vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Забирая боль.


Забирая боль.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Theo J Young, Callisto Ribalta
Место: Сакраменто, больница --->дом Калисто
Время: 2015, начало декабря.
Время суток: День
Погодные условия: Снег
О флештайме: Иногда мы помогаем людям, даже не задумываясь о том, во что это всё может перейти. Дружеские отношения или же самые нежные чувства.

+2

2

Мой брат всегда был достаточно беспокойным человеком, и если я не делала так, как хочет он, я получала таких выговоров, что потом мне было стыдно. Он единственный кто за всю мою жизнь искренне любил меня и переживал. Он узнал о моей беде, и сразу сорвав свой тур прилетел в Сакраменто и в течении 2 часов увез меня отсюда. Он боялся. Он боялся, что потеряет меня, и он сойдет с ума. Его жизнь тоже не была гладкой. Последнее, что сказал ему отец, когда Леопольд собрался и ушел - "Вали отсюда! И никогда не возвращайся! У меня нет сына!". В тот момент отец бросил и на меня гневный взгляд. После того дня он начал постепенно умирать, словно у него отобрали сердце. Он умер в одиночестве. Я думала, что и меня постигнет та участь, но мой брат спас меня.
Первые недели я молчала и не ела. Мое тело истощилось, и ему пришлось кормить меня с ложечки, как в детстве. Так, постепенно его разговоры, которые он вел в одну сторону, стали оживлять меня и возвращать к жизни.  Я вновь захотела жить и даже согласилась на химиотерапию, правда ходить я должна была долго. Я стала скучать по Сакраменто, и через несколько недель Леопольд все таки сломался под моим натиском и разрешил вернуться, при условии похода к психологу, в больницу на лечение и у меня будет цепной песик, а точнее его друг должен был следить за мной. Мне эта идея не нравилась, но выхода у меня не было.
Сейчас я сидела в приемной и смотрела в стену, ожидая когда, наконец, онколог пригласит меня. Мне хотелось чтобы мои мучения закончились, чтобы все отстали и дали моему телу умереть, но я пообещала брату ходить на прием ко врачу. Мои мысли не были о самоубийстве, просто я не понимала, зачем сражаться с тем, что рано или поздно убьет тебя. Я вздрогнула, когда врач позвал меня и прошла в кабинет. Врач говорил что-то о том, что что-то пошло не так, что мне снова нужны сильные таблетки, но я не слушала его. Он пытался донести до меня, что я  могу умереть, но я лишь вздохнула, и на протянутый им рецепт ответила отказом. Сколько я пробыла там, я не знаю, но когда я вышла, Тео уже ждал меня. Обычно он приезжал за мной около пяти, и так получилось. Я вышла в 17:23. Глубоко вздохнув, я взглянула на него. Неужели ему нравиться возиться со мной? У него есть сын, есть дела, чего он привязался ко мне?
- Мне не нужна сегодня помощь личного водителя. - произнесла я, бросая взгляд на Тео, стараясь быть уверенной в тех словах что я произносила, хотя признаться, я так привыкла к нему. Он всякий раз пытался поговорить со мной, но натыкался на стену, которую я поставила сразу после знакомства с ним. - Я хочу сегодня пройтись по городу. - продолжила я, и начала одевать пальто, осторожно застегивая его. Голова слегка закружилась от резкого наклона, и я схватилась за стенку, пытаясь остановить вращающийся мир. Его руки уже схватили меня и удерживали, чтобы я не упала. Я одернула руку и попыталась отдалиться.

Отредактировано Callisto Ribalta (2016-01-10 01:41:39)

0

3

- Опять строишь из себя недотрогу? – Я не сдержался, когда в очередной раз Каллисто отпрянула от меня, стоило мне едва коснуться её руки. Леопольд предупреждал меня о подобном поведении его сестры ещё в самом начале авантюры под названием «присмотри за моей сестрой бро». Разговаривая по телефону с ним, я не придавал особого значению его словам и, честно признаюсь, прослушал половину из того, что он говорил. «Недотрога?» смеялся я тогда ему в ответ «люблю таких. С ними даже поинтереснее будет». А в ответ получал гневную тираду от него весь смысл который был в одном – моя цель забота, но никак не домогательство его горячо любимой сестры. Я всё прекрасно понимал, но я знал куда лучше его, что самое главное лекарство для всех особ женского пола – это внимание и флирт. Стоит девушке почувствовать, что она привлекательна, то её глаза наполняются огнём. Ей снова хочется дышать полной грудью, ухаживать за собой и радоваться жизни. Бывшая тихоня сама начинает кокетничать с мужчинами, словно у неё за плечами годы практики, а от былой скромности не остаётся ни следа. На это я рассчитывал и в этом случае. Но всё оказалось куда сложнее. Девушка не подпускала меня к себе. Была неразговорчива и почти не смотрела в мою сторону.  А когда я пытался осыпать её комплиментами - её ответной реакции был взгляд, по которому я понимал, что она принимает меня за сумасшедшего. Но я не сдавался! Да и как я мог, когда пообещал своему другу.
- Посиди немного тут. Мне надо проконсультироваться с врачом о своей проблеме. – Я соврал. Почти. Это и впрямь было моей проблемой и головной болью в последнее время. Я знал, что Каллисто опять пропустила мимо ушей слова врача и опять не взяла рецепт на лекарства, а лечение без них было пустой тратой времени. А время было для меня на вес золота. - А потом я отвезу тебя в любой парк и оставлю тебя там одну, и тебе больше не придётся терпеть мою болтовню. – Тут я тоже соврал. Я не собирался оставлять её в таком состоянии одну. Но врать я мог искусно. Этому я научился ещё в далёком детстве, когда мне приходилось воровать у прохожих и оправдываться перед, поймавшими меня с поличным, людьми. Так что ни одна живая душа не может понять, когда я вру, а когда полон серьёзных намерений.
Усадив девушку в кресло, я быстрыми шагами направился в кабинет врача. Через две минуту, я уже выходил в холл, где Каллисто сидела в кресле и держалась за голову. Одному Богу известно, что пережила эта девушка за последнее время. Мне даже было трудно представить и половину из этого каравана несчастий. Хотя мне самому приходилось многое повидать, а кровь на моих руках мне и вовсе не отмыть. Может она и намеревалась сбежать от меня, но состояние её организма, было против подобной затеи. Подхватив её за руку, я пошёл к машине, уводя её за собойиз этого мрачного места.
- Ну что, в какой парк пожелает отправиться ваше вредное, капризное и никогданеулыбающееся величество? – Я улыбался, заводя мотор. Конечно, это была шутка. Только печально было осознавать  то, что эта шутка, каким бы игривым тоном я её не произносил – была правдой.
Через полчаса, мы были уже в одном из городских парков, в котором я подвёл её к скамье и, усадив девушку на неё, уселся рядом сам.
- Ты же не думала, что я оставлю тебя одну в таком состоянии? – Я развернулся к ней. – Может, поговоришь со мной? В молчанку мы уже предостаточно наигрались.

+1

4

Я молчала. Молчала всегда, когда находилась рядом с ним. Я не говорила с ним не потому, что мне не хотелось, а потому что я должна держать людей на расстоянии от себя. Я умираю. И как бы брат не пытался спасти меня, как бы не вкладывал деньги в мое лечение, обследования, мой срок был отмерен. Я не хотела привыкать к людям, не хотела оставлять в их сердцах глубокую ножевую рану, которая бы зажила через некоторое время, но рубец остался бы красоваться на сердце.  Я знала, как тяжело прощаться с людьми, я знала что каждый, кто входит в жизнь меняет ее. Пусть незначительно, но меняет. Я не хотела быть тем рычагом, который меняет ее в худшую сторону. У меня особо то и друзей не было именно из-за этого. Конечно, Леопольду узнал о моей болезни достаточно поздно. Я не хотела говорить ему, я не хотела мешать его жизни и быть обузой, а сейчас он повесил "обузу" на своего друга.
Я чувствовала, как моя голова раскалывается, как опять мне нужны мои таблетки. Я не хотела возвращаться к тому состоянию, я не хотела вновь ожидать смерти в больничной палате, где противно пахнет спиртом, лекарствами и стерильностью. Я могла бы рассказать, что будет со мной через полгода. Я вновь окажусь в этих стенах, лежа на кровати и подключенная к приборам. Мне будет больно, я буду умирать и чувствовать, как смерть подступает. Мне сделает сильную химиотерапию, я перестану быть красивой, перестану быть нужной и умру в окружении пустоты и стерильности.
Я наклонилась, когда уселась в кресло по просьбе Тео, и схватилась за голову. Я не могла плакать на людях, не могла плакать при Тео. Я не верила в свою слабость, но я знала свою линию судьбы. Я ощущала, как слезы подкатывают к горлу, однако рука Тео будто вывела меня из этого состояния, и он потащил меня в машину, говоря что-то о том, куда бы я хотела отправиться. Я лишь молчала, пытаясь вырвать руку, однако получилось это сделать только тогда, когда Янг усадил меня в машину.
Мы ехали молча, не роняя не слова, хотя он хотел что-то сказать. Я молча смотрела в окно, в мелькающие пейзажи за окном. Я выдохнула, ощущая, как слеза скатилась по щеке, падая на платье. Я была убита, была убита во всех смыслах, а внимание Янга только мешало. Он пытался вытащить меня из депрессии, и мой брат явно рассказал Тео о моей беременности, смерти моего сына, о послеродовой депрессии и еще многих мелочах. Лео был уверен в нем, и полностью доверял. Тео был глазами и ушами Лео, и я не удивляюсь, если он докладывает все обо мне моему брату.
Мы остановились у входа в парк, и я выдохнула облегченно. Поездка закончилась и я смогу побыть одна и смогу, наконец подумать о том, что меня ждет. Однако Тео явно такой план был не по душе, посему он проводил меня до лавочки и усадив меня, сел рядом со мной.
- Ты же не думала, что я оставлю тебя одну в таком состоянии? – он развернулся, и я почувствовала его изучающий взгляд. – Может, поговоришь со мной? В молчанку мы уже предостаточно наигрались. - я лишь хмыкнула и осторожно сжала пальцами платье, но тут же выпустила от того, что действие лекарства заканчивалось и боль подступала к моим рукам с новой силой.
- Если тебе не нравиться молчанка уходи. Я не держу тебя. - произнесла я холодным, почти лишенным эмоций голосом - Или дело далеко не в том, что мой брат прислал тебя сторожить меня? - продолжила я и взглянула на гладь озера, у которого мы устроились. Она была идеально, лишь иногда пробегала мелкая волна, от кинутого маленьким мальчиком, камня. Я повернулась к Тео, впервые за долгое время, встретившись с ним глазами. - Я умираю Тео, и меня не спасет ничего. Ни брат, ни врачи. Если я умру, то умру. Я потеряла все, что было, и я устала. Я отталкиваю тебя лишь потому, что я не хочу, чтобы ты привык ко мне. Не хочу.. - я замолчала, не договаривая фразу - .. не хочу чтобы ты помнил меня как ту, которая умерла и оставила след на твоей душе. - за долгое время это был мой первый долгий ответ мужчине. Знаете, я не боялась ничего кроме любви и привязанности. Я трусиха и это мое оправдание.

Отредактировано Callisto Ribalta (2016-01-20 00:20:02)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Забирая боль.