Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » В шаге над бездной


В шаге над бездной

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://40.media.tumblr.com/682cfff915d11f1cbe955ab012e0313c/tumblr_nzl9re2VRv1udsvobo1_500.png

Romana Wilson & Zoe Lerman
Место:
развязка магистрали 29 улица и Линкольн Хайуэй
карта
Время:
ночь с 13 на 14 февраля 2016
Время суток:
ночь, около двух.
Погодные условия:
+10, дождя нет и ладно.
О флештайме:
Прежде чем решите прыгать - убедитесь, что никто вам не помешает. Даже слишком сознательный прохожий.

0

2

Рано или поздно это должно было произойти, только, как выяснилось, она выбрала самый паршивый день, чтобы покончить со всем раз и навсегда. И самый сопливо- сентиментальный - только для того, чтобы ее коллегами было проще освещать эту драму. А какая собственно в ее жизни была драма? Никакой. Скорее, даже наоборот, многие люди могли бы ей позавидовать. Приличная работа, да не головокружетельная карьера, но уж лучше, чем было у многих в ее возрасте, да, она не была все еще замужем, но она ни не особо пыталась что-то в этом менять. Скорее двигалась по течению, не боролась за отношения, предпочитая все по быстрому сматывать, как только на горизонте появлялись хоть мало-мальские проблемы, требующие слова "мы", ха, как такового этого слова она не боялась, нет, она просто каждый раз просто понимала, что не может с этим человеком озвучить даже в мыслях это "мы". Раз обожглась, привязалась слишком сильно, так что теперь на эту вторую попытку едва ли когда-нибудь соберется. Так чего она ждала, что это все сделают за нее? Никто никогда не сделает что-то за тебя. Особенно, если нужно это только тебе и никому больше.
Холодный ветер бил в лицо, явно давая понять, что она в очередной раз собирается сотворить глупость. И в этот раз уже у нее не будет шанса все превратить в безмозглый розыгрыш, в этот раз, она или доиграется или... или очень доиграется. Ну кто должен быть настолько полоумным, чтобы пешком подниматься на почти пустой в такой поздний час мост автострады? И уж тем более, что бы ни привело бы этого человека на эту вершину - уж явно он не должен был идти так, будто пьяный, пошатываясь от собственного внутреннего диалога, который ни на секунду не мог заткнуться и оставить ее в покое. Она же все для себя решила, так к чему все эти метания? Такие, как она, истинные суицидники уходят из жизни по плану. Сдав все долги на телестудию, прибравшись в квартире, покормив кота и оставив ему в кормушке питания еще на трое суток, на случай, если ее не сразу найдут или не сразу опознают. До последнего улыбаясь через силу. Чтобы никто ничего не понял. Так почему каждый шаг давался через силу? Почему ей теперь хотелось только одного- чтобы нашлась хоть маленькая причина, оплошность, допущенная в ее безупречном плане? Но ошибки не было.
Она со своим перфекционизмом продумала все до мелочей. Чтобы надежно и относительно красиво, чтобы тело всенепременно наши, чтобы это не выглядело как случайная смерть, или, не дай да бог, как убийство или смерть при сомнительных обстоятельствах, чтобы... да в ее списке было с три десятка этих "чтобы", что она держала в запароленным файле на компьютере. Она продумала все, чтобы это действительно выглядело как самоубийство. Включая три предсмертные записки. И четвертую, которую нужно было только отправить с этого моста. Романа с силой вцепилась в букет фиолетовых калл - купленный только для того, чтобы еще раз перепроверить высоту. Чтобы быть уверенной в том, что через полгода или год она не очнется в больнице, вся оплетенная проводами. Все. Она добралась. Что-то что она бы никогда на подумала, что ночью на автостраде настолько холодно, что даже телефон не сразу отреагирует на прикосновения. Она на секунду зависла над экраном блокировки, а потом решительно набрала по памяти номер. Лезть в телефонную книгу не было никакой необходимости - Романа и так все знала.
Раз гудок, два гудок, телефон, как и ожидалось, в такую поздноту сбрасывает все звонки на автоответчик.
- Вот видишь насколько я тебя хорошо знаю, знала же, что попаду на голосовую почту, - Романа хлюпнула носом и прислонилась спиной заграждению, слишком высокому, чтобы случайно через него перевалиться, а жаль, тогда жизнь была бы для нее в последние пару часов намного легче, - Угол Линкольн и 29. Это на случай, если будут проблемы с опознанием, и не дай им назвать меня кем-то вроде невесты с каллами. Идет? Даже странно, что из всех телефонных номеров в книге, позвонить решила лишь тебе, просто... просто остальные не стали бы меня слушать. Все хорошо. Да, все хорошо. И до встречи. Лет так через шестьдесят. Обещай мне, что не придешь раньше...
Девушка решительно повесила трубку и вернула телефон в карман куртки. Шесть минут. Все идет по плану. Букет, отпущенный через белые перила спикировал вниз. Да определенно, в планировании она преуспела. Теперь подняться и перелезть. Самое простое. Но на деле самое сложное в ее плане.

Отредактировано Romana Wilson (2016-01-04 19:19:11)

+1

3

Хотела вот пожаловаться, что день не задался с самого утра, как и вся неделя. И начальство козлы, и премии не светит, и квартплату поднимают, и мужика нет, а впереди маячит чёрный день всех одиночек - 14 февраля, и к полуночи сказочный принц не появится, хотя бы в тыкве. Ей богу, если бы этому празднику не придавали столь огромного и раздутого значения, о нём бы и не вспоминал никто. Пока все витрины не становятся красно-розовыми от миллионов открыток, ты как-то и не вспоминаешь, что, в общем-то, секс не по случаю, а по любви у тебя был ого когда, и не вспомнить, и гардину прикрепить некому, а они, почему-то, всегда отваливаются именно тогда, когда нет надёжной мужской руки с отверткой. И, что самое главное, до этого дня и всем остальным безразлично, есть у тебя пара, или нет. А за пару дней до часа Х даже воздух заполняется сладеньким розовым щебетанием, звонками, переглядываниями, и вопросами: "А у тебя как? Ника-а-ак...". И всё, из нормального самодостаточного человека без проблем в пару часов превращается в затюканного параноиками с комплексом одиночки, с одной только мыслью в голове:"Боже, только бы никто ещё не спросил".
Я по традиции проводила этот вечер под бутылку розового игристого, нарезку обожаемого вонючего сыра с плесенью, и бесконечный стенд-ап на развлекательном канале. Каждый раз не надоедает, верите? Куда лучше попыток наладить личную жизнь именно в этот день. Был у меня как-то романтический вечер, как подобает дню Святого Валентина, по всем классически правилам, давно, ещё в университете. Я на последние деньги обежала все магазины, полдня упахивалась на кухне, чтобы приготовить ужин, в итоге всё это закончилось быстром некачественным сексом, "спасибом" за ужин, и, опять таки, стенд-апом в одиночестве.
С тех пор к таким вариантам я не возвращаюсь, чего и всем остальным желаю, относиться проще и не париться.
И, уж тем более, не делать глупостей, которых не исправишь. Каждый год сводки доносят хотя бы о нескольких, не выдержавших прессинга дня всех влюблённых.

Этой ночью я ехала поздно из редакции, задержавшись, как и положено эмансипированной одинокой бабе, аж до полуночи, заказала на домашний адрес аж три пиццы, в дополнение к бутылочке розового, и счастливо катила по опустевшей дороге. Тихо, фонари светят, машин нет, дорога под колёсами шуршит, красота.
И только одинокая фигура на перилах моста автострады выбивалась из общей уравновешенной картины и задевала мой глаз. Сначала его задело что-то, полетевшее вниз, а теперь вот и она.
- Оу бля, - я проехала по инерции ещё несколько метров, и остановилась. Не то чтобы мне хотелось сейчас изображать героя, разговаривать с террористами и самоубийцами я не умею, да и все, кто меня знают, уверенно подтвердят мою практически нулевую эмпатию к проблемам незнакомых людей. Чужие сломанные стиральные машинки, потерянные кошельки, долги по кредитным картам и проблемы с наркотиками меня волнуют ровно никак, но до того, чтобы проехать мимо мечтающего самоубиться человека, я ещё не докатилась. Опять таки, и камеры на дороге могут мой номер засечь, и потом поди доказывай, что это не бездействие, а просто не заметила.
- Э-э-эй! - кто его знает, с чего нужно начинать говорить, поэтому я заорала так, чтобы меня точно услышали. - Ты там прыгать собралась? Подожди, я тоже хочу, а одна не смогу-у-у! - с такими ситуациями я сталкивалась только в фильмах, там обычно таких уговаривали остановиться, одуматься, успокоиться, а они сильно сопротивлялись и, наоборот, рвались сигануть вниз. - Подожди, не бросай меня-я-я, я бегу-у-у! - ой, всё, надо заниматься спортом, бежать пиздец как тяжело, особенно, если колени трусятся. И языка заплетается, су-у-ка, что ж дальше-то делать?
Стоит ещё? Стоит, в перила вцепилась, хорошо, такие фиг быстро перелезешь, тут на шпагат надо сесть сначала, а потом уже с мостов прыгать.
- Фух! - выдохнула я, тяжело отдыхиваясь. Или одышиваясь? Мне в лёгкой авто-куртке и джинсах стало жарко. - Я Зои! - на выдохе упёрлась я в колени руками, и, наконец, вздохнула по человечески. - А тебя как? Неохота прыгать с незнакомым человеком, невежливо как-то.
Ветер подул в разгорячённую спину, я заклацала зубами, обхватив себя руками, отличная возможность скрыть то, что мне пиздец как страшно.

+1

4

Романа проводила взглядом пятно из цветов на асфальте, выхваченное светом фонаря и принялась перебираться через перила. Никого на трассе точно не было. В два часа ночи не должно было найтись какого-нибудь излишне сознательно гражданина, решившего снять дуру с моста. Но нашлось же. Стоило ей переступить через перила - там за спиной раздался визг тормозов. Не успела.
"- Черт, даже умереть спокойно не дадут" - прошипела Романа себе под нос, но все же вместо того, чтобы спрыгнуть до того, как что-то можно будет исправить, обернулась. Машина на полном ходу проскочившая мимо теперь затормозила и к ней бегом, в обратную сторону приближалась ее хозяйка. Вот этого ей абсолютно не хотелось.Так откуда на ее голову свалилась эта незнакомка? Что-то в безупречном, продуманном плане тотчас треснуло и такое тщательно спланированное мероприятие пошло наперекосяк.  Романа так и стояла на парапете, дожидалась когда к ней подойдут, даже из вежливости протянула руку, словно тем самым давая понять, что ей не хочется напоследок прослыть грубиянкой.
- Нет, ты серьезно? И  ты тоже? - не понятно чему рассмеялась она, вся ситуация вдруг из драмы превратилась в дешевый фарс. На одну секунду, но достаточно по времени, чтобы к причинам против добавился еще один камушек, - Мне казалось, что это место не пользуется таким уж большим спросом, - поэтому она его и выбрала, его еще не облюбовали пятнадцатилетние истерички, не способные раздобыть снотворное и не желающие вскрывать вены. Еще один порыв ветра. Романа невольно пошатнулась, но поймала равновесие до того, как полетела вниз, намертво вцепившись в железный отбойный заборчик. Все же решение не одевать туфли на шпильках было теперь вполне оправданным. Сама глупая затея на ее памяти - разговаривать сейчас. Отвлекаться сейчас не стоило. Проще сделать все быстро. До того, как включится инстинкт самосохранения. Чем больше она мялась на этом заграждении, тем меньше у нее оставалось духа, меньше решимости. Потому что вот она жизнь, поганенькая, но своя. А там, в шаге вниз была темнота или ад, если верить священникам.
- Кстати, я Романа, - если бы кто-то решил за ними понаблюдать, то картина была бы совершенно ненормальной. Заплаканная девушка на заграждении и, кажется, даже больше напуганная, чем она, там, в полуметре вниз на асфальте еще одна. Такое даже не относится к списку сцен для съемок. Просто причуда жизни. Очередной ее фортель. Ветер, этот чертов сквозняк всех высоких сооружений, отчаянно поторапливал, мол де говоря: "Посмотри, одна уже есть, промедлишь еще минут десять - тут вообще толпа соберется", но Романа не торопилась. Это она всегда успеет сделать.
- И раз мы уж познакомились, почему бы и нет? Истинная или аффектная? - она склонила голову на бок, пытаясь понять что бы такое еще спросить, чтобы уж совсем не быть в глазах новой знакомой идиоткой, но получалось не очень, еще один порыв ветра, неплотно завязанный на шее поверх куртки газовый шарф сорвался и взлетел куда-то вверх, предварительно ударив непутевую хозяйку по лицу, не больно, скорее предупредительно, - Только не говори, что ты ничего по этому поводу не читала, мы все читаем прежде чем выбрать,
Стоять согнувшись становилось не только безумно холодно, но и глупо... Романа закусила нижнюю губу и отпустила одну руку в попытке повторно распрямиться. Второй раз поймать равновесие не получалось. А ведь так хотелось именно спрыгнуть, а не рухнуть кое-как. Она снова схватилась за поручни.

0

5

Никогда не представляла, что же может случиться такого, чтобы решить сигануть с моста, или таблеток наглотаться, и однажды не проснуться. Я не говорю, что супергерой и не боюсь ничего, вполне возможно, что и я могу сломаться под обстоятельствами, только не было, слава богу, у меня таких обстоятельств, которые бы меня сломали. Да и безысходности и окончательности, такой, как смерть, я боюсь куда больше, чем перестраиваться и меняться после каких-то окончательных событий. Наверное, это моя персональная форма трусости - выжить, не смотря ни на что, и потом справляться с последствиями.
А тех, кто так просто решался упасть под поезд, разом решив для себя всё и упростив задачу в жизни до минимума, честно сказать, слегка презирала. В этом не было никакой силы духа, никакой красоты человеческой натуры, никакого стержня, на который остальные смогли бы посмотреть. Те, кто борются каждый свой миг, заставляют и других иначе смотреть на свою жизнь, становиться строже к своим поступкам, взвешивать действия. Те же, кто вот так глупо всё бросают, не вызывают никакого уважения, и редко о них говорят что-то, кроме:"Жаль, жаль... Ну и дурак же!".
Они ведь не оставляют шанса всё изменить.
- Аг-га, очень приятно, - клацнула я зубами, сжимая на пару секунд холодную ладонь в своей. Сдёрнуть бы сейчас вниз, да кто знает, не проснётся ли тогда в этой дурище сопротивление, и не сиганёт ли вниз ещё быстрее. А я, при всей своей натуре, не настолько сильная, чтобы заломать и скрутить взрослого человека, отчаянно пытающегося вырваться. Хотя эта Романа, надо же, как цыганка, не выглядела такой уж сильной и способной оказать сопротивление, кто их знает, этих сумасшедших...
- Что? - растерялась я, глупо вытягивая голову вперёд и сдвигая брови. Таких слов я не знала, точнее, слова-то слышала, а вот к чему они здесь, никак не могла понять. Но сейчас вот было самое не время зависнуть и задуматься, раз уж барышня пошла на контакт, как говорят в умной литературе, значит, пока говорит, не прыгнет. А вот каждая минута молчания грозит новым шевелением в мозгах на полметра выше, которым, в общем, ничего не стоит разжать руки. А вот становиться свидетелем такого точно не хотелось, кошмаров не оберёшься, и во сне, и наяву, поди в такой ситуации докажи, что не ты её столкнула, а просто не смогла помочь. Свидетелей нет, алиби нет, на адвоката денег нет. Развернуться и уйти - так тоже совести уже не хватит.
- Нет, не читала, - честно призналась я. - А где читать? - в голове честно не укладывалось, как можно что-то писать о психологии самоубийц, если они всё мёртвые, и точно не заговорят. Это как про НЛО, вроде и пишут, но подтвердить нельзя.
- Я прямо сегодня не планировала, но смотрю, я не одна такая...- взгляд за поручни не навевает невыносимой тоски и желания полететь вниз, ощутив свободное падение. С детства не выношу это чувство, даже в аквапарках с горок не катаюсь. И высоты боюсь, мутит от одного только вида ночного города в стольких метрах внизу. А дома пицца тёпленькая, ждёт уже курьер, поди, вино в холодильнике холодное, сыр в упаковочке, плесень на нём зелёненькая, стоит дорого, господи, и зачем я только в это ввязалась?
- Думала, сегодня ещё отпраздновать, так сказать, праздник одиночества. Пиццу заказала, сырную, целых три штуки, вино остудила, сыр купила. Сыр люблю охренеть как, особенно, вонючий, сутками бы ела. Потом кофе горячего выпить, со сливками и корицей... Знаешь, такие, из баллончика? Я всегда сама делаю, в пит-стопах жлобствуют, и сливок кладут, кот наплакал... И с закуской ещё под кофе люблю, знаешь, такие маленькие печеньки солёные, как эклерчики, только пустые? На развес? Не подумай, я слежу за фигурой, только пожрать люблю, - вот так, шутками, прибаутками, клацаниями зубов, в расчёте на то, что такие слова невольно вызывают ассоциации, горячий сырный запах, кофе с корицей и сливочной шапочкой пахнет рождеством, ёлкой, в животе урчит и слюна собирается. - Одеяло дома тёплое, батареи, камин электрический... - это уже вслух сказала.

+1

6

Говорят, что человек перед лицом неминуемой смерти вспоминает всю свою жизнь, от истока и до того самого момента, где он сейчас, странно, потому что Романа ничего не могла вспомнить толкового, вот совсем. Она вообще ничего не могла вспомнить, потому что холод проникал в тело до костей, вымораживал жизнь из них. И эта замерзшая курица еще думала пожить на Аляске. Да у них там такое лето, а зимой можно вешаться от холода. Вешаться от холода... Может действительно стоило повеситься, а не прыгать? Дома ее бы точно никто не отвлек от этого ответственного занятия. А вот ее соучастница, кажется, прыгать вот совсем не собиралась. По крайней мере она мялась.
- Да в том же интернете, - пожала плечами Романа, и не долго думая подобрала левой рукой подол платья - чтобы не бил по ногам, - да и уселась на железное заграждение, едва придерживаясь за металл. Теперь они скорее походили не на двух женщин в шаге от прыжка, а просто на любительниц пощекотать нервы. Короткие замшевые сапоги, ровно как и черные колготы покрылись пылью, на левой коленке теперь красовалась довольно заметная дырка, от которой вниз и вверх поползли стрелки. Вот их в отличие от себя было жалко. Новая пара тут же стала непригодной для носки, потому что нерадивая Романа полезла через забор, - Для особо интересующихся есть книга, за авторством какого-то японца, кажется ее название перевели у нас как "Полное руководство по самоубийству", хотя с большей ее частью я не особо согласна. А тебя то что привело на этот скользкий путь, если это, конечно, не тайна за семью печатями?
Пустая автострада, ели в центре развязки, посаженные там кем-то, кому сказано было это сделать, находящиеся там только для того, чтобы насыпь не сползла с первым же ливнем вниз, вот и люди в ее жизни были только потому что им было сказано быть рядом. Потому что она сказала им не уходить, заполняла пустоту обманом, отдавала тепло и ничего взамен не получала. Надо было что-то менять в этом раскладе, перестать полагаться на тех, кому место в прошлом, перестать отводить им страницы, неизменно остающиеся пустыми, хотя выдать им на всех надо было не больше осьмушки.
- А я вот дату специально выбрала, чтобы испортить всем этот сопливый праздник... Каждый год от Хэллоуина до дня Всех влюбленных. Четыре месяца персонального ада интроверта, так старательно пытающегося казаться общительной занозой... - по привычке Романа развела руками и на секунду потеряла равновесие, едва не свалившись вниз. Ничего. Никакого страха, даже намека, она скорее по привычке негромко вскрикнула, прежде чем вцепиться обратно, уже намертво в эти перила. Оказывается, жить то хотелось. Очень даже хотелось. Но и слезать вот так было глупо. Для приличия надо было хотя бы сыграть в попытку. А Зои все что-то говорила и говорила, но ее голос очень кстати заглушал те внутренние дебаты, что творились в ее голове еще с Рождества, если не раньше. Кстати, когда ж это она впервые подумала, что прыгнуть с моста это вполне себе осуществимая задача? Наверно в ноябре, когда мост практический рухнул под ногами, то странное чувство, когда она смотрела вниз, в воду, оно въелось в голову и не хотело отпускать, хоть и основательно притупилось за это время. Но оно все равно было другим, не тем, что было сейчас. Это как белое в цветном и белое в черно-белом. Совершенно разная комбинация.
- Много сахара, очень много сахара, будь здесь моя мама - она бы тебя на диабет погнала бы провериться.  А меня она вечно обвиняет в анорексии и неправильном питании, - факты ни к месту. Ненужная информация. Просто чтоб занять эфир, как у них говорят, что-то вроде телемагазина или трейлеров того, что будет скоро в эфире. Раз минута, два минута. "Вероника решает умереть" - поганый фильм... А настоящая попытка умереть и того хуже.

0

7

- А как же я её прочитаю, если мы сейчас спрыгнем? - с языка, наконец, нашёл подходящий момент сорваться вопрос, который не давал покоя всё это время, и никак не вписывался в схему суицидницы с цыганским именем. Я недоуменно поклацала зубами, уставившись оппонента по ту сторону перил.Стоит пока, ноги-руки не отрывает, значит, мой метод работает. Если всё получится - запатентую, будет книга в противовес этой японской херне, и как только мозгов у людей хватает не только переводить это, но ещё и в печать выкладывать. руки бы пообрывала. А потом начитаются такие вот дурёхи с пустым взглядом, и стараются всё сделать "красиво, как в книжке". Тьфу.
- Меня? - я растерялась, приоткрыв рот, и в голове быстро-быстро перебирая идеи, что же такое в моей жизни могло привести на мост глухой ночью перед праздником? Вот же ж гадская моя циничная натура, и ни одной ведь истории в голове, провалилось всё. Больше бы слушала коллег по офису, если бы мне было на них хоть чуточку не посрать, то хоть бытовыми бы историями запаслась, слезинку проронила над чужой горькой судьбинушкой. И придумывать на ходу гадости всякие страшно, тьфу-тьфу, мало ли, глаз у меня тёмный, саму себя чтобы не сглазить, я-то жить ещё хочу, долго и счастливо.
- Да... И говорить-то стыдно, у тебя-то наверное причина нормальная, - замялась я, осторожно пристраивая свой зад к перилам с этой стороны моста, и глазами впериваясь в болтики на опорах. Господи-господи, только бы держались хорошо, свечечку тебе поставлю в соборе, вот не верила я ни во что, а теперь поверю, сразу прямо, главное, не упасть ненароком. -  Достало всё. Тридцатник почти, мужа нет... Вроде и рано думать о таком, а сколько не знакомлюсь, все не те... Уже все знакомые с семьями, с детьми, и все спрашивают, сочувствуют, и так тошно, а ещё и они... На работе всё хочу пробиться выше, а никто не дает, горбачусь за всех, стараюсь, и всё на пустом месте... - фантазия кончилась, и я драматично замолчала, утирая несуществующую слезу. Хотя она, как раз, сейчас уже появится, подгоняемая мыслью, что бедная я, бедная, а ну как не хватит мне мозгов, и дура эта спрыгнет, что я делать буду, как оправдываться? И зачем только ввязалась...
- Эй-эй!! - я испугалась, прямо как за себя, подпрыгнула, и запоздало схватила девку за рукав. - Стой, дура! - зло заорала я, фух, выдохнула, хватаясь за заколотившееся сердце. Такими темпами мне Санта на следующее Рождество обширный инсульт подарит, с какой, спрашивается, стати? Я помирать не собиралась. Сахар, ёпта, спасибо, что вспомнила.
- Мы ещё... - начала я было старую песню про то, что не договорились, и про сброситься вместе, сплюнула, и перехватила девчонку за руку.
- В жопу, - коротко констатировала. - Я помирать не собираюсь, ни сейчас, ни завтра, ни ближайшие лет пятьдесят. И ты не будешь. Задолбалась комедию ломать. Мне мои нервы дороже, и я охренеть, какая сильная, когда злая. Вздумаешь дёргаться - руку я удержу, и вместо быстрой смерти получишь вывих. Очень больно, - для правдоподобия я стиснула руку, вцепляясь когтями.
- Слушай сюда. Меня дома ждут три пиццы, вино и одеяло. И я планировала в этот вечер нажраться вусмерть, и спать завалиться. Заканчивай поливать свой эмо-кактус, перелезай и прекращай ломаться. Поедешь со мной, покажу, как жить надо.
Я нетерпеливо и зло бросила последнюю фразу, потянула чужую руку на себя, а второй железно вцепилась в поручень. Если решит потянуть за собой - брошу нахрен. И тянет же вечно всяких котят и щенков спасать, теперь ещё и это. Мелькнула мысль, может, у неё СПИД? Тогда бы и я сбросилась, что уж... Но для спидозной выглядит хорошо, может, и пронесло.

+1

8

Неужели она все еще не разочаровалась в людях настолько, что поверила, в такую смехотворную случайность - что двое суицидников с точностью до нескольких минут решились прыгать с одного моста в одном городе, не таком уж большом городе, как Сакраменто? Сакра не Пекин и не Нью-Йорк, часом, и не Сан-Франциско с его Золотыми Воротами - шутки ли шестьдесят семь метров до воды, уж надежней места и не найдешь. Ей сразу стоило понять, что это все фикция, попытки заговорить зубы, чтобы она слезла "пока не стало поздно", чтобы одумалась. А вот какой смысл был ей менять свое решение? Романа Вилсон и ее перфекционизм очень хорошо подготовились. Она буквально сделала так, что ей незачем было продолжать это существование - в ее жизни не было ни одного незаконченного дела. Даже кот покормлен.
- Тебя никто не просил останавливаться и лезть. Снимешь меня сегодня - я повторю попытку завтра. Вот и все. Это все бессмысленно от и до. Мы рождаемся только для того, чтобы заделать еще парочку себе подобных, а потом сгнить в этой земле, так почему не облегчить червям работу?  - Романа оскорбленно попыталась было выдернуть руку, но хватка была слишком сильной для нее, чужие пальцы впивались практически до боли, как в детстве, когда ее тащили на этот треклятый балет. Ну вот конечно же, все уверены, что тут на каждом углу натыканы камеры, призванные следить за горе-гонщиками, ну заодно и за всем остальными. Проедешь мимо девушки на мосту - потом загребут за оставление в опасности. Все так бояться, что их увидят, что про них подумают плохо, что перестали жить не по правилам. Они изменяют своим женам исключительно по четвергам, потому что в четверг жена ходит на теннис или на йогу. Противно. Холодный ветер - будто весь мир замерзает в объятьях фальши и лжи, умирает.
- Неужели ты сама не видишь. Не видишь, знаю что не видишь, - Романа с хлюпаньем втянула носом воздух, пытаясь вспомнить как в детстве она узнавала людей по запахам, по глазам, по маленьким чертам, играла в Шерлока Холмса, слишком даже хорошо в него играла, раз теперь стояла на мосту. Это был словно ее Рейхенбахский водопад, только вот он хотел жить, пусть и скрывался потом от пособников Мориарти годами,- Типографская краска. От тебя пахнет типографской краской, а еще дешевый кофе, бетонная пыль и еще что-то, не могу разобрать, наверно остатки духов или чего-то вроде них с запахом... Издательское дело, ты где-то там живешь, в чужих жизнях, чтобы свою не замечать. Я тоже пряталась, только нельзя всегда прятаться, оно догоняет. Нельзя!
Последнее она договаривала уже дрожащим голосом. Будто прорвало плотину. Сморгнула раз, два, а потом все те стены, что удалось настроить вокруг себя  вдруг треснули. Это она всех всегда заставляет улыбаться, всем поднимает настроение, можно хоть раз передать же кому-нибудь эту почетную обязанность. Она ревела, определенно ревела, слезы крупные, обжигающие, соленые, соленее Мертвого Моря, горячие, вымученные, текли по лицу, капали с подбородка куда-то за ворот, к сердцу, а плечи мелко мелко вздрагивали. Нет, сегодня сил прыгнуть у нее уже не будет. Достоялась до того состояния, что стало слишком страшно. Ведь говорят же - хочешь прыгать - прыгай, а не считай ворон. Ну или в данном конкретном случае - не слушай незнакомок.
- Пусти, хватит с меня этой левитации, а пока держишь - мне обратно не перебраться, - последний взгляд вниз, где брошенные цветы, что-то перспектива разделить их участь уже не казалась такой уж и удачной. Смятые, развалившиеся, никакой эстетики в смерти нет. Она оставит это кому-нибудь другому, а сама еще помучается, эта дверь для нее всегда будет открыта. Не мост - так таблетки,  не таблетки - так голодом себя заморит. Сколько там надо сбросить, чтоб уже не откачали?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » В шаге над бездной