Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » охраняй свои игрушки


охраняй свои игрушки

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Charles Salisbury&Mirthe An. Van Houten
10 января 2016
Квартира Мими


Уронили мишку на пол,
Оторвали мишке лапу,
Все равно его не брошу
Потому, что ибо нефиг.

Отредактировано Mirthe An. Van Houten (2016-01-05 11:43:26)

+1

2

Двигатель ревет, и Чак кайфует. Когда еще он может насладиться скоростью, кроме как посреди ночи. Сейчас на дороге нет всех этих правильных занудных мудаков, которые ослами стоят на месте и ждут зеленый свет. Стадо баранов, не способных рисковать. Чарльз любит риск, да и как можно его не любить, когда уверен, что все сойдет тебе с рук при любом раскладе. Пока серьезных прецедентов не было, но он уверен, что отмазаться от аварии будет не сложнее, чем от наркотиков.
Сейчас он может почувствовать себя одним из участников так любимых им заездов, даром, что он сидит за рулем мустанга серии GT. Не хватает соперников, поэтому Чарльз выбирает их из редких попутных машин, встречающихся ему на пути. Ни один из водителей не решается вступить в самоубийственную гонку с идиотом за рулем спортивной машины, и Чак пролетает двадцать пять миль от Фолсом-Лейк до городских улочек столицы штата за каких-то двадцать минут, так и не встретив достойного соперника, способного его обогнать.
Тормоза оглушительно визжат, когда он с трудом вписывается в очередной поворот, но Солсбери наплевать, он делает музыку еще громче, так, что та оглушает басами дома по сторонам дороги. Около часа назад ему пришла в голову охуительная мысль: какого хрена сидеть в Сакраменто, когда до Вегаса рукой подать? Еще один гребанный благотворительный вечер он точно не выдержит, а вот спустить херову тучу денег в казино ему вполне по вкусу. Кому какое дело, придет он сам или его ассистентка пришел чек? Чак не из тех, кому важно увидеть свою физиономию на главной странице сайта какого-то фонда по борьбе с неизвестной болезнью или каким-то мировым бедствием. Ему и потенциальным инвесторам хватит и названия компании в списке благотворителей рядом с круглой суммой. Абсурд, но щедрость продается лучше многого другого.
- Бля, - еще один поворот, в который Чарльз влетает, едва не сбив покосившийся фонарный столб. Уже, казалось бы, выучил эту проклятую дорогу наизусть, но никак не может запомнить последний чертов закуток, где можно бросить машину. Он нехотя тормозит, останавливаясь почти у порога, и выключает музыку. Сразу становится темно и тихо, как и должно, по идее, быть в середине ночи. Солсбери лениво зевает и, прихватив бумажный пакет с пассажирского сидения, хлопает дверцей.
По большому счету Чак и сам не знает, зачем в очередной раз притаскивается в этот домишко. Поначалу ему было забавно, сейчас забава переросла в разряд извращенной привязанности, так для него характерной, собственнической. Вроде и самому не особенно нужно, но хер с два он позволит забрать это кому-то другому. Как со старой и поломанной детской игрушкой, которую из ебанистического упрямства не позволяешь выбростить. Мими из той же оперы, любимая вещь, талисман, помогающий ему выставлять папеньку и маменьку идиотами, и от которой он никак не может отказаться.
Солсбери не утруждает себя нажатием кнопки звонка, а просто колотит кулаком в дверь. Будь он раза в два тяжелее, кто-нибудь наверняка решил бы, что парень пытается выбить несчастную створку, с таким энтузиазмом он колотил ровно до того момента, пока дверь не отворилась.
Поздно? Она хочет спать? Какого хуя он тут забыл? Да плевать, все это уже проходили много раз. Все равно в конце концов всё получается так, как ему надо.
- Давай собирайся, мы едем в Лас-Вегас.
Плевал он и на всякие там правила приличия, поэтому плечом откидывает дверь и пробирается внутрь, присматривая, где бы присесть. В бумажном пакете звенят две бутылки вина, которые любой приличный мужчина разбавил бы конфетами и цветочным веником, чтобы всучить своей даме сердца, но тут нет ни приличных мужчин, ни их дам сердца, поэтому Чак извлекает одну бутылку и машет рукой, подгоняя Ван Хутен.
- Дай этот, как его, - он щелкает пальцами, пытаясь вспомнить слово и размахивает бутылкой, грозя уронить зажатый под мышкой пакет на пол. - Штопор дай.
Чак наконец выбирает какую-то ровную поверхность и с удовольствием падает на нее, не утруждая себя ожиданием предложения присесть. Если ему можно заявиться к Мими в три часа ночи, то сидение на каком-то столе она точно переживет.

+1

3

Если вам  кто-нибудь, вот хоть кто-нибудь скажет, что не существует таких феерических мудаков, как Чарльз Солсбери - не верьте! Нагло врут, пиздят и не краснеют. Существует. Существует эта мразь, живет и благоденствует, ну и жизнь мне портит с завидным постоянством.
Нет, поначалу я тоже думала, что это напускное, что внутри он весь такой белый и пушистый, но чем дольше я с ним общаюсь, тем чаще мне хочется найти эту его белизну и пушистость, например, посредством циркулярной пилы, или там - топора. А ведь поначалу мне этот ублюдок даже нравился! Логично. Я не сплю с теми, кто мне не нравится, по крайней мере так было до того момента, пока я не узнала, что за фрукт этот Чак. Меня привлекала эта его черта - ссать против ветра. Злить своих влиятельных и охуеть каких богатых предков - это доставляло ему нереальный кайф, и я его в этом поддерживала, ничуть не обольщаясь на тему большой и чистой любви, которой он воспылал после случайного перепихона в подсобке на юбилее его маменьки. Но со временем я начала понимать, что он это делает не по тому, что его родители такие уж и мудаки, как мои, а потому... потому, что вот такая он тварь, и никого он в грош не ставит, и все мы для него - вошь лобковая.
Так вот, это я все к чему? Если ваша жизнь начинает налаживаться, то, по закону Мёрфи, в ней вот-вот появится такой вот Чак Солсбери, и об этом не стоит забывать. Я вот забыла, а зря. Очень опрометчиво.
Если бы сегодняшние события произошли не сегодня, а буквально два-три дня назад, то все было бы отлично - Чарльз просто не застал бы меня в моей бывшей квартире и, возможно, не стал бы искать дальше. Но позавчера вечером я не только вселилась обратно, но и оплатила аренду на полгода вперед, что и склонило хозяина квартиры к решению дать мне второй шанс. Ну, это, и еще то, что хер он найдет адекватного жильца в свой клоповник. Нужно отметить, что на этот дурацкий шаг ушли все мои скудные сбережения, и хрена с два я бы это сделала, но ночевать в неотапливаемом театре даже в калифорнийскую зиму охуеть как холодно, а напроситься к Адаму все-таки не вышло, ибо он жил со своим братцем-близнецом и бывшей соской в довесок. Это печалило, и я даже думала поискать другую кандидатуру для фиктивного брака, но... передумала.
И нет, нихуя я не знаю - почему.
Меня не остановило даже то, что необходимость в обмане предков, вроде как, отпала сама собой - я ведь заключила контракт на съемки. На не ахти какие большие бабки, и вообще - в музыкальный клип, но блять, это была моя первая роль! То ли желание мстить сильнее здравого смысла, то ли это привычка искать запасной аэродром, если и эта плюшка от судьбы обернется оплеухой. Так или иначе, но я вернулась в свою старую квартиру, где меня и нашел пиздец в лице Чака в три часа ночи. Спать до выхода в смену в кофейне оставалось каких-то пару часов. Это был мой шанс выспаться. Еще один бездарно проебанный шанс.
- С хуя ли? - меланхолично пожимаю плечами, отходя с дороги, зная, что если Чаку надо внутрь, то он пройдет внутрь. Даже по моему трупу, - Мне там делать нечего... - После того, как я феерично проебалась на танцевальном выступлении, от одного только слова "Вегас" меня тянуло курить и материться. Единственным положительным, или даже приятным моментом была очередная встреча с МакНамарой.
Молча направляясь к кухонному шкафу и роясь в нем в поисках штопора, я впервые испытала реальную вспышку раздражения в адрес Чарльза. До этого я бесилась, недоумевала, злилась... потом смирилась, как со стихийным бедствием. В конце концов, у нас был хороший секс, это хоть сколько-то, но компенсировало его говеный характер. Но вот ведь беда...
Мне больше не хотелось секса с Чаком.
Было ли это связано с моими планами женить на себе Адама, или нет, но факт оставался фактом - я больше не хотела Солсбери.
Пальцы сомкнулись на холодной металлической ручке штопора и сжались до боли в костяшках. Вот сейчас я обернусь и воткну витой штырь прямо в этот холодный светлый глаз.
Почему у Адама глаза теплые, а у Чарльза такие пронзительно ледяные.
Охуеть...
- На, - пальцы разжимаются, штопор падает в протянутую ладонь, - валил бы ты отсюда, а? Мне на работу скоро вставать...
Как же, уйдет он. Угребет, роняя тапки. Разбежалась.
- Что тебе опять от меня нужно, а?..

+1

4

Винишко, поганое красное винишко. Ох, не такое спиртное обычно пьет Чак, совсем не такое. То, что теперь он не хлещет виски из горла уже демонстрирует таку-у-ую ответственность, что охренеть можно! Типа в дорогу, типа надо быть потрезвее. Долгий путь, еще уснет где, все равно никакому водителю он не даст провести себя по межштатной магистрали, пока будет в состоянии хотя бы одной рукой держать руль. И плевать, что сейчас он больше боится разбить тачку, которую еле-еле выцепил на торгах у какого-то придурка, чем оказаться в коме напару с Мирте. Но чего-то все равно хочется, а раз под рукой только это вино, то будет он пить его как миленький.
Ван Хутен гремит какой-то посудой, но штопор приносит даже быстрее, чем Чарльз успевает бросить какую-нибудь очередную гениально-оскорбительную фразу. Молодец, девочка, поняла, что надо делать, что говорят, тогда все будет намного проще. И посрать, что вид у нее такой, будто она хочет вонзить этот штопор ему в глотку и пару раз провернуть - Чак давно привык к таким взглядам, ему они только в кайф. На вкус вино та еще дрянь, даже хуже, чем он думал. В голове сразу всплыла еще одна причина, почему он не хочет заявляться на этот завтрашний филантропический, мать его, прием - на таких вечерах никогда нет нормальной выпивки. Зато попадаются нормальные телочки.
Солсбери щелчком отправляет ненужную пробку в дальний угол и нагло пялится на хозяйку этого, с позволения сказать, дома. Помнится, они разнесли какую-то подсобку во время матушкиного претензионного приема. Было круто. Да что ломаться, секс с Мими вообще был неплох, еще один пункт в объяснения того, какого хрена он вообще еще помнит ее имя. Вроде тощенькая, не особо приметная, но даже сейчас выглядит она по какой-то ни хера не понятной причине так, что даже завиральная идея двинуть в Неваду отступает перед желанием трахаться.
Хочет, чтобы он свалил? Ага, сейчас. Сама ж знает, что Чак так просто не валит. Он даже эти поганые бутылки с собой припер, чтобы не так скучно было ждать, пока она будет ломаться, думать, снова, бля, ломаться... Чтобы в итоге, когда согласится, он еще не заманался сидеть на этой деревяшке в углу в ожидании. Ожидание обещает быть долгим, раз пошли расспросы в духе "что тебе нужно?" или, еще лучше,  - "зачем я тебе?". На последний Чарльз вообще в душе не ебет, что можно ответить, а когда начинает ржать, все обычно дуют свои утиные губки и выдавливают слезы из глаз. Он даже где-то в глубине себя, - о душе сказать язык не повернется, - надеется, что Мими хватает мозгов не опускаться до такого.
- Что нужно-что нужно, - Чак снова прихлебывает из горла, отпивая почти треть налитого в бутылку, и морщится. - Потрахаться в странах третьего мира захотелось, а до Африки ебашить далеко. Фу, блять, что за пойло?!
Да, Мими живет в таком районе, что сюда впору запускать гуманитарную помощь. Это уже привычный комментарий от Чарльза - сказать какую-то очередную гадость про ее дом. Из каких ебанистических соображений он сам приперся сюда уже какой раз посреди ночи Солсбери и сам хрен знает. Приперся и все, захотелось ему так, других объяснений тут и не найдешь.
- Что стоишь-то? Шевелись давай, успеем к полудню доехать.
Он как будто и не слышит меланхоличных слов Ван Хутен о том, что делать ей там нечего. В Вегасе всегда есть, чем себя занять, изгоняет всякую чушь из головы на раз-два. Какая-то там работа... Да он уже гребанную сотню раз говорил девчонке забить на это бездарное шатание по бару. На хрена оно нужно? Считает, что в провонявшей забегаловке встретит обдолбанного продюсера в поиске талантов? Да ну нах, даже сестренка Чака не верит в такие сказки. Но подъебать все равно надо.
- На какую ж работу ты так спешишь? Кто-то снимает массовку?
Солсбери почти сам ощущает собственное мудачество, и от этого его прет еще сильнее. Представляете чувства безнаказанного подростка, который ночами угоняет отцовскую тачку покататься, а утром никто ничего не замечает? Вот тут то же самое, только в пару раз сильнее - играет в игры с живой Мими, да еще и совершенно безнаказанно.

+1

5

С Чаком бесполезно спорить. Чаку бесполезно перечить. Чака бесполезно вразумлять.
Чак, это, блять, такое злоебучее стихийное бедствие, от которого не спрятаться не скрыться. Разносит все на своем пути, и ему совершенно плевать - что это: портрет вашей бабушки, ваша совесть или самооценка или вообще ваша жизнь. Будь я немного по-тупее, он бы давно купил меня, а потом забил бы, потому, что я ему надоела. Или будь я немного хитрее и с притупленной гадливостью. Тогда бы я позволила себя купить, счесть дешевой шлюшкой и бросить. И все. Хеппи энд. Но нет, мне мерзко от одной только мысли даже подыграть Солсбери. Пока у меня есть перед ним одно-единственное преимущество, пусть, блять, и призрачное. Я трахаюсь с ним потому, что Я так хочу.
И я все надеюсь, что надоем ему тем, что я хамка, быдло и не собираюсь играть по его правилам.
Да, Чак Солсбери, это даже не стихийное бедствие. Это гнусное венерическое заболевание. "У вас положительный Солсбери", и ты такой "Ебааааа... Это хоть лечится?" Я, блять, очень надеюсь, что все-таки лечится.
Я ведь прекрасно понимаю, что именно мое поведение, именно мои попытки плеваться ядом, отталкивать и брыкаться - именно это все составляет долбаных пятьдесят процентов того, почему этот богатенький ублюдок не оставит меня в покое. Остальные пятьдесят или около того - это его жгучее желание сделать все, чтобы его родители краснели от неловкости или багровели от бессильной злобы. А для этого ему нужна была Мими ван Хутен - американская девочка с дрянными манерами и дырой размером с галактику в кармане.
Иногда мне даже кажется, что, будь его воля - он женится на мне, лишь бы вогнать в краску (а скорее уж сразу в гроб) своих предков. Но это было бы уже слишком. И Чарльз не перегибает палку. Пока что.
Глядя на него с другого конца крохотной пропахшей плесенью кухоньки, я болезненно морщусь. Опять двадцать пять. Как можно быть таким гондоном, а? Ну почему именно я? Вот сейчас он будет насмехаться над моей квартирой, над моей жизнью и происхождением, а потом запихнет в свое авто и повезет в какой-нибудь магазин, чтобы я купила себе цацки. Видишь, какой я крутой? Видишь, я тебя обеспечиваю, я трачу на тебя свои деньги, ведь ты настолько никчемна, что не можешь заработать их сама!
В этом весь Солсбери. Зарвавшийся разбогатевший дворянчик. Хуже местных плантаторов эпохи войны Севера и Юга.
- Знаешь, вот мне как-то совершенно похуй, хочется тебе потрахаться, или нет. Мне не хочется трахаться. Как там говорят эти ваши изнеженные до прозрачности жены сэров-пэров? У меня, блять, голова болит.
Он смотрит на меня с презрением и ему в сущности плевать на мой отказ. Но мне это порядком надоело. И я хочу поспать хотя бы час перед работой.
- Я. Никуда. Не поеду. Чак, - я напрочь игнорирую его показушное веселье, оно меня уже не раздражает - я как-то привыкла что ли? Но вот ведь хуйня какая -  от того, что я ему это объясню, нихера не изменится. Он как был мудаком, так и останется мудаком. И если я сейчас не разрулю это все, то в Вегас поеду в багажнике его спорткара, если туда вообще реально запихнуть хоть что-то, кроме чемоданчика с хрустящими зелеными многонулевыми купюрами, - если ты не свалишь - свалю я. Можешь остаться в спальне. Проспись. Только уходя - захлопни дверь.
Подхватывая толстовку со спинки стула, направляюсь к двери, устало щурясь и потирая запястье. Ничего. Перекантуюсь в театре, он в квартале от работы. Там нет отопления, но зато там нет и Чарльза.
- У меня смена в кофейне, - о том, что я получила ведущую роль в клипе - не говорю. Ну нахуй. Он скорее всего и так знает. Странно, что еще не доебался на эту тему.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » охраняй свои игрушки