Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » we're not friends and not enemies. we're strangers with some memories


we're not friends and not enemies. we're strangers with some memories

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Maya Carroll (2016-01-11 16:28:47)

+1

2

Тяжелая тишина повисает в салоне автомобиля, еще больше нагнетая и без того не самую приятную атмосферу. Я уже минут пятнадцать молча смотрю в окно, а Винсент уверенно ведет мою машину, несколько раз бросая в сторону пассажирского сидения двузначные косяки. Мы так и не поговорили после всего, что произошло сегодня утром. Я торжественно вручила парню ключи, сообщая радостную весть о том, что он может прокатиться за рулем шикарной тачки, а после открыла окно и достала из сумочки сигарету. Вообще-то я не люблю уступать свою машину кому-либо из посторонних людей, не потому что эгоистка или не доверяю чужим водительским навыкам, скорее от того, что привыкла контролировать ситуацию и не упущу ни единого шанса продемонстрировать это окружающим. А еще я никогда не курила в салоне свой ferrari, ведь несмотря на наличие пагубной привычки не люблю запах дыма и поддаюсь маленьким слабостям лишь на свежем воздухе, так удачно перебивающим запах сигарет.
Мое приподнятое настроение безнадежно утеряно, а на душе остается неприятный осадок, от которого не так просто избавиться. Мне кажется, я до сих пор чувствую его грубые и властные прикосновения к своему телу (тупая боль, отдающая в плечо при каждом резком движении не позволяет расслабиться и забыться), а горячее дыхание словно вновь обжигает мою кожу при каждом его новом взгляде на меня. О чем я только думала, когда начинала свою опасную игру с огнем? Хотела его приручить? Поиграться, сильнее разжечь, а после затушить все это пожарище своим ледяным сарказмом и удачно сложившимися обстоятельствами? И все же порой я бываю такой безответственной дурой! Нужно было рассмотреть вариант, в котором Винс не сможет долго играть по моим правилам и придумать возможные пути преодоления бедствия, а что же делаю я? Сперва подливаю масла в огонь и оставляю его совершенно голым, а после нервно стучу кулаками в его грудь и пытаюсь вырваться из медвежьих объятий, пока он нагло целует меня и пытается раздеть. Сейчас мне страшно даже подумать о том, что бы произошло дальше, если не тот спасительный звонок Оливии. Он бы смог прийти в себя и остановиться? Я бы исцарапала его тело, плакала и умоляла оставить меня в покое? Или в конечном счете расслабилась и получила удовольствие?
Тонкая сигарета дотлевает практически до самого фильтра и начинает обжигать кожу, заставляя прийти в себя и выбросить ее в распахнутое окно. Мне нужно перестать вновь и вновь прокручивать в голове утренние события и как-то отвлечься. Через каких-то полчаса я подпишу очередной контракт и обеспечу себя любимой работой и последующей популярностью. Работа. Вот на чем мне нужно сейчас сосредоточиться!
Господи, эта тишина убивает меня! Протягиваю руку вперед и включаю первую попавшуюся радиостанцию, позволяя приятной музыке хоть как-то сгладить острые углы.

Затянувшиеся беседы, много совещаний и уточнений по отдельным пунктам контракта, обеспокоенный Руди, не спускающий с меня глаз, явно заподозрив неладное по моей излишней молчаливости и всецело увлеченный делом Винсент, приходящий в нескрываемый восторг от происходящего и открывающихся для него перспектив. Я выпиваю вторую чашку зеленого чая, любезно приготовленного для меня миленькой длинноволосой ассистенткой и постепенно включаюсь в общий разговор, нехотя натягивая маску деловой леди. Спустя пару часов подписываю несколько документов и сладко улыбаюсь, пока джентльмены пожимают друг другу руки и пророчат небывалый успех предстоящей картине. Моя голова немного побаливает от множества нескончаемых голосов и переговоров, а потому после заключения контракта я сразу же вежливо прощаюсь со всеми присутствующими, сдержанно улыбаюсь Руди и спешу покинуть душный кабинет по направлению к лифту, скрываясь слишком быстро, чтобы разделить небольшое камерное пространство с кем-то из участников сегодняшнего мероприятия. Просто мне нужно побольше свежего воздуха, привести свои мысли в порядок и перестать зацикливаться на том, чего даже не было.
Притормаживаю на крыльце у большой стеклянной двери и шарю по сумке в поисках сигарет и зажигалки. Щелчок. Затяжка. Дым. И все же никотин успокаивает куда лучше дурацкого зеленого чая.
Чья-то мужская фигура равняется рядом со мной и притормаживает, заставляя обратить на себя внимание и признать в парне Винсента. Выдыхаю дым и перевожу взгляд на дорогу, мысленно считая количество проезжающих мимо машин и покусывая пухлые губы, а потом внезапно обращаюсь к парню прежде чем он успевает что-либо сказать мне.
- Хочу прогуляться и подышать свежим воздухом, - киваю в сторону парка на другой стороне дороги. – Ты со мной? Или на сегодня есть дела поважнее? Ну, там встретиться с дилером и обдолбаться в хлам или с подружкой и хорошенько спустить пар? – практически не смотрю на Джервиса, но делаю очередную глубокую затяжку и выдыхаю клубок вишневого дыма. – Или хочешь сказать, что наш сегодняшний разговор все же заставил тебя о чем-то задуматься? 

+1

3

Признаться, отчасти Майя Кэрол одержала маленькую победу, я действительно чувствовал на себе вину за то, что распустил руки и оставил синяки на её теле, и оказалось, что это не входило в её планы; и теперь умиротворённо, не привлекая к себе особо много внимания, проталкивал пуговицы на рубашке в петли перед девчачьим зеркальцем и различными флакончиками с духами, расчёсками, феном и так далее, расположившимися на небольшой полке. Пара из флакончиков были мне известны, но некоторые открыл и сделал вдох, - интерееесно.
Чувство вины молниеносно испарилось, а моя физиономия вытянулась в возмущении и негодовании, когда Кэрол с чуть поджатыми губами кинула в меня ключом от своей машины и сказала, что я поведу. Тотальный пиздец, у меня принцип не водить ничьи консервные банки, только если за мной не гонится страшная (как все картины, в которых играет долбанный Джимми, дайте пять) фанатка Бонни, которая уже пару месяцев пишет мне на e-mail извращенские письма. Поправьте меня, если я что-то путаю, но к сведению Майи, стать водителем проще, чем стать моделью или актёром, и если бы я хотел этого, то давно бы трудоустроился. Хотя отчасти соглашусь, сложновато подобно всем водителям без курсов по психологическому присоединению к пассажирам вести незамысловатые диалоги в дороге.
Разжав ладонь и присмотревшись к лошади на дыбах, высеченной на ключе, я внезапно улыбнулся, потом попытался вернуть серьёзное выражение лица, всё-таки не та ситуация, ведь на лице Кэрол вырисовался суровый, консервативный покерфейс, но я не сдержался и тихонечко фыркнул продолжая рассматривать ключи. От феррари, охренеть. Не насосала, а подарили, верно?
- У тебя же есть страховка? - тихо спросил я, не сумев скрыть ещё одного смешка, на что не получил ровно никакого ответа, и наконец-то прекратил чрезмерное веселье.
Уверен, если бы я так не во время не порвал отношения со своими родственниками и не сдул из Остина, то дед купил бы мне такую же машину, на крыле которой теперь бликовало калифорнийское солнце. Нет, я не скажу, что не привык сидеть за рулём таких крутых тачек. Я не привык сидеть рядом с обиженной девушкой, которая равнодушно отвернулась к окну, закурила, и откинув голову к сидению выпускала дым, а не поглаживала рукой материал моих джинс, мешая мне следить за дорогой и не шептала что-то пошлое. Её волосы развевал свежий, немного сухой ветер. А мой взгляд так и тянуло к зажатой между пальцами с красивым маникюром сигарете.
Эта тишина уничтожала меня. В итоге я не сдерживаюсь:
- А что насчёт здорового образа жизни? Никакой наркоты, никакого секса с незнакомцем, никаких сигарет? - интересуюсь я. - Хотя.. тебе и правда нет смысла выделываться перед директорами Парамаунта. Они будут в восторге даже если ты сыграешь имперский марш на лысине Фредерика Хантсберри. 

- А прикольно здесь, - не сумев скрыть восторга, сообщаю Оливии, для меня работа в этой картине была большим шагом вперёд. Моё настроение становится значительно лучше, когда я вижу этих строгих, страшных, старых мужиков в дорогих костюмах и суетливого Руди, который выбегает навстречу к Майе. Все мужики сразу же оживляются и уделяют девушке кучу внимания. Я любуюсь своей подписью на контракте, поставленной левой рукой, и Оливия шепчет мне, что я молодец, "и в этот раз почти сам". И внезапно я ощущаю как пальцы на её правой руке сдавливают мою задницу. Я бросаю осторожный взгляд на Майю заметила ли она этот дурацкий собственический жест Оливии, но мой проверяющий взгляд замечает только мрачный Руди, а Майя равнодушно пьёт чай, словно в её жизни в этот момент не происходит ничего особенного. Я вспоминаю с каким восторгом она отзывалась о сценарии, интересно то, что в сценарии есть пара горячих сцен, которые ей хотелось бы со мной сыграть - это тоже было враньём?
За весь момент подписания контракта, я не поймал на себе ни одного взгляда Майи. Хотя по сути в том, что произошло есть и её вина. Почему ей можно было стащить с меня полотенце? А мне нельзя было развязать её халат? И разве поцелуй не был логичным завершением всего этого откровенно флирта?
Как только нам разрешили идти, а наши агенты остались, чтобы утрясти ещё пару моментов, Майя сразу же выпорхнула из офиса и убежала к лифту, который закрылся незадолго до моего появления на площадке. Но практически в ту же секунду подошёл параллельный лифт.
Мы встретились у входа, она снова курила, всматриваясь в ближайший сквер за проволочным забором и почти не бросила на меня ни одного взгляда. А ведь у меня в её квартире оставались совсем новенькие вещи.
- А я думал, я в немилости, - тихо удивился я, услышав её предложение прогуляться. Мне хочется выговориться и разъяснить все недомолвки между нами, но это бы выглядело слишком драматично и глубокомысленно. Я достаю гвоздиковую сигарету и присоединяюсь к небольшому перекуру, хоть меня немного и подбешивает запах вишнёвых сигарет.  - Но я согласен, - сразу же соглашаюсь я, выдыхая дым, - не в моих привычках долго ломаться.
- Ну, - говорю в качестве подведения итога, шагая в сторону парка, - я теперь твой коллега, и ты сама в этом виновата. Со всем, что тебе во мне не нравится и что понравилось, - я хмыкаю, хоть и не уверен, что все комплименты, которые она говорила - не пиздёжь, чтобы выжить Джимми с роли. - Почему ты так не любишь Джима?

Отредактировано Vincent Jervis (2016-01-15 17:08:51)

+1

4

Свежий воздух делает свое дело и на какое-то время мне становится немного легче дышать, а в голове проясняется, но потом я вдыхаю сигаретный дым и рассудок слегка затуманивается, а излишнее напряжение постепенно улетучивается с очередным выдохом. Мне нужно приложить некоторые усилия, чтобы вернуть голосу беспристрастное звучание и заговорить на совсем отдаленную тему, несмотря на то, что на протяжении прошлого часа вновь и вновь мысленно возвращалась в события сегодняшнего утра и пыталась понять, что же я сделала не так и в какой момент стала сукой? Но с очередной затяжкой я прихожу в относительный порядок и вспоминаю, что всегда была такой стервой, а то что мое ужасное поведение не приводило к подобным результатам ранее заслуга исключительно железной выдержки окружающих меня людей, ведь они-то прекрасно знают кто такая Майя Кэрролл и почему на ее провокации нельзя отвечать взаимностью. Сегодня я хочу нежности и тепла, а потом недвусмысленно намекаю своему ухажеру о том, что мне нравятся орхидеи, которые так редко дарят восторженные поклонники, а завтра при виде огромной корзины с цветами в руках у курьера – закатываю глаза и думаю, на кой черт мне сдался этот веник? И в этом вся я. Слишком непостоянная в своих желаниях, привыкшая получать все что пожелаю и не обладающая особым терпением, в то время как мои запросы по отношению к окружающим явно завышены, а их поведение не всегда оправдывает ожидания.
Сегодня Винсент преподнес неплохой урок о том, что мои желания порой могут быть опасными и, несмотря на ноющую боль в плече, напоминающую о недавнем инциденте при каждом неосторожном движении,  я начинаю понимать его поступок, но все же не могу оправдать излишнюю жестокость и полное игнорирование оказанного сопротивления. Не докуриваю сигарету и выбрасываю ее в урну, а затем засовываю руки в карманы свободного кардигана и шагаю практически в ногу с парнем, отмечая его явное нежелание продолжать разговор о наркотиках и беспорядочных половых связей. Почему-то я уверена в том, что у него нет постоянной девушки, но тем не менее есть кому позвонить в случае надобности. Более того, мне кажется, ему всегда будет мало лишь одной партнерши, когда вокруг столько соблазнов и искушений. Разве что какая-то девушка станет для него «королевой в обществе, хозяйкой на кухне и шлюхой в постели». По крайней мере что-то такое однажды я прочитала в одном из глянцевых журналов и осталась при мнении, что прекрасно совмещать все три качества под силу только какому-то роботу. Вот мне из заявленного списка присущи только два пункта, зато оба на высоком уровне.
- Почему тебя интересует этот Джимми? Он мерзкий! И у нас с ним ничего не было, если тебя это волнует, - закатываю глаза и поджимаю губы. - Парень был сплошным недоразумением на съемочной площадке, никогда не мог сняться в сцене меньше чем с десятого дубля и при этом плевал на все моральные нормы и принципы в нашей работе. Если честно, я понятия не имею, как он вообще смог достичь чего-то со своим характером и присущим ему неряшеством, - непроизвольно передергиваю плечами, когда вспоминаю жуткий инцидент на съемочной площадке, в котором Джим при ужасном похмелье с еще красноватыми после бурной ночи глазами и неприятным амбре, пробивающимся вопреки освежителю рта и вылитого на себя флакончика парфюма, постоянно забывал свои реплики, а после и вовсе распустил руки не по сценарию, за что едва не схлопотал увесистую пощечину. Целый день под прицелам камер прошел даром, а и без того натянутые отношения между нами превратились в сущий ад и самую жестокую проверку актерского мастерства в моей жизни. Слава Богу, наши общие сцены подходили к концу, а критики не заметили пробежавшую между нами черную кошку при просмотре уже готового фильма.
- Все что я сказала сегодня утром, - запинаюсь, стараясь мысленно не возвращаться к минувшим событиям, и прислушиваюсь к успокаивающему приглушенному звуку стучащих по асфальту каблуков. – Я сказала правду и не хочу, чтобы ты думал, что единственным аргументом в твою пользу была кандидатура Джима в противовес твоей. Это не так, - поворачиваюсь в сторону парня, чтобы на секунду взглянуть в его глаза. – Я действительно считаю, что у тебя есть большой потенциал, а еще, что у меня на подобное неплохо наметан глаз. Но пока это все теории, которые подтвердятся после твоего успеха на съемочной площадке и прибавившихся в полку фанаток, ну и еще после удачной раскрутки нового альбома Бруклин Джордан, - при воспоминании о девушке вновь на мгновение становится грустно, что совершенно мне не свойственно, а потому пора прекращать быть мягкой и ранимой – это плохо сказывается на моей репутации. – Но, если ты никогда не слышал о ней – просто промолчи, потому что я действительно вкладываюсь в это дело и хочу верить, что преуспею в роли ее пиар-менеджера, - а вот это уже больше похоже на ту Майю, которой я привыкла быть для всех окружающих и самой себя.
- Пойдем, быстрее, - неожиданно хватаю парня за руку и тащу за собой через дорогу в образовавшийся промежуток между машинами. Отпускаю его уже на другой стороне, при этом широко улыбаясь, капля экстрима явно пошла мне на пользу. – Зачем ты употребляешь наркотики? – задаю совершенно неожиданный вопрос и встречаюсь с удивленным взглядом Винса.

+1

5

Прогулочным шагом мы перемещаемся по тенистой аллее парка. Иногда нам попадаются люди навстречу, они удивлённо косятся на нас, потому что мы слишком похожи на Винсента Джервиса и Майю Кэрол, некоторые люди сидят на лавках и читают газеты, а некоторые - о чём-то увлечённо разговаривают. Я пытаюсь подслушать темы разговоров, потому что я не так силён в диалогах, а согласно женскому мнению, мужчина должен уметь рассмешить. Но когда до меня доносится, что кто-то кого-то удалил из социальных сетей, то понимаю, что по сути, в беседе они не преуспели так же как и я, хоть и выглядят душой компании. Мир тонет в бессмысленности слов. Хочется больше поступков, которые многое бы сказали. И больше молчания, натолкнувшего бы на мысли.
- Скоро Рождество, а потом этот год закончится. Будет много кинопремий, и наград кому-то... хотя нет ни одного фильма, который бы запомнился за последнее время, - я замолкаю, и слышно лишь шипение фонтанов неподалёку и голоса каких-то птиц из колонок, спрятанных в парке в листве дерьвьев. Интересно, что думают настоящие птицы, когда слышат этот электронный гомон, - Пол говорит, что в Нью-Йорке снег в солнечный день как бриллианты Swarovski, но только тает на руках, - говорю я, пытаясь себе это представить, - такие зимы, а я недавно пил мятный лаймад, выкинув туда весь последний лёд из холодильники с кусочками фруктов. Мне было очень жарко после пробежки.
Всё это было хорошей попыткой перевести тему от наркотиков и работы, но тема снова всплыла.
"Меня не интересует Джимми, меня интересует секс с тобой", - мысленно отвечаю на вопрос удивлённой Майи и загадочно улыбаюсь, когда она строит догадки, почему мне так важно говорить о парне, не получившим мою роль. Мысль оказаться в одной постели с Майей оказалась настолько прилипчивой, что у нас с ней даже клеился разговор больше десяти минут, пусть я и говорил совсем не о том, о чём говорила она, но всячески пытался поддерживать диалог. И делать заинтересованное лицо, у меня получалось довольно неплохо.
Когда навстречу проходят парочки, я немного жалею, что не могу так же взять её за руку. Мне хочется прикоснуться к ней, но каждый раз, когда я почти решаюсь на это, я сразу же вспоминаю её утреннее выражение лица, и как она пыталась меня оттолкнуть, когда я её целовал. Меня первый раз так неприятно отшили, и внутри стало ещё беспокойнее и некомфортнее.   
- Мерзкий? - мои брови удивлённо ползут вверх, а потом я начинаю смеяться. Не слишком аккуратные слова для актёра в  компании актёра. Актёры сплетничают. А некоторые выкупают у журналистов сплетни о себе и сдают коллег по цеху. Так, например, часто делает Оливия, - Тебе крупно повезло, что я не пишу для Вэрайети. И не сплетничаю как секретарь моего агента. А то тебе была бы пизда. 
Майя зачем-то говорит, что не спала с Джимми. Она всех мужчин делит на всех, с кем спала и с кем не спала? Неожиданное признание. Или я показался слишком навязчивым?
- Нет, ты чего, меня не интересует это. Я не ревнивый, я даже своих девушек не ограничиваю в отношениях, - сразу же отрицаю я, заметив как она напряглась. Будет смешно, если она подумала, что я могу оказаться не только сексуальным маньяком, но и ревнивым сексуальным маньяком.
Я не был бы счастлив, если бы моя девушка принадлежала кому-то ещё, но с другой стороны, если ей мало меня одного, то почему бы и нет? Это просто секс.
- Ему повезло, что он не взял мою роль. Я думал об этом. У одного моего дяди пять лет назад был бассейн с пираньями. И я представлял как бы круто Джимми в нём смотрелся. Правда, мистер Хэйнс, который однажды был у дяди в гостях, остался без пальца, поэтому пираний в состоянии аффекта выпустили в Мексиканский залив, - я задумался, - Это он подарил маме пианино, он так любил играть, - всё-таки жизнь - суровая штука, подумал в этот момент я, даже не догадавшись предположить, что может быть суровым был как раз мой дядя со своими спецефическими увлечениями?
- Ты думаешь? - небрежно переспрашиваю я, когда Майя говорит о моём потенциале, последний раз мне это говорила моя преподаватель по актёрскому мастерству, в перерывах, когда не держала во рту мой член. Наверное, и она, и Майя - две маленькие лицемерные подлизы, потому что мне всех важнее любовь аудитории, а аудитории нравится, когда я часто хожу в спортзал и качаю тело. Я настолько задумался над своей философией, что совершенно забыл подарить Майе Кэрол встречный комплимент, хоть она и сильнее его заслуживала.
- Это та девушка, с которой вы постоянно красиво смотритесь на обложках жёлтой прессы? - делаю вид, что мне интересно. - Кхм, ты очень старательно работаешь над её карьерой - всё обязательно получится. Как-нибудь нужно потусить всем втроём, - предлагаю я, прокручивая в уме неплохие бары Сакраменто, пока мы не выходим к фонтану.
- Я обычно не употребляю наркотики, сколько можно говорить, - мученически протягиваю я и закатываю глаза. - Просто сейчас сложный период, вернулся Джулиан, и... всё так закрутилось, - внезапно мне стало очень страшно, как только перед глазами внезапно ожили картинки, на которых Джулз расправлялся со своим еле дышащим предком, на полу огромного кухонного зала, - Может быть, лучше пойдём к фонтану и сделаем пару селфи-фоток? Так и быть, спасу твою ориентацию, - внезапно наши пальцы соприкоснулись, её руки были чуть холодными и очень мягкими; и хоть это произошло по моей воле, всё равно это прикосновение стало для меня даже большей неожиданностью, чем для Майи Кэрол.
Но довольно скоро я вернул над собой контроль и потянул её к фонтану. Пятясь задом и уже слегка обхватив обеими руками её запястье.

Отредактировано Vincent Jervis (2016-01-15 19:10:15)

+1

6

Постепенно наш разговор вновь становится непринужденным и более расслабленным. Неприятные воспоминания опускаются еще глубже, в конечном счете, оседают на самое дно и вот с каждой новой темой для разговора мы все больше походим на Майю и Винсента, тех самых самовлюбленных и эгоистичных актеров, которые однажды встретились на съемочной площадке. Иногда мне кажется, что мы слишком похожи и я могу предугадать каждое его действие, но после возвращаюсь в реальность и понимаю, что у него достаточно интересная и своеобразная философия жизни, с ним бывает весело, а то и дело сменяющиеся темы для разговора позволяют нам узнать друг о друге чуть больше того, о чем любят писать в прессе. Мы становимся немного ближе. В духовном плане, конечно же.
- Большую часть своей жизни я прожила в Нью-Йорке, - расслабленно улыбаюсь от неожиданной волны приятных воспоминаний, включающих в себя не только снег на Рождество, но и большую пушистую елку, красные носки на камине в родительском доме, множество тематических украшений от специально приглашенного дизайнера, привносящего в наш дом праздничную атмосферу и уют. Родители еще не ругаются и не спят в разных комнатах, за ужином мы улыбаемся и смеемся, а я с нетерпением жду утра, чтобы поскорее увидеть свои подарки от Санты. Но это было слишком давно. – Только не говори, что ты никогда не видел снега? Боишься холода? Может быть, возьму тебя на рождественские каникулы на родную землю. Ну, только если будешь хорошим мальчиком, - который за предстоящие пару недель не попытается вновь взять меня силой, при том, что гораздо проще «купить» взаимной интригой или неожиданными романтическими поступками, которые впрочем не должны приедаться и вполне могут быть разбавлены страстным жестким сексом.
- М-м-м, да ладно, Винсент, я же знала, что ты не станешь за мной следить и сливать грязные сплетни в желтую прессу. Можно сказать, что я тебе доверяю, - обгоняю парня и останавливаюсь перед ним на шаг впереди, словно пытаясь взглянуть в глаза и разобраться, действительно ли он шутит или в каждой шутке лишь доля шутки? - Ты бы еще сказал, что на тебе здесь, - немного поддаюсь вперед и прикладываю раскрытую ладонь к его груди, - Микрофон и весь наш разговор записывается, - хитро улыбаюсь, но вовремя вспоминаю о том, что мои провокации действуют на этого парня как-то по-особенному, а потому убираю руку так быстро, что со стороны можно подумать, будто температура тела парня превышает все допустимые нормы, а одежда вот-вот загорится. Нужно быть поосторожнее. Разворачиваюсь на высоких каблуках и возвращаюсь на свое место рядом с ним, уж лучше держаться от греха подальше. И я сейчас мыслю буквально, у моего греха есть вполне себе человеческой имя - Винсент Джервис, и смею предположить, олицетворяет он похоть.
Скептически поднимаю вверх одну бровь в тот момент, когда Винс рассказывает о своих лояльных взглядах к полигамности и пожимаю в ответ плечами. В отличие от него, я не могу говорить с такой уверенностью, а потому просто оставляю его ответ без комментария. Так уж сложилось, что за все эти долгие годы у меня ни разу не было серьезных отношений. Я специализируюсь на кратковременных ничего не значащих интрижках и лишь однажды позволила себе расслабиться и привязаться к человеку, ревновать которого крайне глупо, ведь на тот момент он еще был женат. Правда, осмелюсь предположить, что иммунитет на тот момент имела лишь его олениха, в то время как любая другая заинтересованная девушка вполне вероятно могла попасть под перекрестный огонь и лишиться белоснежной репутации, модного платья от Chanel или безупречного макияжа. Доведу до слез качественно и бесплатно.
С трудом подавляю смешок, когда выслушиваю гениальный план по избавлению от Джимми и практически соглашаюсь, что он вполне заслуживает подобной участи. Киноиндустрия много не потеряет, его семью, конечно, было бы жалко, но рано или поздно они смирились бы. Кто знает, может он и с ними такой придурок и те вздохнули с облегчением, когда их сын (брат?) подался покорять Голливуд и стал появляться дома вероятно лишь на Рождество.
- Может у кого-то из твоих знакомых найдется бассейн с аллигаторами? Получилось бы весьма неплохое реалистичное дискавери на удобном шезлонге в компании алкогольных коктейлей с разноцветными трубочками, - цинично поджимаю губки и наклоняю голову на бок. Да уж, все актеры перемывают косточки друг другу, наверняка о нас с Винсом тоже любят злословить, а потому я не чувствую ни малейшего угрызения совести. Хотя да, о чем я, ведь я уже забыла, когда эта сучка в последний раз выходила на работу и исполняла свои прямые обязанность.
Мимолетная улыбка вновь касается моих губ, когда Джервис пытается держать марку, но, тем не менее, прислушивается к моему мнению и хочет верить в его подлинность.
- А зачем мне врать? – задаю достаточно риторический вопрос. – Мне кажется, что камера любит тебя, а еще у тебя неплохие амбиции. Такие люди обычно добиваются определенных вершин, и ты своих еще не достиг, - говорю совершенно искренне, хотя тот факт, что посмотрела пару серий какого-то сериала с его участием, чтобы оценить мастерство и актерскую игру, я вовсе не намерена. Не хватало еще, чтобы он загордился и задрал нос выше положенного. –Да уж, желтая пресса пока что любит нас больше популярных изданий. Но я не намерена сдаваться и… Спасибо, мне действительно хочется, чтобы у нас все получилось, - интересно, чем сейчас занимается Джордан? Укладывает дочь спать? Пишет очередную песню? Готовит на кухне и напевает мотив одного из своих хитов?
- Что-то мне подсказывает, что этот Джулиан мне совсем не понравится, - делаю поспешные выводы по одной короткой фразе. – И когда он собирается возвращаться туда откуда приехал? Вы часто видитесь? – поражаюсь собственной озабоченности в данном вопросе и закусываю губу прежде чем задать очередной вопрос, обязательно разоблачающий мою заинтересованность.
Внезапно Винс резко переводит тему разговора и ему даже удается подобрать нужные слова и бросить мне очередной вызов, которые я так не люблю игнорировать.
- Да брось ты, - дружески толкаю его в плечо. – Так уж и быть, поспособствую появлению новых подписчиков на твоем инстаграме, - передразниваю парня и послушно направляюсь за ним к фонтану. – И моя репутация в отличной форме, - все еще не унимаюсь, пока он тащит меня за собой и улыбается подобно озорному мальчишке на заднем дворе своего дома. – Сделаем только пару фоток. Господи, я ужасно выгляжу, - поправляю свою прическу, пока Джервис выбирает ракурс на своем айфоне, а после по привычке наклоняюсь к нему, чтобы мы могли поместиться в кадр. Еще. И еще. Слишком близко. Чувствую тепло его тела на своей щеке и теряюсь в своих смешанных чувствах. Я боюсь его или хочу? Несколько щелчков и неожиданная вспышка фотокамеры откуда-то сбоку. - Черт, нас узнали, - заливаюсь звонким смехом и беру Винсента за руку, переплетая наши пальцы. – Давай, быстрее, прости, но я совершенно не в форме для совместных фотографий с фанатами и внеплановой афтограф-сессии. Ну, давай же, - тяну его за собой подальше от любопытных глаз. – У тебя еще все впереди, ты не поверишь, но все эти поклонники и популярность – это очень утомительно и слишком быстро наскучит, давай оттянем момент вместе, иначе я просто тебя здесь брошу, - еще активнее тяну парня за собой, заставляя практически бежать прочь от фонтана настолько быстро, насколько позволяет величина моих каблуков.

+1

7

Я попытался себе представить себя посреди Нью-Йорка, в мягких уггах и тёплом твидовом пальто с шевронным узором, бредущего по узкой улице между мощными высотными зданиями, в стёклах и на фассадах которых редко играют лучи солнца, обычно слишком ослабевшие, чтобы прорваться сквозь матовую прослойку туч. Моя походка немного пьяная из-за снега, сугробов или ленточных конвейеров достаточно скользкого льда, а не из-за классного коктейльчика в Манки-баре. Параллельно мне, с той же скоростью движутся жёлтые такси по занесённым дорогам, медлееенно-медленноо, с постоянно работающими дворниками. В этой фантазии я напоминаю себе героя песни "Cinderella", которую поёт Bob Sinclar. He said his name was Vincent Jervis, but she could call him "Vince" if she choose! Oh my god, ну и зрелищее! Ой всё, Нью-Йорк, сгинь!
- В детстве я бывал в Аспене почти на каждое Рождество. Я люблю сноуборд и каппучино с пенкой, когда холодно. А ещё мне нравится, когда есть возможность сесть в вертолёт и улететь подальше от ледяного царства, - согласитесь, когда пьёшь чай в холодной местности, всё имеет значение: и размер чашки, и её форма, и потрескивание брёвен в камине, и завывание ветра за окном, и как сильно царапают ветки о стекло, и насколько мягкая и тяжёлая тёплая одежда на тебе. А когда жарко - солнце красиво отражается в крыльях крутых тачек и в бриллиантах, имеет значение ровный загар и красивое тело. Калифорния мне пришлась по душе. Я удивлён, что Майя Кэролл родилась в Нью-Йорке, обычно голливудские звёзды приезжают из салатовых, лиловых, болотных, жёлтых лостуктов в верхней части Атласа США, по серединке, недалеко от озера Мичиган. - Честно говоря, я не люблю Нью-Йорк. Но не могу не спросить, ты была в Death and Company? Пожалуй, туда ты можешь меня сводить, - я вытягиваю руку с телефоном, чтобы сделать неплохое совместное селфи. Так смешно крохотные капли из фонтана путаются в моих волосах и пара попадает на экран. И наши волосы треплет немного прохладный, зимний ветер.
Майя делает мне очередной комплимент, и я внезапно ощущаю себя достаточно неуютно, хотя блондинка вроде как повеселела и прониклась нашими бессмысленными прогулками по парку. Мне нравились пошлые комплименты Тамзин за то, что я хорошо работаю языком, после того как из-за её стонов рассерженный Пол с тяжёлым, шумным вздохом хлопнул неплотно закрытой дверью в мою комнату. Мне нравились комплименты Джулиана, прорывавшиеся через его смех и хрюканье, что я такой засранец и жутко не справедлив к официанту Нью Кантон, не несущему кальян. Но Майя совершенно меня не знала, когда говорила, что я не способен на сплетни и на интриги. Хотя, когда она прикладывает ладонь к моей груди, мои глаза резко расширяются, а я чувствую себя таким взолнованным, каким не чувствовал даже во время подписания контракта. Всё внутри реагировало на каждый взмах её ресниц, или на растянутые в улыбке красные губы. 
- Продолжай, ещё скажи, что я хороший человек, - подыгрываю я, внезапно для себя тоже улыбнувшись. Интересно как часто хорошие люди укрывают убийц, прячут труп из-под колёс своей пафосной тачки и жрут наркотики, а? Впрочем, хорошие люди сейчас - это те, кто никогда не был пойман на плохих делах. Я почти уверен, что у каждого человека есть слабость, которая толкнёт их на дурной поступок. - Мне лестно, что ты доверяешь мне. Что самое ужасное из того, что ты совершала? - спрашиваю я, вглядываясь в её глаза.
Я заржал, когда Майя представила как она пьёт коктейльчики в присутствии алигаторов. Это был мой детский кошмар, что во время шторма, террариум на яхте дяди сломается, на палубе будет вода по колено, в атмосфере будут молнии, рассекающие небо, аппаратура будет искрить, а аллигаторы разгулить по палубам и жрать экипаж. 
- Это ты сейчас так говоришь, - я сощурил глаза. - Так говорили многие мои друзья. У моего дяди был террариум с алигаторами на яхте. И когда с этими смелыми - делаю пальцами кавычки, - друзьями я к нему подошёл, а потом бросил в него стул, то они ужасно перепугались. Просто стекло было очень крепким, - я вспомнил это, и многие свои безумные поступки, которые давали мне почувствовать себя живым,  - Была ли ты когда-нибудь лицом к лицу к настоящей опасности?
- Ты совершенно не умеешь делать комплименты Майя Кэрол, - я фыркаю от смеха, заприметив людей, присматривающихся к нам, и  перешёптывающихся,  - Я уже высоко, и могу жрать звёзды. - Эти люди смотрят на нас, и советуются между собой, чтобы к нам подойти. Некоторые из них уже достали мобильные телефоны и направили в нашу сторону.
Я вскакиваю на бордюр фонтана, не разжимая рук и тяну Майю за собой, которая забирается наверх на высоких каблуках.
- А теперь я ещё выше, - мне внезапно становится весело, а на моей рубашке появляется пара капель воды. Майя жалуется, что она плохо выглядит. Напрашивается на комплимент или слишком строга к себе? Мой любимый литературный герой говорил, что нужно никогда не делать девушкам комплименты, и тогда они - твои. - А я выгляжу клёво, - заглядываю на получившиеся кадры, кривлю губы в скептической улыбке, боковым зрением замечая, как радуются поклонники. - А ты... - я присматриваюсь к Майе и внезапно треплю ей волосы рукой, и говорю - Вот теперь ты выглядишь действительно мило и смешно, - и делаю фотку, после чего мы срываемся с бортика фонтана и бежим вперёд, взявшись за руки.  Вдруг я вижу ещё пару-тройку фанатов, которые преграждают нам дорогу к выходу из парка, тогда я шагаю на бордюр, - Осторожно, бордюр, о-оп - и влезаю в конверсах прямо в клумбу с аккуратно высаженными цветами, - Пожалуй, хорошим мальчиком начинаю быть с завтрашнего дня. Ничего? Тебе, кстати, тоже придётся начать завтра. А Руди и Оливии уже сегодня, чтобы эти фотографии не оказались в сети.
Боже мой, бедные цветы. Я такой варвар.
- Почему ты замяла разговор на тему потусить втроём, а? - возникаю я, по ходу нашей незапланированной пробежки. Майя бежала по мягкой земле на высоких каблуках, как пьяная, и то и дело застревала в почве. 
Мы выбегаем на асфальтированную дорогу и переводим дыхание.
- Джулиан живёт у меня. Ему по сути некуда возвращаться. Ты, возможно, слышала, сенатор Крэй убит, - говорю я, собрав всю смелость, чтобы сделать это признание. Хотя сказанное до сих пор не могло уложиться у меня в голове. Крэй-старший убит. Этого не может быть! Джулиан сделал это. Но я не могу это даже представить. Последний раз, когда его видел, Джулиан играл в бильярд, подпевая Years and years по радио.

Отредактировано Vincent Jervis (2016-01-20 22:38:22)

+1

8

- Чем занимается твоя семья? – задаю достаточно простой вопрос, который нормальные люди озвучивают при первом знакомстве, а не после всех тех достаточно близких и неоднозначных моментов, которые уже связывали нас с Винсентом. Раньше знать о парне хоть что-то помимо того, что он актер, который хочет добиться популярности и уложить меня на лопатки – просто не было необходимости, сейчас же мне начинает казаться, узнай я о нем чуть больше - наконец-то смогу понять его философию жизни, прозрачность (или скрытность) мотивов, стану увереннее держать ситуацию под контролем. – По-твоему Нью-Йорк – это слишком скучно? Но вокруг моего имени нет провинциального шарма и красивой сказки о превращении Золушки в королеву. Я была рождена принцессой, а когда у тебя уже есть деньги – начинает хотеться чего-то большего, например, популярности. А спустя еще десяток-другой лет я, вполне возможно, задумаюсь о политической деятельности, ведь следующим пунктом в списке дел обязательно станет власть, - выпаливаю на одном дыхании свою достаточно скучную историю, которая слабо привлекает внимание читателей очередного модного глянца из-за своей шаблонности. Богатенький любящий папочка со связями неплохо устроил свою дочурку. Вот если бы я выросла в детском доме, подрабатывала официанткой и бегала по нескончаемым кастингам, пока один крутой режиссер случайно не увидел мое блистательно выступление в импровизированной постановке какого-то уличного театра – такая история была бы куда более достойной обложки журнала и собрала за своим прочтением тысячи наивных дурех, безоговорочно верящих в сказки. – Тебе не нравится общая атмосфера города, но ты бы с удовольствие посетил один из его коктейль-баров на Манхэттене? Материальные ценности всегда были тебе ближе духовных? Знаю, странная логика, но боюсь другого притянутого за уши случая может и не найтись, чтобы спросить об этом, - удивляюсь собственной откровенности и принимаю уверенное решение завязать с этим. Совершенно нечестно, когда вся моя жизнь постоянно на виду, ее хотят опорочить в прессе, а твоей еще только начинают интересоваться, мало кто копался в твоем грязном белье для очередной сенсации, хотя в скором времени это очень скоро изменится.
Винсент провоцирует на искренние разговоры и мне даже хочется поделить с ним какими-то своими проблемами, ведь я действительно считаю его хорошим парнем в плохой ситуации, которому необходима своевременная помощь. Его добродушная улыбка вполне сойдет за искреннюю, а едва уловимые реакции тела на мою близость за неподдельное влечение. Все кажется таким чистым и непорочным, что на какое-то время я действительно забываю о внешнем мире рядом с Джервисом и уже готова открыться ему, пока не вспоминаю о том, что он хороший актер, который умеет вести себя перед камерой и за ее пределами.
- Доверять можно и плохим парням, - правда неизвестно во что может вылиться подобное доверие и как скоро настигнут последствия. – М-м-м не знаю, я разрушила семью одного достаточно порядочного мужчины просто потому, что была пьяна, а он весьма симпатичным и всегда слишком обходительным, - пожимаю плечами не решаясь рассказать что-то больше того, о чем итак писали в желтой прессе, тем не менее, не имея неопровержимых доказательств моего романа с режиссером. – Моралисты посчитали подобное ужасным преступлением, но мне просто понравился один парень, так почему бы не получить то, чего так хочется? - поднимаю глаза на Винса и непроизвольно закусываю нижнюю губу, незаметно для себя самой вновь начиная излюбленную кэрролловскую игру с парнями. И все же жизнь меня ничему не учит. – Но так нечестно! Хочу узнать что-то о тебе. Я практически исповедуюсь, а ты не хочешь поделиться своими секретами, так удачно пропуская мимо ушей часть моей болтовни. Начнем с простого, почему ты решил стать актером? У тебя хорошие связи, сильный ангел хранитель или есть какие-то другие достоинства, сулящие столь большие перспективы? - в очередной раз мысленно корю себя за то, что своевременно не погуглила его имя.
- Террариум с аллигаторами? На яхте? – переспрашиваю и с трудом сдерживаю внезапный приступ смеха. – И ты швырнул в стекло стулом, чтобы проверить друзей на стойкость? Ты заставляешь меня улыбаться. Не каждому это под силу, - подавляю смех, добавляя плюсик в копилку его достижений - он может заставить меня смеяться.
Мне хочется сказать «сейчас». Сейчас я и нахожусь лицом к лицу с самой настоящей опасностью. Теряю бдительность и слишком много говорю о себе, учитывая как я не люблю это делать и привыкла узнавать абсолютно все о собеседнике, при этом озвучивая минимум фактов о себе, если это только не интервью. Мое настроение меняется примерно с той же скоростью, с которой движутся американские горки и едва ли не впервые в жизни я теряюсь в собственных желаниях. Разве это не предупредительные сигналы об опасности? Которые, впрочем, игнорирую вместе с озвученным вопросом, переводя стрелки простым, - А ты? Я не люблю рептилий и прочих животных, особенно если у них нет шерсти. Да и моя жизнь не настолько экстремальна, как могла бы показаться на первый взгляд.
Заставшие нас врасплох фанаты все же не могут помешать сделать пару достойных кадров для личного архива. Я послушно следую за Джервисом сперва на бордюр фонтана, а после недовольно хмурю брови из-за подпорченной прически, хотя все же улыбаюсь в объектив камеры и прижимаюсь к парню даже слишком близко. Хочу быть серьезной и попросить перестать упоминать в разговоре со мной имя моего агента, который итак слишком опекает меня и не дает расслабиться, но вместо этого звонко смеюсь и следую за парнем так быстро, как только позволяет мой внешний вид и притормаживаю у еще одной группы зевак с телефонами, в надежде как-то обойти их, но вместо этого в очередной раз попадаю под влияние своего спутника.
- О Господи, нет. Винс, нет, мне неудобно. Я не пойду туда! – пытаюсь как можно яснее выразить свою позицию, но вместо этого лишь сильнее сжимаю руку парня и продолжаю следовать за ним по рыхлой земле. На каблуках – неудобно, босиком – мерзко. Неужели он не может взять меня на руки, раз решил протащить через «дикую природу» прямиком в сторону ближайшей аллеи, ведущей нас на дорогу? Кажется, ни одна профессиональная чистка не спасет после этой прогулки мои Jimmy Choo.
- Она не такая как мы, не любит ночи напролет зависать в пафосных клубах, это вообще не ее тема. Тем более дома Бруклин ждет маленькая дочь, - вот он – контраргумент, который должен прозвучать убедительнее того, что мне просто не хочется сводить их вместе. Какое-то странное предчувствие словно предостерегает от поспешных решений. – Но может однажды я познакомлю вас на каком-то официальном мероприятии. Странно, что ты так заинтересовался ею. Какие мотивы скрываются за этим? Ты тайный фанат ее творчества? – ехидно улыбаюсь и вопросительно поднимаю брови, когда парень поворачивается, чтобы взглянуть мне в лицо.
Твердая земля заставляет вздохнуть с облегчением и немного расслабиться. Оглядываюсь назад, словно проверяя, не преследует ли нас кто-то из особенно настойчивых фанатов, но на горизонте все чисто. Ценой сохранности природы мы все же смогли избежать незапланированных встреч и наигранной приветливости.
- А, тот самый Джулиан, - поджимаю губы и хмурю брови. – Паршиво. Кажется, этот парень хочет повторить печальную участь Титаника и уже идет на дно, ошибочно приняв тебя за Лео, который должен последовать за ним для эпичности происходящего, - иначе как назвать это пагубное влияние и пристрастие к наркотикам? – Убийцу все еще не нашли? Может парню стоит снять себе квартиру, или ты не можешь оставить друга в беде? – прищуриваю глаза, изучая реакцию парня. Если я оказалась права, то уже сегодня он соберет свои вещи и отправится к лучшему другу, чтобы заливаться на пару виски, разнюхать ровную дорожку, снять шлюх. Почему-то мне кажется – это все как раз по части Джулиана, а потому он уже заочно мне не нравится. – И что он думает о твоем внезапном исчезновении вот уже на пару дней? Будет ждать тебя на ужин?

Отредактировано Maya Carroll (2016-01-20 22:43:11)

+1

9

Я срываю цветок с клумбы, захватив его между средним и указательным пальцами – даже под метко-пущенными дротиками в моё фото «зелёными», я бы смотрелся высокомерно и уверенно. За стоптанный газон и сорванные цветки не так стыдно - из-за кем-то ранее выброшенной посреди цветов жестяной банки с ванильным dr.pepper (комбо моих одобрений), ну и ещё потому что моя совесть отсутствует начисто. Не знаю, что это такое я сорвал, но напоминает последнюю набитую татуху моего соседа Пола. В честь каждого охренительного секса с горячей крошкой Пол украшает татухами своё тощее тело, а я в таких случаях обычно торжественно посвящаю пару глубоких затяжек гвоздиковых сигарет, глядя на мигающие огоньки с веранды дома на холмах с пляшущими чертями в глазах, которые никогда не уймутся.
Мы переводим дыхание после пробежки. Порывы ветра становятся всё сильнее, воздух прохладнее, тяжелее и более влажным, а небо постепенно застилают тучи, под которыми, широко раскинув крылья, парят белые птицы.
-  Хммм, - Майя Кэрол – просто чемпионка по давлению на больные мозоли, мало того, что моё эго всё ещё в культурном шоке после того, как она меня отшила, так ещё и зацепилась за тему моей семьи. Я помню, как первое время переживал, и хотел набрать номер домашних, всё вернуть на места, приехать в свою комнату с плакатами Suede, с новенькой тачкой в гараже, подаренную в довесок одобрениям в честь нарисованных оценок в моём дневнике. Я пытаюсь представить сейчас их лица, но… К моему удивлению, я ничего к ним больше не чувствую. На секунду в моих чувствах, ощущениях наступает такое же смятение и затишье, как в парке, после скользнувших тенями туч по кронам деревьев и ровному асфальту перед дождём.
Чем могли бы заниматься мои предки? Я зеваю, смутно припоминая увиденную в детстве койку для казней инъекцией, приготовленную для приговорённого к смерти моим дедом-судьёй, согласно законам, на которых настаивал сенатор штата – мой папаша. Но в целом, я решил не посвящать Майю в эти факты, девчонки обычно более чувствительны к таким вещам.
- Послушай, я давно их не видел. Могу лишь предполагать. Держи цветочек, - протягиваю цветочек Кэрол, который до этого крутил в руках. Когда мы соприкасаемся пальцами, я еле сдерживаюсь, чтобы поддавшись внезапно вновь вспыхнувшему желанию, не толкнуть её спиной к неустойчивому проволочному ограждению, вжимая её в шаткое огрождение своим телом и жадно целовать, исследуя каждый сантиметр её тела руками, переместив их с предплечья, когда она прекратит сопротивляться и ответит на мой поцелуй. Но первые капли дождя зарываются в мои волосы, а рядом я слышу щелчок чьего-то зонта раскрывшегося в руках какой-то женщины.
- Политика – это только иллюзия власти. Нью-Йорк – это иллюзия каких-либо духовных ценностей, - лениво задумавшись, произношу я, - зато сейчас точно хлынет дождь.
Мы идём быстрыми шагами, оглядываясь посреди припаркованных пафосных тачек, пытаясь найти «Феррари» Майи, когда она слегка отстаёт, я ещё раз позволяю себе взять её за руку.
- К тому же, зачем тебе власть? Я думал, ты предпочтёшь положиться на мужчину, в котором будешь уверенна. В этом вся суть, вы нас вдохновляете, а мы принимаем верные решения, - говорю я, когда наши пальцы переплетаются.
Я не думаю, что из Кэрол получилась бы волевая, решительная женщина-политик, она долго мялась даже при выборе какую тряпку надеть на ту или иную вечеринку. Построить же сотню мужчин-шовинистов ей было бы не слишком легко, даже при всех её талантах сексуально закинуть ногу на ногу, слегка прикусить губу или томно закатить глаза.
- Я что-то читал о случае с Лоренцо, - мы то бежим по направлению к машине, то переходим на быстрый шаг. Среди людей с зонтами, давление дождя увеличивается, небольшие ручейки стекают в канализационные решётки  и почему-то пенятся под мысами белых конверсов. – Никогда не рассчитывай на долгие и счастливые отношения с женатиками, - говорю я, моё дыхание слегка сбивается из-за пробежки. Любой адекватный человек не бросит маленького ребёнка с женой ради любовницы, как бы хорошо ему с ней не было. По крайней мере, я просто зверею с таких ублюдочных поступков. На какой-то миг я понимаю, что во мне сейчас высказался не самонадеянный, аморальный калифорниец, охотник за лёгкими деньгами, а консервативный, добрый техасец с хорошо привитыми истинами морали. – Они тупо нас используют. Меньшее, что мы можем – использовать их, - говорю я грубо. Хоть и не сразу понимаю, что сказал «они используют нас». Эти слова бьют по вискам, но довольно вскоре рассеиваются, когда закрывается с глухим хлопком дверь «Феррари». И я скорее настраиваю музыку в салоне.

- Во многом я, и правда, обязан моему ангелу-хранителю, - с улыбкой ёрзаю на водительском кресле, имея вполне себе реального ангела-хранителя под боком с именем Оливия. – Но в целом, пару достоинств во мне тоже есть смысл поискать, - коварная улыбка, обращённая вперёд, куда-то сквозь работающие дворники. – Майя? – «Как жаль, что тебя всё это не сильно интересует, как мы выяснили утром». Я смотрю на неё широко раскрытыми глазами, а потом фыркаю. – Выброси же этот цветок.
- А твоя подруга – интересный экземпляр, - подвожу я итог, когда узнаю о том, что у певички, над карьерой которой работает Майя, есть ребёнок. – Обычно среди моих знакомых, существует определённое табу – никакого замужества до тридцати, и ребёнок только в крайнем случае, если уж совсем капитально вляпаешься в великую любовь. - Как сын республиканца я определённо не поддерживаю внеплановую раннюю беременность. И детей, растущих в неполных семьях, лишённых правильного воспитания.  – Чую, в Техасе она не будет иметь успех, - я глубоко вдыхаю воздух всякий раз, когда Майя меняет позу, достаточно вульгарно развалившись на сидении.
- Всё держится в секрете. И я не верю в это до сих пор, - шепчу я на тему, касаемую убийства сенатора. Какая-то внутренняя сила не позволяет мне перешагнуть психологический барьер, чтобы в полной мере осознать всю правда произошедшего. 
Мы с Майей выезжаем с парковки, оставив позади здание кинокомпании, в котором я только что сорвал большой куш, способный перевернуть вверх дном всю мою жизнь. Как не странно, не смотря на то как быстро сейчас бьётся сердце, - такие этапы внезапных побед, или внезапных поражений довольно быстро растворяются в зеркалах заднего вида, и постепенно превращаются в какой-то сон, пока мы с головой уходим в новые хлопоты, в водоворот необходимых для принятия решений, в мечты и подготовку почвы для новой большой победы. Я не знаю, что ещё можно сейчас сказать, но Майя набирает в лёгкие кислород, и в конце концов, спрашивает ненавязчиво, останусь ли я у неё ещё на ужин.
Внутри меня лающим смехом смеётся неисправимый хулиган.
- Если доставщик как вчера ничего не напутает с его мудрёным заказом, то ужин Крэя ничего не омрачит, - в такой же мутной форме принимаю приглашение Кэрол. Но потом думаю, господи, ну зачем обязательно так себя вести? – Я принимаю твоё приглашение.

Отредактировано Vincent Jervis (2016-02-10 22:28:13)

+1

10

На сегодняшний день я сделала сразу несколько интересных выводов исходя из общения с Винсентом Джервисом. Во-первых, он абсолютно точно не стесняется своего тела, красивой девушке достаточно легко его возбудить, а значения слов «стыд» и «совесть» наверняка знакомы ему лишь понаслышке. Во-вторых, у него неплохая фантазия и развито чувство юмора, которое отличается своей особенной спецификой, но все же заставляет меня искренне улыбаться и с нескрываемым интересом выслушивать его очередную фирменную историю, на которую наверняка попадаются все заинтересовавшие его девушки. Ну и в-третьих, он совсем не любит говорить о себе, копаться в собственных эмоциях и вспоминать о родне, которая наверняка принесла ему больше разочарований и негативных эмоций, чем добрых и светлых воспоминаний, которыми с радостью делишься за большим столом на семейном ужине. На самом деле Винсент оказался открытым и располагающим к общению парнем, который умеет поддержать разговор, заинтересовать и при этом озвучить минимум фактов о себе, ограничившись какими-то общими фразами. Именно в этом он напоминает мне меня саму, что с одной стороны заставляет улыбнуться от неожиданно обнаруженного сходства, а с другой необычайно бесит, ведь я не привыкла к тому, что кто-то превосходит меня в игре по моим же правилам. Наверное, стоит сбавить градус неожиданно возникшего между нами доверия и выждать момент, когда Джервис наконец-то начнет со мной откровенничать, а не только делать недвусмысленные замечания о том, насколько смело и беспечно я выражаюсь, безоговорочно доверяя ему свои мысли и подробности личной жизни.
Я беру предложенный мне цветок и по инерции прокручиваю его за ножку, зажатую между большим и указательным пальцами, рассматривая хрупкие и нежные лепестки. На моих руках все еще пылают, словно ожоги, места соприкосновения наших рук. На мгновение у меня перехватывает дыхание. Хочется съязвить на тему того, что его первый подарок уж слишком отдает дешевизной, или что он только что сбагрил мне совершенно ненужную вещь, которую вроде бы и выбросить жалко и девать некуда, но слова застывают комком где-то в горле, а я так и не решаюсь отпустить очередной едкий комментарий, предпочитая сохранить молчание и перевести взгляд на не особенно разговорчивого парня. Сегодня утром я жестоко сыграла на его желаниях, но в итоге сама же проиграла. Он не только оказался сильнее и проворнее меня, не просто решил перечить моим словам и действиям, тем самым подливая масла в разгорающееся вокруг нас пламя, каким-то невероятным способом он еще и заставил себя желать. Сколько раз он проводил подобные манипуляции с другими женщинами, что так ловко отточил мастерство соблазнения? Наверняка слишком много, раз даже мне, в конечном счете, хочется пойти на поводу у мимолетного порыва и легкого разряда, ударившего током вовремя неловкого соприкосновения наших пальцев. Постепенно тонкая грань между хищником и добычей стирается и с былой уверенностью больше нельзя определить точный статус для каждого из нас. Я прикрываю глаза и приоткрываю пухлые губы, но прежде чем наделать глупости и податься мимолетному порыву занять его язык чем-то полезным, несколько холодных капель падают мне на лицо, заставляя быстрее захлопать ресницами, констатируя приближение дождя. Надо же, я даже не заметила усилившиеся порывы ветра и заметно помрачневшее небо из-за обилия темных туч, а виной моей рассеянности стал никто иной, как Винсент Джервис.
- Боюсь на данный момент со мной рядом нет надежного мужского плеча и я могу положиться только на себя одну, а строить далекоглядные планы не очень-то и люблю. Все эти прогнозы удел аналитиков, я же стараюсь ни в чем себе не отказывать и при этом каким-то фантастическим образом не налажать, иначе в один ужасный день Руди схватит сердечный приступ, а я пока не уверенна, что могу найти более преданного человека, - на самом деле, если бы отец не постарался и не свел нас с этим мужчиной я практически уверена, что мой успех был бы куда более блеклым и быстротечным, особенно учитывая мою тягу к любовным приключениям и особенный пунктик на плохих или женатых парнях. В такие моменты я начинаю верить в карму и подумываю начать вести спокойный и размеренный образ жизни, постепенно превращаясь в образец нравственности и морали, но потом я несколько раз моргаю, мотаю головой в разные стороны или передергиваю плечами и откладываю эти назойливые мысли до очередной встречи с моими любимыми граблями. Надеюсь, Винсент не женат, по крайней мере, он не носит кольцо на безымянном пальце, что автоматически делает его свободным от любых обязательств.
- Какой-то пронырливый папарацци снял, как мы с Кайлом ужинали в ресторане, и устроил за нами самую настоящую слежку, при этом запечатлев на пленке весьма двусмысленные нашептывания на ухо, неосторожные касания и глупые улыбки, - вспоминаю произошедшее с плохо скрываемым раздражением, ведь именно этот случай заставил впервые задуматься о правильности своих поступков, а я ненавижу сомневаться в собственных решениях. - Руди старался изо всех сил, но информация слишком быстро была слита в сеть и направлена в тираж, - у Кайла добавилось проблем с истеричной женой, а ко мне прикололи ярлык «разлучница», что собственно и положило начало конца этих отношений. Интересно, чем сейчас занимается Лоренцо? Разъяренная фурия простила его после пары незабываемых оргазмов и он превратился в примерного семьянина? Вспоминает ли он обо мне? Скучает? – Ты когда-то встречался с замужней девушкой? Или может тебе нравятся женщины в возрасте? – задаю очередной провокационный вопрос, на который навряд ли получу чистосердечное признание. Интересно, как долго я смогу терпеть увиливания Винса от прямых ответов?
Между тем погода все больше портится, а крупные капли дождя все чаще падают на мою одежду, заставляя ее промокнуть, несмотря на небольшую пробежку по направлению к парковке. Я то и дело отстаю, чувствуя явный дискомфорт из-за высоких каблуков, но Винсент уверенно тянет меня за собой за руку. Сколько раз за сегодня мы уже касались друг друга, а наши пальцы переплетались? Я даже не помню, когда в последний раз шла по улице с парнем за руку, да и было ли это вообще. То ли от генерируемых моим сознанием мыслей, то ли из-за стремительно промокающей и противно липнущей к телу одежде, но по спине пробегает мелкая дрожь, а рука инстинктивно сильнее сжимает его руку, кажется, вызвав тень улыбки на губах парня.
Щелкаю брелком сигнализации, а Винсент без тени сомнений садится на водительское сидение. Мне бы огрызнутся на тему того, что еще утром он не показался столько воодушевлен перспективой стать моим водителем, но я слишком промокла и уже начала замерзать, чтобы провоцировать споры под дождем. Пока парень включает магнитолу, я настраиваю кондиционер на обогрев и стаскиваю с себя промокшую верхнюю одежду, оставаясь в тонкой белой майке, все же подвергнувшейся прямому действию дождя. Взъерошиваю мокрые волосы, пытаясь как-то привести в порядок свой внешний вид, преграждая водителю нормальный обзор в зеркале заднего вида, а после возвращаюсь на свое место и избавляюсь от натерших ноги туфель, пропуская мимо ушей часть озвученной информации.
- Если честно я не знаю подробностей ее личной жизни, но если бы даже знала – не стала тебя в это посвящать. Женская солидарность, знаешь ли, - пожимаю плечами и стараюсь удобнее устроиться на сидении. Джервис стебет подачу моего приглашения остаться на ужин, а может и на ночь, но все равно соглашается, от чего уголки моих губ тянутся вверх, а пристальный взгляд обращается на водителя. Еще шире улыбаюсь, заметив несколько крупных капель на все еще идеальной укладке парня и без зазрения совести запускаю пальцы в его волосы, предавая внешнему виду Винса некоторой небрежности. Он выглядит сосредоточенным и вместе с тем как-то по-особенному привлекательным. Наши взгляды на мгновение встречаются и я ловлю себя на мысли, что мне надоело играть в кошки-мышки, я даже готова признать свое поражение, ведь что-то подсказывает мне, награда за это мне понравится куда больше, чем за игру в сильную и неприступную женщину.
- Ты случайно никогда не брал уроки экстремального вождения? – поворачиваюсь всем телом к парню и немного наклоняюсь вперед, проводя пальцами по вырезу горловины на его футболке. - Может такого, когда пассажиры мешают сосредоточиться на дороге? – наклоняюсь слишком близко и требовательно поворачиваю голову парня к себе придерживаясь за его подбородок. Машина притормаживает на светофоре, а мои губы наконец-то касаются его в поцелуе. Сперва неторопливом, словно мне нужно убедиться во взаимности желаний (хотя разве может быть иначе?), а после более требовательном и жадном, позволяющем нашим языкам переплетаться, а захлестнувшим эмоциям одурманить рассудок. Одна рука скользит по его шее и зарывается в волосах. Никогда не думала, что мне может быть так мало чьих-то прикосновений и поцелуев.

+1

11

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » we're not friends and not enemies. we're strangers with some memories