vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » привет со дна


привет со дна

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://funkyimg.com/i/22YDu.gif

http://funkyimg.com/i/22YDw.gif

Masha & Ant
2007
меж тем моя любовь ебется с кем-то в черногории
ПРИКЛЮЧЕНИЯ МАШЕНЬКИ-НЕДАВАШЕНЬКИ И АНТОНА-ГА... НЕХОРОШЕГО ЧЕЛОВЕКА, В ОБЩЕМ

[NIC]Ant Kravetz[/NIC][SGN]

http://s7.uploads.ru/pm0MR.gif

http://s2.uploads.ru/WkDgG.gif

[/SGN]

Отредактировано Ant Levine (2016-01-06 17:16:31)

+1

2

[NIC]Masha Nabokova[/NIC][STA]מזל טוב[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/26chG.png[/AVA]Мне шестнадцать. Неделю назад исполнилось. Наверное, самый странный день в моей жизни. Даже не день, а ночь. Я прям смущена, как только что дефлорированная молодая лань. Погодите-погодите... Точно.
И вот уже целую неделю (а для меня это действительно срок), я даже не приближаюсь к соседнему дому. В школу хожу окольными путями, лишь бы не приближаться к этому злосчастному дому. Потому что именно там все начало рушится. В моей жизни и так мало стабильности, и если и в этом плане все не останется так же счастливо, как и было, я точно сойду с ума, как моя мама. Все беды от мужиков, - действительно. Мою беду, например, зовут Антоном. Ага, Антон в Англии. Да и я не Элизабет все-таки. Мы ведь лучшие друзья. Или были. Или будем. Чем больше думаешь о всей этой хуйне, больше запутываешься. Но не думать выше моих сил. Эх, Маша-Маша, опять какую-то хуйню сотворила.
И вот в очередной раз я пытаюсь пройти мимо, типа я гордая. А на самом деле - не гордая. На самом деле в кармане парки позвякивают ключи, как будто говорят: "Маш, а Маш, не хочешь сходить в гости?". И я как бы не хочу, но ноженьки мои белые не слушаются меня. И, точно в сказоньке про очередную Машеньку, я стартую к двери в подъезд. Меня, как бы не звали. Ну и что? Звонил ведь? Звонил. А то, что я трубку не брала, так это у меня телефон под ванну закатился и упал с балкона. Короче, я особо не думала на тему "А что же будет, если меня, собственно, не ждут?", потому что в этом доме меня ждут всегда, и какой-то там секс (у кого-то, между прочим, первый) этого не изменит.
И вот уже я поднимаюсь по грязным бетонным ступенькам. Как и любая девочка, оказавшаяся в такой же ситуации, я ударялась из крайности в крайность. Мои мысли скакали всю эту неделю от "мы больше никогда не увидимся" до "я хочу от него детей", а потом к "как режут вены?". Обычно я не такая, и эмоциональностью не заебываюсь. Но тут что-то пошло не так. И пойми тут, влюбилась или стыдно. Не дай Бог первое. Легче сразу взять первый билет до Москвы и помахать ручкой Юнион Джеку. Никакой любви к Антону, никогда. Это то же самое, что любить родного брата. Не по крови, конечно, а по душе. Нельзя так, Маша.
Я открываю обшарпанную дверь. Было бы странно, если бы у меня не было ключа. Я, наверное, самый близкий человек этому долбоебу. Оно и понятно: когда ты практически один в чужой стране, нужен хоть кто-то, кто мог бы открыть твою дверь и проверить, не сдох ли ты. Как всегда играет какой-то странный бит, под который граймит белый кокни из лондонского Ист-Энда. Как всегда сосед куда-то съебался (если честно, я его видела раза два на тот момент, учитывая, что я практически жила в этой кварире, так что не была удивлена). И как всегда... Погодите? Какой-то другой противный звук вмешивается в без того противный бит и ужасную запись. Решение пойти на звук было моей роковой ошибкой. Никак не ожидала такого увидеть. Рука разжалась, ключи брякнулись на старый паркет. Такое ощущение, что тебя ебнули кулаком в солнечное сплетение - сразу сбилось дыхание.
Реакция на звук: вижу его лицо. Или уже не вижу. Глаза как-будто защипало, и комната со всем ее содержимым начала расплываться. Не хватало еще разреветься, глупая малолетка. Чего ты хотела? Любви до гробовой доски? Вы не в тех отношениях. Сама раздвинула ноги - сама виновата.
Больше всего меня удивило тогда то, что деваха под Егором тоже была удивлена. На самого Егора я не могла смотреть, это было выше моих сил. Так мы и пялились с голой британкой друг на друга. Почему она британка? Ну, она что-то там спрашивала. Типа кто это такая, что она тут делает. Но всем было похуй. Несколько секунд, и шок прошел.
- Ой, блять, - сказала я дрожащим голосом, вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.
Для меня это было предательство. Укол, который я ощутила только сейчас, поняв, что на меня не смотрят. Чувство полного разочарования в человеке. В романах о любви в такие моменты пишут "она подарила ему себя, а он отплатил ей изменой" или что-то типа того. Не так важно. Важнее было то, что за дверью кто-то матерился на русском и шлепал голыми стопами по паркету. Пора смываться, Маш. Сейчас Антон последний человек, кого ты хочешь увидеть. Самое ужасно во всей этой истории то, что тебе не кому об этом рассказать. Единственный, с кем бы ты могла поделиться, оказался в римфу - гондоном.

+1

3

[NIC]Ant Kravetz[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/ftqJG.png[/AVA][SGN]

http://s7.uploads.ru/pm0MR.gif

http://s2.uploads.ru/WkDgG.gif

[/SGN]Неделя. Семь долгих, тянущихся как моча у паралитика, дней. Четверть месяца. Хуева туча часов, минут, секунд тишины и полного отсутствия какой-либо связи. Целой ебаной недели ей не хватило на то, чтобы встретиться со мной или хотя бы просто ответить на телефонный звонок, количества которых могло бы хватить, чтобы достучаться до мертвого, но только не до Набоковой. В какой-то момент мне показалось, что мы с легкой руки поставили жирную точку в наших отношениях и перечеркнули все, что было до этого и могло бы быть после. ОНА поставила, если быть точнее. Ее шестнадцатый день рождения прошел совсем не так, как мы того ожидали. Хотя, день-то как раз прошел отлично, но ближе к ночи мы уже были готовы совершать роковые ошибки и, собственно, на одной только мысли об этом не остановились. Глупость, ошибка, безумие. Наверное, именно так она называет ту ночь. Возможно, ей просто стыдно за то, что было. Я ведь и не знаю, между прочим, как ведут себя бабы, после своего "посвящения" во взрослую жизнь. Может, они все после первого секса исчезают в туман на месяц, пьют кровь других девственниц в Тибетской долине смерти, мутят куклу Вуду с твоим нахальным еблишком и после этого возвращаются ангельски спокойными и готовыми дальше жить и трахаться. Не знаю. До этого я выбирал более опытных подружек и в такое дерьмо не вляпывался.
Обычно мне плевать на девушек, которых мне удалось уложить на лопатки: в океане полно рыбы, ушла одна - найдется другая, постоянных отношений я не искал. Этот случай отличается от любого другого тем, что Маша - одна из немногих, кого на самом деле можно считать самым близким и родным человеком. Лучший друг, сестра, соулмейт. Как угодно называйте, но без намеков на романтику и подобного рода отношения. Терять хорошего друга ради потрахушек глупо и нелогично, - вряд ли я смогу еще разок завести такое же удачное знакомство, в один голос пробормотав "блять" посреди улицы, - но, кажется, мосты уже сожжены. По крайней мере, я именно так воспринял этот нехилый игнор с ее стороны.
В комнате как обычно громко звучали один за другим различные биты и родная русская читка. Привычная атмосфера для меня в принципе, а теперь еще и хорошо отвлекающая от того, что по квартире уже неделю не носится это шумное создание с шилом в жопе. Пожилая соседка сверху мой незамолкающий "матюгальник" давненько не одобряет и постоянно напоминает мне об этом характерным стуком по батарее. Похуй дым, бабуля, у меня тут пиздострадания. Сдохну либо от скуки, либо от голода, но зато под музыку. Хотя, сегодня я попытался сделать вид, что все как всегда и по квартире шлялась британочка. Совсем не то, если честно. Когда начинаешь говорить с ней по-русски, она сверлит тебя своим непонимающим и от того недоумевающим взглядом. Соответственно, он нее ни слова по-русски тоже не дождешься. В том, что ты чужак в этой стране и пока даже не получил гражданство, самое веселое - этого говорить с людьми на русском матерном. Приходишь такой в настоебенивший тебе универ на скучнейшую в мире лекцию, а там: "- You're late, - Да пошел ты нахуй, профессор, вместе с твоей ебанной лекцией - What? - I'm sorry, I mean I was stuck in traffic". На лицах русских однокурсников ты ловишь едва заметные ухмылки, тем временем, препод кивает и велит тебе занять свое место. Попробуй замути такое в родной стране, не унесешь потом. А тут - пожалуйста. Они все равно ничего не поймут.
Так вот, британочка эта давно мне глазки строила, только мне было похуй. Стоп, да мне и сейчас похуй, но раз уж есть волонтеры, почему бы не сработать по схеме "лучший антистресс - это секс", все равно с Машей нихуя не вышло, даже просто дружбу и ту просрали.
И вроде бы как мой разум был затуманен, я перестал думать о ней и о том, что как слезу с этой бабы, сразу наберу Машу. Своими стонами она перебивала музыку, однако кое-какой звук я все-таки смог уловить и машинально посмотрел на дверь, которая, как предполагалось, должна была быть закрытой. Или даже запертой, на случай, если сосед домой раньше времени явится. От того, что я там увидел, с бабы слез налету. Целую неделю я не знал где она, что с ней и захочет ли она со мной говорить, но именно сейчас, когда нервы сдали, она открыла эту дверь и увидела все.
- Ебаный в рот, - охуевшая голая баба в кровати натянула простынку аж до самых ушей и начала задавать вопросы, в том числе, просила перевести сказанное на английский, но, повторюсь, мне все также похуй на нее и ее лепет. - Съебись отсюда нахуй к моему приходу, - снова по-русски, снова не то, - Get out of here! - на ходу надевая штаны и хлопая дверью прикрикнул на нее так, что та вздрогнула. Догнать Машу я смог уже на лестничной клетке.
- Стой! - что говорят в таких ситуациях? "Ты все неправильно поняла, я просто споткнулся и мой хуй случайно упал к ней в вагину?" Или "Я все объясню"? Я бы всек самому себе за эти шаблонные фразочки. - Давай поговорим. Въеби мне, с лестницы скинь, я не знаю, только не уходи вот так вот молча, мы должны поговорить, Маш, - немногим оригинальнее шаблонных фраз вышло. Жизнь меня к такому не готовила, что уж.     

Отредактировано Ant Levine (2016-01-07 19:27:35)

0

4

[NIC]Masha Nabokova[/NIC][STA]מזל טוב[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/26chG.png[/AVA]Просто развернулась и пошла. Конечно, он попытается остановить меня, что-то сказать, как-то сгладить ситуацию. Но ничего не получится. Я буду смотреть на него с абсолютно отрешенным лицом, делая вид, что слушаю занудливого учителя, который отчитывает меня чуть ли не на каждом уроке. Мне не интересны его аргументы. Мне не интересны оправдания. Мы друг другу - никто, хоть и практически родные люди.
Антон меня окрикнул, я не останавливаюсь. Зачем? Зачем я вообще пришла? Поддалась глупому порыву - сама виновата. Шаблонные фразы с горечью в голосе ударяют ровно туда, где сердце. Оно сжалось на секунду, защемило тоской, печалью. Как будто мне не все равно, а ведь мне должно быть все равно. Зачем выяснять что-то сейчас, когда и так все понятно? Зачем разговаривать? Зачем прощать? Ведь мы оба всегда будем помнить все, что сейчас произошло. Не лучший второй старт для дружбы. И раз уж терять нечего, то почему бы не сделать как все? Осталось только набраться храбрости. Это как прыгнуть в ледяную воду: лучше закончить все сразу и быстро, чем долго барахтаться в обрывках воспоминаний и думать о том, что было бы, если бы.
- И о чем ты хочешь поговорить? - Совершенно спокойно говорю я, останавливаясь и поворачиваясь лицом к Кравцу, но все еще боясь столкнуться взглядами. Не мое это, нырять в холодную воду, - У нас не одна тема для разговора. Их чуть более, чем дохуя, - постепенно повышая голос и срываясь в истеричные нотки продолжаю, - Вот, например, такая: как только я пропала из твоего поля зрения, ты уже ебешь какую-то sket на том же самом месте, где ебал меня всего неделю назад.
Мои слова начинают меня же злить. Почему я так спокойно реагирую на то, что меня предали? Почему я не кидаюсь с кулаками, почему не ору, не бью посуду? Ведь я имею на это полное моральное право. Я могу делать то, что хочу, ведь Антон же делал, что хотел, и не стеснялся.
- Может быть поговорим о том, что я сбежала, как только ты сорвал мне целку? - Еще громче и истеричнее, еще яростнее и злее звучит мой голос. - Или о том, что мне СТЫДНО посмотреть тебе в глаза после этого? Я, глупая дура, уже придумала себе то, что это был не просто секс, что это - что-то большее. Но ведь это не так! И все должно было быть не так! Потому что я должна была достаться   Н Е   Т Е Б Е !
Я просто орала. Бедные бриташки повыскакивали бы уже из своих квартир и позвонили в полицию, но было утро и большинство из них работало, так что реакции никакой не было. Зато я реагировала на свой же крик. Мне казалось, что меня просто разрывает изнутри. И только сейчас я смогла посмотреть в глаза Кравцу. Не отрываясь, но еле видя очертания его лица, я смотрела, а на моих глазах засверкали слезы. Гребаная вода, которая сейчас практически полностью дискредитировала мои слова. Но и этого мне было мало: когда начинаешь истерить, остановиться очень тяжело, тем более, что большую часть своей жизни ты все скрывала в себе.
- Мы можем поговорить о том, что мы больше не друзья, - холодным тоном, но чуть ли не заикаясь, говорила я, - О том, что ты виноват во всем этом не меньше меня, а может быть, даже больше. О том, что мы, может быть, никогда и не были друзьями? Потому что друзья друг друга не трахают, даже если они пьяные и оба хотят.
Слезы предательски лились ручьями из глаз. Вытерев их со щек руками, я задала вопрос, который получился больше издевкой:
- Ну, так о чем ты хочешь поговорить?
Я подошла ближе. Еще на шаг ближе, и еще. Мне было невероятно тяжело это сделать, но я должна была отчетливо видеть эти наглые глаза. Только по ним можно было понять, что стоит за словами. Наверное, я стояла слишком близко, потому что мне самой стало неловко. Слишком неловко, настолько, что почему-то захотелось поцеловать этого эмоционального урода, морального калеку, и не отпускать, и не отдавать никаким британским, да и любым другим, сукам. Но моя обида была больше, чем желание, поэтому я не могла. Но ведь ты можешь, Антон.

+1

5

[NIC]Ant Kravetz[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/ftqJG.png[/AVA][SGN]

http://s7.uploads.ru/pm0MR.gif

http://s2.uploads.ru/WkDgG.gif

[/SGN]Вести себя как мудак, вот, что я умею и регулярно практикую. Неспециально, оно само так выходит. Хочешь как лучше, получается как всегда. Да, в том, что я нашел, кого выебать, для наших с Машей отношений не было никакого "как лучше", зато "как всегда" четко сложилось и зашла она в самый неподходящий момент. Мне нужен пульт как у Адама Сэндлера в Клике, чтобы повернуть время вспять и не совершать этих ошибок. Видеть слезы на ее глазах - та еще неловкость, причинять боль тем, кто дорог, это как по яйцам с вертухи получить - самому больно и перед глазами все лучшие моменты из жизни проносятся, будто бы ты уже на полпути на тот свет. Когда она начала перечислять темы для разговора, желание что-либо обсуждать мгновенно отпало. Вроде как она перечислила кучу всего, но в голове это всегда интерпретировалось в одну и ту же фразу, ставшую общим знаменателем для всего сказанного: "мы можем поговорить о том,что ты ублюдок, на которого нельзя положиться". И никаких "а" или "но" здесь не вставишь в ответочку. Она права, вы оба знаете это. Но смысл в том, что я блять ни в чем не виноват, эта дура сама пришла и раздвинула ноги, а я поддался на ее "уговоры" с горюшка, потому что Набокова решила провалиться сквозь землю и очень глубоко, между прочим. Кто же знал, что появится она также резко, как и пропала. Что это блять за ебанная проверка на вшивость? Я не прошел тест на верность или что? Эту бабу она специально под меня положила, чтоб уличить в измене? Так мы не пара вовсе, какая нахуй измена.
Как выкрутиться из этой ситуации и выйти сухим из воды? Окей, гугл, привет, сири, SOMEBODY PLEASE HELP ME!!! В каком почтовом отделении затерялась моя инструкция по эксплуатации женщин?
- Прекратишь, может? Я мудак, ты хорошая, молодцы, все выяснили. Не друзья больше? Ладно. Сама-то ты веришь в это? Незаменимых нет, знаю, но долго придется искать еще одного такого же долбаеба. У этой девки, например, не получилось заменить тебя. Просто это не то совсем. Просто даже то, как она говорит и волосы за ухо заправляет - совсем не то. Да и слава яйцам, я не собираюсь ничего менять в этой жизни пока что, поэтому хочешь ты этого или нет, я никуда не денусь, - если честно, только сейчас я подумал о том, что в свое время мог также спокойно ворваться к ней домой и устроить питерские разборки. На тот момент мне хватило ума лишь тратить зарядку на телефоне, один за другим совершая звонки вникуда. Может, нужно было прийти, тогда она бы точно не смогла сбросить или игнорировать вызов. Она могла бы только неловко молчать и то, хватило бы ее надолго - хер знает. Все сделано через жопу, мы ведь легких путей не ищем. Не мое это, произносить годные речи для поднятия духа и настроения. Мастерски я умею только дышать и все портить, остальное хуйня все.
Она стояла совсем близко, наконец, заглянув мне в глаза. Не знаю, что она увидела в моих бесстыжих, но ее взгляд говорил о многом, пронзая насквозь. По телу будто электрический заряд пропустили, когда я увидел ее слезы. Невыносимо видеть чьи-то слезы, особенно, если знаешь, что причина в тебе. Между нами едва ли можно было кулак просунуть - слишком короткая дистанция для двух бывших друзей, не так ли? Хотелось ее поцеловать, но только истерики аля "учитывая обстоятельства, хуй знает, где твои губы были полчаса назад" мне сечас не хватало, поэтому пока что остановимся на менее тяжелой артиллерии.
- Успокойся, я мудила, все нормально, - я осторожно, чтоб не получить пизды за лишнюю самодеятельность, обнял ее и прижал к себе покрепче, чтоб, если и надумает сопротивляться, попытки ее были тщетными и бессмысленными. Никакая ебля с британками не отнимет у меня эту дурочку, я все сказал.
- Пошли в дом, а то что эта курва сидит там в тепле, а мы должны тут на лестничной клетке стоять, как будто не у себя дома. Выгоним ее и пусть завтра весь универ знает, какие ебанутые эти русские, - я усмехнулся и потащил Машу обратно в квартиру. Девушка, разумеется, была еще внутри, странно, что в окно не вышла после нашей сценки. Она все еще пыталась задавать какие-то невнятные вопросы, но две пары сверлящих глаз дали ей ясно понять, что надо заткнуть варежку и бежать, пока при памяти. Не было сомнений, что завтра она распиздит всем своим подругам, как мы неудачно потрахались, а те расскажут свои и так далее в геометрической прогрессии. Бабы ведь умеют держать секреты кучками человек по сорок, ага. Но мне ли не похуй.
Остался только один вопрос: не въебут ли мне сейчас торшером. Все-таки, у Набоковой теперь дохуя тяжелых предметов под рукой, это в подъезде она Халка не включила и не пыталась скинуть меня с лестницы и отпиздить вырванными с корнем перилами. Сомневаюсь, что моего трепа в стиле Джесси Пинкмана "ну это, кароч, тут такая тема, окда, епт, ну ты поняла" сильно ее впечатлила и конфликт исчерпан. Даже не знаю, как теперь себя вести. Этот охуительно неловкий момент, боже.

0

6

[NIC]Masha Nabokova[/NIC][STA]מזל טוב[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/26chG.png[/AVA]"Ты говоришь, что ты - мудила, но не извиняешься", - вот что сейчас меня попросту обескураживало. То есть, да, мы не пара, и мы не встречаемся, но то, что ты мудак, я и без тебя уловила. От тебя требуется сказать всего пять звуков, если на русском, но я даже приму три слова на английском. И, если я уже попала в список тех, с кем ты трахался, то я хочу быть на первом месте. Ведь я - совсем другое, не очередная порочная девица с выеби-меня-взглядом и короткой юбкой, из-под которой матку видно. Мне не нужен твой хер, чтобы похвастаться тем, что я спала с русским. Я просто хочу... А чего я хочу? Быть с тобой? Так ты и так все время рядом. Любить тебя? Для меня это слишком тяжело. Определиться бы, но для начала - извинись.
Я думала обо всем этом, выслушивая слова о том, что эта девка совершенно не я, что она меня не заменит, что он никуда не денется. Все это, конечно хорошо, но не то, что мне надо от тебя. Бог, если ты существуешь, дай мне сил определиться, а? Помоги хоть сейчас. Не хочу терять этого долбоеба, но не хочу его делить с полчищем британских шмар. Он говорил опять про то, что мудак. А потом обнял, как-то по особенному. Слишком интимно, но не пошло. Если оглядываться назад с высоты моего настоящего возраста на этот день, могу сказать, что эти объятия всегда будут оставаться такими. И я разревелась. Знаете, когда долго не плачешь, то потом прорывает аж взахлеб. Слезы льются, глаза похожи на две щелки, сопли в разные стороны, начинаешь икать. Вот так примерно выглядела я в объятиях Антона, глубоко в душе надеясь, что он меня никогда не отпустит. Он, конечно, еще та тварь и мразота, но только он мог меня успокоить. Или выждать, пока я сама успокоюсь.
Антон потащил меня в квартиру, и я подчинилась, ибо мало что соображала - разболелась голова. Мгновенно захотелось сдохнуть. На британку я смотрела в нескрываемым омерзением. Не то, чтобы я ее ненавидела, но видеть ее мне совершенно не хотелось. Как и Антону, судя по всему. Телка сбежала, спектакль окончен. У меня болела голова так, что я была готова расколоть черепушку о британские бетонные стены, лишь бы это прекратилось. Я пошла в кухню, Антон шел за мной, словно прирученное приведение. Мне почему-то стало так противно и похуй одновременно. Эмоциональный отходняк. Щелкнула чайник на on, и у меня будто ноги подкосились. Слезла по стеночке на пол, не решаясь посмотреть на своего родного долбоящера, который присел рядом. Я положила голову, которая просто разрывалась от боли, то ли душевной, то ли физической, на ему на колени. Вот такой вот кнут и пряник от лучшего друга. Обидь меня - пожалей меня. Все равно больше некому.
- Ты такой урод, - совершенно спокойным голосом говорю я. Громкий шум электрического чайника вызывает во мне какой-то агрессивный отклик. И зачем только я его включила? - Ненавижу тебя, - говорю я совсем тихо, и со всей ебаной дури хуярю кулаком куда-то чуть ниже солнечного сплетения.
Наказание всегда находит адресата. И, скажем так, это было весьма заслуженно. Ему бы сказать спасибо, что яйки не выкрутила, но сейчас, кажется, Ант говорить не мог, зато прекрасно изображал выловленную из аквариума сочком рыбку. Меня это мало интересовало, поэтому я спокойненько положила голову назад на его колени. Шум кипящей воды усилился и спал. Жажда справедливости начала угасать, но осколки обиды все еще ныли где-то по телу, всплывая картинками в памяти. Смешанное чувство такое: горькое и одновременно сладкое. Как будто кто-то взял что-то твое, но ты его потом вернул и отомстил за то, что у тебя это что-то забрали. Головная боль потихонечку начала спадать. И мне ужасно захотелось уснуть прямо вот так, практически на руках у Антона. Хотелось забыть все, что произошло, как страшный сон. Поднимаю глаза на него:
- Давай забудем, а? - Резко становится стыдно за все сказанное на лестничной площадке, - Я забуду эту суку, ты забудешь мои слова, ок? Как будто ничего не было. И мы все еще Маша и Антон, bff, все такое.
Я смотрю на него, а самой хочется прямо сейчас его тут же повалить рядышком на пол. Как же мне хочется, чтобы эта сволочь была моей.
- И, я тебя умоляю, сдай анализы на ЗППП, - хихикаю, типа все нормально, но в душе все переворачивается.
Если бы я была хоть на что-то способна сейчас, я бы заорала: "Сделай же хоть что-нибудь!", но я все еще отходила от того, что произошло, и опять поднимать эту тему мне не хотелось.

+1

7

[NIC]Ant Kravetz[/NIC]Казалось бы все, пиздец. В одночасье мы стали совершенно чужими друг другу людьми, она произнесла это свое "мы больше не друзья" и на душе кошки заскребли. Я стоял в одних блядских штанах посреди лестничной клетки, обнимая ее, целуя в макушку и не зная, что будет дальше. Что-то подсказывало мне, что я не заслужу прощения просто так по щелчку пальцами, в глубине души затаилось чувство, похожее на страх: вдруг она не последует за мной. Вдруг она злобно выплюнет "да пошел ты нахуй" и уйдет. Просто потому что она женщина. Просто потому что они могут отвечать на вопрос "ты обиделась?" Отрицательно покачивая головой, но в то же время, ты прекрасно знаешь, что это ложь и между тем в своих мыслях она давно сколотила для тебя гроб. Нелепо и очень обидно вот так просто потерять близкого человека. Я должен быть благодарен ей за то, что она еще стоит со мной рядом, и я благодарен. А она стоит и рыдает, размазывая по щекам слезы, сопли и слюни. Она не заслужила такого к себе отношения. С губ срывается тихое и краткое "прости меня", хотя я даже и не понимаю, за что именно извиняюсь. Она не должна была это видеть? Я не должен был это делать? Что из этого было бы правильным? Хочется так много сказать ей, но, прокрутив в голове, понимаешь, что все это оправдания инфантильного долбаеба, который "думал суну, высуну и дальше пойду с тобой дружбу дружить". Мы должны были обсудить произошедшее между нами той ночью, прежде чем я уложил в кровать новую бабу. Нужно просто уметь ждать и не торопить события.
Провожая свою "подружку" взглядом, я зацепил валяющуюся на полу футболку и пошел на кухню вслед да Машей. Кажется, ее истерика немного сбавила обороты и вроде она прекратила плакать, правда, слишком драматично сползла вниз по стене. Когда я опустился рядом, она молча положила голову ко мне на колени. "Держи друзей близко, а врагов еще ближе" или же это знак примирения? Неужели даже пизды не получу? Немного странно и подозрительно. Она не должна остаться не отомщенной, просто потому что это Маша. От разносортных мыслей, засоряющих мою голову, отвлекает достаточно сильный для ее хрупкой женственной ручонки удар. Принимаю его молча, без возмущений, лишь скорчившись от боли чуть больше, чем было нужно, чтобы вызвать у нее какие-либо эмоции, ту же улыбку, например. "Ненавижу тебя". Имеешь на это полное право. Я бы удивился, если бы не ненавидела.
- Знаю, малышка, прости меня. Все должно было быть иначе, - только не знаю как именно. Глажу ее по голове, в голове стоит шум, сливающийся воедино со звуками, издаваемыми кипящим чайником. К моему удивлению, подняв голову, она предложила забыть все это. Не то чтобы я был против, но... Забыть? Мы можем договориться об этом, сделать вид, что ничего не было, притвориться, что все идет своим чередом, как всегда, как обычно. Но мы оба прекрасно знаем, что все это ложь. Она не сможет забыть то, что заставило ее рыдать там, на лестнице. И я не смогу. Совесть, которая, как я думал, совершенно отсутствовала или просто атрофировалась подобно неактивным или ненужным мышцам тела, будет грызть меня еще долго. Мой "антистресс" не стоил полученных последствий, я причинил ей боль. Вонзил нож в спину, если угодно. Просто не думал о том, что между нами возможно что-то большее, чем дружба. Не потому что она не привлекательна или не в моем вкусе, что хуже всего, она подходит мне по всем пунктикам, но отношения всегда все портят, лучше остаться друзьями и просто быть друг у друга всегда и везде. Вторя ее предложению, я сразу же начал игру в ложь:
- Что забудем? - пип. Притворился, что уже все забыл и не понимаю о чем она, на что она ответила, что мне следует сходить к дяде доктору, хихикая при этом. Она изображала улыбку, но и без психоанализа было ясно, что не так все просто. Наши отношения - это взаимное саморазрушение. Она делает это со мной, сама того не понимая, ну а творю и вытворяю слишком явно, чтобы закрыть на это глаза. Чертов мудила. Начни думать, прежде чем что-либо предпринимать. Почему-то здравый смысл не дает мне ее поцеловать, а потом "ой, прасти, я случайно" как во всяких тупых мелодрамках, которые смотрят девочки, зато, когда надо, он выключается. Инстинкта самосохранения у русских и правда нет.
- А ты за руку меня подержишь в кабинете врача? - я усмехнулся, глядя на нее. Вот то, чего нет ни в той британке, ни в любой другой бабе на земле. Ее запах, ее улыбка, ее, черт возьми, слезы и поведение. В пизду их всех и, если честно, все бы отдал, чтобы перестать ее ревновать ко всему, что движется, но, кажется, я закопаю первого же парня, которого она представит мне в качестве своего бойфренда.

0

8

[NIC]Masha Nabokova[/NIC][STA]מזל טוב[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/26chG.png[/AVA]В теплой квартире сидеть в парке стало невыносимо жарко. Я быстро расстегнула и стянула с себя мешавшуюся куртку. Под ней у меня была только какая-то растянутая майка. Если бы на меня смотрел кто-то другой, а не Кравец, он бы подумал, что я - бомжара: майка, размера на три больше ее обладательницы, порванные джинсы, самые простые, немного пыльные и слегка мокрые кеды. И все. Я не особо заморачивалась с одеждой, ведь у меня, обычно, не было на нее денег. Майка, кстати, была когда-то позаимствована у Антона, но так и не вернулась к нему, получив нового хозяина, точнее, хозяйку.
Боль в голове устремилась к нулю, но где-то внутри не отпускало. Хотелось то ли зашибить чем-нибудь тяжелым этого сукиного сына, либо вцепиться в его губы. От первого меня останавливало то, что я уже ему и так ебнула, а делать из лучшего друга дебила уже не надо (ведь природа об этом уже позаботилась), а от второго то, что непонятно где эти губы были. Вот почистит зубки, тогда и посмотрим. От своих же мыслей стало как-то смешно. А от слов Антона про кабинет врача я невольно улыбнулась.
- Да, конечно, - ехидно ответила я, - вдруг ты беременный? Один миллион американских денег нам не помешает.
Ну вот, опять я сама себе напомнила. Улыбаться как-то перехотелось. Зато включилось бабское мышление, как всегда вовремя. Если у вас когда-либо была дама, вы легко поймете, что такое бабское мышление. Это когда даму кидает из стороны в сторону. Эмоционально неустойчивое состояние, которое мне всегда было мало присуще. Но сегодня какая-то нестандартная ситуация, и меня развезло как тупую пизду. Конечно, я начала уже приходить в себя, но все вокруг казалось каким-то эфемерным, не настоящим. А когда ты так себя чувствуешь, весьма логично, что делаешь какие-то необдуманные вещи. Со мной такое бывает редко, но когда случается, то прорывает полностью. Слезы уже были, а это значит, что дальше будет самоутверждение, что хуже слез. Серьезно, хуже. Мне шестнадцать, мой первый мужик ебет другую, а я практически ничего не сделала, чтобы почувствовать свое превосходство и над мужиком, и над шалавой, и над всей этой ситуацией в целом. Обычно в таких случаях девочки ищут нового ебыря, который в десять раз на показ лучше предыдущего и обязательно дают об этом знать бывшему. Есть и второй вариант, более, чем разрушительный: доказать мужику, что ты - королева, а потом дать по съебам. Так как первый вариант реализовывать было довольно долго, да еще и найти подходящего самца - задача не из легких, учитывая, что тебе шестнадцать, а выглядишь ты, хоть и дерзко, но моложе своих лет, так вообще практически невыполнимая. Тогда остается второй вариант. В общем, дальнейшее было для меня игрой под названием "Смотри, кого ты променял на британскую мразоту, и страдай, сука". Эх, Маша-Маша... В голове ни бум-бум, малолетка, дура дурой.
Мысль меня озарила, и я готова действовать. Думала я, конечно, мало над тем, что я делаю и как мне это аукнется. Антон что-то говорил то ли про американские деньги, то ли про беременных мужиков, то ли про то, что он слишком молод, чтобы становиться отцом. Я поднялась и села на него сверху. Поза развратной наездницы. Учитывая то, что майка мне была большой, периодически лямки спадали, оголяя чуть ли не полностью то, что еще тогда не совсем было сиськами, но все же было, хотя я предпочитала тогда не носить лифчик. При резком перемещении тела произошло именно это: майка слетела, оголив грудь с правой стороны. И да, я знала, что так будет. И да, я сделала это специально. Чтобы Антон заткнулся и смотрел то мне в глаза, то мне на сиськи. Эта часть большой игры в королеву называется "Смотри, но не прикасайся". При этом я делаю наивное выражение лица, типа ничего не замечаю. Этот взгляд, удивленно-ошарашенный, грел сердце. Если честно, мне хотелось тогда послать нахуй все свои принципы в принципе, и забыть хотя бы на недолгое время все, что было раньше, и просто отдаться ему полностью: телом, душой, эмоциями. А потом все это отпустить и забыть полностью. Но потом я буду себя за это корить. Поэтому продолжаем играть. Но этой игре главное - не переусердствовать. Потому что тогда он просто не выдержит, учитывая тот факт, что с британкой кончить ему так и не удалось, и тогда мои тайные желания станут явью. Рационально, конечно, мне мало хотелось трахаться с человеком, который только что ебал непонятно кого, а с другой стороны у меня съезжала крыша о того, насколько он близко. От него не пахло как-то по-другому, и той сукой от него тоже не несло. Даже будучи немного смущенным тем, что я сделала, он оставался мужиком, а не мальчишкой, которые меня окружали. И это было ужасно сексуально (и до сих пор, кстати, ужасно сексуально). Поддавшись влечению, я наклонилась к его уху и прошептала:
- Давай договоримся, - говорю я, и голос немного дорожит, - Мы - лучшие друзья, и мы не вмешиваемся в личную жизнь друга друга, не устраиваем истерик, обнаруживая друг друга с кем-то в кровати, и не извиняемся за это. Но я не смогу отказаться от секса с тобой, это выше моих сил.
Вся игра коту под хвост, Маша. Ну а что вы хотели? Тинейджер!

+1

9

[NIC]Ant Kravetz[/NIC]Женщины. Странные создания, будь им десять, двадцать или сорок пять: возраст - просто цифра. Они чудят с рождения и их игры едва ли понятны им самим. Я не ждал, что Маша забьет вот так вот просто, поэтому поверить в ее "давай забудем" было весьма сложно. Но мы смогли уделить полминутки тупой шутке, поэтому я, надеясь разрядить обстановку, возмущался, что не готов девять месяцев кряду мечтать об очень странном хавчике и бегать по маленькому каждые десять минут, будто у меня недержание. Безобидные шутки резко оборвались, когда Маша внезапно и очень неожиданно уселась на меня с таким видом, будто это норма и она сидит на стуле, то есть это я идиот, который вылез из пещеры и удивляюсь тому, что на стульях можно сидеть. Да, я охуел. Очень. Когда она также спокойно и якобы случайно оголила грудь, я вообще в осадок выпал и нервно сглотнул воображаемый ком, вставший поперек горла. Кажется, я своим хуем задел внутри нее какой-то переключатель и теперь она ведет себя очень странно и непредсказуемо. Сначала плачет, потом занимает неоднозначные позы, оказываясь сверху, а ты сиди и думай, дали тебе зеленый свет или просто в отместку пудрят мозги. Еще один интересный факт: невозможно смотреть человеку в глаза, когда перед твоим носом маячит чья-то грудь. Я залип минуты на две, прежде чем смог продолжать диалог. Тем временем она продолжала непонятную мне игру.
- Давай договоримся, - фраза, напрягающая не меньше, чем "нам надо серьезно поговорить". Уже интересно и, кажется, предложение будет необычным. "Мы друзья и не вмешиваемся в личную жизнь друг друга". Действительно хорошая идея. Правда, я не готов соблюдать эту договоренность, ибо для каждого ее ухажера в моем ментальном кладбище уже вырыта могила, а насчет ее эмоциональной стабильности я уж точно даже и говорить не буду.
- ...не устраиваем истерик, обнаруживая друг друга с кем-то в кровати... - хотелось усмехнуться и перебить, напомнив, что это не я сегодня устроил шоу, однако, вовремя осекся, поняв, что этими словами я лишь прокручу парочку раз ножик, воткнутый в нее сегодняшней "изменой". Когда она договорила, я охуел в стопицотый раз за утро. Что, прости? Ты что? Мне не послышалось? Типа "ты поиздевался надо мной, теперь я тебе за это отмщу"? Чувство такое, будто я попал в Розыгрыш и сейчас откуда-нибудь вылезет Эштон Катчер и воодушевленно крикнет "тебя наебали, чувак!" Жестокий пранк, если честно. Но, в принципе, заслуженный. Тряхнув головой, я осторожно отодвинул ее так, чтобы мы встретились глазами. Слишком сложно думать, когда над тобой нависает девушка, к которой ты испытываешь некие чувства, а у нее при этом прелести из-под одежды торчат, а ее горячее дыхание обжигает тебе кожу. В ее глазах читалось некоторое недопонимание, будто она восприняла мою попытку встретиться с ней взглядом отвержением и сейчас она ждет что-то вроде: "Ты в своем уме? Один раз потрахались и хватит, газуй домой домашку на завтра делать". Но что-то вроде этого я мог ляпнуть только той Оксфордской шлюшке, которой сегодня не очень повезло в поебушках, а вот с Машей я так не мог. Да и не хотел.
- Ты это шутишь сейчас вот так? - я честно до последнего не верил своим ушам, - Нет? То есть ты это серьезно? - сомнение все еще пряталось внутри меня, но потихоньку я пытался осознать происходящее, - Ты уверена в том, что хочешь этого? Хорошо подумала? В смысле, пойми, я не хочу проживать сегодняшний день еще раз. Не хочу, чтобы ты снова кидала мне тотальный игнор после нашего следующего "не могу отказаться от секса с тобой, потому что я блять с ума схожу среди этих британцев, или плакала и устраивала истерики из-за того, что у меня кто-то есть", - а еще я не смогу адекватно воспринимать твоих ебырей тоже. Но об этом я почему-то не смог сказать вслух. Признаться в этом сложно даже самому себе, что говорить о ней.

0

10

[NIC]Masha Nabokova[/NIC][STA]מזל טוב[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/26chG.png[/AVA]То есть я, вся такая откровенная с эротичными позывами в глазах, отвергнута? Это я-то? И да, меня это удивило. Я рассчитывала совершенно на другую реакцию, и уж точно попытки все это прекратить должны быть быть не со стороны Антона. В тот момент я осознала две вещи. Первая: меня сейчас пошлют, и даже мысль об этом стала для меня микроударом по самолюбию. Вторая была куда прозаичнее и дошла слегка попозже - выдержка. Это же сколько силы воли нужно иметь, чтобы продолжить разговор, учитывая действительность. Будучи на месте Кравца, не знаю, как бы я поступила. Скорее всего не так, как он. Сила воли же как у котенка. Да и возраст говорит о себе сам.
В какой-то момент мне стало даже немного страшно. Не то, чтобы я хотела перегнуть палку. Я сама в тот момент не понимала, чего хотела. Только что я орала на него, била, шутила, а потом уже была готова раздвинуть ноги. Слишком много всего в одно время. Хоть мне и пришлось повзрослеть раньше в моральном плане (тяжело оставаться беззаботной, когда твой отец дал по съебам, оставив свою семью без жилья и денег, а мать положили чуть ли не в психушку), но внутри я все еще была ребенком. И да, я понятия не имела, что же я творю. Обычно для подсказочек по жизни у меня был Антон, но тут он не чем бы мне не помог. И мне было страшно, что он сейчас меня выставит из своей квартиры, потому что я слишком многое себе позволяю. Но глубоко в душе я знаю, что он никогда так не сделает. Абсолютная уверенность в человеке, хотя бы в одном, нужна каждому. И для меня такой человек - это он, смотрящий на меня ошарашенным взглядом и ищущий, что сказать.
Столько вопросов об одном и том же. Боже мой, да, я же уже сказала, чего я хочу, и вряд ли я передумаю. Для того, чтобы передумать, нужно хотя бы обмозговать это все, желательно вдали от объекта сексуального желания. Мне шестнадцать, и я хочу трахаться. Да, я повела себя как идиотка, неделю скрываясь и не беря трубку, но никто не говорил о том, что я не хочу этого всего повторить. Вся проблема была в том, что мы - лучшие друзья, и мне было страшно менять что-то в этом привычном укладе. И вместо того, чтобы все выяснить и решить, я сделала то, что привыкла видеть - дала по съебам, оставив близкого человека с мыслями о том, что он во всем виноват и мы больше никогда не сможем быть так же близки. Да, я немного папина дочка.
Выслушав тираду от Анта, я слегка улыбнулась. Да, я заистерила. Мне шестнадцать, и я могу. Но что бы сделал ты, если бы зашел в мой дом, а я там с другим парнем кувыркалась? Не думаю, что просто закрыл бы дверь. Так же бы почувствовал себя использованным. Никому не нравится, когда его меняют на что-то более доступное. Но мы сейчас договариваемся не о том, что мы парень и девушка. Мы же все еще друзья, просто с некоторыми коррективами. Внутри меня бился в конвульсиях червячок сомнения, который орал, что я выбираю самый легкий путь, лишь бы зацепить еще сильнее человека, без которого жить не могу. Но я делала вид, что все нормально. Признаться себе, что ты влюбилась в человека, в которого зарекалась не влюбляться, - тяжелое испытание для девушки. Самообман мод он.
- А ты не устроишь истерику, если у меня будет кто-то? - Резонный вопрос в ответочку.
Наверное, не совсем удобный, зато честный и в лицо.
- Слушай, я тоже не хочу повторять сегодняшний день, - сама того не замечая, я скривило лицо, как будто только что сожрала целый лимон, - поэтому просто установим правила. Потому что, если мы это не сделаем, мы не сможем продолжать быть друзьями.
Старая добрая Маша с рациональными идеями и объяснениями все же взяла свое над талантливой истеричкой Марией. Но все равно я не могла адекватно смотреть на Антона. Мне хотелось сказать совсем другое, но я бы сделала еще хуже, чем есть сейчас. А так мы просто внесем коррективы в наше общение, оставив по суть все как есть. И ничего не изменится. Практически ничего. И мне в какую-то секунду стало совершенно насрать, где были его губы, и с кем он только что резвился аки самец павлина в брачный период. Сейчас только он и я, на все остальное - похуй.
- Если ты принимаешь эти правила, - говорю я, мысленно коря себя за то, что становлюсь больше англичанкой, чем русской, поддаваясь идее исполнения правил в любых моментах жизни, - то я иду прямо сейчас с тобой в душ. Если нет, то я отдам тебе твою футболку, завтра притараню все оставшиеся в моем доме твои шмотки, заберу все свое отсюда и свалю из твоей жизни, как будто никогда и не было. Выбирай, Нео: красная таблетка или синяя?

+1

11

[NIC]Ant Kravetz[/NIC]В такие моменты моя бывшая одноклассница обычно говорила "Курила бы - закурила бы". Как-то я сейчас с ней вроде согласен. Дотянулся рукой до подоконника, зацепил двумя пальцами пачку сигарет и вытащил одну вместе с зажигалкой. Набоковой как обычно не предлагал даже затянуться, ибо всегда орал на нее из-за этого. Вредно и все такое. Никотином я буду убиваться в одиночку.
- Я похож на человека, который закатывает истерики? Вроде нет, но... - яйца любому отстрелю, это факт. Заебался я уже от этих выяснений отношений. Закрыл глаза, откинув голову назад, и выпустил облако едкого дыма, после чего-таки нашел слова, чтобы ответить на ее встречный вопрос, - Было бы ни разу не круто, - мягко сказано, но зато с этим иносказанием только тупой не поймет, что ревность здесь имеет место быть. Но можно взорвать себе мозг, пытаясь понять, почему мы так себя ведем. Что. За. Хуйня. Блять. Биба и Боба, два долбаеба. Раньше я думал, что это о нас с Сидом, когда мы в есте творим неведомую хуйню, однако, не только это. Мы с Машей тоже в какой-то степени Биба и Боба. Секс по дружбе - неплохо, почему нет. И друга не теряешь, и от недотраза не страдаешь. Кажется, все классно, можно еще параллельно других баб ебать, с которыми у тебя типа отношения. Один только минус, как игнорировать то, что кто-то еще будет подкатывать к ней свои шары и она имеет право не отшивать этих самоубийц? Никак. Поздравляю, Антон, друзей у тебя раз, два и обчелся, а вот врагов начнем коллекционировать аки марки, монетки, фантики и прочую ненужную мишуру.
Она начала зачитывать свои классные правила. Вот что значит "из крайности в крайность". Либо мы дружим и трахаемся, либо ни дружим, ни трахаемся и вообще забываем друг о друге и больше не общаемся. Даже вещи все вернет вплоть до этой майки, которая на ней сидит гораздо лучше и сексуальнее. Нельзя ставить меня перед таким выбором. Или точнее сказать, ставит она меня перед фактом, предлагая в фоновом режиме якобы второй вариант. Неужели неясно, что я выберу? Я ведь уже сказал, искать вторую Машу на замену первой в мои планы не входит. Спотыкаться об ее вещи в своей квартире, закатывать глаза, когда она при просмотре ужастиков на страшных моментов впивается ногтями мне в кожу, когда не можешь найти какую-то вещь, а потом она приходит к тебе в этой самой шмотке - это все стало так же естественно, как чистка зубов. Привычки, от которых не отказаться. Бросить курить в сто раз проще и то, людям свойственно срываться и возвращаться к старым добрым привычкам. Набокова - моя привычка. Может, есть люди, которым это не нравится, но мне не похуй ли.
- Морфиус из тебя так себе. Ну тебя нахуй с твоими правилами, - наверное, сейчас бы она снова решила, что та баба успела откусить мне яйца и поэтому я так похуистично отталкиваю ее, но нет. Это "нахуй" означало будь что будет, я готов рискнуть. То есть, считай, я выбрал ту желанную нами обоими таблетку. Я поднялся с пола, резко поднял ее на руки, закинул на плечо и пошел в сторону ванной комнаты, пока она что-то там верещала и разве что за зад меня укусить не пыталась. В душ так в душ. Я ведь и не говорил, что не хочу этого. Рад, что наши мысли сошлись.

0

12

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » привет со дна