В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Баклапоки снова в деле!


Баклапоки снова в деле!

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники: Emma Roze & Alex Russo
(Время: начало июня)
Место: госпиталь им. святого Патрика
Погодные условия: тепло и солнечно, без осадков
О флештайме: беременность набирает свои обороты, срок приближается к двум месяцам, а что это значит? А это значит, что любимому начальнику Эммы уже пора знать о новом жителе внутри нее самой. Бедный Алекс, тебя ждет признание будущей мамы, будь аккуратней, ведь любое неосторожное слово может вызвать поток слез или обнимашек. Удачи, мы все верим в тебя!

+1

2

look

http://24.media.tumblr.com/tumblr_m4qszemEGs1rx5zaio1_500.jpg

Если день не задался с утра, значит случился понедельник. Если телефон не замолкает с утра, значит случился июнь. В начале месяца у доктора Руссо происходил настоящий аврал на работе. С наступление лета телефон, как личный, так и рабочий, разрывался от звонков потенциальных клиентов. И всем то угодить надо, никого вниманием не обделить, да время удобное подобрать. Ад, кромешный ад без начала и конца, начался с самого утра. Бедняга Руссо торчал с телефоном у уха в ванной, пока брился, на кухне, на пробежке с Питом. Даже галстук завязать не смог, пришлось просить Серену, ибо руки заняты чем? Правильно, телефоном.
Эс все утро пыталась завязать с братом беседу, но не тут то было. Как только девочка открывала рот или же намеревалась о чем-то спросить Ала, незамедлительно раздавался звонок телефона. А если уж быть совсем откровенными, Пухлик нацепила на лицо недовольную гримасу, провожая брата на работу без особого энтузиазма.
Ну далее все происходило по отлаженному сценарию - пробки, еще раз пробки, снова пробки, парадный вход госпиталя, "Доброе утро, доктор Руссо" с разных сторон и улыбки в ответ. Все эти люди не догадываются о том, что за внешним спокойствием скрывается сущность человека, который кричит, нет, вопит "Мать вашу, что здесь происходит?!"
Поднимаясь в кабинет, Руссо поймал себя на мысли о том, что иногда ему хотелось бы стать незаметным. Решить свои дела, проблемы, а потом раз - и снова заметным стать. Как по волшебству. Но, к сожалению, это лишь мечты-мечты. В суровой реальности мы не имеем возможности слиться со стенами или же испариться по щелчку пальцев.
Алекс торопливо пробирался к дверям кабинета, в глубине души надеясь, что Эмма явилась на свое рабочее место первой. Как бы хорошо Руссо не был воспитан, а этой девушке он доверял во всем, в том числе и рассказы о собственных неудачах.
"Эмма, ты не поверишь что произошло сегодня утром!". Так и стоит картина перед глазами, как Ал открывает дверь кабинета, поспешно начиная свое повествование. Роуз прекрасно удавалось и удается снять это ощущение накопленного негатива, словно пиджак в жаркий летний день.
Руссо уверенно дернул ручку двери, но та не поддалась. Сначала молодой доктор даже опешил.
Ясно, Эммы еще нет, - мужчина лихорадочно принялся хлопать себя по карманам пиджака в поисках ключей от кабинета.
Когда же цель оказалась достигнута, Ал плотно закрыл за собой дверь и шумно выдохнул. На работу не опоздал, Роуз еще не явилась, а это значит, что у нашего героя есть пару минут для того, чтобы перевести дух.
Чем же займется доктор Руссо до начала рабочего дня? Разумеется, направится к зеркалу, поправит волосы, затем галстук. Выпьет стакан воды, отзвонится в регистратуру, сядет за бумаги, пока Эмма не явилась.
Кстати о ней. В последнее время Алекс очень переживал за свою ассистентку. Хоть Эмма старалась молчать, а истинную причину своего странного поведения не выдавала, у Ала, что называется, душа не на месте. Он понимал, что девушкой движут самые светлые чувства - Роуз просто напросто не хочет обременять жизнь своего начальника какими-то там своими личными проблемами. А сколько же раз Алекс просил ее выкинуть эту чушь из головы. Не счесть, наверное.
Эмме давно стоит понять, что ее проблемы являются проблемами нашего стоматолога. Не чужие люди все-таки. Так долго работают бок о бок, делят совместный досуг...С одной стороны Руссо даже обидно, что в некоторых вопросах Эми ему не доверяет. Но вот только в каких именно? Та еще загадка, поверьте мне на слово.
Что же, возвращаемся обратно в кабинет. По истечению десяти минут на телефоне - мозг сплавился окончательно и бесповоротно. Алекс поторопился снять пиджак и даже окно приоткрыл. Лето стучалось во все двери.
Воспользовавшись свободной минуткой, Руссо сунул обе руки в карманы брюк и, развернувшись спиной к входной двери, устремил взгляд в открытое окно, а именно на небольшой парк, расположенный позади госпиталя.
Эми, ну сколько же можно опаздывать?
Нет, Руссо не сердился на опоздание своей сотрудницы как строгий начальник. В душе его поселилась досада от того, что Эммы просто нет в кабинете. Физически не присутствует. Ведь будь она здесь, рабочий день бы начался быстрее, а время до обеда пролетело со скоростью света. Одиночество кабинета, его тишина, лишь растягивает время, словно жвачку.
Наконец, за спиной Руссо послышались шорохи. Дверь отворилась, а наш герой спиной почувствовал присутствие еще одного человека в дверях кабинета.
- Я уже заждался, - тепло произнес Руссо, а губы его растянулись в улыбке. Интонация молодого доктора указывала на томительное ожидание, а не на опоздание юной мисс Роуз.
Мужчина не спешил поворачиваться лицом к девушке. Он, что называется, залип, глядя на зеленую лужайку вдалеке.

+1

3

внешний вид

Проснувшись, первым делом Эми сладко потянулась и посмотрела на часы. Все отлично, девушка никуда не опаздывает, а, значит, может меееедленно встать, потихоньку собраться и даже без проблем доехать на работу. Она, зевая, перевернулась на другой бок и обнаружила на соседней подушке...сладко сопящего Тони! Первым порывом было удивленно охнуть и упасть с кровати. Но потом до Эммы наконец дошло, что находится она совсем не дома, а в гостях у Моргана. И что она тут обитает, к слову, уже не первый день. И ведь нравится же - и все прекрасно, и тепло-уютно, и в отношениях романтика. Все отлично, что и говорить! Только вот...беременность никуда не делась, даже не рассосалась! Утренняя тошнота, головная боль, иные не очень приятные моменты...да еще и эти странные анализы приходилось сдавать. Хорошо хоть их было немного, и почти со всеми уже Эми отмучилась. Но все равно, впечатление портилось. Зато сегодня, кроме как на работу, никуда идти не нужно было, что приятно поднимало настроение. Кажется, он начинал просыпаться - вон, что-то даже пробурчал. Чмокнув в нос спящего парня, мисс Роуз тихонько прошептала:
-Спи, милый, спи, еще рано, -и выбралась из спальни, по пути собирая свою одежду и унося за собой. Первым делом - конечно же, душ. Девушка пробралась туда и воодушевленно засопела. Нравились ей все эти примочки внутри кабинки, что и говорить. Она включила воду и встала под струйки, наслаждаясь счастьем утреннего душа...
...Попивая кофе на кухне, уже одетая и намытая до чистоты, Эми невольно посмотрела на часы. Если я не потороплюсь, то опоздаю. А это нехорошо, нельзя заставлять Алекса ждать.  И вдруг, как назло, к горлу подступило знакомое чувство тошноты. Нет, только не сейчас, ну что вы там внутри, издеваетесь, что ли? Рванув к туалету на третьей скорости, девушка успела проклясть все, о чем только думала в тот день, когда забеременела. Все понимаю, дети - цветы жизни, согласна, мирюсь, но черт возьми! Из-за этой тошноты все прелести беременности кажутся приглушенными до состояния бесцветности! Впрочем, все эти мысли быстро прошли в компании белого друга по имени унитаз...
...Она вылетела на улицу с криками:
-Такси! Таксииии!!
Конечно, ведь своей машины не было. А ведь пора бы уже давно завести, права есть, умение ездить - тоже присутствует, в чем проблема? В деньгах, возможно. На зарплату ассистента не купишь приличный автомобиль, а просить у кого-то денег неприлично. Да и стыдно как-то. А такси все не ехало, точнее, попросту проезжало мимо, ибо на улице начало рабочего дня! Все, видите ли, спешат по своим местам, а о Роуз подумать им лень! О беременной, если быть точнее. Никакого сострадания!
Наконец, спустя каких-то двадцать (целых двадцать, е-мое!) минут возле девушки остановился автомобиль. Таксист выслушал сбивчивые речи Эммы и согласился подвезти. И он даже сумел развлечь ее разговорами, даже гнал быстрее ветра, но...девушка вскоре поняла, что все-таки опоздала. Алекс расстроится, вот черт, а это как раз в тот день, когда я хотела ему все сказать. Ну ладно, отложу на время...на недельку, скажем.
Буквально через еще каких-то десять минут такси затормозило у крыльца госпиталя. Быстренько заплатив водителю и отблагодарив его "большим спасибо", девушка влетела по ступенькам внутрь и, перескакивая аж через три разом, влетела на нужный этаж. Пробежав по коридору, она, наконец, настигла нужный поворот и увидела эту дверь. Особенную, надо сказать, ведь на ней висела табличка с надписью "стоматолог Алекс Руссо", а под ней приклеена скотчем бумажка - "ассистентка Эмма Роуз". Надо сказать, доктор вечно посмеивался над Эми из-за этого листочка. Ведь это она сама его туда прилепила, чтобы про нее не забывали. И чтобы войти в историю больницы. Ну и так, чтобы пациенты не удивлялись непонятной дамочке в кабинете врача...
...Итак, приоткрыв дверь, Эм проскользнула внутрь, нисколечки не удивляясь пунктуальности Руссо. Алекс такой Алекс... Он стоял у окна, как обычно, вглядываясь в местные пейзажи, которые наверняка напоминали ему что-то. Или, по крайней мере, просто увлекали. Однако, это никак не мешало услышать ему шорох у двери.
- Я уже заждался,- с какой-то только ему свойственной нежностью произнес Алекс.
Но оборачиваться он по-прежнему не спешил. Эми ласково улыбнулась его словам и быстренько пересекла кабинет, приближаясь к мужчине. Подойдя, она встала прямо за его спиной, погладив легонько по плечу. Призыв обернуться.
-Даааа, и я тоже успела соскучиться за выходные,- хихикнула Эмма, понимая, что он имеет в виду. В одиночестве работать скучно, а они так сдружились, что последнее время это стало почти невыносимым, когда кто-то рядом не смеется или не несет какую-нибудь чепуху. Люди, они такие. Зависимые от общества, в котором находятся.
-Прости, что снова опоздала. И что снова пришла не в рабочей одежде, -тактично намекнула девушка на свое платье. Нет, оно было очень даже скромным и опрятным, просто слишком...летним. Неофициальным. Но, пресвятые баклажаны, на улице июнь, невыносимо ходить по городу в официальных костюмах, право слово!
-Алееекс,- позвала тихонько Эми мужчину, ибо он до сих пор почему-то не обернулся, -Ты там спишь, что ли? Или что-то случилось? Ты редко смотришь в окно без веского повода,- хмыкнула девушка. Эти слова - лишь защита. Защита от того, что рано или поздно придется сказать. Посмотри на меня, Руссо,- мысленно умоляла Эм, -спроси, почему я такая позеленевшая. Или это не видно? Спроси, почему у меня мешки под глазами или тусклые волосы. Или мне это показалось? Выведи меня на этот разговор, Ал, пожалуйста! А вслух она лишь заметила:
-Ну как, много у нас на сегодня работы?
Улыбнувшись, она заняла у окна место доктора, потеснив его на этом пятачке. Мужчине волей-неволей пришлось отойти на шаг, если не на два. Уставившись в пейзаж, открывающийся за стеклом, девушка невольно ахнула - почему же раньше она не замечала такую красоту, да еще и посмеивалась над начальником? И все же, один вопрос волновал ее больше всего на свете:
-Скажи, во мне что-нибудь изменилось?

+1

4

- Даааа, и я тоже успела соскучиться за выходные, - Эмма, со свойственной ей проницательностью, радостно поприветствовала своего начальника.
Руссо вновь довольно улыбнулся. Сейчас он походил на кота, пригревшегося на широком подоконнике кабинета. Несмотря на утреннюю суету, так не хотелось приступать к своим ежедневным обязанностям. Алекс каждый понедельник проводит за рутинными процедурами, а сегодня...Сегодня хотелось снять галстук, закрыть кабинет, дать Эмме отгул, ну, или же рвануть вместе с ней куда-то, где свежо, прохладно и беззаботно.
Ал прекрасно отдавал себе отчет в том, что все эти желания являются более чем спонтанными, но разве это плохо? Как часто доктор Руссо совершал спонтанные, необдуманные поступки? Можно смело сказать, что свой лимит в этой области он не то, что не выполнил, а даже до середины не довел. Положа руку на сердце, можно сказать, что Алекс попытался удивиться нахлынувшим настроениям легкости и беззаботности. Собственно, мужчина не спешил обвинять себя в излишней халатности в начале очередной рабочей недели, а расценивал спонтанные мысли как нечто приятное и недоступное. В точности так же, как и рыжую. Но сейчас не об этом.
Сейчас за спиной стояла Эми, что предвещало начало еще одного рабочего дня. Девушка выработала в Руссо потребность еще одного человека в кабинете, как собачку цирковую. Стоит Роуз отчалить за порог или известить об еще одном отгуле по болезни - на лице Ала красовалась беда-печаль. Но, увы, делать было нечего, приходилось тяжело вздыхать, участливо кивать головой, а позже приступать к своим непосредственным обязанностям. Скука.
- Прости, что снова опоздала. И что снова пришла не в рабочей одежде, - Роуз поспешила извиниться, впрочем, как и всегда.
Алекс даже головы не повернул в ее сторону, а просто улыбнулся. Он знал наверняка, да что там знал, уже привык к тому, что Эмма приходит на работу только в том, что выберет сама на свой вкус. И слава Богу! Хоть один человек в этом помещении должен плюнуть на поставленные рамки и носить одежду в свое удовольствие.
Сложно представить Эмму в строгом костюме или в одном из тех платьев, что носит Стелла. Эми - ребенок-сорванец. Этим все сказано.
- Не извиняйся, - спокойно произнес Руссо. - Считай, что для меня это уже норма установленного дресс-кода.
Не извиняйся. Вряд ли Эмма когда-то перестанет извиняться перед своим начальником. "Извини, я забыла закрыть дверь на ключ", "Извини, я забыла купить воды", "Извини за то, что я Эмма Роуз".
Ал не любил, когда Эмма начинала рассыпаться перед ним в извинениях. Он сразу же чувствовал себя каким-то тираном-начальником, который не дает продохнуть своей ассистентке. Доктор Руссо никогда не кричал, не дулся, вел себя достаточно тактично и благоразумно. Даже в тех случаях, когда Эмма косячила по полной. С кем не бывает? Все мы смертные люди-человеки.
- Алееекс, - Роуз настойчиво позвала мужчину. - Ты там спишь, что ли? Или что-то случилось? Ты редко смотришь в окно без веского повода.
- Просто устал, - Ал медленно развернул голову в сторону Эми, при этом улыбка не сходила с его уст.
Мужчина посмотрел в глаза девушке, отмечая про себя чистоту и наивность ее все еще детского личика.
- Ну как, много у нас на сегодня работы? - девушка встала у окна рядом с Руссо, невольно заставляя его потесниться.
Вопрос, довольно стандартный и типичный. С этого вопроса начиналось практически каждое утро в стоматологическом кабинете. Ну как, много у нас работы?
- И не спрашивай, - улыбка мигом сошла с лица Руссо. - Я с утра не могу отделаться от навязчивых звонков. Будь готова к телефонной атаке, - Ал хмыкнул и попытался улыбнуться.
Конечно же Эмма справится. Эта девчонка успеет все и вся, если в этом будет нужда. К удивлению, телефон мобильный и телефон рабочий замолчал на какое-то время. Неужели у людей появилась совесть?
- Скажи, во мне что-нибудь изменилось? - тон Эммы Роуз незначительно изменился, но все же стал более серьезным.
Нет, только не этот вопрос, - глаза Руссо непроизвольно округлились.
Чего Руссо так испугался? Испугался, что не угадает или промахнется с ответом. О, сколько раз он слышал этот вопрос. Отвечал что-то заумное или же какую-то романтическую ерунду про глаза и улыбку, а на деле оказывалось, что вопрошающая дама убрала сантиметр с кончиков волос. Да, такого подвоха от Роуз Ал не ожидал. Он развернулся к девушке всем корпусом тела и ответил так, как думал на самом деле.
- Ты немного бледновата, - глаза Руссо внимательно изучали лицо Эми. - Пожалуй, единственное, что я могу отметить. А что должно было измениться? Только не говори, что ты сделала татуировку или пирсинг, - мужчина весело рассмеялся, решив разбавить нависшее в кабинете напряжение шуткой.
- И да, тебе очень идет это платье, - на всякий случай добавил молодой доктор. Чтобы уж наверняка не промахнуться с ответом.
Надеюсь, я угадал. Или был близок. Она же не сделала татуировку? - в подтверждении своих опасений, на лице Руссо появилось выражение достаточно озадаченное. Слишком свежи были воспоминания о прошлом скандале с Сереной на тему "Ты дурак, ничего не понимаешь, а я пойду и сделаю тату!"

+2

5

Алекс был спокоен...и это напрягало. Нет, она совсем не ожидала радостных обнимашек от начальника, но и этот его расслабленный тон был чем-то заоблачным. Ведь Ал всегда на работе был собранным, а тут что-то замечтался. Обычно они делились подобным, либо обращали все в шутку, а тут нет... Уж не влюбился ли мой Руссо в кого-нибудь? Хотя нет, чего это я, если бы влюбился, давно бы изображал тут волшебного пони и разбрасывался розовыми лучами добра и всепрощения. Так что же с ним? И, наконец, он обернулся. Но делал это меееедленно, чем выводил из себя нетерпеливую девушку. Ей уже хотелось дернуть его за плечи и посадить на кресло для пыток, дабы узнать, в чем там дело. Интересно же. Нет, ну правда.
- Просто устал, - и все-таки он обернулся. Все нормально, Алекс снова с этим миром - улыбка играет на губах, а, значит, Вселенная вне опасности.
- Прямо с утра и устал? Я могу определять по тебе дни недели, Алекс, - девушка звонко рассмеялась, -Если ты приходишь на работу уставшим, значит, по-любому понедельник.
Однако, доктору Руссо нынче было не до шуток. Нет, он, конечно, попытался улыбнуться и даже хмыкнуть, но вышло не очень хорошо. Даже совсем не хорошо. А виной всему была работа, как всегда, она портила настроение и порабощала умы человечества, похищала улыбки и убивала любые начинания.
- И не спрашивай, я с утра не могу отделаться от навязчивых звонков. Будь готова к телефонной атаке, - клиенты липли к Алексу, как пчелки к меду. Причем половина из них были симпатичные женщины, которые шли сюда с целью найти свое семейное счастье. Еще бы, молодой и неженатый врач, само обаяние. Только они не учитывали, что тут постоянно зависала не менее молоденькая ассистентка, которая подобных "охотниц" раскусывала на раз и, хоть и желала другу счастья, не могла допустить, чтобы это мешало работе. Поэтому после первого же сеанса подобные дамы исключались из списка посещений, разумеется, что с позволения доктора Руссо. А то вдруг у них еще смертельная стадия кариеса, а Эмма будет потом виновата. Ах да, снова этот плоский юмор, но без него никуда.
- А я тебе давно говорила, не испытывай ты себя, лучше сделай переадресацию. Я бы принимала звонки - и дело с концом,- нет, что вы, наш Ал на это не согласится, он слишком добрый и заботливый, эх, -Давай хотя бы так: на этот рабочий день ты отключаешь телефон и наслаждаешься жизнью. А мне не привыкать, я возьму эту орду захватчиков на себя.
На вопрос Эми о изменениях в ее внешнем виде Алекс куда-то исчез. Нет, она, конечно, догадывалась, что стоматолог стоит за ее спиной и отчаянно хватает ртом воздух, пытаясь выплыть из того кошмара, куда она его собственноручно забросила. Но все же интересно было бы посмотреть на это. Нет же, надо же было Эмме пялить все это время в окно! Казалось даже, что Алекс заснул и совсем не хочет отвечать на этот жуткий-прежуткий вопрос, но...спустя каких-то три минуты он-таки подал голос.
- Ты немного бледновата, пожалуй, единственное, что я могу отметить. А что должно было измениться? Только не говори, что ты сделала татуировку или пирсинг, - Алекс рассмеялся так заразительно, что Эми не могла не улыбнуться, -- И да, тебе очень идет это платье.
Эмма широко распахнула глаза. И решилась себя осмотреть. Обычное летнее платье, черное, ничем не примечательное. Опрятное и почти строгое. Странно, что Руссо такое заметил. Хотя чему тут удивляться, он вечно умеет найти подходящие слова. Но не относящиеся к делу.
- Ты никогда подобного мне не говорил...ну, про платье,- растерянная девушка не представляла себе, как на такое реагировать, но решила избрать золотую середину, -Спасибо.
Вот так вот, вроде бы все условности соблюдены, и ничего не осталось, кроме как...вспомнить про шутку с татуировкой.
- Конечно, мил-друг, я сделала татушку во всю грудь. Купола, ага. А на пупке лилия. Надеюсь, ты не упадешь от ужаса в обморок, представив себе это, ибо я уже сама в шоке,- сказав подобную глупость, Эми рассмеялась сама себе. Ну а что поделать, такая у них работа, шутить так, чтоб было смешно лишь тебе. Либо же коллеге, -Алекс, я хотела с тобой поговорить. Дело в том, что...
Договорить не дали. В дверях появился клиент. Какой-то странный дядька с перемотанной челюстью, которому так и хотелось крикнуть: "Ты кто такой? Мы тебя не звали!" Но нет же. Эмма вспомнила, что зовут его доктор Грин, что он работает где-то там в науке, кажется, в области палеонтологии. И с проблемами зубов он уже приходил не первый раз. Вывод - нужно принять его как следует.
-Здравствуйте, доктор Грин! Снова к нам? Рада Вас видеть. Ну же, не бойтесь, давайте сюда карточку и устраивайтесь поудобнее в кресло.
Пока Алекс разбирался с пациентом, девушка быстренько записала на картонной карточке с его документации основные данные, необходимые для дальнейшей идентификации личности и проверила все еще раз. Достала маленький листочек и написала на нем: "Сделай что-нибудь, нам надо поговорить. Срочно!"  И направилась к креслу.
-Пожалуйста, доктор Руссо,- Эмма протянула ему бумажки, а сама отправилась на кушетку, присев на нее, достала телефон. И принялась смотреть в нем картинки. Догадается же, не первый раз так делаем..

Отредактировано Emma Roze (2012-06-07 00:45:39)

+2

6

Сквозь густую крону дуба, раскинувшегося в парке, Руссо узрел парочку беззаботных детишек, резвившихся с псом. Мальчик и девочка. Классика жанра - две белокурые косички у девочки и запачканный джинсовый комбинезон у резвого мальчишки. С минуту Руссо с улыбкой наблюдал за непоседливой парочкой, теряя счет реального времени.
- Прямо с утра и устал? Я могу определять по тебе дни недели, Алекс, - девушка звонко рассмеялась, словно колокольчик.
Этот смех, такой радостный и непринужденный, залил помещение своими прозрачными лучиками. Ох уж эта Эмма с Роуз с ее вездесущей детской непосредственностью.
Интересно, что бы было, если бы Руссо нанял на работу не молоденькую девчонку, а солидную даму в возрасте? Давно уже со скуки бы помер, честное слово.
- Если ты приходишь на работу уставшим, значит, по-любому понедельник, - Руссо не сдержался и рассмеялся в такт своей ассистентке.
В чем-чем, а в этом она была права, как никогда. Только Алекс может заявиться на работу усталый после двух выходных дней.
Простые смертные используют выходные дни четко по назначению - проводят досуг с родными/близкими, уезжают подальше от душного города, или же вовсе предпочитают залечь дома с интересной книгой. Но только не наш Ал. Сначала он изматывал себя физически в бассейне, потом в спорт-зале, затем на пробежке с Питом. В довершении всего, Руссо вымыл и вычистил своего четвероногого любимца до блеска. Ах да, как же я мог забыть - Алекс почистил салон автомобиля и даже холодильник разморозил.
Серена, на пару с домработницей, еще долго не смогут отойти от шока.
- Стесняюсь спросить о том, как ты определишь по мне субботу, - усмехнулся Руссо, переводя взгляд на девушку.
- А я тебе давно говорила, не испытывай ты себя, лучше сделай переадресацию. Я бы принимала звонки - и дело с концом, - рискнула предложить Роуз, но Ал только махнул рукой на ее слова.
Делать переадресацию на Эмму, чтобы она, простите, в туалет спокойно отойти не могла? Ну уж нет, настоящие джентльмены так не поступают. Настоящие джентльмены принимают удар на себя, принимают его стойко, с гордо поднятой головой. А не как последние трусы, делая переадресацию. Это совершенно не в духе Руссо, Вы же понимаете.
- Давай хотя бы так: на этот рабочий день ты отключаешь телефон и наслаждаешься жизнью. А мне не привыкать, я возьму эту орду захватчиков на себя, - оптимистично закончила Роуз.
Ал развернулся к ней. Мужчина склонил голову на бок и покачал ей из стороны в сторону. При этом все так же тепло улыбаясь, кстати. Ну, знаете, с таким умилением смотрят на малыша-карапуза, который по доброте душевной хочет помочь в решении настоящих взрослых проблем.
- Эми, ты чудо, - Ал поцеловал юную мисс Роуз в макушку, как ежедневно целует собственную сестру.
Как еще он мог сказать "спасибо"? Никак, только мысленно поблагодарив и пожелав этой девочке встретить на своем жизненном пути как можно меньше проблем или подводных камней.
- Ты никогда подобного мне не говорил...ну, про платье, - ошарашенно, и даже немного скромно, проговорила девушка. - Спасибо.
Руссо улыбнулся одними уголками губ. Пожалуй, Эмма навсегда останется для него большим ребенком в теле взрослой женщины, но это не значит, что она чем-то хуже тех дам, которых Ал удостаивал комплимента или чуточки внимания. Хоть Алекс и являлся эдаким мужчиной до мозга костей, в женщинах он все-таки кое-что понимал.
- Не благодари, - Ал принялся разгребать кучу из бумаг на рабочем столе.
- Конечно, мил-друг, я сделала татушку во всю грудь. Купола, ага. А на пупке лилия. Надеюсь, ты не упадешь от ужаса в обморок, представив себе это, ибо я уже сама в шоке, - от смеха Руссо даже пару листков бумаги выронил.
Разумеется, Эмма Роуз шутила, Эмма Роуз снова рассмеялась так звонко, что, кажется, люди в коридоре начали оглядываться по сторонам.
- Спасибо, Эми, ты меня успокоила, - Руссо поднял сначала один лист, выпавший из медицинской карты, а затем и другой.
- Алекс, я хотела с тобой поговорить. Дело в том, что...- тон Роуз вновь сменился на более твердый и серьезный, но договорить девушка не успела.
Стук в дверь прервал только-только начинающуюся беседу. Руссо быстро поднял голову, отрывая взгляд от пресловутых бумажек, разглядывая стоящего в дверях мужчину.
Кто такой? В упор не припоминаю, - мужчина лихорадочно вспоминал имя и фамилию новоиспеченного пациента.
- Здравствуйте, доктор Грин! Снова к нам? Рада Вас видеть, - приветливо защебетала Эми, словно ждала доктора Грина всю свою сознательную жизнь.
Доктор Руссо же расплылся в улыбке. Еще бы он не расплылся! Мисс Роуз в очередной раз спасла его шкурку от неловкости момента.
- Доброе утро, - Ал крепко пожал руку бедолаге-пациенту.
Выглядел тот действительно ужасно. Мало того, что в ответ мужчина промычал что-то невнятное, мучаясь от нестерпимой боли, а его перемотанная челюсть развеяла посторонние сомнения.
- Смотрю, Вы пытались сделать компресс собственноручно...- Алекс принялся внимательно разглядывать опухшую челюсть пациента.
- Угу, - промычал Грин в ответ, усаживаясь на стоматологическое кресло. Бедняге, по всей видимости, не терпелось приступить к привычной для доктора Руссо экзекуции.
Алекс аккуратно помог мужчине избавиться от компресса, попутно утешая разного рода приободряющими выражениями, которые стали для нашего стоматолога чем-то обыденным, если не привычным. Пока Руссо проводил осмотр ротовой полости и оценивал ситуацию, Эмма заполнила кое-какие данные, а после вручила Руссо маленький кусочек бумажки с просьбой избавиться от пациента на какое-то время. 
- Пожалуйста, доктор Руссо, - гордо произнесла Эмма и удалилась в направлении мягкой софы в противоположном конце кабинета.
Собственно, такого рода послания не были в новинку для Ала. Роуз частенько подкидывала доктору Руссо записки разного содержания. Но делала это лишь по делу. А раз Эмма просит уделить время разговору, значит так тому и быть. К тому же мистеру Грину все равно следовало отправиться на рентген.
- Доктор Грин, - Алекс улыбнулся мужчине, скорчившемуся от боли. - Я вынужден отправить Вас на рентген, чтобы быть уверенным в своем диагнозе.
Мужчина направился к своему рабочему столу, чтобы выписать пациенту направление на процедуру, затем вручил его Грину лично в руки.
- Второй этаж, кабинет номер семнадцать. Вас примут без очереди, - и, когда за Грином захлопнулась дверь, Алекс обратил все свое внимание на Эмму.
- В чем дело? Что-то случилось? - обеспокоенно поинтересовался Руссо, опираясь корпусом тела на свой рабочий стол.

+1

7

Милый-милый Алекс...хоть он и был немногословен, конечно же, настроение поднималось даже с одной его фразы. Пусть даже отпущенной случайно или сказанной вообще в ином контексте, нежели хотелось. Все равно это воспринималось в голове юной Роуз, как сплошное "ми-ми-ми" с очаровательным Руссо (причем почему-то мохнатым) в голове в довершение всех этих мыслей.
- Стесняюсь спросить о том, как ты определишь по мне субботу,- Алекс усмехнулся, что обозначало продолжение их "корпоративного" юмора, но морозить что-то отнюдь не хотелось. Поэтому только правда, только хардкор!
-Сонный и небритый Алекс отвечает мизинцем левой ноги на звонки надоедливых клиентов, вот настоящая суббота истинного стоматолога,- хмыкнула девушка. Почему-то представлялось это без особого труда, Эми могла даже себе представить, как возмущается из соседней комнаты желающая подольше поспать Серена, которой также мешают все эти дурацкие звонки.
Алекс являлся абсолютным рыцарем в голове девушки, вот знаете, есть такие мужчины, которых любят и с которыми создают семьи, а есть такие, которые вдохновляют. И о которых хочется заботиться, даже если совсем-совсем не получается. И даже если выходит все совсем наоборот. Эми уже приготовилась тяжело вздохнуть, оплакивая грусть и одиночество Алекса, как тот взял да и поцеловал ее в макушку. Неееет, такое случалось довольно часто, но всякий раз девушка опускала взгляд в пол и мучительно краснела. Что поделать, такова ее натура. Порой смущаешься даже сам не зная чего, а тут такое потрясающее проявление заботы, что хочется танцевать от счастья. Причем вальс. И в красивом платье. Эх..
- Эми, ты чудо,
А вот еще один повод покраснеть. Хотя куда уж больше, и так, словно помидорка. А нет, еще больше можно, оказывается. Теперь щеки Эммы отдавали чуть ли не ярко-алым оттенком. Oh, stop it, you! Хотелось сказать именно это и, улыбнувшись, махнуть ручкой, словно в комиксе. Ну и конечно же, мелькает предательская мыслишка что-то вроде - Продолжаааай, Алекс, продолжай, я чудо! А ты самое удивительный начальник в мире, и это делает меня счастливой. На самом деле, разве что мимолетная улыбка и могла выдать ее настроение, хотя вряд ли доктор Руссо его заметил, ведь он все время был занят - то загибался от смеха на рабочем столе, а то уже через пять минут принимал клиента. Боже, какая скука,- с кислой миной подумала Эм, глядя на то, как бедный Алекс "распаковывал" своего пациента. В чем там у бедолаги дело, узнавать даже и не хотелось. Поэтому девушка, снова погрузившись в телефон на пять минут, выпала из реальности...
...Очнулась она только лишь от того, что хлопнула дверь кабинета. Вздрогнув, Эми осмотрела помещение и с радостью обнаружила, что они остались вдвоем. Неужто Алекс догадался, куда нужно сплавить пациента? Еее, наш человек! Она улыбнулась мужчине и поудобнее устроилась на софе. Сидеть на ней было абсолютно скучно и глупо, но ложиться или хотя бы поджимать под себя ноги запрещал этикет. Не у себя дома же, все-таки.
- В чем дело? Что-то случилось?
Добрый Ал, заботливый Ал. Сейчас ты упадешь, когда узнаешь, что приключилось с твоей маленькой Эми. Ты всегда оберегал ее, как будто она твоя маленькая дочурка, а теперь...теперь ты в какой-то степени будешь дедушкой. Печалька.
-Может быть, присядешь сюда, рядом со мной?
Не то, чтобы Эмма боялась того, что доктор Руссо грохнется в обморок посреди кабинета или что-то около того, но все же подстраховаться не мешало бы. Бедный Алекс, да прибудет с тобой терпение и сила духа..
..Терпеливо дождавшись, пока начальник устроится поудобнее, Эми начала:
-Понимаешь, я кое-что хочу тебе сказать...Вернее, признаться...А хотя нет, я ничего не совершила такого, в чем же мне признаваться...Или стоп. Так вот, я...или мы, хотя нет, у меня...или у кого? - отрывки, выдаваемые разумом мисс Роуз, на речь никак не походили. И никаким смыслом связаны не были, это девушка поняла по лицу Руссо. Оно как-то странно вытянулось, и обеспокоенность психическим здоровьем Эммы прорезалась в маленькой морщинке между бровей. Так, успокойся, вдохни-выдохни и скажи все связно и нормально, а то что ты, как дура! Эми нервно потеребила браслетик и относительно спокойным голосом объявила:
-Алекс, ты мой начальник, ты...ты, прежде всего, мой друг...и я хочу тебе сообщить, что...я беременна.
Девушка принялась рассматривать пол в надежде на то, что сейчас не начнется охов-вздохов и различного рода криков, ведь подобного ей и в семье всегда хватает. А Руссо никогда был этим не похож на остальных. Ему как-то удавалось всегда быть "идеальным". Причем в прямом смысле, и это оставалось одной из самых удивительных загадок, которые были недоступны сознанию Роуз.
-Об этом мало кто знает, даже родители еще до сих пор не в курсе. Срок чуть больше двух месяцев уже...а Стелла знает,- девушка невпопад сообщала новости, и это было объяснимо, ведь она волновалась и одновременно боялась. Хотя, казалось бы, чего бояться?
-Ты поэтому нас всех тогда и видел в больнице. В тот день подтвердилась беременность, поэтому все и были на взводе...и еще,- сбивчивые мысли продолжали выкладывать все, что накипело и не могло высказаться никому, -я чуть было не сделала аборт. Но не решилась. Почему?- странный вопрос, откуда Алексу знать на него ответ? Ну а вдруг, ну а все-таки.
А в ответ была тишина...страааанная такая тишина, затянувшаяся. Эми даже казалось, что доктор Руссо все это время лежал в отключке, ровно с тех пор, как услышал слово "беременна", ведь с тех пор с его стороны не было слышно даже ни звука. Хотя возможно, что он сейчас был внимательным слушателем, а это раздражало еще больше. Нет, не раздражало, а беспокоило. А вдруг что? Эмма маленькая, ей поддержка нужна. А что он ей скажет? В хорошее верилось что-то слабо, но попробовать уточнить не мешало бы..
-Алекс?- подала голос Эм, надеющаяся на волшебное заклинание "отомри", но по-прежнему не отрывающая взгляд от пола. Скажи уже что-нибудь, а? Пожааалуйста...мне надоело разговаривать с собственными мыслями...а хотя стоп, это снова мои мысли. Черт возьми! Эми хотелось расплакаться. В последнее время это стало обычным делом - с горя, от радости...но расплакаться обязательно. Хорошо хоть пока что эти слезы не рвались наружу.
-Алеееекс!- жалобно протянула она, уже ни на что и не надеясь. Все-таки он в обмороке, видимо..

+1

8

- Сонный и небритый Алекс отвечает мизинцем левой ноги на звонки надоедливых клиентов, вот настоящая суббота истинного стоматолога, - подметила Эмма, ловко добавляя обыденной процедуре долю шутки.
А процедура, действительно, довольно обыденная для выходных дней. Даже будучи на законном отдыхе, телефон Руссо не уставал разрываться от звонков назойливых граждан города Сакраменто, которые желали пролезть без записи и уж тем более без очереди. Алекс, будучи, по натуре своей, человеком безотказным, старался угодить всем и вся, порой, жертвуя личным временем. Будь Ал в бассейне, на корте или же в тренажерном зале - ни что не мешало будущим клиентам потревожить покой молодого доктора. И ладно бы эти личности активировались к обеду, так нет же, они так и норовили позвонить с самого утра, чтобы уж наверняка оказаться первыми в очереди.
Эмма, Эмма, наш дорогой Руссо давно бы сломался без тебя и твоей одобряющей улыбки, так и знай.
- Может быть, присядешь сюда, рядом со мной? - Эмма жестом указала на край удобной софы, как только пациент, не очень уверенно схватив направление на рентген, удалился восвояси.
Почему бы и нет, - подумал Руссо и аккуратно присел рядом с девушкой, обеспокоенно заглядывая ей в глаза. - Неужели что-то действительно случилось? В любом случае, сначала следует выслушать и во всем разобраться.
О чем же собиралась поведать Эмма? Алекс не знал ответ на этот вопрос, но на душе у него было не спокойно. Все эти ее переменчивые настроения, то простуда, то еще чего-то. Волей-неволей, а задумаешься о состоянии близкого человека. Пусть Ал и Эми не жили под одной крышей, но их объединяло нечто большее - забота друг о друге.
- Понимаешь, я кое-что хочу тебе сказать...Вернее, признаться...А хотя нет, я ничего не совершила такого, в чем же мне признаваться...Или стоп. Так вот, я...или мы, хотя нет, у меня...или у кого? - из уст мисс Роуз понеслась торопливая, почти несвязная речь.
Этот факт заставил Алекса нахмуриться. Мужчина, из более удобного положения, наклонился чуть ближе к девушке, чтобы как можно лучше разглядеть ее чистое личико.
- Я ничего не понял, - не соврал Руссо. - Эми, детка, ты себя хорошо чувствуешь?
Вопрос, который он задавал своей ассистентке тысячу раз. "Эми, детка, ты себя хорошо чувствуешь?". Фраза выскочила из большого бесполезного рта Алекса скорее на автомате, чем по какой-то там задумке.
- Алекс, ты мой начальник, ты...ты, прежде всего, мой друг...и я хочу тебе сообщить, что...я беременна, - робко, даже несколько испуганно произнесла девушка.
Беременна? Эмма? Моя Эмма беременна? Как же так, они с Сереной одного возраста, она же совсем еще ребенок...Ребенок...От кого этот ребенок? Ну, разумеется, что от Тони, Алекс, не тупи. Тони и ребенок...Отлично. А он вообще знает об этом? Какой у Эммы срок и почему она не говорила об этом раньше? Вдруг ей помощь какая нужна? А вдруг я веду себя как козел, мучая каждодневными вопросами?
Позже до Алекса дошло, что все эти вопросы он произносил не вслух, а про себя, сидя при этом с крайне опустошенным и потерянным выражением лица. На какое-то мгновение перед глазами Алекса Руссо пролетело воспоминание о первой встрече с Эммой и о том, каким наивным ребенком она ему показалась. Нет, это все не может быть правдой. Тони Морган. В глазах Руссо он является мужиком до мозга костей, так еще не просто мужиком, а мужиком умным. Вряд ли Тони опростоволосился, хотя и этот факт не стоит исключать.
Не думаю, что Тони и Эми решили завести ребенка до свадьбы, - в голове Руссо пронеслась очередная не озвученная мысль. - Скорее всего, это чистая случайность.
Завести ребенка. И звучит как-то пошло, не так ли? Ребенок, это ведь Вам не собака, которую можно запереть дома, пока сам ушел на работу. Ребенок - совершенно другой уровень ответственности, а не развлекалочка какая-то то там.
- Об этом мало кто знает, даже родители еще до сих пор не в курсе. Срок чуть больше двух месяцев уже...а Стелла знает, - хаотично вещала Эмма, а лицо Руссо вытягивалось все больше и больше.
Черт возьми, Стелла знает! Стелла знает, куда бежать, куда прятаться?
- Ты поэтому нас всех тогда и видел в больнице. В тот день подтвердилась беременность, поэтому все и были на взводе...и еще, - быстро продолжила Эмма, переводя взгляд на своего начальника. - Я чуть было не сделала аборт. Но не решилась. Почему?
И все. Конец. Маленький мирок Руссо окончательно перевернулся. Эми и аборт? Это шутка такая? Серьезно? Алекс заметно побледнел, казалось, галстук сдавил не только горло, но и легкие, отчего становилось трудно дышать. Состояние, близкое к панике, охватило молодого доктора.
Все эти ужасные вещи произошли в жизни малышки Роуз, а я не в курсе? Я не в курсе? Как можно быть таких глупцом и слепцом! - мысленно сетовал на себя Руссо, перемещая отстраненный взгляд куда-то в область противоположной стены.
- Алекс? - откуда-то сбоку донесся голосок Эммы, но мужчина никак не отреагировал.
В его голове крутились страшные мысли о том, что же толкнуло Эми на решение об аборте. Мысли о том, что она почувствовала в тот момент, когда впервые узнала, что находиться в положении. И знаете что самое обидное? Алекса не было рядом в этот момент, чтобы порадоваться, утешить или просто успокоить. Не дать совершить глупость, поддержать. Да просто быть рядом, взяв Эмму за ладошку.
- Алеееекс! - уже более настойчиво позвала девушка, чем вынудила Руссо повернуть голову в ее сторону.
Но от этого становилось не легче. Ал просто не знал, что сказать своей ассистентке. В душе его бушевал настоящий ураган чувств, а в голове блуждал сумбур мыслей, рисующий ужасные картины в воображении молодого доктора. Эмма беременна и это факт. Остается всего лишь один выход - принять и помочь ей. Ал не мог более себя сдерживать, поэтому снова наклонился к девушке и мягко взял ее руку в свои руки, обхватывая ее теплыми ладонями.
- Эми, - тихо начал мужчина, пристально глядя в лицо Роуз. - Ты же знаешь, что я очень тебя люблю?
Собственно, риторический вопрос. Если же наш Руссо кого-то любит, то не надейтесь даже отделаться от его повсеместной заботы и опеки. Не спастись и Эмме Роуз, она уже, практически, обречена. Остается только надеется, что добровольно.
- Почему ты не рассказала мне сразу же, как только узнала? Я ведь задавал вопросы, я так беспокоился о тебе...- тон Руссо совершенно не походил на тон разгневанного человека. Сейчас он походил на маленького ребенка, которому не доверили самую сокровенную тайну.
Неужели Эмма не считает меня столь близким, что не рассказала? Почему? Мне казалось, мы можем доверять друг другу...
- И как Тони к этому отнесся? - Ал задал беспокоящий его вопрос. - Я знаю, что вы вместе и что у вас все серьезно, но...- теперь настал черед Алекса заминаться при разговоре с Эммой. - Но...ведь я тоже как бы...Ну...Просто знай, что я у тебя есть. И я готов оказать любую поддержку тебе, любую поддержку Тони.
Последнюю фразу Руссо выпалил на одном дыхании. Он не знал, пошлет его Эми и скажет, чтобы Ал не вмешивался в ее личную жизнь, или же просто обнимет в ответ.
- А насчет аборта, - голос Алекса моментально перешел на шепот. - Не смей делать таких глупостей. Даже не задумывайся. Я знаю, ты умная девочка, поэтому все сделала правильно, сохранив жизнь своему ребенку.
А что бы я сделал, если бы узнал, что Эмма сделала аборт? Надавал бы ей по ушам, это точно. Детоубийство - не выход. Наломали дров, так давайте же расхлебывать. На этот раз вместе.

+1

9

Естественно, он не сразу вник в суть проблемы. Еще бы, нормальный человек на речь в стиле "бэ-мэ-ээ" вообще бы не отреагировал. А то бы и заржал. Но нет, Алекс усилил мозговую активность и очень старался понять свою глупую ассистентку.
- Я ничего не понял, Эми, детка, ты себя хорошо чувствуешь?
Мотнув головой из стороны в сторону, что означало "нет", девушка продолжала вещать, глядя в пол. Она не видела, как реагировал на все Руссо, но знала, что с ним не все в порядке. И, когда тишина затянулась, девушка поняла, что все пропало. Вот именно, все. Алекс был ее лучиком в тоннеле жизни, он всегда вел ее за собой, всему терпеливо учил, успокаивал и радовался вместе с ней. Он был ей в этом городе за отца, внимания которого не хватало после переезда в Сакраменто. А теперь она этого лишилась. Просто по глупости. Ведь наверняка доктор сейчас думает о ней в жутком формате...ведь Эми не замужем, а это значит, что она приносит ребенка просто из ниоткуда. Алекс, прости меня...пойми. Я не шлюха, нет. Ребенок...он для меня очень важен. Он живет, кушает, растет внутри меня...меня теперь две, Алекс! Ал...пожалуйста... Тишина. Неужели он не слышит ее мысленные призывы? Как больно и странно...И она все не решается поднять взгляд с пола, чувствуя себя растерянной девчонкой...
...Ладошку девушки охватывает тепло. До боли знакомые руки касаются ее пальчиков. Эмма готова расплакаться, но она все еще себя сдерживает. Она не решается посмотреть ему в лицо. Мисс Роуз лишь с нежностью в глазах рассматривает пальцы доктора, которые заботливо скользят по ее коже. Одинокая девичья слезинка скатывается по щеке и со скоростью взрыва падает ему на руку, со звоном отскакивая от часов. Бздынь! И тишина... Слышится вкрадчивый голос Руссо, он зовет девушку. Она чувствует на себе его взгляд, но не решается вымолвить даже слова. Впервые так тяжело, особенно где-то в груди, начинает перехватывать дыхание. Судорожный вздох. Нельзя позволять себе плакать! И снова этот голос...
- Эми, ты же знаешь, что я очень тебя люблю?
Девушка неуверенно кивнула. Ал, ты никогда этого мне не говорил, никогда. Сложно сказать, знаю ли я это...да, знаю. В подтверждение своих мыслей она кивнула еще раз, уверенней. Но ответить не решилась, слишком это было для нее сейчас непосильно, сказать ему "люблю". Пусть даже и дружески. Когда душа готова вырваться наружу, как-то мысли совсем не о том.
- Почему ты не рассказала мне сразу же, как только узнала? Я ведь задавал вопросы, я так беспокоился о тебе...
Сердце с болью сжалось и на секунду замерло, а затем рухнуло вниз, в пятки. Упрек...обида...как угодно можно это назвать, суть не поменяется - Алекс наверняка обижен и вряд ли ее уже простит. Оправдываться нет никакого смысла, но попытаться можно, конечно же. Главное, не смотреть в лицо. Такие дорогие и любимые его руки - самый подходящий объект для разглядывания.
-Я узнала об этом в тот день, когда произошла заварушка в госпитале. Алекс, вам всем было не до меня, сам вспомни, крики, шум...Ты отправил Серену домой и пошел дальше работать, а я осталась с ними. И в тот момент не было никого рядом, кроме меня самой и ребенка внутри.
Речь, как ни странно, уже была связная и с виду относительно спокойная. Хотя на самом деле хотелось вновь расплакаться, а потом рассмеяться и накормить доктора печеньками. Нет, нельзя. Спокойно. Эми держала себя в руках, и это самое важное.
-Знаю, что с тех пор прошел месяц. Но в тот же день со мной случились вещи и похуже того, что ты видел в больнице. Да, определенно похуже. Помнишь, я взяла большой-большой больничный? Так вот, все это время твоя Эмма провела на кровати, в доме у Тони, где волею судьбы она находится и по сей день. Правда, сейчас я встаю с этой кровати и стараюсь больше не впадать в подобные депрессии. Ты меня не понимаешь, наверное? - интересный вопрос. Важно ли это, когда сердце неуверенно возвращается на место, но стучит вдвое медленнее обычного? Тук...тук...тук... Эми вкладывает вторую руку в ладошки Руссо, становится немного легче на душе и теплее телу.
-Прости, что не позвонила...Было правда ужасно, и ничего не изменилось,- она не будет признаваться ему в скандале с родителями, если он захочет - спросит сам. Она не станет голосить и о чем-то его умолять. Никогда их взаимоотношения такими не были. Она помолчит. Вновь сама себе удивится. И начнет беспокоиться об Алексе, от которого "сверху" не доносилось никаких вестей.
-Прости, прости меня пожалуйста. Не обижайся...прости...
Главное, все наладить. Чтобы снова воцарились мир и любовь. Этот странный лепет был ей уже, как родной.
- И как Тони к этому отнесся?
Странный вопрос. Конечно, Тони радовался. На виду. Черт знает, что у него там внутри творилось. Особенно, когда он вдарил ей под дых после мысли об аборте. Хм...наверное, все-таки он был счастлив.
-Он отнесся к этому вполне адекватно, предложил жить у него. Готов воспитывать ребенка вместе, - сухая информация, всунутая между заминками Руссо. Ее вполне должно хватить для осознания всей ситуации.
- Но...ведь я тоже как бы...Ну...Просто знай, что я у тебя есть. И я готов оказать любую поддержку тебе, любую поддержку Тони.
Странные паузы. Подозрительные отзвуки в голове. Кажется, он только что сказал "ведь я тоже как бы"? Что это могло бы обозначать? Что...он ее любит? Или что он готов был бы взять на себя заботу еще и о ребенке? Алекс...я не знаю, откуда ты взялся такой идеальный, но я обещаю сохранить тебя для самой шикарной женщины на Земле, отбивая от прочих поклонниц! Эми решилась поднять на него взгляд. Наконец решилась. Глаза мгновенно увлажнились, сердцебиение участилось. И все у этих беременных не слава баклажану! Сейчас она могла бы сказать ему спасибо или же о чем-то важном и нужном попросить, но в голове ничего умного не было, приходилось обходиться уже имеющимся:
-Научишь меня памперсы менять? А то я вообще не понимаю, каким боком это делается! - странная мысль посреди такой драмы, правда? Почему бы не разбавить ее еще парочкой желаний? Потом, потом, все потом...пускай вначале организм мисс Роуз заново привыкнет к взгляду Алекса, такому обеспокоенному и такому ласковому. Вкрадчивый шепот моментально проник в ее уши, эхом прокатившись по разуму:
- А насчет аборта, не смей делать таких глупостей. Даже не задумывайся. Я знаю, ты умная девочка, поэтому все сделала правильно, сохранив жизнь своему ребенку.
Впервые в жизни она слышала от Руссо "не смей". Непривычно. Жутко. Страшно. Это как если бы она украла конфетку и услышала бы с неба это самое "не смей". Грешница. Отлученная. Сердце вновь екает, но продолжает равномерно отбивать ритм их с ребенком жизни.
-Я его не убью, Алекс, слышишь? Не убью, не смогу, не решусь. Месяц назад не смогла и сейчас не выйдет. Я его уже люблю, хотя и слабо понимаю, что он сейчас там, внутри, из себя представляет, - шепотом девушка ответила, и в доказательство она достала свою руку из ладошек доктора и показала на живот. Туда, где предположительно сейчас обустраивался на ближайшую жизнь малыш. Главное, не сдаться. Важно не оказаться слабой. Теперь только она осталась для ребенка самой главной опорой и защитницей. И ни Тони, ни Алекс тут никак не помогут, как бы этого сильно ни хотели. Эми вздохнула, чувствуя, как по лицу побежали горячие слезы, и обняла Руссо, утыкаясь холодным носом ему в шею, как маленький теленок в маму. Он теплый, он родной, он защитит ее от всех неприятностей. Даже если сейчас на планету рухнет метеорит.
-Спасибо тебе за понимание, Ал, спасибо. Я думала, ты посчитал меня законченной дурой или вообще даже решился отречься от такой непутевой ассистентки. И даже надеяться не могла, что ты меня поддержишь. Спасибо. Я...- сейчас прозвучат самые важные слова, сказанные с трудом, ведь не каждый же день они сидят в кабинете и болтают о жизни, -Я тоже тебя очень люблю. Ты настоящий...ангел.
Вот и все, казалось бы, можно вздохнуть спокойно. Ведь самое важное уже сказано, время обниманий не кончилось, а нос по-прежнему греется на шее у доктора. Если бы...если бы вовремя не явился пациент с какого-то там рентгена.
-Ой! Я вам не мешаю?- с ехидной улыбочкой поинтересовался он.
Еще бы, не каждый день застаешь обнимающегося доктора с собственной ассистенткой на софе. Воспринять это можно по-разному, равно как и сказать об этом. Эми разом покраснела и вскочила с диванчика. Потом снова села и закрыла лицо руками, прячась от всего происходящего. Алекс сильный, он сможет разобраться со всем этим. Только шепотом Эми произнесла сквозь ладони:
-Я боюсь. Защити меня, Ал.
Услышит ли он? Да и что, собственно, в его силах? Ведь доктор не супермэн и не сможет выгнать клиента, так грязно намекнувшего ему на то, что было. И, конечно же, не станет совершать различные безумные поступки только из-за того, что его ассистентка перепугалась. Гормоны. Наверняка доктор Руссо закончит начатое, долечит клиента и только тогда начнется разговор. Возможно. Да и важно ли это на самом деле?

Отредактировано Emma Roze (2012-06-18 02:49:37)

+2

10

А Эми совсем притихла. Алу непривычно видеть ее такой кроткой, ведь, как правило, юная девушка вела себя как настоящий живчик. Все это как-то давило на мозг Руссо. Такое мерзкое чувство от этого напряжения, что становилось не по себе.
Мужчина снова и снова прокручивал в голове события того дня, когда ему на глаза попалась компания в холле госпиталя. Алекс никак не мог поверить, что ничего не заметил, ничего не разузнал, а всего лишь забеспокоился.
- Я узнала об этом в тот день, когда произошла заварушка в госпитале. Алекс, вам всем было не до меня, сам вспомни, крики, шум...Ты отправил Серену домой и пошел дальше работать, а я осталась с ними. И в тот момент не было никого рядом, кроме меня самой и ребенка внутри, - девушка продолжила свой рассказ более размеренно.
Как можно быть таким слепцом? - недоумевал про себя молодой доктор. - Когда я начал видеть не далее собственного носа?
Один вопрос рождал подозрение, а подозрение, в свою очередь, зарождало семя сомнения в душе Ала. Сейчас он ощущал себя каким-то ничтожеством. Ничтожеством, не способным помочь малышке Эми, когда она так в этом нуждалась. Несомненно, с ней рядом Тони и Алекс безоговорочно ему доверял, но отеческие чувства никуда не денешь. Руссо взял на себя ответственность за эту девочку при первой встрече. Неосознанно, но это случилось. А теперь такое отвратное чувство на душе, будто бы он не выполнил свой отеческий долг. В эту минуту Руссо поклялся сам себе, что больше не оставит Эми. Что будет помогать ей и Тони всегда и во всем, и не важно попросят они нашего стоматолога об этом или нет. Ал будет действовать просто так, по доброте душевной. Просто потому, что эти два человека, составляющие пару (а еще и третий на подходе, как оказалось), являются неотъемлемой частью жизни Руссо. А своих, как известно, он не забывает и не бросает в трудную минуту. Ал как никогда ощущал, что должен быть рядом, должен помочь.
В кабинете воцарилась такая тишина, что Алекс мог отчетливо слышать, как одинокая слезинка скатилась по щеке девушки. Он почувствовал тепло маленькой соленой капельки, она ударила по сердцу словно это была не капелька слезы, а капелька раскаленного свинца.
Пожалуйста, только не плачь, только не плачь, - молитвенно повторял про себя Ал, глядя на Роуз.
- Помнишь, я взяла большой-большой больничный? Так вот, все это время твоя Эмма провела на кровати, в доме у Тони, где волею судьбы она находится и по сей день. Правда, сейчас я встаю с этой кровати и стараюсь больше не впадать в подобные депрессии. Ты меня не понимаешь, наверное? - неуверенно спросила Роуз и протянула Алу вторую ладошку, которую мужчина с радостью принял в свои руки.
- Понимаю, понимаю, Эми, - Алекс даже улыбнулся, чтобы дать понять мисс Роуз, что подобные перемены кого угодно в депрессию загонят.
Она молодая девушка, она не замужем, да она даже учебу не закончила. Ребенок получился случайно, разумеется, Эмма не планировала столь серьезных перемен в жизни. И ничего удивительного, что она провалялась в постели столько времени. Бедная девочка не только испугалась, но и, наверняка, пребывала в крупном замешательстве.
- Прости, прости меня пожалуйста. Не обижайся...прости..- только и слышалось от Эммы.
- Как я могу на тебя злиться? - искренне улыбнулся Руссо, наконец подав голос. - Я не могу. Но обещай мне, что впредь я буду узнавать о подобных новостях не в самую последнюю очередь, - Алекс снова улыбнулся, поглаживая мягкие ручки Эммы. - Я смогу тебе помочь только в том случае, если мы будем откровенны друг с другом.
Ал старался придать своему голосу как можно больше оптимистичных ноток, чтобы хоть как-то приободрить девушку, на которую свалилось слишком много проблем в ее двадцать лет. Ал был рад услышать, что и Тони с честью воспринял новость о будущем ребенке. Взял на себя ответственность, что уже похвально.
- Научишь меня памперсы менять? А то я вообще не понимаю, каким боком это делается! - чуть более веселее заявила девушка.
- Ты еще спрашиваешь! - в такт ей отозвался Руссо и даже рассмеялся. - Серена росла на моих глазах, я знаю все о маленьких вредных детишках.
Мужчина умышленно попытался рассмешить будущую мамочку. Сейчас эту ситуацию могла спасти одна лишь улыбка, промелькнувшая на губах Роуз.
- Я его не убью, Алекс, слышишь? Не убью, не смогу, не решусь. Месяц назад не смогла и сейчас не выйдет. Я его уже люблю, хотя и слабо понимаю, что он сейчас там, внутри, из себя представляет, - Эми перешла на загадочный шепот, но голос ее оставался твердым и бескомпромиссным.
Своей маленькой ладошкой она указала на живот, которого, по сути, еще и не наблюдалось, но что-то там уже потихонечку формировалось. Ал поймал себя на мысли, что хотел бы прикоснуться к обители малыша, таким образом немного поучаствовать в его развитии, пусть еще маленького не оформившегося зародыша. Даже сейчас он или она казались Алу сокровищем на вес золота.
- Ваш малыш не заслуживает такой участи, как аборт, - Алекс отрицательно покачал головой.
- Спасибо тебе за понимание, Ал, спасибо. Я думала, ты посчитал меня законченной дурой или вообще даже решился отречься от такой непутевой ассистентки, - последнее слово сильно резануло слух молодого доктора.
Отказаться? Ассистентке? В данный момент перед Руссо сидела Эмма Роуз, практически член семьи, а уже потом коллега по работе.
- Ты для меня Эмма, - Алекс посмотрел в глаза девушки, еще влажные от слез. - В первую очередь.
Тон мужчины до последнего оставался убедительным. Но, когда Эми произнесла в адрес Руссо заветное словечко, а после кинулась к нему на шею, вся убедительность и серьезность Алекса испарилась. Он облегченно выдохнул и улыбнулся, проводя рукой по шелковистым волосам Эми. Ну точно как в детстве, когда Пухлик тянула к нему свои маленькие ручки.
- Все будет хорошо, Эми, - Ал все еще успокаивал девушку.
Ровно до тех пор, пока в кабинет, достаточно бесцеремонно, не ворвался утренний пациент. И, по всей видимости, уже с рентгена. Мистер Грин застал Руссо и Эмму в более чем неловкий момент, но Ал и не думал смущаться по этому поводу. Ничем таким они здесь с Эммой не занимались, всего лишь теплые объятия, да душевный разговор.
Мне нечего стыдиться. Я не буду стыдиться или извиняться за то, что оказал поддержу близкому мне человеку.
Для начала Алекс уверенно поднялся с софы и одернул белый халат, а уже после заявил следующую фразу.
- Я смотрю, Вы уже закончили, - холодно отозвался молодой доктор, жестом приглашая нерадивого пациента в кресло.
- Я боюсь. Защити меня, Ал, - шепотом, сквозь ладошки, произнесла юная девушка.
Ей все еще было неуютно от сложившейся ситуации, но и Алекс не растерялся. Последняя фраза Эммы заставляла сердце кровью обливаться, к счастью, состояние пациента оказалось, что называется, неоперабельным. Руссо произвел пару нехитрых процедур и хорошенько напичкал этого смельчака антибиотиками, а основную процедуру назначил на следующее утро. Вся процедура заняла не более десяти минут, вскоре Руссо отпустил своего пациента с чистой совестью. Доктор Грин, видимо, воодушевился тем, что якобы застукал Эми и Ала за чем-то позорным, поэтому на прощание кинул в сторону мисс Роуз многозначительный взгляд.
Каков слизняк, - подумал про себя мужчина, возвращаясь к значительно побледневшей Эмме.
- Эми, с тобой все хорошо? - Ал присел рядом с девушкой и принялся обеспокоенно ее оглядывать, на ходу отметая жуткие мысли.

+2

11

Алекс понимал, ценил и любил. Что еще обычной девушке для счастья надо? Только вот Эм не такая уж и посредственная, она вспышка, ураган, буря! А все вот это не может жить без подзарядки, вот и девушка нуждалась в элементарных обнимашках и сочувствии. Да, разумеется, сейчас Руссо улыбался, гладил ее ручки и говорил всякие приятные вещи. Но на самом-то деле, кто знает? О чем он там думал? Малышка Роуз поняла, что если он и дальше будет продолжать делать подобные штуки, то она точно разревется. А ко всему прочему еще что-нибудь и сотворит нехорошее. Она может, да.
- Я не могу. Но обещай мне, что впредь я буду узнавать о подобных новостях не в самую последнюю очередь. Я смогу тебе помочь только в том случае, если мы будем откровенны друг с другом.
Она улыбнулась и всхлипнула, потирая кулачком глаза:
-Обещаю, обещаю! Только...- замолчала на секунду и вновь продолжила, -Алекс, ты и так знаешь меня больше, чем почти все остальные. Правда.
И ведь это было ее еще одной откровенностью, доктор и правда знал свою подчиненную лучше, чем, скажем, даже ее сестра. Наверное. Точно утверждать никто не возьмется. И снова зазвенела, заискрилась тишина. Отблески от часов стали слепить глаза. Мир снова рухнул и вновь построился. Вот так вот быстро. За час, за минуту, за секунду...за миг. И они бы подружились с этой гармонией беззвучия, если бы неудачная шутка Эммы не прозвучала минутку назад. Ал, как истинный друг, просто обязан был ответить на нее тем же.
- Ты еще спрашиваешь! Серена росла на моих глазах, я знаю все о маленьких вредных детишках.
А вот тут Роуз как будто переклинило. Разом слезы, разом грустная мина и жуткие всхлипы. Что поделаешь, гормоны! Ах, как приятно всю ответственность перекладывать именно на них! Сразу легче даже становится.
-Алееекс,- жалобно протянула Эм, -Я не могу, я не хочу...я не выдержу вредных детишек. Боюсь. Алекс, я боюсь!
Но и реветь был не лучший выход, по крайней мере, сейчас. Нужно потерпеть, перейти на шепот, вновь поделиться важной новостью с Руссо. Рассказать ему все, вплоть до последней точечки. Пусть знает, а уж потом решает, нужна она ему такая в виде друга или нет. И он понял и принял все:
- Ваш малыш не заслуживает такой участи, как аборт, - на это Эми лишь молча кивнула головой, уже боясь что-либо еще говорить, авось, а вдруг.
А дальше начались задушевные объятия, успокоения. И все это было мило и прекрасно, особенно когда Ал проводил рукой ей по волосам, так нежно и по-отечески, что хотелось вздохнуть и улететь в небо воздушным шариком. Он даже как-то сумел отгородить малышку Роуз от пациента, предъявив ему холодную вежливость. Я бы так не смогла,- восхищенно подумала Эм, сквозь ладошки подсматривая за доктором. Что-то там сделал, где-то там записал, тут нахмурился, там улыбнулся. Потрясающе! Она продолжала следить за ними взглядом, пока, наконец, клиент не двинулся в сторону двери. Естественно, не забыв одарить взглядом ассистентку, из-за чего она еще сильнее побледнела и откинулась на спинку софы...
...Голос Ала. Тут, рядом. Он, кажется, подошел? Она и не заметила. Выпала, наверное, на секундочку из реальности. Вроде бы, он беспокоился. Как жутко. Нельзя, чтобы Руссо беспокоился, от этого морщинки появляются. На лице у Эм причем.
- Эми, с тобой все хорошо?
А надо бы ему все рассказать. Все до конца. Опять. Чтобы не было недомолвок. Или чтобы Ал дал совет. Он же это умеет, ну, не жалко же? Вот! Вот  и надо все сказать. Только прозвучит это, словно комедия. История падшей дочери. Хаха, очень мило!
-Хочешь, расскажу тебе одну историю?- пробубнила она, а только потом отняла от рук ладошки, спрятав их в пиджаке у мужчины. Так и теплее, и надежнее, -Слушай. Помнишь, я тебе первое время постоянно про родителей рассказывала? Ну так вот. Это было месяц назад, в тот же день, когда мы виделись всей компанией в госпитале. Сестра и Тони увезли меня домой. К Стелле, само собой. Сидели мы, пили чай, даже кое-как наладили общение, а тут...в квартире появляется мама! И сразу же: "Эмма, а почему ты так плохо выглядишь? Эмма, а почему у тебя на щеках следы от ударов? Стелла, а что это за парниша в твоем доме?" Ну и все в таком духе. Хотя, конечно же, я сейчас немного преувеличиваю, - она сделала небольшую передышку и задумалась, вынула руки из пиджака Руссо, вновь попыталась "включить мозг", -Ну так вот. Не успели мы и ответить, как вслед за ней врывается отец. Да еще и с теми же вопросами! Познакомили мы их с Тони. Так они сразу давай возмущаться, что называется, разводить его. Мне кажется, они что-то заподозрили по поводу моей беременности. Потом Тони с отцом вообще ушли на балкон, а мать мне даже не давала посмотреть, что у них там происходит! - жалобы набирали обороты, Эми уже не могла остановиться, даже если бы сейчас Алекс стал биться в конвульсиях и просить о помощи, -А потом согнувшийся пополам Тони убежал в коридор. Вышел отец, сказал, что разочарован в нас с сестрой, что мы вруньи и что он уходит. Они с Тони столкнулись в коридоре. У них опять что-то произошло, потому что когда мы туда вошли, папа был приперт к стенке. Вплотную. Я расплакалась, распереживалась, сказала, что расстроена, что они даже не попытались нормально познакомиться с моим парнем, собрала немного вещей и уехала вместе с Тони к нему домой, - долгая пауза, было слышно, как Эмма тяжело дышит, пытаясь сдержать порыв рыданий, -С тех пор прошел месяц, Ал, месяц. Они мне до сих пор не позвонили и не написали. И Стелла почему-то тоже. Я боюсь.
Она не выдержала, слезы градом покатились по щекам, она всхлипывала, подвывала - попросту, отчаянно ревела. Как в последний раз. А она ведь хотела попросить Алекса дотронуться до невидимого животика, чтобы малыш узнал дядю Ала еще до рождения. Она хотела с ним обсудить, что нужно делать при беременности и как правильно воспитывать. А вместо этого просто поддалась истерике. Непонятной, необъяснимой. Кажется, она даже поджала под себя ноги (насколько это было возможно в платье) и пыталась бить кулачками спинку софы. Рев сравнивался по масштабам с шумом водопада или же с работой плакальщиц. Ох, и неблагодарная же работа, кстати говоря. Эмма плакала, отчаянно, по-детски. Она топила слезах и обиду, и гнев, и свою юность в барах и клубах, и возможность вновь когда-нибудь стать сумасшедшей девчонкой. Она оплакивала счастье, нежданно свалившееся на голову. Все подряд и ничего сразу. Однако, она ревела так, что не заметила как плюхнулась на софу всей тушкой, уткнувшись лицом в мягкий материал, из которого она была сделана. А так как Ал по-прежнему находился там же, то и ему досталось от удара Эммы о диван. Она упала своим животом прямо на колени Руссо. При желании он мог бы себе даже вообразить своеобразное знакомство с малышом. И подумаешь, что его мать там ревет? Главное, сама картинка - на софе Алекс, через него мостиком перекинулась ревущая Роуз. Красота!
-Ал, я...я...- истерика была полномасштабная, аж дыхание сбивала, -Я больше не могу так, Аааал!

Отредактировано Emma Roze (2012-06-27 01:00:10)

+3

12

Как бы Алекс Руссо не старался уберечь всех и вся от жизненных неурядиц, несправедливость постоянно отнимала у него этот шанс. Сколько раз он пытался уберечь Серену, своих немногочисленных пассий, брата, коллег по работе, друзей и знакомых, а эффект граблей еще никто не отменял. Но была у Ала еще одна положительная черта - после совершенной ошибки он никогда не грозил пальцем и не говорил что-то вроде "я же говорил, а ты не слушала". Он молча принимал сказанное как факт, после закатывал рукава по локоть и принимался делать все возможное и невозможное, чтобы вытащить близкого человека из беды. По сути, Алекс совершенно прав. Чего пустословить, если беда уже приключилась? Вместо этого следует бросить все силы на решение проблемы, а не на занудные речи.
Эмма Роуз не являлась исключением из этого золотого правила. Возможно, ошибки она не совершила, да и язык не повернется назваться будущего малыша ошибкой, но кто там знает что у юной девушки в голове.
- Обещаю, обещаю! Только...Алекс, ты и так знаешь меня больше, чем почти все остальные. Правда.
На мгновение Ал опешил. Ему никак не удавалось поверить в то, что на его долю простого стоматолога выпала такая честь. Доверие и дружба - самые важные и дорогие качества, которые, порой, дороже всех материальных благ. Лично для Руссо так точно. Он мягко улыбнулся, обнимая Эми взглядом, безмолвно благодаря за только что сказанные слова.
Как жаль, Эмма, что я не могу ответить тебе тем же, - подумалось Руссо, когда он вспомнил о любовной неудаче с Мими.
Молодой доктор был уверен, что однажды настанет тот день и час, когда ему удастся набраться смелости, чтобы вывалить всю правду-матку на бедную голову своей ассистентки.
- Алееекс, - неожиданно возобновился поток слез. - Я не могу, я не хочу...я не выдержу вредных детишек. Боюсь. Алекс, я боюсь!
Ал отметил про себя, что Роуз вновь начала поддаваться истерике. Мужчина сначала запаниковал, так как женские слезы всегда вводили его в ступор, но после взял себя в руки. Это же Эми, в конце-то концов, а не кто-то там. Руссо отбросил всю свою напускную серьезность и стал просто Алом. Тем самым, кого так любили и ценили друзья.
- Эми, послушай меня, - Алекс взял девушку за плечи. - Ты не должна бояться. Во-первых, у тебя есть Тони. Во-вторых, у тебя есть я и поверь мне, я в же в лепешку расшибусь ради вас. Ребенок не крокодил, он тебя не съест и даже не покусает. Общими усилиями мы справимся, не смей себя накручивать раньше времени. Все будет хорошо.
Последняя фраза прозвучала особенно убедительно. Доктор Руссо из последних сил старался достучаться до Эммы, доказать ей, что беременность - это еще не конец света.
Девушка ударилась в рассказ о том злополучном дне в больнице, а Алексу никак не удавалось скрыть своего удивления. Чем больше Эмма говорила, тем больше у молодого доктора дух захватывало. Да, пожалуй, бедняжке Роуз было очень и очень не сладко, да и сейчас картина не изменилась. Ал искренне проникся чувством жалости и безграничной заботы, адресованной этой девушке. Теперь Руссо не будет слепым идиотом, теперь он будет заботиться об Эмме, как бы заботился о Серене, окажись она в положении. Не дай Бог, конечно, но сравнение более чем удачное.
Еще больше Алекса так и подначивало спросить о каких следах от ударов говорила Эми, но перебивать Руссо не стал. Он спросит, он еще спросит, но не сейчас.
- С тех пор прошел месяц, Ал, месяц. Они мне до сих пор не позвонили и не написали. И Стелла почему-то тоже. Я боюсь, - жалобно пропела девушка.
- Хочешь я с ними поговорю? Я уверен, Стелла поймет. Она же твоя сестра. А родителей я могу взять на себя. Ты хочешь? Ты хочешь? Ну что мне для тебя сделать, Эми? - взмолился Руссо.
В данный момент Алекс был готов решительно на все. Он был готов взять на себя родительский удар, готов был пойти к Стелле. Как никак, а они дружили и дружили крепко. Ал сам удивлялся, как ему удавалось находить с этой язвочкой общий язык, но она ему нравилась. Именно поэтому Руссо был уверен, что Стелла поймет свою сестрицу.
А Эми тем временем захлебывалась слезами. Она ревела, нет, рыдала белугой, то и дело шумно всхлипывая. Ал совсем растерялся, он не знал что должен сделать, не знал куда бежать. То ли за водой нестись, то ли за успокоительным, то ли просто крепко обнять бедолагу. Тут девушка с грохотом рухнула на софу, перегибаясь через Руссо. Признаться, он опешил, попытался отпрянуть назад, но сделать это было не так-то легко. Хвала небесам, хрупкая Эмма не отдавила ничего жизненно важного (если Вы понимаете, о чем я), иначе бы Алекс рыдал вместе с ней.
- Ал, я...я...- девушка захлебывалась истерикой. - Я больше не могу так, Аааал!
Нужно было что-то делать. И это "что-то" невозможно сделать здесь, в кабинете стоматолога, куда в любой момент могут ворваться очередные посетители. Да-да, именно ворваться, Вы не ослышались. Нагло, беспардонно, ворваться.
Господи, что мне делать то?!
Алекс не смог придумать ничего лучше, чем увезти девушку к себе домой. Привести ее в чувства в родных стенах будет гораздо проще, чем в больнице. Мужчина поднялся на ноги, пока Эми заливалась слезами и снял с себя белый халат. Это означает, что рабочий день на сегодня уже окончен. У Руссо вполне могут быть проблемы с начальством, но моральное состояние Роуз его волновало в сто крат сильнее. Алекс очень быстро собрал со стола свои вещи, прихватив с собой ежедневник, где Эмма ведет запись пациентов, и обратился к девушке.
- Пойдем, - Ал протянул ошарашенной Эмме свободную руку.
Роуз удивленно посмотрела на своего начальника, но спорит не стала. Уже через несколько минут парочка спустилась в холл, где Ал передал заветный ежедневник коллеге из регистратуры с просьбой перенести сегодняшних клиентов на завтра. Девушки за стойкой недоумевающе оглядывали заплаканную Эмму, которая старательно прятала лицо.
Не зря Ал намеревался увести Роуз к себе. Ведь где же иначе  она сможет успокоиться вдали от любопытных глаз?
Ох, Эмма, Эмма. Откуда же ты свалилась такая на мою голову?

+1

13

Потрясающая способность Алекса сконцентрироваться на проблеме вовремя мешала ему включить мягкость. Как ни странно, это продолжалось довольно долго, аж до того момента, как Эми не заплакала. Удивительная эта штука - женские слезы, у мужчин отключается мозг сразу же, ну а дальше...уже по разным сценариям. Кто-то превращается в каменного истукана, а кто-то соображает поддержать ревущую дамочку добрыми словами. И как же только Руссо удалось собрать мозг в могучую кучку и выбрать линию поведения под номером два? Одному лишь святому баклажану известно. Впрочем, за что Эмма ему и благодарна. Всей душой.
- Ты не должна бояться. Во-первых, у тебя есть Тони. Во-вторых, у тебя есть я и поверь мне, я в же в лепешку расшибусь ради вас. Ребенок не крокодил, он тебя не съест и даже не покусает. Общими усилиями мы справимся, не смей себя накручивать раньше времени. Все будет хорошо.
Рассматривая сквозь пелену слез лицо Алекса, девушка лишь смогла про себя отметить, что он не врет. Искренне переживает, ну или же, по крайней мере, ему отлично удается делать вид, что ему не все равно. И почему она, собственно, вываливает на него собственные проблемы? Ладно бы, это был его ребенок, все претензии-вопросы-просьбы были бы вполне объяснимы, а тут нет...тут все совсем иначе. Начальник, который энное количество времени назад осмелился взять на себя ответственность за чужую сестру, теперь еще согласен и сделать из себя котлетку ради ее же ребенка. Либо ты невыносимый гений, либо самый восхитительный из всех дурачков на Земле,- пролетела мысль сквозь облако дурацких мыслей, адресованная Алу. А тут еще и ее рассказ о родителях разжалобил беднягу настолько, что он уже сам чуть не плакал, прося непутевую Эмму пояснить, что она конкретно от него хочет. Вот они, мужчины, им нельзя жаловаться только лишь ради самого процесса, надо поставить четкую задачу и сказать, как ее решать. Типа: "мне плохо, поэтому обними меня, купи мороженку и покроши в фарш того чувака, который криво на меня сегодня посмотрел". А уж совсем не: "милый, я сломала ноготь, аааа, жизнь кончена!"  На самом деле, и второй вариант действует, но только на определенную группу мужчин. Не будем здесь уточнять, каких именно, ибо к делу это не относится.
- Хочешь я с ними поговорю? Я уверен, Стелла поймет. Она же твоя сестра. А родителей я могу взять на себя. Ты хочешь? Ты хочешь? Ну что мне для тебя сделать, Эми?
Алекс сидел в прямом смысле истуканом, не пытаясь переложить девушку в сторону...или же обнять там ее. Просто сидел и молился о пощаде в виде ее решения об участии стоматолога в акции спасения несчастной тушки Роуз. Ну и, конечно же, она не могла подставить его, сказав, что ей ничего не надо, и притом продолжить рыдать, ну не могла. Надо было попросить его хоть о чем-нибудь, дабы доктор почувствовал себя нужным, а не просто подушечкой под животом. Хотя, если подумать, таковым он и не являлся. Но все же приятно иметь под собой чужие коленки, готовые защищать ее ребенка до потери пульса. Ребенка. Хохохо. Он уже похож на червячка или еще нет, интересно? Что-то лезть в энциклопедии девчушка не имела ни малейшего желания.
-Я бы...была бы тебе бл...благдо...благодарна, если бы ты...- сквозь слезы давила она из себя слова, искренне надеясь, что своим немудреным маневром не отдавила Руссо локтем что-нибудь жизненно важное и необходимое впоследствии для настоящей семейной жизни. Интересно вот, кстати, а вдруг у него уже есть внебрачные дети? - пришла не вовремя дурацкая мысль о жизни самого начальника, -Было бы здорово, если бы наши дети были одного возраста. Они бы вместе играли, а то и вообще поженились бы...у нас бы были общие внуки. Но непременно Морганчики, хахах, - мысль полетела со скоростью ветра так, что даже собственные всхлипы перестали быть слышными, Эми даже улыбалась сквозь слезы, хоть это и не было видно. Однако, она отвлеклась и забыла даже, о чем говорила, -Если бы ты поговорил со Стеллой...было бы прекрасно. Я не знаю, почему и как мы не общались...Кажется, она на меня не обижалась в последний раз, - зашептала Эмс, чтобы сэкономить собственные силы. Но доктору было не до того. Может, девушка ему все-таки что-нибудь отдавила? Ну, не важно. Сам факт - Руссо аккуратно сложил малышку Роуз в сторону, поднялся и стал шататься по кабинету, как голодный медвежонок. Любопытство пересилило истерику, и вот уже Эмма лежит на софе лицом кверху и тихонько наблюдает за доктором. Он решил от меня сбежать? Ну вооот, отлично, довела человека! А вот и он, кстати. Не решился уйти по-английски, ах, как жаль! В данной ситуации лучше было бы именно это.
- Пойдем,- без лишних слов и телодвижений он протянул девушке руку и помог подняться. Она лишь удивленно таращила на него свои глазенки, как баранчик на новые ворота, и старалась меньше спрашивать. Оперлась на его конечность и потащилась к выходу. Молча. Вытирая свободной рукой слезы. Они спустились, игнорируя чужие взгляды и перешептывания, вышли из больницы. Руссо усадил девчушку в свою машину, сам сел за руль и укатил. Для всей больницы это была бы очередная свежая сплетня, если бы почти все присутствующие не знали бы о том, как относится Алекс к своей ассистентке. Сейчас их это не волновало, куда повез, зачем. Ясно же, что ничего плохого не случится. Эми же сидела в машине, на привычном месте "штурмана" и, пялясь в окно, вытирала кулачками слезы. В стекло головой ей мешало биться только то, что автомобиль чужой, а стекло уж чересчур больно врезается в лоб. Доктор до сих пор не произнес не единого слова после его предложения уйти. Пришлось же как-то начинать разговор самой, чтобы он не подумал случайно, что она умерла. И он перевозит чужой трупик. Даже два, если учитывать мелкого в пузе.
-А куда мы едем?- подала она голос, наконец, -А зачем?
Казалось бы, какая ей разница? А нет, все равно не бывает, оказывается. Ехали они долго, и девушке даже показалось, что она уснула, потому что к ней в голову стала являться мать и говорить ей, что любит свою непутевую дочь. А потом отец вновь звонил и звонил по телефону, почему-то разговаривая голосом Росса из "Друзей". А потом Тони стал приплясывать жигу-дрыгу на пару со Стеллой. Это параллельная вселенная? Где я? Она пыталась проснуться, но никак не могла, поэтому пыталась вслух договориться с призраками о том, чтобы они ее отпустили обратно. Вот такой вот заглюк...
===> 21 street 13/79
...Кажется, так прошел час или два, а, может, и неделя. Она не помнила, да и не хотела узнавать правду. Может, там всего минута? Открыв глаза, удивленно посмотрела на Алекса и вопросила:
-Долго я спала? Где мы?
Кажется, он даже что-то ответил, но смотрел так обеспокоенно, что девушка побоялась что-либо еще говорить. Посмотрела в окно и сиииильно так удивилась, узнав за ним дом начальника. Что? Это не шутка? Алекс, Алекс...Ахахах! Да-да, доктор привез ее в...свою собственную берложку, как галантный кавалер, приоткрыл дверь, подал руку и сопроводил ее внутрь. Позволив Алексу помочь ей пройти в квартиру, Роуз была настроена лишь на болтовню.
Она хихикнула, воображая, как доктор вместо юной Роуз представляет ветчинку. Или же листик капусточки. Или же борщ. Ах, борщ, ммм, слышала про такое блюдо! Говорят, потрясающее! А вот еще интересный момент, Серена же не будет против, что она тут снова оказалась? Бойни на помидорках ее организм больше не выдержит.
-А что мы будем делать? Включим Дисней?
Хаха. Будущая мать, называется. А хотя нет, все логично! Вместо слез лучше смеяться над каким-нибудь дурацким фильмом про дружбу и всепрощение, почему бы и нет?
-Давай лучше поговорим?- предложила более спокойную идею Эм, устраиваясь поудобнее в гостиной на диванчике, по привычке поджав ноги. И только потом, засмущавшись, вытягивает их из-под себя, садясь, как положено приличной леди.

Отредактировано Emma Roze (2012-07-02 22:51:10)

+1

14

Удивительно, как быстро мир может сузиться до одного лишь человека. И сейчас этим человеком была Эмма Роуз, так отчаянно нуждающаяся в поддержке нашего героя. Ал бы почувствовал себя ничтожеством, если бы проигнорировал стремительные перемены в жизни этой юной особы. Не чужие друг другу все таки.
- Долго я спала? Где мы? - спросила Роуз, очнувшись ото сна.
- Я отвез тебя к себе домой, - Ал приглушил мотор автомобиля. - Ты так крепко спала, я не решился тебя побеспокоить.
И пусть Эмма уснула на пятнадцать минут, Алекс посчитал этот сон спасительным явлением, которое в состоянии хотя бы на несколько пресловутых минут разгрузить голову и без того многострадальной девушки.
Дома Алекса и Эми встретил Пит, несказанно обрадовавшийся нежданным визитом своего любимого хозяина. Пес вилял хвостом и крутился вокруг Эммы, словно говорил "Уууу, хозяин, ты еще и гостей к нам домой привел!"
- Давай, иди отсюда, Пит, не до тебя сейчас, - Ал легоконько отпихнул пса в сторону, пытаясь просочиться в собственную квартиру. Тот не растерялся и прильнул к ногам девушки.
Все как всегда. Подлиза, - обреченно подумалось Руссо.
- Располагайся в зале, - Алекс не стал показывать девушке направление, ведь она и без того неплохо ориентируется в апартаментах молодого доктора.
Сам Руссо отправился на кухню, чтобы сооружить для своей гостьи фуршет на скорую руку. Он не был уверен в том, что она голодна. Он не был уверен в том, хочет ли она соленый огурец или кремовый торт, поэтому решил притащить в гостиную все и сразу.
- А что мы будем делать? Включим Дисней? - Роуз прокричала из зала запропастившемуся Руссо.
- Как пожелаешь, - в такт ей выкрикнул Ал, в голове которого уже родилась одна идея.
Чтобы поднять Эмме настроение...Нет, не так. Чтобы приободрить будущую мать, Алекс решил прибегнуть к способу, который выручал его не один десяток лет.
Был у Алекса Руссо один рецепт на все времена. Когда Серене было пять лет и она дула губки - всегда срабатывало. Когда Серене было пятнадцать - тоже срабатывало. Когда Серене стукнул двадцатник, не поверите, тоже срабатывало. А все дело в том, что только Алу удавался секрет никому неизвестного какао-лакао. История его такова.
Одним хмурым вечером одна хмурая девочка с глазами невиданной красоты, закрылась в своей комнате. Объявила голодовку, между прочим. Что же делать молодому студенту, опаздывающему на свидание? Да, на свидание, Вы не ослышались. И такое случалось в жизни Руссо. Вообщем, Ал заявился в комнату к Серене с большой кружкой какао, приготовленному по собственному рецепту (проще говоря, Ал закинул туда все шоколадно-зефирные сладости, какие нашел дома) со следующими словами "Пухлик, я приготовил для тебя какао-лакао. Какао-лакао. Какао-лакао. Я буду повторять до тех пор, пока ты не улыбнешься".
И вот, под занавес всех приготовлений, вплывает наша Золушка в гостиную с огромной чашкой какао-лакао и прочими вкусностями.
- Эми, я приготовил для тебя какао-лакао, - тут у Алекса случилось дежавю, он, как дурак последний, замер на месте, не сразу придя в себя.
- Ну и вот тут...- мужчина кинул скромный взгляд на сооруженный фуршет.
Остатки былой роскоши - так Серена называла все, что оставалось после приема гостей в доме Руссо. А случился он, к слову, совсем недавно.
В гостиной тут же нарисовался Пит и принялся клянчить подачки. Даже суровый взгляд хозяина не смог заставить этого прохвоста удалиться в коридор.
Ну что мне с ним делать? - недоумевал доктор, присаживаясь рядом с Эммой и торжественно вручая ей в руки заветный напиток.
На диване валялся плед, под которым Руссо-младшая иногда засыпает, если ленится дойти до собственной спальни. Ал не растерялся и накинул его на голые ноги Эммы. Беременная женщина - священный сосуд. Не согреешь ей ноги - сожрет целиком. Не сделаешь комплимент - настигнет та же участь. Откуда Алекс владел столь ценной информацией - история умалчивает.
- Как ты себя чувствуешь? - обеспокоенно спросил мужчина. - Знаешь, мне бы не очень хотелось лезть в аптечку и пичкать тебя Бог знает какими таблетками.
И все же Ал надеялся решить ситуацию с временным недомоганием и истериками Роуз мирными путями. Ванильный Ал прибегал только к ванильным методам. Он с легкостью может утопить в своей ванильности кого угодно, так что я никому не советую сталкиваться с ним в после или пред обморочном состоянии. А если вы беременная женщина, то и вовсе бегите от этого ненормального дворами, иначе он заванилит Вас до смерти. Эми, намек понят?

+1

15

Телевизор включать не стала. Нет, зачем? И без него хватает ужасов в нашей жизни. Ведь если там умудрятся вставить новости - все, прощай равновесие нервов в природе Эм. Начнется водопад слез, Ала и Пита смоет на кухню, и они больше никогда не будут звать беременных в гости. И все-таки, беременная - жуткая слово. Как будто какая-то не такая. Как все. Хотя с другой стороны - очень даже приятно звучит. Вроде бы. Над этим еще уйма времени, чтобы подумать, целых восемь месяцев впереди. И куча важных разговоров. С родителями. Да и с Тони тоже. Она даже вновь погрузилась в свои проблемы, несчастная девушка, даже Пит, бегающий из кухни в гостиную и обратно...как-то не очень помогал. Хотя любовь Роуз к этому животному была колоссальная - милая, шаловливая псина всегда спасала от плохого настроения, готова была подставить лапу в самые сложные моменты жизни.
Из соседней комнаты раздается подозрительный звон, странные шумы и вздохи... Кажется, Алу либо плохо, либо он решил устроить грандиозное представление. Хорошо бы второе, а то две унылых моськи на квартиру - как-то уж слишком. А потом наступила совсем уж жуткая тишина. И топот маленьких ножек...В смысле, тихие шаги Руссо начали приближаться к комнате. Только пожалуйста, если ты случайно воткнул себе нож для разделки мяса в голову, Алекс, не подходи близко, я упаду в обморок!
Входит молодой доктор. С огромной кружкой и кучей вкусностей. В ней, чашечке, внутри что-то ароматное и дымящееся.
- Эми, я приготовил для тебя какао-лакао, - что он принес? А? Кто-нибудь услышал это верно? Или это повсеместный глюк? Какао-лакао? Не шутки? Ай да Ал, ай да молодец!
-Что-что? - переспросила Роуз, смеясь, -Какао-лакао? - повторила она, уже спокойнее, внимательно рассматривая содержимое кружки, -Ал, это правда можно пить или это просто, чтобы посмеяться?
Ну мало ли. Такие забавные названия "просто" блюдам не даются. А тут, видимо, исключение. Вон даже стоматолог подтвердил. Ему-то точно можно верить!
Под ногами уже крутился Пит, выпрашивая еду. Девушка, улыбнувшись, одной рукой потрепала ему за ухом, попутно...решившись на одну мысль:
-Слушай, а если у Пита когда-нибудь...будут дети, ты мне отдашь одного щеночка? Я его Баклажаном назову, - мечтательно протянула Эм. Странное желание назвать животное в честь пищи, кажется, не вызвало у нее самой никакого дискомфорта. Наоборот, как будто так и звучало!
На ноги мужчина ей накинул плед, отчего почему-то стало уютно и тепло именно на душе. Как хорошо же иногда сидеть, когда никто не трогает, не мучает. Как здорово пить какао и слушать дыхание своего друга, а также сопение его любимой собаки. Так мило и неподражаемо!
-Если честно говорить, - а Роуз всегда была честна с Алексом, -То вроде бы все уже нормально, я успокоилась. Хотя какой-нибудь успокаивающей штучки не помешало бы...Кстати, какао - просто высший класс, Ал, научишь рецептику? - хитро улыбнулась она.
Маленький белый и пушистый доктор Руссо улыбался так, что самочувствие улучшалось на раз. Проходила головная боль, усталость в ногах и вечные позывы в туалет. Он просто юный Кашпировский или кто-то там, который орет "встань и иди!"  А пациент вскакивает, бежит куда-нибудь и ором бабуина оповещает всех: "получиииилось!" или же "заработалоооо!" (ну в последнем случае речь идет, конечно же, уже не о ногах. Особенно у мужчин. Если вы все понимаете, о чем я, ахах).
-Алекс, - тихонько позвала Эми мужчину, вручая ему уже пустую кружку и дохомячивая остатки вкусностей, -Сядь поближе, мне холодно, - действительно, плед согревал только ноги, а вот накрыться им под подбородок девушка догадалась далеко не сразу. Когда мужчина оказался рядом, она положила голову ему на плечо, а этим импровизированным одеялом "утеплила" обе их тушки. Наступила потрясающая по уютности тишина, когда для полного счастья не хватает лишь потрескивания камина. Все есть - и какао, и люди, укрытые пледом, и собачка, задремавшая рядом... А вот еще! Не хватает снега за окном и подвывания ветра. Тогда бы вышла прям картинка из мечт Эми. Почему мы никогда никуда не ездили с Алексом? Здорово было бы устроить корпоратив где-нибудь на лыжном курорте...Ах! Роуз принялась напевать какой-то незамысловатый (слегка грустный, надо сказать) мотивчик, напоминая себе о том, что слишком мало проводит времени со своими друзьями, семья и проблемы слишком заняли девушку, так заняли, что она даже потеряла время. Все быстрей, быстрей, быстрей...а наслаждаться жизнью и некогда. Хочется тишины и покоя, эдакой паузы...
-Слушай, - подняла она голову, глядя с улыбкой, немного грустной, прямо в лицо Алексу, -А о чем ты в детстве мечтал? - странный вопрос в тему ее мыслей, -Сбылось ли что-нибудь?
Эмма слушала ответ, а в мозг закралось очередное сомнение в собственных силах, ведь ребенок - не шуточки, она сама ничего не знает, ничего не умеет. Пусть даже за последний год девушка очень выросла (не в плане роста, само собой), все равно - осталась такой же малышкой. Удастся ли ей справиться со всем этим?
-Как думаешь, я смогу стать хотя бы более или менее хорошей мамой? - намучившись с этим вопросом, она попросту решила переложить за него ответственность на другого, со стороны все-таки виднее, -Я ведь даже о людях заботиться не умею совсем, ты же знаешь, - зато Эм умеет шутить про баклажаны...и на этом все. На подобном далеко не уедешь, а уж тем более, в безоблачное будущее, -Ты сам идеальным отцом будешь, я уверена, вон, даже за Эськой ухаживаешь, как за дочурой. Ну, и за мной тоже, - она скромно опустила взгляд в пол, на спящего Пита, -Да, чаще всего, именно за мной. Ты только не бросай меня со всей этой беременностью, хорошо?
Снова начинает не хватать тепла. Опять холодно. Не телу, душе. Почему же так хочется туда, где останавливается время? Не на море, нет, к снегам, к горам, к успокоительной прохладе.
-Давай как-нибудь соберем человек пять и уедем в отпуск, а? - сейчас Ал удивится и свалится с дивана, а что поделать, если у его неразумной ассистентки в голове одно, а на языке другое. Порой, бывает, она так задумается, что скажет совсем не то, что хочет. Хотя направление сего очень даже правильное.
-Или вообще купим искусственного снега, будем готовить глинтвейн и забацаем вкуснющую индейку? И печенюшки? Вот прям в августе? Полгода до Рождества? - полгода или меньше, Эм принципиально не стала считать, ибо как-то и так прозвучало все довольно мило и соблазнительно. Разумеется, про еду. А как же еще. Это святое. Особенно для этих двух (а если считать Пита, то и трех) хомячков. Хрум-хрум, шмяк-шмяк, пища едет к нам, чувак!

Отредактировано Emma Roze (2012-07-27 14:13:00)

+1

16

Эмма решилась отведать чудодейственного напитка, что не могло не радовать нашего героя. Юная Роуз еще не подозревает, но сей напиток со странным названием действительно способен поднять настроение кому угодно. Одно название чего стоит.
- Ал, это правда можно пить или это просто, чтобы посмеяться? - отосмеявшись, спросила девушка.
- Можно, почему же нельзя. Серена жива осталась, а это значит, что и твоему здоровью ничего не угрожает, - Алекс подмигнул Роуз, расставляя всевозможные вкусности на маленьком столике.
Хотя кто знает, вдруг у Серены Руссо уже выработался иммунитет к стряпне своего братца? Действительно, лучше бы он у нее был.
- Слушай, а если у Пита когда-нибудь...будут дети, ты мне отдашь одного щеночка? Я его Баклажаном назову, - протянула Эми, которую понесло куда-то не в ту степь.
Ал не сразу успел переключиться на новую тему разговора, соображая, к чему все же клонит его ассистенка, а когда понял, то улыбка на лице молодого доктора расстянулась от уха до уха.
- Конечно, Эми, о чем речь, - утвердительно кивнул Руссо, усаживаясь рядом с Роуз на диване. - У Пита даже появилась подружка, правда, дружок?
Лирическое отступление - Алекс кинулся в красках рассказывать Эмме о красавице Джун, золотистом лабрадоре из парка, в котором обычно Ал и Этьен выгуливают своих любимцев. Пит давно положил глаз на Джун, но в силу своей природной скромности так и остается ее безмолвным фанатом. Руссо даже поделился с Роуз идеей о совместных щенках, да и хозяйка Джун положительно высказалась по этому поводу. Почему бы нет?
- Вроде бы все уже нормально, я успокоилась. Хотя какой-нибудь успокаивающей штучки не помешало бы, - Алекс нахмурился и пристально посмотрел на Эмму.
Вопреки всеобщему мнению о том, что врачи до зубного скрежета любят пичкать себя и своих домочадцев таблетками, Ал был яростным противником бессмысленного поглощения лекарств. В данной ситуации он считал, что Эмме не нужны таблетки, ей просто нужен друг. Такой, как Алекс Руссо, готовый примчаться на своем белом коне и спасти будущую мать от душевных мук.
- Кстати, какао - просто высший класс, Ал, научишь рецептику? - Роуз хитро прищурилась и хихикнула, чем вызвала довольную улыбку на лице Руссо. Аллилуйя, ей понравилось!
- Все очень просто, - Алекс кинулся в объяснения, жестикулируя кистями рук. - Берешь какао, берешь сладости, все, Эмма, все сладости, что есть в доме и смешиваешь. Вот такой вот нехитрый рецепт, детям еще рассказывать будешь.
Алекс и Эмма дружно рассмеялись. Наш дорогой Руссо ну никак не мог представить себя в роли отца семейства, который готовит своим отпрыскам какао-лакао. Благо, эта роль досталась Тони, можно дышать спокойно.
- Алекс, сядь поближе, мне холодно, - робко позвала мужчину Эм.
Мозговой тормоз включился раньше, чем газ, именно поэтому Руссо подскочил с места, чтобы прикрыть форточку, раз Эмма замерзла, но девушка намекала далеко не на это.
Вряд ли она хочет, чтобы я закрыл окно, - Ал улыбнулся себе под нос, ругая собственную недальновидность.
Роуз положила усталую голову на плечо Руссо, а сам доктор положил одну руку на плечи Эммы, притягивая ее к себе. Для этих двоих наступил момент практически семейной идиллии, во время которой Ал в сотый раз сетовал на то, что не является малышке Роуз ни отцом, ни братом. Да даже дядей двоюрдным не является, а это тоже обидно.
- А о чем ты в детстве мечтал? Сбылось ли что-нибудь? - Эми неожиданно озвучила свой вопрос, вытаскивая Ала из бездны собственных мыслей.
- Я? - мужчина посмотрел на девушку сверху вниз. - Я мечтал стать врачом. Мечтал воспитать Серену, мечтал купить квартиру, мечтал стать хорошим человеком. А что из этого сбылось - что нет, решать тебе.
Алекс мечтательно улыбнулся. Все верно, он с самых юных лет ставил себе одну задачу за другой, не замечая побед или достижений. Со стороны оно всегда виднее.
- А ты? - немного помедлив, добавил Руссо и потеплее укрыл своего замерзшего сахарочка пледом.
Алу не привыкать перескакивать с одной темы на другую, но Эмма скакала слишком быстро. Собаки, какао, детские мечты и желания, а теперь неуверенность в том, что сама Роуз сможет стать более ли менее хорошей мамой. Нет, ну Вы слышали это? Более ли менее хорошей мамой.
- Смеешься, да? - Алекс вновь посмотрел на свою ассистентку сверху вниз. - Ты будешь замечательной мамой, лучшей из тех, что я встречал.
В подтверждении своих слов Ал чмокнул Роуз в макушку и продолжил свою речь.
- Как это не умеешь заботиться? Я бы попросил не говорить ерунды. А кто заботился обо мне весь год? Если бы не ты, Эмма Роуз, меня давно бы замучили гастрит на пару с бессонницей.
И это чистая правда. Вы встречали кого-нибудь веселее Эммы? Ал был уверен в том, что она справится с ребенком, сможет найти с ним общий язык. Хоть один плюс от того, что Роуз, по сути своей, и так является большим ребенком.
- Я не брошу тебя, перестань уже сомневаться во мне, - Алекс взял руку Эммы в свою и крепко-крепко сжал ее, чтобы из головы юной девушки вылетели глупости подобного рода.
Не умел наш Руссо бросать людей. Вот не умел и все тут. Пусть человек принесет ему много горя и обиды, он все равно не откажет в руке помощи. Что же тогда говорить о близких людях? Ради них Ал в лепешку разобьется с самой высокой крыши Сакраменто.
Когда Эмма в очередной раз перескочила с одной темы на другую, Алекс еще раз убедился в том, что бедная девочка переутомилась.
- А идея с отпуском мне понравилась, - одобрительно кивнул головой Руссо, свободной рукой потянувшись за диванной подушкой. - Давай обсудим это завтра? Мне показалось, что ты устала.
Учитивый доктор подпихнул под спину Эммы подушку, если вдруг он предпочтет переметнуться с его плеча на мягкую подушечку. Но девушка не спешила, она сильнее прижалась к Алексу и зевнула.
Ребенок. Ребенок, да и только.

+2

17

-У Пита? Подружка? Да он у нас мачо! Молодец, Пит! - радостно наклонилась и потрепала Эм пса за ушком. А что, он молодец, не сидит на месте. Пусть и стесняется, но, вполне возможно, через полгодика-годик...решится, наконец, и появятся щенки. И один из них будет принадлежать Роуз. А можно и два выпросить, одного подарить родителям на годовщину. Хороший подарок, у мамы постоянно глаза блестят, когда она на собак смотрит.
И тут доктор начал подробно расписывать рецепт приготовления чудо-напитка с названием какао-лакао. Страшная сила вообще, что уж там.
-Ахаха, Алееекс, - задыхаясь от смеха, протянула Эми, -Боюсь, от моих сладостей у всех детишек будет кариес! Давай лучше ты будешь приходить по воскресеньям и готовить его на ланч? М?
Получив относительно внятное согласие и заключив определенную договоренность, оба рассмеялись так, что аж стенки задрожали. Тут во всем виновато воображение наших дорогих героев. И никто другой.
Для Эммы наступило ТО САМОЕ время, чтобы подумать. Обо всем подряд и ни о чем. Пока Алекс мысленно ведет с собой нешуточные бои (что наверняка), пока он же отвечает на ее вопрос. У Роуз есть время, чтобы заглянуть внутрь себя. А чего ты, собственно, хотела, дуреха? Чтобы он тебе внезапно оказался троюродным дедушкой по тетушкиной линии? Или же крестным племянника младшей сестры мужа старшей сестры мамы? Как все сложно-то! Действительно, ничего не сделаешь, ну чужие они друг другу по крови, зато если так не знать - очень даже схожи оказываются. Многие пациенты путают их. То принимают за семейную парочку, то за любовников, то за брата и сестру, то за крестного и крестницу (да-да, даже такое бывало). Как говорится, в меру испорченности судят.
-Ал, - прикрыв глаза, посерьезнела разом Эмма, отвечая на звуки голоса мужчины, -Ты знаешь, у тебя сбылось все. Начиная от врача и заканчивая Серенкой и собственной реализацией. Я горжусь, что знакома с человеком, чьи поставленные цели были достигнуты. Да, Ал, это не детские мечты. Детские мечты...это что-то вроде пони в подарок на день рождения или же мир во всем мире. Впрочем, не мне судить, ты прав, - поправилась девушка, заметив хитрый взгляд Руссо, -Как-то я в основном мечтала, вот будешь смеяться, да? О мире в семье. Вот смотрела на родителей, у них такая любовь, такие взаимоотношения шикарные, что у нас не квартира была - а мексиканский сериал. Можно было приходить и смотреть, как папа носился по дому с цветами за мамой в стремлении ее поцеловать. Да только вот с сестрой не ладили, поэтому и была моя детская мечта такова - поладить с Эллкой. Сбылось ли это? Лишь отчасти. Мы меньше ссоримся, любим друг друга, но иногда проскакивают все-таки молнии воспоминаний. Я мечтала стать такой, как мама. Отличной матерью, идеальной женой. Знаешь, кажется, мне до этого еще очень далеко.. - продолжила рассуждать Эм, чувствуя, как ее снова начинает клонить в сон. Издержки производства, что называется. Проще говоря - бывает.
Девушка почувствовала, как плед начинает греть все тело, это значило всего лишь, что Ал укрыл ее теплее. Ох, прекрасна жизнь, когда о ней не задумываешься! Она приоткрыла глаза и, улыбаясь, посмотрела на юного стоматолога, который с заботой смотрел на нее сверху вниз.
- Ты будешь замечательной мамой, лучшей из тех, что я встречал, - тут он чмокнул ее в макушку. Жест такой привычный, уже такой родной, а сердце каждый раз ухает вниз, как будто бы Алекс ей незнаком, и этот невинный чмок случается впервые, -Как это не умеешь заботиться? Я бы попросил не говорить ерунды. А кто заботился обо мне весь год? Если бы не ты, Эмма Роуз, меня давно бы замучили гастрит на пару с бессонницей.
-Ты наверняка, значит, не встречал ни одной мамы, - рассмеялась девушка и тут же поправилась, -Шучу, шучу! Я рада, что ты так думаешь. Это вселяет надежду в мое сердце..
Она провела рукой по собственной щеке и задумалась. Она? Заботилась? Об Алексе? А разве не наоборот? Сколько вспоминается случаев - всюду он спасал ее попку от приключений.
-Неужели мои разговоры пробуждают внутри тебя сон? А блинчики язву? - попыталась сострить Роуз, -Ох, я очень надеюсь, что смогу всегда радовать тебя хотя бы такими мелочами.
Ее рука в его руке. Умиротворение на душе. Все хорошо, Ал, все хорошо. Вы рядом, вы живы-здоровы, и это главное. Большего и не нужно. Эмма тобою очень дорожит, больше, чем ты думаешь.
-А я никогда в тебе не сомневаюсь, - сквозь борьбу с зеванием ответила девушка, -Ты ж мой отЭц, - вспомнила она его давнюю кличку.
Доктор Руссо заботливо подпихнул под Эми подушку и понадеялся, что она сползет и заснет. Наивный. Юная Роуз никогда не искала легких путей, она крепко-крепко прижалась к мужчине, обняла его одной рукой и слаааавно так зевнула, попутно выговаривая:
-Хорошо, поговорим завтра...А можно я у тебя останусь сегодня? Тони сегодня на ночном дежурстве...
Получив негласное одобрение, девушка последний раз обвела взглядом комнату и потянулась, чтобы взъерошить волосы Алексу. Ну, по давней традиции.
-Ал...мне с тобой так спокойно...и совсем не страшно... Когда ты и Пит рядом... Так и вообще очень здорово...
Ей уже тяжеловато было говорить, глаза предательски слипались, девушка последний раз зевнула и сползла пониже, крепче обхватывая Ала и отдавая себя во власть уютного сна...А там и отпуск, и горы, и снег... И будущие детишки Эммы... И детишки Пита... И все так мило и прекрасно... Наверняка Эм даже улыбалась во сне...

Отредактировано Emma Roze (2012-07-31 02:24:13)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Баклапоки снова в деле!