Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Начало конца


Начало конца

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Код:
<!--HTML--><center><div style="font-family:georgia; font-size:26px; text-transform:lowercase; color:#403c3c; text-align:center; letter-spacing:4px; line-height:80%;width:380px;"> 
начало конца 
</div> 
<div style="font-family:wire one; font-size:12px; text-align:center; letter-spacing:3px;color:#403c3c; padding-left:9px; padding-top:5px; padding-bottom:3px; width:380px;"> 
можно вспоминать и ругать 
<br>. . . . . . . . . .</div> 
<div style="padding-left:9px;"><table> <tbody><tr><td style="width: 100px;"></td><td valign="top"><div style="width:195px; height:25px; background-color:#403c3c;"></div> 
<div style="padding-top:3px;"></div><img style="width: 195px;" 

src="http://s6.uploads.ru/HgLcb.gif"> 

</td><td valign="top"><img style="width: 195px;" 

src="http://s2.uploads.ru/vPFls.jpg"> 

<div style="padding-top:3px;"></div><div style="width:190px; height:25px; background-color:#403c3c;"></div><div style="padding-top:3px;"></div></td><td style="width: 100px;"></td></tr></tbody></table> <div style="font-size:8px; text-transform:uppercase; text-align:center; letter-spacing:3px; padding-left:9px; padding-top:5px; padding-bottom:3px; width:380px;"> 
Киган отчислен из университета и очень рад этому. Почти счастлив. Кигану хорошо. 
<br>Сирше отчислен из университета и совершенно не доволен сложившимся порядком вещей. Он ищет ответ на вопрос «за что». За что отчислен, за что они с ним так, за что на него выливается все это дерьмо? 
<br>Сирше очень и очень хуево, и Сирше портит жизнь Кигану. Он ищет ответы на свои вопросы и находит их; именно в этот момент начинаются проблемы Кигана. 
<br> 
<br>Сирше рвет на себе волосы, глотает таблетки, пытается перекроить вены на руках опасной бритвой. Сирше орет, что ненавидит Кигана. Орет, что это Киган во всем виноват. Сирше срывает голос и стремится оборвать свою жизнь. А Киган выбивает из его рук таблетки, бритву, ножи. Киган выбивает из Сирше всю дурь. Киган орет, что они будут жить в любом случае, даже если они – один человек, и даже если их планы на жизнь здорово расходятся.
</div> </center>

[NIC]Keegan O'Rourke[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26qLw.png[/AVA]
[SGN]You've got rocks in your head, I can hear them rolling 'round,
You can say that you're above it, but you're always falling down.

Is there a method to your madness? Is it all about pride?
Everyone I know, they've got a demon inside.
[/SGN]

Отредактировано Alan Barnes (2016-02-20 17:59:41)

+2

2

Дети, хотите, я расскажу вам сказку? Только она не закончится хорошо. Она закончится ничем.
В этой сказке будет главный герой – мальчик, которого предали все.
У которого было всё.

Маленький мальчик думал, что у него будет море возможностей.
А оказалось, что у него не было и половины жизни. Потому что, помимо своей, он пропускал через себя жизнь совершенно другого человека. Своего лучшего друга, которого у него – как бы это иронично не звучало –  никогда не было.

Для Сирше это удар.
И сейчас он задумывается: «а нахуя он вообще полез искать информацию?»
Сейчас он действительно думает, что лучше жить в приятном неведении, чем узнать страшную тайну. Подумаешь, выгнали из университета непонятно за что, обвинив в том, что он не делал. Это гораздо лучше, чем узнать, что твой сосед по квартире – часть тебя самого.

Сириус пьёт. Сириус много пьёт. Опрокидывает в себя стакан за стаканом, потому что не может понять дальнейшие действия. Как дальше жить? И в чём будет смысл?
В чём смысл, если ты не можешь контролировать порой собственные действия и окунаешься в темноту?
И оказывается, что вот этот шрам на коленке – совершенно не его. Это шрам Кигана, он помнит, как тот его получил. Сирше увидел его на себе только сейчас. До этого момента шрама не существовало.

Сириус разбивает руки в кровь и злится. Сириус ненавидит всё, что его окружает и всё, что с ним происходило. Вся его жизнь – калейдоскоп нелепостей и обмана из мелких частиц. И девушка его бросила действительно из-за измены. Вот пиздец, потому что Мия ему нравилась сильно.

Сириус проживает пару дней на алкоголе, таблетках, собственной рвоте (которая не даёт ему уснуть) и ненависти к Кигану.
По большей части, Сирше не помнит, что именно он делал это время.

///

Выходи! — Кричит Сирше громко, оглядывает комнату. Он будто ожидает, что Киган может материализоваться в любом углу. Ему же не обязательно пользоваться дверьми, — Выходи, выходи, выходи! Злоебучий сукин сын!
Но Киган издевается над ним. Или Сирше издевается над собой. Он же не уверен в правильном течении собственной мысли. Будто расколошматили всё нутро. Будто вытащили кишки наружу, зашив в живот синтетической хрустящей ваты. Всё ненастоящее. Вся жизнь была сплошным обманом, начиная с самого детства.
С того момента, как он познакомился с мальчишкой, слишком похожего на него внешне, но разве будет ребёнок в чём-то искать подвох? Нет. Он будет искренне доверять тому, кто выслушает и поддержит все начинания. О боже, Сирше, тебя так наебали.

«Тебя так наебали, мальчик мой, — он будто видит образ ненавистной матери, которая променяла сына на другую семью, — но ничего – мы будем вместе. У нас всё будет хорошо».
Сирше хочет кричать. Сирше хочет уличить её во лжи. Она ведь так и не смогла простить ему, себе, его отцу, да всем вокруг, неоднократное изнасилование хрупкого мальчишечьего тельца собственным же мужем, которому доверяла свои самые страшные тайны, и сына своего доверила. Его сына. Ему же.

Сирше кричит. Сирше кричит без лишнего счёта, абсолютно не театрально и не изысканно – раздирая глотку воздухом из лёгких чуть ли не до слёз. Так, как это делает человек, который предчувствует собственную смерть.
Крик Сирше заставляет пространство вибрировать. Удар кулаком по стене рушит это самое пространство, заставляя карточный домик развалиться и обрушиться на его сутулые плечи, хрупкость в которых вызывает лишь отвращение к самому себе. Боль не ощущается.

Ничего не ощущается.

А Киган не появляется. Будто он снова уехал писать свою идиотскую книгу. Хотя, учитывая последнюю информацию, это сам Сирше уехал писать идиотскую книгу. Сам стал виновником того, что его отчислили из университета.
Похоже на какой-то низкобюджетный фильм или историю из жизни одного лжеца. Хуй поймёт, как говорят, хуй поймёт.

Сирше снова кричит, грозясь сорвать собственное горло, но он об этом не задумывается. Как не задумывается и о том, что могут подумать соседи, считающие их – Сирше и Кигана – самыми мирными и примерными гостями этой квартиры.

Сирше и Киган никогда не шумели по вечерам.
Сирше и Киган никогда не доставляли неудобств.
Сирше и Киган никогда не были разными людьми.

Давайте же выпьем за это! Давайте возьмём пачку таблеток и закусим ими неприятный алкоголь, мерзким комом опускающийся в совершенно пустой желудок! Поднимем руки и восхвалим Господа нашего милостивого, следящего за и оберегающего каждого из нас.
Сука!

Сирше кричит, но голос покидает его. Так же, как и силы, последние из которых он тратит на то, чтобы забежать в комнату Кигана, схватить стул и швырнуть его в шкаф с зеркалами на дверцах. Стремительно растущая паутина ползёт по поверхности и выбивает осколки. Она ползёт выше и выше, ломая древесину, ломая стены и обсыпая пространство вокруг кусками потрескавшейся краски.
И тогда Сириус понимает, что ему необходимо сделать для того, чтобы пришёл Киган.
Еле передвигая ногами, он отправляется к себе и начинает перебирать ящики стола. Он видит сбитые костяшки и съехавшую кожу, но ему глубоко наплевать. Это решение кажется единственным верным и, если Киган не придёт, то он хотя бы сдохнет.

Лезвие грязное, местами гнутое, но такое близкое и родное, что поверхность хочется покрывать поцелуями и слезами горечи. Поведать все секреты, рассказать о той боли, что испытывает сейчас, вчера, постоянно.
Прислонить его к коже и полосонуть со всей силы.
Раз, второй, третий.
Прикладывая все силы, наблюдая за тем, как кровь брызжет в разные стороны, закрашивает царапины в старом паркете и заполняет их, сглаживает. Наблюдая за процессом, чувствуя, как освобождается вся грязь, воспаряя, воспоряя.
И в глазах темнеет.
Где же ты, Киган?

Дети, хотите, я расскажу вам сказку? Только она не закончится хорошо. Она закончится ничем.
И будет намного лучше, если кто-нибудь умрёт.

[NIC]Saoirse O'Rourke[/NIC]
[STA]убей себя, ган.[/STA]
[AVA]http://thehandsomefamily.rusff.ru/img/avatars/0016/a4/a2/102-1443393959.gif[/AVA]
[SGN]...[/SGN]

Отредактировано Summer Moore (2016-02-12 04:06:59)

+3

3

Оцените по шкале от 1 до «меня сейчас стошнит» насколько вам плохо.
Вытрите рот от блевоты и произнесите свою оценку вслух.
Оцените по шкале от 1 до «пошел ты нахуй, док» насколько вам хорошо.
Вытрите рот от блевоты. Уберите со своего лица эту безумную улыбку.
У вас всё хорошо? Это похоже на извращенный праздник жизни. И это похоже на катарсис, достигаемый через познание самоличных пыток.
Дайте оценку происходящему.
Повторите ещё раз.
Вытрите блевоту.
Теперь я слышу вас отлично, понимаю: «нахуй» находится как можно дальше от вас.

***

У Кигана всё хорошо. Кигана отчислили из университета.
На-ко-нец.
Киган заливает в глотку виски и прикрывает рот рукой, когда в очередной раз подступает приступ тошноты. Праздничный виски просится наружу уже не в первый раз, и потому Киган даже не выходит из ванной комнаты. Но ему настолько отчаянно хорошо, что он не в состоянии прекратить пить.
Сколько дней он уже не выходит из квартиры, пропивая запасы собственного бара? А хуй вспомнишь, он же не просыхает. И хуй поймет, где все эти дни пропадает Сирше – горе-сосед, без которого сейчас только лучше, и который может понадобиться в ближайшие несколько дней, только если Киган допьется до состояния действительно сильного алкогольного опьянения, и ему потребуется скорая.
Сирше нет места на празднике жизни, ведь он не рад собственному отчислению, а вот Киган ждал его давно и пытался добиться не раз, но Сирше все не давал довести дело до конца. Вот только теперь-то дело сделано, и пусть Сирше тоже припомнит где именно находится волшебная страна «Нахуй».
Всё настолько хорошо, что лучшего и хотеть нельзя. И даже книгу, которую написал Киган, взяли на рассмотрение в одном издательстве.

Нахуй, нахуй, нахуй. Всё нахуй.
Киган достигнет катарсиса, если только не захлебнется собственной блевотой в течении ближайших нескольких дней.

Киган уже бросал университет, но тогда он не стал забирать документы, а предпочел просто исчезнуть и не появляться на территории студгородка до тех пока, пока не выйдет приказ о его отчислении. И тогда Киган также безбожно пил, несколько недель теряя в алкогольном дурмане, а после них он преисполнился таким творческим энтузиазмом, что написал больше половины книги за пару недель. Вот только тогда на пороге номера появился Сирше и всё испортил. Вернее, Киган позволил ему это сделать, дав возможность уговорить его вернуться в университет. И сейчас Киган понимает: согласиться на возвращение было второй его роковой ошибкой в жизни. Первой же была подача документов в университет на гребанную архитектуру.
«Какая к черту архитектура?» - Киган цедит сквозь истеричный смех: «Какого хера стоило терпеть всю эту университетскую нервотрепку столько лет?!»
Архитектура. Архитектор.
Киган давится смехом и виски, сплевывает в унитаз.
«Смотрите все, я ебанный архитектор!!» - Киган орет. Собственный голос отдается звоном в ушах.
«Творить? В жопу это всё! Девочки будут в восторге? В жопу девочек. Всё пусть катится в ебанную задницу!» - Киган орет, смеется, затыкает сам себе рот виски.
Снова давится, заходится кашлем.
Отставляет бутылку в сторону, с большим трудом поднимается на ноги, придерживаясь сначала о унитаз, затем о раковину.
Киган нависает над раковиной, включает воду и замирает. Шепчет под нос: «Нахуй, нахуй». Отмахивается от бутылки, стоящей на полу.
Включает холодную воду и засовывает под неё голову.

Он уже не помнит, когда ему было так хорошо. Легко и свободно дышать.
Нужно было давно довести дело до конца – бросить учебу к хуям, не дожидаясь выпускного семестра. Да, разбить рожу высокомерному научному руководителю было приятно, и это даже оправдывает часть многолетних университетских страданий, но всё же лучше было бы обойтись без всей этой мерзости, без стольких лет потраченных в пустую. Сколько бы он успел написать, если не пришлось корпеть над расчетами и чертежами дни напролет. Сколько бы полезного и приятного успел сделать, не тратя время на зазнавшихся преподавателей и однокашников-гиков.
Или стоило вообще не поступать в университет, хотя бы в этот. Коллективный идиотизм ни к чему хорошему не приводит, вот и их с Сирше дружба ни к чему тоже не привела. Она, вообще говоря, даже дружбой-то быть перестала, после того как они стали студентами.
Каждый повзрослел по-своему?
Может быть.
Может быть.
Но коллективный идиотизм – это в любом случае вещь херовая. Особенно когда ты ему вдруг поддаешься, при всем своем призрении к подобным вещам.

«Идиот,» - Киган шепчет, выключая воду, выпрямляясь.
«Тупица,» - смеется, глядя в настенное зеркало.
Хуже всего осознавать, что ты склонен к тем вещам, которые призираешь всю свою жизнь: стадный инстинкт, зависимость от окружающих, неосознанное и глупое поведение.
Но Киган искренне верит, что он способен очистится от своего прошлого. Вот он уже сжег мосты с университетом, осталось только залить алкоголем мерзкое чувство призрение к самому себе, и всё наладится окончательно.
Уже все хорошо, и совсем не оптимистичный Киган верит в то, что дальше будет лучше.
Невероятно, но факт.

Киган присаживается на край ванной и прикрывает глаза. Холодные капли быстро капают с головы на несвежую рубаху. Белая ткань постепенно намокает и липнет к телу. Приятно. Приводит в чувства.
И штормит после этого чуть меньше.
И звуки обретают чуть более естественную, трезвую округлость. Крик всё ещё отдается звоном в голове, но теперь немного меньше. Чужой крик. Крик Сирше.
Его-то голос Киган узнает с легкостью, даже будучи пьяным, даже под кайфом. С Сирше они выросли вместе, прожили немало лет под одной крышей, Сирше с его манерой речи, манерой ходить, очень характерными движениями и типичными жестами не так то просто вытравить и из своей жизни, и из своей памяти, хотя иногда и хотелось бы, чтоб больше не возвращаться к мыслям о тех дружеских отношениях, которые себя давно уже изжили.
Они с Сирше говорят, держатся, одеваются и живут совсем по-разному, не смотря на то, что есть между ними что-то похоже во внешности и взглядах на жизнь. Они с Сирше – два разных человека, и именно поэтому, наверное, их дружба пошла по пизде.

- Сирше, какого члена? – Ган, шатаясь, заваливается в дверной проем. Он придерживается о дверной косяк и прикладывает усилия, чтобы сфокусироваться на соседе.
- Перестань орать, как резанный, - говорит заплетающимся языком, но так спокойно, будто сам только что не срывал глотку в ванной комнате.
Трет глаза, быстро моргает. И только после этого у него получается сфокусироваться на Сирше.
- Сирше… - голос Кигана мгновенно хрипнет, - Какого члена ты творишь?
Киган громко сглатывает скопившуюся слюну, глядя то на Сирше, то на лезвие, занесенное над его предплечьем.
- Что за кружок деток-суицидников? Выбрось это нахер.
Ган мог бы ожидать от него какого угодно идиотизма, но точно никогда и не представил себе Сирше, пытающегося резать вены.
- Сирше… - Кигану кажется, что его голос немного трезвеет, как и он сам. – Ты меня, блять, слышишь? Успокойся и убери лезвие куда подальше. Эту хрень используют для того, чтобы точить карандаши, но ни для подобного бреда. – Киган не отрывает глаз от Сирше.
– Ну же.
[NIC]Keegan O'Rourke[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26qLw.png[/AVA]
[SGN]You've got rocks in your head, I can hear them rolling 'round,
You can say that you're above it, but you're always falling down.

Is there a method to your madness? Is it all about pride?
Everyone I know, they've got a demon inside.
[/SGN]

Отредактировано Alan Barnes (2016-02-25 01:06:45)

+2

4

Меня зовут Сирше, а тебя как? — мальчик с яркими голубыми глазами протягивает грязную от земли ладошку второму мальчику для рукопожатия.
Я – Киган, — мальчишка крепко пожимает руку н6ового знакомого, улыбаясь чуть беззубо – у Кигана начали выпадать молочные зубы.
На них помятые кепки, шорты до колена и самые глупые рубашки. Уже грязные от лазанья по деревьям. Сирше чувствует, что мама будет ругаться по этому поводу.
Давай дружить, Киган.
Мама будет ругаться также и потому, что с его коленок до смеха приятно сползает тёмная кровь. Он ободрал их, когда пытался залезть на самую большую ветку.
Сирше упал.
Но ему сразу же стало не до боли и жалости к себе. Потому что в тот же момент рядом появился Киган и помог ему подняться.
Давай дружить всегда, Сирше.

Сирше больше не дружит с Киганом. Но он и представить себе не мог силу слова «всегда». Слишком коварное слово. Омерзительное. Несправедливое. До неприятных импульсов в мозгу, расшатывающих его извилины и заставляющие серую массу биться о стенки.
Импульсы приносят за собой боль. В глазах появляются фейерверки – яркие вспышки, которые не понесут за собой ничего хорошего. Угол обзора суживается до неприличия, а Сирше скатывается по стене на пол и плюётся в разные стороны остатками еды, оставшейся во рту после того, как его в очередной раз вырвало.
В дверном проёме появляется маленький мальчик.
В дверном проёме появляется десятилетний Сирше.
Он смотрит на Сириуса с ужасом и отвращением. Он никогда не думал, что станет таким.
Иди нахуй.

Сирше отмахивается от маленького себя.
Сдохни раньше, чем станешь таким как я.

Кигана всё ещё нет, но он и забыл, что покромсал свои руки только ради этого. Сейчас это кажется вполне логичным действием, символизирующем завершение всего происходящего.
Сирше не хочет жить, зная, что его тело не является полностью его. Не хочет разделять его с Киганом.
Из горла вырываются трескучие смешки.
\\\
Ты такой мудила, Сирше! — Мия в ярости. Мия испепеляет всё, к чему докасается.
А Сирше стоит перед ней и даже не понимает, о чём она говорит.
Прекрасная Мия, божественная Мия, красивая, даже когда из её рук летит в сторону Сирше какой-то уёбский графин с водой, а он не успевает увернуться.

Он попросту не понимает, что происходит.
Он просто не представляет тогда, какой на самом деле смысл в себе несёт слово «всегда».

Я тебя просто ненавижу, — кричит Мия в своей прекрасной ярости.
Я не хочу тебя никогда видеть, — в её руках неожиданно появляется нож, которым она тычет в сторону Сирше и всё превращается во вполне опасную игру, — ты – ебанутый ублюдок и больше не смей ко мне подходить.

Она хлопает дверью со своей очаровательной ненавистью.
— Какого хуя вообще произошло?
\\\

Все бабы какие-то ебанутые, меня опустили прямо посреди столовой, — Киган тоже не знал тогда, какой на самом деле смысл в себе несёт слово «всегда». Он просто потирал ноющую от пощёчины кожу.
Сирше тоже.

\\\

А сейчас ведь всё встало на свои места. Нельзя встречаться с двумя девушками одновременно, особенно если они учатся на одном потоке.
И ни одна из них больше не удостоила Сириуса-Кигана и взглядом.
А те так и не поняли, что произошло.

Киган, Киган, Киган, где же ты. Где же ты, когда так нужен. Но его всё нет и нет. Краем сознания Сирше чувуствует воду на своём лице. Но он находится в спальне, а не в ванной. И не в своём прошлом, где вода из графина, который швырнула Мия, намочил его с ног до головы.
Дело не в этом. Дело в том, что иллюзия начинает постепенно рассеиваться.
Да выйди ты уже из блядской ванны, дурак.
Сирше на сто процентов уверен, что Киган там.

Сириус в детстве любил, когда мама рассказывала ему сказки, где всё оканчивалось хорошо. Жаль только, что сейчас не будет такого конца.
Запах крови смешался с чем-то неприятным. В голове полный беспорядок. Но сквозь пелену отчаянья он чувствует, что Киган идёт к нему. Такое ощущение, будто он слышит не только свои мысли, но и его. Киган недоволен. Киган материться.
Киган появляется в дверях и происходит то, что Сирше ожидает от него.

Он начинает смеяться. Громко, прерывисто и с хрипами. Со словами, пускаемыми меж губ, произносящих фразы одновременно с Киганом.
Он смеётся, смотрит на лезвие и собственные руки. Он смотрит на свою одежду, запачканную в крови и смеётся ещё сильнее. Смех отрезвляет.

Киган, я знаю один секрет. Один маленький секрет, Киган. Хуй ты моржовый.

Это смешно.

Действительно смешно.

С трудом он поднимается на ноги и движется к плоду собственного воображения.
Хочешь я тебе что покажу, Киган? Пошли со мной.

И он тащит Кигана за собой в ванную, где на раковине до сих влага от воды. Прямо над ней висит огромное зеркало. Сирше не совсем приятно поднимать взгляд, но он это делает.
Посмотри на нас. Ты видишь, насколько мы похожи?
У Сирше заплывшая от бухла рожа и рассечённая губа. Но даже в таком состоянии он понимает, что они идентичны как две капли воды.
Посмотри на нас, уёбок, посмотри! — он держит Кигана за шею сзади крепко, даже слишком. Будто, если он ослабит хватку, то всё пойдёт по пизде и Киган исчезнет. Он не может позволить этому случиться, пока щенок не осознает всю суть.
А пока…

А пока, он быстро перехватывает Кигана за волосы и со всей силы бьёт лицом о зеркало. До хруста, до трещин зеркала.

Ненавижу тебя.

Он то ли смеётся, то ли рыдает. В любом случае, ему кажется, что он вот-вот сойдёт с ума.

[NIC]Saoirse O'Rourke[/NIC]
[STA]убей себя, ган.[/STA]
[AVA]http://thehandsomefamily.rusff.ru/img/avatars/0016/a4/a2/102-1443393959.gif[/AVA]
[SGN]...[/SGN]

+1

5

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Начало конца