреты и часто становилась тем самым спасательным якорем, за который отчаянно хватался утопающий, она не осуждала и не относилась к человеку плохо из-за мелких неурядиц, подкинутых судьбой. Эль любила не за что-то, а вопреки, к тому же с той женщиной она провела под одной крышей лучшие годы своей жизни.
— И решила, что этот самый черный день завтра, когда ты будешь устраивать в кафе праздник живота для своей младшей сестры? — Девушка хитро прищурила глаза, решив больше не спорить с Орианной, в конце концов, если той хочется потратить свои сбережения на нее, почему нет? Рене взрослая девочка и сама может решить, что ей нужно и желанно, а что нет.
— Ой, я тебя умоляю, и будешь ходить за мной попятам, глядя, сколько я израсходовала воды и не ускоряю ли глобальное потепление в мире? — Впрочем, Эль всегда внимательно относилась к проблемам, которые решает жена Робета, и очень уважала женщину за это, но считала ее труд пустым и напрасным. Группа активистов из пары сотен человек вряд ли решит что-то, особенно если остальные семь миллиардов жителей планеты чихать хотели на дефицит воды лет через пятисот или нарушения климата. Они считают, что до этого не доживут даже их внуки, а зачем забивать голову ненужной информацией? Эль, само собой, была более внимательная, чем среднестатистический американский обыватель, но решала другие куда более волнующие права граждан. Боролась за равноправие ЛГБТ-меньшинств, и не без помощи организации Лос-Анджелеса, где еще раньше состояла Орлин, американским представителям меньшинств удалось добиться легализации однополых браков на всей территории США, во всех штатах без исключения, и Эль считала это победой, плоды ее трудов были видны уже сейчас. Чего добились защитники экологии она не знала, но, видимо, чего-то все же добились, раз до сих пор ратуют за свои идеи.
Еще немного поболтав с сестрой и заверив ту, что на ужине все пройдет гладко, Эль Орлин отправилась в детскую комнату, понянчиться с малышкой Лив. Готовить Офелия тоже любила, но на кухне и без нее сейчас хватало женских рук, к тому же творить девушка могла только в своем доме в привычной обстановке, а здесь ей тяжело расслабиться. Она не знала точно, сколько ложек лежит в столе у Элизабет, и не потерялся ли тапок от какой-нибудь из пар в прихожей… И их точное количество она тоже не знала.
Тряхнув головой, чтобы хоть на полминуты прогнать из головы мысли о числах, девушка осторожно, на носочках, прошла в комнату сестры и склонилась над колыбелью, где спала Оливия, блаженно посапывая розовым носом.
Будить малышку американке стало жаль, потому она так и сидела около кроватки, разговаривая с ней беззвучным движением губ и напевая неслышные песенки, пока не заглянула Лиз и не сообщила о том, что пора идти к столу.
Не очень-то Эль любила внимание к своей персоне, особенно если в ходе беседы надо подводить итоги года и хвастаться своими достижениями, потому что хвастаться было нечем. Не рассказывать же матери о своем визите в БДСМ клуб? Или о том, что приняла на работу капризную дочку режиссера, которая запомнилась ей своим ужасным характером и вызвала пятиминутную влюбленность? Или что ее портрет дважды нарисовали незнакомые люди, поставив тем самым в безумно неловкое положение? Хорошо то, что, когда очередь доходит до нашей героини, многие уже устают слушать и отвлекаются на алкоголь, который сегодня Офелия не пьет.
— Привет, меня Эль зовут, — многие уже успели познакомиться с белокурой красоткой, подругой Стива, но сама Офелия видела девушку впервые, и сразу отметила, что та обладает классической модельной внешностью, высокая, ухоженная и холеная, ее руки не знают такой работы, как мытье посуды и резка овощей, да и к шитью Кейт вряд ли притрагивалась. Что ж, чтобы сама Офелия обратила внимания на такую особу, той пришлось бы запастись недюжинным умом и вагоном остроумия, за невестой брата ничего подобного не замечалась. Она беззаботно порхала по дому, рассматривая дорогие вещи и расспрашивала Стива, откуда у его родителей та или иная статуэтка. Как оказалось, девушка отучилась на менеджера по туризму, что уже было похвально.
За столом были припасены места для всех возможных визитеров, в том числе и для мужа Рене и для друга Стюарта, который тоже не пришел по причине отсутствия оного в жизни брата. Сара и Денниз сели за стол, примостились и Стив с подружкой, Эль выбрала место около сестры, раз точно знала, что ее муж не явится на праздник. И вот тут случилось то, что должно было случиться минуты через тридцать две, обычно именно столько уходило на то, чтобы Роберт рассказал о своей жизни за год, и словесная эстафета перешла к следующему по старшинству. Затем близнецы, и уж только потом Офелия. Девушка думала, что Орианна скажет это за столом, когда деваться будет некуда, но чистосердечное признание застало Орлинов врасплох. А затем влезла блондинка со своим комментарием, от чего Эль чуть не поперхнулась. Конечно, она не была против разводов, потому что иногда люди слишком поздно понимают, что не подходят друг другу, но не винить же их за то и не клеймить позором семьи.
— Давайте все же сядем за стол? – Девушка вопросительно посмотрела на собравшихся и придвинула свой стул так, чтобы удобно было трапезничать.
Мать поджала губы, отец тоже замолчал, и первые десять минут все слушали звон вилок и ножей, и только затем Роберт пустил членов семьи в увлекательное плаванье-путешествие по своей жизни за минувший год, к нему присоединилась и супруга. Настроение худо-бедно было реанимировано, но слушать о достижениях старшего брата всем наскучило, куда сочнее и пикантное были подробности жизни Рене.
— Милая, рассказывай подробно, что случилось у вас с Томом? Может, не все так плохо? Я бы не спешила на твоем месте, мы с вашим папой тоже иногда ругались, раз я даже выгнала его из дома, - мать рассмеялась, но в такой атмосфере шутку никто не подхватил, даже Кейт сидела, понурив голову и ковыряла листья салата. Она оказалась вегетарианкой, правда ее клатч был из натуральной кожи крокодила, и это девушку не смущало.
Эль ободряюще кивнула сестре, мол, рассказывай уже все, потому что сейчас самое время, минутку позора каждого в порядке старшинства. Ну, кроме Роба, разумеется. Им с Элизабетт позорится нечем, даже один из их сыновей в ноябре одержал первенство в соревнованиях по каратэ в своей категории, а сама Лиз снялась в экологическом рекламном ролике, ведь она не только умница, но еще и красавица.

+2

10

В прошлом году на Рождество Рене хоть и приезжала вместе с Томом, но эта поездка не принесла ей должной радости или хотя бы малейшего удовлетворения. Тогда на ней было зеленое платье строго кроя, а чуть обновленные небольшой стрижкой волосы дополняли строгий силуэт, в котором мать почему-то разглядела небольшой округлый животик дочери. Помнится, она тогда точно также за столом спросила у старшей из своих дочерей, не беременна ли та. Увы, но раскрасневшись Рене должна была тогда отрицательно покачать головой, добавив, что они работают над этим вопросом. Не говорить же было за столом, за которым присутствовала подружка Стива и друг Стюарта, что все попытки тщетны?! Конечно, всем ведь интересно было узнать, почему Рен в течении энного количества времени, проведенного в браке, так и не может порадовать родителей и родных маленьким ребеночком, который пусть и будет носить фамилию своего отца, но все равно будет больше похож на Орлинов. Однако тогда у Орианны была хотя бы возможность похвастаться повышением, что она и сделала незамедлительно.
- Но все равно, никакие достижения в работе не могут сравниться с радостью материнства, - вздохнула в прошлом году Сара, озвучив свои мысли, что ножом прошлись по и без того натянутых отношениях своей дочери с мужем. Ведь все это Рене знала, однако эта дверь оставалась для нее почему-то закрытой, сколько бы она в нее не стучалась. Конечно, проще простого винить кого-то в собственных ошибках и, как ни странно, Рене не делала этого. Просто припоминая момент из прошлого года, когда мать точно также сидела за столом и пыталась удовлетворить собственное любопытство, пусть даже подкрепленное чистосердечной материнской тревогой, женщина вновь осознала, что угодить родителям не так уж и просто. – Если ты мне не веришь, спроси у Элизабет? У нее есть неплохой опыт,– в ответ на эти слова свекрови, Лиз лишь опустила смущенно глаза и отвела взгляд в сторону своей тарелки, на которой находился новый пирог, который все за столом расхваливали.
Увы, но далеко не всегда люди понимают, как могут подействовать их слова на окружающих. Может быть, в то Рождество мать была не слишком тактичной, но определенно заставила задуматься дочь относительно тех ориентиров, которыми она руководилась раньше: семья, дети и хороший тыл для мужа. Увы, но тылом для мужа она не могла быть, ведь почему-то Том все больше предпочитал проводить время вне дома, а дети … Казалось, что в детях нуждалась только она одна из них двоих, ведь любые попытки исправить то, что еще поддавалось лечению, проваливались, летели в тартарары и разбивались в стену, словно хрупкое стекло.
Пока Рене ковырялась в блюде, оказавшемся в ее тарелке, Роберт успел рассказать о своих успехах за ушедший год. Как и в предыдущем году и многие ранее старшему ребенку в семье Орлин было, чем похвастать. Тут в пору было лишь завидовать, но такой привычки за Рене никогда не водилось, а потому она лишь одобряюще улыбнулась брату, прежде чем к ней обратилась мать, напомнив, что теперь наступил ее черед поделиться пережитым.
Что же… кому-то повезло быть неудачником в две тысячи пятнадцатом?!
- Что случилось? – тяжко вздохнула Рене, положив свою вилку так, чтобы ее зубцы касались бортика тарелки. За это время Сара успела даже не слишком удачно пошутить, а Рене лишь растянула губы в попытке улыбнуться. – Я даже не помню такого, - откинувшись на спинку своего кресла, тихо прокомментировала материнскую шутку. Сейчас она пожалела о том, что обещала себе не употреблять алкоголь – выпив буквально немного грамм, она уверена была в том, что ей так будет легче рассказывать о своих неудачах, когда хотелось бы все-таки поведать о главной удаче, которая все так еще не могла случиться с ней.
- Наверное стоит начать с того, что Том оказался бесплоден и никак не стремился бороться со своей проблемой, - достаточно отчетливо произнесла женщина, глядя на мать. – Ты знаешь, мам, как я хотела детей. Да, и все еще хочу, - вздохнула она, поспешив продолжить, пока никто не вмешался своими бесценными уже советами. – Но, прежде чем ты попытаешься меня убедить в том, что это можно было тоже решить при желании, скажу, что у Томми не было такого желания. К тому же, он начал пить и скорей всего изменял мне, - почему-то рассказать именно об этой подробности своей семейной жизни Рене было проще, чем она даже смела предполагать. Возможно, так случилось лишь потому, что этот человек, этот мужчина, которого она называла своим мужем, попросту был ей безразличен?
- В любом случае, суд состоялся – мы разделили имущество и подписали документы, так что дело сделано. Кстати, если кто-нибудь захочет выкупить у меня дом в исторической части Вашингтона – я буду только признательна, даже сделаю хорошую скидку, - губы женщины застыли в улыбке, когда она подвела к очередному событию в жизни. – Пока еще нигде не оглашалось, но с недавних пор меня уволили из министерства финансов, - как у каждого салата есть своя заправка с перчинкой или у торта своя вишенка или изюминка, так и у своих новостей должна быть кульминация. Что же, можно определенно сказать, что со своей миссией Орианна Рене Орлин справилась на все сто процентов, поскольку все были достаточно шокированы, чтобы перестать задавать вопросы.

+2

11

Еще в свой прошлый визит в Лондон ровно год назад, Офелия заметила, что между супругами Миллер будто бы кошка пробежала. Они не обменивались, как прежде, теплыми взглядами и не было случайных прикосновений, свойственных двум влюбленным, а затем Рене в первый раз поделилась проблемами, с которыми ей довелось столкнуться: муж болен, к тому же любитель сходить на сторону, и Эль тогда оставалось лишь покачать головой и заверить любимую сестру в том, что все обязательно наладится. Что примечательно, о своей личной жизни девушка почти никогда не рассказывала никому, кроме отца, исключением становились только такие вот торжественные рождественские посиделки, потому что говорить, по правде говоря, было просто не о чем. После Мики у Орлин не было серьезных романов, а те отношения, что завязались в Шанхае с милой китаянкой, закончились выкидышем, нервным срывом и кучей других неприятностей, посвящать в которых близких не хотелось.
Вот странная штука — жизнь, чем больше ты хочешь семью, ребенка и нормальных отношений со всеми вытекающими вроде брака и совместного похода на школьные собрания, тем дальше судьба отбрасывает тебя от заветной цели. Может быть, пора махнуть рукой на мирские радости и смириться со статусом одиночки? Больше работать и врать, что карьера тебя волнует куда сильнее, чем семья. Лет в тридцать, ну а пока Офелия считала, что у нее есть шанс, и даже представить не могла, как, должно быть, сейчас тяжело сестре, ведь найти своего человека в тридцать пять еще более сложно, чем в двадцать семь… А зачать и родить здорового ребенка и вовсе проблема, потому что с каждым прожитым годом всякие болячки вроде синдрома Дауна и прочие к еще народившемуся человечку цепляются все сильнее.
Примерно с такими мыслями Офелия сейчас сидела за столом, уныло слушая своих родственников и отправляя в рот гарнир, ловко подцепленный вилкой. Иногда ей казалось, что она родилась не в то время, не в том месте и не у тех людей: даже под грузом таких неудач Орианна держала себя гордо и достойно, сама Эль так бы не смогла — обязательно бы расплакалась как глупая маленькая девочка у всех на глазах. Сестра восхищала юную американку даже сейчас — бездетная, разведенная и распрощавшаяся с работой в министерстве.
Зато мать и отец лишь удивленно посмотрели друг на друга, едва не роняя приборы на фарфоровые тарелки, когда их старшая дочь вывалила бестактно и совершенно неумело последнюю новость об увольнении, еще бы, никто не учит сообщать такие вещи на семейном застолье!
Даже не знаю, что и сказать, — недовольно пробурчала Сара, давая понять, что сегодняшний вечер окончательно испорчен. На старших детей всегда возлагают большие надежды, ведь на их воспитание потрачено много сил, времени и финансовых вложений. Эль точно не знала, но, наверняка в детстве Рене посещала множество кружков и секций, прекрасно училась и была звездой выпускного, чем сама Офелия похвастаться не могла. То есть, училась она тоже хорошо, и школу закончила с отличием, но популярностью такого рода никогда не пользовалась, всегда считая, что главная красавица в их доме Рене (ну и мать в ее юные годы).
И что ты планируешь делать? – Спрашивает Стивен, на что Эль усмехается. Если бы можно было пойти и купить себе нормального мужа, а затем по-быстрому наработать ребеночка, проблем бы вообще не существовало, особенно у Орлинов, потому что все проблемы этого семейства сводятся к достижениям на личном и рабочем фронтах.
Мне он сразу показался каким-то странным, — влезает Роберт, который до этого известия и слова дурного о Томе не говорил, но так уж водится, что людям свойственно менять точку зрения в зависимости от новых исходных данных, и сейчас Томас Миллер больше не был членом семьи, а значит можно радостно перемывать ему косточки, ура! Эль покачала головой, доедая гарнир и опуская нож с вилкой на тарелку, ей казалось, что она наелась на целую неделю, хотя отведала только основное блюдо, искусно приготовленное Элизабет и выпила половину чашки с ароматным чаем со специями, привезенными и обработанными женой Роберта откуда-то из Индии или Таиланда.
— Да ладно, все еще наладился, — наконец, девушка включается в разговор, пожимая плечами, но на ее реплику никто не обращает внимания, ведь она не обругивала Тома и не судила Рене, право, зачем ее слушать? Так что Эль откинулась на спинку стула и тяжело вздохнула. Действительно, что теперь делать Рене? Кажется, новостями о ее судьбе были огорчены почти все, кроме, собственно, самой Офелии и беззаботной Кейт, которая активно зевала и достала свой айфон, потому что слушать о чужих людях ей было жуть как скучно.
После того, как все вдоволь наохались, наахались и дали тысячу и один совет о том, как сохранить свой брак и завести ребенка (хотя Стю и Стив вообще не имели права влезать, ведь у них этих самых семьи и детей нет), все перешли к разговорам о братьях-близнецах. Стивен начал первым и рассказал о том, что Кейт (которая оживилась и отложила телефон) сто процентов любовь всей его жизни, и именно в честь этого Орлины в полном составе приглашены на церемонию обручения через два месяца и одну неделю. Радостная и раскрасневшаяся от гордости за своего жениха блондинка раздала всем именные светло-розовые приглашения, выполненные в виде открыток ручной работы и вспрыснутые ее сладкими безвкусными духами.
И когда все поздравили молодоженов, выступил Стюарт, поведав о том, что минувший год не принес ему никаких изменений. Его бойфренд сейчас находится в командировке, потому не смог посетить званный ужин, а на работе все стабильно, не штормит, никаких повышений и понижений не предвидится. Впрочем, после рассказала Рене пресное повествование Стю показалось всем не таким уж и плохим. Он, хотя бы, не потерял работу.
Милая, а как твои дела? — Сара Орлин обратилась к своей младшей дочери, и та прочитала в ее глаза искру робкой надежды на то, что все идет хорошо. Увы, порадовать матушку Эль было нечем.
— Ну, — скромно начала шатенка, — я переехала из Лос-Анжелеса в Сакраменто, этот город хоть и меньше, чем предыдущий, но мне там нравится, он теплый и приветливый, в нем живут добрые и открытые люди. Если в новом году посещу две конференции в Шанхае и наши разработки понравятся китайцам, меня ждет повышение, — улыбнувшись, она опустила глаза, отмечая, что все делает правильно, концентрируя внимание родителей на будущих успехах. — Еще я подумываю об удочерении, но это пока так, только мысли, я не хочу превращать их в тему вечера. И нет, я сейчас ни с кем не встречаюсь, — читает любопытство в глазах Роба. — Но есть человек, который мне нравится, — на самом деле его нет, нет такого человека, но путь родители считают, что есть, к следующему году, наверняка, уже забудут.

+2

12

Никогда нельзя быть во всем и всегда лучшим – так скажут, пожалуй, многие, если не подавляющее большинство из тех людей, мнением которых мы могли бы поинтересоваться. Естественно, кому-то больше дается математика и точные науки, кто-то хорошо танцует, а кто-то играет на каком-нибудь инструменте, так что заслушаешься. Есть еще, конечно, целая масса людей, которые служат именно этим самым фоном и в своей жизни, вряд ли могли бы похвастаться какими-то достижении –считать деньги умеют, танцуют так себе и то под современную музыку, играют разве что на нервах соседей или кого-нибудь из родных. Да вот только в среде Орлинов нельзя было похвастаться посредственностью. Денниз и Сара всегда воспитывали в своих детях лидерские способности, поскольку знали – далеко пойдут. Ну, если не сами, то при помощи хороших и давних знакомств точно пройдут к хорошей и оплачиваемой должности. Что же, попасть в министерство финансов Рене бы не смогла без связей отца, уважаемого дипломата и политика в кругах демократов и не только, да и достаточно глубоких демократичных убеждений, что также прививались семьей, не без участия отца. И ведь, получив первый стартовый пинок, семья неустанно продолжала пинать тебя сзади, поговаривая: «Не смей останавливаться! Иди только вперед, ты ведь хочешь, чтобы тобой гордились? Хочешь быть лучшим ради мамы и папы?». И ведь, что самое главное, дети четы Орлин старались и надрывались по большей степени, чтобы достичь завидного результата, который обязательно должен был понравиться родителям. А ведь никто даже не подумал о том, чтобы предупредить детей статной четы, в какой геометрической прогрессии будут возрастать эти требования, которые перед ними поставили еще в детстве, когда отводили впервые в школу или на какой-нибудь кружок.
Пожалуй, Рене сейчас понимала, что последнее известие больше всего прошлось волной разочарования именно по отцу, который однажды рекомендовал свою дочь знакомому, занимавшемуся подбором кадров в финансовом министерстве. Он, конечно же, мог даже и не подозревать о том, как много подводных камней предшествовало этой отставке, как и о том, что Рене, по сути, оказалась не удел из-за того, что все искали крайнего из-за непрошедших реформ в экономике. Уволить министра не могли – слишком важная персона. Нужен был кто-то пониже рангом и Рене весьма неплохо вписалась в эту схему, обнажив свой тыл, когда развелась. Кто-то предположил, что женщина в разводе – это не слишком хорошая реклама для правящей партии, тем более только-только потерпевшей поражение на праймериз. Ну, а может быть, кто-нибудь решил отпустить Орлин отстраивать свою личную жизни. Что же… тут гадать можно, как всегда много, однако истина скрыта далеко от любознательных глаз.
Мать же подвела словесный итог всего того, что рассказала ей старшая дочь, которую никто, пожалуй, не смог бы в этот вечер переплюнуть. Осознавая, каким горьким разочарованием стала для обоих своих родителей, Рене оставалось только горько ухмыльнуться словам Сары – ей даже не хватало слов, чтобы поддержать дочь или хотя бы попытаться принять не радостные новости о неудачах в жизни Рене. Что же, сотни тысяч американцев сталкиваются с куда более масштабными проблемами, и вроде как-то живут с этими проблемами?
- И что ты планируешь делать? – полюбопытствовал У Рене тем временем ее младший брат, видимо, желая запастись чужим опытом, прежде чем, женившись на своей глупенькой красавице, осознает, какую роковую ошибку сотворил в своей жизни, и за столом все члены большой семьи Орлин вновь оживились.
- Я думаю, что займусь сейчас другими насущными проблемами, - безразлично пожала плечами Рене, окончательно осознав, что потеряла аппетит и, пожалуй, даже откажется от десерта, над которым корпела в компании Элизабет. Пока еще женщина решила не посвящать в свои планы родню относительно ЭКО – хватит с них информации на сегодня. Именно по этой самой простой причине Орианна лишь пожала плечами, желая в итоге поставить окончательную точку в своем рассказе. Однако, разве это было так просто? Даже Роберт, будучи откровенного шокированным, поспешил бросить камень в огород Томаса Миллера.
- Благодарю, Роб, - от этого не становилось легче, но Рене была благодарна брату, который пусть и состоял в законном браке, не стал утверждать, как глупо было сразу же обращаться к адвокату и разводиться. При этом успешный американский дипломат сделал это именно так, что остались довольными обе стороны – и сестра, которую он поддержал, и жена, которой явно не улыбались разводы вообще.
Но, тем временем очередь плавно перешла к младшим братьям Рене, тогда как Стивен решил все-таки стоять дальше на своем желании связать жизнь с блондинкой, которая тут же заходилась раздавать приглашения на свадьбу. Без какой-либо тактичности или осторожности девушка вручила Орианне пригласительное на две персоны и, как не трудно догадаться, в нем все еще приглашалась чета Миллер.
- Я все равно оставлю возле твоего имени в списке плюс один, - к счастью, не очень громко произнесла Кейт. – Вдруг ты найдешь себе хахаля? – добавила она, рассмеявшись своей шутке, тогда как Рене безразлично повертела в руке клочок картона с информацией о бракосочетании и прочем. Она проигнорировала шутку потенциальной родственницы, считая, что вряд ли в свои тридцать пять может рассчитывать на какие-то постоянные и серьезные отношения, и уж тем более спустя полторы месяца она вряд ли обзаведется мужчиной, которого ей хотелось бы познакомить с семьей.
Когда же очередь дошла до Эль, старшая из сестер Орлин почувствовала острый укол совести. А ведь пока они с Эль были в ванной и разговаривали о том, да сем (но в принципе, по сути-то дела, это были рассказы Рене о своих неудачах), она так и не поинтересовалась, как и чем жила Офелия. Хотя определенно стоило отметить, как легко и просто она ограничивает поданную информацию, не заостряя своего внимания на том, что могло бы вызвать интерес или привлечь внимание родни. Но, если желание удочерить какого-нибудь ребенка не привлекло так много внимания родителей, как амурные похождения, Рене задумалась о сказанных средней сестрой словах. Неужели действительно можно взять чужого ребенка и воспитывать его, как своего? Быть может, возможность была, да вот только прежде чем переходить к такому шагу, следовало перво-наперво опробовать более естественные методы. И все-таки она поинтересуется этим у Офелии, когда они выйдут хоть ненадолго освежиться и прогуляться по окрестностям.
- А как дела у нашей маленькой Оливии? – спросила женщина, заставив вновь обратить на себя внимание. Сегодня она пока еще не имела шанса и возможности потискать самую младшую в их семье сестренку, однако она это быстро исправит, как только так сразу, а завтра и вовсе не отпустит ее с рук.
- У Оливии все отлично - она пока учится говорить и уже имеет хорошие результаты, - ответила мать, видимо, все-таки переживая неудачу вопрошавшей дочери по-своему.

Отредактировано Rene Orlean (2016-02-20 19:10:52)

+1

13

В своих размышлениях Рене была полностью права, и, если бы Офелия могла забраться в ее голову, открыть черепную коробку, словно диковинный заморский ларец, взять ее мысли и посмотреть на них под разным освещением, она бы, безусловно, не только согласилась со старшей сестрой, но и устыдилась бы того, что никогда не думала столь глубоко о своем будущем и о том, сколько для них всех сделали родители. Точнее, о будущем Эль размышляла, хотела крепкую семью, любимую женщину, домик в пригороде с клумбой, утыканной пионами, двух детей и собаку, но ее естество никогда не было сосредоточенно на гонке за призом, она знала, что родители ей бы гордились даже в том случае, если бы она была простой учительницей младших классов, но Орлин не была простой учительницей. Ее карьерная тропа была вытоптана очень тщательно отцом практически десять лет назад, когда он настоял на том, чтобы девушка вернулась в Китай и поступила в один из лучших технологических университетов в мире: не в Оксфорд, не в Гарвард, не еще один из университетов, состоящих в Лиге плюща, а именно в Шанхайский, ведь уже тогда папа твердо знал, чем должна заниматься его младшая дочь, и какое занятие принесет ей успех. Эль, мечтавшая посвятить свою жизнь спорту, тогда сильно сопротивлялась родительской воле, но в итоге сдалась под натиском аргументов и ни разу не пожалела об том. Альпинизм и теннис — любимые хобби, и никто не запрещает ей махать ракеткой на поле, но именно в корпорации великих умов планеты шатенка нашла своей призвание. Все-таки, как ни крути, этими достижениями она обязана самым главным людям в своей жизни, Саре и Деннизу.

Аккуратно развернув приглашение, оттеняющее вульгарными приторными духами, Офелия с разочарованием подметила, что возле ее имени «плюс один» не предполагается. То есть, эта крашенная идиотка считает, что Рене за два месяца найдет себе «хахаля», а она — нет? Тактично сжав губы и потерев переносицу указательным пальцем, как бы массируя то место, где обычно с кожей соприкасается перемычка от очков, девушка отложила приглашение, решив, что обязательно попробует отговорить брата от глупой затеи связывать себя узами брака именно с этой дамой. С его образованием, карьерой и перспективами можно найти умную женщину, просто Стив не любит умных, наверное, побаивается стать подкаблучником, хотя Роберт держится достойно и с виду у них с Лиз в семье настоящая идиллия. Неужели они совсем никогда не ругаются и понимают друг друга с полуслова? Нет, Эль вовсе не завидовала своему брату, а находила его брак слишком скучным и заурядным, но зато на семейном ужине Роберт всегда на высоте. Поделившись новостями о своей жизни, шатенка не услышала никаких подозрительных вздохов и нравоучений, в воздухе опять повисла звенящая тишина. Видимо, никто не решался задать самый важный вопрос «какого это растить чужого ребенка, как своего?», Эль тоже не знала ответа. Она давно ходила по сайтам, читала информацию, собирала и анализировала истории разных супружеских пар, и, конечно, не раз думала о беременности по средствам ИИ или ЭКО, но врач по-прежнему считает, что это не лучшая затея, да и возиться с пеленками Орлин попросту некогда, ведь она живет одна (не считая собак и приятельницы-студентки), и работу никто не отменяет.
Тишина была нарушена Орианной, когда та решила, наконец, поговорить о человечке, которого за столом не было. Маленькая Лив мирно спала в большой, зашторенной и тихой спальне в другом конце дома.
Услышав об отличных результатах годовалого ребенка, Эль чуть не поперхнулась. Бедная крошка, она еще совсем дите, а ее достижения уже подвергаются оценке.

Стрелка часов незаметно подкралась в одиннадцати; остаток вечера члены семьи говорили о новинках кинематографа и о том, что ДиКаприо опять не дали Оскар, обсудили фирменный рецепт жены Роберта, и, конечно же, уделили внимания проблеме глобального потепления в мире, приправив разговор щепоткой политических новостей, на которых Офелия выпала из разговора, рассматривая чаинки на дне белой фарфоровой кружки.
Затем мать и отец поблагодарили старшего сына за ужин, и, пожелав всем доброй ночи, отправились готовиться ко сну в комнате для гостей. Рене, Эль и Элизабет навели порядок на кухне, убирая посуду в посудомоечную машину, а остатки еды в холодильник. Мужчины отправились смотреть какой-то спортивный матч в зал, а Кейт засела на кухне за своим лэптопом.
И когда Лиз попрощалась с сестрами Орлин и ушла проверять сыновей в их спальне, Офелия обратилась к старшей.
— Если ты еще не хочешь спать, можем выйти на балкон или прогуляться во дворе, у меня ощущение, что я не разговаривала нормально уже целую вечность, — она умоляюще посмотрела на женщину, поднимая уголки губ в скромной улыбке. В полумраке (свет в доме был максимально приглушен) черты ее лица казались совсем детскими и невинными, и, легонько прикоснувшись мягкими пальцами к тонкому запястью сестры, девушка подтолкнула ее на выход, — не думаю, что за матчем по футболу кто-то заметит наш побег. Или ты хочешь посмотреть спорт-ТВ? — Иронично изогнув брови, Офелия понадеялась, что сестра все же составит ей компанию на свежем воздухе.

+2

14

Конечно, в лучших традициях семьи Орлин прозвучал ответ матери относительно самой младшей из ее детей, которой пока еще не посчастливилось разочаровать своих родных и, даст бог, не разочарует, как и самый старший из ее братьев, который к ее совершеннолетию будет почтительным стариком. Задумавшись об этом, женщина едва заметно улыбнулась, однако быстро опомнилась. Все-таки на возрастной шкале она шла сразу следом за Бобом, у которого хотя бы были дети, не говоря уже о супруге. В прочем, не только Рене нашла забавную причину для размышлений, но и Офелия. Правда, что именно послужило причиной сдержанного и вовремя задушенного смеха Эль, старшей из сестер было пока не известно. А ведь, кто знает, может быть, она бы поддержала сестру, найдя также что-то забавное в небольшом разговоре с матерью?
Что же, за разговорами пустыми и не очень время быстро бежит. Так что было и не опомнится, как главные блюда остыли, а самые младшие из семейства Орлин начали прикладываться ладонями ко рту, пряча тактично этим жестом свое желание поспать. Но, быть может, мальчуганам Роберта просто надоела компания взрослых за столом, и мальчишкам хотелось попросту устроить очередную веселую проказу или хотя бы немного провести времени за своими компьютерными игрушками или планшетами. Но первой из-за стола убежала Сара, как только Оливия проснулась в своей кроватке и потребовала к себе немного внимания матери. И проводив взглядом Сару, Рене на какое-то время задумалась относительно того, зачем той все-таки на старости лет понадобился ребенок. Конечно, Сару Орлин не назовешь старушенцией, но и лучшие ее годы уже были позади. Четверка ее детей вполне могла оставить желать лучшего, но все-таки, наверное, обделяла вниманием родителей, которым так и не удалось привить своими демократичными взглядами привязанность до дома. Пусть даже они собираются вокруг одного стола регулярно раз в год к Рождеству в столице старой доброй Англии, но давно уже забыли дорогу к родительскому дому, что наверняка уже перестал хранить воспоминания о жителях, что давно уже улетели из родового гнезда, стоило только крыльям понести их по миру. Тут было над чем задуматься, только настроения думать именно об этом у Рене сейчас явно отсутствовало. Орианна поднялась следом за Элизабет и другими членами семьи, для которых ужин был также официально закончен, но в отличии от мужской части семейства принялась вместе с Эль и Эли убирать со стола остатки еды и грязную посуду. По большей степени дамы предпочли помолчать, обменивая не больше парой слов, будто бы их занятие достойно именно того внимания, которое ему определили. Однако это молчание нисколько не тяготило женщин, тем более хотя бы под конец этого долгого вечера Рене могла прикрыть рот и помолчать.
- Элизабет, а ты не будешь против, если я задержусь у вас на пару дней после Рождества? Хочу посетить выставку одну, – спросила женщина внезапно у своей невестки. Все-таки одна из вертевшихся на уме мыслей показалась Орлин вполне заманчивой. Например, осмотреться в столице Туманного Альбиона и сходить на какую-то выставку. Все-таки свободный график явно нужно использовать себе в пользу, а не терять время зря.
- Конечно, не буду. Оставайся, сколько захочешь, - улыбнулась лучезарно Эли, прежде чем получила в ответ такую же яркую, но зато более наигранную улыбку Рене. Все-таки она сейчас была еще не в том расположении духа, чтобы беззаботно смеяться и улыбаться. Правда, в любом случае было прекрасно то, что ей здесь были рады и не торопили убираться прочь.
Тем временем, пока Элизабет отправилась к детям, к Рене подошла Офелия. На лице младшей сестры читалось какое-то намерение, которое та быстро выдала ей. И решение по этому предложению, пожалуй, Ренни приняла в течении доли секунды, в которую она бросила мимолетный взгляд в сторону братьев и отца в гостиной.
- Нет, что ты – какой сон?! Какой матч?! – с ощутимой ноткой задора ответила женщина сестре. – Кстати, мы можем не только пройтись по двору, если хочешь. Я теперь свободна и по идее мне уже снова все можно – клуб, развлечения и еще раз развлечения, - в большей мере Рене, конечно же, шутила, демонстрируя свою беззаботность. Но, в каждой доле шутки всегда сохраняется какой-то процент правды…
Вытерев руки о полотенце, женщина направилась к двери, где и обулась в свои сапожки. Разыскать свое пальто в горе верхней одежде, что висела друг на друге было не просто, но дамы справились с этим делом при должном упрямстве.
- Значит, ты решила завести ребенка и хочешь именно удочерить ребенка? – оказавшись во дворе, где морозный воздух мягко окружил их, спросила Рене. На улице было удивительно тихо и мирно в этот поздний час, словно бы какая-то толика этой рождественской магии, которой они наивно ждут в этот праздник в детстве, все-таки существовала. – О! Смотри! Падает звезда, – обратила она внимание на небо, что было усыпано яркими звездами. – Загадаем желание, как в детстве? – предложила она, хоть и не верила в то, что оно сбудется когда-нибудь.

+1

15

[float=left]http://37.media.tumblr.com/f9d9fac6a1ab3020ede1def4c6149865/tumblr_n2y01pISgP1roixiho4_250.gif
S t a r s   w i l l   a l w a y s   s h i n e
And you will never be alone.
[/float]Эль нравилось разговаривать со своей сестрой, каждая минута, проведенная с Рене, напоминала ей о детстве, о тех славных временах, когда они еще не понимали всей той ответственности, которую родители тяжким грузом завышенных ожиданий взвалили на хрупкие девичьи плечи. Невзирая на разницу в возрасте [а Офелия младше своей кровной родственницы на восемь лет] между девушками никогда не возникало недопонимания из-за «недопонимания поколений». Где-то в далеком прошлом, когда они обе были еще школьницами и только перебрались в Шанхай, остался звонкий детский смех, ни к чему не обязывающие мечты и воздушные планы на будущее. Тогда каждая хотела добиться карьерных высот и построить крепкую семью, вот только тогда, лет так двадцать назад, ни Рене, ни Эль не были обязанный отчитываться о своих жизненных успехах на семейном ужине. С каждый минувшим годом визиты в Лондон огорчали юную американку, отчаянно и бесстрашно бросая в пучину уныния и разочарований: в себе, в близких, в смысле жизни. Только все Орлины в полном сборе могли так остервенело бить по ее самооценке, заставляя чувствовать себя никчемным, ни на что неспособным человеком.
Сейчас Офелии катастрофически не хватало свежего воздуха и простой вечерней прогулки. Не с собаками. С человеком.
Послерождественская суета улеглась, и апартаменты окутал мягкий приглушенный свет настольных ламп и тихий шепот взрослых домочадцев. В гостиной комнате гудел телевизор, отбрасывая причудливые разноцветные тени узкой полоской на паркет в коридоре, отвлекая внимания и позволяя двум девушкам совершить нечто такое, что обязательно бы вызвало шквал возмущений. Да, они собирались улизнуть ночью из золотой клетки и обсудить те события, которые свинцовым сплавом застряли в горле и никак не могли вырваться наружу.
— Стриптиз, виски? — Эль почти неслышно смеется и выгибает бровь. — Секс без презерватива? — Пожалуй, когда Орианна говорила о то, что ей уже все можно, она и подумать не могла о том, как широко разгуляется фантазия ее младшей сестры. Впрочем, увлеченные матчем братья все равно ничего не слышали.
— Можем поехать в бар, — отозвалась шатенка, застегивая ремень на своей короткой черной кожаной куртке и наклоняясь, чтобы совладать с обувью. Затем, проверив карманы и обнаружив в них несколько сотен долларов, Эль забрала из тумбы запасную пару ключей, оглядываясь на сестру, которая тоже была готова к тому, чтобы отправиться вершить великие дела этой ночью. Спасать город, защищать невинных… Ладно-ладно, просто поболтать и провести время в хорошей компании, сейчас и на такое не каждый взрослый человек отважится.
Ветер стал мягче, или просто ее внутренние резервы тепла согревали, но сейчас Орлин даже не поежилась, ругаясь на ужасную погоду в Англии. Хэмпстед приветливо улыбался своим гостьям светло-голубыми огоньками гирлянд и вывесками над головами, похожими не то на ветки ели, не то на оленьи рога. И все же, девушка любила традиционное американское Рождество, любила Америку и считала себя неискоренимой жительницей этой страны. Что до Великобритании… На мировой политической шахматной доске Лондон далеко не пешка, и, видимо, карьеристам вроде Роба не сыскать места лучше, чтобы удовлетворить свои амбиции.
— Вообще, я хочу детей, но своих мне врач не рекомендовал, мол, слишком миниатюрная конституция, плюс подверженность стрессам, к которой добавляется та травма, которую я получила в восемнадцать, в общем, мистер Доусон всячески отговаривает меня от этой затеи, и у меня нет оснований с ним спорить, — девушка убирает руки в задние карманы джинс, поднимая кофейные глаза на небо, усыпанное звездным бисером. — Здорово, — все еще поглощённая своими мыслями о детях, Эль отзывается на предложение сестры и следит за сверкающей искрой. Все происходит так быстро, что Орлин не успевает толком загадать никакого желания, кроме банального — здоровья себе и своим близким, а чего бы ей еще хотелось? Суперсилу? Такого не бывает. Повышения на работе? Было бы слишком просто и бездарно потратить на это свое желание. К тому же, обычно все равно забываешь, что загадал, когда приходит время вспоминать, сбылось оно или нет.
— Едем в бар? — У нее под рукой всегда есть планшет, вот и сейчас девушка достает его из рюкзака, болтающегося на правом плече, и быстрыми скользящими движениями ищет адреса ближайших ночных заведений. Для клуба они слишком мало выпили за столом, да и наверняка, там сейчас полно молодежи, ужраной в хламину. — Кстати, на счет ребенка, вот общеизвестный факт, что женщина должна рожать в период с двадцати трех до двадцати семи лет, как ты к этому относишься? Чем ты старше, тем богаче будет букет болячек, которых ты, возможно, подаришь своему чаду, — вызывает такси к ближайшему супермаркету, неспешно прогуливаясь с Рене по тротуару. — Синдром Дауна там, например. Могу еще погуглить, — какая ирония, работница гугла гуглит, — тебя это не пугает? ЭКО только увеличивает шансы, — Эль и сама не знала, зачем говорила это Орианне, но в ее голове иногда умещалось так много информации, что ей было очень важно поделиться своими знаниями и предостеречь дорогого сердцу человека.

+1

16

Пожалуй, если обе сестры Орлин сейчас находились не в столице Туманного Альбиона, но в Вашингтоне, то Рене без лишних размышлений определила, куда им лучше будет пойти с Эль. В родном городе у нее был любимый бар, а также ресторанчик, как китайской еды, так и изысканной французской и более простой итальянской. Но, сейчас они были не на ее территории, а на территории старшего брата, который безусловно знал здесь, как и все самые лучшие заведения, так и менее подходящие для его сестер. Правда, возвращаться в дом, чтобы спросить у Роберта, куда им лучше будет пойти было, по крайней мере казалось, глупой и даже смешной затеей, поэтому женщина и не торопилась со своим решением и ответом на вопрос младшей сестры, относительно дальнейшего их перемещения в какой-нибудь бар.
Она выслушала сестру, что в привычной ей манере вкратце описала свои планы относительно ребенка и даже слегка удивилась тому, что услышала. Офелия достаточно легко и просто очертила свою ситуацию, в которой она поддалась уверениям своего врача, что не рекомендовал ей рожать ребенка. И пусть подобных рекомендаций она не получала от своего лечащего врача, Орианна на время задумалась – смогла бы она отказаться от возможности попробовать родить самостоятельно, ведь в стране так много брошенных на произвол судьбы детей. Можно ведь, как в магазин прийти и выбрать того ребенка, что понравится больше – черного или белого, с карими или голубыми глазами. В прочем, это же касается и пола ребенка, а также и его возраста. Так можно взять ребенка, что едва ли будет помнить время, проведенное в стенах интерната, однако уже не будет в том возрасте, когда маленькие дети отнимают у своих матерей едва ли не все силы, заставляя вставать среди ночи по несколько раз, не говоря уже о таких проблемах, как режущиеся зубки и много другого. И нужно сказать, Рене определенно знала, что вряд ли могла бы сделать такой … однозначно широкий и правильный поступок даже в своих тридцать три года.
«Пусть наши желания сбудутся…» - в одно мгновение пожелала старшая из сестер Орлин, проводя яркую звезду по небу, что быстро исчезла из поля зрения. Пожалуй, сейчас Рене вложила в свое желание именно то, что для нее считалось самым важным. Конечно, здоровье необходимый компонент жизни, однако так или иначе, а с каждым годом оно будет все больше подводить нас. Точно также и со счастьем, что может быть переменчивым, а может напрямую зависеть от определенного желания, которое сейчас для нее лично было некой идеей фикс. Однозначно она решила получить желаемого, так или иначе.
- Да, едем, - кивнула в знак своего согласия Рене, прежде чем сестра достала из своей сумки свой планшет. На какое-то мгновение она нахмурилась, наблюдая за тем, что делает ее умница сестра и улыбнулась, едва только она осознала, зачем этот гаджет понадобился ей. Надо же, а она ведь была готова поверить тому, что является более скучным собеседником, чем планшет! Но, пока сотрудница корпорации умников разыскивала подходящее местечко для их времяпровождения, она же задала весьма интересный тон их беседе, на которую поначалу Рене пожала плечами. - Я вышла замуж, когда мне стукнуло двадцать семь, а это значит, согласно этой теории, что я должна была бы уже быть беременной, - произнесла она, следя за тем, как ловко сестринские пальчики скользят по гладкой поверхности модного гаджета. – Не думаю, что есть смысл строить жизнь согласно каким-то теориям, вроде этой. И, если уж говорить по правде, то я выходила замуж по большей степени потому, что я хотела семью, а не потому что любила, - начала отвечать она, прежде чем притормозив, усмехнуться. – Нет, пожалуй, я не хочу знать все то, что пишут в интернете. Я просто понимаю, что, если не рожу сейчас ребенка, буду сожалеть всю жизнь о том времени, которое я потратила, ожидая у моря погоды. Я очень хочу пройти все от и до, как полагается. А риск он есть всегда, - спрятав руки в карманы своего пальто, добавила женщина. – Разве мало сейчас рождается у молодых и здоровых женщин детей с неизлечимыми болезнями только потому, что те когда-то попробовали наркотик или же жили в экологически плохих условиях? Никто не лишен риска, но люди продолжают естественный процесс, - повторилась Рене, прежде чем Эль остановила свой выбор на каком-то баре, который располагался относительно недалеко.
– Доберемся туда пешком или мне вызвать такси? – спросила старшая Орлин, оглянувшись на дом брата, в котором только что погас свет в одной из спален, где наверняка уже уложилась спать Сара со своей крошечной и пока что самой послушной дочерью. – Кстати, что мы подарим на свадьбу нашему брату? Если она состоится, конечно же, - спросила женщина, рассмеявшись своему же комментарию. Говорить о себе или более серьезных темах было не охота, ведь душа требовала веселья, радости и счастья… Хоть малейшей его капельки! - Предлагаю скинуться и выбрать что-нибудь оригинальное...

+1

17

Даже между близкими родственниками, если они не живут вместе и общение ограничивается максимум одним звонком в месяц, а то и реже, связь ослабевает. Сейчас Офелия чувствовала, что ее связь с Рене ослабела как никогда; некоторые фразы, реплики как будто произносил совершенно чужой человек, а не та девочка, с которой она провела свои детские годы. Орлин ничего не сказала об этом, списывая все на то, что они слишком мало общались в последние годы, вот и вышло так, что совсем позабыли друг друга: привычки, памятные даты и детские секреты — теперь все осталось с далеком прошлом и казалось таким ненастоящим и выдуманным.
Заметив, как старшая сестра нахмурилась, Эль лишь сдержанно улыбнулась и убрала гаджет обратно, запомнив нужные адреса, она и сама считала «общение» с телефоном или планшетом во время параллельного разговора с живым собеседником признаком дурного тона, но что поделать, современная жизнь практически не оставляет нам иного выхода, то и дело заставляя обращаться к разным последним приложениям, коих у Эль на всей яблочной продукции было предостаточно, чаще всего она ставила их для любопытства, чтобы посмотреть, что разрабатывают производители.
— Наверное, без интернета я похожа на слепого котенка, — отшучивается перед сестрой, продолжая внимательно слушать ту. И правда, Орианна вышла замуж уже на пороге рекомендованного для беременности возраста, и, признаться, все эти годы отец, мать, братья, да и сама Эль активно ждали прибавления в своей большой и дружной семье. У Офелии на то были свои причины — беременность старшей сестры на несколько лет отвлекла бы внимания от ее собственной персоны, потому что плодиться и размножаться в планы девушки не входило уже года два как. Были мысли, но слова врача каждый раз отсеивали все сомнения, а тем более сейчас, когда возраст стремительно подобрался к отметке «двадцать восемь», и Офелия еще сильнее стала переживать о том, что даже если решится на своего ребенка — тот родиться неполноценным, а у больных ОКР даже самая незначительная мысль, которой многие не придали бы значения и забыли на следующее утро, превращается в навязчивую.
— Мне кажется, если бы люди чаще думали о своем будущем, и о том, кому можно иметь детей, а кому нельзя, то было бы меньше больных детей, меньше брошенных, и меньше детских смертей, я сторонник того, что если мужчина и женщина решили родить ребенка, не мешало бы за несколько месяцев бросить курить, пить, заняться спортом и сходить к генетику, но мне, как ты понимаешь, такое ни к чему, а ЭКО – довольно рискованный метод, я не настолько отчаянная, так что вся надежда на тебя, — откровение за откровения, и девушка потирает переносицу, изумляясь тому, что Рене выходила замуж не по любви. Со стороны они с Томом были идеальной парой, по крайней мере, первые годы, и все очень радовались, когда женщина представила семье своего избранника.
— А от кого ты его родишь сейчас, — она разводит руками, искренне недоумевая и не понимая, к чему клонит Рене. — Ребенка вне брака наша семья точно не одобрит, забудь об этом, иначе всю жизнь будешь слушать о том, что ты неудачница, которая не смогла удержать мужчину. Оставим эту участь для меня? — Она шутит, но в голосе сквозит печаль, потому что, несмотря на то, что Офелия была младше, Орианна всегда выглядела более женственно и грациозно, мужчина с юных лет обращали внимания на свою эффектную сверстницу. — Ну если бы все эти наркоманки и женщины, живущие в плохих экологических условиях, думали, прежде чем подставлять свое влагалище кому попало в пьяном угаре, было бы все гораздо лучше. Я понимаю, что это утопия и так будет всегда, но вот ты ни разу, совсем ни разу не думала над тем, что было бы, если бы твой ребенок родился неполноценным? Даун… Или синдром Ретта, — Эль не уверена, что Рене в курсе таких болезней, просто кое-кому надо меньше времени проводить в интернете. — Это же можно продиагностировать на последнем триместре, и вот представь, что перед родами тебе скажут, что твой ребенок не здоров. Ну там… У него нет конечностей или сиамские близнецы, — не стоит думать, что девушка спокойно об этом рассуждала, отнюдь, — что бы ты почувствовала. Не знаю, я очень этого боюсь, потому чаша весов склонилась в пользу удочерения, по крайней мере я точно вижу результат и знаю, на что подпишусь… Такси, лучше такси, я не знаю города, в темноте мы можем заблудиться.
Она все еще растерянная и удрученная таким неприятным разговором, который пробудил в девушке самые глубокие страхи и переживания. Страх неполноценности, недееспособности, несостоятельности. — На его двадцать пятую несостоявшуюся свадьбу? Не знаю, — на лице девушки появляется улыбка, они вызывают такси к ближайшей забегаловке и замедляют шаг. — А что обычно дарят на свадьбы, могу спросить у гугла, — и смех, чистый и теплый, наполняет широкую, совещенную матовыми желтыми фонарями улицу. — Наверное, надо подарить что-то для дома, для семьи. Интересно, когда они заведут ребенка и отвлекут внимание от нас. Может, подарить им люльку? Или это слишком невежливо?
Через пять минут подъезжает машина с темными шашками на боках, приглашая женщин внутрь салона, пропитанного машинным маслом, а затем дорога — короткая, спокойная, убаюкивающая.

+2

18

Порой мы так часто забываем о том, от чего добровольно отказываемся, переезжая в другой город, штат или даже страну. Мы неосознанно отгораживаемся от близких в погоне за карьерой или какими-то еще призрачными достижениями, которые наверняка прибавят нам несколько пунктов к репутации, возвысят нас и лишний раз подчеркнут, что мы лучше кого-то там, кого оставили позади. Нет, наверное, все-таки не правильно сторониться близких тебе не только по духу, но и по крови людей, как это сейчас принято в нынешние дни делать. Возможно, стоило бы обернуться назад и вспомнить те времена в истории, когда улицы крупных городов Восточного побережья были переполнены эмигрантами из Ирландии или Италии. При этом, эти люди, сбегавшие в отчаянном поиске счастья из своих родных земель, на которых росли и выросли не только они одни, но и их предки, делали это не в одиночку. По большей мере не одна сотня таких семей нашли прибежище в Соединенных Штатах Америки, в которых живут теперь их сородичи, их наследие, будущее этой многонациональной страны.
Да, пожалуй, никто не способен сказать тебе то, что скажет родная сестра или родители. Ведь правда дорого стоит, она не приносит легкость в общение. Ее не просто принять и, наверное, именно, поэтому так важно услышать ее из уст того, кто тебе по-настоящему близок. И Офелия была предельно честна с Рене, когда озвучила свои мысли, что были мыслями здравого смысла. Их не затмевал эгоизм или отчаяние, которому была подвержена старшая из сестер, внезапно осознавшая о том, как мало у нее осталось времени. А ведь даже этим вечером время убегало, стрелки часов догоняли друг друга в стремительной погони к двенадцати полночи.
Рене промолчала на слова Эль. Женщина лишь кивнула в знак согласия, а ее лицо украсила короткая мимолетная усмешка – да, даже сестра осознала, в каком отчаянии пребывала старшая ее сестра, что еще этим вечером несколькими часами ранее весьма неплохо держалась в разговоре с родителями за ужином. Однако должное внимание Рене обратила на последующие слова сестры.
От кого родишь – не известно. Не дословно, но предельно ясно и снова правдиво, в самую точку. Политика анонимности медицинских учреждений, что тщательно скрывает личности доноров для подобных процедур, скрывает их личности с одной стороны. Но, с другой стороны медали – ты не знаешь ничего о том генофонде, который примет на себя твой вожделенный ребенок. И это был риск, на который Рене была готова пойти. Она почти уже решилась, и дело оставалось за малым: найти клинику, хорошего доктора и спокойно заняться тем, чем стоило уже давным-давно.
- Даже если я забуду об идее сделать ЭКО, я все равно не изменю того факта, что мой брак разрушился, а восстанавливать его я не стану. Он задел мою гордость и прошелся по моим принципам, - покачала головой Рене. Могла сказать, что и не пыталась удержать мужа, что и так предлагал зарыть топор войны и сойтись снова, ведь развод, как и дележка имущества, совершенно не прибыльное предприятие. – Теперь ты не одна одиночка в нашей семье, Эль. Так что, принимай меня в свои ряды и забудем хоть на этот вечер о мужчинах? Может быть, какая-нибудь леди сумеет меня утешить, – пошутила она, но лишь от части. Ей определенно не хотелось еще раз вспоминать развод и озвучивать те причины, по которым их с Томасом брак с самого начала был обречен. Некоторые вещи просто невозможно починить.
Когда Офелия продолжила говорить о ребенке, Рене на время отошла в сторону от собственных размышлений и постаралась себе представить ту страшную картину, которую рисовала перед ней сестра. Больной ребенок, который не сможет без нее ничего, да и жизнь для которого давалась не просто. Да и жизнь ли у больного ребенка? Существование.
- Это все страшно звучит, да, - согласилась женщина с сестрой, не собираясь отрицать риска. Глупо было бы с ее стороны напрочь забыть о нем, а она и не думала. – Это страшно и ужасно, но … тут уже ничего не поделаешь, - добавила она к уже сказанному. – Я подумаю над этим еще раз, прежде чем приму окончательное решение. Мой врач сказал мне, что я готова стать матерью, стоит только поторопиться. Может быть, если бы я могла посоветоваться с еще одним доктором, могла бы принять более правильное в моей ситуации решение? – предложила она, не сказав сестре лишь самого главного. Дать номер телефона ее специалиста. Она уже выудила из кармана свой сотовый и вызвала для них такси, отвлекшись на минуту от их разговора, который задел наверное самые глубокие страхи любой женщины, собиравшейся привести на свет новую жизнь. А ведь, кто в нашем мире не задумывался о подобном? Кто не боялся?
- Такси будет через пять минут, - произнесла Орлин, после того как телефон снова утонул в теплом кармане вместе с ее рукой, после чего стоило вернуться к их разговору. А точнее, к более приятной его части, в которой имелся один молодой человек, мнивший себя влюбленным.
- Завтра нужно тогда у них обоих поинтересоваться относительно списка подарков. Будут ли они составлять список или нет, - предположила Рене. – Помнится, когда мы с Томом составляли список, то это спасло нас от целой кучи ненужных подарков, - добавила она, прежде чем Офелия предложила подарить им люльку. Это отвлекло Рене от мыслей относительно собственной свадьбы, что, казалось, было четверть века тому назад.  – Даже не знаю. Мы ведь не знаем, женится наш брат по залету или по любви, ведь такой подарок может спровоцировать какие-то разговоры и сплетни, - пожала плечами женщина, продолжая свою мысль. Но, вот уже неподалеку было замечено авто, что довольно-таки быстро добралось до двух женщин и остановилось неподалеку.
– О, это наше такси. Поехали? -  предложила Рене, первой зашагав в сторону автомобиля, в теплом салоне которого их поджидал таксист. Она села на заднее сидение, подвинувшись так, чтобы сестре также хватило места. Именно Эль назвала нужный им адрес, подъехав к которому Рене поняла, к чему был столь удивленный взгляд водителя такси.
Еще полвека тому назад такие заведения носили название джентльменских клубов. Войти туда женщине с хорошей репутацией значило потерять эту репутацию, чего нельзя сказать о наших днях. Сейчас к подобному относятся более демократично.
- Какое интересное заведение, - произнесла Рене, оказавшись внутри ночного клуба, в котором находилась не один шест для откровенных танцев.

+2

19

Она не хотела огорчать Рене, не хотела ее пугать; будучи человеком мягким и терпеливым, всегда думающим о чувствах собеседника, Офелия старалась лишь добавить в картину будущего ясности и полноты. Говорят, что тот, кто владеет информацией — владеет миром, но, поверьте, некоторых вещей лучше не знать. Без этого знания живется и дышится легче, а человек, мозг которого перегружен разной удручающей информацией, становится пугливым, угрюмым и замкнутым в себе. Так, сама Эль практически не интересовалась политикой, не считая тех случаев, когда от разговоров о ней отгородиться невозможно, а это все те же встречи с семьей, разговоры с близкими, где каждый Орлин так или иначе был замешан в политических делах. Вне этих встреч политика для Офелии — табу. С друзьями, с коллегами и случайными людьми она предпочитала разговаривать о новинках, прошедших в кино, о концертах любимых групп, о личных переживаниях, но никак не о том, чем ей с детства активно забивали голову.
И сейчас, разговаривая с сестрой, она остро ощущала «невысказанность», ощущала, что последнее время они слишком отдалились, а это надо исправлять, и исправлять не с приторно-ванильных утверждений, что все будет хорошо (хотя, куда без них), а с откровенных и важных тем для них обеих.
Не хотелось бы, чтобы все слова, сказанные недавно, прозвучали цинично, Орлин важно было понять, что Орианна верно истолковала их, что она поняла посыл — забота и сопереживание; просто Эль, как ни старалась, иногда не могла быть слишком милой и обходительной.
Рене ничего не ответила, она лишь коротко усмехнулась, и в ее взгляде по-прежнему читалась печаль, отчего Офелии стало неловко, и она почувствовала россыпь холодных мелких мурашек на плечах и спине. А еще ей стало стыдно за то, что она хоть и в шутку, но перевалила ответственность на того, кто старше, как бы прикрываясь ей перед родителями, надеясь на то, что в обсуждении неурядиц в жизни Рене о ней самой как-то позабудут, а время все бежало — беспощадно, неумолимо, безвозвратно, каждым вздрагиванием секундной стрелки напоминая обеим о плачевности их положения.
Нет брака, нет ребенка, у Рене даже работы нет. Может, женский ген в семье Орлинов какой-то бракованный попадается? Может, поэтому родители переключили свое внимание на маленькую Лив, решив устроить контрольную работу над ошибками?
Следующие слова сестры вызывают на милом, кукольном лице Эль открытую и честную улыбку. Забыть о мужчинах? Это я всегда могу, — пронеслось в ее голове, когда попутно зарождался ответ.
— Леди? Ты не обижайся, но что-то я не сильно представляю тебя с женщиной, — ее смех согревает, внушает надежду и мысли о светлом будущем.
— Или у тебя уже был опыт с женщинами, — смех превращается в наигранно грозные интонации, с которыми младшая сестра устраивает допрос старшей. Нет, ну а что? Многое могло случиться за то время, что они не общались, может, Рене изменяла Тому с подругой и даже не считала это за измену. Настроение немного улучшилось, и девушка твердо решила, что сегодня никаких мужчин, только семья и только разговоры. В баре, если они его найдут и смогут пробиться к стойке, можно заказать чего-нибудь крепкого, но это потом, а пока они продолжали говорить.
— Подумай, — если Орианна посоветовалась с врачом, и тот не выдал никаких противопоказаний, а наоборот, рекомендовал скорее принять окончательное решение, то женщина права. Это ее жизнь, ее время, ее тело, в конце-то концов, и она осознает риск. А иногда стоит рискнуть и получить хороший результат, чем всю жизнь провести в сомнениях, а под ее конец горько сожалеть о не сделанном.
— Да, я думаю, еще одна консультация лишней не будет, — так даже лучше, больше гарантий, врачи тоже люди и тоже могут ошибаться, и если, не дай Бог, с ребенком, у которого и так не будет отца, что-то случится, родители вынесут бедной Рене мозг. Конечно, при всех они будут ее поддерживать и искать всяческие оправдания возможной болезни внука и одиночеству дочери, но вот друг с другом не постесняются перемыть все кости. Как и самой Эль через пару лет.
— Отлично, — хорошо, что такси в современном мире долго ждать не приходится. Телефон, интернет, GPRS, и все это работает так быстро, что можно в считанные секунды решить, куда ехать и сразу же получить машину для выполнения своего каприза.
— Кстати, идея со списком очень хорошая, у меня в социальной сети есть ссылка на мой вишлист, и мои друзья перед праздниками регулярно туда смотрят, там есть и вид желаемой вещи, и информация о том, где ее купить, и цена, потому ненужных подарков мне практически никто не делает, не считая родителей, надо им показать будет страницу, — что правда, то правда, современные технологии позволяют сейчас даже такое, и указать на желаемый подарок через сайт не считается невежливым, наоборот, приятно, что люди считаются с твоими интересами. Правда, на практике Эль случалось и такое, что ей дарили два раза одно и то же. Так она стала счастливой обладательницей двух чехлов для телефона из дерева, но после этого казуса друзья девушки созванивались между собой и выбирали, кто и что будет дарить. Немного скучно и предсказуемо, но для человека с ОКР большая услуга.
— Пока их роман не напоминает ни любовь, ни связь по залету, так что да, стряси с него список подарков, и посмотрим, чем порадовать его на свадьбе, если она все-таки состоится. — Такси плавно паркуется около обочины, и Офелия кивает головой в знак согласия. Конечно же, они едут.
Адрес девушка нашла в сети, прочитала отзывы о заведении и именно это стало финальной точкой, определившей выбор. Открыт до шести утра, дорогой вход, высокое обслуживание, бар, вежливый и учтивый персонал, который найдет «индивидуальный подход к каждому клиенту» — так было написано на сноске. Индивидуальный подход Эль любила, стриптиз бары тоже… Правда, поняла, куда они попали только, находясь под вывеской заведения. Игриво переглянувшись с Рене, она первой зашла внутрь, придерживая дверь и здороваясь с охранником — высоким мужчиной в черном костюме от какого-то кутюрье.
Снаружи заведение казалось очень маленьким и тесным, но, раздевшись в гардеробе, девушки попали на широкую, освещенную неоновыми софитами всех цветов зону. Слева был бар, около которого сидело несколько женщин, посередине несколько шестов, и по самому залу черные кожаные диваны и столики.
Приветствуем вас, — милая пухленькая официантка с расстегнутыми верхними пуговицами, приглашает занять один из диванов прямо около шеста. Когда на него залезет танцовщица, то велик риск свалиться на стол нашим героиням. — Пройдемте за мной, располагайтесь, — винная карта и меню закусок ложатся на край стола.
Я подойду к вам через пятнадцать минут, — щеки краснеют, потому что Эль понимает, что затащила сестру в гей-клуб. Гей в США не обязательно мужчина, геями называют и мужчин, и женщин. И парочки, которые попадают в поле зрения девушек все как на подбор однополые.
О, милочки, — к ним обращается парень из-за соседнего столика, — давно вместе? Первый раз вас тут вижу, — Эль закрывает лицо руками, чтобы не рассмеяться в голос. Ну вот, их приняли за любовниц! Какой кошмар, хорошо, что родители этого не видят. Решив, что приступ смеха еще не прошел, она предоставила сестре возможность ответить на спонтанное интервью любопытного парнишки, который держал за руку своего бойфренда и потягивал коктейль из высокого бокала.

+1

20

Поговаривают, что испокон веков мужчинам нравилось наблюдать за тем, как женщины танцуют. В этом они видели нечто волнительное, неоднозначное и возбуждающее. Все-таки не зря царь Ирод, известный, как в религии, так и в истории, за танец, называемый танцем семи покрывал, готов был обещать юной Иродиаде все, что она бы попросила. Конечно, девушка попросила только то, что было угодно ее матушке, а угодно было алчной женщине пролить кровь. Но, не об этом сейчас.
К своей гордости, стыду и совести Рене Орлин должна была признать, что за своих тридцать пять лет жизни не посещала подобных заведений ни единого раза.  Да, были в послужном списке девушки клубы и бары, но они оставались все в далекой студенческой молодости. В прочем, даже тогда дочь дипломата и актрисы не так уж и часто появлялась в оных. Все-таки ей нужно было учиться, идти вперед к достижениям, которых требовали у нее родители, ведь все Орлины обязаны быть лучшими, дабы родители могли гордиться ими. Правда, сейчас они вряд ли могли гордиться отпрысками. В частности, младшими, ведь все надежды целиком и полностью оправдал только их первенец. Но, никаких клубов, вроде того, который посетили в этот Святой Вечер в канун Рождества, ранее не было у Рене. И женщина вряд ли сказала бы о себе, как о леди, которая имеет какие-то табу, ровно, как и стыдится своего или чужого тела. Скажем, ей просто не было интересно?
Наверное, дело было все-таки в некоторых Голливудских фильмах, в которых в основном изображались по большей мере стрип клубы, тогда как данное заведение практически в самом центре Лондона, мало походило на оное. Здесь были красивые зеркала, мягкие диванчики дл посетителей, блестящий пол и много других деталей, указывавших на некоторую элитность и дороговизну заведения, в котором девушки уже начали свои соблазнительные танцы у руры под какую-то модную музыку. Гляди, и скоро дамы начнут раздеваться. Хотя, нет! Вон уже у кого-то не стало бюстгальтера… или это парень там танцует? Собственно, акцентировать свое внимание на увиденном Рене не стала. Во-первых, ее воспитание говорило о том, что это не есть хорошо. Ну, а во-вторых, она пока не собиралась удовлетворять свое любопытство. Тем более, у них с Эль и без того были не плохие места. Вот только стоило еще дождаться, когда кто-то исполнит для них свой приватный танец.
«Замечательное продолжение Рождества,» - подумало было Рене, усмехнувшись своему наблюдению. Все-таки не так уж и много пар находилось в клубе. Видимо, кто-то решил, что этот вечер стоит провести дома и со своей семьей, тогда как не многие решились нарушить устоявшуюся традицию.
Притянув к себе винную карту, Рене прошлась взглядом по указанным в ней маркам вин. Все-таки она довольно-таки давно не принимала алкоголя, а потому с трудом припоминала вкус некоторых особенно любимых напитков. Кажется, когда-то она любила красное сухое, а от сладкого ее едва не мутило… Но, сейчас хочется чего-то необычного. Быть может розовое игристое вино подойдет? Вот только стоит ли принимать алкоголь, переступая черту своего осознанного решения? От данного размышления Рене отвлекается благодаря гейской парочке  неподалеку. Миловидный парень, в котором даже не признаешь гея на улице в обыденный день, держав за руку сидящего подле него парня, ухо которого украшала блестящая серьга, обратился к сестрам Орлин. И надо ведь такому случиться, чтобы он принял их за лесбиянок.
- Уже … - мысленно Рене прикинула в уме какой-то временный промежуток, за который они могли бы с Эль «встречаться»,  - пять лет вместе, - в итоге соврала она, даже не покраснев, тогда как Оферия умирала со смеху, не в силах остановиться. Здорово, вот и будь на чеку, Лондон?! – Мы из Сакраменто. Это в США, Калифорния, слыхали? – добавила она, занятно приукрасив пресную историю сестер, что в последнее время вообще редко виделись. Не говоря уже о том, что жили они в совершенно разных штатах и тем более городах. – Мы приехали сюда к  родне, - на этот раз Рен добавила немного правды. Совсем немного правды не навредит никакой истории, пусть даже сейчас они отошли от оной. – А вы давно вместе? – спросила она скорее вежливости ради.
- Отмечаем год, - гордо заявил парень, что начал первым любопытствовать. В прочем, выглядел он не так уж и плохо, и быть может даже мог понравиться Рене, если бы только не его ориентация…
На этом Рене тихо вздохнула, решив, что пора бы уже уделить внимание сестренке, которая повеселилась уже на славу.
- Видишь, а у меня есть еще все шансы. Во мне признали почти «свою», - усмехнулась Рене. Женщина успела произнести свои слова аккурат перед приходом все той же официантки, форма которой была наверняка тесна.
- Что закажете? – поинтересовалась официантка, по-особенному улыбнувшись младшей Орлин. – Может быть, вам подсказать что-нибудь? – предложила она.
- Да, пожалуйста, - охотно согласилась Рене. – Мне что-нибудь слабоалкогольное, - добавила она, растянув губы в улыбке. Рен обождала, пока сестра сделает свой заказ сама, и после ухода официантки обратилась к Офелии: - А она мила, не находишь? И мне кажется, но она бросила на тебя глаз…

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Счастливого Рождества!