Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dla chcącego nic trudnego ‡Глаза боятся, а руки делают...


Dla chcącego nic trudnego ‡Глаза боятся, а руки делают...

Сообщений 1 страница 20 из 48

1

http://castles.com.ua/uploads/pics/910zbaraz_01.jpg
Участники:
Барбара Лещинская и Анджей Свирский.
Место:
Речь Посполитая, начнем с замка Збараж.
Время:
Лето 1603 года.
О флештайме:
Время не стоит на месте и для наших любимых героев пролетело уже десять лет... В Лешно скончался любимый отец Яна и ему пришлось взять на себя бразды правления землями князей Лещинских. Ядвига была не слишком довольна этим, но выбора у нее не было и пришлось вместе с мужем покинуть королевскую столицу. Казимир женившись, переехал жить в Варшаву и настал момент выбрать мужа для единственной дочери Яна и Язи... Матушка решает отправить Басю в Збараж, чтобы выдать замуж за тамошнего князя, однако капризная судьба решает сделать совершенно новый финт.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-03 01:28:35)

+1

2

[NIC]Barbara Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/263Mf.png[/AVA]
Дождь идет, а дети растут … - подобную пословицу маменька часто повторяла, когда небо затягивало свинцовыми тучами, из которых боженька щедро посыпал землю дождем, а все ее многочисленные дети обседали ее, когда она садилась напротив камина, чтобы согреться. Однако сейчас Барбара вспомнила о ней вовсе не потому, что ее темно карие глаза наблюдали за подобной картиной. Наоборот, погода радовала юную панну не только красивыми пейзажами из зеленых лугов и полей, но и ярким солнцем и свежим ветерком, от чего путешествие ей было только в радость. Во время частых остановок в пути панна могла прогуляться неподалеку от своего сопровождения, чтобы ноги не затекли, а также подставить свое аристократично бледное лицо солнцу, дабы оно украсило хоть совсем немного своими красками, пока никто не видит и некому было пенять девицу.
Что же, время прошло достаточно, чтобы теперь задуматься серьезно о своем будущем и мать ясно дала понять, что желает своей дочери самого лучшего. Для большинства Барбара Лещинская была всего лишь грехом молодости ее отца, который погорячился, решив признать ее. Однако Бася знала правду уже не первый год и это знание позволяло ей держать также высоко поднятой свою голову, как это делала обычно ее мать, взирая на тех недостойных, что любили почесать языками, сплетничая за их спинами. Полагалось, раз в браке у Лещинских рождались только мальчики, стало быть действительно – Барбара рождена от другой женщины, хоть дивно была похожа на свою «мачеху». Что же, даже самые слабые места можно превратить в своих союзников, поэтому девушка и согласилась на от части рискованный план своей матери. Ядвига полагала, что не предоставит никакого труда заставить полюбить себя совершенно юного князя Збаражского, который ко всему хорошему еще и был младше Барбары на пару лет. В прочем, видя весьма положительный пример в своих родителях, Бася не видела ничего плохого в подобном союзе. Ну, а в случае чего, она всегда могла направить мужа в нужное русло – по крайней мере, так говорила мать, что хорошо умела добиваться своего у горячо любимого супруга, а матери юная панна Лещинская привыкла верить на слово. Не раз уже убеждалась в том, насколько она часто бывает права и как бывает горько видеть досаду в ее глазах, не говоря уже о недовольстве.
Извозчик притормозил и заставил лошадей, тянущих экипаж, в котором ехала дочь Лещинского князя, идти ровным шагом, поскольку выехали они уже на тракт, ведущий прямиком в Збараж. А это значило, что длительный путь практически закончился, давая начало первому сражению за сердце юного князя, матушка которого нисколько не была против видеть в качестве невестки дочь своей давней подруги. Когда Бася приедет в Збаражский замок, ей еще предстоит заметить насколько разительно отличались женщины одногодки. Болезни и безуспешные попытки завести больше детей истощили некогда статную пани, тогда как внезапная гибель супруга едва не добила ее. В письмах матери, которое написала ей пани Эмилия (Бася подсмотрела, когда Ядвига по неосторожности оставила письмо открытым на своем туалетном столике и вышла из комнаты), женщина говорила, что только ради сына бьется теперь ее сердце, но она не уверена, надолго ли это… Вернувшись тогда в комнату и по-деловому сложившая письмо Ядвига сказала, что это шанс для них, а точнее для нее, Баси, ведь молодых людей, носивших титул князя не так уж много. Выдавать дочь за вдовца или куда более взрослого мужчину Ядвига не желала.
Рискнув выглянуть из своего экипажа, пока он чинно направлялся по главной улице в сторону замка, девушка заметила насколько просто живут тут люди. А еще без труда успела заметить, как много крестьян было на панском поле, пока она подъезжала к Збаражу. Почему-то панночке это показалось не слишком хорошим знаком, а потому она быстро погасила улыбку, о которой вспомнила, едва только пришлось покинуть экипаж уже во внутреннем дворике замка, где ее встречала тетушка Эмилия вместе с сыном.
- Басенька, как же я рада тебя видеть! – обрадовалась вдовствующая княгиня, когда юная копия Ядвиги покинула экипаж и подошла к женщине, чтобы позволить ей себя обнять и поцеловать в обе щеки, после чего ей уже представился молодой князь, которому Барбара даже пару раз улыбнулась так по озорному. Однако молодой человек либо не заметил, либо решил стойко противиться чарам юной панны, что именно тогда и заметила на себе взгляд одного из статных воевод, вышедших также посмотреть на заезжую панну, которая якобы еще держала путь в Вишневец, где должна была наведать совсем ослабевшего своего деда, славного князя Вишневецкого, что не один год провел в семье и возле Его Величества короля.
Но, пока слуги разбирали груз из экипажа, а стол заставляли специально приготовленными блюдами ради очень дальней родственницы (а на самом деле и не для родственницы вообще?), у Барбары была возможность передохнуть с дороги и сменить платье при помощи служанки, что сопровождала панну во всех ее путешествиях.
- Маричка, ты заметила того воеводу, что стоял возле пани Эмилии? – тихо спросила девушка у служанки, пока та завязывала ленты на платье юной панны.
- Как не заметить, пани Барбара. Заметила, вы ведь на него так посмотрели, будто бы вас молния ударила. Если бы не ваша милая улыбка, пани Эмилия бы точно заметила, - быстро проговорила служанка, на что Барбара прикусила лишь губу. Маричка все замечала, ведь была приставлена к ней еще в юности, так что ей она могла верить … По крайней мере, сомневаться в правдивости слов еще не доводилось.
- Правда не заметила тетя Миля? – спросила она, осторожно сверкнув карими глазами на служанку.
- Да, радость вашего приезда, видимо, ослепил ее чуток, а может просто со зрением проблемы…
- Узнай мне, Маричка, что это за воевода к вечеру, - поведала о своем желании панна. – Так что, пока я буду на приеме, ты должна сделать свое дело. И постарайся, чтобы за расчесыванием волос тебе было, о чем мне рассказать…

+1

3

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
Мудрые люди учат, что у каждого человека есть своя судьба, которую невозможно изменить - каждый, рано или поздно, получит все что ему суждено. Те кто стараются что-либо изменить, лишь напрасно тратят свое время и гневят бога собственною гордыней... и если все на этом свете обстоит действительно так, то полковник Свирский был вправе пенять своей капризной Фортуне - потому как ее испытания порой были слишком круты для обычного человека...
Пан Анджей происходил из хорошей, но небогатой семьи, которая давно уже забыла что значит сорить деньгами или бессмысленно прожигать свою жизнь в развлечениях. Будучи молодым человеком будущий гусарский полковник послушался своего достойного родителя и выбрал военную карьеру как единственно верную для настоящего мужчины. Что может быть почетнее чем защищать свою Родину от врагов? Свирский никогда не искал легких путей и зеленым юнцом отправился служить на границу с Диким полем - в небольшой городок Чигирин, где располагался небольшой гарнизон панцирных гусар. Именно там, ему и довелось встретить одну-единственную прекрасную женщину, что завладела его сердцем окончательно и бесповоротно с самого первого взгляда - панну, что воспитывалась супругой чигиринского воеводы словно родная дочь. Эта милая и кроткая девушка при полном согласии своих приемных родителей согласилась составить счастье пана Анджея и согласилась стать его женой. Однако, когда оставалось буквально несколько дней до свадьбы, Анна неожиданно тяжело заболела и скончалась... оставив в глубокой печали всех кто ее любил. Что же до Свирского - он нашел спасение в военных вылазках и походах на татар, отвлекаясь таким образом и не позволяя грустным мыслям окончательно завладеть собою. Очень быстро он получил славу отчаянного рубаки и человека необыкновенной храбрости... и никто из его добрых товарищей даже и не подозревал, что все свои воинские подвиги пан Анджей совершал в моменты, когда горькая утрата становилась поистине невыносимой. Тогда и татарские сабли были не страшны славному воину...
Говорят, что время способно излечить любые раны... вот только полковник на себе узнал, что вкус его лекарств весьма горек, а лечение очень долгое и болезненное. В последнем своем военном походе Анджей был серьезно ранен татарской стрелой, отчего принял приглашение своей кузины, княгини Збаражской приехать в гости и заодно наставить ее драгоценного сына, оставшегося на этом свете без любящего отца. Свирскому необходима была смена обстановки, да и кузина Эмилия всегда очень хорошо к нему относилась - почему бы не согласится? Збаражская шляхта не поверила своим ушам, когда им рассказали о приезде человека о котором по обе стороны Дикого поля рассказывали самые невероятные истории, постепенно обраставшие различными фантастическими подробностями. Этакий баловень судьбы и лучшая сабля Речи Посполитой - образец для зависти и предмет восхищенных взглядов прекрасных дам... которые даже и не предполагали, что сердце Свирского продолжает болеть по одной-единственной, которую забрала его злая судьба.
-Мой дорогой брат, я надеюсь, ты не слишком нагружаешь бедного Януша? -поинтересовалась пани Эмилия, пригласив как-то вечером своего кузена на ужин. -Мы с его отцом всегда желали для него только самого лучшего... и мой муж никогда не считал что следует слишком рьяно обучать его ратному делу... Я ни за что на свете не пущу его воевать!
Свирский лишь вздохнул, прежде чем ответить своей доброй родственнице - так чтобы не огорчить ее ненароком. Молодой князь оказался человеком на редкость избалованным и своевольным... и абсолютно не умел держать саблю в руках, что удручало полковника. Зато этот желторотый юнец весьма преуспел в любовных играх и не пропускал не одной юбки, о чем не спешили докладывать его доброй матушке, жалея ее нервы. Анджей не был для пана Януша авторитетом ровно до той поры пока несколько дней назад на дороге на них двоих не попытались напасть какие-то оборванцы, вооруженные чем попало. Мальчишка конечно же ужасно перепугался и наверное простился с жизнью, когда его пригрозили насадить на вилы, если не отдаст все деньги и ценности... а потом долго икал от страха будучи белее снега, когда семеро нападавших легли на дороге, после того как верная турецкая сабля полковника станцевала свой быстрый и смертоносный танец. Видимо после этого в голове юного князя отложилось, что шляхтич должен не только уметь уговаривать красоток на блуд, но защищать себя от лихих людей. С этого момента, Януш покорно попросил своего дядю поучить его драться на саблях и совершенно неожиданно проявил характер, начав стараться вовсю - ну а Анджей был рад лишний раз размяться и даже несмотря на то что прихрамывал после ранения, все равно был раза в три, а то и больше, быстрее избалованного мальчишки...
-Эмилия, твой сын сам захотел учиться владеть оружием, -ответил Свирский кузине, которая понятия не имела, что ее обожаемого сыночка какие-то собачьи дети хотели насадить на вилы, будто поросенка на вертел. -И я рад ему помочь, потому как мужчина обязан уметь защитить себя. Прекрасно понимаю твои материнские опасения... но порой бывает так, что война не спрашивает и приходит совершенно неожиданно. И человека не спасает его высокий титул...
-Не стоит говорить на ночь глядя такие страшные вещи, -перекрестилась княгиня. -Кстати... сегодня я получила письмо от любимой племянницы, которую пригласила погостить у нас. Помнишь, я говорила тебе, что хочу женить Януша? Так вот завтра она прибудет к нам... очень надеюсь что дети поладят друг с другом...
Далее пани Эмилия рассказала Анджею о своей племяннице - он ведь постоянно в делах и заботах (так добр, что даже заменил нерадивого управляющего!) и не знает, какая чудесная дочь у дорогой Ясечки и ее мужа. Она красива и умна и будет отличной женой для милого Януша... -слушая все эти разговоры, Свирский ощутил как его начало клонить в сон и вскоре откланялся. Если сестрица желает женить мальчишку, то это ее полное право - может так оно и лучше будет? Хорошая жена быстро отучит его крутить романы где попало и приучит к порядку. Глядишь и не совсем пропал парень?
В общем... засыпая в ночь перед приездом панны Лещинской, Анджей не подозревал что его ждет и гостью на следующий день вышел встречать с абсолютно скучающим видом. Но вот экипаж подъехал и прежде чем Эмилия бросилась обнимать свою племянницу, полковник поневоле задержал на ней свой взгляд - девушка и правда была очень красива, словно были в ней какие-то колдовские чары, не позволявшие оторвать глаз. И пока Януш приветствовал свою невесту, Свирский поймал на себе ответный... оценивающий взгляд юной панны.
А вот это был интересный поворот?
Однако, когда княгиня увела свою гостью в замок, пан Анджей вспомнил о великом множестве дел, которые свалились на его плечи из-за чрезмерной доброты его кузины, только чудом еще не разорившейся из-за некоторых своих нерадивых слуг. Правда теперь все изменилось, потому как никто не осмеливался перечить полковнику и не выполнять молниеносно, как в армии, все его приказы.
-Пан полковник, ваша сестрица прислала спросить, соблаговолите ли вы прийти на вечерний прием в честь панны Лещинской? -поинтересовался денщик Свирского, когда застал своего хозяина за очередной проверкой бумаг и счетов. -Она очень просила вас быть на празднике...
-Хорошо, я сейчас приду, -коротко ответил Анджей, чертыхнувшись было про себя... но после вспомнил темные и глубокие, словно два колдовских омута, глаза юной панны и начал собираться.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-03 23:35:27)

0

4

[NIC]Barbara Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/263Mf.png[/AVA]
Прежде чем покинуть пределы покоев, которые своей дальней родственнице выделила тетушка Эмилия, Барбара подошла к большому зеркалу во весь рост, чтоб посмотреть на себя. Ее темно-карие глаза сразу же зацепились за роскошное колье, подарок отца к последнему дню рождению, которое при правильном подборе платья прекрасно подчеркивало достоинство любой женщины. В прочем, прическа также была хороша – волосы были собраны в аккуратную и замысловатую прическу, в которой каждый локон играл свою определенную роль, будто актер на сцене, ловко подпрыгивая и щекоча шею обладательнице прически, либо просто крепко держась своего места. Позже взгляд карих глаз скользнул чуть ниже по платью, которое благодаря расторопности слуг удалось спасти – оно не промокло под дождем, а также не смялось в пути, что было настоящей победой Марички. Правда, чтобы верная служанка не задирала слишком нос, Бася аккуратно воздержалась от похвалы, ограничившись самим ее минимумом – так учила мама, а изменять материнской науке девушка не имела привычек. И все-таки… мыслями девушка находилась далеко не в замке Збаражских князей, да и не в пути вовсе. Мысли блуждали вокруг того воеводы, которого она увидела сегодня и, как верно заметила служанка, ее словно молнией ударило. В сравнении с ним юный князь, за которого собиралась матушка выдать замуж свою любимую дочь, был просто надменным юнцом. Правда, юнцом с титулом и богатствам, что тоже следовало учитывать в игре, которую затеяли обе пани Лещинские. Да вот только, устоит ли перед соблазном Бася? Сможет удовлетворить желание матери? Помня об этом, девушка решила, что ничего страшного не случится, если она позволит себе узнать побольше о незнакомце, которого увидела. Тем более, здесь она надолго в гостях, пока не придется возвращаться к матери. Аккурат к тому времени Лещинские вернутся в столицу из Лешно, где княгине не так уж и сильно нравилось. Целое лето и даже часть осени – это в общем-то ее предел.
Девушка осталась довольна своим внешним видом и улыбнулась своему отражению в зеркале. Сейчас ее ожидал небольшой и даже скромный по всем меркам общества прием, поскольку тетушка Эмилия все еще носила траур по мужу. Она постаралась отогнать свои мысли о том мужчине, за которого зацепился ее взгляд, решив, что это была лишь случайность, так что спустилась по красивой лестнице из дерева, украшенного резьбой местных умельцев. Панна лишь слегка приподняла подол своего платья, когда молодой князь подошел к ней, чтобы галантно подать руку и проводить ко столу. Ведь именно с ужина и предстояло начать сегодняшний прием.
- Вы выглядите просто непревзойденно, - тихо прошептал комплимент своей почти невесте Януш, когда проводил панну Лещинскую к столу.
В ответ на это девушка лишь мило улыбнулась, отблагодарив за столь лестный отзыв о своей внешности, будто бы и не знала этого. Однако, слишком однозначный взгляд молодого князя, что начал пристально рассматривать прекрасное колье (это было то, на что хотела рассчитывать панна), заставил погасить яркую улыбку на лице Баси. В тех кругах, где она привыкла вертеться, подобное было просто непозволительно. Она, конечно же, могла сделать замечание молодому человеку, чтобы следил за своим взором и вел себя, как годится. Но, девушка попросту побоялась оскорбить юнца, что наверняка обладал еще недюжинной надменности и эгоизма.
К счастью, но держаться за руку молодого человека панне долго не пришлось. Пани Эмилия Збаражская подошла, решив утолить свое любопытство – она ведь так давно не видела свою подругу, а письма не передают и половины тех эмоций, что приносит встреча. Именно за рассказом о том, как порой нелегко переносить Ядвиге разлуку с любимыми и родными местами (она ведь привыкла посещать Збараж и Вишневец был родовым гнездом ее родителей), ведь теперь ей предстояло сопровождать супруга в Лешно и Вилковицах тоже. А это надо заметить совсем не по дороге к тетушке, о чем княгиня очень сожалела и передавала эти сожаления вместе со своей маленькой копией, что весьма удачно растрогала пани Эмилию, когда в помещение явился Он.
Этого пана нельзя было не заметить или пропустить взглядом, что мог бесцельно искать что-нибудь интересное и достойное взора. Он слегка лишь прихрамывал, от чего девушка сделала свой выбор – он получил скорей всего какое-то досадное ранение, а пребывание в гостях или даже на службе в Збараже не доставляло ему должного удовольствия, как свобода и риск.
- Познакомься, Бася, - решила представить своего родственника Эмилия, - это Анджей Свирский, мой кузен и первая сабля Речи Посполитой, - с неподдельной гордостью произнесла вдовствующая княгиня имя своего двоюродного брата. – Он сейчас нам очень помогает. И что бы я без него делала только? – улыбнулась тетя Миля, на что Барбара отреагировала практически сразу.
- Здравствуйте, пан Анджей, - мило поприветствовала она воеводу, подав ему руку. – Рада, что в Речи Посполитой есть такие воеводы, как вы, иначе в столице жизнь была бы невыносимой. Мой крестный также ходил когда-то походом на татар, но вы, наверное, его и не знаете, - улыбнулась панна, прежде чем осознала, что вряд ли могла зацепиться за разговор через своего любимого крестного отца. Он никогда не рассказывал о войне ни жене, ни тем более детям или племянникам, что охотно бы слушали его рассказы. К тому же, то время давно прошло и не мог воевода застать дядю Войтеха там…
- Ну, что – давайте к столу? – предложила тем временем княгиня. – Януш, будь воспитанным мальчиком, сопроводи панну к столу, - отдала распоряжение своему сыну тетушка, на что Бася, едва не рассмеялась и лишь вовремя отвела взгляд в сторону от мужчины, на которого ей только хотелось смотреть.

+1

5

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
Свирский спустился в парадный зал, где и должен был проходить скромный прием в честь приезда невесты его воспитанника - пани Эмилия пригласила лишь немногих друзей и представителей збаражской шляхты - обуреваемый каким-то странным чувством. Поначалу он не понимал, что именно его тревожит... пока не вспомнил тот взгляд, каким одарила его юная панна Лещинская.
Слишком откровенный для столь юной девушки, волнующий и будто бы наполненный какой-то притягательной магией? Пожалуй да... и если говорить откровенно, ничего подобного до сих пор с паном Анджеем не случалось - его невеста была милой и кроткой девушкой, которой никогда бы не пришло на ум сознательно пытаться очаровать какого-либо мужчину. Если же говорить о темноглазой красотке, что должна была стать женой Януша, то у нее это судя по всему было в крови? Увидев прелестную панну всего один раз, полковник сам еще не предполагал, насколько прочно попался в ее сети - а все попытки освободится лишь заставят его еще больше запутатся...
-Дядя... матушка всегда откровенна с вами... с чего это ей вздумалось меня женить? -поинтересовался Януш у Свирского, стоило ему только появится в зале и поздороваться со всеми присутствующими. Кстати говоря, Анджей был едва ли не единственным кроме своей кузины человеком, с кем молодой князь говорил более-менее уважительно - оно и понятно, разве посмеешь грубить человеку, которому убить ближнего своего, что свечку задуть? -Я признаться думал, что она собирается отправить меня в Варшаву учится...
Как бы не так, учится.., -усмехнулся было Свирский, однако вслух произнес другое. -Твоя мать просто желает чтобы ты остепенился и завел семью - что в этом плохого? Или невеста тебе не по нраву?
-Я этого не говорил.., -буркнул было Януш, но не успел ничего объяснить, потому как в эту самую минуту в зале появилась дорогая гостья его матушки. Заметив взгляд пани Эмилии, мальчишка поспешил поприветствовать прелестную панну, сделав ей комплимент и затем подав руку, чтобы сопроводить ее к столу. И если молодой князь буквально прилип взглядом к искусно сделанному красивому колье девушки, то полковник смотрел только на ее лицо, пока что оставаясь незамеченным....
Пару дней назад пани Эмилия рассказала своему родственнику (без лишних подробностей) о семействе панны Барбары - она копия своей матери, самой красивой дамы при дворе короля Сигизмунда и единственная дочь у своих любящих родителей. Если бы не смерть князя Лещинского-старшего, то Ян и Ядвига наверняка бы переехали в Варшаву и остались бы приближенными к королю, однако не судьба? Сейчас в большую политику начал весьма успешно играть старший брат Баси - Казимир, ставший депутатом сейма и метивший на место своего приемного отца в королевском совете. Анджей выслушал весь этот рассказ буквально впол-уха, потому как на тот момент думал о другом... уж больно много дел на него свалились, едва он выздоровел по милости его доброй кузины. Однако, как человек вежливый и воспитанный, он не мог не помочь, да и от войны и крови порядком устал уже... а увидев вчера возле экипажа панну Басю, словно ощутил какую-то неясную и призрачную надежду.
Вот только на что? Пока что Свирский не мог этого понять...
Пока полковник размышлял о своем, княгиня Збаражская решила представить его своей гостье - так что пан Анджей выступил вперед и учтиво поклонившись, поцеловал невесте своего нерадивого воспитанника руку. Как-то сразу мелькнула мысль о том, что эта девушка могла бы блистать при дворе, как когда-то и ее матушка, красоте которой завидовали все дамы в королевской столице... и наверняка все придворные щеголи тоже бегали бы за ней, в надежде заполучить ее благосклонность? Свирский с досадой поймал себя на том как представил себе, что любого из этих расфуфыренных дураков мог бы одолеть на дуэли минуты за две.... и сам себе удивился в очередной раз.
-Я рад знакомству, панна Барбара - ваша тетушка и моя добрая кузина много раз рассказывала о вас и ваших родителях, дай им бог здоровья, -как и полагалось ответил полковник. -К сожалению, я не знаком лично с вашим крестным, но уверен, что он славно бился с татарами, как и многие из моих боевых товарищей. Ясновельможная пани княгиня очень добра ко мне и преувеличивает мои скромные заслуги...
Далее последовало приглашение сесть за стол и Анджею досталось место рядом с Басей - с другой стороны сидел Януш, потом во главе стола его матушка и самые близкие друзья семейства. И вот тут-то и настал момент ощутить себя полным дураком... потому как вести умные застольные беседы и заговаривать дамам их прелестные ушки, Свирскому не доводилось.
Но только вот почему-то чертовски захотелось утереть нос молодому князю... который только и умел что соблазнять девиц. Так что полковник не тратя даром времени взял серебряный кувшин с вином и налил чарку своей прелестной соседке и себе - так сказать, за хорошее знакомство?
-Моя кузина рассказывала, что вы долгое время жили с родителями в Кракове, прежде чем переехали в Лешно - я уже тысячу лет наверное не был в бывшей столице, -улыбнулся Свирский. -Не сочтите за труд, расскажите, изменился ли город? Мне кажется, что я уже успел порядком забыть, что значит жить в настоящем большом городе... Чигирин до сих пор напоминает большую деревню. Да и народ там простой и "разношерстый", если можно так выразится...
К своему удивлению, пан Анджей заметил, что Бася внимательно слушает его, вместо того чтобы вести милую беседу со своим женихом... Опасения быть неинтересным мгновенно растаяли словно дым в ночи и бравый рыцарь воспрял духом, продолжив куда увереннее:
-К сожалению, я не бывал в Лешно, зато совсем недавно останавливался в Розлогах - это ведь тоже имение вашей родни, панна Барбара? Если не ошибаюсь, мой тезка, пан Анджей Качмарек, что так радушно принимал меня, сын того самого храброго рыцаря, о котором вы изволили упомянуть?
-Дядя, неужели вам понравилось гостить в том имении? -поинтересовался Януш, решив тоже поучаствовать в разговоре. -Вместе со своей деревушкой, оно же в глухом лесу, где только волки воют среди ночи и нет больше ничего интересного... недаром же их называют Волчьими...
-Это нисколько не умаляет доброты хозяев этого имения, -ответил Свирский своему племяннику. -Я не удивлен, что имение выглядит словно настоящая крепость, готовая в любой момент дать бой... ведь времена сейчас лихие, как впрочем и некоторые люди - тебе самому довелось недавно узнать об этом.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-05 00:59:23)

+1

6

[NIC]Barbara Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/263Mf.png[/AVA]
Пан Свирский был весьма учтивым и вежливым мужчиной, а еще весьма скромным. Особенно, когда решил приуменьшить свои заслуги перед отечеством, что дрожало в столице при одном только слове – татары, тогда как ему доводилось видеть и рубать их своей саблей, спасая тем самым от неволи всех тех, кто только мог попасться им под злую вражескую руку. Пожалуй, окажись хоть кто-нибудь из тех знакомых Барбары, которых панна знала в Кракове или Варшаве, никто не стал бы приуменьшать собственных заслуг, если не сказать больше – девушка прекрасно могла себе представить, как ее знакомые шляхтичи прославляют свои якобы военные подвиги, когда в руках, наверное, едва только научились держать саблю. В прочем, Бася вряд ли бы назвала таких шляхтичей больше чем просто знакомыми, поскольку их семьи порой заглядывали в гости к Лещинским, когда те пребывали в новой или старой столице, либо же навещали их в Лешно, когда ехали мимо родового гнезда Лещинских. Как ни как, а каждый хочет сыскать выгоду и желает быть на короткой ноге с теми, кто хорошо устроился при королевском дворе. Однако промолчать в ответ на эти слова пана Анджея и просто позволить себя сопроводить ко столу, юная панна не могла.
- Пан Анджей, я себе позволю заметить, что вы очень скромный пан, - произнесла девушка, посмотрев на мужчину, который все-таки сумел зацепить внимание столичной панны, а также какие-то невидимые струны сердца. Ведь стоило Свирскому только прикоснуться к ее руке губами в столь целомудренном приветствии, как юная дева не могла забыть того совсем короткого мгновения и испытывала мужчину своим пристальным взглядом. – Хотя, знаете, пан Анджей, мне просто кажется порой, что в столице совсем перевелись настоящие воеводы, способные защитить даму, - совсем тихо добавила девушка, пока к ней только спешил ее почти жених. Ведь он еще не сделал ей предложение, не отправил сватов, а она не согласилась. Между ними была лишь договоренность их матерей, что слишком сильно были связаны узами своей дружбы, но не подумали о том, что их дети могут быть слишком не подходящей друг другу парой. Но, время еще покажет, насколько могло оказаться первое впечатление ошибочным?
Барбара не подала руку Янушу, который снова, казалось, желал утонуть взглядом своих болотно-зеленых глаз где-то в области декольте невесты. С гордо поднятой головой, как это делала княгиня Лещинская, девушка направилась к столу, где и заняла отведенное специальной для нее место. Единственным утешением для девушки этим вечером, определенно должно было стать то, что Анджей Свирский занял место возле нее. И не собирался молчать или игнорировать ее, что не могло не порадовать девушку. Она внимательно слушала мужчину, наслаждаясь тембром его голоса, что не имел в себе никаких излишне тонких ноток. Это был тон голоса мужчину, которому она бы покорилась … лишь бы только маменька об этом не узнала, ведь она точно рассердится, когда узнает о том, как быстро набралась ее дочь отвращения к избранному для нее жениха, не говоря уже о том, что слишком быстро задумала обольстить мужчину, что был не на год старше нее.
- Краков просто чудесный город, но Варшава начала стремительно развиваться, чего король не мог не учитывать в интересах королевства, - произнесла в ответ на заданный ей вопрос. – Но, знаете, мне нравится и в Лешно, куда перебрались недавно мои родители. Все-таки, проведенные годы там, до переезда отца в Краков, не прошли для меня даром, - сказала девушка, поняв, что ее также слушает тетушка, а также многие другие шляхтичи для которых она была незаконнорождённой дочерью ее родителей, а потому лишний раз упоминать это, благородное панство могло счесть оскорблением.
- Может быть, это сейчас Чигирин похож на деревню, но спустя пару лет – кто знает? – тем не менее, Бася решила более активно поучаствовать в разговоре, проворно вставив свое мнение. – Помнится, Вилковицы были еще маленьким хуторком неподалеку от Лешно, тогда как сейчас там процветает торговля – мой дедушка, царствие ему небесное, постарался обустроить место жительства для людей и преуспел. Думаю, при должном управлении и Чигирин преобразится, - Бася сияла, говоря эти слова и сияла она только от того, что никто не смел перебивать ее или перечить. Знала, ведь говорит правильно, а уроки ораторского мастерства не прошли даром для нее и оставили свой заметный след, выделяя дочь Лещинских среди остальных девиц на выданье умом, если красоты окажется кому-то мало.
- Вы, видимо, гостили у моего кузена Анджея, которого я надеюсь успеть наведать этим летом, если погода будет благоволить поездке, - гордо, словно бы и не обратив внимания на замечание Януша Збражаского относительно владений своего кузена, произнесла девушка. – В Розлогах привыкли, чтобы все было по-простому. Так мой крестный воспитал своих сыновей и, видимо, они следуют его науке, - добавила девушка, гордясь своей родней. В прочем, разве могло быть иначе? – Но, скажите на милость, давно ли вы наведывались в те стороны?

+1

7

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
Какое-то время назад, когда потеря любимой Ануси была еще слишком свежа в сердце пана Анджея, боевые друзья-товарищи советовали ему отвлечься, познакомившись с какой-нибудь другой юной прелестницей. Поначалу эта мысль казалась Свирскому просто-напросто кощунственной... будто он предавал Анну, согласившись с тем, что ее может кто-то заменить. И напрасно его в очередной раз убеждали в том, что живые должны жить, а что до умерших... что же, если бог решает забрать в царствие свое чью-то душу, то человек может лишь смирится и не роптать.
Тогда, полковник был всерьез уверен, что никогда уже не посмотрит на другую женщину, не веря в чудодейственное лечением временем и новыми впечатлениями. Он просто делал свое дело, сражаясь с врагами любимой отчизны и даже и предположить не мог, какое испытание ему было уготовано впереди.
Вот только... что оно в результате принесет? Имя этого дара свыше было Бася - и по несчастливому стечению обстоятельств, она была уже обещана другому. После приема в честь ее приезда, Свирский специально нагрузил себя различными делами, чтобы только не думать о ней, не вспоминать улыбку, а так же лукавый и дразнящий взгляд больших темных глаз.
Она чужая невеста... и говорила со мной, только потому что очень вежлива и добра.., -убеждал себя мысленно полковник, занявшись очередными отчетами и счетами в кабинете покойного супруга своей кузины. -Но даже если Януш ей не понравится, все уже давно решено... Эмилия ведь читала мне письмо пани Лещинской...
В какой-то момент Свирскому стало чертовски досадно, чего он сам от себя не ожидал. Почему какому-то зеленому юнцу должна достаться такая девушка?? И что с того, скажите на милость, что он князь? Мальчишка и пальцем в своей жизни не пошевелил, только и зная что морочить голову обожающей его матери и жить в полное свое удовольствие. Да какой из него вообще муж?!
После всех этих размышлений, Анджею стало реально не по себе. Он похоже уже успел поддаться самой настоящей ревности, несмотря на то, что панна Лещинская не давала ему никаких намеков на свое расположение. Она была предельно вежлива и внимательна к нему за столом, радуясь возможности поговорить о своих близких и родных, по которым наверняка очень скучала... но не более того! Полковник тяжко вздохнул, откинувшись на спинку тяжелого дубового кресла с гербом князей Збаражских и прикрыл глаза ладонью, решительно отовинув все деловые бумаги от себя.
А если бы... если бы он и правда мог понравится Басе? Как чудесно было бы обнять ее, позволив себе отпустить наконец прошлое и собственные печали.
Словно заново ощутить вкус жизни...?
Решительно приказав себе остановится, Свирский решил немного пройтись, развеяться и затем, заняться делами позже. Мечты конечно дело хорошее, но пора уже вернутся к реальности - проверить например, привезли уже из деревни запас провизии на ближайшую неделю или придется снова напоминать местному старосте о его обязательствах перед молодым князем и его матушкой? По правде говоря, Анджею уже чертовски надоело напоминать буквально каждому из нерадивых подчиненных своей кузину его обязанности - так что решительно направившись через сад к воротам замка, он подумал о том, что больше ни с кем церемонится не будет. Как вообще Миля умудрилась так всех распустить со смерти своего мужа??
Вот если бы ее сынок сам занимался делами, а не девок портил.., -подумалось полковнику. -Разве люди будут уважать такого князя? Они же видят, что он только ради себя живет...
Занятый собственными мыслями Свирский, сам не заметил как оказался возле небольшого пруда, где было приятно посидеть летом, наслаждаясь прохладой от воды... и тут заметил своего племянника и Басю. Вот только кажется, молодой князь совершенно забыл о собственных манерах?!
-Послушай... мы ведь все равно поженимся - матушка сказала, что это уже решено, -гаденько улыбнувшись, выдал Януш, обнимая свою невесту самым наглым и непозволительным образом. -Так зачем нам ждать?
Подобного Анджей просто не выдержал. Зря старый князь не порол своего сыночка... ой как зря - и теперь мало того что вырос бездельник, так еще и считает что ему все позволено. Недолго думая, полковник просто и не церемонясь отшвырнул молодого князька от Баси, борясь с искушением хорошенько двинуть ему по шее за все хорошее.
-Ты что это, сучий сын, удумал? Она твоя будущая жена и должен ее почитать и уважать! -рявкнул Свирский на Януша. -Пошел с глаз моих... сейчас же возьмешь людей и поедешь в деревню за провизией! А когда вернешься, я придумаю чем тебя еще занять, чтобы в одном месте не зудело...
-Но дядя.., -жалобно произнес Януш. -Я не могу ехать... на дороге могут быть разбойники...
-Бери саблю и доспех - зря что ли я учил тебя? Встретишься с разбойниками, им и покажешь свою молодецкую удаль, -ответил полковник, глазом не моргнув. -И почему ты еще здесь? Мне надо повторить два раза чтобы до тебя дошло?!
После того как князек ушел, Свирский обернулся к перепуганной Басе и сам как-то не заметил как обнял ее, желая всего лишь дружески утешить после выходки ее будущего муженька. Однако ощущение того, что она рядом, было слишком прекрасно... так что полковник не спешил отпустить юную панну из своих объятий.
-Больше он не посмеет сделать ничего подобного, панна Барбара... не расстраивайтесь, прошу вас. Знаю что не должен такого говорить - но не такой муж вам должен достаться. Боюсь, что кузина слишком его избаловала, забывая о том, что должна вырастить прежде всего мужчину, умеющего отвечать за свои поступки...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-05 22:34:23)

+1

8

[NIC]Barbara Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/263Mf.png[/AVA]
Тем вечером, после небольшого званого ужина в честь недавно прибывшей гостьи в Збараж, служанка юной панны Лещинской порадовала свою госпожу весьма интересными сведениями относительно того самого воеводы, что так пришелся по душе княжеской дочке. На самом деле Маричка не понимала, зачем ее пани понадобился какой-то там вояка, пусть даже тот и был весьма статен и привлекателен, когда в ее распоряжении был сам князь. И ведь то, что князь Збаражский был чуть младше пани Баси было не так уж и страшно. По крайней лучше, нежели мужчина старше нее на целых пятнадцать лет? Он прожил всю жизнь, тогда как жизнь юной панночки только начиналась и должна была по-настоящему начаться, стоило только ей выйти замуж и заставить мужа переехать с ней в столицу, раз уж тут на месте было кому заниматься важными делами. А занимался ими пан Свирский, двоюродный брат пани Эмилии. Именно об этом начала свой рассказ Маричка, когда вечером после ужина расчесывала волосы своей госпоже.
- Это я и без тебя знаю, Маричка, - заявила Бася своей служанке, встретившись с ней взглядами в зеркале, напротив которого и сидела панна. – Это все знают, - недовольно нахмурилась и поджала губки девушка, не торопясь сердиться на свою верную служанку. – Неужели о пане Свирском ничего не говорит челядь? Совсем ничего такого, что стоит послушать? – все с тем же выражением лица, обратилась она к Маричке, прежде чем заметила хитрый блеск в ее взгляде.
- А ну-ка рассказывай все, что ты там услышала! – потребовала Барбара у служанки, потянув ее за руку так, чтобы та присела рядом с ней на стоящий возле нее пуфик. – Не испытывай моего терпения, Маричка!- предупредила она, вложив максимум угрозы в свои слова. И то ли угроза возымела эффект, то ли служанка попросту решила не испытывать терпение своей на диво доброй пани…
- Говорят, пан Свирский был когда-то влюблен в какую-то юную панну. Она была родом из Чигирина, и дело шло уже до свадьбы, когда она внезапно заболела на неведомую хворь, от которой панна и померла. Кто-то до сих пор считает это дурным знаком и проклятием рода Свирских, что давно потерял свои владения и даже замок в Свирже отдали из-за долгов деда пана Анджея, - почти на одном дыхании произнесла Маричка.
- Но почему все так считают? – искренне удивилась Бася. – Пан Анджей такой искренний и добрый, а еще храбрый воин…
- Он-то может быть и добрым вам показался, пани. Но вы же понимаете, что первая сабля Речи Посполитой рубит живых людей, отправляя их на свидание с Богом не просто так? Говорят, что после той истории с невестой пана Анджея, он словно с цепи сорвался. Он жестокий человек, военный … - украдкой добавила служанка, пытаясь всячески отбить интерес юной пани от Свирского.
- Благодаря его храбрости мы спокойно жили в Кракове все время, а его потеря … Должно быть, пан Анджей действительно любил ту панну, раз так и не нашел себе супругу, - с какой-то долей досады произнесла Барбара, задумавшись о том, как ей хотелось бы побывать на месте той панны, которую любил Свирский. Ради такой любви ведь не жалко и умереть? Хотя, жить Басе хотелось не меньше, чем вчера. Но жить и изведать любви лучшего воеводы становилось навязчивой идеей.
Тем вечером юная панна недолго еще слушала служанку, что поведала главные новости своей госпоже. Однако уснуть скоро не смогла – все думала об Анджее. И ведь, чем больше думала она о нем, тем больше увлекалась и тем больше сомневалась в своем желании стать княгиней, как мать ее. В любом случае, уснув с уверенностью в том, что ей под силу будет добиться благосклонности пана Свирского, девушка и не подумала о том, как расстроит своим выбором мать. Ведь она так надеялась на то, что та выслушает ее и поймет… Она ведь тоже полюбила отца и отдалась всецело запрещенной и не допустимой любви, без благословения и спросу.
Да вот только, одно дело решить покорить мужчину, а совсем другое добиться его благосклонности на практике. Анджей словно бы на зло, всецело отдавался своим обязанностям, тогда как Барбаре предстояло еще тратить свое время на юного князька, что однажды себе решил позволить просто немыслимую дерзость и сделал далеко не самое приличное предложение юной панне, пока та читала у пруда.
- Мне кажется, Януш, вы путаете приличную панну с дворовой девкой, - только и успела произнести Бася, дрожащим голосом. Только теперь она поняла, как далеко они находились от других слуг или замка в целом … И ведь никто не придет на помощь, так что девушка рассчитывала поначалу лишь на собственные силы, надеясь отбить охоту приставать к ней молодого князя. Однако тот перехватил руку своей почти невесты, не желая слушать ее возражений. Должно быть, молодой человек решил сказать что-то обидное о происхождении Барбары, да вот только не успел, ведь помощь пришла с совершенно неожиданной стороны.
Анджей лихо справился со своим племянником, дав тому определенные распоряжения. И стоило только тому уйти, как лицо юной панны умылось слезами.
О том, что от слез бывает и польза Бася знала еще с детства. Уронишь пару слезинок в нужное время и час, получишь что-то в подарок. Это была не единственная выгода слез, и хоть девушка не так уж и часто прибегала к этой стратегии, желая добиваться всего своими силами, сейчас не поскупилась и быстро вызвала жалость. Так что, как только мужчина обнял ее и прижал к себе, Барбара не долго думала, прежде чем ответно обняла Свирского за стан. Она ничего не говорила долгое время, словно бы не желая нарушить момент уединения, что был по-своему прекрасным, пусть и доступным девушке благодаря чистой случайности.
- Думаю, вы правы, пан Анджей, но что я могу сделать, против воли матери?- тихо обратилась девушка, быстро забыв про недавние слезы и театральные всхлипывания. Она не поднимала взгляд своих карих глаз на Свирского, только прижималась к нему, боясь, что он ее отпустит или прогонит, как и своего племянника. – Даю Вам слово, что я не давала повода думать вашему племяннику о себе, как о легкомысленной панне, - добавила она точно так же тихо и жалобно, пока крепкая рука мужчины не прошлась по ее плечам и спине, тем самым пытаясь успокоить юную панночку.
- Вы мой ангел спаситель, Анджей,- наконец изволила сказать Барбара, подняв взгляд своих карих глаз на полковника. – Вы спасли меня сегодня и я никогда не смогу забыть этого, - с чувством добавила она, не отводя взгляда в сторону. – Хотела бы я, чтобы мой муж был хоть чуть на вас похож… - говорить подобные речи было опасно. Слишком опасно, ведь всегда есть возможность оказаться отвергнутой. И пусть с девушкой подобное не случалось, однако тут она боялась потерять даже самую надежду на то, что сможет ему оказаться … настолько не приятной, чтобы он оттолкнул ее сейчас. Или позже?

Отредактировано Tony Danziger (2016-01-05 21:47:01)

+1

9

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
Ее объятие было прекрасно... пусть даже оно было сейчас по большей части дружеским - по крайней мере так себя утешал Свирский, наслаждаясь каждой секундой наедине с Басей. Помнится, кузина как-то раз начала рассказывать ему какую-то совершенно необыкновенную историю любви родителей юной панны - подробностей полковник не запомнил, потому как был загружен делами... но вот сейчас, как-то само собой подумалось, что столь прекрасная девушка не могла бы появится в семье у людей, которых связывал лишь один только долг перед друг другом. Кстати говоря, с недавних пор, это самое слово "долг" мучило пана Анджея ничуть не меньше чем присутствие Баси в Збаражском замке. С той самой минуты как она приехала, он не знал покоя и старался убедить себя в том, что не может посмотреть на нее иначе как на невесту Януша. Однако, волей-неволей в голову полковника лезли совершенно неподобающие человеку чести мысли...
Басе нужен человек, который боготворил бы ее и носил на руках... а не избалованный и жестокий мальчишка, думающий только о себе. Что ему Збараж и окрестные деревни, доставшиеся по наследству от отца? Всем было известно, что молодой князь мечтает жить в столице в свое полное удовольствие и не собирается заботится о своих людях... И самым плохим моментом во всем этом, было то что вдовствующая княгиня поощряла своего драгоценного сыночка, постоянно жалея бедного, оставшегося без отца сиротку - словно он был грудным младенцем в пеленках, а не взрослым парнем, пусть и с дурной головой.
И разве такой мужчина достоин был самой красивой на свете девушки?
-Я знаю, что вы не давали повода, панна Барбара - и даже не посмел бы подумать о таком, -мягко улыбнулся полковник. -Мне очень лестно слышать ваши слова... и должен сказать, что человек, который будет рядом с вами, обязан благодарить бога за столь великую милость всю свою жизнь. Поверьте тому кто много видел и испытал... жаль только что мой племянник никогда не поймет подобного и боюсь, примет все как данность. Моя кузина слишком добра к нему и он все получал без какого-либо труда - и вот теперь, что выросло, то выросло. Давайте я провожу вас к дому?
Анджей не привык врать самому себе... и расставаться с Басей ему конечно же не хотелось. Но все же их мог кто-то увидеть вдвоем и это могло бы повредить ее репутации, так что скрепя сердце пришлось отпустить девушку и подать ей руку, как и полагалось по правилам приличия. После того как юная панна поднялась к себе, Свирский заглянул в парадный зал замка... и застал там пани Эмилию и какого-то человека, по всей видимости доставившего какое-то очень срочное послание. Гадать что случилось, полковнику не пришлось, потому как княгиня поспешила ему все рассказать - как оказалось в Вишневце после долгой болезни скончался ее дедушка и ее просили приехать на похороны.
-Бедная девочка только-только приехала... и теперь ей придется уехать от нас на несколько дней, -вздохнула пани Эмилия, передав своему кузену письмо из Вишневца... и затем, попросила его о пустяковой услуге, которая должна была изменить весь ход этой истории. -Ендрик, дорогой, я очень прошу тебя сопроводить нашу гостью. Я слышала, что дороги нынче очень неспокойны и мне будет куда легче, если я буду знать, что рядом с Басенькой надежный человек. Ядвига доверила мне свою единственную дочь и я не могу отпустить ее одну, доверяясь людям из Лешно.
-Я сделаю все о чем ты просишь, Миля, -согласно кивнул полковник, в одну минуту решив свою будущую судьбу. -Сейчас же пойду и распоряжусь готовить экипаж к отъезду, а так же соберу своих людей и прикажу им быть готовыми уехать на рассвете. Не волнуйся ни о чем, все будет хорошо.
-Пусть бог благословит тебя за доброту! -улыбнулась княгиня и поспешила сообщить невеселые новости своей гостье, добавив ко всему сказанному что желает как можно скорее увидеть Басю снова. -Моя дорогая, тебе надо собраться в дорогу к завтрашнему утру, чтобы поспеть проводить твоего деда в последний путь. Я попросила своего кузена сопровождать тебя - с ним поедет еще несколько человек, которых он привез с собой с войны. Мне говорили, что они очень доблестные рыцари, так что ты можешь ехать совершенно спокойно.
Вообще, пани Эмилия по сути понятия не имела, что за людей привез с собой ее кузен, когда приехал под ее кров... и рыцарями их по сути нельзя было назвать. Все эти солдаты служили вместе с полковником Свирским в армейской разведке и почти каждого из них ему довелось спасти от неминуемой и жестокой смерти. В свое время этот небольшой отряд наводил самый настоящий ужас на татарские улусы, появляясь и исчезая словно тени и умудряясь выпутываться из самых сложных ситуаций. После того как Анджея ранили, его люди не пожелали оставаться в армии без него и отвезли его к вдовствующей княгине Збаражской. Сам же Свирский отдав все необходимые распоряжения для поездки в тот вечер неожиданно поймал себя на мысли, что чертовски рад ехать вместе с Басей - хотя бы видеть ее каждый день, уже было для него великой радостью.
И как-то совершенно не хотелось думать о том, что совсем скоро будет устроен ее брак...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-07 01:01:05)

+1

10

[NIC]Barbara Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/263Mf.png[/AVA]
Это была всего одна единственная минута ожидания, которая длилась, казалось, целую вечность, пока Барбара вглядывалась с надеждой в глаза мужчине и ждала от него реакции. Конечно, риск был велик, но куда еще больше было желание добиться желаемого его расположения и, наверное, только отсутствие опыта в соблазнении мужчин не позволил ей заполучить то, чего так сильно хотела. Ведь она хотела, чтобы Анджей не просто вытер ее слезы своим руками, обнял ее и прижал к себе сильно и одновременно с тем, вкладывая в объятия ту нежность, на которую он был только способен, чтобы утешить и облегчить нанесенную его племянником обиду, от которой будет не просто откреститься. Ведь о подобном не забывает, пусть и тщательно делают вид, что ничего не случилось. По крайней мере, Бася не сможет забыть столь пренебрежительного отношения к себе потенциального жениха и благородства полковника, которого ей на помощь привел сам всевышний, не иначе. Однако, увы, но юная панна желала, пожалуй, от мужчины слишком много или говорила слишком не прозрачно, намекая на то, что именно его желало ее юное сердце. Барбара надеялась на то, что вместо пустых и совершенно не нужных, пусть и вежливых слов, полковник наклонится к ней, чтобы коснуться ее губ своими в ласковом поцелуе, помнить который она могла бы вечность – лишь бы он сделал то, о чем она мечтала, едва успела увидеть и переняться историей жизни этого мужчины, что непременно должен был принадлежать ей.
Но Анджей не сделал ничего из того, что так желала получить от него Лещинская. Он не поцеловал ее, хоть была такая возможность, а вместо этого наговорил целую кучу слов, которые она все равно использовала для того, чтобы мысленно преподнести полковника в своих глазах. Он был ведь так благороден, а помыслы его были так чисты, что он даже не подумал о том, чтобы нарушить остававшуюся дистанцию между ними. А ведь, со стороны могло бы показаться, что Свирский позволил себе лишнее, если бы только увидел их, обнимающимися у пруда.
Она тихо вздохнула, словно вновь всхлипнула. Ей определенно нужно было больше воздуха, поскольку голова шла кругом от всего происходящего с ней. Желание добиться расположение воеводы было настолько сильным, что панна едва могла держать себя в руках. И то, благодарить за это стоило мысли о полковнике – ведь подобные откровения и поступки могли лишь оттолкнуть его. К тому же, все лето было еще впереди, так что она попросту не могла все сломать в корне, потеряв надежду, в начале своего пребывания в Збараже.
- Да, конечно, - кивнула девушка головой в знак своего согласия. – Я буду вам благодарна, хоть и надеюсь, что тем самым не отниму у вас слишком много времени, - несколько тише добавила она. Слова сами полились рекой, хоть она и боялась сказать какую-то сущую глупость в его присутствии с того самого ужина, на котором она уделяла ему куда больше внимания, чем Янушу, давая понять всем, насколько сильно любила поддерживать разговор за столом, практически ничего не съев тогда. В прочем, ей не хотелось слыть славой пустоголовой болтушки, так что панна решила слегка придержать своего языка за зубами. И ведь действительно, даже молчание, рядом с Свирским было полно каких-то неповторимых красок и цветов, словно бы поле цветов и трав в средине лета.
- Рядом с вами, любая панна может почувствовать себя в полной безопасности, - тихо произнесла Бася, посмотрев на мужчину, когда они подошли практически к замку. – Вы не представляете, как я вам благодарна, пан Анджей, - добавила она снова, решив вновь испытать своим взглядом полковника, хотя надежды добиться желаемого прямо сейчас таили на глазах. В прочем, они наконец-то вошли во внутренний дворик замка, где с делами и поручениями носилась челядь княгини Збаражской, так что Басе пришлось отпустить руку сопровождавшего ее мужчины, чтобы присесть в изящном реверансе, прежде чем подняться по лестнице наверх в отведенные ей покои.
Не позаботившись о собственном платье, девушка буквально просто упала в объятия своей кровати, прикрыв свои глаза, вспоминая проведенные минуты наедине с желанным мужчиной. Однако, Барбара не стала сдерживать собственную фантазию, позволив ей нарисовать в голове панночки мгновения, которых не было. Она видела почти, как скользит ладонь Анджея по ее шее к груди, выглядывавшей слегка из выреза платья. Она видела почти наяву, как его фигура изящно наклонилась чуть ниже, прикасаясь к ее губам в совершенно нежном и божественном поцелуе, от которого в пору было бы упасть в обморок… Но, именно в тот момент, когда девушка осмелилась представить себе картину более откровенную, как в дверь постучала пани Эмилия.
- Да, тетушка Мили, - отозвалась растеряно Бася, прежде чем тяжелая дверь в комнату не открылась, а женщина не переступила порог. И ведь, надо сказать, что панна ожидала скорее разговора с княгиней о недостойном поведении ее сына, а также извинения, произнесенные ней вместо Януша, но только не того, что сказала ей Збаражская.
- Моя дорогая, прими мои соболезнования, - мягко произнесла княгиня. – Никто не мог подумать, что твой дедушка не выкарабкается из болезни, одолевшей его. У него всегда было то еще отменное здоровье. Но теперь, когда его не стало, тебе как внучке следовало бы почтить своим присутствием похороны и поддержать бабушку – именно об этом и просит она в своем письме, которое написала этим утром. Она написала, конечно, твоей матушке в Лешно, но ждать ее приезда никто не будет. Так что… тебе следовало бы отправиться завтра же с утра в Вишневец, - высказала все княгиня, прежде чем передала ей в руки письмо бабушки, которую Барбара частенько видела в столице, когда была еще маленькой. Однако каких-то особенных привязанностей к материным родителям она не чувствовала. Куда больше сердце юной панны было привязано к бабушке и дедушке по отцовской линии. Она до сих пор не могла поверить в то, что дедушка отошел в мир иной и лучший, и молилась о его душе в костеле.
- Я попросила своего кузена поехать с тобой, чтобы он оберег тебя от опасности, что поджидает на дорогах. Время сейчас не спокойное, а я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось в пути, - произнесла женщина, даже не представляя себе, какую радость посеяла в душе маленькой и расчетливой копии Ядвиги, что быстро решила соблазнить полковника в пути. Такой шанс ведь может больше и не представиться?
- Вы не представляете себе, пани Эмилия, как я вам благодарна за оказанное понимание, - только и ответила Бася, материной подруге.

Отредактировано Tony Danziger (2016-01-06 11:34:50)

+1

11

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
На следующее утро, Свирский поднялся на рассвете, чтобы еще раз проверить все ли готово к поездке в Вишневец и приказал своим людям чтобы держали ухо востро. Недавнее нападение на дороге в деревушку, что располагалась совсем рядом со Збаражским замком лишний раз напомнило полковнику о бдительности... да и чего можно было ожидать при таком князьке, что живет только ради себя любимого? Будь на месте Януша человек умный и опытный, давно бы уже устроил хорошую облаву и переловил бы всех разбойников и беглых крестьян, чтобы другим неповадно было, однако глупый мальчишка, к несчастью, думал совсем другим местом... Анджею подумалось, что надо бы всерьез заняться управлением владениями своей кузины и обговорить с ней самые важные моменты. Во-первых, сделать замок более надежным в плане обороны и взять как пример то что Бася рассказывала о Вилковицах, что из захудалого хуторишки превратились в самую настоящую боевую крепость.
Но все это пока что следовало отложить на потом... а сейчас у полковника было совершенно другое дело - и приятное и грустное одновременно. С одной стороны, он был счастлив, что поедет вместе с Басей в Вишневец, с другой же - тоска еще сильнее взяла за горло, постоянно напоминая о том, что юная панна обещана другому. Может ли человек чести позабыть обо всем на свете и обмануть доверие родственников у которых живет под кровом? Свирский старался себя убедить не думать о Басе каждую свободную минуту, говоря себе, что просто симпатизирует этой умной и красивой девушке... Но несмотря на все эти геройские усилия, мечты и мысли о прелестной панне уже прочно обосновались в голове храброго рыцаря.
Вот если бы тогда в саду, он не отпустил Басю и подарил ей настоящий поцелуй? И вспоминая слова юной панны, Анджей думал о том, что она не оттолкнула бы его...
-У нас все готово, -коротко доложил один из бывших разведчиков, отвлекая Свирского от приятных мыслей. -Можем сразу выезжать, как только панна Лещинская спустится.
-Хорошо, -согласно кивнул полковник. -Сейчас пошлю ее слуг за вещами - наверняка ведь родня пригласит панну Басю задержаться после похорон.
После того как к экипажу были принесены сундуки, появилась Бася вместе со своей верной служанкой и Анджей, как и полагалось воспитанному человеку, поцеловал ей руку. Панна еще пока не успела переодется в траурное платье и было диво как хороша... а давно уже плененный ею Свирский мельком подумал о том, что даже в черном она будет прекраснее всех на свете.
-Я рад, что нам с вами доведется совершить небольшое путешествие, -улыбнулся Анджей, прежде чем помочь Басе сесть в экипаж. -Пусть даже его причина не самая радостная... Мы поедем до Зарудья и там остановимся, чтобы дать передышку лошадям - так что к завтрашнему утру уже будем в Вишневце.
После того как Бася и Маричка уселись в экипаж, Свирский оседлал своего коня и поехал вперед, вместе с одним из разведчиков. Челядь панны Лещинской поехала следом, надеясь на то что поездка пройдет благополучно - уже успели наслушаться от местной прислуги, о том какие неспокойные нынче дороги. Ехать ранним утром было сплошным удовольствием, потому как солнце еще не начало припекать и вокруг было свежо от недавно выпавшей росы. Полковник надеялся на то что хорошо охраняемый кортеж не будет соблазном для каких-либо лихих людей... но при этом был уверен, что сумеет отразить любую атаку вместе со своими бывшими подчиненными, что были преданы ему точно свора верных псов. Но по счастью, дорога была мирной и тихой, так что вся процессия достигла постоялого двора в Зарудье уже ближе к обеденному времени и нужно было дать отдых людям и лошадям, а так же позаботится о том, чтобы все были сыты и довольны.
-Мое почтение, уважаемые, -поздоровался трактирщик, выйдя навстречу гостям. -Если желаете найти хороший ночлег, то милости просим. Куда едете, если не тайна?
-Доброго дня! -на правах главного, первым ответил на приветствие пан Анджей, спешившись и кинув поводья своего коня одному из слуг. -Я сопровождаю княжну Лещинскую в Вишневец к ее родне - у них случилось несчастье, старый князь приказал долго жить. Мое имя Свирский, я гусарский полковник на службе у княгини Збаражской. Устройте и накормите моих людей как следует, торговаться не стану.
-Тот самый Свирский..? -переспросил трактирщик, тут же поклонившись. -Никогда бы не подумал, что бог сподобит увидеть самого храброго рыцаря Речи Посполитой! Все сделаю в лучшем виде, дорогой пан полковник - ваш приезд, большая честь для моего заведения. У нас все больше купцы и ремесленники останавливаются, когда приезжают в базарный день.
-Отлично, тогда займитесь в первую очередь нашими конями, пока мы перенесем вещи в комнаты, -ответил Свирский, ответно поклонившись за добрые слова о своей персоне. -Если поторопитесь с обедом, то получите куда больше чем платят купцы во время ярмарки.
Естественно, умного и сметливого хозяина постоялого двора не нужно было просить дважды - прикрикнув на своих слуг, он приказал им пошевеливаться и сделать все что прикажет приезжий пан. По счастью конюшня нынче пустовала, да и во дворе было полно места для экипажа, так что все очень быстро устроилось самым лучшим образом. И пока на кухне в срочном порядке готовился обед для гостей, Анджей сопроводил Басю и ее служанку в одну из самых лучших комнат.
-Это конечно не княжеский дом, дорогая панна Бася - но нам здесь только переночевать, потому как дальше до самого Вишневца нет ни одного постоялого двора, только мелкие хутора. Будет лучше, если мы двинемся в дорогу поутру, хорошенько выспавшись и позавтракав, -улыбнулся Свирский. -Если пожелаете, я составлю вам компанию за обедом, после того как проверю как всех устроили.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-07 18:54:16)

-1

12

[NIC]Barbara Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/263Mf.png[/AVA]
Всю ночь Барбаре снился какой-то один странный сон, в котором панна блудила по какому-то длинному коридору с подсвечником в руке и кого-то разыскивала. Ее сердце колотилось, словно чей-то громкий стук в дверь, на который девушка поворачивалась несколько раз, однако каждый раз она не видела никого позади себя. Отворив одну дверь Бася увидела своих родителей, сидящих у камина в своем Краковском поместье, где прошла почти вся ее сознательная жизнь. Именно там появились почти все дети Яна и Ядвиги Лещинских на свет, за исключением старших в семье. По какой-то причине, мать с отцом вели свой разговор между собой, не обращая внимания на свою дочь, что безмолвно лишь слушала своих отца и мать.
- После того, как Басенька выйдет замуж за Януша, молодожены переедут в столицу – Эмилия уже начала поиски подходящего дома для сына, так что наша дочка будет в привычном для нее окружении. Мы сможем ее видеть чаще, если не станем изменять традиции приезжать осенью сюда, - произнесла женщина, устроив голову на плече своего супруга.
- Мне даже не верится, что наша дочь уже достаточно взрослая для брака, - тихо вздохнул князь Лещинский, поглаживая свою супругу по плечу рукой, которой бережно обнимал ее.
- Она не просто достаточно взрослая. Ей уже пора замуж – подожди еще год или два, выйти замуж уже будет для нее проблемой, - резонно заметила Ядвига, тогда как Бася вспомнила эти слова матери, которые она также и говорила ей на прощание. В некотором роде они служили каким-то напутствием, которые подобно молитве сейчас повторяла себе под нос Бася: в этом году мы должны сыграть свадьбу, ты станешь княжной и будешь жить, как полагается княгине в роскоши и спокойствии.
Углубившись в собственные мысли, девушка упустила нить разговора родителей. Она сделала несколько шагов назад, опустив взгляд к полу, будто бы боясь споткнуться о что-то. Ведь стоило только девушке поднять глаза, как обнаружила себя в костеле, прекрасно убранном костеле специально к свадьбе, а она стояла в начале прохода посреди костела, ведущему к алтарю. Вместо подсвечника в руке были цветы, букет из алых роз, шипи которой ранили ее руку и кровь стекала по ее запястье…
- Княжна, - обратился кто-то к Басе, подталкивая ее к алтарю. – Панна Бася, - послышался более знакомый голос и в этот момент девушка широко распахнула свои глаза, увидев перед собой свою верную служанку. – Пани Бася, нам пора уже собираться в дорогу, пока еще жара не поднялась, - проговорила Маричка, даже не понимая, из какого ада вывела свою хозяйку. – Я тут вам еще завтрак принесла, чтобы вы поели, пока я буду вас расчесывать, - спешно добавила девушка, на которой уже красовалось аккуратное и скромное платье, которое Барбара подарила ей в начале весны. Когда-то оно принадлежало ей, но вышло из моды, хотя и было практически новым.
- Дай мне воды, - распорядилась юная панна, прежде чем оторвала голову от подушки, все еще не веря в то, что только что видела во сне. Хотя, в увиденное верилось, тогда как ощущения были … не самыми приятными. Это был даже не страх, а ужас – выйти замуж и добиться всего того, что так удачно распланировала для своей любимицы мать. Ужас был стать женой Янушу, который только и стоял с самодовольным выражением лица у алтаря и только ждал, пока она подойдет.
- Прежде чем мы поедем, хочу написать матери письмо, - закончив со сборами и завтраком, решила Барбара. И разложив перед собой лист пергамента стала спешно переносить на лист пергамента свои мысли, которые она пожелала немедленно передать через одного из прибывших в ее сопровождении слугу. Тот должен был немедленно умчаться в Лешно и доставить письмо лично в руки княгини.

Письмо матушке

Любимая и почтенная матушка! Прости меня, за столь внезапное обращение к тебе, однако пишу я тебе, потому что не вижу иного выхода. Князь Януш, которого выбрала ты мне в мужья, не оправдывает наших надежд. Он ведет неподобающий его статусу образ жизни, не упуская ни одной возможности скомпрометировать порядочных панн, живущих здесь в округе. Боюсь тебе сказать, но даже на мою честь он покушался, когда по чистой неосторожности я была оставлена с ним наедине. Благородный пан Анджей Свирский уберег мою честь, и должна признаться тебе, о любящая матушка, что я лучше бы стала его супругой, нежели княгиней.
Письмо бабушки, должно быть, опередит мое, и ты уже узнаешь, что я отправилась в Вишневец на похороны дедушки, твоего отца. Искренне соболезную этой утрате, и надеюсь задержаться в гостях у бабушки, прежде чем вернуться домой к тебе.
Жду твоего ответа, любящая тебя дочь.

Закончив письмо для матери, Бася покинула свои покои и направилась к выходу из замка, предварительно простившись с тетушкой Эмилией. К счастью, князь еще спал, а потому проститься не мог, что обрадовало панну, пусть ее лицо исказилось от сожаления, которого она не испытывала. На ней было обычное ее платье из простой ткани и без лишних украшений. Уже завтра она заменит его на одолженное у княгини траурное платье, которое та еще даже не надевала. Правда в дороге Маричке придется постараться и подшить его подол, чтобы княжна не мела им за собой пол. Однако, стоило только Барбаре выйти во двор, где на нее уже ждал целый эскорт во главе с паном Анджеем, как в карих глазах Лещинской загорелись дьявольские огоньки.
Ее желание завладеть вниманием этого мужчины и добиться его благосклонности, пусть даже это и было не допустимо, согласно с рамками приличия, никуда не исчезло. Скорее наоборот. Оно стало подобно настойчивой идее, отказаться от которой было невозможно. Ее грудь поднялась вверх вместе со вздохом. Но замерла на месте, как только она оказалась рядом со Свирским, что смотрел на нее своим дивным взглядом, за которым крылись какие-то свои туманные мысли, разгадать которые панночке хотелось бы больше всего на свете.
- Вы не представляете себе, как мне радостно, что именно вы поедете со мной в этом путешествии, - ответила Бася, позволив себе подарить воеводе нежную улыбку. Конечно, будь у них меньше свидетелей, она наверняка бы пошла дальше в своих действиях и не ограничилась одним только поцелуем. В прочем, так думала она, но кто знает, как вышло бы все на практике, будь они совсем одни, как вчера у пруда. Сейчас она могла себе много представлять, хватило бы только смелости на все задуманное…
Весь путь до Зарудья, княжна провела в собственных размышлениях и полудреме. Она думала о своем странном сне, о матери и Анджее, что был так близко, но одновременно с этим, был так недосягаем для нее. Но мать… приняла бы матушка того мужчину, которого избрало сердце ее дочери? Бася решила, что да. А потому, стоило только экипажу остановиться возле постоялого двора, как она дала определенные распоряжения своей служанке.
- Надеюсь, вы понимаете, что делаете, пани Бася, - только и выдохнула Маричка, прежде чем вышла из кареты, тогда как Барбара дождалась пока Анджей подойдет, чтобы подать ей руку и провести ее в комнату вместе со служанкой.
- Мне очень приятна ваша компания, пан Анджей, поэтому я буду рада, если вы мне составите компанию за обедом, - произнесла девушка в ответ на весьма вежливые слова полковника. Она сделала несколько шагов вглубь комнаты, уводя тем самым за собой мужчину, тогда как Маричке достался один весьма ясный взгляд карих глаз, что значил только одно – уходить, уносить ноги и смотреть, как бы никто не помешал панне сотворить задуманное! И стоило только служанке уйти, как Бася подошла к мужчине совсем близко, взяв его за руки: - Что вы делаете со мной, Анджей? Чем больше я смотрю на вас, тем более вы мне становитесь милее. Вы терзаете мое сердце и ведете себя так почтительно холодно со мной! Неужели я совершенно не достойна ваших симпатий?! 

0

13

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
В дороге полковник успел уже пообещать себе, что будет учтивым с Басей, но не покажет ей своих симпатий... постоянно напоминая себе, что она обещана другому, пусть даже и недостойному ее человеку. Думая об этом, Анджею очень хотелось проклянуть свою судьбу, что вечно норовила подбросить ему испытание посложнее - сначала скоропостижную смерть Ануси и теперь совершенно внезапно вспыхнувшее чувство к чужой невесте. Изображать привычную холодность и сдержанность при панне Лещинской становилось все сложнее и сложнее, ведь в мыслях своих, Свирский не раз позволил себе обнять ее по-настоящему и коснутся желанных и манящих губ своими...
Догадывалась ли об этом Бася? Анджей был уверен, что ничем не выдал своего отношения к ней и как многие мужчины, пока что не понял самого главного - юная панна выбрала именно его вместо молодого князька. Собственно говоря, когда после его вежливого предложения отобедать вдвоем, княжна отослала свою служанку, он был немало удивлен, ведь оставаться наедине с девушкой для него было весьма опасно.
-Я постараюсь не только быть для вас надежным охранником, -улыбнулся было Свирский, последовав за Басей в комнату... и тут его сердце словно замерло на пару секунд в груди, потому как юная панна сказала нечто такое, о чем можно было только мечтать.
Он нравится ей...? Терзает ее сердце собственной холодностью - но знала бы Бася, насколько Анджей успел истерзать самого себя, стараясь отбросить ненужные по его мнению мысли. Все это не для него... и девушка слишком молода и к тому же должна выйти за другого. Что он может дать ей? У него нет имений и земель как у Януша, родовой дом давным-давно уже отдан за долги... она княжна, а он всего лишь небогатый шляхтич, единственной любимой женщиной которого стала война, долгое время не отпускавшая его.
Какое будущее могло бы ждать Басю, привыкшую к комфорту и достатку рядом с ним??
-Бася... я не знаю как мне быть и как вообще жить дальше, -тихо сказал Анджей, легонько сжав ладони девушки в своих. -Только увидев вас, я потерял покой и позабыл обо всем на свете. Пытался заставить себя не думать о вас каждую минуту, но...
А вот на этом месте надо было решится и сказать самому себе правду. После слов княжны у полковника просто не было иного выбора?
-...я был почтителен и сдержан, чтобы не выдать, что люблю вас. Вы обещаны другому и желать вас просто бесчестно... пусть даже будущий муж и недостоин такой жены, -Свирский сделал шаг вперед и обняв Басю за талию, притянул ее ближе к себе. -Однако, я не могу ничего с собой поделать и все бы отдал, лишь бы вы были только моей. Пусть даже мне нечего предложить вам, кроме своего честного имени и боевой сабли...
Когда-то в молодости, Анджею приходилось слышать истории о том как юные девушки сбегали из дома со своими нареченными, чтобы избежать ненавистного брака, навязанного родителями. Правда обретя счастье с любимыми, они теряли свою семью и вынуждены были далеко уехать, чтобы начать жизнь с чистого листа...
Внезапно мелькнувшая мысль о том, чтобы увезти Басю, послав к черту князя, вместе со всеми правилами и условностями была чертовски заманчивой. Но имеет ли он право обречь свою любимую на немилость ее родителей? Это был тот еще вопрос без ответа...
-Как я уже говорил, я не знаю как мне быть... но сама мысль о том, что вы будете принадлежать Янушу невыносима, -не удержавшись шепнул Свирский в губы Басе, не удержавшись от искушения подразнить себя хотя бы одним поцелуем. -И когда вы так близко, я становлюсь еще более потерянным, потому что хочу лишь одного...
Обнять ее и поцеловать, послав к черту все собственное благоразумие. Ведь человек живет только раз, так должен ли он страдать от любви, которую поэты и писатели превозносят как высший дар? Полковник не стал медлить и исполнил свое заветное желание, мучившее его с момента приезда Баси в Збаражский замок.
Их первый поцелуй был непозволительно долгим, нежным и сладким - лучше чем в самых смелых и откровенных мечтах. И Анджей поддался искушению, уже ни о чем не сожалея и желая чтобы время остановилось хотя бы на час...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-07 23:45:00)

+1

14

[NIC]Barbara Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/263Mf.png[/AVA]
Оставаясь наедине с мужчиной, Барбара уже рисковала и ведь рисковала тем, что проще всего было потерять девушке – свою честь. Ведь для этого далеко не всегда нужно было переступить через тонкую грань позволенного и запретного. Было достаточно всего лишь кому-то пустить слух, увидев панну в компании того или иного кавалера. Однако риск был единственным верным путем, который могла позволить себе княжна – потерять честь или не воспользоваться шансом сказать о своих чувствах первой? Да, помимо чести она имела шанс еще и быть отверженной славным воеводой. И тут даже было сложно сказать, что было хуже для Баси, что не желала лишаться чести, но куда больше чести желала заполучить желанного мужчину. И ведь, глядя ему в глаза сейчас, она осознала, что вовсе и не дышит, а только он отвергнет ее, потеряет сознание или … просто расплачется, словно ребенок, потерявший любой шанс обрести желаемую сладость. Но, юную панну ждал во истину приятный сюрприз сегодня.
Бася выдохнула, а после быстро наполнила легкие свежим воздухом, как только пан Свирский ответил на ее откровение своим. Но уста девушки не расплылись в улыбке, скованные страхом осознать, что это было лишь приятным сном, а не действительностью. Ее губы дрогнули в полуулыбке, а глаза засияли счастливыми огоньками, стоило только полковнику сказать то, о чем так мечтала Лещинская. Она действительно потеряла бы сейчас сознание, если бы только мужчина не притянул ее к себе ближе. Да вот только потерять сознание она могла разве только от чувств, нахлынувших на нее и укрывших с головой, словно высокая морская вода утопленника.
Счастье – да, это оно заставляло ее дышать, старательно держаться на ногах, что так и подкашивались, когда дыхание Анджея только коснулось ее лица. И это, не говоря уже о том, когда он подарил княжне самый настоящий поцелуй, что являлся для нее действительно первым и наверняка незабываемым. И как ей было после такого вновь желать союза с жалким в сравнении с Анджеем князем?
Любовь – да, это она разрывала сердце Баси изнутри, как прежде из-за отсутствия ответа, так и сейчас из-за пылкого признания мужчины. Если бы только чудеса существовали, у нее наверняка выросли крылья. Ведь именно они помогали ей выстоять сейчас, во время сладкого и такого нежного поцелуя.
- Я никогда в жизни не забуду этот миг и ваши слова, Анджей, - тихо произнесла Бася, как только воевода отстранился от нее. Ее сердце все еще колотилось в груди, но голос звучал безмятежно и сладко, будто цветочный мед. – Любовь испепеляет мое сердце, как только я впервые увидела вас, как только вы впервые обратились ко мне по имени и коснулись губами моей руки в приветствии. Я не выйду замуж за Януша – об этом я уже написала своей матери и надеюсь, она поймет меня, - достаточно быстро и эмоционально произнесла панна. – Мои родители любили друг друга и их любовь была запретной, пока моя мать состояла в браке со своим первым мужем, - это была правда, которую не принято было говорить вслух и тем более тем, кто не был посвящен в эту самую правду. Ее был лишен даже Казимир Любомирский, старший и единственный сын Ядвиги от первого брака. Да, она сказала много лишнего в один миг, но разве она думала сейчас так расчетливо и рационально, как этому ее учила мать? Нет. Она не думала, ведь все мысли выбила из головы любовь. – А потому я уверена, что родители не станут чинить мне преград и примут мой выбор, если только вы будете тверды в своих намерениях, - уже шепотом, словно говоря большой секрет на ухо, произнесла Барбара, прежде чем подняться на цыпочках, чтобы самой коснуться губ Свирского.
- Скажи мне еще раз, что ты любишь меня, только меня… - произнесла княжна, прикрыв глаза и наслаждаясь блаженным мигом счастья и любви, что мог длиться вечность, если бы только дверь не скрипнула, заставив влюбленных вспомнить о приличиях и посторонних, что могли бы стать свидетелями непозволенной роскоши, позволенной полковнику.
Однако, то была всего лишь Маричка.
- Прошу меня простить, княжна, но там … это… - переминаясь с ноги на ногу начала служанка, не в силах решиться договорить. Ведь ей сказали досчитать до тысячи, а она счета и не знала вовсе. К тому же, кто-то уже нуждался в полковнике, а к обеду княжне следовало еще приготовиться – вымыть руки, поправить прическу и даже переодеться… Не гоже садится порядочной панне в платье для путешествий за стол. – Пора уже закругляться, - добавила она, выдохнув, ведь никто ее не проклинал и не ругал за то, что так внезапно появилась и нарушила идиллию. – Тем более пана уже ищет кто-то из его подданных, - на это Бася могла лишь грустно вздохнуть, но у нее было обещание мужчины отобедать с ней, как минимум.
- Тогда мы увидимся за обедом? – спросила она с надеждой, но так и не отпустила руки Анджея, когда он попытался сделать пару шагов назад и отдалиться от княжны. – Приди ко мне сегодня, как все уснут, - это не было вопросом или предложением. Это было приглашением, которого порядочная панна не должна была озвучивать мужчине. Но, о какой порядочности можно вести речь, если любовь отнимает разум? – Обещай, что придешь. Нам никто не помешает.

+1

15

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
В какой-то момент Свирскому показалось, что происходящее в данный момент просто сон... и он вот-вот проснется, в каком-нибудь походном лагере, перед очередной стычкой с татарами или сложным заданием. Снова станет много повидавшим в жизни и порядком уже разочаровавшимся в оной человеком - тем самым, которого бог решил наказать суровее других, забрав единственную любовь.
Однако... Анджей опять же, был всего лишь человеком и совершенно забыл давние слова своего отца о том, что бог не посылает людям испытаний, которых они не способны вынести. И разве он не заслужил второй шанс найти наконец свою половинку? Ведь Бася еще не вышла замуж, к тому же ей совершенно не нравится выбранный ее родителями жених - а это значит, что счастливое будущее еще не потеряно.
-Мили как-то рассказывала мне об истории любви твоих родителей, -улыбнулся Свирский, обнимая Басю. -Она не упоминала каких-либо подробностей, но я догадался что пани Ядвига была замужем на тот момент. Очень надеюсь, что она поймет и поддержит нас... но так или иначе я не собираюсь отказываться от тебя. Пусть даже вся Речь Посполитая будет меня осуждать...
Анджей прекрасно понимал, что в ближайшем будущем родную отчизну ждут перемены... в первую очередь, продолжится война и скорее всего растянется на долгие годы. Ничья судьба не написана в этом мире на сто процентов, так что не следовало терять зря времени. Жить здесь и сейчас, позволя себе наконец не думать о других - и полковник Свирский заслужил передышку и возможность быть рядом с любимой женщиной. Упускать этот внезапный дар от своей коварной судьбы, он совершенно точно не собирался.
-Я люблю тебя, Бася... и ты не представляешь как мне хотелось свернуть шею племянничку, когда он посмел позволить себе вольности по отношению к тебе, -улыбнулся Анджей, вернув своей любимой очередной поцелуй. -Не хочу отпускать тебя и не отдам другому, будь он хоть трижды князем... ты будешь моим воздухом, солнцем и целым миром, обещаю тебе.
Еще один жаркий поцелуй после всего вышесказанного был прерван появлением служанки панны Лещинской, так что храброму рыцарю пришлось отстранится от Баси. Появление Марички напомнило полковнику, что он должен пойти проверить как устроили людей и лошадей, заплатить трактирщику, а так же узнать готов ли обед.
-Конечно мы увидимся - я только ненадолго отлучусь чтобы посмотреть все ли сделал трактирщик и его челядь, -ответил Анджей и когда Маричка вышла из комнаты, вновь не удержался от искушения обнять Басю и жарко поцеловать. И что он мог ответить на озвученное предложение? Пусть даже юной девушке не должно было говорить подобного влюбленному в нее мужчине... -Никто не помешает мне прийти к тебе... и пусть весь мир катится к чертям с его запретами.
Заставив себя выйти из комнаты, Свирский занялся делами уже с совершенно иным настроением - признание Баси словно подарило ему самые настоящие крылья и в одно мгновение сделало самым счастливым человеком на свете. Особенно радостно было услышать о том, что юная княжна не желает выходить замуж за дурака и повесу Януша... и стоило молить бога о том, чтобы матушка Баси вспомнила как сама была влюблена и позволила дочери самой выбрать себе спутника жизни.
-Благодарствую, ясновельможный пан, -поклонился трактирщик, после того как Анджей передал ему обещанную оплату. -Вы слышали последние новости? Говорят, что в Брагине объявился чудом спасенный от рук убийц сын русского царя... если он действительно тот за кого себя выдает, то в скором времени начнется еще одна война.
-Вы верите в подобные сказки? Я слышал о подобном... но знающие люди говорили, что московский царевич погиб еще в детстве, -ответил Свирский. -Очень сомневаюсь, что князь Вишневецкий согласится помогать самозванцу и уж тем более, затевать ради него войну. Это неразумно... и кстати, давайте-ка лучше вспомним об обеде? Меня пригласила к своему столу княжна Лещинская, так что накройте его в ее комнате.
-Как будет угодно пану, -кивнул трактирщик и ушел на кухню, тогда как полковник направился на конюшню постоялого двора. Как бывалый военный, он не мог первым делом не проверить, хорошо ли позаботились о лошадях - ведь без них не будет дороги, в прямом смысле этого слова. После этого Свирский вновь поднялся в комнату Баси, где трактирная прислуга вместе с Маричкой уже заканчивали накрывать на стол.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-09 00:22:06)

+1

16

[NIC]Barbara Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/263Mf.png[/AVA]
Искушение – никогда не знаешь, какой облик оно обретет сегодня и придет к тебе во сне или днем. Искушение же юной панны ни на минуту не покидало ее, находясь совсем рядом. Порой, оставалось только протянуть руку, чтобы дотянуться до него, однако следовало замереть, когда оно виляло своим пышных хвостом перед носом – никуда ведь не делась опасность споткнуться, потеряв бдительность.
Анджей повторил слова любви, о которых его так просила панна Лещинская. И надо полагать, девушка ни за что на свете не забудет и не выбросит этих слов из своей памяти. Она хотела быть всем для полковника и ведь совсем скоро этому желанию придет время сбыться. Конечно, девушка знала, что затеяла опасный танец с судьбой, своей честью и чувствами. А ведь она даже не подумала о том, что матушка могла бы настоять на своем желании. В прочем, разве Ядвига могла поступить с ней так жестоко? Точно, нет.
Анджей дал обещание, которого от него добивалась Барбара. Ее удовольствие от полученного ответа было трудно не заметить на точеном, словно из мрамора личике, и только предвкушение неизвестного, но столь желанного момента близости, от одной мысли от которого деву бросало в жар, окрасило бледные до сих пор щеки румянцем.
Губы Баси все еще чувствовали вкус поцелуев Свирского, когда в покои вновь вошла Маричка и с перепуганным видом, пристально всмотрелась в лицо своей юной госпожи. Конечно, зная Брабару еще с детства, служанка без особенного труда заметила ту пагубную перемену в выражении лица княжны, которую могла не заметить пани Эмилия, княгиня Вишневецкая, но она видела, как теперь счастливо танцевали огоньки в карих глазах девицы, а алых губ явно кто-то касался в непозволительном поцелуе…
- Пани Бася, что вы натворили? – тихо спросила Маричка у своей хозяйки, что беззаботно отошла к кровати, на которую сначала присела, а после прилегла, уставившись на потолок. – Ваша маменька не обрадуется тому, как вы легко променяли князя на полковника… - да вот только, разве слышала слов разума или совести Барбара? Нет, она счастливо улыбалась, а погодя мгновение, будто пришла в себя и велела готовить ее к обеду, ведь она должна отобедать с полковником. И надо сказать, Маричка просто не решилась впредь заводить эту тему – как-никак, а ей могло еще влететь за что-нибудь, сказанное не слишком удачно. И ведь, если княжна ранее ни разу не велела хлестать по белой спинке своей служанки, знала, что у Вишневецких, как и у Збаражских князей слуги получали нагайки, как годится.
Что же, сменив платье и поправив при помощи умелых рук служанки свою прическу, княжна стала дожидаться начала долгожданного обеда. И если Маричка только и мечтала о сочной буженине, а также кроликовом рагу со сметаной, которые приготовили исключительно для княжны Лещинской, то сама княжна ждала обеда лишь затем, чтобы вновь пленить взглядом мужчину, слушать его голос, нежные и такие неповторимые слова любви, без которых просто не представлялась больше жизнь. Как и полагалось, стол начали накрывать в покоях Барбары. Под обеденный стол как раз подошел старенький, слегка потрепанный временем круглый стол, на котором стояла ваза с цветами не первой свежести. Их, само собой быстро убрали из глаз долой, а вместо скромного обруса, постелили чистую скатерть. Но, прежде чем панство уселось за стол, на нем расставили все необходимые приборы.
- Я рада, что вы, пан Анджей, составляете мне нынче компанию и не оставляете наедине – мысли о вечном и волнения за бессмертную душу моего деда, терзают меня, - ловко и громко произнесла Бася, на случай, если у них с Анджеем были слушатели, вроде Марички. Хотя, до поры до времени отослать служанку, как сделала она это ранее, Барбара не могла. Однако она могла, не боясь своей служанки, протянуть руку через стол воеводе, чтобы сжать его ладонь своей, а после ощутить нежное прикосновение его губ к руке. – Я не могу дождаться условленного часа, - совсем тихо прошептала княжна своему кавалеру, прежде чем бросить мимолетный взгляд на Маричку, что, насытившись желанным блюдом, тихонько направилась к выходу. – Даже еда потеряла свой вкус для меня, любимый… НЕ могу проглотить и кусочка, хотя блюдо имеет дивный вкус.

+1

17

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
Счастье... что это такое? Как понять, что оно действительно есть и главное - какой мерой можно его измерить? Сейчас Свирскому казалось, что вся его жизнь была абсолютной бессмыслицей, пока он не встретил Басю. Порой говорят, что счастье это одно мгновение, которое сложно поймать и задержаться в нем... но для Анджея счастьем была его юная возлюбленная, без которой он более не мыслил своей дальнейшей судьбы.
И вот что странно... снова полюбив, полковник словно наконец-то нашел покой для своей изболевшейся с момента горькой утраты души. Словно бы он сумел отпустить Анусю, как ему давно уже советовали добрые люди? Ведь горькая скорбь и слезы близких и дорогих людей, так или иначе причиняют страдания тем кто по воле божьей уже ушел в лучший мир - да и жизнь должна продолжаться, несмотря ни на что.
Проверив все в конюшне, Свирский подошел к своему верному боевому коню и угостил его вкусной горбушкой хлеба, а затем ласково потрепал по шее ладонью. Когда человек счастлив, ему словно хочется обнять целый мир и видеть таких же счастливых людей как он сам. В жизни пана Анджея было не так уж и много подобных моментов и он твердо решил про себя, что не откажется от Баси, какими бы последствиями это не грозило. Пусть даже кузина Эмилия отвернется от него, посчитав его пылкое чувство к юной княжне в какой-то мере предательством по отношению к ее сыну...
Все становилось неважным и не имевшим значения, стоило Свирскому вспомнить недавние Басины слова - то что не осмелилась бы предложить мужчине не одна незамужняя панна. Анджей прекрасно понимал, что не должен был потакать совсем юной и неопытной девушке, которая сама не знала о чем просит... но он будто знал, что если продолжит играть напускную холодность, то упустит свое неуловимое счастье. Да и чего уж греха таить, полковник хотел обладать своей любимой, наплевав на все законы и принципы, принятые в обществе.
Надо ли говорить, что в комнату панны Лещинской, храбрый рыцарь летел как на крыльях и по пути его никто бы не сумел остановить - без малейшего преувеличения. Обед на постоялом дворе был не таким роскошным как в замке, но все же вкусным и сытным, особенно на вкус недавнего солдата.
-Пусть земля будет пухом вашему деду, панна Барбара, я молюсь о его душе, -ответил Анджей как и полагалось, пока рядом были нежелательные свидетели. Что же до Марички - то на нее хозяйка судя по всему не собиралась обращать внимание? -Меня не так уж просто смутить, но тебе это удалось, моя милая... знаю, что мы затеяли с тобой дурное дело и я должен был уговорить тебя подождать пока нам не позволят поженится...
В этот самый момент, Маричка деликатно оставила свою панну наедине с полковником и хорошенько прикрыла дверь, так что последний получил возможность сесть поближе и притянуть Басю к себе на руки.
-Но я ничего не могу с собой поделать, потому что больше всего на свете хочу быть с тобой... и чтобы ты стала только моей, -продолжил Свирский, обняв девушку и подарив ей не один жаркий поцелуй. -Никто и никогда не отнимет тебя у меня, я этого не позволю. Даже в самый ад готов пойти, лишь бы ты всегда была со мной...
Анджей очень бы хотел сказать, что надеется и молит бога о том, чтобы Басина матушка позволила ей выйти за него замуж - пусть даже он совсем не князь и не может похвастаться землями и состоянием. Но только юная панна заставила его позабыть обо всех благих мыслях и привычном благоразумии, потянувшись за очередным поцелуем и начав расстегивать ворот его кафтана. Единственное на что бравого полковника хватило - это запереть входную дверь на крюк, прежде чем поддаться сладкому безумию и подхватив Басю на руки, отнести ее на поск постели.
-Я люблю тебя, Бася и богом клянусь, что ты будешь моей женой, -шепнул в губы девушки полковник, занявшись ее туго зашнурованным платьем. -Пообещай и ты, что никогда меня не покинешь?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-09 23:51:04)

+1

18

[NIC]Barbara Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/263Mf.png[/AVA]
Если бы только Барбара знала, какой самый верный шаг ей следовало сделать, чтобы окончательно убедиться в том, что ей и только принадлежат мысли полковника Свирского, что сейчас смотрел на нее таким взглядом, которым вряд ли кто-то еще одаривал княжну. В нем была настоящая смесь желания, нежности и обожания, чего никогда не видела Бася даже во взгляде избранного ей в женихи матерью Януша, который еще не так давно пытался добиться ее расположения далеко не надлежащим путем. Или же лучше было сказать, что молодой княжич даже и не думал добиваться оного. Был слишком надменной особой, что полагала, будто бы весь мир вертится вокруг него и княжна должна быть уже рада, раз ей выпала такая честь… пусть и сомнительной казалась она юной панне, которая сейчас не по-детски увлеклась мужчиной, который был гораздо старше нее, а также опытнее и, наверное, искушеннее в любви.
Единственное, что знала Барбара – желала быть всем для Анджея, как он об этом ей и сказал. Но, слова без дела остаются всего лишь словами, а она желала чувствовать, как дыхание мужчины щекочет ее шею. Она желала вновь ощутить его губы на своих в приятно опьяняющем поцелуе, от которого в пору было потерять сознание и утонуть в тех чувствах, что увлекали девушку далеко за собой на тот извилистый и опасный путь, на котором стоит осуждение знакомых и разочарование близких. В прочем, подобное было бы возможным, если бы только кто-нибудь узнал о том, какую игру затеяли по сути едва знакомых, но определенно знавших, чего хотят пана и пани.
Легкий румянец заиграл на щеках княжны, когда Свирский сообщил ей о смущении, да вот только сказанных слов было не вернуть уже. Она лишь отвела взгляд своих карих глаз в сторону, боясь порицания и самой себя за то, что не обождала, как советовала ей Маричка. Однако уже в следующее мгновение воевода придвинулся к ней ближе и, протянув к ней свою руку, обнял за тонкий стан, прежде чем напомнить юной панне, каковы бывают его поцелуи.
Бася охотно отвечала на поцелуй, а после решилась заглянуть в глаза мужчины, прежде чем дать ему один единственно верный ответ на все его слова – она подалась слегка вперед, упиваясь очередным поцелуем, пока тонкие пальчики скользнули вверх по груди полковника, чтобы добраться до ворота его кафтана, который в два счета развязала.
- Не хочу, чтобы ты думал обо мне, как о легкомысленной девице, хотя сейчас таковой и кажусь, наверное, - тихо прошептала Барбара, практически в губы Анджея. – Но, с тех самых пор, как только я тебя увидела, ты не покидаешь моих мыслей, а принадлежать тебе – мое заветное желание, - добавила она, после чего полковнику оставалось лишь позаботиться о том, чтобы у них не было свидетелей. Хотя, кто знает, догадается ли кто, о том почему так долго полковник обедал с княжной наедине? Об этом Бася, конечно же, не думала. Она лишь испытывала своим взглядом мужчину и ждала очередного его шага, что не заставил ее долго ждать. Уже в следующее мгновение Анджей подхватил панну на руки и отнес к постели.
Никогда еще в жизни мужчина не находился так близко к Басе, от чего ей в пору было испугаться или хотя бы задуматься о том, что творит. Но, нет. Видимо, благоразумие давно покинуло ее, либо было фамильной ценностью, ведь мать также позволяла себе запретную любовь. Хотя, любовь дочери Ядвиги несла такой характер лишь временно…
Наверное, если бы Барбара одумалась, и попросила своего кавалера отступить, подождать – он все исполнил бы в точности, как бы тяжко не было отказываться от желанного, после столь заманчивого предложения. Однако Бася не желала отказываться от уже озвученного ней предложения, чего бы это ей не стоило сейчас, завтра или через полгода.
- Клянусь всем святым, что ты будешь одним единственным мужчиной в моей жизни и я ни за что не оставлю тебя, - как молитву на ночь прошептала Барбара, глядя в глаза мужчине, которого избрало ее сердце. – Клянусь, я буду только твоей, - добавила она, приподнявшись в постели так, что платье слегка соскользнуло вниз, оголив грудь юной панны, что будто не обратила на это внимания. Хотя тот самый румянец на щеках и некая неловкость движений девушки должна была указать полковнику как нельзя лучше на неопытность панны, что желала испить полную чашу удовольствия, о котором слышала лишь краем уха.
Она нежно обняла Анджея, позволив ему закончить с шнуровкой ее платья, которое совсем скоро было оставлено в стороне, тогда как она аккуратно избавила Свирского от верхней одежды, после чего провела ладонью по его обнаженной груди, на которой виднелись рубцы и шрамы, оставленные на память о не одном бою. Бася лишь наклонилась, чтобы поцеловать каждый из них, прежде чем мужчина прервал ее и приподняв за подбородок ее голову, вновь поцеловал, а после, уложив на подушки, позволил свершиться тому, что девушка ни за что на свете не сможет позабыть. Чувство боли и удовольствия, желания и страха быть застигнутыми посторонними переполняли панну, что едва не вскрикнула от переполнявших ее чувств.

+1

19

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
По счастью, трактирная челядь, а так же сопровождающие в дороге, не потревожили юную княжну, когда она самым непозволительным способом уединилась с полковником Свирским в своей комнате. Время принадлежало только им двоим и Анджей позволил Басе стянуть свою рубашку, не забывая нежно и бережно обнимать ее, даря новые поцелуи. Она была так опасно близко, что он позабыл обо всем на свете, поддавшись предвкушению первой близости с ней... они действительно заигрались, задумав дурное "дело", не будучи женатыми, но теперь было поздно останавливаться?
Устроившись вместе с Басей на постели, мужчина забылся в ее объятиях, отбросив все прежние сомнения и размышления. Его любимая была рядом и прежний жестокий урок прошлого научил, что рассчитывать на будущее, которого еще нет, попросту глупо... и надо жить здесь и сейчас, наслаждаясь каждой минутой. Зная что девушка невинна и неопытна, Свирский постарался быть особенно нежным и внимательным и не причинить лишней боли, когда они стали одним целым. Ну а после того как все свершилось, он притянул Басю ближе к себе, не выпуская из объятий и не позволив отстранится даже на краткий миг.
-Бася, посмотри на меня? -тихо произнес Анджей, проведя ладонью по обнаженной спине своей возлюбленной, когда она прижалась щекой к его груди. -Я хочу чтобы ты стала моей женой... и если твоя матушка в своем письме не даст на это согласия, я увезу тебя. Знаю, что Мили этого не одобрит и не поймет, но ей нетрудно будет найти другую невесту для своего сына. У тебя ведь не было оглашения помолвки с Янушем, так что обижаться ему не на что. Мы можем уехать в Чигирин, там у меня есть дом - правда скромный и не такой как у твоей тетушки или родителей. Однако, там никто не помешает нам жить вместе.
Свирский прекрасно понимал, что княгиня Лещинская никогда бы не одобрила подобных планов. Тащить юную девушку в захудалый городок на границе, где было полным-полно всякого сброда, было не самым лучшим решением, но там у полковника была его служба и там его хорошо знали и уважали. К тому же, он уже достаточно оправился от ран и его могли в любой момент призвать в действующую армию.
-Подумай, любимая, хочешь ли уехать со мной... ведь наверняка твоим родителям не понравится, что ты себе выбрала человека без состояния. Увы, но мой дед, царствие ему небесное, слишком любил жить в долг и в результате разорил все семейство, -вздохнул Свирский, ласково коснувшись ладонью щеки Баси. -Моему отцу осталось только пойти на военную службу, потом и я пошел по его стопам. Знаешь, я никогда не жалел о том, что у моих родителей нет земель и денег... но вот сейчас они бы мне не помешали. Тогда твой отец не раздумывая согласился бы отдать тебя мне в жены...
Анджей прекрасно понимал, что женившись на Басе без разрешения ее семьи рискует вызвать скандал... к тому же его нареченная рисковала серьезно поссорится со своей матерью, у которой как неоднократно слышал полковник, был гордый и неуступчивый нрав. Однако Свирский надеялся на то, что женщина вынужденная несколько лет тайно любить и быть разлученной со своим избранником, не пожелает такой же судьбы своей единственной дочери. Значит оставалось лишь надеяться на то, что в ответном письме княгиня Лещинская будет благосклонна к Басиным мольбам...
Следующий день, когда надо было продолжать путь до Вишневца наступил даже слишком быстро после приятной ночи наедине - полковник не устоял перед соблазном прийти в спальню своей любимой после полуночи. На этот раз у них было куда больше времени для нежных объятий и ласк наедине, без опасения быть застигнутыми врасплох. Верная Маричка, без труда догадавшаяся обо всем, была мрачнее грозовой тучи, когда уселась следом за своей хозяйкой в экипаж - с одной стороны, она была рада, что панна Барбара выглядит счастливой и довольной... с другой - боялась гнева ее родителей и возможных нежелательных последствий.
-Панна Бася... не нужно было вам делать этого..., -решилась произнести служанка, когда экипаж выехал с постоялого двора и их никто не мог услышать. -Пан полковник конечно хороший человек, но что если вам не позволят выйти за него замуж? Если у вас будет ребенок от него, вашей репутации придет конец... Вы не сможете вернутся домой.
Маричка тихонько вздохнула, прекрасно понимая, что княжна сейчас ее совершенно не слушает - она ведь влюблена и совсем недавно проснулась в объятиях желанного для нее мужчины. О какой вообще осторожности может идти речь и куда подевалась прежняя расчетливая и умная панна Барбара, так желавшая во всем походить на свою матушку? Служанке оставалось лишь молить бога о том что пан Анджей был достаточно осторожен во время близости и никаких сюрпризов ожидать не придется.
-Я умоляю вас... одумайтесь пока не поздно и выйдите замуж за князя, как велела пани Ядвига. Он молод и глуп и вы сможете им вертеть как вздумается, -осторожно продолжила служанка. -Вы же хотели жить в Варшаве, как ваш братец с пани Хоноратой... неужели вам хочется ехать на границу и жить там одной, пока пан полковник уедет воевать??
В конце-концов Басе надоели ненужные нотации и Маричке пришлось замолчать и лишь тяжко вздыхать до самого Вишневца, где юную панну радушно встретила родня. Пожилая княгиня Вишневецкая была рада видеть любимую внучку, приехавшую поддержать ее и приветливо поздоровалась с паном Анджеем, поблагодарив его за оказанную добрую услугу.
-Дорогая Эмилия отправила мне письмо с верным человеком, еще до того как вы уехали из Збаража, -улыбнулась княгиня, когда Свирский почтительно поцеловал ей руку. -Сначала я очень беспокоилась за милую Басеньку, но потом успокоилась, как только узнала что ее сопровождает храбрый рыцарь. Добро пожаловать в Вишневец, дорогой пан Свирский - прошу чувствовать себя как дома.
-Благодарю за добрые слова, ясновельможная пани княгиня, -поклонился в ответ Анджей. -Если позволите - выражаю вам самые искренние соболезнования. Пусть земля будет пухом вашему супругу.
-Вы очень добры, -кивнула пани Вишневецкая и взяла за руку Басю. -Пойдем, моя милая девочка - я давно тебя не видела и хочу поговорить. Ясечка написала мне, что устроила очень выгодную партию - расскажешь обо всем? Мне надо хотя бы ненадолго отвлечься от печальных мыслей.
После того как княгиня и Бася с Маричкой ушли, полковника проводили в одну из гостевых комнат, где он и остался до того момента пока не пора было ехать на похороны старого князя. После слов пожилой пани, Анджей заметно помрачнел, ведь она явно говорила о браке своей внучки с молодым князем...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-10 23:40:08)

+1

20

[NIC]Barbara Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/263Mf.png[/AVA]
Когда все случилось, Барбара с трудом верила в окружавшую ее реальность. Не верилось просто, что она пошла до конца, не испугавшись собственных желаний, и Анджей действительно взял ее, как подобает мужчине брать только свою законную супругу. Однако юная панна, как ни странно, не сожалела о содеянном, ведь все случившееся между ней и полковником казалось таким правильным, как восходящее каждое утро солнце. Более того, она чувствовала себя самой счастливой … теперь уже женщиной на всем белом свете. Ее ведь любил тот, кого полюбила она. Ее желал мужчина, которых более не было найти во всей Речи Посполитой. А все остальное? Нет, она не думала ни о чем, кроме него, как и не принимала в расчет, какие плоды могла дать даже одна единственная близость между ними.
Влюбленный дурман не давал девушке опомнится. Бася только прижалась к груди Анджея, прислушиваясь к быстрому ритму его сердцебиения, что был подобен музыки для ее ушей, под который она могла уснуть. Только Свирский решил обратиться к своей возлюбленной, а потому она подняла взгляд своих карих глаз на него и внимательно всмотрелась в его лицо, в любимое лицо мужчины, к которому она пожелала прикоснуться губами. Но, прежде чем сделать желаемое, она должна была выслушать благородного мужчину, что не желал отказываться от нее, несмотря ни на что. Уголки губ юной панны слегка приподнялись вверх – слова Свирского для нее звучали подобно предложению руки и сердца, а потому она и не подумала огорчиться из-за возможности неодобрения со стороны своих родителей. Тем более мать с отцом всегда говорили, как сильно любят свою единственную дочь – чем не лучший способ был доказать им это? Она была послушной дочерью, однако выйти замуж за нелюбимого и мучиться рядом с ним всю свою жизнь она не собиралась.
- Мой милый, я уже поклялась тебе, что ни за что тебя не оставлю и ты будешь единственным для меня мужчиной – так разве нужно мне теперь раздумывать? Я люблю тебя и буду тебе такой женой, какой ты захочешь. Здесь, в Кракове, в Варшаве или Чигирине – куда ты пойдешь, туда пойду за тобой и я. Ведь ты мое сердце, а без сердца не живут, - тихо прошептала она, прежде чем таки дотянуться до желанных губ Анджея. – Не думай о том, что еще не случилось – письмо маменьки придет только через неделю, а то и две, но уже в следующий раз я напишу ей о том, что выхожу за тебя и мы вместе приедем в Лешно, - размечталась княжна, представив себе с какой гордостью представит отцу своего жениха. И без разницы, что родители еще не изволили их благословить… Без разницы, что мать готовила ее к совершенно другому.
Время, проведенное наедине с полковником, пролетело незаметно для Баси. Кажется, его и вовсе не было, но лишь последствия близости двух влюбленных людей на смятой постели говорили слишком о многом Маричке, когда она вошла в покои своей хозяйки, едва только влюбленные привели себя в более-менее подобающий вид и отворили дверь.
- Пани Бася, вы ведь совсем ничего так и не съели… - пожурила свою хозяйку Маричка, прежде чем уговорила ее съесть хотя бы немного из своей тарелки, тогда как полковник даже не притронулся к своему обеду. Однако уже этим вечером Маричке пришлось провести ночь вне пределов комнаты своей хозяйки, поскольку та имела намерение провести ночь с полковником. Так что по утру, когда княжна уселась в свой экипаж, Маричка решительно произнесла все то, что так долго обдумывала ночью.
- Маричка, я и не вернусь домой, - решительно произнесла в ответ княжна, посмотрев несколько удивленно на свою служанку, будто бы коря ее взглядом своих пронзительных карих глаз. Ведь, она должна была понять уже все! – Я не вернусь домой без Анджея. Он так или иначе, но будет мне мужем – другого мне не нужно, - добавила она, прежде чем отвернуться в сторону небольшого окна, где окрестные пейзажи сменяли друг друга.
- Замолчи, Маричка! Достаточно! Ты мне не мать и не нянька, чтобы жизни учить!– строго приказала Барбара своей служанке. Так что до самого Вишневца они ехали в полном молчании.
Как и полагается, бабуля вышла на встречу своей внучке, на которой уже красовалось траурное платье, которое она надела на себя по утру. Княжна выдержала паузу, позволяя Анджею поприветствовать княгиню Вишневецкую, которая в прочем уже передала свой титул супруге наследника титула, который уже готовился к приему короля и вез к нему особенного гостя. Это не нравилось княгине, однако она знала, что была лишь женщиной, а потому не вмешивалась в политику и дела мужчин тем более. Зато куда больше интереса для нее представляла возможная помолвка внучки, а также переезд ее в Варшаву, тогда как Бася даже не представляла, как убедить бабушку, что все несколько не так будет, как она себе представляет.
Около полчаса длилась их беседа, которую прервал кто-то из слуг княгини – приехал наконец-то ксендзь, а потому могли уже хоронить князя. И ведь Бася не могла не заметить во время похоронной церемонии, каким не веселым и мрачным был Анджей. Бася то и дело думала о том, что могло расстроить ее любимого мужчину, а потому выкроила первую попавшуюся ей возможность выйти к нему и переговорить с глазу на глаз, под вишней у дома, как только гости, собравшиеся помянуть князя начали расходиться понемногу.
- Что случилось, любовь моя? – спросила она у Анджея. – Ты мрачнее тучи, а это гложет меня и не дает покоя. Кажется, я не сделала ничего такого, что могло бы обидеть тебя? Но если в моих деяниях есть вина, прошу – прости меня, я не хотела, - тихо прошептала княжна, как только полковник подошел ближе и, оглянувшись по сторонам, нет ли у них нежелательных свидетелей, обнял ее за тонкий стан. – Скажи, что мне сделать, чтобы ты был счастлив, как этой ночью рядом со мной – ведь ты был счастлив тогда? Скажи, чего желает твое сердце? Хочешь, уже сегодня ночью я пойду за тебя и буду принадлежать тебе по закону божьему?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dla chcącego nic trudnego ‡Глаза боятся, а руки делают...