vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dla chcącego nic trudnego ‡Глаза боятся, а руки делают...


Dla chcącego nic trudnego ‡Глаза боятся, а руки делают...

Сообщений 21 страница 40 из 48

21

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
Все время траурной церемонии, на которую Анджей пошел, чтобы лишний раз выразить свои соболезнования и поддержку княгине Вишневецкой, он был мрачен и неразговорчив, думая лишь о своем. Бабушка Баси выразилась достаточно ясно - она во всем поддерживает намерение пани Ядвиги выдать любимую внучку за молодого князька. Однако, эти несомненно умные и хитрые дамы даже не подумали о том, что юная княжна достойна совершенно иного мужа... увы, но высокий титул Януша в данном случае был решающим аргументом?
В какой-то момент Свирскому показалось, что тот самый нежный и теплый мир, который они с Басей успели построить и обрести лишь для себя, рушится и разламывается на мелкие части... ее заставят стать женой князя Збаражского, а Анджею ничего не останется кроме как вновь потерять самое дорогое в жизни. Но... позволив мрачным мыслям прочно укоренится в своем сознании, бравый рыцарь совершенно не учел одной весьма важной вещи - его любимая была копией своей гордой и неуступчивой матушки по характеру и значит ее невозможно было принудить к чему-либо. Те же вечером, Бася сумела сбежать из своей комнаты и пришла к полковнику, сказав те самые заветные слова, которые ему так хотелось услышать...
-Тебе не за что просить прощения... просто в какой-то момент мне подумалось, что тебя выдадут замуж за моего племянника.., -вздохнул Анджей, обняв девушку. -Я счастлив когда ты рядом со мной... и ты готова к тому, что придется сразу уехать, или точнее говоря сбежать после того как нас поженят?
Ответом мужчине был нежный поцелуй и согласный кивок - и в какой-то момент полковнику стало стыдно за собственные опасения. Он ведь уже убедился, что Бася может быть по-настоящему смелой и в отличии от многих юных панн не боится добиваться того чего хочет.
-Хорошо, тогда надо пойти к ксендзу что провожал в последний путь твоего деда сейчас же... и позвать свидетелей, -Свирский улыбнулся, крепче обняв Басю. -Думаю что Маричка не откажется пойти с нами, хотя и недолюбливает меня? Вторым свидетелем позовем одного из моих людей...
Бедная Маричка не просто испугалась, когда узнала что ее панна надумала тайком выйти замуж за полковника - она пришла в ужас от этой затеи. Но прекрасно зная панну Барбару и ее упрямый нрав, смирилась, став умолять взять ее с собой в Чигирин и не оставлять в Вишневце.
-Но зачем тебе ехать с нами? -удивился Анджей. -Дорога неблизкая и придется ехать верхом... а Чигирин не самый лучший город для молодой девушки...
-Умоляю вас... маменька панны Баси убьет меня, когда узнает, что я не помешала ей.., -взмолилась служанка. -Я уж лучше с вами поеду, у нее рука тяжелая когда она сердится..
Итак, тайная свадьба свершилась тем же вечером, когда в княжеском доме все крепко спали. Поначалу ксендз засомневался, стоит ли совершать святой обряд таким образом - без благословения родителей невесты и тайком, под покровом ночи... но после того как узнал, что "дурное дело" уже свершилось, у него не было выбора. Выбрав меньшее из двух зол для молодой княжны, святой отец поженил двоих влюбленных, после чего они спешно покинули Вишневец, взяв с собой лишь необходимый минимум вещей. С Анджеем и Басей уехала Маричка и семеро солдат из его бывшего отряда разведчиков - те самые что готовы были пойти за своего командира даже в ад.
Остановившись по пути на одном из хуторов, неподалеку от Збаража, Свирский решился написать письмо своей кузине, опасаясь что она сочтет его неблагодарным. Конечно пани Эмилии доставит мало радости получить подобное послание... но лучше так, чем сбежать совсем не объяснившись.

Моя дорогая Мили!

Когда ты прочтешь это письмо, то скорее всего будешь уже знать обо всем что случилось в Вишневце... и я сожалею о том, что эти новости тебя скорее всего расстроят. Но все чистая правда - мы с Басей стали мужем и женой и она уезжает со мной в Чигирин. Очень надеюсь, что ты сумеешь меня понять, ведь твоя благородная и чистая душа всегда умела сострадать...
Я люблю Басю и она словно подарила мне весь мир и заставила посмотреть на него другими глазами. Сколько лет, я словно блуждал во тьме и сумел спастись в тот момент когда она приехала в твой дом. Отказываться от этого дара судьбы я не могу и не хочу... прости меня если сможешь и не обижайся. Несколько недель назад я спас твоего сына от верной смерти на дороге в Лески, когда на нас напали разбойники - говорю это не для пустого бахвальства, но чтобы заплатить тебе добром за все хорошее, что ты сделала для меня.
Знаю, что матушка Баси будет в гневе, когда узнает о том что мы сделали... пусть винит лишь меня одного во всем и не лишает дочь своей любви и расположения.

Молю бога послать тебе долгие лета и остаюсь твоим преданным братом.
Анджей Свирский.

Закончив писать и подписавшись под тектом, полковник свернул лист бумаги и положил его под чернильницу на столе, тихо вздохнув. Неизвестно, что будет после того как Эмилия получит это письмо... однако, она будет знать куда уехала Бася и сможет рассказать об этом ее родителям. Более всего Свирский боялся что они поссорятся с единственной и любимой дочерью...
-Думаю что завтра мы уже будем далеко отсюда... и на следующей стоянке, надо бы раздобыть дамское седло для тебя и Марички, -улыбнулся Анджей, вернувшись в постель к любимой жене и обняв ее. -Ближе к границе начнется просто отвратительная дорога...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-11 03:16:06)

+1

22

[NIC]Barbara Świrska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26jmk.png[/AVA]
Пожалуй, если бы Анджей позвал Барбару в сам ад за собой, панна нисколько бы не сомневалась и последовала бы за любимым полковником, тогда как он звал ее всего лишь замуж. Да, это было несомненно его желанием, о котором она так вовремя вспомнила, желая угодить любимому мужчине, дабы смыть с его лица горечь и печаль, видеть которые для нее было, видит бог, невыносимо. Что же, судьба Баси была предрешена, едва только она увидела пана Свирского в Збараже тем солнечным днем, когда она прибыла к дальней родне матушки. Ведь покойный князь Збаражский, супруг пани Эмилии, приходился князю Вишневецкому дальним племянником, если не ошиблась в своих подсчетах Бася.
Юная панна лишь согласно кивнула в ответ на вопрос Анджею, что не желал более ждать и сочетаться браком с ней уже этой ночью, и приподнялась на носочках, чтобы дотянуться губами до его губ, которые еще недавно на постоялом дворе целовали ее так жарко и пламенно, что у панны захватывало дух. Сейчас же сердце Баси сжималось от сожаления – увы, но она должна была сделать выбор между тем, чего желало ее сердце и тем, что считал разум правильным. В прочем, разве только разум? Все окружение, весь высший свет будет вскоре недоумевать и поражаться тому безрассудному поступку, на который так смело пошла княжна. Увы, но мать не простит такого предательства и такой неблагодарности своей любимой дочери. А в прочем, может и простит со временем? Сожалеть сейчас у Баси точно не было времени, ведь она уже знала, как следует поступить, в точности, как и готова была принять на себя все последствия, что обрушатся на нее с приходом рассвета в Вишневец. Теперь ее не будут ждать более на праздники ни в Лешно, ни в Варшаве, ни тем более в Розлогах… родня откажется от связей с ней, ее детьми, которым предстоит стать рыцарями, как и их отцу, однако то была та плата, которую девушка была готова заплатить. Ведь более ждать ответа от матери, как и вести муторную переписку было не под силу. Весь мир, окружавший княжну, переменился и теперь вертелся возле мужчины, что звал ее за собой, ведь благодаря нему одному она была готова на столь смелые и безрассудные поступки, как сейчас.
- Пойдем немедля, пока ксендзь не уснул, - улыбнулась девушка полковнику, прежде чем вернулась в комнату, где ее уже ожидала Маричка. Служанка даже не ожидала услышать или стать частью того нехитрого и весьма простого плана, что выдумали двое влюбленных. Девушка даже попыталась образумить княжну, да вот только не вышло – она была упряма, как ее мать, и приняв уже решение, не собиралась от него отказываться. Очень кстати княжне пригодилась шкатулка с украшениями, среди которых она смогла подыскать добротное колечко для себя, на случай, если у мужчины не нашлось ничего подходящего, а также для своего будущего мужа, хотя она сомневалась, что Анджей захочет носить его на пальце. Бать может, станет носить на шее, как подвеску? Как память о том, что они будут навеки вместе, всегда рядом.
К счастью, никто из слуг вдовствующей княгини не услышал, как княжна Барбара покинула дом своей бабки. По утру она будет разыскивать ее и обнаружит пропажу, а до тех пор … она будет пребывать в святом неведении. Даже блаженном, чего греха таить. Тогда как Басе дорога стелилась не простой и длительной, после того как ксендзь при свете луны обручил двух безумцев, бросивших вызов всем и каждому. У них было не так уж и много времени на передышку на одном постоялом дворе, которой они не стали пренебрегать. И теперь уже Анджей имел законное право прикасаться к ней, именуя супругой.
После узаконенной близости со Свирским, Бася ненадолго задремала. День выдался весьма продолжительным и полным на события, к тому же в скором времени им также следовало продолжить путешествие, отдаляясь от Збаража так быстро, как это только было возможно, дабы избежать совершенно не нужной погони.  Но, когда она приоткрыла глаза, заметила, как Анджей пишет какое-то письмо. Молодая пани Свирская не стала спрашивать мужа о том, кому он решил написать письмо или оставить весть. Не стала она также и просить у него написать хоть пару строк домой – попросту не знала, как перенести на бумагу все то, что думала, но больше всего вызывало трудность высказать свои чувства, что были слишком яркими и накрыли ее с головой, подобно высокой волне.
- Я готова на любые трудности, любимый, - тихо прошептала Бася, как только мужчина вернулся к ней в постель и обнял ее, прижимая к себе. - Хочу уже поскорее оказаться в нашем доме, - произнесла сонно молодая женщина, прежде чем отправиться в сладкое царство Морфея, из которой вскоре ее вывели первые лучи солнца, заглянувшие из окошка прямиком ей в лицо.
Надо сказать, что дорога к Чигирину была действительно не простой и даже сложной. Путешествие в седле утомляло, потому Барбаре приходилось ловить каждый миг ночи, чтобы восполнить запасы энергии на новый день. Конечно, не миновало внимания панны состояние большинства крестьян в тех окрестностях, через которые проходил их путь – люди здесь жили многим скромнее, а также были весьма обижены на знать, которую признавали в группе путешественников в первые дни. Однако, как только пыль дорог осела на платье Баси, в ней было уже не так просто признать дочь одного из самых богатых князей Речи Посполитой. К тому же, в дороге ей предстояло отказаться от ношения украшений. Да и прическу следовало максимально упростить – времени на то, чтобы приводить каждый раз ее в порядок не было. А шляпка прекрасно скрывала все дефекты прически, как и защищала от солнца, что безжалостно жгло землю, степь и поля вот уже не один день.
Когда кто-то из спутников сказал о том, что Чигирин уже близко, Бася даже не поверила, хоть заметно оживилась. Она не растеряла своего упрямства и желания жить в доме, о котором ей говорил Анджей еще до свадьбы, когда они уединились в покоях на постоялом дворе. Ее не пугали трудности, которые она была готова встретить достойно и с высоко поднятой головой. И в том, что упрямство Басе пригодится, молодая пани Свирская поняла, как только переступила порог своего нового, а точнее ее перенесли. Молодая женщина сразу же поняла, что жизнь будет не просто скромной теперь. Жизнь теперь будет намного скромнее. В прочем, она подозревала о том, что так будет и даже готова была к подобному, не говоря уже о том, что Анджей предупреждал ее об этом.
- Как я рада оказаться, наконец-то здесь! – воскликнула молодая панна, улыбнувшись мужу, что ждал ее реакции. – Я знаю, здесь мы будем счастливы, пусть и дом простой, как ты говорил. Но я привыкну и научусь всему, что нужно, чтобы быть тебе хорошей женой, - быстро пообещала она мужу, подойдя к нему. – Ты никогда не пожалеешь о том, что взял меня в жены, - глядя прямиком в глаза любимого мужчина, добавила Бася, мысленно рисуя для них счастливое и безоблачное будущее.

Отредактировано Tony Danziger (2016-01-11 02:59:12)

+1

23

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
Чигирин, апрель 1604 года..

Как-то раз в одной умной книге, Свирский прочел, что судьбе свойственно играть человеком, то одаривая его безмерно, то заставляя потерять все что было дорого. Если подобное высказывание было верно, то полковник совершенно неожиданно вдруг оказался в фаворе у собственной судьбы-злодейки, потому как после побега из Вишневца, ему на удивление хорошо и спокойно жилось с Басей в Чигирине. Скромный дом Анджея совершенно преобразился с появлением там его обожаемой супруги - и теперь храброму рыцарю было ради кого особенно тщательно сберегать свое жалованье? Они с Басей жили скромно, но зато душа в душу, без малейшего преувеличения и никто не мешал им быть вместе и не давал советов как следует поступать. Если родители юной пани Свирской и пожелали бы приехать к своей дочери, то с наступлением дождливой и промозглой осени это было проблематично, потому как на подступах к Чигирину размыло дороги. А потом наступила лютая зима, которая тоже не была помехой взаимному счастью Баси и Анджея - перед святым праздником Рождества выяснилось, что молодому семейству следует ожидать прибавления летом. Полковник был безумно счастлив и видя его таким радовались все его друзья и сослуживцы по панцирной хоругви, что располагалась в гарнизоне. Этим честным солдатам было отрадно видеть как изменился пан Анджей после того как вернулся на службу уже женатым человеком... и любя и уважая его, все они прониклись симпатией к молодой пани полковнице, считая что она вернула к жизни хорошего человека.
Итак... очередным дождливым утром, где-то в середине апреля, Свирский чуть свет уехал на службу, постаравшись не разбудить сладко уснувшую Басю. Будущий сынок не давал ей покоя с самого вечера, так что Анджей очень аккуратно выбрался из постели и нежно поцеловав спящую жену, направился в гарнизон. По счастью, на границе и в Диком Поле пока что было относительно "тихо" - мелкие шайки лихих людей, что разоряли хутора исчезли на время весенней непогоды, так что гусары довольствовались тем что патрулировали улицы города и следили за порядком.
-И разверзлись хляби небесные и нет им конца и края.., -вместо приветствия произнес чигиринский староста, когда Свирский заглянул к нему поутру как делал каждый день. -Каждый день льет как из ведра... честное слово, дорогой пан полковник, я уже готов поверить тем бредням что рассказывают приезжие купцы.
-Каким именно, если не секрет? -улыбнулся Анджей, положив мокрую насквозь шапку на теплую печку в комнате. -Если верить всему что рассказывают торговцы, то можно вообще не жить и от страха заперется в доме.
-О будущем конце света конечно же... новом потопе и тому подобном, -ответил пан Березуцкий, откупорив глиняный кувшин с вином и собственноручно налив гостю чарку. -Выпейте и согрейтесь, пан Анджей - не сомневаюсь, что вы как всегда добросовестно проверяли караульных едва только рассвело. Знаю-знаю, вы теперь спешите домой и приглашать вас вечерком в трактир пустая трата времени. Как ваша супруга? Моя все собирается ее навестить, но боится помешать ненароком...
-Сколько я себя помню, всегда находились "знающие люди", которые то и дело предсказывали конец света, всемирный потоп и тому подобное, -Свирский рассмеялся, с благодарностью взяв чарку и отпив глоток вина. -Басенька, слава богу, здорова. Порой мне просто не верится, что мы почти дождались нашего малыша - совсем уже недолго осталось. Я уверен, что она будет рада, если ваша жена нанесет ей визит... ведь ходить по гостям мы сейчас не можем.
-Тогда я передам моей жене ваше приглашение, -кивнул староста. -Ну что, пан Анджей, я так понимаю в городе все тихо-спокойно? Тогда не буду вас задерживать пустыми разговорами, вы ведь мыслями уже со своей ненаглядной - ступайте с богом.
Поблагодарив, Свирский не стал просить себя дважды и стрелой помчался домой под проливным дождем, который и не думал ослабевать. Стянув насквозь промокшую верхнюю одежду, он отдал ее Маричке, поинтересовавшись чем занята Бася. После того как служанка сообщила, что пани занята рукоделием в спальне, он не тратя времени зря направился к жене, чтобы поскорее обнять ее и заодно переодеться.
-Я сегодня вернулся раньше, любимая моя, -сообщил Анджей с порога и подойдя к жене присел рядом с ней на постели, не забыв нежно поцеловать и аккуратно обнять. -Успел все сделать что должен и меня отправили домой. Как ты чувствуешь себя? Староста говорил, что его супруга хотела навестить тебя и я подумал что это неплохая идея. Сейчас мы с тобой по гостям не ходим, а потом нам будет некогда из-за нашего озорника.
Свирский ласково коснулся ладонью живота любимой жены, вновь нежно коснувшись ее губ своими. Еще совсем недавно они вдвоем с удовольствием ходили в гости к немногим друзьям Анджея - тем что давно обосновались и квартировали в Чигирине. Однако, с наступлением новой весны, Басеньке стало тяжеловато долго ходить, да и дождь пока что лил без конца сведя на нет даже самые короткие прогулки в небольшой палисадник возле дома.
-Сейчас переоденусь и распоряжусь чтобы Марта поскорее приготовила поесть, -предложил любимой супруге Свирский. -Я уже порядком проголодался, так что до обеденного времени точно не доживу. А потом мы с тобой что-нибудь придумаем для гостей? Что-то мне кажется что пан староста жену не отпустит одну... так что если они придут, надо бы приготовить что-нибудь особенное?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-11 21:39:13)

+1

24

[NIC]Barbara Świrska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26jmk.png[/AVA]Время бежит. Оно бежит, не замедляя своего бега ни на одно мгновение, подобно горному ручью, за которым можно наблюдать целую вечность и едва ли заметить, как изменилось все вокруг. К счастью, или наоборот, к сожалению, но время никому не подвластно – никто не смеет вернуть вспять ушедшие дни, как и никто не торопится заглянуть в будущее, что так тихо крадется следом за новым днем. Но дни для Барбары в Чигирине не крались один за другим, ускользая подобно тени. Они бежали и проходили мимо, не давая полностью насладиться тем временем, которое она могла провести с любимым супругом наедине, не боясь упреков или запретов со стороны своей родни, которой так или иначе следовало написать и дать весточку о себе. Однако безмятежные дни рядом с любимым Анджеем в Чигирине настолько захватили Басю, что она даже не успела опомниться, как на смену жаркому лету пришла осень, а там наступила зима, рождественские праздники, а прежде чем пришла весна мысли молодой пани Свирской всецело вертелись возле ребеночка, что вот-вот уже должен был появиться на свет в первые дни лета.
Нет, ей некогда было садится за стол и писать письмо домой матери и отцу. Знала, что поступает не лучшим образом, однако ей действительно было нечего сказать – обо всем очень ярко говорил ее один единственный самостоятельный поступок и решение, отказываться от которого она не могла, да и не хотела. Испытание бытом или даже умеренностью этого самого быта не заставило молодую женщину сожалеть о том, что она рискнула всем и погубила, по сути, свою репутацию где-то там, в безмятежном столичном крае, где праздные вечера коротало один за другим шляхетное панство. Ведь здесь на краю королевства, в пограничном городке, где жило так много разношёрстного народа, все то, чему только придавали значение в Кракове или Варшаве, не имело значения. Жизнь нужно жить так, чтобы не было жаль помирать – сказал как-то зимним вечером один из воевод верных Анджею, когда остался у него на ужин. И ведь, действительно, пани Свирская могла позволить себе согласиться с жизненно мудрыми словами храброго, как и ее муж, рыцаря. Ведь людям дана всего лишь одна жизнь, которую нужно прожить от и до, не тратя ни минуты своего времени зря.
Однако, так или иначе, Бася часто вспоминала свою прежнюю безмятежную жизнь в Кракове, а после и Лешно. Вспоминала она и свою родню, стараясь предугадать, чем занят каждый из них, ведь любила своих братьев, своего отца и мать всем сердцем, а потому разлука с ними, пусть даже временная приносила часто грусть. Особенно, когда шел дождь за окном и Басе приходилось выдумывать себе занятие внутри дома, что осенью и весной было практически не сыскать ей. Почему-то каждый стежек в вышивке сопровождался воспоминаниями из прошлого, а после и размышлениями о том, какие могли бы прозвучать советы от любящей матери или отца. И сегодня был такой же дождливый день, как и пара предыдущих на этой неделе. Об этом известили пани Свирскую свинцовые тучи и стучащие капли дождя на подоконник и окно. Маричка как раз разводила огонь в камине, чтобы пани не простудилась ненароком, ведь была не привычна к такой сырости и влаге.
- О, пани Бася, вы уже проснулись? Я вас часом не побеспокоила? – поинтересовалась верная служанка у Барбары, заметив, как молодая женщина пытается самостоятельно сесть в постели.
- Да, я уже не сплю, и ты мне нисколько не помешала. Ребенок начал сильнее толкаться, совсем не дает мне возможности поспать, - сонно улыбнулась молодая пани, прежде чем тихо вздохнула, бросив мимолетный взгляд на окно. Сегодня будет снова не погулять. А в прочем, после стольких дней проливного дождя придется ждать еще дня три, пока не сойдет вся вода …
- Давайте, я принесу вам чего-нибудь теплого попить? – предложила тем временем Маричка, но не стала дожидаться ответа от своей госпожи и мигом умчалась из панской спальни, чтобы вернуться уже из горячим напитком из лесных ягод, которые местные жители засушивали на зиму и заваривали для питья. Очень скоро, растопленный девушкой камин стал приносить тепло, а потому Бася лишь протянула руки, прежде чем с удовольствием сделать несколько глотков ягодного отвара, не забыв отблагодарить за заботу свою служанку, на которую в последнее время свалилось просто немереное количество работы – ей теперь надо было не только услужить своей госпоже, но и следить за всем домом, не забывая также и по хозяина дома, ведь нанимать целый штат прислуги чете Свирских было не по карману. Им как раз хватало денег на содержание кухарки и Марички. Однако, не смотря на некоторые трудности Барбара, казалось, нашла куда более приемлемый способ общения со своей служанкой, на которую ей за все время, проведенное в Чигирине, не пришлось даже руку поднять. Или дело было в том, что Маричка нашла среди храбрых подданных полковника своего суженного? В прочем, Бася искренне желала счастья доброй девушке – заслужила.
- Маричка, подай мне мое шитье, - попросила Бася у служанки, отдав ей уже опустевшую кружку. – Я пока полежу и постараюсь поработать над шитьем, - добавила она, вновь улыбнувшись, как только служанка выполнила просьбу. Правда, не долго пришлось молодой женщине трудиться над своим шитьем, поскольку от далеко не самого любимого, однако весьма необходимого труда, отвлек вернувшийся супруг, которого не пожалела весенняя погода.
- Все хорошо, правда проснулась из-за нашего малыша – он явно против того, чтобы я спала, - улыбнулась Бася, вернув мужу поцелуй. – Гости в дом - радость в нем, - ответила она Анджею на его предложение. – Уверенна, мы что-нибудь придумаем для старосты и его жены. Можем еще пригласить кого-то из твоих друзей, только я сейчас закончу чинить твою рубаху, - с неподдельным энтузиазмом произнесла Бася, определенно радуясь гостям, визит которых должен быть развеять обыденность супружеской четы. – Правда, признаюсь честно, я бы тоже не отказалась от небольшого перекуса, - скромно заметила пани, следившая изо дня в день за своим рационом, как это когда-то делала ее мать, будучи беременной младшими ее братьями.

0

25

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
Анджей с большим удовольствием стянул промокшие вещи и переодевшись в сухое, заглянул на кухню, попросив Марту приготовить поесть, но как оказалось, добрая женщина уже сама догадалась, что хозяева могут проголодаться раньше привычного времени. Кстати говоря, на рынок верной и преданной Маричке приходилось ходить в сопровождении одного из верных людей пана полковника - все-таки Чигирин был непохож на Лешно или тот же Збараж и молодой девушке не следовало ходить без сопровождения. Хотя по правде говоря, люди знающие никогда бы не рискнули напасть на человека, служащего Свирскому... но как говорится, береженого бог бережет?
-Так, что у нас нынче на обед? -поинтересовался Анджей у кухарки и согласно кивнул, когда та сообщила, что приготовила жаркое из птицы с вкусным гарниром и густой грибной суп на первое. -Маричка уже успела сбегать на рынок?
-Она бегала еще вчера, пан полковник, -ответила Марта. -Тот господин, что служит вместе с вами был так любезен, что сопроводил ее. По дороге они встретили пани Березуцкую с дочкой и та была так добра, что передала для пани Барбары несколько ниток сушеных грибов.
-Надо будет обязательно поблагодарить пани Анелю, когда она придет к нам, -улыбнулся Свирский и тут же добавил. -Марта, а грибной суп не слишком тяжелая пища для Басеньки? Что если мы его оставим на вечер для гостей, а ты приготовишь что-то другое?
-У нас гости будут?? -удивилась кухарка и тоже улыбнулась - кажется пан вздумал ее поучать, что подавать его супруге? -Хорошо что вы мне сейчас сказали, а не за минуту до их прихода... Я приготовила еще куриный суп для пани Баси, а грибной собиралась вам подать, вы же его любите.
-Ты как всегда все сделала в лучшем виде, -похвалив Марту, Свирский вернулся к любимой жене и до того момента как стол был накрыт остался рядом с ней. Смотря как Бася занимается шитьем, он не мог не подумать в очередной раз о ее семье... Было очень странно, что родители Барбары не написали не одного письма, пусть даже в нем были бы одни проклятия на голову человека, укравшего их любимую дочь. Молчала и пани Эмилия, по всей видимости будучи в обиде на своего кузена, за все "хорошее"... Но так или иначе, Анджей был счастлив рядом с обожаемой женой и едва ли не впервые в жизни, благодаря ей обрел самый настоящий дом.
После сытной трапезы, время до прихода гостей пролетело незаметно - когда прислуга занялась различными делами, Свирский и Бася получили возможность уединится и побыть только вдвоем. Анджей постарался угомонить свое драгоценное чадо, ласково и нежно прикасаясь губами к животу любимой супруги и посмеиваясь, постарался поймать ножку маленького озорника.
-Он у нас такой сильный, -с гордостью сказал полковник, поцеловав Басину ладошку, когда она смеясь поерошила ему волосы. -Я уверен, что будет сынок... и уже не могу дождаться пока смогу наконец взять его на руки. Ну а если все-таки ты подаришь мне дочку, то мы можем постараться еще раз...
Засмеявшись, Анджей обнял Басю, возвращая очередной нежный поцелуй. Как и всегда, им было очень хорошо вдвоем - да и неугомонный малыш успокоился, поймав приятные ощущения своих родителей.
-По-моему нам надо почаще запираться в спальне, вот как сегодня, -Свирский удобно устроился рядом с Басей, ласково коснувшись ее щеки своей ладонью. -Наше чудо сразу перестает капризничать, стоит мне тебя обнять. Может нам стоит вздремнуть на тот случай если сынок снова будет куролесить вечером?
Приятная усталость быстро сморила Басю, стоило ей как всегда положить свою голову мужу на плечо - а вот Анджею не спалось, несмотря на ранний подъем. Он раздумывал о слухах, что ходили по Чигирину... будто бы король намерен послать еще войска в помощь так называемому "царевичу Дмитрию", чтобы иметь влияние на русский престол. Если все это правда, то значит в скором времени и Свирскому могут приказать отправляться в поход. Полковник не представлял как сможет оставить Басю одну в Чигирине и уже подумывал написать ее старшему брату в Варшаву - если не родители, то может быть хотя бы он заберет к себе любимую сестру? Анджей неоднократно слышал, что князь Любомирский в фаворе у короля и занимает одну из важных государственных должностей при дворе. Неужели и он тоже откажется от Басеньки? Ей будет опасно оставаться одной на границе с грудным ребенком...
Он тихо вздохнул, нежно обнимая жену и оберегая ее спокойный сон и решил что как только дожди прекратятся, сразу отправит верного человека к Любомирскому. Едва приняв это решение, полковник задремал и проснулся пару часов спустя, когда Бася разбудила его нежным поцелуем, напомнив что пора готовится к визиту гостей. Собственно говоря, после этого работа в скромном домике четы Свирских закипела и очень скоро в маленькой гостиной был накрыт стол. А затем хозяев ожидал самый настоящий сюрприз, потому как пан Березуцкий пришел не только со своей супругой, но и позвал еще троих воевод, что жили в Чигирине и служили вместе с Анджеем.
-Я подумал, что раз пани Бася вынуждена сидеть дома, оберегая свое сокровище, то надо зайти и лишний раз пожелать ей доброго здоровья, -сообщил Свирскому староста, едва появившись на пороге. -И мы принесли с собой много угощения, чтобы не опустошать вашу кладовую. Пустите на порог незваных гостей, добрые хозяева?
-Конечно, -засмеялся Анджей. -Добро пожаловать в наш дом! Проходите, садитесь панове - мы с Басенькой всегда вам рады.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-12 21:25:35)

0

26

[NIC]Barbara Świrska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26jmk.png[/AVA]
Пока Анджей переодевался и отправился на кухню, чтобы проверить готовность их позднего завтрака, женщина не стала откладывать дело, требовавшего у нее особенного внимания, пусть даже маленький озорник и не переставал о себе знать. Барбара даже провела ладонью по животу несколько раз, обращаясь к ребенку, чтобы хоть немного подождал и дал своей матери передохнуть перед очередным своим оживлением внутри нее. Конечно, ей было в радость ощущать легкие толчки изнутри, что невозможно было сравнить с чем-либо, однако боялась, как бы ребенок совсем не разошелся. Тем более, в день, когда намечался прием гостей, а важное дело, за которое взялась молодая пани так и не хотело спориться в неопытных к шитью руках. Но, к тому времени, как стол был накрыт, Бася худо-бедно закончила зашивать треснувший шов рубахи супруга. И надо сказать, что со стороны даже казалось, будто бы на новом шве нет огрехов, который без труда обнаружила бы женщина более опытная в ведении домашнего хозяйства и шитье в том числе.
Но, разве чем не повод похвастать перед любимым супругом?
Действительно, мужчина был весьма доволен трудами своей супруге, что просто расцвела от, возможно, не самой заслуженной похвалы, которую она получила перед самым завтраком. К сожалению, дождь даже не думал прекращаться, поэтому после завтрака чета Свирских даже не думала высовывать нос из дома. Но и вместо прогулки супругам было чем заняться: они устроились на постели, наслаждаясь тем мгновением, что принадлежало лишь только им одним. Маленький сыночек толкался, передавая приветы своему отцу, чем лишний раз заставлял улыбаться свою мать, ведь чувствовала она себя в подобные мгновения самой счастливой на земле панной.
- Я подарю тебе столько детей, милый, сколько ты захочешь, - улыбнулась Бася мужу, скромно при этом опустив взгляд своих карих глаз. Возможно, ей и стоило бы подумать о том, как прокормить целую ораву детишек, что будут требовать не только еды, но и одежды, что рано или поздно износится. Недостаток в оной Бася пока еще не чувствовала, хоть и понимала, что он неустанно близится. Рано или поздно придется обратиться к захваченным с собой драгоценностям, большинство из которых несли с собой особенно дорогие сердцу воспоминания, чтобы направить вырученные за них средства в более полезное русло, чем шкатулка. Но, пока ничто не могло помешать ей мечтать о будущем, что придет, не успеешь даже оглянуться.
Молодая женщина с удовольствием устроила голову на плече любимого супруга, прикрыв глаза, пока он говорил, обнимая ее за плечи. Его сердце билось так ровно и сильно, что под этот стук она начала дремать, а после и вовсе уснула, не изволив дать ответ на последние, сказанные ним слова.
В прочем, время сна скоротечно. И, ощутив небольшую прохладу и даже свежесть по рукам, Бася проснулась. На небе так и не было ни единого солнечного пятна, а суровый свинец туч продолжал щедро поливать землю дождем. Так, пани потянула на себя одеяло, которым укрылась вместе с также сладко спавшим супругом, как она сама, да вот только провалиться вновь в царство сладкого Морфея ей не удалось – мысли вновь зацепились за воспоминания, за родню, что оставалась так далеко от нее. И ведь Барбара даже не представляла, что где-то там в Кракове уже поджидает конца весенней непогоды ее любимая матушка. Княгиня Лещинская строго глядела на свинцовые тучи так густо укрывшие весь Восток Речи Посполитой и тихо велела им уйти прочь с ее пути, ведь она была намерена отправиться туда, где ее появления, пожалуй, даже не ожидали?
Тем вечером, Свирские принимали множество гостей. В их доме было шумно и радостно, как это обычно бывает, когда приезжают в гости настоящие друзья, желающие добра. Пожалуй, все-таки Чигирин обладал своей какой-то неподдельной атмосферой, сыскать которую было невозможно ни в старой, ни в новой столице. Тут ценили друзей. Тут ценили саму жизнь и не кривили душей перед лицом опасности, что могла нагрянуть из степи в самый неожиданный момент, которого больше всего на свете боялась Бася. Ведь, если татары решат напасть на Речь Посполитую, в первую очередь они отправятся на Чигирин? Но, куда больше она опасалась разлуки с Анджеем, который не упустил бы новой битвы с вечными противниками христиан. Тем вечером кто-то упоминал о возможном походе в поддержку какого-то царька, отбрасывая при этом возможность нападения со стороны татар, что обычно приходили зимой или ранней весной, только от этого Басе не стало никак легче. В прочем, причина для радости нашлась уже очень скоро – затянувшийся на недели дождь уже прошел, а на небе светила яркая луна, предвещая безоблачные дни в ближайшее время.
И ведь правда, с тех пор шел куда реже. Снег окончательно сошел, уступив место яркой зеленой траве и цветам, начавших все чаще украшать стол и дом Свирских. Конечно, приближение лета Барбара чувствовала особенно – ей стало куда труднее двигаться, не говоря уже о том, что тревога перед скорыми уже родами не отпускала ее. И как бы ей не хотелось погулять подольше, наслаждаясь свежим, но таким теплым ветром, этим теплым солнцем и радостью более длинных дней, она все равно не могла далеко уйти от дома.
Когда к дому четы Свирских прибыл экипаж, молодая женщина отдыхала в своих покоях, а прислуга была занята своими обычными делами. Марта только-только закончила готовить обед для панства, а Маричка убирала в доме, когда услышала ржание лошади извне. Но, когда выглянула в окно, чтобы посмотреть, кого принесло – перекрестилась, прежде чем понестись на поиски пана Свирского.
- Пан Анджей! Пан Анджей! – задыхавшись, произнесла служанка, как только нашла хозяина. – Пан Анджей! Там … это, ... княгиня Лещинская собственной персоной пожаловала и ожидают у дома со всем почетом и сопровождением, - выдала она, надеясь, что ее минует та участь, от которой ей удалось скрыться прошлым летом. И черт-подери, а по спине будто бы кто-то угрел рукой от одного только воспоминания о гневе Ядвиги Лещинской.

+1

27

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
Анджей был конечно же рад, что друзья-товарищи по оружию пришли в гости вместе с паном старостой, чтобы скрасить своим появлением долгий дождливый вечер и развлечь хозяйку дома - все-таки ее интересное положение не предполагало каких-либо визитов. Дружеские посиделки прошли очень даже позитивно и уютно, так что супруги Свирские, проводив своих гостей, ушли спать в весьма приподнятом настроении, решив между собой, что обязательно в скором времени устроят еще хороший ужин для друзей. Ну а дальше... время шло и дождливый апрель наконец-то выплакал все свои слезы, уступив место теплым майским дням. Наконец-то солнышко начало пригревать и быстро высушило размокшую глину на дорогах, так что полковник решился наконец написать письмо сводному брату своей жены. Он уже знал, что в скором времени должен будет отбыть в поход, так что молил бога о том, чтобы князь Любомирский согласился приехать и забрать на время Басю в Варшаву.
Правда... при всем при этом, Анджей понятия не имел как расскажет любимой о том, что должен будет уехать и возможно скоро не вернется. Мысль о скорой разлуке была совершенно невыносима и Свирский не мог отказаться поехать в поход - к тому же, так называемый царевич, пообещал полякам что сражались за него едва ли не золотые горы. Полковник мечтал дать Басе ту жизнь к которой она привыкла в родительском доме, так что не мог отказаться от хорошей возможности заработать, ведь в скором времени надо будет растить свое драгоценное чадо, которому нужно только все самое лучшее.
Итак, зайдя к чигиринскому коменданту, Анджей попросил листок бумаги и чернильницу с пером и сочинил следующее послание:

Чигирин, 15 мая 1604 года.

Ясновельможный князь!

Признаться честно, я всегда владел саблей лучше чем пером, но все же постараюсь максимально коротко изложить вам свою просьбу. Вы должно быть удивитесь, увидев незнакомое имя в этом письме, так что сразу перейду к делу - я тот самый человек, которого ваша сестра удостоила чести выбрать своим супругом. Обстоятельства были таковы, что мы поженились тайно и вместе уехали в Чигирин, где я сейчас служу в панцирной хоругви. Я прекрасно понимаю, что в глазах ваших родителей совершил неподобающий для человека чести поступок, когда увез Басю - оправдываться я не стану и прошу лишь об одном: виня во всем меня одного, не лишайте сестру своей любви и расположения.
Теперь перейду к своей просьбе - видите ли, пан Казимир, я военный человек и в скором времени должен буду отбыть вместе со своим полком. Оставить Басю одну в приграничном городе лишь на попечение прислуги, я не могу, привезти ее к вам или к вашим родителям сейчас тоже не представляется возможным. В июне должен появится на свет наш первенец и любое путешествие может быть опасным сейчас для здоровья Басеньки и ребенка. Очень прошу вас и готов умолять забрать Басю к себе в Варшаву до моего возвращения - или же выступить посредником и уговорить вашу матушку принять свою дочь в Лешно.
Буду весьма благодарен, если ваша милость как можно быстрее даст мне ответ. Времени до моего отъезда с каждым днем остается все меньше и меньше, а я должен уже принять хоть какое-то решение.

Со всем уважением и почтением к вашей милости.
Анджей Свирский

Свирский в очередной раз тяжко вздохнул, после того как отдал письмо надежному человеку и тот стрелой помчался выполнять поручение. Он надеялся и про себя молил бога, что князь Любомирский приедет за Басей как можно скорее... и чувство нарастающей тревоги внутри шептало, что возможно придется отбыть в поход раньше чем появится на свет долгожданный малыш. Полковник едва ли не впервые в жизни готов был ненавидеть ратное дело, что заставляло его подчинится приказу и ехать на далекую и никому не нужную войну за человека что мог оказаться самозванцем. Оказавшись в плену собственных невеселых раздумий, Анджей поначалу даже не заметил перепуганную Маричку, что разыскивала его по всему городу и порядком запыхалась. По правде говоря, поначалу Свирский подумал, что случилось что-то с его любимой женой и он порядком перепугался, пока служанка не ошарашила весьма интересной новостью:
-Пан Анджей! Там … это, ... княгиня Лещинская собственной персоной пожаловала и ожидают у дома со всем почетом и сопровождением, -выпалила девушка, едва успев отдышаться. -Я сразу побежала вас искать...
-Неужели бог меня услышал? -облегченно вздохнул Анджей, поспешно схватив свою шапку и направившись домой. Раз княгиня приехала, значит не выдержала разлуки с любимой дочерью - а это говорит о том, что есть надежда уговорить ее увезти Басеньку домой. Пусть даже придется умолять пани Ядвигу, ради жены полковник был на все готов.
Подъехав к дому, Свирский встретил матушку Баси во дворе - она не стала заходить в дом без приглашения и предпочла дожидаться хозяев. Это была гордая и красивая женщина, с властным взглядом глубоких словно омуты темных глаз... полковник мог лишь подивится, насколько его любимая жена похожа на свою матушку, над которой было словно не властно время. Смотря на эту светскую даму, легко было поверить, что кажется еще совсем недавно она блистала на королевских раутах и все придворные завидовали ее редкой красоте.
-Ясновельможная пани княгиня, я рад видеть вас в своем доме, -поприветствовал Анджей свою тещу, после того как спешился. -Полагаю, что мне нет нужды представляться, но все же назовусь - я Анджей Свирский, полковник гусарской хоругви. Давайте пройдем в гостиную и поговорим?
Когда пани Ядвига зашла в дом, Марта робко выглянула из кухни и подойдя к своему пану, тихонько шепнула ему, что пани Бася прилегла отдохнуть и крепко заснула. Надо ли ее разбудить и рассказать о приезде матушки?
-Пусть спит, я сам ее разбужу позже, -так же тихо ответил Свирский и пройдя в гостиную, уселся напротив княгини Лещинской. -Позвольте мне сказать кое-что, пани Ядвига, прежде чем я буду готов вас выслушать. Вы вправе меня ненавидеть... но я люблю вашу дочь больше жизни своей и не мог отдать ее другому. Она моя законная жена перед богом и людьми и вам придется с этим как-то мирится. Я прошу вас лишь об одном - не лишайте Басеньку своего расположения и любви, остальное не так уж и важно...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-13 21:32:46)

+1

28

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26nHv.jpg[/AVA]
Дорога до Чигирина порядком затянулась для княгини Лещинской, что отбыла вместе с супругом из родового гнезда в Лешно, чтобы уже в Варшаве проститься. Яна призывал к себе король, желая услышать мудрый совет незаменимого, как показало время советника, тогда как Ядвиге предстояло продолжить свой пути, ради одной заблудшей овечки. Дочь следовало вернуть домой любой ценой – это они решили с мужем и не собирались отступаться, пусть даже безрассудный поступок Барбары определенно бросил тень на весь род Лещинских. В прочем, одно только счастье, что бог послал им с Яном одних мальчишек, которые и остались с отцом в новой столице гостить у Казимира, жена которого не так давно произвела на свет чудесного наследника своему супругу. Однако, вдоволь насладиться своим очередным внуком Ядвиге не посчастливилось, ведь княгиню ждал не близкий путь сначала к Збаражу и Вишневцу, где женщина должна была извиниться хотя бы перед подругой, за несостоявшийся союз, о котором они давным-давно мечтали. А в прочем, прежде чем отправиться в далекий пограничный Чигирин, Ядвига должна была узнать и хоть немного разобраться в том, что случилось в те летние дни, пока Басенька гостила у друзей и родни своей матери.
Именно в Збараже княгиня была вынуждена провести больше, запланированного времени. Дороги оказались в том состоянии, когда ехать по ним все равно, что играть с собственной судьбой, поскольку в болотах могли загрузнуть кони и экипаж, не говоря уже о том, что путешественники в такую пору были легкой мишенью для воров и разбойников, прячущихся в лесах вблизи замков и городишек. Однако Язе предстояло столкнуться с тем же разочарованием, с которым столкнулась ее дочь, пока гостила в Збараже – не заметить трусость Збаражского князя было невозможно, не говоря уже о том, как молодой человек увивался за молодыми паннами и даже служанками, что не смели отказать своему пану. Но, если разочарование, которое Бася решительно высказала в своем письме матери, стало Ядвиге хоть немного понятным, то вот решение сбежать или даже быть похищенной каким-то простым воеводой – нет. Увы, но дочь не обмолвилась ни словом о том муже, который сумел покорить ее гордое и властное сердце, стремящееся к признанию и титулам, как всегда считала Ядвига. Так что, едва только вода сошла с дорог, женщина решительно направилась в сторону Чигирина, к которому вела удивительно ужасная дорога. Она была настолько плохой, не ровной и извилистой, что женщине пришлось пересесть в дамское кресло, хоть она и предпочитала путешествовать в экипаже, скрываясь там от ветра и солнечных лучей, что могли испортить ей, как прическу, так и белоснежное личико, склонное и без того к смуглости. Лишь только перед самим въездом в Чигирин княгиня решила перебраться обратно в экипаж – не гоже женщине в ее возрасте и ее положения путешествовать верхом, как какой-то оборванке. Одно ведь дело охота, которую она обожала, а совсем другое степь и город, полный всякого сброда.
От одного только упоминания о том, какой разношерстный народ проживает в Чигирине, женщина поморщилась, прежде чем один из уполномоченных воевод, приставленных к княгине и отобранных самим князем ради защиты супруги, подал ей руку, помогая покинуть экипаж. И, едва только княгиня ступила шаг на землю, как она тут же огляделась, критично присматриваясь к тому дому, на который указывали все прохожие в городе, у которых только интересовались от имени пани Лещинской ее воеводы – где проживает полковник Свирский? А ведь, глядя на скромный по меркам даже не столицы, а самого обычного предместья дом, женщина не могла поверить, что именно здесь и прожила ее любимая и единственная дочь чуть больше года!
Многие из случайных по большей мере прохожих смотрели на прибывшую женщину, ее сопровождение и почт, не говоря уже об экипаже, однако их она, словно не замечала. Велела лишь известить слугу об их прибытии, не собираясь вламываться в тот дом, что еще надеялась не принадлежал избраннику Баси.
Что же, любым надеждам принято сбываться или наоборот – рушиться. И ведь последняя надежда Ядвиги обрушилась, едва только заприметила приближавшегося на коне воеводу, что быстро соскочил с лошади и подошел к ней, не забыв представиться.
- Я хотела бы сказать, что также рада видеть Вас, полковник, но при тех обстоятельствах, что привели меня сюда, это будет не совсем так, - вежливо, но в то же самое время предельно честно ответила Ядвига мужчине, которого Басенька звала мужем. То был высокий и статный мужчина с заметно привлекательными чертами лица, давно уже не юнец, но пока еще и не старец. Он повидал жизнь, но не озлобился на нее и не одичал, как обычно бывает с теми воеводами, что проводят слишком много времени на войне. Полковник был вежлив, что уже было не плохо и пусть Ядвига заранее решила не симпатизировать мужчине, что свел ее дочь с пути истинного, должна была признать – этой вежливостью пан заработал себе небольшой, но плюс.
Что же, Ядвига не отказалась от приглашения и переступила порог дома, у которого провела не больше пяти минут. И, если внутри дом казался простым, то внутри он был хотя бы гостеприимным и даже уютным, не смотря на всю ту скромность, с которой он был обставлен. Да – это не был их маленький дворец в Кракове, где росла, будто маленькая принцесса Барбара. Даже их усадьба в Лешно была более пышной и просторной, так что женщина лишь тихо вздохнула, когда ей предложили пройти в гостиную. Отказываться от возможности присесть княгиня также не отказалась, ведь слегка устала от поездки, но откладывать на потом разговор с полковником не собиралась. Тем более, пока Басенька не могла быть свидетельницей этой беседы. Придет время и они поговорят с дочерью, но прежде – женщина должна была сделать то, ради чего приехала за тридевять земель. Однако, прежде чем она успела открыть рот и заговорить, мужчина опередил ее, и Ядвига внимательно выслушала слова пана Свирского. Да вот только … слова его ей не пришлись по душе.
Княгиня не стала скрывать своего истинного отношения к поступку дочери и, поморщив свой носик, демонстративно отвернула свое лицо от созерцания полковника.
- Прекратите, полковник! – строго произнесла женщина. – Никто не торопился со свадьбой Басеньки, которую вы похитили из дома моей матери. Но, более того – вы не только увезли мою дочь из Вишневца, но еще и отвезли в богом забытую деревню, где ей точно не место! – не выдержав, Ядвига все-таки поднялась из дивана, на котором еще не так давно восседала. – Но я проделала такой путь не затем, чтобы вести этот ни к чему не ведущий разговор, полковник, - строго посмотрела женщина на своего зятя, измерив его пристальным взглядом. – Я приехала, чтобы явить нашу с мужем волю: князь Лещинский готов принять вас к себе на службу, не смотря на то, как вы неподобающе поступили с честью нашей дочери и бросили тень на наш род. Мы даже желаем дать за нашу дочь хорошее приданое – земли вблизи Лешно, где всегда любила проводить лето Басенька, - практически на одном дыхании произнесла женщина, решив явить свои главные козыри зятьку. – Соглашайтесь, полковник, если не ради себя, так хоть ради Баси, или вы любите ее такой любовью, что не желаете позволить воссоединиться дочери с любящими родителями?

+1

29

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
Наблюдая за своей тещей и слушая ее, Анджей не сумел сдержать облегченного вздоха... но не потому что ему было предложено перейти на службу к Басиному отцу - он был счастлив, что князь и его супруга не отказались от своей дочери. И пусть пани Ядвига была сейчас даже чересчур резкой, это было сейчас не так уж и важно, ведь ее визит пришелся весьма кстати и оказался в результате спасением для Свирского. Пока ясновельможная пани отчитывала полковника словно нашкодившего мальчишку, он мысленно благодарил бога, потому как мог смело доверит Басю в руки этой властной и судя по всему очень смелой женщины.
Но прежде, следовало наверное обрадовать новоиспеченную тещу хорошими новостями? Правда пока что было неизвестно как княгиня воспримет их, так что следовало собраться с духом и выдать все как есть.
-Пани Ядвига, я не собираюсь оправдываться или говорить, что бес меня попутал, когда я увез вашу дочь... я не мальчишка и мне давно уже не двадцать лет... Прошу вас, выслушайте меня сейчас не перебивая, -поднявшись с софы, полковник налил себе немного вина в чарку из кувшина на столе - просто чтобы промочить горло, так сказать, для большего красноречия. -Присядьте пожалуйста?
Ядвига недовольно посмотрела на своего зятька, но все же вновь уселась напротив него. Он прекрасно понимал, что она чертовски зла на него... и да, окружающая обстановка не была привычной для ее любимой дочери. Этот более чем скромный дом и город за его стенами - совершенно не то, к чему привыкла Бася. Однако, именно здесь ей и Анджею удалось построить собственный теплый, нежный и надежный мир, где они были счастливы почти целый год. Если бы не налетевший вихрь новой войны, они могли бы уехать в Лешно, пусть даже Свирскому и претило соглашаться на столь лестное предложение. Как-никак, он привык всю свою жизнь заботится о себе сам и мог прокормить свою семью и без княжеских милостей...
-Должно быть вы уже слышали, что ваш родственник, князь Вишневецкий представил королю человека, назвавшегося спасенным русским царевичем? Судя по всему он был достаточно убедителен, так что Его Величество принял решение оказать ему военную помощь - и теперь на Москву должен выступить и мой полк. Тот самый где я служил до ранения... и как бы не было тяжко, мне придется выполнить приказ уехать, -заметив что княгиня нахмурилась и пожелала вставить свое веское слово, мужчина поспешил ее опередить. -Дайте мне договорить, прошу вас... Если бы не война, я согласился бы на ваше щедрое предложение, нисколько не раздумывая - потому как хочу видеть Басю счастливой. Однако в сложившейся ситуации, у меня нет иного выбора, кроме как попросить вас увезти ее в Лешно, после того как я уеду...
Расстаться с Басей... все равно что вырвать собственное сердце - особенно сейчас, когда Анджей был как никогда нужен ей. Ему еще предстояло сообщить любимой о своем отъезде, хотя он ужасно боялся причинить ей этим известием боль и расстроить, что сейчас было крайне нежелательно.
-Сегодня я решился написать вашему старшему сыну, потому как не знал как мне лучше поступить, -продолжил Свирский уже гораздо увереннее. -Бася всегда тепло отзывалась о своем брате и я надеялся, что он не оставит ее... но бог рассудил иначе и прислал вас. Я прекрасно понимаю, что не вызываю у вас никаких теплых чувств, так что прошу ради Басеньки - ей нельзя будет оставаться одной, когда я уеду. В начале июня у нас родится ребенок, так что вам придется остаться с Басей, а затем уговорить ее уехать вместе с вами. Я еще ничего не говорил ей...
В этот самый момент, в гостиную бочком и очень осторожно заглянула Марта и подойдя к своему пану тихонечко шепнула, что Бася проснулась и спрашивала, вернулся ли он домой. А еще Маричка прибежав с улицы, схоронилась в конюшне и отказывается выходить, потому как боится гнева княгини Лещинской - выслушав последнюю фразу, Анджей едва сумел сдержать улыбку.
-Пани Ядвига, если позволите, я отойду на пару минут и сообщу Басеньке, что вы приехали. Она как раз проснулась - наш малыш не давал ей выспаться нынче, -произнес Свирский, поднявшись и отпустив кухарку. -Я сейчас вернусь и потом хотел бы услышать ваш ответ...
Быстро поднявшись на второй этаж, Анджей направился в спальню, где застал Басю уже в теплом халате поверх ночной рубашки - она как раз собиралась одеваться. Подойдя к любимой жене, он нежно обнял ее и поцеловал, не забыв в очередной раз поинтересоваться о ее самочувствии. Наверняка эти вопросы уже порядком надоели Басе, однако она нисколько не рассердилась на своего непутевого мужа, подарив ему ответный приятный поцелуй.
-Басенька, у нас сегодня снова гости, -улыбнулся Свирский, заставив себя на пару минут отстранится от желанных губ любимой. -Ты только не волнуйся, обещаешь? Приехала твоя матушка и очень хочет тебя видеть - она ждет тебя в гостиной.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-14 19:27:25)

+1

30

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26nHv.jpg[/AVA]
Возможно, Ядвига была даже излишне строга с мужчиной, которого настолько пламенно полюбила единственная их с Яном дочь, однако совершенно естественными были страхи и опасения княгини за свою любимую и единственную звездочку. Ее ведь могли попросту соблазнить! А если обманул полковник надежды Басеньки, распалив чувства в наивном девичьем сердце?! Увы, от этого не был никто и никогда застрахован, тогда как матери оставалось лишь кусать локти, что не была рядом с дочерью, отпустила одну в Збараж, а отец так не вовремя отошел в мир иной и лучший, пусть даже для него тот не обязательно станет таковым. В прочем, для сожалений относительно кончины князя Вишневецкого у его единственной дочери имелись, только вот сейчас было не до них. Она знала, что должна сделать что-то для своей дочери. И оставить дочь в этом доме она не собиралась. Не для этого она растила и лелеяла свою дочь! Не для того, чтобы ее Бася стала женой вояки, что сложит голову в какой-то бесславной битве. Конечно, воином полковник Свирский был славным – не зря о нем говорили так много весьма хороших слов. К тому же, сама Эмилия Збаражская отзывалась о своем родственнике, как о человеке долга и чести. Пожалуй, только то письмо, которое вдовствующая княгиня показала своей давней подруге, несколько успокоило Лещинскую. Как-никак, а полковник изъяснялся весьма просто и не казался охотником за девичьими сердцами, как и охотником за наследством, что было определенно хорошо.
Однако свершившегося не изменить. В прочем, подобным Язя и не собиралась заниматься – Басенька сделала свой выбор, который так или иначе предстояло им с Яном принять. Да и время сыграло не на пользу Ядвиге, которой теперь оставалось не упустить возможность перевести дочь в Лешно или хотя бы в одну из столиц (старую или новую – не важно). Главное, чтобы дочь была в безопасности, тепле и на расстоянии протянутой руки.
Пани Лещинская ожидала немедленного ответа от своего зятя, да вот только его не получила.
Мужчина также поднялся со своего места, после чего подошел к столику и налил себе вина, не предложив оного своей теще. Что же, манеры полковника были не самыми изящными, на что женщине оставалось лишь удивляться – что именно покорило в этом мужчине ее гордую дочь, определенно любившую роскошь и все то самое лучшее, что давали ей ее любящие родители. Тем не менее, Свирский предложил своей теще снова присесть на тот диванчик, где она восседала не слишком долго. Определенно она была готова отказать ему в этой просьбе, но желание выслушать его до конца все-таки взяло верх.
- Я вас слушаю, полковник, - только и произнесла Ядвига, как только устроилась на краешке диванчика, спинки которого так и не коснулась ее спина, не желая раньше времени расслабляться. Все-таки расслабиться она сможет только в объятиях Яна в Варшаве или где бы им судьба не велела повидаться вновь. Да вот только это было возможно после того, как дочь с зятем согласятся принять предложение княжеской четы. – Но я должна вас предупредить, что терпение не из моих сильных сторон, поэтому постарайтесь не испытывать его зря. Приступите к сути, полковник и дайте мне ответ на наше с князем предложение, - добавила весьма официально и строго Ядвига. Увы, но женщина не могла ничего с собой поделать и изменить отношения к человеку, что даже не желал извиниться за содеянное с репутацией теперь его уже законной жены. Но княгиня хотя бы не язвила, что уже было хорошо, пожалуй.
Лещинская шумно выдохнула и иронично усмехнулась – еще бы ей не знать о том царьке, которого к королю привез новоиспеченный князь Вишневецкий! Он не успел хорошенько взяться за дела княжества, но уже полез выше и, что самое удивительное, Сигизмунд ему поверил и допустил к себе, пожалуй, даже слишком близко. Однако не эту новость собирался сообщить ей полковник?
Развязка в ответе Свирского поступила достаточно быстро. Уехать – полковник, как человек военный, был подневолен и должен был отбывать службу, зарабатывая себе на хлеб своим мечом, но не длинным языком. Надо ли говорить, какое возмущение в это мгновение преодолевало княгиню?! Только вот внешне оно вылилось в хмурый взгляд карих глаз и весьма тщательно подобранный ядовитый ответ, которого не допустил полковник, будто бы подозревая, что услышит от матери своей возлюбленной, решив продолжить. Ну, а после пришла служанка, от чего свела на нет этот разговор…
Не в силах более оставаться в сидячем положении, княгиня поднялась из своего места, чтобы вновь подойти к окну, пока зятек направился к дочери. Но, долго уходить от нее Свирскому не придется. Она терпеливо дождется его возвращения и постарается вставить мозги на место.
- А теперь я надеюсь, вы дадите мне возможность высказаться, полковник? – в излюбленном тоне обратилась к своему непутевому и такому глупому зятю княгиня. – Что же, как похищать мою дочь и брать ее в жены, вы не думали о том, что вам придется пойти воевать? Вы не подумали о том, что она может забеременеть и родить ребенка? Нет! Вы решили, что женитесь, а дальше – будет, как будет, - констатировала Ядвига. – Вы не подумали о том, что детей нужно поставить на ноги, их нужно вырастить. А что если вас убьют на этой войне? Как женщина, осведомленная в некоторых вопросах, я вам подскажу – война не на лето и не на год даже. Вы решили взять себе жену, а теперь хотите ее отдать обратно под родительскую опеку? Так не бывает, полковник, - покачала головой Ядвига в такт своим словам. – И хотя я не откажусь от своей дочери, но я взываю к вашему разуму – не будьте дураком и подумайте о жене и ребенке, которому сгодится отец, пусть даже он будет глупцом. Ведь только глупец может согласиться пойти на войну, рискуя сложить голову даже не за собственного короля, вместо того, чтобы принять щедрое предложение родни, что идет вам на встречу.

+1

31

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
Конечно же Бася была очень удивлена, узнав, что приехала ее любимая матушка - и тут же попросила мужа позвать Маричку, чтобы та помогла ей привести себя в порядок. Свирский лишь согласно кивнул и нежно поцеловав жену, направился на конюшню, где и нашел ее верную служанку дрожащей от страха, возле своего верного коня. Она кормила его хлебом и тихонько жаловалась на несправедливую судьбу - вороной был внимательным и благодарным слушателем и лишь тихонько пофыркивал от удовольствия, взяв горбушку хлеба с ладони девушки.
-Я так боюсь... господи... как только пани Ядвига меня увидит, то сразу рассердится... Скажет, что я плохо выполняла свои обязанности, раз пани Бася решила сбежать.., -вздыхала Маричка, поглаживая жеребца по шее. -И что же мне делать теперь??
-Для начала успокоится и идти помочь Басе одется, -вместо коня ответил полковник, чем порядком напугал девушку. -Больше всех княгиня сердита на меня, так что можешь вернутся в дом совершенно спокойно.
-Пан Анджей, я боюсь! -всхлипнула служанка. -У пани княгини рука тяжелая, особенно когда сердится... в Лешно ее все слуги побаиваются.
-Здесь не Лешно и ты служишь сейчас пани Барбаре, а не ее матушке - так что ступай и помоги ей одеться, -повторил свою просьбу Анджей. -Если пани Ядвига рассердится на тебя, я обещаю за тебя вступится, так что вытри слезы и не переживай.
Шмыгнув носом, словно обиженный маленький ребенок, Маричка послушно направилась в дом, буквально стрелой промчавшись мимо гостиной, куда направился ее пан. Анджей прекрасно понимал, что княгиня Лещинская еще не все ему высказала и потому совершенно спокойно выслушал новый поток претензий от нее. Она была во многом права, однако он не собирался оправдываться словно нашкодивший мальчишка. Что сделано, то сделано и видит бог, он никогда в своей жизни не пожалеет, что украл Басю... один счастливый год в любви и согласии рядом с ней, стоил всей его непутевой жизни.
-Вы совершенно правы - я не думал о войне и недалеком будущем, пани Ядвига, -абсолютно спокойным тоном ответил Свирский. -Когда любишь, не думаешь ни о чем на свете... и я полагаю вам это прекрасно известно. Басенька рассказывала мне о том как вы встретили и полюбили ее отца, будучи несвободной - неужели, вы хотели бы для нее такой же судьбы? Жить с нелюбимым мужем, к тому же живущим лишь для собственного удовольствия?? Увы, но моя кузина не сумела воспитать как следует своего сына, постоянно балуя его и оберегая от малейшего дуновения ветерка. Когда на нас напали разбойники, он едва не плакал от страха - разве такой человек достоин вашей дочери?
Анджей в очередной раз тихо вздохнул, взяв минутную паузу чтобы собраться с мыслями и затем продолжить.
-Не подумайте, что я пытаюсь обелить себя перед вами... и по правде говоря, я действительно надеялся, что никакой войны в ближайшее время не случится и мы с Басей будем счастливо жить вместе и растить наше дитя. Но бог иначе рассудил и я должен буду уехать, потому как солдат не может ослушаться приказа. И я не возвращаю вам жену, а лишь прошу позаботится о ней, пока меня не будет рядом. Поймите меня правильно и постарайтесь не судить строго... будь моя воля, я ни за что бы не уехал от Басеньки.
Подойдя к столу, Свирский снова налил вина, но уже в две чарки и затем протянул одну своей теще. Увы, но он никогда не был светским человеком и на веселых застольях, что так любила устраивать шляхта, бывал от силы раза два, не больше.
-Простите мне мои ужасные манеры - вы должно быть устали с дороги, а я даже не предложил вам ничего. Но я человек военный и большую часть своей жизни провел в таком обществе, что ценит собственную жизнь куда больше этикета. Прошу вас, присядьте и выпейте немного венгерского со мной? -после этих слов, Анджей вновь уселся напротив княгини Лещинской. -Я не надеюсь, что когда-нибудь заслужу ваше расположение, но хотел бы перемирия - ради Баси.
В этот самый момент, молодая пани Свирская появилась в скромной гостиной и конечно же, первым делом крепко обняла любимую матушку. Ну а полковнику оставалось лишь в очередной раз мысленно поблагодарить бога за его великую милость - теперь он мог спокойно подчинится полученному приказу, потому как ему было кому поручить заботу о Басе.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-15 00:41:30)

+1

32

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26nHv.jpg[/AVA]
Что же, так уж повелось, что ни единый избранник детей по началу не устраивал Ядвигу. Княгине категорически не нравилась вздорная Хонората, что так легко и бескомпромиссно завладела сердцем старшего сына гордой и блистательной пани. Тогда она предпочла бы женить сына на сестре Яна, княжне Магдалене, что была милой, тихой и кроткой, не менее прекрасной чем ее мать, пусть время начало отнимать ее былую красоту, отражая все больше в ее самой младшей дочери, что была лишь на год старше внучки, которой и судилось стать супругой князя Любомирского. Однако, несмотря ни на что, Язя смирилась с выбором любимого сына и приняла невестку, не лишив детей своего расположения. Пожалуй, тогда женщина еще не представляла себе, какие сюрпризы ей подготовили младшие дети? И если сыновья еще не собирались жениться, то дочь даже не попросила ее благословения, оскорбив тем самым любовь своих родителей. А ведь, действительно, в первые дни, как только новость о проступке Барбары долетела до Лешно, княгиня рвала на себе волосы и не верила в то, что ее любимица поступила именно так. Но, правда тем и не приятна порой, что режет глаз, колет в самое сердце. В нее трудно поверить, а еще труднее принять. В любом случае, на то, чтобы принять правду такой, каковой она и являлась у княгини было в запасе достаточно времени.
Свирский согласился с Ядвигой, о чем незамедлительно высказался, едва только начал свой ответ. И нужно сказать, княгиня определенно поспешила со своими надеждами, понадеявшись на то, что зятек одумается и пристанет на ее весьма простое, но щедрое предложение жить в мире и любви где-то поближе к Лешно. Однако, уже в следующем предложении полковник, словно дал пощечину своей теще, упомянув о том, чем с мужчиной поделилась Басенька.
- Вижу, дочь вам доверяет, - только и произнесла тихо Ядвига, пока Анджей продолжал свою речь, не обращая особенного внимания на нарастающую ярость венценосной пани, что не привыкла, когда кто-нибудь начинает ворошить ее прошлое. Пусть даже в том прошлом было много счастья рядом с любимым, но не принадлежавшем ей по закону мужчине, о чем совершенно точно не следовало разглагольствовать на каждом углу. Есть ведь вещи, о которых не принято говорить вслух. И данный эпизод из истории отношений княжеской четы Лещинских был одним из таковых – пятном на репутации обоих, по сей день благодаривших небо и почившего князя Михала за мудрость и решительность. Да, именно сейчас Ядвига вспоминала мудрого князя, которого к себе не так давно призвал господь. Пожалуй, только те слова, которые однажды тот сказал своей будущей невестке, помогли женщине сдержаться, чтобы не позволить себе сказать слова, о которых, возможно, даже вскоре пожалела бы, поскольку контролировать собственные эмоции она научилась намного раньше, не говоря уже о годах практики, прошедших совершенно не зря для нее.
Молчание воцарилось между ними не дольше, чем на мгновение. Но именно за это короткое и тяготящее мгновение княгиня Лещинская подарила не один предупреждающий взгляд избраннику своему дочери. Она словно бы предостерегала и говорила ему быть осторожным, следить за собственным языком и использовать свои знания с умом, но не столь безрассудно, как это было сейчас. Ведь так не сыщешь симпатий своей тещи? Видит бог, она пыталась найти хоть что-нибудь хорошее в этом мужчине, что могло бы помочь ей принять выбор дочери не только на словах или делах, но и морально, чего никак не могла сделать собственная свекровь и свекор даже по прошествии определенного времени, что длился брак их старшего сына с ней. Но, Свирский был совершенно иного поля ягодой, раскусить и принять которую было не просто.
Тем временем полковник вспомнил о манерах. И хотя Ядвига была все еще зла на него за неосторожные слова о прошлом, что его не касалось, женщина не стала отказывать ему в попытке проявить галантность. Пусть даже она предпочла бы с дороги не венгерского, а скорее подслащенной медом воды.
Княгиня могла еще много озвучить непутевому избраннику своей дочери своих мыслей, в которых вновь и вновь возвращалась к необходимости принять предложение родителей его супруги – никто ведь не станет винить его в том, что действовал он в интересах своей семьи, жени и ребенка, в конце концов. Однако на пороге комнаты появилась хорошо знакомая, пусть даже порядочно изменившаяся фигура любимицы своей матери.
Да, Ядвига много раз себе представляла встречу с дочерью, но такой она ее точно не видела ни разу. Время и семейная жизнь изменили Басеньку, как в прочем и ее беременность подействовала на нее. Но большой округлый живот молодой женщины не умеет менять взгляд, которым на мир смотрит обладательница самых прекрасных черт лица во всей Речи Посполитой. Барбара изменилась и была так не похожа на ту юную, неопытную и весьма целеустремленную девушку, которой отправилась в Збараж. Теперь это была умная и рассудительная, судя по всему, панна, что осторожно посмотрела на своего супруга, прежде чем посмотрела на свою мать, которая пошла первой ей на встречу, чтобы обнять и поцеловать. Вообще княгиня Лещинская не растрачивается на эмоции или слезы, но в этот самый момент, как только ее дочь оказалась вновь в ее объятиях, женщина позволила себе уронить одну скупую слезу.
- Бася, ты не представляешь, что мы с отцом пережили, - произнесла Ядвига, заглянув в лицо дочери. – Мы так волновались, а ты хотя бы весточку о себе послала. Но, давай поговорим, и ты мне обо всем расскажешь? Разговор с полковником мы продолжим завтра, когда он еще раз обдумает мое предложение. Его я тебе озвучу тоже, но чуть позже, - нежно и ласково улыбнулась Язя, бросив лишь мимолетный взгляд своему зятю, которому вновь давала шанс одуматься и не торопиться с отказом. К тому же, она надеялась убедить дурака и упрямца через Басю, что наверняка успела соскучиться по тем краям, где росла и воспитывалась. Ведь, если его убьют на войне, при этом совершенно бесполезной войне для шляхты и воевод, что надеются обогатиться за счет русского царька, это только расстроит Басеньку, чего княгиня совершенно не хотела.
Что же, Бася не стала перечить матери и лишь посмотрела на любимого мужа удивленным взглядом – не понимала, какое такое предложение сделала ему ее мать. Да и по ноткам разговора, доносившимся еще далеко за пределы гостиной, она понимала, что мать и полковник не слишком-то хорошо поладили, что было не удивительно в силу обстоятельств.
- Мама, я уверена, что Анджей тебе не понравился, но я хочу, я прошу тебя, взглянуть на него иными глазами, - начала было Барбара, как только они оказались с Басенькой наедине. Вновь подниматься на второй этаж беременной женщине было не так просто, а потому мать с дочерью устроились на диване, где еще так не удобно было сидеть Ядвиге.
- Нет, послушай меня, Бася, и ни о чем не волнуйся, - приложив палец к устам дочери, как когда-то делала в детстве, женщина постаралась улыбнуться дочери. – Я прекрасно понимаю, что любовь затмила тебе разум, а также ты не думала о том, как мы с отцом можем принять такие новости … Но, тебе стоило написать, доченька. Мы бы приняли твое решение и на силу никто бы не выдал тебя замуж, только я не думаю, что стоит говорить сейчас об этом. Я хочу послушать, как ты себя чувствуешь? Как мой внучок? Он ведь совсем большой уже у тебя под сердцем, и мне кажется, что ты скорее родишь изо дня на день, но не в начале июня, как говорит твой муж…

+1

33

[NIC]Andrzej Świrscy[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160103/HF4F5Y52A0.jpg[/AVA]
[STA]гусарский полковник[/STA]
Когда княгиня обняла Басю, Свирский тактично оставил их наедине, полагая что матери с дочерью есть что обсудить и о чем поговорить. Выйдя из дома, он вернулся в дом чигиринского коменданта, где занялся своими обычными обязанностями - проверка отчетов по снабжению гарнизона, платежные ведомости  и так далее. Закончив дела и проверив все караульные посты в городе, полковник поехал домой, запоздало подумав о том, что зря в разговоре с тещей дал понять, что ему известна история ее второго замужества. Конечно же, он сказал об этом не для того чтобы оскорбить эту гордую женщину... однако, судя по всему, именно такого эффекта и добился. И что тут теперь скажешь?? Разве что мысленно назвать себя последним дураком и пожалеть о содеянном. Наверняка теперь пани Ядвига уверится в мысли, что ее зятек действительно глупец, как она уже изволила сказать вслух, нисколько не стесняясь.
Анджей лишь вздохнул, пришпорив вороного и приехав домой как раз к ужину. Княгиня составила супругам Свирским компанию и за едой рассказывала своей дочери обо все что случилось в Лешно и Варшаве, пока ее не было дома. Оказалось что самые младшие сыновья пани Ядвиги только собирались поехать учится в столицу, а супруга старшего не так давно подарила ему чудесного сынишку. Полковник был благодарен теще за то что полностью завладела вниманием его жены... а сам пытался придумать как рассказать Басе о том что через пару дней ему придется отбыть в свой полк, который вот-вот уйдет на Москву. Басина матушка была абсолютно права, когда говорила, что новая война совершенно бессмысленна, вот только солдату не пристало рассуждать, получая приказ. И если король решил поддержать "царевича", то верная ему шляхта обязана повиноваться, без малейших сомнений и размышлений. Свирскому не хотелось чтобы его назвали трусом, ведь он всех сражениях всегда был на передовой и не прятался за других... однако, он прекрасно знал, что его решение причинит боль Басеньке и ненавидел себя за это.
Тем временем, закончив ужин, Бася пошла проводить мать в ее комнату, попросив мужа подождать ее в спальне. Он послушно направился туда и раздевшись, улегся в постель, оставив гореть лишь одну свечу на маленьком столике. Любимая жена не заставила себя долго ждать и устроившись рядом, подарила ему нежный поцелуй... после чего Свирский решился наконец сказать все как есть. Тянуть совершенно точно не было никакого смысла.
-Любимая... мне нужно тебе рассказать кое-что важное. Я не хотел тебя расстроить и надеялся до последнего, что мне не придется делать этого.., -Анджей обнял Басю, горько вздохнув. -Через два дня я должен прибыть в военный лагерь на границе. Мой полк получил назначение отбыть на Москву и я должен буду уехать.
Бася посмотрела на него с неподдельным испугом... а Свирский продолжил ощущая себя при этом последним подлецом. Если бы только он сподобился выйти в отставку, как давно уже собирался! Был бы сейчас на какой-нибудь интендантской должности и мог беспрепятственно уехать в Лешно... но нужны были деньги, которые можно было заработать только оставаясь в действующей армии.
-Прошу тебя... не сердись на меня, любимая моя. Была бы моя воля - я не уехал бы от тебя и ты прекрасно это знаешь. Постарайся меня понять и пожалуйста выполни мою просьбу? Это очень важно и так я буду спокоен в этом походе, -тихо произнес Анджей. -После того как родится наш ребенок, уезжай домой вместе с матушкой - я буду тебе туда писать и заберу тебя, как только вернусь.
Конечно же Бася очень расстроилась... и пыталась уговорить мужа забыть о службе и уехать вместе с ней в Лешно, однако Свирский лишь грустно покачал головой. Он служил в армии с шестнадцати лет и прекрасно знал что такое долг солдата перед своей отчизной. Хочется или нет... но ему придется уехать и верой и правдой послужить в своем последнем походе, потому как после он подаст наконец в отставку.
Итак, спустя два дня, после долгого прощания с любимой женой, полковник отбыл вместе со своими людьми в военный лагерь из которого гусарскому полку вскоре предстояло выступить на Москву...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-17 22:28:55)

+1

34

[NIC]Barbara Świrska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26jmk.png[/AVA]
Проснувшись после небольшого обеденного сна, Барбара не торопилась оставлять постель. Она лишь дала знать кухарке, что осторожно заглянула к ней, что уже не спит, пока сама водила рукой по своему животу, которых заметно выступал вперед, вспоминая мать, когда та была беременной. Бася не помнила, как мать производила на свет ее братьев помимо самых младших – близнецов Войцеха и Богданчика. Тогда княгине было не просто разродиться, что было не удивительно, учитывая, что детей под ее сердцем было сразу двое, а все родные успели поволноваться за здоровье матери. Да, воспоминания имеют весьма дивную способность – они приходят так внезапно, словно легкая волна. Однако от них нельзя отказаться или выбросить из своей памяти, ведь чем больше задумываешься о прошедшем, тем больше оно сохраняется при тебе. И ведь, думая о матери и своих братьям, молодая женщина могла только сожалеть о том, что так и не написала им письмо – ведь родить детей не так уж и просто, как кажется, с каждым днем, что приближались роды, пани Свирская начинала все больше волноваться, ведь порой ребенок совсем не давал ей глаз сомкнуть.
Сейчас дите почти не шевелилось. Лишь изредка меняя позу внутри Баси, он давал о себе знать, тогда как счастливая и беззаботная будущая мать, проводила рукой по животу, наслаждаясь мгновением уединения с ребенком. В прочем, долго лежать пани Свирской не пристало. Она знала, что у нее еще есть какая-то работа по дому, а потому заставила встать себя, не смотря даже на то, что Анджей не желал, дабы его супруга утруждала себя домашними хлопотами.
Когда в покои вошел полковник, женщина удивилась визиту мужа, хоть он был и приятным. Знала ведь, что он должен был находиться в гарнизоне и заниматься обычными делами, тогда как сейчас стоял перед ней. Но, любые вопросы были лишними сейчас и Бася попросту обняла любимого мужчину, прежде чем подарила ему свой поцелуй, за ним еще один и еще, ... и так до тех пор, пока Анджей не отстранился от жены, чтобы поведать ей неожиданные новости.
Мать. Не где-нибудь в Лешно или Варшаве, а тут, в Чигирине!
Нет, Бася не волновалась, хотя и была удивлена появлением любимой матери, которой всегда стремилась угодить. Решив не оттягивать долгожданную, без преувеличения, встречу, Бася попросила найти ей Маричку, которая и должна была ей помочь одеться. Пани княгиня ведь не любит ждать.
Ядвига была занята разговором с зятем, когда переодевшись, Бася вошла в гостиную, где совсем недавно еще собирался городской староста и прочие друзья Анджея, среди которых не было никого похожего на мать Баси, кроме нее самой. Княгиня была создана явно для других декораций, ведь смотрелась на фоне дивана так неестественно, будто бы проделкой какого-то фокусника была.
Окликнув Ядвигу привычным и совершенно не забытым «мама», молодая женщина улыбнулась кареглазой княгине, что тут же поспешила на встречу своей дочери и заключила ее в объятия. О! Как же она соскучилась по мудрой и рассудительной матери, на которую она все-таки оказалась так не похожей! Если бы она была так рассудительна, как мать, наверняка ведь не оказалась в Чигирине? В прочем, в подобном выводе не было и тени сожаления, скорее лишь радость тем поступкам, которые она свершила. Ведь не могла себе представить другую осень, другую зиму или даже весну, чем те, которые провела вместе с супругом в Чигирине.
- Мама, я уверена, что Анджей тебе не понравился, но я хочу, я прошу тебя, взглянуть на него иными глазами, - начала было Барбара, как только полковник оставил женщин наедине. Им было, о чем поговорить, однако о нем говорить княгиня не желала.
- Ребенок иногда не дает мне спать и страшно вертится внутри меня, - отчиталась Бася перед матерью, лишь смущенно опустив глаза вниз. Она не могла знать, когда именно родить ей, если бы доктор и повитуха, с которыми уже условились, сказали ей о примерных сроках. Да и ночей, когда они с Анджеем могли зачать дитя, у супружеской четы было более чем достаточно.
Дочь и мать долго говорили, а когда Барбара вернулась в спальню, где ее уже ждал супруг, готовый ко сну, пани Свирская присела на край постели, подарив мужу нежный поцелуй. Мать рассказала о том, какое предложение решили они сделать своему зятю, и эта идея не могла не понравиться Басе, что тосковала по родному дому, который был для нее в Лешно. Даже Краков и блистательная Варшава не обладали для девушки той ценностью, которую представлял собой старый город, родовое гнездо князей Лещинских. Но, переспросить о том, какое решение Анджей принял относительно предложения княгини, Барбара не успела – полковник уже начал свой рассказ, в котором для женщины не было ничего хорошего.
- То есть, ты едешь уже так скоро на войну? – переспросила она мужа, удивленно и даже трагически глядя на него. Ей не хотелось отпускать мужа на войну, при этом теряясь в сомнениях, относительно того, жив он или нет. Случилось ведь именно то, чего она так боялась и чего так ждали те друзья Анджея, что приходили к ним в гости. – Но, почему ты не можешь отказаться от войны и поехать в Лешно? – не понимала Барбара мотивов мужчины, да и вряд ли когда-нибудь поймет. Она могла проклинать военную службу, вместе с королем и той причиной, что заставляла мужчину оставить ее на последних неделях беременности, но ни за что не могла сердиться на любимого мужчину, пусть она и уронила пару слезинок, жалея себя и ребенка, лишенных внимания главы своей семьи. Она могла долго сердиться и не говорить с мужем, наказывая его зря, но куда больше саму себя… однако ничто это не имело такого значения, как самое обычное объятие, в котором готова была утонуть и растаять Бася.
- Я не сержусь, просто не представляю себе, как … мне будет без тебя жить и знать, что кто-то может намереваться отнять твою жизнь на войне, - тихо прошептала в ответ пани Свирская. – Но не гони меня только к родителям в Лешно или Варшаву. НЕ гони. Я не смогу уехать из нашего дома, да и не хочу – сюда будут приходить новости раньше, чем в Варшаву, - возможно, ошибочно, но рассудила Бася именно так. – Я без тебя в Лешно не поеду, - решила она, твердо уцепившись за то, что могла обещать мужу. Конечно, он попытался убедить супругу в необходимости уехать, но Бася упрямилась и не желала слушать, так что все надежды полковник оставил на княгиню, обещавшую не отходить от дочери, пока она не родит, тогда как совсем скоро Басе пришлось проститься с любимым, позволив тому поцеловать себя прямо на улице, не взирая на посторонних людей.
- Обещай писать мне письма, мой милый. Обещай мне вернуться. Обещай вспоминать меня в своем походе, - говорила пани, не в силах отпустить мужа. – Я люблю тебя и буду ждать здесь, в нашем доме, - твердо произнесла Бася, прежде чем таки оторвалась, не без помощи цепких рук матери, от мужа и позволила ему сесть на своего вороного, что унес его в далекие и неизведанные дали.

+1

35

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160116/6ZOSKRJcsA.jpg[/AVA]
Время... человеку свойственно не замечать как быстро оно летит? Вот и Яну порой казалось, что он даже не заметил как быстро пролетели годы и выросли его дети: Мирек давно уже взрослый и живет своей семьей, Басенька стала настоящей красавицей на выданье и выросли младшие мальчишки - а казалось, что еще совсем недавно тихонько сопели себе в колыбельке. А теперь, одному подавай породистого рысака, второй хочет охотничьего сокола, близнецы дружно не желают учить латинскую грамматику, а самый меньшой сынок требует к себе внимания больше остальных. Когда Ядвига спустя три года после Богдана и Войцеха вновь забеременела, Лещинский ужасно испугался, опасаясь повторения предыдущих тяжелых родов... но по счастью, на этот раз княгиня носила свое дитя куда легче, так что счастливые родители надеялись "получить" дочь. Однако, боженька вновь послал им непослушного сыночка, на что Ян совсем не жаловался, потому как хлопоты с сыновьями помогли ему и Язе пережить внезапную тяжелую утрату, когда во сне неожиданно умер князь Михал... Не передать словами, насколько его старший сын был убит этим горем, ведь отец всю свою жизнь старался особенно опекать своего непутевого первенца и даже переступил через собственную гордость, чтобы устроить его брак с любимой женщиной. Внезапный уход своего свекра переживала и Язя - и благодаря ее ласковой и нежной поддержке, Яну было куда легче пережить все это... да и дети не позволяли ему впасть в уныние? Мальчишки есть мальчишки, они всегда найдут где отличится, несмотря на то что строгая маменька умудрялась держать всех своих любимых мужчин на коротком поводке.
Но вот, наконец настал момент, когда всеобщей любимице Басеньке настало время уехать из родного дома, чтобы выгодно выйти замуж. Ян согласился отпустить дочь скрепя сердце... и когда пришло известие о том, что она сбежала из Вишневца с мужчиной много старше своих лет и тайно вышла за него замуж, он расстроился, но не особенно удивился. Бася всегда была копией своей матери и судя по всему способность страстно любить унаследовала от нее в полной мере - так разве можно было заставить эту гордую и свободную птицу жить в золотой клетке? Да еще и с человеком, которого она не смогла бы уважать и почитать как своего супруга...
После побега Барбары, время снова ускорило свой бег и Ян вместе с женой решил, что следует любым способом вернуть дочь домой. Что княжеской дочке делать в этом забытом богом Чигирине?? Какой-то замшелый пограничный городок, наверняка полный всякого сброда... в общем, князь принял решение поехать за дочерью как только сойдет снег и просохнут после весеннего разлива дороги. Однако, весной старшего Лещинского вызвал к себе король, так что в Чигирин пришлось ехать одной Ядвиге - и Янек тогда понятия не имел, что разлука с обожаемой супругой затянется на все лето и почти половину осени. Удобно расположившись в богатом доме старшего сына вместе со всеми своими младшими детьми, Лещинский с нетерпением ожидал письма от Ясечки... и когда оно наконец пришло, получил одновременно и радостные и печальные новости. Радость была в том, что Басенька благополучно родила двоих мальчишек, а печаль в том, что ее непутевый супруг отбыл на войну - к тому же Ядвига отозвалась о гусарском полковнике не самым лучшим образом и сообщила Яну, что не сможет привезти дочь, пока ее детки немного не окрепнут.
-Папа! Спрячь меня скорее! -от всех мыслей своего отца отвлек самый младший сынок, когда примчался в кабинет и забрался к Яну на руки. -Я случайно пролил чернила Богдану на пропись...
-Значит случайно? -Янек улыбнулся, когда сынишка перелез за него и тихонько сопя прижался к его спине. -Павел, я тебя сколько раз просил не лезть на стол, когда братья занимаются уроками? Без мамы их только с угрозами хорошей порки можно усадить учиться...
-А когда приедет мама? -Пашка тут же перелез обратно на руки к Яну и обнял его за шею, грустно посмотрев на него своими большими карими глазами. -Я уже соскучился по ней, а она все не едет... хочу к маме...
-Мама поехала за нашей Басенькой, сынок и пока не может ее оставить, -постарался объяснить своему маленькому сынишке Ян, нежно обняв его и прикоснувшись губами к мягким темным волосам - Пашка как и близнецы был копией обожаемой Ясечки. -Наша Бася теперь тоже стала мамой, мой хороший. Придется подождать пока ее малыши немножко подрастут, так что надо набраться терпения.
Пашка лишь грустно вздохнул, прижавшись к отцу - старшую сестрицу он помнил уже смутно, потому как она уехала когда ему только-только исполнилось три года. Да и сейчас ему куда важнее было увидеть рядом любимую маму, без которой, кстати говоря отчаянно скучали все ее сыновья, начиная от самого старшего.
Итак, в заботах и государственных делах прошло лето и начало осени... и наконец от жены пришло долгожданное письмо с хорошими новостями - ей удалось уговорить упрямую дочь поехать вместе с детьми в Варшаву. Ян уже не находил себе места без привычной поддержки Ядвиги и к тому же после свадьбы им не приходилось так надолго расставаться друг с другом. Вечер приезда Язи и Баськи стал самым счастливым в жизни князя Лещинского за последнее время - правда чтобы встретить обожаемую супругу, ему пришлось протолкаться через всех шестерых своих сынков. Казимир, посмеиваясь не отстал от своих братьев, что буквально зацеловали сначала мать, а потом сестру - и пока все пошли смотреть Басиных деток, Ян получил возможность наконец обнять свою ненаглядную.
-Я уже начал от тоски сохнуть... больше никогда тебя тебя не отпущу, -улыбнулся Янек, раскрыв Ядвиге свои объятия. -Иди ко мне, сердце мое? Мне так тебя не хватало...
Пока дети отвлеклись на Басю, счастливые родители не теряя времени могли подарить друг другу не один долгий и нежный поцелуй, пока рядом не раздалось робкое "мама" и Пашка не попытался привлечь внимание матери, подергав ее за юбку. После того как Язя взяла на руки младшего сынишку, старший Лещинский крепко обнял любимую дочь...
-Баська-Баська... и за что ты так со мной?? Как будто мы с матерью не поняли бы тебя.., -начал было Ян, но осекся, решив поговорить с дочерью наедине. -Покажи скорее своих ребят... я все гадал, будут ли похожи на тебя?
Просто не верилось, что маленькая любимица Яна, его милая и обожаемая звездочка уже мать двоих детей... и Лещинский подержал каждого внука по очереди, одобрив что старшего дочь решила назвать в честь любимого дедушки. Ну а после того как няня и Маричка отнесли малышей в приготовленную для них детскую, Ян взял за руку Басю и повел в свой кабинет. С Ядвигой он все обсудит наедине, а пока что мальчишки не давали ей покоя, радуясь ее приезду.
-Рассказывай все, дочка.., -вздохнул Янек, плотнее прикрыв дверь кабинета. -До ужина у нас есть время поговорить... и я хочу знать все с самого начала...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-17 01:42:43)

+1

36

[NIC]Barbara Świrska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26jmk.png[/AVA]
Прощание с любимым… что может быть тяжелее оного для женщины, что носит его дитя под сердцем? И если бы она только знала наверняка, что вернется к ней живым и невредимым! Но, война идет своим чередом, вырывая мужей из объятий их жен, гоня в поход на поддержку какого-то царька Дмитрия, что мог оказаться и самозванцем. Никто не собирался менять принятого решения. Увы, Анджей, как мужчина чести и долга, не смог принять предложение своей тещи, пусть даже Бася не единожды его просила об этому – ведь, он не в одной уже битве доказал свою храбрость и отвагу! Однако и перечить мужу, твердо стоя на своем, как порой могла проделывать мать, Басенька не могла и приняла решение мужа, упершись лишь в одном – она из Чигирина без мужа никуда не поедет. Надо ли говорить, как княгиня слезно просила дочь одуматься и отправиться после рождения ребенка в родные края, где по ней уже все давным-давно уже все соскучились? Только мало молила и мало просила Ядвига свою единственную и так похожую на себя дочь. Женщине лишь оставалось надеяться на благоразумие дочери, что рано или поздно должно было снизойти к ней.
Разрешилась Барбара в первые дни лета, когда солнца начало жарить заметно опустевший без многих воевод город. Поговаривали, что в это время многие воришки осмелели, что стали шастать по честному городу, а потому никто старался не покидать дом после захода солнца. Но, когда бог приказывает появиться на свет человеку, он не смотрит на время дня. Просто настает время и детский плач озаряет собой покои, где еще недавно слышались крики и стоны рожающей женщины. Именно после захода солнца пани Свирская, почувствовала, как потянуло низ живота, а потом … начались приступы боли с большими паузами. Княгиня велела служанке отправиться за повитухой и доктором, но Маричка слезно плакалась и просилась не посылать ее. Плач служанки был настолько громким и смелым, что тот донесся до покоев, где отдыхала Бася и не выдержав злой доли, уронила слезу.
- Значит ты не хочешь идти? – едва услышала молодая женщина в тот вечер. – Отказываешься повиноваться своей пани? Может быть, мне прикажешь идти?! – процедила Ядвига, подняв руку на непослушную Маричку. Она на нее и так имела зуб за то, что не попыталась даже задержать Басеньку ее от глупого и совершенно не нужного побега. Видимо, это она и напомнила служанке, что все-таки сбежала, громко тупая ногами вниз по ступенькам, а уже через полчаса в дом пожаловала повитуха, а за ней и пан доктор.
Ту ночь Барбара не забудет никогда, ведь когда, казалось, уже все должно было закончиться, роды продолжались. Оказалось, под сердцем у Барбары пряталось сразу двое маленьких сыночков, имя для которых она быстро придумала: Михал, в честь одного деда, и Роман, в честь отца мужа. Уже на следующий день после родов женщина собралась с силами, чтобы написать небольшое письмо мужу и оповестила его о рождении не одного сына.

письмо Анджею Свирскому

Милый мой и любимый мой Анджей!
Мое письмо сегодня будет не таким длинным, как предыдущие… Ночь выдалась бессонной для меня, от чего глаза мои едва содействуют мне в написании, слипаясь. Но, пишу я затем, что спешу тебя обрадовать весточкой из родного дома: буквально этой ночью мне посчастливилось дать жизнь не одному нашему ребенку, а сразу двоим. С твоего позволения, я решила назвать сыновей в честь их славных дедов – Михалом и Романом, коими мы можем гордиться. Надеюсь, письмо тебя застанет в добром здравии, моя любовь. Засыпаю с мыслями о тебе и верно жду в нашем доме в Чигирине.

С тех пор, как на свет появились двое маленьких озорников, мир заметно стал милее Басеньке. Ну, конечно, ей было не до печальных размышлений, когда по очереди плакали ее сыновья. Днем или ночью, она всегда поднималась и в полудреме давала им грудь, укладывала у себя… И лишь иногда давала себе возможность пустить не одну и далеко не скупую слезинку, тоскуя по мужу, что был далеко от нее. Так далеко, что не знала, где он и как проводит эту летнюю ночь. И молилась, просила у всевышнего, даровать мужу не храбрость в бою, а жизнь. Ведь она так ждала любимого дома. Ждала и надеялась на то, что любимый Анджей вернется поскорее к ней.
Только княгиня Лещинская не забыла о своем желании перевезти дочь и внуков в Варшаву к Казимиру Любомирскому, старшему сыну Ядвиги, что уже давно получил письмо от пана Свирского и даже ответил на него согласием. Правда, посредством письма князя Лещинского, которые тот регулярно присылал своей княгине. Ядвига настойчиво уговаривала дочь вернутся домой – в Краков, Лешно или Варшаву, хоть куда-нибудь, подальше от того сброда, что бродил улицами Чигирина. И лишь в средине осени она все-таки вынуждена была согласиться – Чигирин заметно изменился без Анджея, да и аргументы матери начали казаться молодой женщине действительно разумными. И вот, новая столица славной Речи Посполитой встречает княгиню и ее дочь, а также маленьких внучат, что тихо спят на руках у служанок, которых Ядвига не оставила в Чигирине. В доме же, в котором так счастливо и безмятежно жилось Басеньке почти весь год, пани Свирская оставила на всякий случай письмо для супруга – в случае, если ее письмо о переезде не дойдет до адресата.
Выйдя из кареты, молодая женщина оглянулась по сторонам, видя прекрасные дома, словно впервые замечая их красоту и роскошность, которой не было видно в Чигирине. Да, она успела практически и забыть о столице, о том какие красивые панны здесь бывают и какой она была тут беззаботной.
В дом Казимира Барбара вошла с тяжелым сердцем. Она переживала, что письма могут потеряться из-за ее переезда или весточки будут идти намного дольше чем в Чигирин, что благодаря Анджею стал для нее роднее дворцов отца и братьев. Она тихо вздохнула, когда к ним подбежала детвора – все младшие братья тут же облепили мать, словно маленькие котята, после чего подались обнимать уже сестру, что успела избавиться за это время от своего дорожного плаща. А потом к ней подошел отец, в объятиях которого Барбаре хотелось утонуть. Его укор был заслуженный. Только что тут уж было поделать? Сделанного было не изменить. Да и если был бы выбор повторить или переиграть события той летней ночи, Басенька не сомневалась, что сделала все точно также, как и тогда – сбежала бы с любимым, куда бы только он не позвал ее.
Отец позвал свою единственную дочь в кабинет, и Барбара последовала за ним.
- Помнишь, отец, как ты рассказывал о маме? – спросила молодая женщина у отца в ответ на его просьбу. – Тебя поразила красота ее карих глаз, а меня просто прожгло будто молнией в самое сердце, как только мой взгляд наткнулся на взгляд Анджея. Может быть, это была судьба, а может … я не знаю, но с тех самых пор, как только я увидела Анджея, мир перевернулся и стал вертеться вокруг только него, - усмехнулась Бася, вспоминая те далекие дни, что были, казалось, еще вчерашним днем. – Я знаю, что моя вина в том, что я должна была написать вам… или не делать все спехом, не написав вам с мамой толком. За это я прошу прощения отец, да вот только я не жалею о том, что сделала. Пусть даже меня считают ославленной женщиной на всю Варшаву…

Отредактировано Tony Danziger (2016-01-17 01:21:28)

+1

37

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160116/6ZOSKRJcsA.jpg[/AVA]
Когда любимая дочь послушно уселась и начала свой рассказ, Яну оставалось лишь тяжко вздохнуть... Бася ведь и представить себе не могла как началась совместная история ее родителей? Да его поразила красота прелестной женщины, что принадлежала другому мужчине - однако, если уж говорить начистоту, в первый момент тогда еще наследник князя Лещинского подумал о милой интрижке. Красивая женщина замужем за нелюбимым человеком, много старше ее самой, к тому же гордая как сам черт... наверное только такой лихой повеса как Ян мог посягнуть на чужую жену. Но с развитием бурного романа, Лещинский влюбился в гордую княгиню без памяти и до сего дня не мыслил своей жизни без нее. Появление Басеньки стало для ее отца одновременно счастьем и мукой, ведь по сути он обрек свое дитя на жизнь без матери - так ему думалось тогда? Однако, бог рассудил так, что решающую роль в решении помочь своему сыну женится на Ядвиге Любомирской сыграла для князя Михала именно его любимая внучка и уже после нее душевные страдания старшего непутевого сына. С возрастом, Ян все больше и больше понимал, сколько боли он доставил своим родителям, так что конечно же, заставлять свою дочь выходить замуж против ее воли не стал. Но Бася все решила по-своему? И вот теперь, придется как-то смирится с тем что она уже мать двоих детей и жена своему мужу, который судя по всему не уступает ей в упрямстве?
-Бася... ты многого не знаешь из нашей с твоей мамой истории... и возможно, я когда-нибудь решусь тебе все рассказать. Но сейчас, я скажу тебе те же самые слова, что мне сказал мой отец перед тем как устроил нам с Ясечкой свадьбу - ты должна была сразу написать нам или попросить приехать за тобой... Никогда в жизни, я не стал бы тебя неволить, -старший Лещинский в очередной раз тяжко вздохнул, прежде чем продолжить. -И не вздумай называть себя ославленной женщиной - никто в Варшаве не посмеет даже слова про тебя сказать, пока я жив! Знаешь, родная... мы с твоим братом сейчас вхожи в королевский совет: Казимир официальный советник, а я на правах старого друга, если можно так выразится. Я поговорю с Его Величеством и попрошу вернуть твоего мужа с этой войны и вознаградить его за верную и честную службу. Как только он вернется из похода, вы поедете в Лешно, где будете жить либо в нашем доме, либо заведете себе свой собственный. Главное чтобы ты и твои детки были рядом с нами, больше я тебя никуда не отпущу, как и твою мать.
Ян уже собрался было расспросить дочь о ее муже - было любопытно, чем полковник так не понравился его дорогой супруге, но тут в кабинет зашля княгиня с довольным младшим сынишкой на руках, чтобы напомнить об ужине. Судя по всему, Павел тоже побаивался отпустить свою любимую маму даже на одну минутку?
-Иди проведай детей, милая и спускайся в столовую, -улыбнулся Лещинский, решив что на сегодня с Баси хватит разговоров и упреков, пусть даже и справедливых. Главное что она и внучата теперь дома... а дальше, остается лишь вызвать из армии ее мужа, что вполне было в силах Яна и его старшего сына. Когда Басенька вышла из кабинета, князь подошел к своей жене и обнял ее и счастливого Пашку - и пусть не следовало позволять себе приятных нежностей при ребенке, но Янек не удержался чтобы не поцеловать в очередной раз свою любимую и единственную. -Я очень счастлив что ты наконец дома, моя радость... не знаю как выдержал все эти дни, хорошо что мальчишки не позволяли впадать в уныние своими проделками - хотя тоже очень скучали по тебе. И у нас есть одна хорошая новость для тебя, но Мирек взял с меня слово ничего не говорить раньше времени.
-Мамочка, ты больше не уедешь и не оставишь меня? -тихонько поинтересовался Пашка, одной ручкой обняв за шею мать, а второй отца и притянув их ближе к друг другу. -Меня Богдася пообещал вздуть за то что я испортил ему пропись...
-Богдасе надо бы побольше сидеть за чистописанием и латынью и поменьше с братом саблей махать, -рассмеялся Ян. -Но тут я виноват, сам всегда обожал учится ратному делу...
Ужин в этот вечер прошел как никогда дружно и весело: мальчишки были счастливы, что вернулись мать и старшая сестрица и теперь все дружное семейство было в сборе. Перед тем как все разошлись спать, Хонората и Мирек рассказали Ядвиге, что у них будет прибавление в семействе, чему конечно же, оставалось только порадоваться. Супруги Лещинские прекрасно знали, что у старшего и его жены долгое время не получалось завести детишек, так что нынче вечером все горячо поблагодарили бога за его милость в своих молитвах перед сном.
После того как все мальчишки наконец угомонились и разошлись по комнатам, Ян с Язей как обычно пошли пожелать им спокойной ночи, не забыв проведать Басю и ее малышей. Маленький сынок Мирека и Хони, названный в честь главы семейства Лещинских тоже давно уже видел десятый сон, когда Янек наклонился чтобы коснутся губами его лобика. Ну а в спальне князя и княгиню ждал неожиданный сюрприз в лице малыша Павла, сбежавшего от уложившей его в кроватку няни - он заявил что останется с мамой и начал было хныкать, так что Ян махнул рукой и позволил сыну остаться. Конечно, малыш несколько подпортил планы своего отца, желавшего побыть наедине с любимой женой, но что уж тут поделаешь? Лещинский прекрасно понимал насколько самый младший сынишка соскучился по своей матери, так что лишь улыбнулся когда тот с довольным видом улегся возле нее на бочок, прося рассказать интересную сказку.
-Да-да, любимая, расскажи Пашусе сказку... чтобы он поскорее уснул, -хитро улыбнулся Ян, после того как улегся рядом с сынишкой и коварно пощекотал его. -Лично я не собирался сразу спать, если ты понимаешь о чем я...
-Ну хватит меня щекотать! -взмолился сын, хихикая и стараясь уползти под защиту маминых нежных и добрых рук. -Мамочка, спаси меня пожалуйста!
Конечно же Ядвига тут же обняла мальчишку, шутливо надавав любимому супругу по рукам и велев обоим не баловаться. Порядком уставший за долгий и весело проведенный день Павел, быстро уснул и хорошенько его укрыв, Ян увел любимую жену в соседнюю со спальней комнату, где можно было побыть вдвоем не боясь разбудить ребенка.
-Я собираюсь воспользоваться своим правом мужа-тирана и больше тебя никуда не отпущу, так и знай, -шепнул Лещинский в губы Язи, между жаркими поцелуями. -Ты меня оставила одного с нашими чертенятами почти на полгода... а мне было недостаточно только в письмах писать как я тебя люблю и скучаю. Так что теперь придется тебе быть послушной женой и ездить только вместе со мной... обещаешь?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-17 19:30:35)

+1

38

[NIC]Jadwiga Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26nHv.jpg[/AVA]
Письма. Снова и снова, все больше и дольше становились письма княгини мужу, по которому истосковалось сердце и тело за все то время, которое они провели врозь, расставшись по пути – Ян Лещинский отбыл тогда в Варшаву, а ей пришлось отправиться следом за дочерью, что будто прикипела к тому ужасному пыльному и вшивому городишке у самой границы. О! Как же осточертели княгине эти письма, которые она отправляла сама и получала каждый раз, блаженно и нежно усмехаясь, предвкушая каждое слово, которое любимый муж адресовал ей или их дочери. Ведь никакие письма не заменят настоящей улыбки, настоящего прикосновения руки к щеке и встречи губ в поцелуе, о которых приходилось лишь мечтать, едва голове стоило коснуться подушки, ведь дни были заняты у княгини дочерью. Она наседала на Басю все откровеннее, пытаясь уговорить ее, склонить на свою сторону и отправиться в Варшаву, ведь даже ее непутевый муж был согласен на это. Но каждый раз, стоило Ядвиге заговорить о том, как тоска берет по привычной обстановке, по дому, по мужу и детям, а Басенька лишь просила мать уехать – нужна ведь мать маленькому Павлику, совсем еще маленький ведь он. Однако, если Барбара Лещинская была упряма, то ее мать была куда более упрямой. Женщина обещала себе, что не покинет дочь, а потому упрямо сидела в Чигирине, пока однажды дочь не согласилась отправиться на зиму в Варшаву, где и пребывал отец и все братья ее в гостях у Казимира.
Отправив последнее письмо Яну, княгиня велела собирать все вещи в дорогу, дабы отбыть максимально быстро – уже к полудню следующего дня вся мебель в доме полковника была укрыта белыми простынями, защищая ее от пыли и грязи, как и сундуки собраны. Правда, за год замужества Барбара не нажила много украшений или платьев, потому весь багаж в основном принадлежал ее матери, что не постеснялась держать на руках своего старшенького новорожденного внука, удивляясь тому, как напоминал ему этот Михась маленького Павлушу или Марека. В то же время, пока княгиня возилась с одним внуком, другим была занята Бася, которой также повезло, как и ее матери, дать жизнь за один раз двум маленьким мальчишкам.
На самом деле путь проходил для женщины легко, несмотря на то, что им приходилось делать много остановок и не торопиться, дабы экипаж не трясло – все-таки в нем ехали маленькие дети, для которых был необходим покой и тишина, не говоря уже о комфорте. С погодой им тоже, вряд ли повезло и, пожалуй, осенние дожди, которых так ждали крестьяне, были единственной вещью, что заставляла беспокоиться княгиню. Уж не хотела женщина застрять в средине пути или заезжать в Збараж, что совсем еще недавно светился гостеприимностью. О том, как изменились отношения двух старых подруг Язя не собиралась думать – время покажет, а пока гордость задета, знала, что не стоит заглядывать так далеко наперед. Но, видимо, сами крылья несли женщину домой, к мужу, по которому она так соскучилась, и детям, без которых и день прожить была настоящая мука.
Неделя дороги… или больше? Но время, затраченное на путешествие, пролетело для женщины быстро, словно один миг, и лишь легкая усталость во взгляде карих глаз, будто бы отражала все то время, что они провели в пути. Дети быстро обступили княгиню, как только их оповестили о ее приезде, но вскоре переключили свое внимание на старшую свою сестру, что будто бы и изменилась, и будто бы была такой же. Никто пока еще не мог понять, насколько сердечные переживания способны менять людей… Но, со временем у них еще будет такая возможность, а пока Ядвига крепко обняла своего самого младшего сына, взяв его на руки.
- Ты не представляешь, как я соскучилась, дорогой, - тихо обратилась она к мужу, произнося каждое слово практически в унисон со словами князя. – Ну и распустил ты наших мальчишек? – хитро спросила Ядвига, прежде чем многозначительно растянула губы в улыбке. – Но главное, чтобы сам был только моим, - в этих словах, пожалуй, должна была вместиться вся та жгучая ревность, которая испепеляла душу и сердце женщины, вынужденной находиться в дали от любимого, пока его могли заприметить более молодые панны. И пусть женщина знала, что муж хранит ей верность, не могла не напомнить ему о своих чувствах, пусть в такой странный образ.
После приветствий с детьми и мужем, княгиня поднялась в свои покои, где на нее уже ожидала горячая ванна с водой и душистым мылом. По ним, пожалуй, женщина тоже соскучилась, а потому нежилась бы в ванной и дольше, если бы только свою маму не потребовал маленький Павел. Мальчишка едва не плакал, требуя няньку впустить его к маме, что принимала ванну, а потому женщина спехом покинула блаженное водное пространство и, спехом одевшись, вышла к сыну, что до самого вечера не спускался с ее рук. Именно с маленьким сыном на руках, женщина и постучалась в кабинет, где до сих пор разговаривал князь со своей дочерью и напомнила о необходимости поужинать. Тем более Басе следовало тоже подготовиться – покормить малышей и принять ванну.
- Уже накрывают стол к ужину, а вы еще не готовы, - пожурила Яна с Басей она, прежде чем Басенька отбыла в свои покои, тогда как женщина могла подарить поцелуй супругу. Пусть даже его свидетелем стал маленький княжич.
Ужин пролетел незаметно, но так хорошо Ядвига давно не питалась – разнообразие привычных блюд было так приятно, что женщина, обычно следящая за своей фигурой, на какой-то миг потеряла бдительность и хорошенько поела, пока корсет не стал совсем давить. Уж тогда она поднялась в покои, разогнав предварительно мальчишек по их комнатам, но прежде сын и невестка порадовали ее прекрасной новостью.
- Дети – это прекрасный подарок судьбы, но и большая ответственность, - мудро заметила она сыну. – Пусть бог пошлет вам послушного сына или дочку, - тут же пожелала она, прежде чем подняться в свои покои и устроиться на подушке, да вот только в постели на княгиню ждал не кто иной, а маленький княжич, что явно соскучился по своей матери.
- Ну, спи, мой соколе, я никуда уже больше не уеду от тебя, - тихо прошептала на ухо сыну женщина, прежде чем поймала хитрое настроение своего мужа, чему только усмехнулась. Знал бы он сам, как не хватало его тепла и ласк в те долгие и одинокие дни! Так что, едва только маленький сыночек засопел, женщина тут же подалась к мужу, что уже был готов вскочить с постели, где мирно спал последний плод их страстной любви, и следом за ним подалась в соседнюю комнату, где уже без каких-либо преград могла насладиться откровенными объятиями любимого мужа.
- Стало быть, в следующий раз, ты поедешь со мной, а королю мы откажем, - хихикнула она, прежде чем избавила мужа от рубахи, что определенно мешала им обоим, после чего опустилась на колени, чтобы пощекотать прикосновением губ супруга, испытывая его терпене и желание к ней. - Люблю тебя, - прошептала она тихо.

+1

39

[NIC]JAN LESZCZYŃSKI[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/160116/6ZOSKRJcsA.jpg[/AVA]
-К черту короля, любовь моя, -улыбнулся Ян, крепче обняв обожаемую супругу и жадно поцеловав ее вновь и вновь, прежде чем она отстранилась и избавила его от рубашки. Ну а далее, началось абсолютное сладкое безумие на двоих, которое продолжалось до самого утра - только тогда усталые и счастливые, князь и княгиня вернулись в свою постель и обняв своего маленького сынишку, крепко и сладко уснули. На следующий день, старшему Лещинскому пришлось заставить себя подняться, чтобы вместе со старшим сыном ехать в очередной раз к королю... и теперь, Янеку нужно было добится от Сигизмунда чтобы тот отозвал из армии полковника Свирского. За всю свою жизнь, пан Анджей верой и правдой послужил отчизне достаточно, чтобы заслужить почетную отставку и вернутся к своей жене и двоим детям. Король воспринял предложение старого друга и советника вполне благосклонно и пообещал распорядится относительно полковника и даже вернуть ему родовые земли, столь опрометчиво потерянные его дедом. Ян очень надеялся, что Басеньке не придется долго ждать своего мужа и тосковать по нему, однако, судьба рассудила так, что прошло еще порядочно времени, прежде чем Анджей смог вернутся к своей ненаглядной жене.
Время вновь быстро летело и за осенью пришли первые заморозки, вскоре превратившиеся в самый настоящий лютый мороз. Это была самая настоящая пытка для неусидчивых мальчишек Яна и Язи - сидеть дома, не имея возможности надолго выйти на улицу. Естественно, при своей строгой матушке, они не смели баловаться и покорно сидели за уроками, нисколько не споря и не жалуясь. Больше всех остальных своих братьев был счастлив маленький Павел, ведь его любимая мама проводила теперь с ним много времени и по счастью не собиралась больше никуда уезжать. Глава семейства был рад не меньше своего сынишки, проводя приятные дни и конечно же ночи вместе с своей упрямой и безмерно любимой женщиной, однако во всей этой идиллии, как и в любой бочке меда была своя ложка дегтя. Дело было в том, что письма полковника Свирского стали приходить все реже и реже и к началу апреля, совершенно исчезли - Янек видел как страдает и боится пугающей неизвестности его любимая дочь. Война как известно не может проходить без потерь... и Лещинскому вовсе не хотелось, чтобы Бася осталась в двадцать лет вдовой с двумя маленькими детьми на руках и разбитым горем сердцем. Но к тому моменту как Роману и Михасю должен был исполнится год, вся княжеская челядь была уверена в том, что молодая пани уже не дождется своего супруга...
-Что нам делать, Ясечка? Я больше не могу видеть как грустит Бася... хотя она и старается не показывать ничего, чтобы не расстраивать нас, -тихо вздохнул Ян, нежно обнимая любимую супругу, когда они отдыхали после очередной жаркой близости уже по-настоящему теплой летней ночью. -Она слишком сильно любит своего мужа и если он, не дай бог, действительно погиб... я не хочу даже думать об этом. Все Лещинские - однолюбы и я сомневаюсь, что Баська когда-нибудь позволит себе посмотреть на другого мужчину. Не хочется даже и думать, что ее бравый вояка мог погибнуть...
Видя как расстроена Бася, все в доме старались ее как-то поддержать и ободрить - начиная от родителей и заканчивая самым младшим братишкой. Пашке очень нравилось проводить время, играя со своими маленькими племянниками -малышом Яном, которому скоро должно было исполнится два года и сыновьями старшей сестры, которые только-только начали пытаться ходить. Хоня тоже старалась проводить с Басей как можно больше времени, несмотря на то что недавно родившаяся маленькая дочка, названная в честь своей бабушки по отцу, требовала много внимания и заботы от матери.
-Басенька... ты знаешь, что я все бы отдала, чтобы утешить тебя, -тихо сказала Хонората, когда сидела вместе с сестрой своего мужа в детской, где весело возились все малыши и только маленькая Язя мирно спала в своей колыбельке. -Каждый вечер, мы с Миреком молим бога о том чтобы твой муж поскорее вернулся... а еще Мирек как и дядя Ян неоднократно напоминал королю о его обещании. Но похоже что вся эта война и смута выгодна Его Величеству...
Подхватив на руки Михася, Хоня села поближе к Басе и нежно обняла ее. Как хотелось бы увидеть ее вновь веселой и счастливой! Молодая княгиня Любомирская прекрасно знала, что Барбаре не дают опустить руки лишь ее дети... однако сердцем своим она сейчас далеко - там где пропал без всяких вестей самый любимый и дорогой для нее человек. Сколько раз Хонората уже молила бога о чуде? И при всем при этом, она совершенно забыла, что это самое чудо не выбирает нужного момента чтобы свершится...
-Бася!!! Ты где??? -на лестнице и в коридоре послышался самый настоящий слоновий топот и в детскую буквально влетел Марик с тренировочной саблей наперевес - пока матушка и отец уехали днем с визитом к своим друзьям, он вместе с братом Мишкой занялся любимой ратной забавой, пока на дворе не появился один незнакомый пан... -Скорей пойдем со мной!! Там... твой муж вернулся!!
-Святая Дева... наконец-то! -охнула от неожиданности Хоня. -Ты уверен, что это он, Марк? Ничего не перепутал?
-Нет, его зовут паном Свирским и он сказал что только что приехал из Лешно, -поспешно ответил мальчишка и перевел взгляд на сестру, испуганно смотревшую на него. -Что же ты сидишь, Баська?? Он тебя ждет там...

+1

40

[NIC]Barbara Świrska[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26jmk.png[/AVA]
- И не нужно, значит, ничего мне больше рассказывать, отец. Мне достаточно того, что я знаю о вас с мамой, - тихо произнесла в ответ своему отцу Бася, позволив себе короткую, но далеко не веселую улыбку. Она прекрасно знала, что у родителей ее была не легкая дорога к воссоединению, однако сталкиваться с некоторыми сторонами оной не была уверена, что готова. Как-никак, но всегда хочется видеть лучшее. И это лучшее она всегда видела, глядя на страстно любящих друг друга родителей, чьи чувства не удалось развеять даже времени, столь суровому к большинству влюбленных. Будучи еще маленькой девочкой, Барбара желала, чтобы и ее кто-то также полюбил, как отец любил ее прекрасную мать. И нашла возлюбленного в лице полковника Свирского, которого впустила в свое сердце, едва стоило увидеть его глаза, серьезное выражение лица и плотно сомкнутые губы, что лишь погодя пошли навстречу ей в поцелуе.
О! Воспоминания о том дне были слишком отчетливыми и яркими! Казалось, девушке стоит только прикрыть глаза, и она вновь увидит перед собой любимого мужа, сможет протянуть к нему свою руку и схватить его до того, как приятное видение развеется подобно серому туману. Вновь вспомнив супруга, молодая женщина отвела взгляд в сторону, продолжая слушать отца – она была согласна пристать на любые условия отца, однако для начала желала, дабы муж вернулся. Правда, что-то ей подсказывало, что полковнику Свирскому не слишком будет приятной протекция ее отца перед глазами короля, пусть даже венценосной особе не принято отказывать. В любом случае, ничто не могло сейчас дать надежды пани Свирской, помимо весточки от мужа, которую надеялась получить к концу месяца.
Мать пришла в кабинет своей легкой и чарующей походкой, грациозно держа на руках своего младшего сына, которому Бася тут же улыбнулась, а он, маленький хитрец, ловко отвернулся, зарывшись своим маленьким личиком в волосах матери, ложившихся мягкими линиями на плечи княгини. И тут же Бася почувствовала укор совести за то, что так долго упрямилась, не желая уступить матери, целью которой было увезти из Чигирина свою любимую, но такую же упрямую и вредную дочь, как она была сама. Совестно было за то, что заставила мать так долго быть врозь со своими детьми, особенно врозь от Павлика, который требовал ее больше остальных, ведь совсем недавно ему исполнилось четыре годика.
- Иду, мама, - только и произнесла Барбара, не зная, что еще могла бы сказать. – И не забуду о своих маленьких ангелочках, - добавила тут же, пусть даже ангелочками назвать маленьких близнецов, что даже сидеть еще не умели, нельзя было. Все-таки малютки любили потревожить маму посреди ночи, пусть даже дни, проведенные в дороге, несколько отодвинули в сторону воспоминания о Чигирине и веселой возне рядом с детьми там.
И ведь дни рядом с многочисленной родней потекли один за другим, как и письма, которые писала своему любимому мужу Басенька – казалось, что не успевает она всего передать посредством бумаги, ведь маленькие дети росли, казалось, не по дням, а по часам. Но, ответы были не такими частыми, как ее письма, из которых пара тройка все-таки не дошла до адресата, либо попросту потерялась в пути к огорчению молодой пани Свирской. Увы, но после Рождества письма не стали приходить чаще, а скорее наоборот – как бы не ждала их женщина, а их все не было. К тому же, приходившие к ней письма были определенно застарелыми, поэтому посылая каждый раз новое свое письмо, Барбара не знала, будет ли ее супруг еще на месте, куда она направляла своего гонца.
Отсутствие весточек порождало много разговоров, как со стороны родителей, так и со стороны многих знакомых и друзей их семьи, которых в Варшаве было не сосчитать. Никто не смел называть единственную дочь Лещинских ославленной, однако многие пророчили ей черный траур, исходя из отсутствия вестей и свежих писем. А ведь действительно, Басенька как-то незаметно отказалась от ярких платьев, которых было так много, ведь в Варшаву доставили сундук с ее платьями, что дожидались на нее в Лешно. Ожидание было тем еще испытанием для молодой женщины, и пусть она старалась не показывать ни родителям, ни знакомым своего горя, так часто вечерами и ночами граничащего с отчаянием, оно с каждым разом становилось все большим и все более заметным.
Барбара сидела в детской комнате, наблюдая за тем, как ее любимые сыночки ползали по мягкому ковру, играя со своим маленьким дядей, но мыслями она была далеко не здесь. Она думала и представляла себе то, как жилось бы им в Чигирине, если бы Анджею не пришлось отбыть на войну. Там, конечно, не было такого роскошного ковра, однако там бы у мальчишек был бы отец. А ведь казалось, стоит только ей представить, прикрыв глаза, и она увидит, как Анджей берет на руки сыночком, как целует их и подбрасывает в воздух, на что они звонко смеются. Так порой делал Мирек и даже сам отец Баси, однако женщина знала не понаслышке, что никто и ничто не может заменить родных отца и мать. Когда с ней заговорила Хонората, Басенька едва вздрогнув, повернулась к княгине, что обратилась к ней, оторвав от собственных невеселых мыслей, в которых Бася попросту себя терзала. Однако пани Свирской нечего было ответить своей родственнице, которой она лишь благодарно улыбнулась и сжала ее ладонь в своей с той же благодарностью, прежде чем влетел в покои Марек и… тут у Барбары просто не было слов, чтобы сказать что-либо. Сердце пропустило один удар и замерло, казалось, пока она неслась навстречу своему любимому и единственному мужчине, пропуская на раз по несколько ступенек, что грозило несомненно падением, если бы только женщина зацепилась за подол своего платья. Но, вот он, муж, стоит совсем уж близко, а она замерла, боясь, что это всего лишь сон!
- Анджей… - выдохнула Барбара, не отрывая взгляда от черт любимого мужчины, которого она так ждала! – Ты вернулся! – констатировала она, когда смогла заключить его в свои объятия и уж тогда дала волю своим не пролитым слезам. Только то были слезы радостные, счастливые. – Я уже думала, что не дождусь тебя любимый! Как же я боялась! За последние два месяца я не получила ни единого письма, мой дорогой, - нет, она не упрекнула. Она оправдывала свои слезы этими словами. – Обещай, что больше не уедешь, мой любимый! – прошептала она, не в силах разнять свои объятия, пусть даже братья могли видеть их сейчас без каких-либо помех.
Кто знает, долго ли они так стояли, но вскоре женщина ощутила необходимость показать мужу детей, что наверняка будут походить на него, едва только вырастут. Так что, взяв за руку своего супруга, Бася повела его в детскую комнату, где себе игрались Михась и Ромчик.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dla chcącego nic trudnego ‡Глаза боятся, а руки делают...