vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » он верил в лучшее, но творил худшее


он верил в лучшее, но творил худшее

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://45.media.tumblr.com/32f257eca3e217615412a5ccb8127077/tumblr_mwxwsnyGyq1qdge4zo5_250.gifhttp://i.imgur.com/9mDl7O5.gif

Участники:
Christina Singer & Josh Severs
Место:
улицы Сакраменто, затем место проживания Джоша
Время:
начало ноября 2015 г.
Время суток:
вечер
Погодные условия:
Уже значительно похолодало, буквально недавно закончилась череда дождливых дней.
О флештайме:
Никто не знает, кто встретится ему на пути, что сделает этот встретившийся человек, как повлияет на жизнь. Но известно доподлинно, что каждый, кто приходит в нашу жизнь, оставляет свои отпечатки на сердце, на судьбе другого человека. Попав случайно в полицейский участок три месяца назад, Джош даже не подозревал, какую роль девушка сыграет в его дальнейшей жизни. Но теперь, когда это время миновало, когда она превратилась из обвинителя в защитника, именно она его спасательный круг, благодаря которому он может выкарабкаться из болота, в котором увяз.

+1

2

Но я перед тобой стою
И непонятно что ловлю
Я просто не могу уйти

http://funkyimg.com/i/26wUC.gif  http://funkyimg.com/i/26wUB.gif

Выбирать себе компанию друзей нужно очень осторожно, тем более, когда ты только пришел в университет. Наступает такая пора, когда в голову может ударить не только моча, но и что-нибудь похуже. Джош был милым мальчиком, только очень рано получил свободу. Родители забили на него тогда, когда своим умом блеснула старшая сестра. Она была главной претенденткой на роль студентки английского университета, о таком родители могли только мечтать. Младший же был хорош в плавании, но родителей уже все это никак не заботило. Они были увлечены тем, что их старшая дочь – лучшая из лучших, наконец-то, они смогут хоть кем-то гордиться. А что сын? Подумаешь, какой-то спортивный мальчишка, таких сейчас очень много, ничего особенного.
После таких вот душевных страданий, Джошуа решил круто поменять свою жизнь. Он знал, что в Сакраменто живет его дядя, у которого есть крыша над головой и хорошая работа. Почему не воспользоваться родственными связями? Тем более, дядюшка очень одинок, ему точно понадобится компания на вечер, чтобы раскурить сигаретку или выпить стаканчик-другой вискарика. Да, Джош рано начал употреблять, легко обзавелся самыми вредными привычками. Этим он попытался привлечь к себе внимание родителей, но ничего не получилось. Они немного пошумели, а потом махнули рукой, не доведя дело до конца. Им было все равно. Интересно, они хоть заметили, что сын собрал свои вещи и больше никогда не появлялся в родительском доме. Наверное, это было для них не страшной загадкой, а, скорее, самым простым облегчением, избавлением от довеска. Жизнь жестока.
Дядюшка принял мальчишку легко, правда, не пообещал, что  заметит ему любящих родителей. Джош был согласен на все, главное, что у него была койка-место, работа и возможность учиться в университете. Сейчас никуда без высшего образования, хотя способности Северса все равно бы ему не позволили стать, например, юристом или врачом. Главное, что документы лежали на факультете искусства и дизайна, мальчишка мог заниматься своим любимым делом – рисованием. Конечно, из-под его рук не выходили картины, потому что это девичья работа, ему больше нравились зарисовки, граффити и все в этом роде. Кажется, жизнь стала налаживаться. Но так только казалось.
В какой-то момент Джошуа понял, что работа с ненормированным графиком не позволяет хорошо учиться. Кажется, что легко был каким-то там человеком искусства, но, оказалось, что нет. Там тоже нужно было трудиться. О режиме сна и еды можно было забыть, в холодильнике все больше появлялось пиво, чем молоко. Джош уже не мог общаться с нормальными, увлеченными людьми, теперь он общался с местными бандитами. У них всегда были сигареты и то, чем можно было отвлечься ночью от желания поспать. Как он попал в такую компанию? Как-то незаметно даже для самого себя, важно то, что он провалился и застрял, не желая вылезать на поверхность. Дядя не следил за всем этим, ему было важно, что парень работает и появляется дома в любом состоянии. Никто никому ничего не обещал.
Неприятная стычка у него произошла с пацанами с другого района. Непонятно, кто и куда там зашел, но завязалась целая стрелка. Народу было слишком много, чтобы набрасываться друг на друга. Они сначала пытались договориться, но быстро скатились на личности. Молодые, горячие, пьяные, а кто-то даже под кайфом. Северс знал, что ему нельзя во все это лезть, потому что у него ночная смена, ему нужно быть в форме, не разводиться по мелочам. Но такой соблазн дать кому-нибудь в морду. Кулаки чесались, когда он стоял в стороне и наблюдал за всем тем, что разворачивалось. Атмосфера накалялась, хотя на улице было достаточно прохладно. Он в одной спортивной куртке на легкую футболку, без шапки, в таких же спортивных штанах и кроссовках. Он ничего не чувствует, наверное, так будет лучше.
— Эй, слыш, мудак, закрой свое хлебало, — со спины высказался Северс, засунув руки в карманы спортивной куртки. Ему хотелось со всем этим покончить, и пойти накатить сверху еще, до смены осталось совсем мало времени.
— Чо ты сказал? — оскалился один из врагов, растолкав всех, чтобы подойти к Джошуа ближе. Он был выше, но мальчишка стоял на своем месте, облокотившись  спиной о холодную стену чего-то дома. Мудлан тыкнул ему пальцем в грудь, грозно цедя через зубы. — Щенок, кто тебе разрешил рот открыть?
Миг – и Джош сразу накинулся на своего обидчика, вдалбливая свой кулак ему в щеку. После такого поворота событий, нападающий не остался в долгу и рассек Северсу сначала бровь, а потом и губу. Куда деться от других синяков, когда началась драка. Их полезли разнимать, потому что хотелось-то разойтись мирно, без лишних приключений, но кто-то не выдержал и вырвал полицию. Причем, тихо. И патрульные машины быстро оказались на месте заворушки, когда два молодых бойца сидели по разные стороны дороги. Джошу хорошо досталось, даже чуть больше, чем противнику, потому что они не сошлись по весовой категории. Он тяжело дышал, склонившись между собственных колен, облокотившись об них локтями. Руки закрывали голову, которая гудела болью, а вкус крови не отлипал от языка, давая возможность не отключиться. В ушах также шумела кровь, поэтому мальчишка не понимал, что происходит вокруг. Ему было и плевать, на самом деле, главное, что получилось выплеснуть все, что накопилось за некоторое время.

+1

3

Когда говорят, что со всем можно справиться, то почему-то не упоминают, какова цена этого периода, что ты переживаешь в те дни, когда кажется, что земля уходит из-под ног. То что произошло недавно между мной и Норманом, выбило меня из колеи, да так, что потребовалось не мало сил, чтобы осознать, к чему это приведет и смириться с такой концовкой истории. Снова повелась на поводу у желаний и привязанности, хотя обещала себе, что такого не будет. Не должно было быть. Но прошлое не всегда усваивается нужным уроком, иногда ты проживаешь какой-то сложный этап в своей жизни, но не делаешь нужных выводов, а просто забываешь, что такое было, вычеркиваешь из головы и памяти тех, кто значил, оставляя лишь отголоски от тех чувств, что испытывал. То, что происходило сейчас, нужно было переварить, разложить на составляющие, чтобы принять, но у меня не хватало времени, желания, чтобы сделать это, потому я снова ушла в работу, дежурства, которые хватала, как спасательный круг, ведь курсируя по городу с патрульными, ты забываешь о своих проблемах, погружаешься в то дерьмо, которым живет народ, окружающий тебя.
Когда по рации звучит очередной вызов, но с до боли знакомым адресом, я сразу вспоминаю одного паренька, живущего в том районе и умеющего ловить неприятности на пятую точку. Неоднократно уже был гостем в участке и каждый раз обещал исправиться, обещал взяться за ум, но каждый раз, когда я наблюдала за тем, как обещания летели в мусор, у меня в голове появлялась мысль, что последние зачатки ума и здравомыслия он выбил в какой-то подворотни, столкнувшись с какими-то придурками. Приняв вызов, наряду с другими патрульными, я свернула по нужному маршруту в надежде, что ошибаюсь. Вообще я собиралась съездить в один магазинчик, где делали вкусные пирожки, способные отвлечь меня своим чудесным вкусом и дать сил на еще одну ночь дежурства, но как обычно моим планам на вкусную еду не суждено было сбыться. Варьируя по темным грязным улицам, я не сразу выехала к месту назначения. Оглядывая район, я искренне удивлялась, как люди могут жить в таких условиях, не делая ничего для того, чтобы что-то изменить. Да, конечно, я осознавала, как сложно все это сделать, подняться с колен и попробовать стать полноценным членом общества, которое делает все, чтобы не дать таким брошенным на окраину людям, сделать этот маленький шаг. Обидно, но несправедливость в нашем мире стала настолько обычной нормой, что уже удивляешься, когда происходит нечто хорошее, а не плохое. Вывернув еще на одну улицу, я увидела вдалеке свет проблесковых маячков, и патрульную 469 машину, и осторожно припарковалась неподалеку.
- Детектив Сингер. Что тут у нас? - обратилась я к двум парням, уже заполняющим документы.
- Детектив. Да как обычно. Не поделили снова что-то, нокаутировали друг друга, вон сидят, приходят в себя. Они точно под чем-то.
- Что-нибудь при них нашли? - спрашиваю я, доставая из кармана фонарик и направляя то на одного, то на другого участника этой стычки. И если парочка, сидевшая прямо напротив патрульной машины еще как-то возмущалась, то парень, сидевший чуть в стороне даже не отреагировал на мои манипуляции светом. - А с этим что?
- Несколько самокруток с марихуаной и перочинные ножи у двух. Как разняли, так и сидит, ни слова не сказал. - отозвался темнокожий молодой человек, отводивший по очереди парней в машину.
Я подошла поближе к тому пареньку и застыла, тяжело выдохнув. - Северс, ну твою ж мать, серьезно? - беря под руку парня, я подняла его вверх, только теперь сумев рассмотреть весь боевой раскрас бедняги. - У тебя же работа, какого хрена ты делаешь здесь? - продолжала возмущаться я, держа его под руку, отключая фонарик. - С этим я сама разберусь, а тех в участок и оформите по полной. - отдала я указания и, достав наручники, развернула Северса к себе спиной и  надела их на руки. И ладно бы он сопротивлялся, как делали его товарищи, орущие что-то патрульным и негодующие из-за несправедливости правосудия. Он даже не дернулся. И это, как человека искренне беспокоящегося за него, меня бесило больше всего. Мученик, смирившийся со своей участью, не меньше. - Топай к машине. - буркнула я, подталкивая Джоша.
Усадив его на пассажирское сиденье, я прошла на свое место и молча села в автомобиль, ожидая, когда патрульные уедут. Двигаться с места и ехать в участок, как гласил протокол, мне не хотелось. Я прекрасно сознавала, что еще один привод Северса и ему грозит колония, в которой ему точно не будет весело.
- Ты понимаешь чем тебе это грозит? Мы же договорились, что ты завяжешь со всей этой херней и займешься чем-то путевым. - злобно проговорила я, смотря вперед и заводя мотор. Машина медленно начинает движение, выезжая с этого дрянного закоулка на чуть более оживленную улицу. Я была зла. Джош Северс был тем пареньком, кого я взяла под свою опеку, дважды задержав его за мелкое хулиганство. Было в нем что-то, что заставляло верить, что Джош более перспективный малец, чем хочет казаться, чем выглядит для всех, с кем встречается.  Я выручала его, когда была возможность, прикрывала, хотя надо было влепить ему хорошенькую затрещину, но нет, я брала слово с него, веря, что оно хоть что-то для него значит. Но моей веры было куда больше, чем его возможностей, подтвердить все ожидания. Всю дорогу мы молчали. Да и что сказать, когда все та же проблема мелькала на горизонте, в очередной раз ставя нас по разные стороны баррикад. Свернув уже на знакомую улицу, я остановилась напротив дома, где обитал Джош. Да, я не собиралась сдавать его в участок. Миллионная попытка воззвать к разуму. Выйдет ли?

+1

4

Люблю, когда на улице становится темно, наверное, потому что тогда меня становится не видно. Люди не обращают внимания на мальчишку, шатающегося по закоулкам. Не могу даже вспомнить тот момент, когда стал таким: никому ненужным, отрешенным, неприкаянным. Потому что меня никто никуда не выбрасывал, просто дали чуть больше свободы, а с ней пришла под ручку и ответственность. Эту заурядную дамочку я просто ненавижу, наверное, сломался под гнетом её тяжелого взгляда. Родители давно улетучились вслед за старшей сестрой, пожиная её лавры, слизывая сливки её трудов, а я остался здесь, со своим дядей, которому плевать на меня, как на племянника. Хорошо, что он ценит во мне работника. Жаль, что права отобрали, я бы мог управлять грузовиком, а не таскать чей-то храм или очень тяжелые ящики с продуктами. В общем, я живу с девизом: «если бы не кто-то там, то всё было бы по-другому». Да, ответственность – это не про меня.
И когда я обещал мисс Сингер не впутываться в передряги, то я подсознательно держал два скрещенных пальца за спиной. Ведь я не могу никому ничего точно обещать, потому что в любой момент срываюсь с проторенной дорожки. Я бывший спортсмен, и, наверное, не должен себя так вести, меня должен увлекать процесс, но алкоголь, табак и легкие наркотики свели меня в темную яму. И я уже стал зависимым от всего этого дерьма, потому что упорно верю в то, что смогу слезть, завязать с этим. Но не тороплюсь этого делать, и вот сейчас в моей крови что-то найдут. Я, блин, намерено хотел сейчас провести ночь в обезьяннике, потому что дома мне невыносимо находиться.
Прекрасная мисс Сингер взбадривает меня, подталкивая к машине. Я не сопротивляюсь, точнее, не хочу этого делать, но тело практически не слушается. Меня конкретно так измутузили, поэтому все болит. И внутри что-то колит, но я плох в анатомии человека, поэтому, возможно, что-то порвалось так, но хрен с этим. В глазах темно и мутно, я шатаюсь из стороны в сторону, пытаясь увидеть, где там машина. Хорошо, что Кристина рядом, хотя и странно, что такая молчаливая. Я-то ждал от неё тирады на тему: «какого хрена, Северс?», ибо привык. Для меня эти слова – как сказка на ночь для младенца: они успокаивают, дают надежду на то, что ещё кому-то я нужен. И я улыбаюсь краешком губ, усаживаясь в чужую машину. Я просто ещё кому-то нужен, и теперь можно жить дальше. Уже и забыл, что значит быть хорошим человеком, получать признание за то, что ты просто есть. Приходится выкручиваться, искать приключения себе на пятую точку. Не понятно только, чего она со мной возиться. Отправила бы в колонию, да и хрен со мной. Взял бы пожизненное, и никаких проблем. Любой способ увильнуть от ответственности пойдет.
Я падаю на сидение, морщусь, когда хлопает дверь. Тяжелая голова размещается на мягком подголовнике, я шумно выдыхаю, пытаясь расслабиться. Мышцы ноют, но я этого не замечаю, потому что уже привык к болезненным ощущениям, не помню, когда последний раз, например, высыпался. Зато в машине тепло, скорее всего, меня знобит. И ещё тут очень хорошо пахнет. Я слышу её тяжелый, но такой знакомый голос, теплая волна удовлетворения пробегается по моему телу, достигая лица, преобразуется в улыбку.
— А ты знаешь, какой сегодня праздник? — увиливаю я от серьезного разговора, потому что уже понадеялся на то, что никакой нудной лекции по воздержанию от бандитского образа жизни не будет. Я, правда, сейчас даже не в состоянии это все слушать, хотя и уважаю мисс Сингер, поэтому и хочу снизить уровень напряжения в машине. Ведь я даже не знаю, куда она меня везет. Надеюсь, что в участок, уж очень хочется почувствовать привычный зловонный запах суточной камеры, поболтать с каким-нибудь бездомным пьяницей и отрубиться до позднего вечера. Я больше не хочу жить так, как сейчас живу.
— Международный день отказа от курения, — с довольной улыбкой протянул я все гласные, которые были в этих словах, все также с закрытыми глазами. Потом резко нахмурился, потому что понял, что что-то путаю. Резко открыл глаза и поправился на сидении, потому что практически съехал под бардачок. — Или нет, стой, подожди, — я стал ощупывать себя по карманам в поисках телефона, нашел его в нагрудном кармане куртки. Залез в интернет, но тут мне абонент_неабонент выдал, что денег на счету ноль, поэтому хрен мне, а не интернет. — Вот блин! — очень целомудренно, но крайне раздраженно выплеснул я негодование, резко засовывая телефон обратно. — Какая бесполезная вещь! Почему мы не живем в том веке, когда информацию можно было от друга получить только через написанное от руки письмо, а все важные события страны люди знали наизусть.
До моего дома было рукой подать, поэтому машина остановилась. Я взглянул на высотку, такую серую, мрачную, и тяжело вздохнул, вжимаясь в сидение. Мне не хотелось туда идти, но ведь дядя ждет, я не могу его прокинуть. Или… могу? Хотя, сейчас придет мой друг, он не должен знать, что я вожусь с копами. Мы ведь типа с ним плохие ребята, которые живут своей крутой, отшельнической жизнью. Я снова сполз под бардачок, только уже намеренно, чтобы никто меня не увидел.
— Ходу, ходу! — прошипел я Сингер, отдавая сигнал «полный вперед». Я понадеялся, что обойдемся без лишних вопросов, и просто отсюда уедем. Каждый день я просыпаюсь с мыслью о том, что нужно как-то менять свою жизнь, кажется, это самый подходящий момент.

+1

5

- игрок удалён, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » он верил в лучшее, но творил худшее