vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Survivor ‡...или бедный Дитрих


Survivor ‡...или бедный Дитрих

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

https://media.giphy.com/media/3VMZDyn8uOU0g/giphy.gif
Участники:
Тони и Дитрих.
Место:
Сан-Хосе и Сакраменто.
Время:
Январь 2010 года.
О флештайме:
О том как много нужно терпения, чтобы терпеть капризы любимой, когда она в интересном положении. Но Дитрих ведь привык решать сложные задачки?  :D

+1

2

- Что же, если тебе нравится быть женой на выходных и покрывать этого белобрысого придурка, закрывая глаза на его похождения – мне нечего сказать тебе, сестра, - с чувством, как будто отрезала, сказала Лидия, прежде чем повесила трубку, заставив Пейтон слушать короткие гудки в трубке, которую она повесит лишь минутой позже. Да, сестрица умела всегда поддержать младшую из сестер Брик. Особенно теперь, когда матери не стало, а расстояние между ними сокращалось лишь на время телефонного разговора. Одна только Лидс не поверила до конца в ту басню, которую всем пропела не очень внятно Тони. Но, если Лорелея жалела подругу и не желала прикапываться к тем моментам, что вызывали определенные вопросы в истории женщины, то Лидия наоборот – красочно описала, не сдерживая ни эмоций, ни слов, ни тем более предположений, что ожидает на Пейтон в случае, если она оказалась правой.
А она была права. Ведь отцом ребенка Тони не являлся Картер.
Только почему-то судьбе было угодно устроить все настолько сложно, будто бы злодейке хотелось утешиться несчастьем бедной беременной женщины, что добывала последние сроки своей беременности. Конечно, она прекрасно знала, что не будет просто нести ту ношу, которую свалили себе на плечи они с Дитрихом, однако никто не предупреждал ее о том, что будет настолько сложно, а моментами даже невыносимо слушать все эти теории, догадки, что злили и даже доводили до белого каленья Тони.
Шмыгнув носом, женщина не предалась слезам, хоть и хотелось. Обида на Лидс была велика, но плакать из-за нее Тони даже не думала – привыкла к темпераменту своей взрывной сестры, что могла перевернуть весь чертов Сакраменто, если это понадобится, чтобы достать одного ненавистного ей еще со школьных времен немца. Правда, что могла бы сделать тогда Лидия, Пейтон даже не бралась себе представить. ДА и не к чему это было. Сама могла позвонить мужчине по сотовому, благо у нее были все его номера – мобильный, домашний и рабочие, с пометкой в какое время стоит куда звонить, дабы лишний раз не переживать и не напрягаться. Такой график Дит оставил ей пару месяцев назад, когда она все никак не могла застать любимого на работе, желая тем самым проверить – действительно ли он работает? Тогда оказалось, что Тони мучает рабочий телефон в то время, когда Дитрих либо на ланче, либо на встрече. Однако сейчас женщина снова задумалась – действительно ли это было так, как ей сказал Дитрих? Сомневаться было не так уж и хорошо с ее стороны, однако … она ни разу не была в Сакраменто, а тот случай поездки надцать лет тому назад не в счет. Дитрих тогда еще учился, а она была так молода и наивна!
Решив не забывать голову из-за разговора с сестрой, Пейтон направилась в гостиную, где включила телевизор, под шум которого и засела за шитье. Она надеялась сшить для их с Дитрихом ребенка хоть что-нибудь красивое и уникальное. В журналах для молодых мам, которые попали в руки Тони было столько всего красивого, да вот только была одна проблема, при этом не мало важная – далеко не все получалось у женщины так красиво, как было в журнале! Конечно, красивый и оригинальный костюмчик белого кролика для маленького озорника худо-бедно Пейтон сотворила своими кривыми ручонками, однако аппликация из разных кусков ткани на покрывале для ребенка никак не получался. И … едва только начинающий дизайнер самоучка уселась за работу, как укололась иголкой, после чего с чувствами оттолкнула свои труды последних трех дней.
- Пора спать! А не страдать ерундой, – скомандовала Тони себе, выключив телевизор, выдернув из розетки кабель, поскольку никак не могла найти пульт, который только что держала в руках. Только одно дело решить спать, а совсем другое привести мысли в состояние безмятежности, расслабиться и просто уснуть.
Пейтон воротилась из стороны в сторону, не в силах выкинуть из головы все то, что выслушала около часа тому назад от Лидии, и поняла сейчас одну простую истину – она ищет оправдания, она старается все принять и перенести, тогда как сестра в чем-то была права. Конечно, этого Тони ни за что на свете не скажет Лидс, однако сейчас, отбросив в сторону свое одеяло, направилась к телефону – судя по часам, Дитрих обязан был быть дома, а потому Тони решительно набрала домашний номер любимого мужчины, чтобы, так сказать, проверить его на вшивость, а заодно высказать ему все, что она думает. Правда, пока мужчина подошел к телефону и снял трубку, Пейтон основательно расклеилась и разволновалась, от чего поначалу, словно проглотила язык…
- Дитрих, ты жестокий, не буду говорить кто и упоминать не красивые слова, - категорично проговорила женщина, прежде чем всхлипнуть и пустить жаркую слезу пробежаться по смуглой щеке. – Ты меня совсем не любишь! Я здесь совсем одна, а ты там чем занимаешься?! Хорошо погулял сегодня?! И ты даже не захотел мне позвонить?! Тебе совсем все равно что ли?! – расплакалась беременная и слишком капризная Тони, дав волю чувствам и эмоциям. И черт подери, но это было только начало громких заявлений.

+1

3

Что собой представляет обычный рабочий день Дитриха Данцигера? Обычно, предприимчивый немец старался успеть сделать сразу несколько дел - и не только связанных с коллекторским агентством Клементе. Само собой, Дитрих не собирался всю свою жизнь быть финансовым советником одного из капо семейства Торелли и уже сейчас подумывал о том, чтобы в недалеком будущем сменить профиль своей работы. В конце-концов, он дипломированный экономист, хотя его конек, как оказалось, совершенно в другой сфере деятельности - Данцигер был неплохим переговорщиком и благодаря своей феноменальной памяти умел удивлять оппонентов, не принося с собой абсолютно никаких записей о договорах или сделках и умело оперируя фактами. К тому же, теперь у Дитриха был особый стимул для создания "фундамента" своего нового будущего, которое на данный момент было ощутимо как никогда ранее: к немцу вернулась его обожаемая дама треф и уже совсем скоро должна была подарить ему ребенка. Данцигер был рад, что Тони не стала долго раздумывать и ушла от своего мужа при первой же возможности - кстати говоря, развод с Картером был оформлен не так уж и давно. И бедняга Джон пытался уговорить Пейтон остаться и не рисковать всем ради кратковременной (как ему казалось) любовной интрижки, однако все было решено самой судьбой в тот самый момент когда Дитрих и его пассия увидели друг друга в ресторане после долгой разлуки.
Правда сейчас, к сожалению, для Данцигера, ему приходилось выполнять роль этакого приходящего гражданского мужа для Тони - он очень боялся за ее безопасность и потому пока что не решился привезти в Сакраменто. Все выходные и свободные дни немца проходили в переездах между двумя городами, потому как он чертовски скучал по своей даме треф и прекрасно понимал почему она так часто переживает из-за его отсутствия и конечно же ревнует.
Хотя... если подумать, "подогрев" ревности Тони не обошелся без ее старшей сестры? За прошедшее со времени учебы в школе время, Лидс так и не смогла простить Дитриху собственного нежного чувства, которое ему пришлось отвергнуть. Поначалу Лидия реально была уверена в том, что ее сестра забеременела от своего мужа, но появление одного белобрысого кретина спутало все карты и заставило ее бросить Картера. В связи с этим совсем нетрудно представить как Лидс была зла, когда узнала, что костер прежних пылких чувств вспыхнул с новой силой?
Обо всем этом Дитрих успел подумать, когда после завершения всех дел в офисе, поехал на благотворительный аукцион - там его обещали познакомить с одним очень известным политиком из Вашингтона. Данцигер был наслышан об этом человеке и был совсем не прочь поработать на мистера Рубио, чтобы оправдать свою репутацию истинного ловкача... но для этого надо было еще, так сказать, "прийтись ко двору" влиятельному конгрессмену. Собравшись и одевшись в строгий темный костюм от итальянских кудесников портняжного искусства, немец приехал на аукцион с фуршетом и светским раутом и дождался нужного человека из окружения Рубио. Дальше уже было куда проще, так что после разговора с политиком у Данцигера была назначена следующая встреча после выходных. И это было просто прекрасно, ведь если все сложится благополучно, со временем, Дитриху удастся стать лоббистом, представляющим интересы республиканской партии, влияние которой стало как никогда велико в Сенате и Конгрессе США.
Домой Данцигер вернулся в приподнятом настроении и уже собрался было лечь спать, чтобы поутру ехать к Тони, как вдруг раздался телефонный звонок - любимая как чувствовала, что ее благоверный наконец-то добрался до своей квартиры.
-Привет, милая.., -поздоровался было немец и на него тут же посыпалась лавина упреков - иначе не назвать? И судя по всему, его ненаглядная успела себя капитально накрутить не без помощи своей любимой сестрицы. Во всяком случае иного объяснения услышанному у Дитриха не было... -Я только что пришел с работы... и ты просто забыла - я вчера тебе говорил, что буду поздно, потому что нарисовалось срочное дело. Не говори пожалуйста, что я тебя не люблю - ты прекрасно знаешь что это не так!
Данцигеру оставалось лишь тяжко вздохнуть, когда он услышал как Тони начала всхлипывать в трубке... и естественно, позволить ей оставаться в таком состоянии на ночь глядя одной, он не мог. Ей нельзя волноваться, ведь до появления малыша осталось всего ничего, так что надо было действовать, позабыв о желании как следует выспаться за всю суматошную рабочую неделю.
-Так, любимая моя, давай ты сейчас успокоишься, ляжешь поудобнее в постель и будешь ждать меня? Я сейчас же выезжаю и постараюсь приехать как можно скорее. Не представляешь как я по тебе соскучился и как хочу побыстрее увидеть и обнять. Договорились? Тогда пожалуйста перестань плакать, сейчас я приеду и все тебе объясню.
Вновь одев свой пиджак и прихватив пальто, немец буквально помчался на стоянку за своим танком. Если удастся избежать пробок, он приедет в Сан-Хосе где-то часа через полтора и сумеет успокоить свою единственную и неповторимую упрямую женщину.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-08 02:38:32)

+1

4

Порой мы не ценим то, что нам дарит судьба и лишь потеряв ее бесценный дар, осознаем, как много потеряли. Тогда остается лишь кусать локти, рвать на себе волосы и пытаться догнать ускользающее счастье, если только гордость не помешает. Ведь гордость, порой та еще капризная госпожа, наступив на хвост которой бывает ой как не приятно. В подобном положении уже находилась однажды Пейтон, когда, разругавшись раз и навсегда со своим любимым немцем, была вынуждена осознать, что более никому не будет под силу пленить ее сердце. Гордость тогда не дала женщине возможности отправиться в Сакраменто и признать свою неправоту. Хотя, разве она считала себя неправой? Нет. До сих пор была уверенна, что по делу высказала все свои замечания мужчине – криминальная подоплека и темные дела, в которые втягивал его дружок, не приведут к добру. Ошиблась она тогда лишь в том, что отпустила Дитриха одного в Сакраменто. Кто знает, пришлось бы ей тогда сейчас, находясь на восьмом месяце беременности, дожидаться пока гражданский муж приедет к ней на выходные, выкроив свободную минутку, будто для любовницы какой-то.
Но, на самом деле судьба дарит второй шанс не так уж и часто. И сидя сейчас с трубкой у уха, слушая голос любимого мужчины, Пейтон не могла сдержать своих слез. Она всхлипывала, рыдала, хоть и знала, что зря – ребенку это не принесет пользы. Но, говорят, что порой поплакать бывает полезно – со слезами уйдет хоть та часть негативных эмоций, что так тяготит сердце и омрачает мысли каждый раз, стоит Тони увидеть счастливую семейную парочку где-нибудь. В прочем, подобное часто случалось, когда они с Лорой заходили куда-то выпить чаю со сладеньким, от которого женщина порой просто не могла отказаться. Все-таки имела эту пагубную слабость, из-за которой все больше и больше набирала веса.
Конечно, Пейтон хотелось, чтобы все было иначе. И если она не могла переехать в столицу штата к любимому мужчине, наивно надеялась привязать его к себе при помощи ребенка в Сан-Хосе, что получалось, по правде говоря, хреновато. Дитрих приезжал по любому зову, он выделял ей максимум своего времени, вертясь, словно уж на сковородке, однако всегда возвращался обратно в Сакраменто, будто бы там было медом помазано. Хотя, женщина прекрасно понимала ту причину, по которой мужчина не мог бросить то занятие, которому посвятил так много времени и сил, да и сколько жертв было сделано рани оного? И тогда, и сейчас они будут ходить по кругу, пока что-то не произойдет и не разорвет этот проклятый замкнутый круг. И как же горько было осознавать, что ей это было не под силу. Ведь каждый раз ей снова и снова придется слушать справедливые, с одной стороны, причитания старшей сестры, от которых ей будет также погано, как и сейчас.
- Но ты мне не позвонил… - с жалостью повторилась темнокожая женщина, вытирая свои слезы, которые наконец смогла взять под свой контроль. И, пожалуй, именно поэтому она не стала продолжать истерить в трубку телефона. Тем более, голос Дитриха действовал на нее так … обнадеживающе и успокаивающе, что Пейтон могла закрыть глаза и поверить почти всем его оправданиями, которые только мужчина мог попытаться донести нее. Однако ключевым тут было слово – почти. Далеко не всегда было просто верить на слово. Хотелось убедиться самостоятельно, так сказать – увидеть все своими глазами. Но, увы, по понятным причинам это было невозможно.
- Ты сейчас приедешь? – с надеждой и определенно радостными нотками произнесла Тони, вытерев последние следы слез, а также всхлипнув лишь по инерции. – Приезжай тогда скорее, я тебя буду ждать, - чуть тише проговорила Пейтон, прежде чем мужчина положил трубку.
Что же, теперь оставалось лишь оглянуться по сторонам и осознать, что в доме царит настоящий срачельник, который было бы стыдно показать любимому мужчине. Но, для начала Пейтон определенно предстояло заесть горечь обиды на свою судьбу-гадюку и истерики, поэтому в первую очередь она отправилась на кухню. В холодильнике благо было полным-полно еды. В последнее время у Тони появилось куда больше времени, поскольку ей пришлось взять декретный отпуск, а потому свободное время женщина убивала на кухне, экспериментируя с теми или иными продуктами или шитью, если только женщина не срывалась в очередной раз из-за неудачной попытки. Однако особенное место в холодильнике отводилось сладкому и мороженному в том числе. Так что, Пейтон вытащила свое ведерко шоколадного мороженного, которое только сегодня так предусмотрительно приобрела. Подавив зевок, женщина вновь включила телевизор, где показывали какую-то откровенную фигню и приступила к поздней трапезе. Конечно, она прекрасно отдавала себе отчет, что завтра будет злится из-за своей слабости, только … что она могла поделать? Раз любимый приедет уже сегодня, стало быть надо поднять себе настроение и встретить его достойно, как и полагается женщине, соскучившейся и истосковавшейся по своему мужчине.
Собственно, закончив с мороженным, которого оставить на завтра было точно также жалко, как и доедать весь (кило, лишние кило!), Пейтон поднялась из-за стола и направилась в гостиную с твердым намерением убраться. Правда, уборкой она планировала поначалу заняться по утру, аккурат до приезда Дитриха, но … планы менялись на ходу. И, если сил расставить все по местам (спрятать лишние шмотки или выбросить в мусор какие-то фантики) у нее хватило и сил, и терпения, то вот на пылесос практически не хватало сил. Она чувствовала себя скорее крейсером, набитым по завязку, а не женщиной с изящной походкой от бедра, как было раньше.
- И куда все делось? – риторический задала себе вопрос Пейтон, всхлипнув вновь, прежде чем усесться на диван, чтобы пустить не одну пару слезинок по своей точеной фигуре, которую будет уже не вернуть. – Ну, малыш, и почему ты так со своей мамой? – погладив свой живот, вслух произнесла женщина. – Твоя мама теперь сама на себя не похожа – совсем толстой стала, как бабушка Констанция, ей богу, - вытирая слезы тыльной стороной ладони, произнесла она, прежде чем услышала звук открывшейся двери. И ведь, стоило только появиться на пороге гостиной Дитриху, как женщина не удержалась и, оценив его вид, закрыла глаза руками.

+1

5

Дитрих не раздумывая помчался в Сан-Хосе, не решившись ждать до утра и оставлять Тони в расстроенных чувствах - ведь как известно, женщина в интересном положении способна придумать бог знает что и поверить в это. Не дай бог, ей снова позвонит Лидия и не поленится полить проклятого белобрысого немца отборным ядом, как она любила обычно это делать. Увы, но Данцигер не мог пока что рассказать жене, что причиной столь явной неприязни к нему его сестрицы была в далеком школьном прошлом - или, если говорить точнее, со времен выпускного класса. Тогда Лидс была одной из самых красивых и популярных в школе девчонок, несмотря на свой злой язык и вредный характер. Дитрих учился с ней в одном классе и начиная с самого своего приезда удостоился от нее звания последнего кретина, хотя по сути ничего плохого старшей мисс Брик не сделал. Потом случилось нечто непредвиденное - после занятий в футбольной секции, Данцигер как-то раз задержался позже обычного... и к своему удивлению, выходя из душа застал там Лидию, причем одето на ней было лишь одно полотенце. Как оказалось, гордячка и язва Лидс давно уже была влюблена в Дитриха и решилась ему признаться - а после того как он вежливо попытался объяснить что она не в его вкусе, то обиделась на всю оставшуюся жизнь. Позже эта неприязнь была подогрета тем что проклятый немец влюбился в Тони и стал встречаться с ней - узнав об этом, Лидия просто пришла в ярость и не жалела "лестных" эпитетов для ухажера сестры.
Естественно, о том приключении в раздевалке, муж Лидс и Пейтон даже понятия не имели, так что обычный негатив Лидии по отношению к немцу оставался для них загадкой. Дитрих же прекрасно знал как она любит перегибать палку, когда дело касалось его отношений с Тони, так что теперь буквально вдавил педаль газа на своем "танке" в пол, чтобы добраться до Сан-Хосе как можно скорее. Сейчас он приедет, успокоит свою единственную и любимую и все будет хорошо - они приготовят вместе ужин и проведут просто замечательный уик-энд только вдвоем. А еще наконец обсудят как надо будет устроить детскую для будущего малыша и придумают ему красивое имя. Очень даже хороший план для двоих любящих друг друга и ожидающих своего первенца людей, не правда ли?
Оставив тойоту на стоянке, Данцигер быстро добрался до квартиры, которую снимал для Тони и открыл дверь своим ключом. Зайдя и оставив барсетку на столике в прихожей, он направился в гостиную, чтобы как можно скорее обнять свою любимую женщину... но застал ее снова плачущей в три ручья. И складывалось такое ощущение, что увидев своего любимого немца, Пейтон расстроилась еще больше??
-Тони, ради бога, что случилось?? -сняв пиджак, Дитрих уселся рядом с Тони и нежно обнял ее. -Я приехал как и обещал... и не мог сегодня позвонить тебе из-за одной очень важной встречи. Ты же знаешь, что я с удовольствием бы остался с тобой, но должен работать, чтобы у нас было все что нужно. Пожалуйста перестань плакать и подумай о нашем ребенке... ты словно совсем не рада меня видеть...
Обнимая Тони и стараясь ее утешить, немец в перерыве между всхлипываниями своей благоверной понял лишь одно - она явно думала, что он весело провел вечер с какой-то профурсеткой и наплевал на то что его ждут. После всего услышанного, можно было даже не сомневаться, что Лидия уже успела позвонить и выдать свою версию жизни белобрысого кретина в Сакраменто: он шляется там с кем попало и морочит Тони голову. При этом Дитриха типа совершенно не волнует, что заделав ребенка, который ему совсем не нужен, он заставил Пейтон отказаться от хорошего мужа... ну и далее по тексту?
-Тони... пожалуйста послушай меня? В конце-концов, я имею право оправдаться... ведь наверняка Лидс уже тебе наговорила черт знает чего? -Данцигер не позволил Тони отстранится от себя, обнимая ее крепко, но очень осторожно. -Я был на благотворительном аукционе - один и никаких девиц, о которых наверняка упомянула твоя сестра не водил с собой. У меня была встреча с одним конгрессменом, на которого я хочу работать в недалеком будущем. Давай поговорим спокойно и я тебе все расскажу? Любимая, я останусь с тобой до понедельника... и ты не представляешь как я ждал момента когда снова тебя увижу. Может ты все-таки поцелуешь меня? Я ужасно соскучился по тебе и по нашему малышу...
Оглядевшись по сторонам, Дитрих заметил на журнальном столике коробку для рукоделия и почти готовый костюмчик для ребенка - очень симпатичный и судя по всему, Тони потратила много времени, чтобы его сделать?
-Как красиво, милая! -естественно, Данцигер не мог не похвалить старания своей возлюбленной, взяв в руки костюм. -Мне очень нравится... и больше ты ничего не сделала для нашего мальчика? Я бы с удовольствием посмотрел...

+1

6

Обычно, когда Дитрих приезжал к Пейтон в Сан-Хосе, женщина встречала своего любимого куда более радушно. По крайней мере, без слез и истерик. Она, конечно, могла ворчать по поводу тех вопросов, что не вызывали у нее довольства, однако никогда не закатывала настолько диких истерик, на которые сбежались бы, наверное, даже соседи, если бы только темнокожая леди проживала не в частном доме, а квартире в многоэтажном доме, как было во время не самого ее удачного замужества. Да, конечно, Тони понимала, как неправильно поступает сейчас, предаваясь слезам, однако не могла остановиться. Тем более, когда увидела своего любимого немца, одетого, что называется с иголочки. Его костюм лежал на нем, как шитый именно под его фигуру, что вполне возможно было близко к истине – Дитрих мог себе позволить потратиться на эксклюзив, не говоря о том, чтобы сшить одежду на заказ. Но, чего только стоил сам цвет костюма, что был так ему к лицу, не говоря уже о рубашке, ворот которой был небрежно расстегнут, предавая особого обаяния мужчине, которого так любила Тони.
- Интересно, что это была за такая важная встреча? – стоило только Дитриху попытаться оправдаться, как женщина быстро пополнила список каверзных вопросов, на которые у нее заранее были готовые, пусть совершенно не приятные ей ответы. – Наверняка был в окружении каких-то девиц или только одной? Она длинноногая блондинка или брюнетка? – пробубнила она себе под нос, пока немец бережно стал обнимать ее, надеясь успокоить. – Я думаю о нашем ребенке, Дитрих. Думаю! А вот ты совсем не думаешь обо мне, ведь дела и работа всегда важнее, - добавила ко всему вышесказанному Тони, несмотря на то, что слова Данцигера возымели определенный эффект. Пейтон мало-помалу начала прислушиваться к его словам, а прикрыв глаза с удовольствием вдохнула любимый аромат его парфюма, которого так не хватало ей каждую ночь с тех пор, когда они простились в последний раз где-то вечером в воскресенье, ведь к утру понедельника Дитриху нужно было оказаться в Сакраменто на какой-то важной встрече.
- Сколько у тебя только этих важных встреч?! И при чем здесь Лидия… – недовольно упрекнула Тони своего любимого, прежде чем он решил капитально взяться за свое оправдание. В ответ на эту попытку, она попробовала отстраниться от мужчины, чтобы строго взглянуть на него своими заплаканными карими глазами, да вот только он не позволил ей этого сделать. Хотя, она все-таки подняла взгляд на немца, что был само терпение и тихо взялся доносить до женщины свою правду, к которой Тони так или иначе прислушивалась и вновь обретала то доверие, без которого ей было не прожить и дня.
- Ты правда соскучился? – тихонько переспросила женщина, желая убедиться в правдивости слов Дитриха. Тони аккуратно улыбнулась своему любимому, все еще не зная, стоит ей успокаиваться или нет, прежде чем он оглянулся по сторонам и потянулся к изделию, которое сшила своими кривыми руками Пейтон. – Это не просто костюмчик кролика, Дит. Это халатик для ребенка после купания – набрасывается на головушку и тельце, - улыбнувшись чуть шире, произнесла женщина в ответ. Все-таки ей было приятно услышать эту внезапную, пусть и не самую заслуженную похвалу, ведь знала, как много было в ней недочетов… - Это пока одно-единственное изделие достойное внимания, - пожала плечами женщина, прежде чем освободилась из объятий мужчины, чтобы подойти к столику, на котором также находилась то самое одеяло, на которое она пыталась нашить целую аппликацию из лоскутков ткани разных цветов и форм, которые должны были составить целый рисунок.
Разложив свое изделие, на которое она потратила так много сил и времени, Тони тихо вздохнула – это было совершенно не то, чего она хотела. Да и красивым можно было бы назвать лишь с натяжкой, а потому она бы не оставила нечто подобное для своего ребенка. Хотя, кажется именно так только что мужчина назвал это безобразие? Нахмурившись, Тони задумалась лишь на короткое мгновение, прежде чем в один момент все собрать в одну кучу и отнести в мусорное ведро – жалко, конечно, трудов, потраченного времени и материалов, но ее малыш явно заслуживал чего-то получше.
- Дит, ты будешь чай? – спросила темнокожая леди, будто бы ни в чем не бывало, вернувшись на порог гостиной. – Я с удовольствием послушаю о том, как прошел тот твой благотворительный вечер… или ты устал и хочешь спать? – поинтересовалась Тони, хотя более всего ей хотелось, конечно же слушать голос любимого, а также засыпать под его тихий и размеренный тембр.

0

7

-Просто Лидия никогда не упустит момента, чтобы не поязвить в мою сторону, -на этом месте стоило бы вздохнуть, ведь о том чтобы Лидс забыла прошлые обиды оставалось лишь мечтать. Дитрих лишь пожал плечами, не надеясь что когда-нибудь заслужит хоть каплю уважения в глазах свояченицы. -Я не могу просить тебя не общаться с ней... но ты не должна принимать все что она говорит так близко к сердцу. Ты прекрасно знаешь как сильно я люблю тебя и очень жду момента когда появится на свет наш сын. И я очень соскучился по тебе за эту суматошную рабочую неделю... хотел бы послать все к черту, но не могу. Моя работа приносит нам с тобой хорошие деньги - а я хочу чтобы у тебя и нашего ребенка было все самое лучшее.
Увы, но в чем-то Лидс была права... и Данцигер прекрасно это понимал, как знал и то, что положение любовницы несомненно обижает Тони. Он хотел бы вернутся на несколько лет назад и все изменить, исполнив свое самое заветное желание и женится на Пейтон еще во времена их буйной молодости. Тогда они могли позволить себе любое безрассудство и жили одним днем, просто радуясь тому что продолжают находится рядом друг с другом. Позже, время внесло свои коррективы, заставив их обоих изменится... и Дитрих наверное никогда уже не простит себе того что расстался с Тони и по сути позволил ей стать женой другого.
Однако, если прошлого нельзя изменить, то всегда есть шанс исправить собственные ошибки? Вновь сойтись, наплевав абсолютно на все, было единственно верным решением, а будущий малыш обязательно еще крепче свяжет своих родителей, уже не позволив им наделать новых ошибок. И кстати говоря - в свое время, раскладывая карты, тетушка Марта нагадала Дитриху и его даме треф не одного, а двоих детишек, так что все самое главное еще впереди?
-Этот халат для малыша смотрится просто шикарно, -отвлекся от своих размышлений немец, вновь похвалив сшитый Тони костюмчик. -Думаю что нашему сыну будет в нем очень приятно и тепло после ванны. Может быть, тебе стоит сделать еще что-нибудь такое?
Дитрих неохотно выпустил Пейтон из своих объятий и заметив как она отправила в мусорку несостоявшуюся аппликацию, не знал что и сказать. Если снова похвалить старания любимой, она может и обидется... ведь ей явно хотелось сделать для сынишки что-то очень красивое? Поучать и говорить, что не стоит опускать руки, если что-то не получилось, тоже будет совершенно не в тему.
-Дит, ты будешь чай? -поинтересовалась тем временем Тони, вернувшись в гостиную как нив чем ни бывало. -Я с удовольствием послушаю о том, как прошел тот твой благотворительный вечер… или ты устал и хочешь спать?
-Я не только хочу чаю, но и съем что-нибудь, -улыбнулся Данцигер поднявшись с дивана и подойдя к своей любимой упрямице. -Но прежде, ты меня наконец обнимешь и поцелуешь, так как делаешь это всегда. А еще... я бы с удовольствием послушал как ты соскучилась по мне...
Аккуратно обняв Тони, Дитрих не стал долго ждать, подарив ей нежный, долгий и весьма многообещающий поцелуй - врачи ведь не запретили им радовать друг друга наедине, пусть даже до рождения малыша осталось всего ничего. Немцу очень хотелось чтобы его любимая почувствовала как он скучал по ней пока ее не было рядом и перестала себя накручивать из-за всякой ерунды.
-Что если я приготовлю пару горячих сэндвичей и мы вместе попьем чаю с ними? -предложил Данцигер, продолжая обнимать Тони. -Что же до того вечера, куда я ходил, то там было не особо интересно, любимая. Меня ожидала очередная порция болтовни с нужным человеком и после того как мы пришли к соглашению, я сразу уехал домой. Так что не было никаких девиц и я думал лишь об одной прекрасной женщине, что с нетерпением ждет меня в Сан-Хосе. Самой-самой красивой и желанной на свете.
Ласково погладив округлый живот Тони и получив пару тычков от маленького озорника, Дитрих улыбнулся - ему уже не терпелось увидеть своего сына и взять его наконец на руки. Это совершенно точно будет самый яркий и запоминающийся момент, который навсегда изменит их с Пейтон совместную жизнь. Без каких-либо преувеличений.
-Идем на кухню и я тебе расскажу о скучном вечере на который ходил в подробностях, -Данцигер направился в кухню, потянув за собой Тони. -А ты пообещаешь мне, что не станешь больше слушать Лидию, хорошо?

+1

8

Какой же была жизнь простой, когда ничто не обременяло мысли двух молодых и безумно влюбленных людей? Прогулки до утра по парку, внезапные выезда-побеги на побережье под руководством дешевого алкоголя или даже побег из дома, ради встречи с любимым в совершенно чужом и незнакомом городе… Сейчас, а в прочем, и всегда, Пейтон с особой нежностью и трепетом возвращалась к тем дням в своих воспоминаниях. Даже будучи замужней женщиной, миссис Картер припоминала то особенное чувство, переполнявшее ее тогда, когда Дитрих обнимал, прижимая ее ближе к себе или дарил особенно жаркий поцелуй. Время тогда словно останавливалось, а за спиной будто вырастали крылья, на которых она примчалась бы к любимому куда бы он только не позвал. И ведь, надо же такому случиться, чтобы даже спустя столько времени совершенно ничто не изменилось? Она вновь успокаивается, обретает власть над собой и верит в их совместное будущее, что рано или поздно наступит – они будут жить, как нормальная семье в одном городе и доме, а остальное уже было не так уж и важно. Позовет немец ее замуж или решит жить без оформления их отношений официально. Жизнь показала ведь, что для полного счастья официоз совершенно не нужен.
Тони не успела отреагировать на желание мужчины подкрепиться удивлением. Она лишь подняла на него свои заплаканные карие глаза и внимательно посмотрела на своего немца, что подошел совсем близко и бережно обнял ее, прижав к себе. Пожалуй, тут женщине было в пору лишь сожалеть о всех сказанных словах упрека любимому, которые она озвучила в состоянии повышенной эмоциональности и истинного безумия. Ведь… разве Дитрих мог также смотреть на какую-то другую женщину, как смотрел сейчас на нее? Разве Дитрих мог забыть о ней и их маленьком комочке счастья, что сейчас особенно начал активничать, давая о себе знать, будто бы чувствуя, что его отец снова рядом, защитит и не даст никому в обиду их двоих.
На лице темнокожей леди блеснула улыбка, прежде чем она заключила немца в свои объятия так, что между ними оказался их малыш. Она прижалась к его груди, как обычно, чтобы вновь услышать, как вздымается его грудь под ухом, как еле слышно из-за нахлынувших чувства слышит стук его сердца, но главная цель, которую преследовала женщина – желание вдохнуть его запах. Родной, любимый и хорошо знакомый аромат его парфюма, подпитанный его собственным запахом – он ведь торопился и спешил к ней, пока она ждала его дома.
- Ты сомневаешься в том, что я скучала? – тихо спросила женщина, подняв взгляд на Дитриха, но так и не прервала своих объятий. – А мог бы догадаться, когда я еще только позвонила, - добавила она, прежде чем немец подарил ей особенно приятный поцелуй, от которого можно было легко потерять все свои обиды и сомнения, которые только подпитывали и подталкивали женщину к совершенно не нужным истерикам. После такого поцелуя было действительно не просто вновь вернуться на землю, в свой уютный дом и гостиную, посреди которой они и стояли, обнимаясь.
- Хорошо, я съем с тобой за компанию сэндвич и выпью чаю, - согласилась, улыбнувшись Тони. – Только завтра я буду готовить, - потребовала она тоном, не признающим отказа. – Хочу приготовить для тебя что-то совершенно особенное, чтобы ты помнил проведенное со мной время, пока будешь далеко от меня, - тихо призналась она, пока ребенок активно подавал приветственные знаки своему отцу, что положил руку на живот Пейтон, наслаждаясь каждым мигом такого странного, но весьма приятного общения, прежде чем они все-таки направились в сторону кухни, где все еще находились последствия последней трапезы одной капризной беременной дамы. Посреди кухонного стола стояло ведерце из-под мороженного, которое уплела Тони за два счета, а также пара шоколадок, которые она оставила на десерт, но так и не добралась к оным.
Конечно, подобное зрелище было не слишком приятно демонстрировать мужчине, а потому Пейтон решительно взялась за ведерце, которое отправила к не так давно выброшенной аппликации из материи.
- Извини, у меня немного беспорядок, - честно призналась Тони, прежде чем включить электрический чайник, воды в котором должно было хватить на две кружки чая. – А что касается Лидии, то я никогда не слушаю ее… Я всегда стараюсь ей объяснить, что она не права на счет нас, только она не слушает. И всегда говорит, что я буду одна, пока ты в Сакраменто … ну, это … развлекаешься, - женщина замялась на финальном слове, не желая к нему возвращаться, хотя и знала, что порой бывает лучше высказаться и не держать ничего при себе. И, видимо, сейчас пришел тот момент, во время которого она могла сказать своему обожаемому мужчине то, что так часто терзало ее сердце, причиняя боль. – Ну, посмотри только на себя – ты такой красивый в этом костюме, а рубашка как тебе идет. Наверное, не одна девица на том благотворительном вечере, где ты был, засматривалась на тебя. И посмотри только на меня, - она тяжко вздохнула. – Сейчас я сама на себя не похожа. Как я могу оставаться спокойной? Не могу, как бы я не старалась, - к моменту, когда Тони договорила, вода в чайнике закипела, а потому она быстро приступила к запариванию чая. Тем более мужчина корпел над сэндвичами для них. Вообще, кушать в столь позднее время не самая лучшая идея, но … что поделать, когда так и хочется съесть, и заморить, так сказать, червячка?

+1

9

Данцигер принялся готовить обещанные горячие сэндвичи, сделав вид что не заметил пустого ведерка из-под мороженого, которое Тони быстренько выбросила, словно нежелательную улику. Он прекрасно понимал, что ей хочется кушать сейчас за двоих, ведь маленький озорник, что прятался у нее под сердцем каждый день подрастал и становился все сильнее и крепче. Однако, любимая женщина Дитриха всегда хотела быть особенно красивой для него и потому не могла не огорчаться, когда пришлось порядком округлится и на время попрощаться со своей безупречной фигурой. Выслушав Пейтон, он лишь покачал головой и оставив на пару минут готовку, подошел к ней и вновь нежно обнял.
-Любимая, я не устану смотреть на тебя и перестань грузится из-за каких-то девиц, которых и в помине не было, -Дитрих улыбнулся, ласково коснувшись любимых губ своими. -Почти весь вечер я провел в компании мистера Гектора Рубио - он конгрессмен из Вашингтона и мне хотелось бы поработать на него в ближайшем будущем. До того как он пришел, я посмотрел на лоты аукциона и ждал его - совершенно один.
Когда Тони тихонько и грустно вздохнула, прижавшись к груди своего непутевого благоверного, он прижался щекой к ее волосам и улыбнулся. Неужели она не понимает и не видит, что нося его ребенка, стала еще красивее? Этот малыш стал самым лучшим и приятным сюрпризом для него и Пейтон - желанным, долгожданным и безмерно любимым еще до своего появления на свет. И разве мог он как-то подпортить внешность своей матери?
Взяв Пейтон за руку, Дитрих повел ее в комнату и подвел к большому зеркалу в дверце стенного шкафа. Обняв любимую со спины, он улыбнулся их совместному отражению, легонько поцеловав свою вредную и упрямую женщину в шею.
-Прошу тебя, перестань расстраиваться и посмотри на себя другими глазами. Ты прекрасна и я люблю тебя больше всей жизни, -шепнул на ухо Тони немец, положив свои ладони на ее живот. -И если ты почему-то вдруг сомневаешься в этом, то сегодня ночью я постараюсь тебя переубедить... потому что безумно тебя хочу и всю чертову рабочую неделю думал лишь о том чтобы поскорее приехать.
Повернув к себе Тони, Дитрих в очередной раз поцеловал ее... и они вполне могли бы позабыть про намечавшееся чаепитие, если бы чайник не подал сигнал о том что вскипел в самый ответственный момент. Рассмеявшись и обнявшись, пришлось вернутся на кухню и быстренько доделать сэндвичи, благо с помощью бутербродницы на это надо было затратить минут пять, не большее.
-Давай завтра устроим для себя особенный ужин? -предложил Данцигер. -Днем сходим в маркет и купим продукты и потом приготовим что-нибудь вместе. Точнее говоря - ты будешь готовить, а я помогать. Как тебе такая идея?
Пару часов назад, Дитриху реально хотелось спать после похода на аукцион и долгого разговора с Рубио, где приходилось оценивать каждое свое слово. Но вот сейчас, после быстрого марш-броска до Сан-Хосе, он успел порядком "разгуляться", так что с удовольствием вернул очередной нежный поцелуй Тони, прежде чем подняться из-за стола и протянуть ей руку.
-Давай оставим посуду на завтра... иди ко мне?
После бурной и конечно же приятной во всех отношениях ночи, Дитрих капитально вырубился и продрых до полудня следующего дня. Он проснулся, когда Тони поцеловала его и улыбнулся, еще не открывая глаз и обняв ее - на то ведь и уик-энд, чтобы позволить себе как следует расслабится?
-Какие у нас планы? Пойдем в маркет или просто прогуляемся? -поинтересовался Данцигер у Тони в перерыве между очередной порцией взаимно приятных поцелуев. -Правда есть еще один вариант... не выпускать тебя из постели весь день. Тогда ты точно позабудешь о том как накручивать себя - а еще нашему малышу очень нравится когда мы рядом друг с другом. Вчера он даже не успе начать вредничать как обычно.
Проведя ладонью по животу Тони, Дитрих улыбнулся, ощутив легкий тычок - его сынок, словно проснулся и решил напомнить о себе и маме и папе. Откинув одеяло, немец наклонил голову и прикоснулся губами к тому месту, где секунду назад была маленькая ножка малыша, которую он сразу же убрал.
-Пойдем в душ, любимая? Там и придумаем, чем займем себя, -Данцигер рассмеялся, потому как последняя его фраза прозвучала несколько двусмысленно. Но так или иначе, водные процедуры были как раз кстати чтобы окончательно проснутся и определится с дальнейшими планами на день.

+1

10

Женщина подняла свои карие глаза на любимого, когда он оставил готовку своих сэндвичей в сторону и подошел к ней ближе, чтобы в который раз уверить в том, что между ними все по-прежнему. Никто не стал между ними: ни работа, ни расстояние, ни какая-нибудь хитрая девица, была что, по словам Лидии, не в одном экземпляре и так и висла на шее у Дитриха. И ведь сейчас оставалось лишь удивляться тому, как быстро и легко она впустила в свое сердце тень сомнения, пусть даже высказанные ней аргументы были вполне приемлемы и даже логичны. А в прочем, да, - они были таковыми только не в их случае. Ведь сейчас, когда немец касался своими губами пухлых губ Тони в нежном и столь любящем поцелуе, темнокожая женщина лишь поняла, в который раз, как ей повезло быть любимой именно этим мужчиной.
В прочем, тихий вздох сопутствовал женщине, когда она прижалась к груди любимого мужчины снова. Что поделать, если женское настроение так непредсказуемо, особенно когда леди находится в деликатном положении. Что поделать, когда мысли так и спотыкаются о нужду внимания, которого на лицо явный дефицит и недостаток – мало проведенных вместе уик-эндов. Мало! Очень мало! Ведь они ничто, да и разве нельзя было придумать что-то более приемлемое? Переехать, пусть даже в небольшой городишко возле Сакраменто, куда Дитрих мог бы чаще наведываться, пока она весь день или снова дни напролет его ждала. А в прочем… сама прекрасно знала, что даже такой вариант ее бы не устроил. Не смогла бы жить там, где нет ни друзей, ни знакомых, а только чужаки, что с осторожностью смотрят на беременную женщину с миловидным лицом шоколадного оттенка. Эмоции требуют выхода, их слишком много, и сдержать их, прислушавшись к гласу разума, так сложно! И нынешняя вечерняя беседа по телефону, вместе с этим их разговором, вертевшимся вокруг одного, были тому лучшими доказательствами.
Тем временем Дитрих взял за руку свою беременную женщину и повел куда-то через весь дом, а Тони ничего не оставалось кроме как следовать за ним. Опустив глаза, она виновато вдумчиво глазела себе под ноги, а когда оказалась перед зеркалом, в котором увидела свое отражение, искренне удивилась. Мужчина находился сзади, а его руки скользнули по тому месту, где еще когда-то, совсем недавно была тонкая талия. Вскоре его крепкие ладони скользнули чуть вперед так, что оказались на животе, где едва ощутимо пошевелился ребенок, их малыш и маленькое чудо, склеившее вновь две частицы чашки судеб своих родителей. И Дитрих заговорил. Его голос звучал тихо, когда губы шептали на ухо столь приятные слова, а дыхание приятно щекотало шею. Так что, повернувшись лицом к Данцигеру, Пейтон позволила себе легкий намек на улыбку, прежде чем поцеловала любимого мужчину, получив весьма многообещающий ответ, оторваться от которого было так сложно! И пусть бы кипел себе этот чайник…
Они рассмеялись. Ведь оба знали, что в юности только запах подгоревшего или жаренного смог бы заставить их оторваться друг от друга. Но сейчас они прекрасно знают, что никто не прервет и не помешает их уединению – ночь в распоряжении почти супругов, да и день. Пусть даже не один, но лишь пара дней.
- Мне кажется, это отличная идея, - согласилась Тони, решительно поддержав идею мужчины. – Только мне бы сначала убраться на кухне, прежде чем заниматься подготовкой к ужину, - от части виновато произнесла Пейтон, сожалея лишь о том, что не подумала привести дом к более идеальному порядку. Ну, конечно! Ведь она была занята так терзанием себя в смутных сомнениях, а также упреками Дитриха по телефону!
Но, к счастью, сэндвичи не готовятся вечность, а потому уже совсем скоро женщина смогла заморить своего червячка, что требовал вкусной пищи уже в столь поздний час! И, надо сказать, женщина не помнила, когда уже ела такой вкусный сэндвич … Кажется, последних полгода она старательно избегала мучного? Но, сейчас это было так не важно, ведь сэндвич был приготовлен столь внимательным Дитрихом, из подачи которого она съела не один сэндвич, а целых два!
- Посуды практически и не осталось после нашего позднего ужина, - рассмеялась Пейтон на предложение немца, убрать все со стола утром. Что же, убирать придется не только последствия ужина, а потому женщина лишь согласно подала руку мужчине, вместе с которым отправилась в спальню, где на них ожидало столь желаемое уединение и пылкая демонстрация своих чувств.
Тони не помнила, как уснула, но определенно знала – спала она практически всю ночь в объятиях Дитриха, что так бережно обнимал ее и во сне касался живота, будто бы успокаивая сына, который нынче решил определенно дать родителям немного времени для себя. Проснулась женщина, когда день уже был наверняка в самом разгаре, о чем могла судить по яркости зимнего январского солнца, находившегося где-то высоко на небе. Малыш решил все-таки напомнить матери о себе небольшими толчками, из-за которых Тони и проснулась, а когда ребенок вновь успокоился, так и не смогла уснуть. Именно по этой причине, женщина повернулась к своему возлюбленному, что, казалось, так мирно и крепко спал, прежде чем она не потревожила его сон парой невинных поцелуев. Вскоре она разбудила немца, что сразу же обнял ее, подарив новую чреду поцелуев, что так напоминали о еще свежих воспоминаниях ушедшей ночи.
- Если мы не встанем с постели, то так и не сподобимся на ужин, который мы планировали вчера, - сонно произнесла Пейтон. – Мне бы хотелось понежиться в твоих объятиях, но доктор говорил, что мне нужно гулять на свежем воздухе и не забывать двигаться, - вспоминая рекомендации доктора, женщина слегка поморщилась. Все-таки каждую минуту своего дня ей хотелось провести с любимым, наплевав на все …
- Да, давай сходим в душ, а потом все-таки прогуляемся, - Тони решительно приняла предложение Дитриха, уловив настроение своего мужчины, которому она подарила смущенную лишь слегка улыбку. Ну, а после последовала за мужчиной в душ, чтобы смыть с себя ту приятную сонную негу, властвующей над ней с того самого момента, как только она открыла свои глаза.

+1

11

Душ вдвоем был замечательным способом стряхнуть с себя остатки сна и отлично начать новый день, не думая о том что скоро придется снова расстаться. Правда на время, ведь Данцигер был готов в любой момент прилететь к своей любимой по первому ее зову, как и случилось накануне вечером. Но пока ему еще не настало время возвращаться в Сакраменто, немец как и обещал Тони, вырубил мобильник, чтобы принадлежать только ей одной и позабыть о работе. Несмотря на то что на улице было достаточно холодно, не следовало откладывать прогулку на свежем воздухе - ведь насколько Дитрих был в курсе, доктор советовал его любимой больше двигаться и не сидеть дома. Так что собравшись, они направились до ближайшего молла, где не только купили все необходимые продукты для вечернего особенного ужина, но и прошлись по нескольким магазинам, не забыв про отдел для новорожденных. Данцигер склонен был верить тому что нельзя покупать что-либо для ребенка пока он не появился на свет, так что пока, просто посмотрел что есть в ассортименте - как только сын родится, нетрудно будет заглянуть в магазин и приобрести все что нужно. Чего тут только не было? Манежи, кроватки, коляски и еще чертова уйма всего что может понадобится маленькому ребенку, начиная от одежды и заканчивая различными большими игрушками.
-Мне кажется что надо составить список того что нам будет нужно купить после рождения ребенка, -предложил любимой Дитрих, приобняв ее за плечи. -Тогда я все это сразу куплю, а остальное мы можем сходить посмотреть уже вместе. Как тебе такая идея?
Данцигер прекрасно знал, что Тони наверняка захочется выбрать вещи для сынишки самой - какая женщина откажется от такого? Благо что средства позволяли обеспечить своему ребенку только все самое лучшее. Дитрих давно уже привык думать о своем долгожданном и уже таком любимом сыне как о счастливом будущем для себя и Пейтон. Этот малыш будет их счастьем и радостью... и уже никогда не позволить совершать прежних ошибок?
-Мы сбежали из дома без завтрака, так что пойдем перекусим? -предложил немец Тони, когда гуляя по магазинам они добрались до ресторанного дворика. Правда старый добрый фаст-фуд был не самым полезным вариантом, однако в плане быстрого перекуса вполне сойдет - к тому же Дитрих и его любимая женщина не так уж и часто бывали в подобных ресторанах. -Иначе я съем те стейки что мы купили еще до того как они замаринуются - выглядят чертовски аппетитно. Что тебе взять, любимая?
Не раздумывая долго, они решили устроить себе завтрак из блюд итальянской кухни, предлагавшихся в огромном ассортименте ближайшего ресторанчика. И тут была не только классическая пицца, но и много других кулинарных изысков, ведь кухня Италии не начинается и не заканчивается знаменитой лепешкой из теста с открытой начинкой. Сделав заказ и не забыв взять чаю для себя и Тони, Дитрих вернулся за столик и аккуратно поставил горячую чашку перед любимой.
-Я решил взять чай из лесных ягод - у него отличный аромат. Сейчас принесут нашу пасту, -сообщил Пейтон немец, усевшись рядом и поцеловав ее в щеку. -Кстати, мы с тобой хотели придумать имя для нашего сына... и до сих пор так и не собрались. В одном я точно уверен - что-то в немецком духе ему определенно не подойдет. Мое собственное имя всегда казалось мне похожим на рычание большого недовольного пса, с этаким раскатистым повторяющимся "р-р-р". Когда я сказал об этом маме, она помнится, посмеялась надо мной и сказала что они выбирали имя вдвоем с отцом и оно им очень понравилось. Ты придумала какие-нибудь варианты, милая?

+1

12

Прекрасный способ избавиться от сонливости, а также от тягостей дня предыдущего – принять душ, да еще и не самой, а в компании любимого мужчины. И тут, можно задать себе закономерный вопрос: что может быть лучше? Что может быть лучше нежных объятий, ласковых поцелуев и далеко не однозначных вздохов? Пожалуй, если бы подобные процедуры одной беременной леди приходилось переживать ежедневно или хотя бы чуточку чаще, чем раз или два раза в неделю, тогда она бы не была настолько капризной и придирчивой. По крайней мере, таким образом можно было потешить себя и свои надежды. Ну, или просто попытаться себя оправдать.
Высушив свои длинные волосы, Пейтон достаточно быстро собралась и не заставила Дитриха ждать себя долго. Так что уже вскоре после совместных водных процедур они покинули квартиру и направились к торговому центру, где и должны были присмотреть что-нибудь хорошее. Естественно, как и любая беременна женщина, Тони немало внимания уделяла тем маленьким вещичкам, что касались ее будущего ребенка, чье появление на свет становилось все ближе и ближе, если не с каждым часом, то с каждым днем уж точно. Если бы ее воля, пожалуй, женщина бы скупила половину ассортимента детского магазина, в который они зашли с Дитрихом для того лишь, чтоб присмотреться. Однако мужчина был склонен верить в примету, что гласила не покупать заранее каких-то вещей для ребенка, вроде колыбельки или коляски для прогулок. Странно или нет, а Пейтон не бралась спорить, и решила в этом вопросе не настаивать на своем желании, а принять точку зрения мужчины. Все-таки порой следует и уступить, пусть даже каждый раз доктор уверяет будущую маму, что с ее ребенком все в порядке. И эти новости, само собой, не могли не радовать женщину.
- Хочешь, я могу составить список самых необходимых для малыша вещей? – предложила Тони, как только ощутила его руку на своем плече, за которой он и притянул ее ближе к себе. – Я с удовольствием бы уже купила хоть что-то – сам знаешь, но я постараюсь дождаться, пока он не родится, и тогда вместе сходим за всем. Но, может быть, ты что-то сможешь купить и в Сакраменто? – предложила она, улыбнувшись мужу, прежде чем они не покинули пределов детского магазина, из которого нынче они вышли с пустыми руками. Но, это ведь только пока.
- Конечно, давай перекусим, - быстро согласилась женщина, пусть даже пока еще не ощущала настойчивого желания подкрепиться. Хотя, это ведь тоже временное явление? Кое-кому достаточно только уловить приятный аромат чего-нибудь вкусненького, чтобы ощутить чувство голода и захотеть чего-нибудь съесть.
Они выбрали весьма милое и приятное кафе-ресторан, в котором был большой выбор блюд, как более полезных, так и менее полезных соответственно. Не сомневаясь в том, что предпочтет мужчина, Пейтон внимательно стала изучать меню, которое принес для них официант. И надо же, ведь выбрать было так не просто – все такое вкусное! Но, выбирать все равно приходится и Тони решила остановить свой выбор на пасте с соусом карбонара в качестве основного блюда – как говорится, вкусно и просто. Это блюдо, конечно же, мучное и калорийное, как и любое блюдо итальянской кухни, однако удержаться от такого лакомства Пейтон попросту не смогла. Кроме того, она еще позаботилась о десерте и легком салате в качестве этакого аперитива.
Подождав, пока Данцигер сделает для них заказ, у женщины появилось немного времени осмотреться. В этот субботний полдень пока еще не было того наплыва посетителей, что обычно бывает в этом торговом центре. И, тем не менее, она видит кого-то знакомого, кто-то даже махает рукой в знак приветствия, прежде чем Пейтон узнает свою соседку, что с дочерью восьми лет спешит куда-то дальше. Улыбнувшись им, она отвлекается на немца, что устраивается рядом с ней на столик, но прежде ставит перед ней чай из лесных ягод.
- Пахнет достаточно вкусно, - прокомментировала она выбор Дитриха, поспешив сразу же попробовать глоточек. Чай еще горячий, а потому женщина ощутила по большей мере его температуру, но не вкус и потому решила немного дать ему остыть, чтобы потом вдоволь насладиться его вкусом.
Тем временем мужчина завел тему имени и, слушая его, темнокожая леди не могла воздержаться от улыбки – настолько забавно и смешно сплетал свои слова мужчина. Тем не менее, остановить свой выбор на каком-то имени для сына она все еще не могла – было так не просто выбрать из столь большого количества имен, при этом действительно хороших и красивых имен было так много! Имя для Тони выбрал же отец. Кто знает, чем руководился этот странный мужчина, когда пожелал назвать дочь Пейтон? О, если бы она знала. Но, по правде говоря, даже не пыталась. Проще было бы просто закрыть глаза на это и довольствоваться тем укороченным именем, которым наградил любимый мужчина еще несколько лет тому назад, когда они были молоды, а препятствий в жизни было так мало…
- Я читала много про имена, но пока я дошла всего лишь до буквы «К», - все еще смеясь, произнесла женщина. – Я знаю точно, что не хочу, чтобы сын назывался Элиотом или Билли, а еще мне не нравится имя Джек, - заявила Тони, откинувшись на спинку мягкого кресла. – А тебе какие имена нравятся или не нравятся? Мы можем выбрать сначала имена, которые точно не подойдут нашему сыну, - предложила Пейтон, прежде чем официант не прервал их разговор. И уж тут пришлось отвлечься на вкуснейшую еду, ведь кое-кто уже успел нагнать себе нешуточный аппетит.
Честно уплетая свой салат и пасту, женщина подумала о том, что этой порции ей явно будет мало, однако как только принесли десерт – решила, что съест сразу две порции и заказала еще одну. И, стоило только попытаться приподняться на ноги после откровенного обжорства, как Пейтон ощутила какую-то тяжесть…
- Мне явно нужно садиться на диету, - тихо произнесла она, проведя ладонью по животу, в котором довольно вертелся сыночек, но благо еще не создавая дискомфорт своей матери.

+1

13

Как-то раз Дитрих слышал о том, что выбранное для ребенка имя может в какой-то мере предопределить всю его дальнейшую жизнь - он конечно не склонен был верить в нечто подобное, однако точно знал, что надо хорошенько подумать над именем для будущего сынишки. Выслушав перечисленные супругой имена, немец согласно кивнул - Джек, Билли или Эллиот определенно не подходили, особенно если "примерять" их к его зубодробительной фамилии. Тут конечно больше бы подошел какой-то немецкий вариант, однако ничего путного в светлую голову Данцигера так и не пришло... да и вспоминая свои молодые годы, он подумал о том, что явно не англоязочное имя наверняка доставит немало хлопот его дорогому чаду, когда тот пойдет в школу.
Сижу сейчас и как умная Эльза из сказки думаю о том, что еще не случилось.., -Дитрих улыбнулся собственным мыслям. Его матушка бы наверное сейчас сказала, что сначала следует дождаться появления на свет сына, взять его наконец на руки и его имя придумается само собой. Именно так Аннелиза всегда поступала, когда должны были появится на свет ее дети - и слушая ее рассказы Данцигер посмеиваясь неизменно говорил, что видимо очень плохо выглядел после рождения, раз уж матери с отцом стукнуло в голову назвать его так как назвали.
-Джек определенно не пойдет... да и остальное тоже.., -задумчиво произнес немец, не забывая о своей порции вкусной пасты. По счастью и Тони сейчас кушала с большим аппетитом, не заводя разговоров о диете, чему можно было только порадоваться. -Я пока что ничего не придумал, но у нас ведь еще время?
Дитрих еще не успел справится со своей порцией шоколадного мороженого как его капризная пассия уже заказала себе вторую, а затем и третью. Данцигер никогда не был любителем сладкого, но мороженое в итальянском ресторанчике и правда было отменным, так что он тоже попросил официанта повторить десерт из солидарности со своей любимой.
-Мне явно нужно садиться на диету.., -тихо сказала Тони, когда мужчина в очередной раз порадовался про себя, что нынче у нее не только хорошее настроение, но и отменный аппетит.
-Не говори ерунды, милая - ты прекрасно выглядишь и должна сейчас есть за двоих, -очень осторожно ответил Дитрих, помня как накануне вечером его ненаглядная была расстроена своим внешним видом. -И твой доктор, помнится, говорил тебе то же самое... будешь устраивать себе диеты и разгрузочные дни уже после рождения нашего сына. Но сейчас надо кушать как следует.
Он прекрасно знал, чем могут быть чреваты подобные разговоры, ведь Тони не один раз уже расстраивалась из-за того что порядком округлилась в последнее время. После темы диет обычно начинались споры относительно того как много времени Дитрих проводит в Сакраменто когда работает... а там ведь всяческого рода соблазны и конечно же женщины, что так и вьются возле него.  К слову сказать, за последнюю "горячую" тему собственной неверности, которой не было и в помине, Данцигер как-то высказал свою благодарность Лидии, потому как та не один раз поднимала ее, будоража Тони и заставляя ее переживать на пустом месте. Однако, в ответ на его слова язва Лидс лишь насмешливо фыркала, говоря что от такого кретина заранее следует ожидать подобной подлянки. И именно поэтому он так хорошо и удобно все для себя устроил, заделав ребенка ее сестре и затем умотав в Сакраменто... в общем, у Лидии всегда была отменная фантазия.
-Я думаю, что вместо диеты, мы можем еще прогуляться по магазинам. Как тебе такая идея? -вновь улыбнулся Дитрих, придвинувшись ближе к Тони и приобняв ее. -Скажи мне, чего бы тебе хотелось сейчас? Либо... мы можем вернутся к моему первоначальному плану...
Она рассмеялась, прежде чем Данцигер поцеловал ее и ласково коснулся ладонью ее живота, ловя "приветы" от будущего сынишки. Кажется он основательно развеселился после того как вместе со своей мамой объелся вкусным мороженым?
-Ты же помнишь о чем я тебе говорил? -хитро поглядывая на свою безмерно любимую и упрямую женщину, немец вновь дразняще-легко коснулся ее губ своими. -Запереться с тобой в спальне, к чертям отключить мобильник и не выпускать тебя из постели... кстати говоря, нашему сыну нравится, когда мы вместе и он перестает лягаться. Что если нам так и сделать? А вечером можем приготовить ужин вместе...

+1

14

Порой настроение может пропасть или уйти бесповоротно из-за любой мелочи. Вот, просыпаешь рано утром и понимаешь, что что-то не так. Либо какая-нибудь примета, либо ни с того ни с сего в душе зашевелилось сомнение, от которого просто некуда уйти – оно всегда тут, рядом с тобой и не собирается никуда уходить. Куда ни посмотри, видишь это сомнение, точно самого себя в зеркале. Когда такое случается, достаточно одного удара, одной неприятности и весь день может пойти наперекосяк. Мы позволяем нашему отрицательному настроению утаскивать нас вниз, на самое его дно, даже не задумываясь порой о тех последствиях, к которым может привести самое обычное сомнение или даже намек на плохое настроение. Подобное часто происходило с Пейтон тоже, в частности в последние дни беременности, когда она была так уязвима и подозрительна буквально ко всему на свете. Женщина нуждалась в той ласке и любви, которые судьба выделяла ей лишь скупыми порциями и, к сожалению, она не все еще не научилась сдерживать себя и свои эмоции, что вчера завели беременную леди к настоящей истерике, которую она закатила своему любимому мужчине по телефону.
Однако, сейчас было все совершенно иначе, чем вчера. Пейтон радовалась и более того -  она была счастлива, ведь муж проводит с ней время и действительно (!!) не замечает никого другого вокруг. А между прочим, неподалеку от них устроилась небольшая компания девочек-хохотушек, что решила устроить сделать перерыв в своем плодотворном шопинге. Это, а еще неустанные слова мужчины заставляли Тони радоваться, отталкивая на задний план все те сомнения, которые находили путь на волю лишь за время долгого отсутствия Дитриха. К тому же, Пейтон с Дитрихом довольно-таки быстро дошли до тех имен, которые точно не подойдут их маленькому озорнику, который появится на свет совсем уже скоро.
- Сейчас мне надо кушать – да, - кивнула женщина в ответ. – Но уже после родов врач мне скажет, что нужно позаботиться о сытости своего организма, ведь голодать не есть хорошо, тем более для кормящей матери, - добавила она почти обреченно. – Если я не буду сдерживать себя, мне придется тогда точно отказать себе в сладком и тем многим вкусностям, которые так люблю, - отнюдь не радостно, но и не грустно добавила Тони, после чего оказалась в объятии мужа, у которого были также свои пожелания, в удовлетворении которых они оба не могли себе отказать. Все-таки в последнее время они виделись так редко…
- Мы можем пройтись парой магазинов дорогой домой, - произнесла темнокожая женщина в ответ мужчине, чье желание без особенного труда она могла прочитать в его глазах и довольно улыбнуться ему. – Сгоним сначала лишние калории на прогулке, а потом уже дело будет за тобой, - добавила Пейтон, прежде чем подняться следом за Дитрихом и направиться в один из новых магазинчиков для будущих матерей, в котором были все самые современные новинки для женщин в деликатном положении. Правда, войдя в примерочную с парой джинс и кофтой, Тони должна была признать, что незаметно для себя и окружающих она не просто набрала в весе, но и объемах – теперь она носила одежду большего размера, чем еще два месяца тому назад. И уж это было той причиной, которой она расстроилась, глядя на свое отражение в зеркале.

+1

15

Считается, что шоппинг - самое хорошее времяпровождения для того чтобы поднять настроение женщине и заставить ее позабыть буквально обо всем на свете. Дитриху очень хотелось, чтобы Тони больше не грустила и не накручивала себя по поводу нескольких лишних килограммов, чье появление было вполне закономерным, ведь она ждала сейчас ребенка. Естественно Данцигер не собирался вести свою ненаглядную в какой-нибудь бутик, где она в очередной раз начала бы вздыхать по своей стройной фигуре и снова расстроилась... ему подумалось, что самым лучшим вариантом в молле будет один из ювелирных отделов - а небольшой, но приятный и дорогой подарок, будет напоминать Тони об этой их прогулке.
Собственно говоря, немец направился именно к ближайшему ювелирному магазину, однако по дороге туда, ему и Пейтон встретился отдел для будущих мам, где можно было выбрать модную одежду, позабыв о мешковатых платьях и сарафанах, которые дамам в интересном положении приходилось носить еще каких-то несколько лет назад. Когда Тони выбрала себе несколько понравившихся вещей, Данцигеру оставалось лишь занять привычный уже "мужской" пост на диванчике возле примерочной и подождать пока его единственная и любимая выберет подходящую обновку. Но... прошло около десяти минут, а Тони так и не позвала Дитриха заценить то что выбрала и он решился аккуратно заглянуть за занавеску примерочной - и затем тихо вздохнул, потому как его любимая упрямица судя по всему снова загрустила, посмотрев на себя в зеркало...
И что тут будешь делать? Каждая женщина мечтает быть самой красивой в глазах своего мужчины - и какие-либо нежные слова и уверения в этом, наверное действуют недолго, либо надо просто говорить их почаще и проявлять больше внимания? Грустный вид Тони говорил сам за себя и Данцигер решил не тратить время на разговоры - его поцелуй должен был сказать ей много больше тех самых нежных слов, что уже были сегодня произнесены.
-Если ты не пойдешь сейчас со мной домой... то нас арестуют за непристойное поведение.., -он улыбнулся, на пару секунд оторвавшись от любимых губ. -Между прочим я недавно говорил, что хочу остаться с тобой наедине, так что не заставляй меня ждать...? Ты же знаешь как мне не хватает тебя, когда я работаю - а еще мне мало нашей сегодняшней ночи...
Увы, но на этот раз поход за дорогим подарком для Тони был отложен на неопределенный срок, потому как после магазина, она и Дитрих вернулись домой, где и осуществили самый желанный для них двоих план. После приятной и жаркой близости, решил напомнить о себе маленький озорник - видимо чтобы дорогие родители не слишком расслаблялись - так что главе маленького семейства пришлось успокаивать сынишку  ласковыми прикосновениями ладоней и своих губ. Пару раз Данцигер едва не поймал маленькую пятку, однако вредный мальчишка успел ее спрятать, так и не дав своему непутевому папаше за нее подержаться.
-Знаешь... мне кажется, что ему нравится, когда мы вместе, -улыбнулся Дитрих, прижавшись на пару мгновений щекой к животу своей любимой. -Стоило нам взять небольшой тайм-аут как он тут же проснулся... и боюсь что теперь тебе будет долго не уснуть.
Устроившись рядом с Тони, немец в очередной раз подарил ей нежный поцелуй, порадовавшись про себя тому, что его обожаемая упрямица позабыла о своих недавних огорчениях. Конкретно сейчас они были уже неважны и не нужны...
Эта чудесная ночь пролетела словно один миг - а за ней и следующий день, вечером которого Дитриху было пора уже собираться в Сакраменто. Почти уже грянул понедельник и его ждала чертова уйма дел, бумаг и различных выгодно-полезных для бизнеса встреч. Собравшись, он подошел к Пейтон и обнял ее, прежде чем попрощаться и уйти.
-Обещай что не будешь грустить без меня? Я очень тебя прошу.., -Дитрих осторожно взял лицо Тони в свои ладони. -Этот уик-энд был чудесным и я хотел бы каждый день засыпать и просыпаться рядом с тобой. Пожалуйста не забывай о том как сильно я тебя люблю и не расстраивайся по пустякам... Обещаешь?

+1

16

Есть вещи в мире, которые нельзя изменить, пожалуй, ни временем, ни нравами, и к подобному мы вполне закономерно можем отнести женское желание нравиться и купаться во внимании своего дорогого сердце мужчины. Так, Пейтон изо дня в день старалась выглядеть хорошо и соответствовать своему положению, однако в действительности хорошо она обычно выглядела в те дни, которые они проводили с немцем вдвоем. Ну, почти вдвоем поскольку с недавних пор их компанию разбавлял маленький человечек, которому в пору было уже скоро появиться на свет. В те дни, когда Дитрих приезжал и проводил время со своей гражданской женой, Пейтон не просто выглядела хорошо благодаря нарядам или макияжу. Главным ее украшением все-таки было счастье, которыми светились ее большие карие глаза, которыми она смотрела на свет и не могла налюбоваться им.
Однако сейчас взгляд этих карих глаз был не самым радостным, поскольку она, глядя в свое собственное отражение, видела те недостатки, которые были у нее сейчас. Да и на устранение оных у женщины пойдет существенное время, не говоря уже о силах. Но, примерно в это мгновение Пейтон решила, что сделает что угодно, лишь бы выглядеть вновь стройной и красивой женщиной, которой ее встретил вновь в том ресторане Дитрих, которого ей и не пришлось подзывать к себе, чтобы он помог ей с молнией на платье. Вместо каких-либо слов Данцигер подарил ей не один поцелуй, от которых в пору было растаять даже айсбергу, не то что женскому настроению, что прыгало вниз и вверх, как на скачках. Ладони мужчины остановились на уровне ее талии, но поцелуй, который он подарил ей и получил в ответ, говорил о куда большем. Он заставлял ее черное сердце трепыхаться от счастья, пока ее ладонь прикоснулась к щеке немца, что постарался найти в себе сил отстранится. В прочем, как и сама темнокожая леди, виновато прикусила губу и сделала не решительный шаг в сторону.
- Хорошо, я собираюсь и мы возвращаемся домой, - это было единственное, что озвучила Тони в этот день, прежде чем покинула с Дитрихом здание молла, в которое еще только прибывала беспрерывная масса посетителей и любителей транжирить деньги.
Хотя, надо признаться, у женщины было много более экспрессивных слов, которые явно стоило придержать возле себя, тогда как по прибытию дома двое давних влюбленных могли посвятить друг другу не одно мгновение уединения, сто прервалось лишь ненадолго.
– Он просто тоже любит, когда ты с ним играешь, - улыбнулась Тони немцу, что так задорно и самозабвенно дарил бесценное время и ей, и их чаду тем вечером, что очень быстро перерос в продолжительную ночь, подожженную очередным утром. Пейтон словно побывала на небесах эти выходные и даже успела позабыть о том, что придет снова вечер воскресенья, когда ей придется отпустить своего любимого. Просто потому, что так надо, ведь у всего есть свое начало и свой конец…
Прощания с Дитрихом были самым сложным моментом в любой день недели, когда ей приходилось говорить немцу «до скорой…». Отпускать было всегда не просто, пусть разум и говорил о необходимости подобного действия. Но радости на лице Тони тем вечером, когда Данцигер приготовился в пути, не осталось и следа.
Его теплые ладони прикоснулись к ее щекам, прежде чем он попросил дать ему обещание. И, неужели он думал, что так он сможет уехать с чистой совестью? О, нет. Она вряд ли могла обещать то, что совсем скоро забудет, стоит только тоске взять над ней снова верх.
- Неужели ты думаешь, что я могу солгать тебе? – тихо спросила она, глядя в глаза мужчины. – Я знаю, чего ты хочешь, но это знание не греет меня среди ночи, - пожаловалась она, поджав губы. – Если можно было, чтобы ты побыл со мной еще хоть немножко… Час? Два? Пожалуйста, ты мне нужен… - в тот вечер ей, все-таки удалось выпросить желанного продолжения их сладкого-кислого рандеву. Переодевшись, Пейтон послушно отправилась в постель, тогда как Дитриху оставалось прилечь совсем ненадолго рядом, дабы приспать бдительность своей капризной возлюбленной и уйти, когда она уже не могла слышать его шагов и закрывающейся двери в дом. Только утром она проснется, но уже будет снова одна, до следующей встречи…

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Survivor ‡...или бедный Дитрих