Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Здоровый образ жизни


Здоровый образ жизни

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

http://i.imgur.com/wtUuVuB.jpg

Участники: Alastair Cameron, Sebastian Underwood
Место: парк напротив городского колледжа
Время: зима 2015-2016
Время суток: около десяти утра
Погодные условия: ясно, солнечно
О флештайме: как и договорились, Ал и Себастьян отправились на утреннюю пробежку.

0

2

Ехать на пробежку на машине было немного странно, но в конце концов, решил Ал, это же Штаты. Они тут и в магазинчик за углом едут на машине. Так, что он припарковался, и вышел на угол 13-й улицы и Фрипорт бульвар, ожидая Себастьяна. Рабочую одежду он оставил висеть на вешалке в машине, оставаясь в спортивном костюме и кроссовках, с бутылкой воды в руке. Изображая беззаботность, он облокотился о машину, и окидывал улицы скучающим взглядом, которым на самом деле искал Себастьяна.

Возможно, думал он вчера вечером, пропуская часы сна о которых сам же и говорил, да и сегодня по дороге тоже - возможно, не надо было назначать эту встречу прямо на следующий день. Это выглядит слишком нетерпеливым, очень... нуждающимся. Но с другой стороны, Себастьян так же радостно поддержал это предложение. И быстро сбежал, но возможно, он просто тоже обрадовался возможности сходить в туалет. Так или иначе, если Себастьян сейчас придет, то все нормально. И если не придет, то тоже. Ну, неловко получилось, не первый и не последний раз в жизни. Если они еще когда-нибудь пересекутся в лифте, то кивнут друг другу с улыбкой и будут разглядывать что угодно только не друг друга все оставшиеся полторы минуты. Велика беда.
Нет, обидно будет потому, что он и в самом деле нетерпелив и на самом деле хочет. Ну понравился ему мужик в кои веки. При всем понимании того, чем Себастьян привлекателен, все равно это все работало. И вселяло некоторую надежду на то, что это не была часть ковровой бомбардировки или навыка, выработанного до незаметного автоматизма. Может, Себастьян именно хотел его привлечь.

Господи, он сказал себе, да заткни ты это уже, сколько тебе лет вообще?
И он занялся растяжками, готовясь к бегу.

+2

3

Иногда у внезапного сильного волнения бывает такой эффект – добравшись до дома, я почувствовал себя так, как будто только что пробежал километров сорок. Я отрубился, как только успел заползти под одеяло. Должно быть, сверхъестественные впечатления этого вечера так укладывались в мозгу – я целую ночь смотрел сны про Джонни, то он оказывался у меня здесь в квартире, орал на меня, возмущался, что я притащил его в Сакраменто, я принимался спорить, просыпался, оказывался в Шотландии на семейном обеде, Джонни шепотом на ухо просил меня убираться, чтобы духа моего здесь не было.
Проснулся я с облегчением.
Хорошо, что у Ала на субботнее утро не оказалось планов получше. Я бы за ним побежал и в рабочий день, но тогда мне пришлось бы договариваться на какое-нибудь несусветное время типа семи тридцати утра. А сейчас у меня было время хоть прийти в себя.
Когда-то я прочитал, что отжимания – единственный вид упражнений, который позволяет сохранять форму даже в тюремной камере. Не знаю, насколько это точная информация, но мне было семнадцать лет, и я принял ее на веру. В то время мне хотелось бороться, протестовать, и страдать за правое дело. Потом постепенно прошло.
Как бы там ни было, отжимания от пола – это единственное физическое упражнение, которое я выполняю каждое утро. Ну, должно же в жизни быть что-то постоянное. Совершенно не помню, что у меня было в голове в семнадцать лет, а все равно не изменяю заведенной традиции. Значит, не полностью другой человек стал. Есть какая-то надежда.
Я побрился и нарядился в штаны с удобными карманами, из которых ключи с деньгами не высыпаются, фуфайку и трикотажную спортивную куртку.
Приехал раньше времени, пристегнул велосипед к стойке, поболтался перед входом в парк, выкурил пару сигарет, отметил, что не май месяц, и оптимистично решил, что времени до десяти как раз хватит, чтобы метнуться через дорогу за стаканом кофе.
Как раз за эти пять-семь минут Ал и появился. Он уже у входа в парк, и уже начал заниматься чем-то таким, что делают настоящие спортсмены перед футбольным матчем. Я на него так засмотрелся, пока переходил улицу, что чуть под машину не попал. Он выглядит крепким и ловким. Румяного, в сером костюме, его хочется обнять, и у меня очень кстати заняты руки кофе и сигаретой.
Кажется, Ал не заметил, как я подошел. Можно сделать вид, что я уже давно тут ошиваюсь, покуриваю и разглядываю его с интересных ракурсов… Нет, это как-то неловко.
И я подкрался к нему сбоку.
- Доброе утро, Ал!  - гаркнул я и, когда он обернулся, отсалютовал стаканом. – Точность – вежливость королей, - процитировал я французскую поговорку и  сделал большой глоток.
- Сейчас, - добавил я. – Сейчас докурю и побежим. Ты занимайся, не хотел тебя отрывать.
Я присаживаюсь на низкую каменную ограду парка, у которой Ал разминается, и окутываюсь сигаретным дымом.

+2

4

Ал стоял на одной ноге, а вторую, согнутую в колене, тянул за носок. И когда у него под рукой обьявился Себастьян, он от неожиданности дернулся и покачнулся, чудом не упав.
- Уфф! - Он рассмеялся, разводя руками. - Доброе утро, это было жестоко. - Он продолжал улыбаться, радуясь, что вот, Себастьян все таки пришел. Но затем втянул носом воздух, и выражение его лица стало менее одобрительным.
- Так-так. - Он протянул, упирая руки в бока. - Вы собираетесь бегать после курения, дружище? И только не говорите мне что это и есть ваш завтрак, это было бы совсем уж святотатством. - Перед Алом стоял сложный выбор. Или закусить язык и сделать вид, что все нормально, пусть человек живет как хочет, или... нет, кого он обманывает, он ведь так не сможет. Как минимум потому, что тогда ему тоже придется нюхать сигареты, ну и конечно потому, что он не может дать человеку совершать ошибки не комментируя это. На самом деле вероятный курс действий был только один: начать командовать и учить нового знакомого жить. А выбор уже был в руках знакомого - посчитать это наглостью и больше с Алом не общаться, или каким-то образом подстроиться. И это было печально, потому, что Ал не любил передавать контроль над мячом, даже когда это отсутствие контроля было целиком подконтрольно ему.
- Хоть вы и чуть не устроили мне инфаркт, - сказал он, подходя к Себастьяну и бесцеремонно беря его за руку с сигаретой, - я не отплачу вам тем же, и не дам вам устроить инфаркт себе. - Он отобрал сигарету, и затушил ее о край ближайшего мусорного бака. - И кофе тоже давайте сюда. Да-да, сюда. Давайте вместо этого зайдем в кафе напротив, я вам это скомпенсирую. Но чем - выбираю я! Доверьтесь мне, или мы сегодня не бежим.
Это было не столько жестоким шантажом, сколько полная неспособность Ала спокойно бегать, зная, что происходит с организмом товарища бегущего рядом. Даже если последний сам не знает, и почувствует нанесенный себе вред еще не скоро, если ему повезло с врожденным здоровьем.

+1

5

Ал опасно пошатнулся. Ох ты ж блин! Я мог человека травмировать, причем не морально, а физически, - запоздало подумал я.
Но Ал, хоть и потерял равновесие, но выравнялся и не упал -  вот что значит физическая форма!

Его дальнейшие слова меня удивили. И не только тем, что они не звучали как "Отвали, дебил".
Если что-то (примерно всё) в моих повадках не нравилось Джонни, но не мешало ему лично, то он это едко комментировал, но никогда не пытался изменить. Он был не прочь получать поводы для еще более глубокого осознания своего превосходства. Так как голос Джонни был приятен мне, я слушал его замечания, как пение зловредного шотландского жаворонка.
Поэтому сейчас действия его кузена (и двойника) застали меня совершенно врасплох.
Я пару секунд глупо моргал глазами, глядя на Ала и держа руки в воздухе, как хирург перед операцией. Такие уж ассоциации навеяло упоминание инфаркта.
Единственный вывод, который я смог сделать – что он, что Ал, наверно, не из ранних пташек, и мое утреннее настроение по сравнению с его – все равно что «Ода к радости» Бетховена в сравнении с «Реквиемом» Моцарта. Да еще и я тут, со своим неуместным приветствием.
Еще больше раздражать Ала Камерона сейчас не надо.
- Все в порядке, - говорю я успокаивающе. – Я все понял. От кофе и сигарет выделяется адреналин, чтобы бежать, но теперь, я чувствую, мне уже достаточно. И с утра я перекусил овсянкой.
Да, вот и еще одно заметное отличие Ала от его кузена. Поглумиться Джонни нравилось, но командовать он как правило не любил. Может быть, подмечая отличия, я постепенно найду хоть какое-то душевное равновесие и перестану внутренне метаться, как компасная стрелка у магнитного полюса.
- Последним человеком, который выхватывал у меня что-то из рук со словами «Брось эту гадость», была моя покойная мама, - признался я, чувствуя, что немного доверительности поможет разрядить обстановку.
Мне было пять лет, и то была дохлая мышь. Знаешь, Ал, ты первый, кому я об этом рассказываю.  Если ты чего-нибудь хочешь, то конечно, зайдем в кафе, но ради меня не стоит, я в порядке.

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-01-09 04:05:49)

+1

6

- Тебе не нужен внешний источник адреналина. - Сказал Ал, деловито опуская стаканчик в мусорный бак, вслед за окурком. - Все, что нужно, выработается само, естественным путем. А сигареты зато дают дополнительную нагрузку на сердце и легкие, понижают выносливость. Ты немного компенсируешь последнее с помощью кофе, но в отместку оно опять же может нагрузить сердце, да и желудок. Натощак физической активностью заниматься нельзя, но и совсем перед ней есть и пить чего-то кроме воды не стоит. Особенно если ты хочешь исключить нужду останавливаться по дороге, чтобы отлить. Кофе-то мочегонный.

Он прервал лекцию, нахмурился, и помассировал ногу. Кажется, он ее неудачно повернул чуть раньше, когда подпрыгнул от неожиданности. Вот что бывает, если слишком погружаться в мысли. Надо все таки смотреть по сторонам. Но нет, черт возьми, он сегодня не будет пропускать пробежку! Может, нагружаться по-полной и не стоит, но по-легоньку он побегает точно.

- Хорошо, тогда кафе - после пробежки. - Он улыбнулся. - И извини, не беру на себя родительскую роль. Одергивай меня если я слишком наглею, это я не со зла, иногда заносит. Особенно в лекции. Давай начнем с ходьбы. Сначала просто, потом быстрым шагом, а потом легкий бег, aye? - Он хлопнул Себастьяна по плечу, и повел по дорожке.
- И стоит ли мне спрашивать, почему ты держал дохлую мышь?

+1

7

- Ну, одергивать – это вроде бы тоже родительская роль. Странно будет, если мы станем перебрасывать ее из рук в руки, как горячую картошку, - отвечаю я, понимая, что Ал в какой-то мере тоже не чужд психологических этюдов, хоть и в другом стиле, чем его кузен. – Отлично, - энергично киваю я, скорее думая о кофе после пробежки, чем о самой пробежке.
И тут Ал берет меня за руку. За руку. Наши пальцы, как пишут в романах, сплелись.
С Имсом я жил в Сакраменто больше года, на людях за руку мы не ходили ни разу. С Оливером встречались пять месяцев, та же история. С Алом мы общались сорок минут, в сексуальном контексте - ноль минут, и сейчас входим в парк за руку. Что это? Почему? У меня нет на эти вопросы ни единого ответа, и я не знаю, как спросить.
А в выходной парк не то чтобы пустынен. Люди вокруг. Все это похоже на сон. На не очень хороший сон, из тех, в которых ты оказываешься на улице без штанов.
Максимальная близость в пожатии руки – и максимальная удаленность в выборе места для физического контакта. Вся несуразность жизни сконцентрировалась в этом мгновении, как концентрируются выразительные средства языка в стихотворных строках.
- И стоит ли мне спрашивать, почему ты держал дохлую мышь?
- Секундочку.
Я отхожу к обочине, перевязываю шнурок на кроссовке, возвращаюсь, и мы идем дальше рядом. Все равно скоро побежим.
- Это была свежая мышь, скончалась недавно, - поясняю я. – Ну, это же круто, быть владельцем дохлой мыши. Это дает авторитет. Открываются широкие возможности. Можно засунуть ее кому-нибудь за шиворот или поменять на стеклянный шарик.  Может, скажешь, что тебя в таком возрасте дохлая мышь вообще бы не заинтересовала?.. Кстати, ты каким видом спорта занимаешься, Ал?
Может быть, ответ на этот вопрос что-нибудь прояснит.

+1

8

Ал продолжал беззаботно идти рядом, с перерывом на ожидание, пока Себастьян завяжет шнурки. Он напрочь пропустил напряжение и внутренние метания Себастьяна, будучи занятым знакомством с парком, и тестированием своей пострадавшей ноги. Все пункты своей проверки Ал признал удовлетворительными с плюсом, а физический контакт для него был всего лишь еще одним способом общения. Тактильное взаимодействие могло, конечно, быть и сексуально-окрашеным, но это было совершенно необязательным, точно так же, как и вербальное общение могло быть флиртом, но отнюдь не всегда им было. И в вербальное личное пространство, как он уже успел показать за это утро, он тоже порой бесцеремонно вторгался совершенно этого не замечая и не имея в виду ничего плохого.

Впрочем еще раз хватать Себастьяна после того, как тот вернулся в строй с завязанной обувью, Ал не пытался. Он смотрел на дорожки, щурился кронам деревьев, слушал пение птиц и обрывки приглушенной музыки из чужих наушников и разговоры людей, которые он даже не думал, что могут странно смотреть на мужчин которые держатся за руки.

Он рассмеялся, слушая объяснение про мышь. Как и все остальное он делал это увлеченно, широко улыбаясь и запрокидывая голову.
- Да, да, ты прав. Наверное меня тоже заинтересовала бы. Вроде не так уж и давно это было, но все равно иногда как погрязнешь в свои бытовые заботы, и забываешь как это, быть мальчишкой. - Он сказал, с сожалением. Посмотрел на Себастьяна. - Кроме стандартного фитнесса я играю в футбол. Но это тоже на любительском уровне. - Он ответил. - А что с этим делать в США - вообще не знаю! тренироваться с самим собой, наверное, как у нас говорили - "как псих-одиночка".

+1

9

Вот! Взрослые люди уже в бытовых заботах погрязли, а я…
- Эх! Я выпадаю из детства, только если меня перевернуть и потрясти, как говорил… и… э, некоторые. Тоже не лучший вариант.
Последнюю пару вопросов, подумал я задним числом, как журналист, охочий до интервью, я задал в рискованной последовательности, из которой можно сделать выводы о моем отношении к спорту. Но это Джонни умел цепляться к слову, как шотландский репей.
- Футбол… Я когда-то гонял мяч на пустыре, - и что меня сегодня тянет на воспоминания школьного периода? - а потом появились другие интересы. Сейчас футбол – это то, на что можно посмотреть в баре. Причем, в этих американских краях, именно в одном определенном ирландском баре. Но только под пиво. Без пива слишком чувствуется идиотизм ситуации – люди на экране бегают, а ты сидишь и им что-то орешь. Словно им хорошо слышно. Если это вам так важно, думал я всегда, пошли бы сами занялись. Так что ты поступаешь логично, когда тренируешься… А носок с центовыми монетками подбрасывать пробовал? – загорелся я, и продемонстрировал пару типичных движений, которыми пинаешь этот своеобразный спортивный снаряд, чтобы он как можно дольше удержался в воздухе, не падая на землю.
Не футбол, конечно, но тренировка какая-никакая. В доме, где я квартиру снимаю, ребята этим часто балуются. Ну, то есть не в доме, а на заднем дворе. Как покурят, так их, бывает, и вштыривает попинать носок. Вместо балды, для разнообразия. У меня просто окно во двор выходит, так угореть можно, на них глядя. Заразительная штука, я тебе скажу! Мой личный рекорд четырнадцать. Они же смешат, суки. А когда ржешь все время, координация страдает.

Даже кошка может смотреть на короля. Вот и я могу смотреть на этого синеглазого короля Шотландии. Как он все-таки светится, окидывая заинтересованным взглядом заурядный парковый пейзаж.
«…Твой нежный взор лишен игры лукавой, но золотит сияньем все вокруг».
Я чувствую себя гораздо ближе к Алу сейчас, когда смотрю на него, не отвлекаясь, не зыркая по сторонам глазами, не идет ли мимо кто из знакомых.
- Ал, какое у тебя полное имя?

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-05-02 18:09:24)

0

10

Ал не был настолько востер в слежении за формулировками, и подозрений у него ничего не вызвало. Он посмотрел на Себастьяна, улыбнулся.
- А покажешь мне этот бар? - Он то ли попросил, то ли предложил. - А то я смотрю один, дома, уж точно псих-одиночка. - Снова повернулся вперед, щурясь. Когда-нибудь он привыкнет к тому, что темные очки могут понадобиться и зимой, и будет их захватывать с собой. - А в барах - групповая динамика. Не то, что на стадионе, конечно, но тоже бывает захватывающим. Иногда я это люблю. Знаешь, полутьма, дым, ритмичная музыка, взволнованная толпа, тестостерон аж в воздухе стоит. - Он усмехнулся. - Такое... воссоединение с далекими предками и их племенными ритуалами.

Он потихоньку прибавлял шаг. Да, вроде с ногой все обошлось.
- Еще бы координация не страдала, я даже слушать твой пересказ спокойно не могу! - Ал снова рассмеялся. - Я обычно все же с мячом тренируюсь, но вот это должно быть весело. А если покурить, все становится еще веселее, да уж. Кстати, некоторые любят бегать под этим делом. Я разок попробовал. В таком состоянии еще больше уходишь "в зону", ни на что не обращаешь внимания, прямо медитативный опыт. Но мне стало стремновато, очень уж легко пораниться и не заметить, к примеру. Так, что я все еще за естественную выработку химикатов в организме. - Затем он сделал паузу, добавил: - Меня зовут Алистер! - Хлопнул Себастьяна по плечу, подмигнул, и ускорился до легкого бега.
Вот, так хорошо. Тело разгоняется, все оживает, работает как отлаженный механизм, легкие дышат в полную силу, голова проясняется. Все оттенки окружающего фиксируются органами чувств, ярко, пусть и лишь на секунду пока он не оставит их позади.

+2

11

- Алистер! Ух ты, как черного мага!
Реплика замирает у меня на губах.
Все-таки это настало. Я почему-то надеялся, что мы заболтаемся и забудем. Но вот Ал осалил меня, типа «Догоняй!», и пустился бегом, уже готовый затеряться в дали парковых аллей.
Я, отойдя от изумления, бросился за ним. Помню, помню, как бегают футболисты. Резвые они, гады.
Я бегу, кручу головой, наблюдая за проносящимся мимо пейзажем, наслаждаюсь новыми ощущениями, время от времени спотыкаюсь о собственные ноги и маленьких собак.
Даже никакой травы не надо!
Пытаюсь вспомнить, когда же я бегал в последний раз. Тогда еще было жарко, но это не показатель, в Калифорнии жарко десять месяцев в году, а в остальное время тепло. Кстати, я согрелся.
Я вспоминаю, как познакомился с Джонни вот таким же ясным погожим днем, только осенью это было, как втянул его в игру «Мистер Президент», начинаю ржать на бегу, сразу понимаю, что это я зря, тем более что Ал обеспокоенно оглядывается.
Наверное, он подумал, что началась агония.
- Я окей, - кричу я сдавленно.
Надо, чтобы Алистер знал, что у меня нет инфаркта… Почему ему вообще пришло в голову… Так, стоп. Получается, что я выгляжу так, будто готов откинуть копыта прямо по дороге? С утра, когда я брился, все было как обычно, но я-то к своей физиономии уже пригляделся. На смену эйфории приходят мысли о смерти. Сколько всего переживаешь, когда бегаешь!.. Черт, я и забыл, как это бывает! Когда в каких-то полчаса вмещается целых десять лет каторги!
- Алистер… - причитаю я себе под нос. – Что так быстро?… Или у тебя уходит трамвай?…
Не думаю, что меня слышно – легкие полностью заняты своими обязанностями, они пытаются в этих экстремальных условиях снабдить организм кислородом, и в речевой деятельности участвовать не собираются.
Ох, давно  я не задумывался обо всей этой требухи, из которой человеческое тело состоит. Обычно-то она жить не мешает. В последний раз мне мешала печень во время похмелья, зато регулярно…
Вот угораздило же меня о ней подумать. Здравствуй, печень, давно не виделись. Что ж тебе сейчас-то надо, скотина, я не пью почти целый год.
Живая природа во мне самом полностью заслонила природу вокруг, которая к тому же стала периодически заволакиваться фиолетовыми пятнами. Но вот за что я хочу сказать спасибо всем своим запоям: они приучили меня переносить страдания, держа при этом лицо. Поэтому я продолжаю сосредоточенно бежать – как отстал немного в самом начале, так и держусь, и расстояние между мной и Алистером не увеличивается. Пока я не понимаю, что всё.
Я делаю финишный рывок и трогаю Ала за плечо.
- Можешь обежать вокруг пруда, Ал! – показываю я вперед, на плавный поворот дорожки. -  А я пока отдохну минутку.
И, сделав шаг вбок, падаю на газон. Раскинув руки, я гляжу в голубое небо.
Какое блаженство! Вот, ради таких минут и стоит бежать. Такого даже после секса не испытываешь. Хотя… секс – процесс приятный от и до. А мои ощущения сейчас скорее напоминают выход на пенсию после двадцати пяти лет работы главным бухгалтером.
Это немножко грустно.

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-01-15 18:08:20)

+3

12

Ал по инерции пробежал еще несколько шагов, замедляясь, затем повернулся, и плюхнулся на траву рядом с Себастьяном.
- Неее. - Он протянул. - Раз вместе, то вместе. - Затем хлебнул воды из бутылки, и передал ее Себастьяну. Он тоже тяжело дышал и тоже взмок, но был все так же в хорошем настроении.
- Ты точно в порядке? - Он спросил, затыкая в себе поползновения в сторону очередной лекции о здоровье и фитнессе, а так же нескольких "вот видишь, я же говорил". Никто не любит слышать "я же говорил". Ну... только капельку: - Извини, для начала наверное надо более постепенно. - Он сказал, ободряюще похлопав Себастьяна по ближайшей части тела. - Развивать выносливость. Не курить. - Ой черт, все же проскочило. Срочно сменить тему.
- А почему как черный маг? - Он вспомнил поинтересоваться. Интересные у Себастьяна ассоциации! Затем наконец, до него дошло. - Подожди, потому, что Кроули? - Он рассмеялся.

+1

13

Как ни странно, Ал растянулся рядом со мной. Он был не очень похож на человека, который готов валяться где попало, он выглядел аккуратно и отглаженно. Но конечно, он командный игрок, и тренировку дисциплинированно заканчивает вся маленькая команда из двух человек, в этом, наверно, есть некий сакральный смысл... И не тот, о котором я сейчас подумал.
- Спасибо, - я отпил немного и протянул бутылку обратно. Освежиться было самое время.
Ал не только любит ходить за руку на улице, он вообще любит трогать людей, этим надо воспользоваться. Я прикрыл глаза, запоминая ощущение.
- Конечно, в порядке, - откликнулся я на заботливые расспросы. – Просто замечательно. Что со мной может случиться?
Я себя чувствую, как на небесах.  Я бы сейчас помахал руками, оставляя отпечатки крыльев на снегу – конечно, если бы был снег, и если бы Алистер не поглядел на меня после этого, как на больного придурка.
Я лениво поворачиваю голову и смотрю на него. Мы глядим друг другу в лицо, спокойно, сбросив после бега всяческое напряжение, я не чувствую в этом никакого подвоха. Глаза у Ала голубые, как небо над Калифорнией. В глаза Джонни я мог смотреть подолгу.
- Потому что Кроули?
- Ну да, Кроули!  А ты знаешь еще какого-нибудь известного Алистера?.. Вообще-то, по уменьшительной форме я предположил, что ты Александр.
Мы глядим друг другу в глаза, никуда не торопясь. В памяти моей всплывает один психологический эксперимент, материалы про который в последние два года только ленивый не перепечатывал – «Тридцать вопросов, чтобы влюбиться». Потому что там говорилось, что половина успеха – это смотреть друг другу в глаза. И потому что наша газета, только успев сдать рождественский специальный номер, начинает готовиться к очередному рекламному празднику - Дню Святого Валентина.
- А мы к Святому Валентину собираемся опубликовать «Тридцать вопросов, чтобы влюбиться». Ну, или не влюбиться, если это совсем никак, а просто испытать к человеку теплые чувства. Хотя вообще-то, этот опросник уже года два можно найти в интернете. Но от лишней публикации вреда не будет – я считаю, надо сеять вокруг мир и любовь любыми способами. Даже среди бомжей, которые ценят рекламную газету за ее теплоту… А ты Ал, слышал об этом эксперименте? – интересуюсь я, приподнявшись на локте, и принимая позу его совершенно непохожего зеркального отражения.

+1

14

Ал мог навскидку предоставить щедрый список того, что может с кем-то произойти, но понимал, что здесь говорят скорее его личные проблемы, а не окружающих, и предпочел не навешивать эти проблемы на других. Он в порядке, и хорошо. Взрослый человек, в конце концов, может сам определять, и не просил Ала брать за себя ответственность.
В этом и вечная проблема, подумал он. Не просят. А если кто-то просит, это ведь наоборот означает только то, что человеку нужна нянька а не ты как личность, и что от него или нее следует бежать за тридевять земель.

- Ну вообще да! Алистер Маклин, например. И еще парочка товарищей, о которых вряд ли слышали заграницей, да. - Он усмехнулся. Потом поделился: - Моего деда звали просто Александр. Наверное поэтому уменьшительная форма по привычке прижилась такой. Ну и потому, что "Алли" я всегда ненавидел. - Он рассмеялся. Почему Себастьяна интересуют такие детали? Гм, возможно и не интересуют, а ты просто его утомляешь. Но нет, он ведь и задает соответствующие вопросы. И явно создает из этой информации какую-то свою картину. Люди с цепким, оригинальным взглядом, все же самые интересные. Ал сам так не умел, но любил хоть наблюдать за другими.

- Теплота, эмоциональная и физическая - газеты действительно согревают нас всех. - Он весело согласился. - Нет, не слышал. Какие там вопросы, например? - И почему, он не спросил, ты об этом сейчас со мной заговорил?

Отредактировано Alastair Cameron (2016-01-19 09:18:49)

+1

15

- Алистер Маклин, что-то знакомое... Это не рок-певец восьмидесятых?
Насколько я знаю, Алистер – это имя специфически шотландское. У тебя родители случайно не шотландские  националисты, Ал?
– робко спросил я.
Меня всегда интересовало, где истоки противоречивых воззрений Джонни, а выяснить это не было возможности, потому что Джонни не обсуждал со мной свою семью. Семья – это святое. При абсолютно обычном первом имени, второе имя у Джонни – Рори (Ruaridh). Но мало кто знает об этом каменистом нагромождении букв: подписывая свои научные работы, Джон Р. Макнайт всегда сокращает его, отчего все именование в целом обретает академический вес.

- ...Какие там вопросы, например?
- Там три серии вопросов, - начал увлеченно объяснять я. - От личных, но довольно нейтральных, до… скажем так, этически рискованных. Но все вопросы объединяет то, что так сразу на них не ответишь, приходится подумать малость. А потом – ну, когда все тридцать вопросов уже позади - надо четыре минуты глядеть друг другу в глаза. Или три… У меня плохая память на цифры. Сейчас уточню.
И я стал рыться в телефоне.
- Вся суть в том, что метод  работает именно при личном общении, - параллельно объяснял я. - С интернетом кто-то наверняка экспериментировал, но я не знаю о результатах. Мне бы тоже хотелось попробовать, но не в редакции же. Не хочу подавать плохой пример. Всем ведь тоже захочется. Знаю я своих сотрудников, разобьются на пары и давай развлекаться. А мне их в чувство приводить, как-никак, сдача номера на моей ответственности...
Вот. Нашел в Psychology Today. Четыре минуты. А вопросов тридцать шесть на самом деле. Вот например – «Хотели бы вы прославиться, и чем именно?», «Каким был бы для вас совершенный день?»

Я выбираю наиболее безобидные вопросы, чтобы соблазнить Ала на них поотвечать. Я как-то вдруг загорелся этой идеей. Нутром чую, что она обещает ослепительные перспективы, энтузиазм меня греет даже на влажной после недавних дождей траве, под жидким декабрьским солнышком. Но я-то в куртке, а Ал в тонком спортивном костюме.
- Пойдем куда-нибудь в тепло,, - предлагаю я, - пока к земле не примерзли.

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-01-18 18:53:29)

+2

16

- ...Это не рок-певец восьмидесятых?
Ал фыркнул и запустил в Себастьяна бутылкой, (потому, что это единственное что у него было в руках,) отмечая, что на этом они видимо окончательно и безвозвратно перешли черту фамильярности. Это произошло неумышленно, но он все равно испытал облегчение по этому поводу. Обязательные социальные танцы с бубном очень тяжело держать во внимании, когда на самом деле чувствуешь, будто знаком с человеком всю жизнь.
- Это писатель! Ну, не высокая литература конечно, но на самом деле, он очень даже неплох. - Он приподнялся с травы и присел на корточки, чтобы не промокнуть окончательно.

- ...У тебя родители случайно не шотландские  националисты, Ал?
- Есть немного. - Он ответил, изображая безразличие. - Да и я сам недалеко от яблоньки укатился. - Ему было много чего сказать по этому поводу, но темы политики иногда оказывались настолько взрывоопасными, что он не хотел портить из-за них отношения. Только тогда, когда он будет уверен, что мнение этого человека ему важно, и если оно будет настолько не соответствовать его мнению по абсолютно кардинальным вопросам, что их мировоззрению не найти общую платформу никогда... вот тогда придется. А для начала собеседнику надо будет решить, приемлем ли для него какой-либо национализм в окружении в принципе.

Он выслушал объяснение Себастьяна с интересом, и растущей уверенностью в том, что с ним все таки флиртуют. И эта перспектива его радовала не только потому, что Себастьян был ему приятен, хотя эта причина конечно была главной, и без неё бы никуда. Но присутствовало еще и облегчение - наконец вот эти все танцы исполняет кто-то другой по отношению к тебе, а не ты по отношению к кому-то! Более того, это кто-то, кто в них искушен, и для кого они явно не в тягость. Какое идеальное разделение ролей.
- Пойдем, потренируем этот ваш метод. - Он кивнул. - Звучит интересно. Но перед этим, кружок вокруг озера! Что? Мы ведь уже здесь! Ну давай, и потом можно пить кофе с чувством выполненного долга.

Отредактировано Alastair Cameron (2016-01-20 19:01:56)

+2

17

Я инстинктивно ловлю бутылку на лету, затем гляжу на нее с восхищением.
- Так ты все время с ней бегал? Какой ты сильный, Ал! – вырывается у меня, и я смотрю ему в лицо с восторгом старшеклассницы.
Затем мысленно одергиваю себя. Мне еще отвыкать и отвыкать от реакций, за годы въевшихся куда-то под кожу, в ладони, в язык.
Лесть. Можно грубая, в любых количествах, по любому поводу. Вот что всегда интересовало Джонни. Во всяком случае, вот чего он ждал от меня, и что я готов был ему предоставить, потому что это удивительно, его взгляд в ответ. Еще и еще мне хотелось испытать этот благоговейный трепет, когда от простых моих слов загорался в его синих глазах несказанный, невыносимый свет. «Какой же я классный,» - читалось в них, аж звенело. Моя влюбленность отражалась в этих зеркалах  влюбленностью в себя, граничащей с безрассудством. Это была единственная грань безрассудства, которую мне удалось нащупать в крайне расчетливом Дж.Р. Макнайте, о которую нам обоим удалось порезаться, и хватит, хватит о нем.
- Да, Маклина надо будет почитать, - говорю я, глубокомысленно нахмурившись. – Чувствую, это пробел в моем гуманитарном образовании.
И с готовностью протягиваю руку бодро вскочившему Алистеру. Чтобы он поднял меня с земли, пока я еще не пустил корни в Калифорнийскую почву.
Кружок вокруг озера? Да ты сдурел, дружок, транслирует мне в мозг моя печень, опять она.
- Логично. Бегом быстрее доберемся обратно, - покладисто отвечаю я Алу, полностью игнорируя какие бы то ни было  свои внутренние голоса. Не столько кофе меня манит (чувствую, что производство адреналина в моем организме уже налажено) - мне не терпится услышать ответы Алистера на всяческие вопросы.
Я поднялся, отряхнулся, машинально достал из кармана пачку, вытащил сигарету - они мне всегда помогают скоротать время при выполнении не слишком увлекательных задач. Вспомнил, что бег - уникальный случай, когда сигарета скорее помешает, вздохнул и спрятал ее за ухо.
Побежал вслед за Алом, нагнал его, но почувствовал, что беседы придется приберечь на потом.  Разговаривать на бегу трудно. Кашлять тоже трудно, а, черт подери, хочется.
Пока мы бежали вокруг пруда с вековыми ивами, я еще держал лицо. Но когда зашли на обратную траекторию, начал кашлять, как больная овца. Как больной ирландский баран. В рубрике курьезов мы как-то поместили статейку про барана, который ушел из дома и вернулся только, когда оброс так, что не мог нагибать голову за травой. Вот я, как он. Держу пари, что он тоже бегал не очень. Но ему хотя бы было тепло.
Отчаявшись бороться, я прислонился спиной к ближайшему дереву, чтобы глотнуть остатки воды из Аловой бутылки, вытащив ее из кармана. Другой рукой я пытался жестами показать, что все в порядке. Чтобы не пугать Ала и других людей.
- Все окей, - проговорил я, отдышавшись. – Я каждый раз так.
Это правда, но за время, прошедшее с прошлой пробежки, я про такую неприятность, как утренний кашель курильщика на бегу, совершенно забыл. Конечно, здорово иметь такой характер, при котором моментально забываешь все плохое. Но иногда неловко получается.

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-01-21 04:09:51)

+1

18

Ал посмотрел на него, удивлённо приподнимая бровь. Это не такая большая бутылка. Он что, издевается? С чего вдруг? Но перед тем, как обижаться, наверное можно просто выяснить.
- Ээ, это всего-лишь два стакана. - Он заметил. - А это у меня такой элегантный способ обойти тот факт, что я не могу перевести пол литра в унции в уме, да. В общем, это не такой уж и подвиг, попустись. - Он протянул Себастьяну руку, и перешёл на медленный бег. Нет, вроде не издевался. Странно.

Возможно, он думал с беспокойством пока они бежали, не надо было так нагружать Себастьяна вот так сходу. Вряд ли, конечно, это будет иметь для него какие-нибудь негативные последствия в плане здоровья, но если занятие неприятно, дальше человек будет стараться его избегать. Впрочем, не только человек. Даже мышь в лаборатории избегает болезненных ударов током. И теперь эти мысли омрачали его пробежку, не давая расслабиться и получить удовольствие.

- Извини. - Он сказал, останавливаясь рядом. Он упёр руки в бока, переводя дух. Нагнулся, снова выпрямился, потягиваясь. - Не думал, что все так плохо. - О, прекрасно, теперь заставь его чувствовать себя слабаком. - В смысле, это не ты плох конечно, я просто хотел сказать, что тебе очень надо бросать курить! - И поучи жить ещё немного. Нет, лучше всего, сунь себе ботинок в рот и молчи. - Ээ, пройдём в кафе? - Он попытался пригладить взъерошенные волосы. - Если нас пустят в таком виде.

+1

19

- В таком виде? В каком виде? – я нервно оглядел себя со всех сторон – мало ли на чем я успел поваляться на газоне, здесь все-таки собачек выгуливают… -  Да вроде все в порядке, - пришел я к выводу, сняв куртку, придирчиво осмотрев ее и встряхнув ею в воздухе, отряхивая от приставших стебельков сухой травы.
И огляделся вокруг, охваченный блаженством – наконец-то отпустило: я никуда не бегу и не кашляю, как мало надо для счастья! Пахнет солнцем и мокрыми ветками. Поют птички, прилетевшие с севера на зимние каникулы. Бежит по дорожке красногрудый робин с червяком в клюве. Алистер чешет в затылке с малость виноватым видом, словно он не прочь надо мной поржать, но воспитание не позволяет, а стройное обоснование собственного превосходства он еще не разработал, да может быть, и вообще этим не занимается.
- Если у тебя есть опасения, что мы в Старбакс по дресс-коду не пройдем, - кивнул я на маячивший впереди выход из парка, – то, может, сразу пообедаем. Не знаю, как тебе, Ал, а мне уже жрать захотелось. И желательно чего-нибудь горячего, а не бутербродов. Ведь уже полдень близко! Можем к китайцам зайти, их мятым спортивным костюмом не удивишь. И у них есть печенье с предсказанием судьбы!
Джонни вот был готов пожрать практически в любое время суток, причем предпочтение отдавал домашней кухне. Любил оладьи. Наевшись, ритуально заверял, что его мама готовит лучше. Что-то я о нем в прошедшем времени… Впрочем, я ведь не знаю, может, сейчас его вкусы переменились. Все мы плывем по реке времени. Я зацепился за корягу на мелководье, а Джонни гребет себе вверх по течению, как лосось, в эволюционно правильном стремлении метнуть в вечность побольше шотландской икры. Скоро скроется за сверкающей вдалеке излучиной.
- Что скажешь, Ал? – смотрю я на него с улыбкой и щурюсь, смаргивая навернувшиеся от кашля слезы.
Сквозь мокрые ресницы, под прямым калифорнийским солнцем, лицо Ала – как засвеченный полароидный снимок, на котором видно только самое основное: пунцовые губы, выразительные брови. Голубые, как декабрьское небо, глаза.

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-01-22 18:54:51)

+2

20

Ал рассмеялся. Ну да, конечно. США, Старбакс, нормальный вид. О чем это он.
- Раньше, когда я видел сидящих в ресторане людей в спортивных костюмах, я сразу догадывался, что это американцы. И неизменно оказывался прав. И вот теперь я превратился в такого же! Ассимиляция в действии. - Он улыбнулся, отражая улыбку Себастьяна. Нет, все же он не издевался. Кажется, Ал ему и правда нравится, хоть в каком-то смысле. Удивительно, учитывая то, что Ал неизменно начинал нервничать и следовательно нести ахинею именно тогда, когда хотел понравиться.

- Да можно и пообедать. Если знаешь хорошие местечки, веди! - Он хлопнул Себастьяна по плечу, и сразу руку не убрал, а прошел так еще немного. Себастьян был выше него, и долго так держать руку было неудобно. Очень жаль, разгоряченное после физической активности тело было приятным наощупь. Хотя наверное это и в любом другом состоянии было приятным наощупь. Так, прекрати, сконцентрируйся. Ты даже перестал обращать внимание на траву, дорожки, и птиц. Смотри не войди в столб. - Не обязательно пешком, конечно. Я оставил машину там, где мы встретились.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Здоровый образ жизни