Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Говорит и показывает


Говорит и показывает

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s018.radikal.ru/i503/1506/0d/e467f266d26f.jpg
Участники:
Zoe Lerman & Rayan “Ray” Harrison
Место:
База Балад ВВС США, «Анаконда», в 100 км от Багдада.
Время:
Июль 2009.
Погодные условия:
Адское пекло.
О флештайме:
Ей 22, у неё горят глаза увидеть мир и рвётся душа показать людям правду.
Ему 29, у него мозоли от тяжёлых армейских ботинок на ногах, от винтовки на руках, и от войны в душе.

Отредактировано Zoe Lerman (2016-01-03 20:56:01)

+1

2

- Пустыня, дорогие мои, это вам не песочница. Согласен, у вас есть все необходимое, лопатки, детские пистолетики и мозг пятилетнего ребенка, но я надеюсь, что вы будите слушать советы доброго папочки. Все ведь хотят выбраться отсюда? Я не слышу. - В кожаных ботинках ноги не потели, они горели в прямом смысле слова. Походные штаны, в двух карманах по армейскому ножу, футболка, которую уже после получасовой носки следует сначала отжать хорошенько, а только потом стирать. Солнце защитные очки и армейская бейсболка - пожалуй лучшие привилегии для офицера в этой жаркой и чужой стране. Все это Харрисону нравилось. Тут все просто. Видишь врага стреляй. Есть черное, есть белое. Не надо ничего путать, придумывать, менять места, лгать, лицемерить. Есть ты и есть мишень.

- Так точно сэр. - Хором отозвался рота из тридцати новоприбывших ребят. Молодая гвардия пушечного мяса. Зря вы в армию до колледжа пошли, очень зря. - Тогда быренько надели противогазы и пошли бегать. Построение через тридцать секунд. - В секунду тридцать человек рассеялись по палаточному городку, поспешили к своим спальникам. Ими там принято хранить противогазы. Харрисон же снял очки и завязал потуже шнурки на берцах. В программу входил бег на три километра, а после дневного забега не все выдерживают.
- Приготовить носилки и воды, все расставить под навесом. - Дежурный откозырял и поспешил выполнить распоряжение. Рэй говорил это не в первый раз и что-то подсказывало, не в последний. Завтра важный выход на защиту госпиталя. Никто не обещает, что духи не попрут на него днем.

- Итак, дамочки, ГАЗЫ! Побежали.

Спустя час, молодые парни вернулись в лагерь, под ободряющие крики своего сержанта. - А теперь, вкусняшки, самые стойкие освобождаются от дежурства. - На что в сторону Харрисона последовал гул негодования. - Всем вольно, снять противогазы. - Отдышавшись, Райан поспешил в свою палатку. Слишком большой он чистюля. А после бега, надо бы освежиться. Он то не бежал в противогазе, но тем не менее, солнышко дает о себе знать.

- Сэр, к вам журналист. - Послышался голос дежурного. Рэй снял майку и на грудь с гулким стуком упали жетоны с прописанным именем, фамилией, группой крови, вероисповеданием и днем рождения. Проще говоря, армейские жетоны. Журналист, ладно, какой нибудь писака из CNN, посидит в лагере, отдохнет.

- Пускай заходит. - Райан склонился над раковиной и включил воду. Холодную конечно. Казалось, что сейчас от него исходит пар, будто на горячие камни в сауне решили долить немного прохладной воды. Не понятно, сколько он так простоял, забылся, задумался. Потом вынырнул, чувствуя, что становится жутко холодно. Тяжело дыша, он взял новое белое полотенце из шкафа, вытер лицо...замер. На него смотрела молодая девушка, лет 20, школьница. Что, что очень странно для этих мест. И смотрела она как то странно. Видимо, от холодной воды сердце стало биться чаще, стараясь согреть тушку солдата.

- Да вы не пугайтесь, это просто давно забытые раны. - Поморщился Харрисон. - Что вы тут делаете? По ошибке, заблудились? - Рэй подошел ближе, попутно провел полотенцем по волосам несколько раз, от этого получилась хаотичная прическа.

Отредактировано Rayan Harrison (2016-01-03 21:59:35)

+1

3

Здесь почти не страшно. Совсем как в учебном лагере два года назад. Жёлтое солнце, выбеленное им до светлой холстины небо, жёлтая глина, жёлтый песок. Жёлтая пыль, везде, на длинных бараках жилых казарм, на затянутых маск-сеткой сотнях машин, БМП, джипах. На оружии в руках, на лицах, на зубах. Синяя жилетка "Пресса" выцвела от неё и слилась с общим жёлтым цветом, и теперь я всё - один сплошной Ирак, жёлтое пятно на карте мира. Штаны цвета хаки, армейская коричневая футболка, каска, и даже на камере чехол цвета охры.
Здесь не стреляют, хотя даже за сто километров иногда доносятся отзвуки. Только самолёты пролетают так низко, что почти на бреющем, три раза за час, гудят моторы, гудит земля от них, сухая, прокалённая жарой до звона.
Здесь даже ночью невыносимо жарко, воздух пыльный и горячий. Нужно постоянно носить с собой флягу с водой, аптечку и удостоверение репортёра, к которому приложены все личные данные - группа крови, родственники, прививки и аллергопробы. Почти как солдат, только не тренируюсь беспрестанно, восемнадцать часов в сутки, и днём, и ночью. Мне чертовски жаль тех парней, которым приходится наматывать километры в противогазах и в полной выкладке. Я бы, наверное, умерла.
При всех минусах в этом месте существовал один огромный плюс. Мужчины в форме. Когда я спустилась с трапа самолёта на базе в первый раз, меня слегка потряхивало от осознания того, что вот сейчас я попаду туда, где война, стреляют, моджахеды, растяжки, и один неверный шаг грозит хуже, чем смертью, оторванной ногой. Но прессу тут же окружил отряд сопровождения, одетый в бронежилеты и автоматы, а я считаю, это лучшее, во что может одеться мужчина. Костюм от Бриони и ребристые презервативы не в счет. Я обалдела, задышала духами и туманами, декольте у меня начало жить самостоятельной жизнью, и с тех пор во мне поселилась глубокая уверенность, что свой жизненный путь я выбрала исключительно правильно.
И с каждым днём она росла.

- Добрый день. Зои Лерман, репортёр "НьюТаймсДейли", Нью-Йорк, - протараторила привычно я, на самом деле, страшно гордясь произносимым. Это ведь не кто-то, а я смогла сюда пробиться. Протараторила и застыла, неприлично пялясь на голую грудь, живот в кубиках и шрамах, и мощные плечи. То есть это я две недели назад, когда только прилетела, подумала бы, что неприлично, до того, как усвоила на себе - быть девушкой в окружении сотен мужиков, видящих своих женщин только на фото, очень сложно. Очень. Приходится терпеть непрекращающийся поток так себе юмора на тему первичных половых органов, приставания и предложения немедленно жениться, первые три дня это чертовски льстит и поднимает самооценку до небес, потом начинает злить, а через две недели - перестаёт замечаться и становится обыденным.
Поэтому на полуголого, мокрого, распаренного жарой мужчину я пялилась без зазрения совести, пока он приводил себя в порядок.
- Ничего, я не из пугливых, - я полна решимости, как пивом в пятницу, и какие-то там шуточки меня не способны были остановить. - Да, залетела не туда, думала обратно уехать, потом смотрю, ничего так местечко, тёпленько, кормят, почему бы не остаться. Я присяду? - больше сальных шуточек по поводу интима раздражало то, что абсолютно тех немногочисленных женщин, что здесь были, считали слабыми, бесполезными, и ненужными.
- Я хотела поговорить с вами о подготовке обороны госпиталя, это правда, что наши позиции там слабы, и есть вероятность удара, к которому мы можем быть не готовы? Планируется ли эвакуация госпиталя? Считаете ли вы, что она была бы более удобным вариантом, чем выделение личного состава для обороны госпиталя? Не повлияет ли это на боеготовность базы, или выделенные силы незначительны? - выпалила я, как из пушки, тараторя вопросами, как заученный стишок, и удобно пристраивая свою пятую точку на казарменном табурете. Интересно, он оденется, пока будет отвечать, или так и останется? Жарко же, лично я сняла положенную в обязательном порядке каску, стянула резинку с хвоста и тряхнула помятыми волосами.

+1

4

Сколько времени ты не видел женщин? Год? Два? По моему, чуть ли не три. А как давно ты был с женщиной? Ты хоть это помнишь? Помнишь какие они прекрасные и нежные создания? - Рэй на секунды выпал из реально времени войны и боли в мир, давно позабытый. День за днем писать полевые записки, отсылать в штаб, получать приказы, выполнять, терять людей, освобождать заложников. Хотел бы он другой жизни, наверное. Но чувствуется невообразимое спокойствие, когда ты не замечаешь дней, а перелистываешь их, теряясь в часах и заданиях. Как будто все время занят. И нет свободной минуты. Харрисон частенько заставал солдат за мастурбацией на фотографии их любимых женщин. Что еще остается, когда ты один. Армия, ужасное психологически опасное место. Люди ломаются. Новоприбывшие парни частенько ревели навзрыд в своих спальниках, вспоминая о вечерах, проведенных с главной в их жизни женщиной - своей матерью. Некоторые, писали письма, а если не получали ответа несколько месяцев были готовы застрелиться прямо в лагере. Что странно, Харрисон приехал сюда, чтобы забыть прошлую жизнь. А вместо этого, он не запоминал настоящую. Лет пять назад, щелкнул переключатель времени. Сначала, все по прежнему, поддерживаешь жизнь в теле, удовлетворяя физические потребности. И все чаще ловишь себя на мыслях, что все не настоящее. Живешь периодами. Перепрыгиваешь с одного временного промежутка на другой. А у офицеров проблема главная не в исполнении задания, а в сохранении максимального числа солдат отряда. И не все лучшие стрелки, и не все подготовлены, и далеко не все с удовольствием за это принимаются. К каждому, свой подход. Слишком много нюансов для одной войны.

- Секунду, НьюТаймсДейли? Я правильно понял? - Райан развернулся на носках, как учили в вмф и скрылся за шторкой. - Полковник Монро? У меня в лагере журналист с НьюТаймсДейли, Зои Лерман, студентка. - Необходимо было проверить информацию, прежде чем раскрывать план завтрашнего дня. Нет, Рэй не страдает излишней подозрительностью. Просто устав такой, а устав это - закон.
- Да подтверждаю, я направил. Завтра она идет вместе с боевым отрядом.
- Я...я не понимаю, она подготовлена? Мы не осведомлены о количестве террористов в этом регионе. Их оружии и позициях. Нам завтра не нужны гражданские.
- Это показательное действие. Что у нас все открыто и у нас демократия. Я думаю, вам должно быть известно, что она имеет на это право. Я также надеюсь, что пройдет показательная тренировка бойцов. Нам не нужны заголовки в газетах о плохом обращении с людьми. - Рэю показалось, что полковник на это фразе улыбнулся. Странная реакция. После которой в трубке остались гудки. Ну чудесно. Ладно вопросы. Хорошо. Но оборона это риск.

Широко шагая, Харрисон показался из занавески вместе с комплектом формы. Сам уже нацепил черную майку и кепку.

- Я получил приказ о завтрашнем вашем выезде в госпиталь вместе с нашими бойцами. - Харрисон одел на лицо хмурую маску враждебности. - Дальнейшее ваше прибывание здесь находиться под моим полным контролем. - Сержант пересек комнату и сел на свой стол, перед этим возложив новенькую форму на коленки журналистки. - Ваше свободное место в третьей палатке. - Рэй взял со стола планшет с бумагами и ручку. - Вы спрашивали про госпиталь. Думая завтра, лично все увидите. Но если так важно мое мнение по этому вопросу. Это - Ирак, нельзя ничего знать наверняка. Мы можем стать таким же пушечным мясом. Приказы приходят сверху, а к чему они ведут, знать нам не надо. - Харрисон услышал звонок. Кажется, обед подали.
- В шесть вечера, у нас стрельбы. Я буду вашим инструктором. Сейчас - вольно. Располагайтесь, обедайте, можно принять душ, - тут сержант смягчился и заулыбался, - но на вашем месте я бы этого не делал. По любым вопросам - это моя палатка, сообщите дежурному о вашем визите и я вас приглашу. После обеда у всех свободное время. Используйте его для сна. В госпиталь поедем ночью. - Райан поднялся, давая понять, что разговор закончен.

+1

5

Мммм, да. Не самое дружелюбное начало знакомства. Только и осталось, что хлопнуть пару раз глазами, как кукла на витрине, вслед развернувшемуся от меня сержанту. Избаловалась за все эти две недели здесь, привыкла, что быть девушкой среди военных отчасти даже приятно - все делают скидку на твою слабость, пропускают первой, подают ручку, отвечают на вопросы и отдают мандаринки с завтрака. Оказывается, не на всех это распространяется. Но ничего, мы не гордые и не сахарные, от отсутствия улыбочки не сломаемся. В конце концов, Зои, ты хотела быть репортёром, или светской львицей? Ах, репортёром? Ну тогда не всё тебе будет маслом намазано.
- Я уже не студентка. Закончила университет год назад, и уже полгода работаю в "НьюТаймс", - профессиональная женская честь задета и требует немедленной расстановки по местам.

И о том, как здесь любят журналистов тоже была наслышана, а посему скроила на лице миленькую улыбочку по возвращении хмурого сержанта, и старательно захлопала глазами с накрашенными ресницами (водостойкая МаксФактор, 12 долларов по карте "Мастеркард", плюс пятнадцать к очарованию). Выражение лица оппонента не вызывало сомнений по поводу его мнения обо всех репортёрах в целом, конкретно здесь в частности, и  обо мне лично. Об этом тоже предупреждали, как и о том, что корреспондентам будут чинить препоны все, кому на это хватит власти, и за своё место придётся бороться. Хороший репортаж стоит дорого, и его приходится добывать и выгрызать зубами.
- О-о-оу! - брови приняли форму домика независимо от моего желания, такая новость стала неожиданной и для меня. - Уже завтра? - крайней удивлённо вытаращилась я, на короткое время выпадая из своего образа юной, но профессиональной журналистки, точно так же, как выпадал сам сержант в первые секунды нашего знакомства. Это не было чрезвычайной новостью для меня, такая возможность обговаривалась на высоком уровне, но договорённости не было, и о результатах было обещано сообщить мне заблаговременно, чтобы дать возможность подготовиться. Конечно, я боялась, и конечно, хотела попробовать себя в роли настоящего боевого репортёра, как солдат на задании. Не готова была только, что получится это так быстро. Ну и слегка напрягали слова о том, что они, получается, тоже не совсем готовы к выходу, а когда в армии не знают, что делать и к чему готовиться, хорошего из этого выходит мало.
Но быстро сориентировалась, и перестала показывать всем своим видом растерянность и попытки решить, влезет ли лишняя футболка в рюкзак, помимо запасного аккумулятора и складного штатива, и что делать-то, мамочки, а если бежать придётся, я же не умею, сдохну после ста метров?! Ещё не хватало, чтобы они воспользовались моментом, моей растерянностью, и прикрыли лавочку, Харрис, наверняка, только и будет ждать повода, чтобы отправить меня обратно и избавиться от обузы. Нет уж.
- Это...мне? гражданским ведь запрещено надевать форму со знаками отличий, это карается законом, - недоверчиво спросила я, глядя на сложенную стопкой форму в его руках, а потом и на моих коленях. - Зачем? Пресса должна передвигаться в жилете, выделяющем на фоне формы, с крупной надписью "Пресса", поверх бронежилета, если идут боевые действия, и в каске, - это стандартная международная практика, но, в общем-то, ничего против я не имела, всегда хотела примерить форму на себя. Может, когда-то решу всё бросить, и пойти на службу в армию, если форма будет хорошо подчёркивать грудь.
- Хорошо, спасибо, приму к сведению, - хотелось повозмущаться и спросить, общая ли это палатка, и почему я должна перемещаться туда, но вовремя сама же себя и одёрнула. Перебьюсь, какие трудности, ради такого-то! После пары минут разговора меня уже начинал пробирать нетерпеливый мандраж, смешанный со слегка царапающим страхом, и хотелось уже быстрее погрузиться с головой, чтобы перестать думать.
- Маловато для статьи, - честно ответила я, разочаровано подумав, что ожидала хотя бы немного более развёрнутого ответа. Но тут же порадовалась, ого, какая будет статья, если всё будет написано только со слов репортёра!  Да все от зависти удавятся.
- Мммм... - по остальному вопросов не имелось, палатка, тир, всё понятно, в тир нас гоняли даже в учебном лагере, непонятно только, зачем, если всё равно пресса, как и все гражданские, даже на войне не имела права ни пользоваться, ни владеть оружием. Оставался главный вопрос. - А почему в душ нельзя?

Отредактировано Zoe Lerman (2016-01-04 18:28:52)

0

6

Харрисон двинулся к выходу.
- Да, я знаю про жилет, "Прессу" и лычки, но будьте уверенны, именно вам в таком случае и будет обеспечено самое веселье. Хотите сказать, что духи не будут вас трогать, если разглядят на вашем животе непонятное английское слово? - Рэй хмыкнул, - а даже если и поймут, что вы пресса, зачем вы им нужны? Я и не говорю, что вы будите нервировать моих ребят, что в боевых условиях приведет к ужасным последствиям. А про душ...у парней, которые пол года сидят в пустыне без девушек развивается приличный аппетит на них.- Тем же широким шагом, Харрисон отправился к столовой. Армейская еда, по его собственному мнению самая вкусная из всех. Когда приходишь в магазин, глаза разбегаются в разные стороны, стоишь выбираешь какая этикетка лучше и прислушиваешься к себе. А чего я хочу сегодня? Стейк? Или пасту сделать? Такой дребедени в армии нет. Что подали, тем и располагай.

Набрав пакетной еды, но с наваристым супом, Рэй сел за один из столов и принялся изучать список рядовых. Кому следует прикрывать группу, кто пойдет впереди, а кто в арьергарде. Конечно полностью сбалансировать все позиции будет трудновато. Но это первое время. Дальше дело возьмет адреналин, ведь показатели в лагере не самое важное, более интересны индивидуальные качества бойцов. Изучение личностный характеристик заняло больше времени, чем предполагал сержант, пришлось остаться в столовой еще и на чай. Список претендентов на должность первопроходцев в госпиталь, стремительно сокращался. Райан инстинктивно поднял голову на шум и отовсюду издававшийся свист. Оказывается, репортер решила перекусить. Интересно, а она еду тоже фотографировать будет? Стараясь не обращать внимания, Харрисон быстро собрал бумаги и ушел к себе в палатку. Хмм, ты что от нее бегаешь? - Так и заснул с этой мыслью. А как не бегать, если столько времени без бабы? Итак волком воешь, а тут запретный плод гуляет.

Спустя два часа проснулся и начал собираться. Фирменные очочки, кепочка и футболка.
- Дежурный, - Крикнул с центра палатки Рэй, застегивая армейскую рубашку, - объявляй построение. - Раздался новый звонок и за тонкими стенами тента послышался топот армейских сапог.

- Сейчас вам будет роздано оружие в соответствии с вашей тактической позицией завтра. Списки вывешены на стенде дежурного. Отправляемся к мишеням на машинах. - Послышался гул одобрения в сторону сержанта. - Рассаживайтесь по корзиночкам. Водители, в кабинах только один человек. Вольно. - Райан осмотрелся в поисках на голову свалившийся журналистки. - Так, ну а мы с вами за стандартными М16, мисс Лерман. - Мужчина приблизился к девушке и неосмотрительно жестко взял за локоть. - Не стоит напоминать о том, что такое предохранитель, я надеюсь? Довел до ангара, вручил винтовку, а дальше сопроводил к себе в кабину, ощущая на спине завистливые взгляды солдат.

Спустил окно, высунул руку и подал сигналы для выезда. Три машины двинулись друг за другом.
- Итак, - Рэй снял кепку и вытер тыльной стороной ладони пот, стекающей со лба. - Райан Харрисон, первый сержант ВМС США. У вас наверняка же есть вопросы, прошу, задавайте. Что касается вопросов с первой нашей встречи, то завтра мы должны будем оборонять тактически важную географическую точку до авиационной атаки. Есть подозрения, что либо там есть ПВО, либо нет. Если нет, то мы входим, обороняем, потому что туда могут привезти ПВО. Эвакуировать мы никого не намерены, мы не медики и не миротворческие силы. И целесообразней было бы сначала все разведать нормально и только потом действовать. Сама база от этого ничего не теряет, есть еще вояки, мы не так важны. - Мужчина выдохнул скопившийся в легких воздух. Оказывается, можно говорить с людьми без приказного тона.

+1

7

Зои Лерман была лишена многих прекрасных качеств, таких, как кулинарный талант, чистоплотность и желание наводить уют в доме, умение беззаботно вести лёгкую беседу и держать язык за зубами. Но вот что в полной мере присутствовало в ней, так это здравый инстинкт самосохранения. Которого не хватило для того, чтобы удержать от не самой женственной профессии, но было достаточно, чтобы внимательно слушать сержанта и не перебивать. Полезное иногда качество. Душ она всё равно приняла, для начала перенеся свои немногочисленные сумки в любезно предоставленный угол третьей палатки, общей, к слову, а не выделенной специально для женщин, где ей немедленно продемонстрировали все преимущества жизни с большим количеством мужчин - крепкий запах носков и пота, всё те же шутки сексуального характера и восторженное восхваление достоинств фигуры, и молодое задорное ржание. В целом, не так плохо, и точно приятнее, чем в женском коллективе. Там тебе кружечку воды никто не принесёт, а дверь в душ дневальный предупредительно за поцелуй в щёчку не посторожит. А тут все плюсы на лицо.  Договариваться только с людьми нужно, говорить с ним голосом человеческим, и, о чудо, ничего страшного не случается. И ей очень, очень хотелось поделиться этим знанием с сержантом.

Форма, конечно же, оказалась велика. С одной стороны, нижняя часть вошла в штаны идеально, а вот рубашку, назло уставу, завязала узлом под грудью. Она не военная, ей можно, и пусть пялятся, сколько влезет. В купе с военными ботинками с высоким берцем смотрелось, ну прямо Лара Крофт на выезде.
Еда военная, кстати, отстой, в жизни не ела бы это арахисовое масло, размятую картошку и прочие гадостные вещи. Вот смотрели они как-то китайский сухой паёк, вот там есть, где разгуляться, не еда, а пиршество!

В шесть часов она высыпалась по инерции вместе с остальными, дёрнувшись с кровати, и даже карты не успев собрать, в которые они с ближайшей кучкой народа беззаботно резались все эти два часа, а потом так же дружно кинулись по сигналу. Правда, пришлось ещё шнурки на ботинках шнуровать, занятие с непривычки долгое, и пришлось догонять уже "своих" бегом.
- М 16? Серьёзно? Может, ещё и курс молодого бойца? - не удержалась она, когда всё то же хмурое недовольное лицо увело её в оружейку в ангаре, интересно, под чьё имя ей выдали оружие, и кто за него будет отвечать? - Предположим, что стрелять вы меня научите, но зачем она мне? Я же не имею права ею пользоваться, и мне её никто не даст. Ещё и посадят, если попытаюсь выстрелить, - пределы обороны и самообороны известны всем.
- И про предохранитель напоминать стоит, не знаю, где он находится, и что с ним делать, - честно хлопающие глаза ещё никогда не подводили, чем больше съедешь на дурочку, раз уж тебя за неё тут принимают, тем лучше. А вот винтовка чертовски тяжёлая вещь, лично как для девушки, и Зои собиралась избавиться от неё при первом удобном случае.

Довольно сумбурно перепрыгивали сегодня её мысли с одной на другую, начиная с того, что с винтовкой в руках она смотрелась довольно странно, и никак не могла нормально перехватить, и заканчивая тем, что ух ты, здорово, никогда не ездила на такой большой машине!
- Есть. Первый, можно снять рубашку? Жарко, - не дожидаясь ответа, Зои расстегнула пуговицы, развязала узел, и принялась на ходу выпутываться из рукавов, зажимая винтовку коленями. Никакого разврата, под рубашкой приличная одноцветная футболка, своя, не военная размера Хватит-Хавать-Харя-Лопнет, которой наделил сержант.
И теперь поехали.
- Это данные разведки, или личные подозрения? Или, насколько понимаю, ситуация не уточнена? Почему не организована разведка, не кажется ли вам, что это попытка дестабилизировать ситуацию обороны? Каковы шансы удачно отразить атаку, учитывая возможность наличия ПВО? Какие... - машину тряхнуло, Зои запуталась в рукаве, уронила диктофон, чуть не выронила винтовку, и неприлично грязно для девушки выругалась.
- А на счёт тренировки? Она будет? - слух у неё хороший, и что-то там от второй линии на проводе Харрисона она услышала, и запомнила.

+1

8

Проглотил все слова, которые следовало бы сказать на все ее бла-бла о небезопасности. Да кто тебя посадит, думаешь хоть кто-то увидит чем тут занимаются. Такие как вы, репортеры, часто появляетесь здесь и требуете исполнения правил, написанных в круглых кабинетах и людьми, никогда не бывавшими за пределами мирного времени. Все было бы куда проще, если бы люди знали все. Конечно, это утопия, утопия мира, в котором скучно жить.
А если скучно - уходи из зоны комфорта. Иди в лес - с рюкзаком за спиной. Выйди на пробежку, выпей и закуси в баре. Устаивай себе выходные от обыденности. Старайся запомнить не каждый день, а каждое воспоминание. Знакомься с людьми, именно благодаря их воспоминаниям ты и будешь жить даже после смерти.

В мыслях Харрисон был далеко со своими прошлыми друзьями. И ведь правда, они умерли, но воспоминания о дележке оружия в первые месяцы в армии и борьба за внимание девушек в увольнительных, делают людей живыми.
За лобовым стеклом картина практически не менялась. Пыль, голая земля и задница потрепанного грузовика. Все вводило в некий транс.
- Большинство выводов основано на собственных взглядах. Остальное будет видно по прибытие. Там вы лично сможете описать все что увидите. - Райан позволил себе еще один оценочный взгляд в сторону Зои, - мы и едем на тренировку. Я дам вам воспоминания.

Остальную часть пути они молчали. Радио включать нельзя, во первых - мало ли какие радары стоят, во вторых, все что тут ловит - белый шум. А сейчас Рэй был не в том настрое, чтобы развлекаться с постановкой кассетника, вместо магнитолы.
Полигон был в тридцати километрах, стандартный тактический ход. Если увидят одну группу или услышат выстрелы, будет время на эвакуацию базового лагеря.
По приезду армейцы уже знали что делать. Вылезли, построились и получили на группу по командиру.
- Как на службе Томми? - Харрисон вылез из машины и обратился к одному из мужчин в точно такой же одежде, что и он.
- Рэй, - сержант повернулся и протянул руку для рукопожатия.
- Ты с девушкой? Устраиваешь экскурсию? - Такая манера у солдат, все не значительное пропускать мимо ушей.
- Угадал. Нам бы патроны и мишени новые. На шестую базу. - Нехотя, Райан принял жест приветствия. Следует избегать не нужных тактильных контактов в армии, могут не так воспринять. Новая ветка характера Рэя - он гомофоб. Любые не слишком логичные и неестественные проявления близости сильно тревожили мозг Харрисона.

- Давай-ка поглядим, как ты стреляешь. Вот тебе и тренировка. Я же не заставлю девушку бегать. А вот постоять с оружием вполне себе сексуально. - Шестая база, одна из немногих, которая стояла под навесом. Ничего особенного. Деревянная перегородка, деревянная крыша на вкопанных деревянных столбах. Оставив коробочку с патронами на стуле, вместе с бумагами и ручкой, сержант двинулся к металлическим столбикам, чтобы повесить мишени. Зои выглядела очень вызывающе, Рэй хотел бы для нее организовать что нибудь особенное. Не только как для репортера, но и просто - лишний раз покрасоваться преимуществом военной подготовки.

Отредактировано Rayan Harrison (2016-01-05 14:05:44)

0

9

Дэ, не на такой она рассчитывала разговор. Хотелось бы услышать в ответ на свои вопросы хоть какой-то ответ, пару фраз в стиле: "Не уполномочен отвечать на такие вопросы, для разъяснений обратитесь к руководству". Тогда можно было бы написать, что операция проходит в режиме секретности, напустить пыли в глазах. А так даже и не понятно, то ли конкретно её первый сержант игнорирует, то ли ко всем репортёрам тут так относятся, и не хотят тратить на них своё время. Оставалось только молча трястись на ухабах, глотать пыль от впереди идущей машины, и любоваться её же задом. Так себе развлечение. Покосилась было на такого же хмурого и сосредоточенного водителя, но и тот молчал, как рыба об лёд. И даже радио никто не включал, Зои показательно фыркнула, откинулась на спинку сиденья, и уставилась на дорогу поверх скрещенных на груди рук. А красиво звучит, мысленно она уже нарисовала название статьи. "Я дам вам воспоминания". Не понятно только, о чём он, романтик неуставной.
К концу дороги у неё болел уже весь "французский стандарт, не предназначенный для таких путешествий, винтовку, будь она не ладна, всё время приходилось держать, и даже на пол не положить, ведь "оружие нельзя выпускать из рук, на крайний случай, во время окапывания, оно должно лежать на расстоянии вытянутой руки". А если ей в туалет приспичит, простите? Она же не мужик, в каждую руку по стволу, и вперёд. В общем, из кабины она выпрыгнула мрачная и недовольная, сержант, козлина форменная, даже руки не подал. Но ничего, быстренько нацепила на лицо доброжелательность и оптимизм, она же девушка, цветочек в армии, должна улыбаться, цвести, пахнуть и излучать пятьсот анджелиноджоулей в секунду. Должна же она зарабатывать себе материал для статьи.
Пострелять, к слову, хотелось, может, она и не так хорошо умела это делать, но любила. А энтузиазм в работе заменяет неумение.

- Прямо так? Прямо сейчас? - наконец, с ней заговорили, и Зои непременно решила воспользоваться случаем, чтобы задать глупый вопрос. Конечно, такая самостоятельность льстит, но она же и убить кого-то может ненароком. Или, что хуже, сделать всё неправильно, заслужить снисходительный взгляд и навсегда мнение о себе, как о домашней клуше, случайно выпрыгнувшей из курятника.
Зои поглядела на винтовку, одиноко стоящую у ноги, подняла, приладила к правому плечу, взяла под магазин, вглядываясь в целик. Три с половиной кило всего, а тяжёлая, зараза.
- А... Может быть, вы покажете мне? - два хлопка ресницами в сторону мишеней, он ведь не думает, что она сама станет стрелять? Может, конечно попробовать, но без контроля это дело лучше не оставлять. Да и страшно как-то, звука она не боялась, а вот отдачи...

Отредактировано Zoe Lerman (2016-01-05 15:13:57)

+1

10

Развесив мишени как надо, Харрисон приблизился к Зои. Выглядела она немного озадаченной. Не смотря на это, она стойка перенесла выстрели, доносившиеся буквально в 10 метрах.

- Может быть, вы покажете мне? - Рэй оценил двуликость журналистки. Сначала значит мы такие смелые, с ходу задаем вопросы, тыкаем правилами в лицо, а потом на те, а как, а почему. Возможно все было из-за неопытности? Что она там сказала? Год назад закончила университет? Ну да, теперь все, жизнь прожила, семью завела и готова сгинуть на военных полях за страну. Самоотверженно, ничего не скажешь. Хотя, у каждого свои пути и рельсы на вершину собственного успеха.

Райан покачал головой из стороны в сторону.

- Для начала, стойка. - Мужчина выдернул оружие из рук девушки и прислонил к подпорке. - Становимся в пол-оборота к линии стрельбы, левое плечо впереди, - быстрым и уверенным движением сержант развернул корпус репортера, - ступни расположены на ширине плеч, носки ступней слегка разведены. Стопа левой ноги находится левее линия стрельбы, а середина правой стопы располагается на линии стрельбы. Ноги выпрямлены в коленных суставах, туловище несколько отклонено назад, чтобы скомпенсировать вес винтовки и левой руки стрелка. Левая рука, воспринимающая основную тяжесть винтовки, согнута в локте таким образом, чтобы образовывать тупой угол, - пока все без оружия, - рука поддерживает винтовку за цевье снизу, которое должно лежать на ладони - ближе к основанию большого пальца. - Управляя Зои как марионеткой, по окончанию театрального представления перед Рэйем стоял неплохой кандидат для показательного упражнения. - Вот лучшая стойка солдата. Которую придется запомнить. - Теперь Харрисон взял винтовку и вложил в руки девушки. На несколько секунд отошел, чтобы полюбоваться, да и проверить все ли находится на своих местах.

- Хорошо, - Рэй очень близко подошел к девушке, чтобы видеть мушку и мишень. Но та, похоже оценила жест не совсем правильно и немного отшатнулась. Опережая ее дальнейшие действия, Райан поставил ее тело снова в нужную форму.
- Мы стреляем или как? Локти выше. - Поддел руки девушки на свои, из-за этого действия спина репортера вплотную прижалась к его животу. Стараясь не обращать внимание на свои физические порывы, которые действовали в разрез с личными качествами Харрисона, он быстро снял с М16 предохранитель и выстрелил не целясь.

+1

11

Двуликость вообще второе имя женщин, потому что иначе жить они бы с мужчинами не смогли, не подстроились под все их запросы. Боевая подруга нужна мужчинам только в фильмах про Лару Крофт, в жизни им нужна домашняя клуша, которая будет хлопать глазами на все их слова, намокать глазами при каждом удобном случае, бояться ступить лишний шаг и во всем спрашивать совета. Желательно ещё, чтобы будила минетом, "показывая превосходство своего мужчины над всеми остальными", но это уже из эротических фантазий. Через чур самостоятельные женщины мужчин пугаю, и сразу ставятся ими в ранг "своих пацанов", и обязанностей у них возникает столько же. К чему весь этот длинный мысленный монолог? К тому, что я не собиралась самостоятельно возиться с этими четырьмя килограммами железа и пороха, вес вроде не такой большой, но плечо и спина затекают ужасно.
Куда приятнее возложить эту почётную обязанность на мужчину, дело которого - война и подготовка новобранцев. И в том, чтобы позволить вертеть себя, раздвигая ноги (в приличном понимании этой фразы), ставя руки, было и что-то приятное. Фигура у первого сержанта что надо, сложно игнорировать это, когда он то так тебя повернёт, то здесь рукой сдавит, то ладонью проведёт по спине, задавая правильный угол. И даже через футболку чувствовалась жёсткость кожи, затвердевшей до мозолей.
Я на красивых мужиков, как кошка, реагирую животом, а не умом. Сначала напрягаюсь, флюиды все свои распушаю, как шерсть на хвосте, глазами прищуренными начинаю по сторонам стрелять и мурлыкать томно, а уже потом спохватываюсь и думаю, а надо ли оно мне? Правда, иногда этот разрыв между действиями через чур затягивается, мозг отстаёт от тела на начальной фазе, а догнать потом тяжело.
И думать надо заранее, только получается не всегда.
- Имей терпение, я, вроде как, для тебя стараюсь, - кинула я взгляд через плечо, тряхнув волосами. Стрелять мне тоже нравилось, это отдельная история в жизни. Упирать приклад в плечо, наклонять голову, искать точку в прицеле, и представлять себя при этом не меньше, чем бойцом специального назначения.
Я напряглась, втягивая живот, прикосновение чужих рук и спины было неожиданным. Но, скрывать нечего, приятным. Видимо, что то в природе не то творится. Геомагнитный фон и все такое, или я просто уже устала всё время находиться в обществе мужчин, но отказывать себе в любом контакте. Профессиональная этика.
- Ох! - от неожиданности я коротко вздохнула, и дёрнула плечами. Отдача не была такой сильной, как я себе уже накрутила, но её всё равно никогда не ждёшь, да и выстрел был неожиданным.
- Круто! - я обернула счастливое лицо на сержанта, кашлянула, сконфузилась, и сжала плечи, высвобождаясь из его рук. Хорошего понемногу, общение не должно выходить за рамки рабочего, мне здесь ещё долго находиться.
- Но ты промазал, сержант, - с его лёгкой руки и я перешла на довольно фривольный тон, и взгляд на мишень показал, что она девственно чиста. И то, что оружие было в моих руках, ничуть не меняло факта. - Спорим, без тебя я попаду? Может, не в десятку, но в 8-9 точно.

+1

12

Все таки женщина существо не понятное, таинственное и хитрое. Девушки Зло, а Зло притягивает и соблазняет! Гласит мудрость всех холостяков. Многие винят в своих поражениях именно женщин. А некоторые пишут для них книги, посвящают стихи, придумывают музыку, а если позволяет бюджет  и статус - снимают в своих картинах. А кто помнит Троянскую войну? Похищение Елены влюбленным до безумия Парисом. Правду сказать, девушка особо и не противостояла. Не ей же воевать. Более того, женщины отчаянно жаждут борьбы за себя. Если нет драмы, то все скучно и пресно. Наши голливудские фильмы совсем испортили дам фантастическими образами супергероев, которые перед спасением мира заглядывают на последний поцелуй. Вот почему сейчас женщины хотят жесткого секса и желательно не с одним мужчиной. Над бороться за них, постоянно. А как же те хрупкие принцессы из европейских сказок? Почему им так быстро нашли замену в ненастных стервах?

Харрисон отошел на безопасные два метра. Огляделся, вроде бы где то по близости должен стоять бинокль. А, вот и он. На базах всегда он должен быть, не только для просмотров лучшей стрельбы. Мало ли что может пойти не так. Дополнительное увеличение для глаз всегда пригодится. А Райан должен был отдать журналистке должное, характера и задорности хватает не только на пустые слова. Стреляет не как спецназ, но вполне себе прилично. Хотя в первом бою, серьезном бою, солдаты не целятся. Порой погибаешь от рук своих товарищей, а не от огня противника. Обученные солдаты проходят минимум пять столкновений перед тем, как решат высунуть голову из окопа и прицелиться. Но психология действует. Мишень - почти человек. Вот только не воняет, если застрелить.

- Браво, мисс Лерман. - Харрисон забрал винтовку, - руки будет немного трясти и от веса и от отдачи. А ты, ты молодец. - Подмигнув девушке, Рэй сходил за мишенью, - Вас завтра я стрелять не заставлю, просто чтобы вы сейчас хоть немного втянулись в армейские будни и посмотрели изнутри. Не студенческий городок все таки. - Сержант решил немного смягчиться, - Рад, что мы все таки перешли черту формальности. Думаю, мы можем здесь поговорить, пока вы отдыхаете. Присядьте. Могу принести воды.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Говорит и показывает