Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » рейс 666


рейс 666

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Океан и турбулентность...

или

НАС НЕ НАЙДУТ ТУПО! (ц) Алекса

http://funkyimg.com/i/26yh4.png
Alexa Wallace & Damian Wolski
август 2014

+1

2

В детстве я очень увлекался тем, что таскал из библиотеки атласы домой и часами рассматривал каждый уголок континентов и их стран. Особенную любовь у меня смогла завоевать Европа. Частенько я раскладывал карту и учебники рядом, читал про каждую страну, про их культуры и обычаи, про войны и катаклизмы, про религию и власть. Германия и Великобритания были моими любимыми странами. Особенно Германия двадцатого века. Нет, я не был маленьким садистом, но в свои десять лет я уже отчетливо понимал, что восхищаюсь Гитлером. Не газовыми камерами и концлагерями, а именно как личностью. Многие, наверное, меня не поймут, но даже до сих пор я нахожу довольно занимательным тот факт, что один только человек смог поднять на ноги пол страны и вталдычить им, что они - высшая раса, а все остальные - мусор, который нужно утилизировать.
[Ко всему прочему, стоит еще учитывать тот факт, что мой дедушка по материнской линии был убит на фронте в 1939-году и, по всей идее, это должно было еще больше привить мне ненависть к фюреру, но...] Да, сейчас существует интернет и телевидение, которое так же зомбирует население, но все это влияние масс, а здесь - один лишь человек. Одна великая личность, которая прославилась невероятной жестокостью.
Именно поэтому я всегда мечтал попасть в Германию, побродить по исторически важным местам и, может, даже найти что-то из коллекции самого фюрера, чтобы притащить это домой и поставить в кабинете. У каждого свои тараканы в голове, верно?
И вот совсем недавно я наткнулся на интернет статью, которая гласила, что через неделю в Берлине открывается одна из самых больших выставок [а с ним и аукцион], где будут представлены довольно ценные лоты, которые для меня имели довольно весомое значение. Кстати, любопытно, что правительство очень долго не разрешало открывать данное мероприятие. Эта маленькая борьба длилась несколько лет, но все-таки организаторы выбили себе место под солнцем. И я был этому несомненно рад.
Хотя, если учитывать тот факт, что после окончания второй мировой войны, американские солдаты мешками выторговывали у немецких вояк медали, каски и даже окровавленные марли, то в Соединенных Штатах пруд пруди подобных ценностей двадцатого века; но даже это не помешает сегодня мне отправиться в Берлин. Ведь это моя детская мечта, а им иногда все-таки нужно сбываться.

Чтобы не лететь с пересадками, я выбрал кратчайший путь из Сан-Франциско во Франкфурт, откуда я и доберусь до города-мечты. Сам Франкфурт также представлял для меня интерес [как и многие другие города ФРГ], поэтому я вовсе не расстроился, когда узнал, что прямых рейсов в столицу в ближайшее время не намечается.

В Сан-Франциско я добрался на поезде. Дорога заняла всего пару часов, когда я смог более детально изучить туристический справочник и задать себе цели, которые буду покорять всю последующую неделю в Германии. С каждой новой строчкой мне все больше не терпелось поскорее ступить на немецкую землю и вдохнуть полной грудью ее воздух. Странно, конечно, было считать, что он чем-то отличается, но не для меня.
Знаете, то ощущение, когда ты вот-вот подступишься к чему-то долгожданному и заветном? Чему-то, чего ты ждал не один десяток лет? Оно прекрасно и ни с чем не сравнимо.

И вот я уже подъезжаю в такси к аэропорту, расплачиваюсь с водителем, даю ему на чай и выхожу на улицу. Несмотря на то, что день обещает быть невероятно жарким, в воздухе витала ночная прохлада, а солнце гладило асфальт и огромное здание еще мягкими лучами. Я немного сощурился от света и одел очки, которые болтались у меня на вырезе футболки. Осмотрелся по сторонам. Водитель достал из автомобиля мой багаж. В эту небольшую дорожную сумку я умудрился запихнуть все необходимое для недельного путешествия. Можно даже было провести сравнение с женской сумочкой, ведь вещей было и впрямь многовато. Но я любил путешествовать во всеоружии, так как это придавало мне уверенности в том, что я готов к любым неожиданностям, которые только могли меня подстерегать.

Я приехал как раз к тому моменту, когда открылась регистрация на рейс.

И вот я уже сижу в зале ожидания и перелистываю последние страницы путеводителя. Мне становится жутко скучно и я решаю пройтись по магазинчикам дьюти-фри, с той надеждой, что смогу найти там что-то любопытное. А любопытной для меня оказалась бутылка виски, которую я решил распить в честь приезда в отеле. Пить в одиночестве я, конечно, не любил, но так уж сложилось, что никто из друзей так и не разделил мое желание отправиться в путешествие и тем самым они оставили меня совершенно одного. Я даже было предложил полететь со мной Имсу, но тот лишь улыбнулся и сказал, что ему некогда, так как совсем скоро у него какая-то очень важная выставка и к ней нужно интенсивно готовиться.
Еще, конечно, я лелеял надежду, что смогу познакомиться с кем-то в самолете, но не знал насколько это могло быть реально-выполнимым.
Объявили посадку и я, размахивая пакетом с бутылкой горячительного напитка, направился к стойке, где уже собралась толпа пассажиров. Совсем скоро я буду в Германии.


внешний вид

0

3

look like
Путешествия это один большой беспорядок.
Надо следить за сотней разных вещей, надо помнить о билетах, документах, визах, бронированиях, времени, переводе времени [и это не говоря уже об акклиматизации, когда ты пытаешься не умереть от осознания, что тут сейчас день, хотя твои внутренние часы вопят «НОЧЬ, СЕЙЧАС СЕРЕДИНА НОЧИ, КАКОГО ЧЁРТА ТЫ НЕ СПИШЬ ВООБЩЕ?!» Интересно, она избавится от этой нехорошей привычки, когда начнёт работать и на своей шкуре узнает, что такое ночная смена?..] И самое ужасное – помнить обо всех стыковках транспорта, когда ты должен быть в аэропорте к определённому времени, а у тебя нет машины. А вокруг Калифорния, что коротко значит – общественный транспорт как бы есть, но ТЫ В ДЕРЬМЕ. Смирись и расслабься.
И когда Алекс едет в поезде, размышляя над тем, что побуждает людей выливать на себя всю упаковку нового парфюма, купаясь в ней, а потом выходить в людное место, она как никогда мечтает об одной единственной способности – телепортироваться. Серьёзно, не нужны все эти суперсилы, мегамозг и всё прочее, просто возможность прямо сейчас перенестись в Берлин.
Но нет, так делать нельзя. Нужно тащить за собой чемодан, и, конечно, у него есть колёсики, а в этой «удобной для инвалидов» стране просто невероятное число мелких порожков. Может, коляска их и переедет, а вот наглый чемодан пытается ежесекундно завалиться на бок. К этому для полноты картины можно добавить просьбу «не могли бы вы приподнять чемодан, пожалуйста?» и то направление, куда Алекс отправляет сего чудесного человека с его просьбой. Правда, только в своей голове, потому что ему она улыбается, поясняя «Нет, не могла бы».
Следующий пункт в программе «не бесите меня, пожалуйста… бесполезно» - предполётная проверка. Серьёзно, они остановили за всё время хоть одного террориста, который бы пытался что-то пронести, или развлекаются только тем, что отбирают у населения игрушки в форме оружия, да забытые складные ножики, не забывая выкладывать находки в Инстаграм? Ах, да, а ещё заставляют пассажиров доставать что-нибудь с самого низа чемодана. Хорошо хоть поднимают чемоданы совершенно самостоятельно, да и парень, улыбнувшись, помогает его закрыть. Алекс даже немного оттаивает от такого жеста, да и вообще психовать было не о чем, но весь этот беспорядок из-за путешествий выбивает её из себя. Она не предназначена для таких вещей, ей нужен человек, которому можно просто заплатить, и он всё организует. Ну конечно же, долг по студенческому кре.дит.у, выплату которого она и так серьёзно сейчас задерживает своим полётом к подруге в чёртову Европу, куда билеты стоят целое состояние…
Поэтому на свободное кресло в ожидании посадки она падает, всё ещё поглощённая идеями бессмысленности происходящего и желания стукнуть кого-нибудь по голове. Не вот этих конкретных людей, снующих вокруг, потому что они-то ни в чём не виноваты, но кого-то абстрактного, кто сделал начало путешествия таким утомляющим. Может, это специально, чтобы почувствовать контраст после?
Алекс отправляет Луи последнее сообщение перед полётом. Последнее, потому что у той чёртова ночь и она всё равно не ответить, но ей будет приятно с утра увидеть, как на самом деле Алекс ждёт встречи. И конечно, сообщение фальшиво-приторно радостное, по крайней мере для того состояния, в котором она его пишет, но если оно и преувеличивает желание наконец-таки увидеться, то совсем немного.
И посадка, которую никогда не объявляют вовремя. Вообще-то хорошо, что Алекс её замечает, потому что брать оба наушника и включать музыку, когда ты ждёшь объявления по громкой связи – плохая мысль. Очень-очень плохая. Но она замечает девушку, которая стояла перед ней на регистрации, что она встаёт и идёт к стойке, и уже сама видит горящую надпись о посадке на свой рейс. И не встаёт с места. Там уже очередь, всем не терпится быстрее попасть в самолёт, как будто от этого он сможет быстрее взлететь. А у неё всё равно место с краю, и толпится, вставая и уступая, а заодно получая по ногам чемоданами - она не любитель подобного рода развлечений.
И только падая в кресло, откидывая назад голову и осматривая суетящийся всё ещё салон, она чувствует, как потихоньку перестаёт психовать на всех и вся.
Она чертовски любит летать.
Любит взлёты, когда вжимает в кресло, а уши закладывает – можно под очень авторитетным предлогом есть леденцы. Любит понимание высоты и километров пол твоими ногами, в которые так трудно проверить, когда ты просто [низменно] идёшь  в туалет. Любит эти странные высотные обеды. Пассажиров, не говорящих с персоналом ни на одном общем языке, и объясняющихся жестами [выучи хоть пару слов на английском!]. Самый странный набор фильмов и сериалов на планшете, встроенном в спинке следующего кресла – почему бы ей захотелось смотреть серию из середины четвёртого сезона?!
Но в высоте, полётах и всех этих мелочах, которых нет нигде больше, есть что-то притягательно-спокойное. Здесь не нужно нести ответственность, либо всё идёт хорошо – а по статистике на самолётах чаще другого транспорта так и происходит, либо ты всё равно ничего не сможешь сделать, потому что это огромная сложнейшая металлическая махина, летающая на высоте в десять невероятных тысяч метров.
Вот ТЕПЕРЬ её хватает на вполне искреннюю улыбку парню рядом, в конце концов, им одиннадцать часов лететь вместе. И на лёгкую ехидную улыбку стюардессе и её просьбе выключить электронные приборы. Ага. Авиарежим и всё ещё музыка в одном ухе, и наушник, скрытый волосами. Вот так то лучше, поехали!

Отредактировано Alexa Wallace (2016-01-30 00:54:59)

+2

4

Я родился в обычной семье поляков, денежный достаток которой можно было назвать выше среднего. А все потому что мой отец в то время был довольно успешным бизнесменом, который промышлял продажей аудиотехники. Мои родители могли позволить купить мне намного больше, чем, например, моим сверстникам, и это делало меня особенным в их компании. Да, игрушки, безусловно, это хорошо, но единственное, что не могли мне позволить себе родители, так это подарить мне самолет, который я загадывал на каждое День рождение или Рождество. Я был маленьким мечтателем, который всегда хотел путешествовать, смотреть на мир с высоты птичьего полета, а вместо этого просто каждый день печально водил пальцем по глянцевым страницам библиотечных атласов. Мой первый полет на самолете - дорога в США. С тех пор я летал с завидной частотой и этот вид транспорта давно уже не потрясает мои фантазии и мечты. Но мог ли маленький польский мальчик даже подумать о таком будущем для себя?

Стоит отдать должное персоналу аэропорта Сан-Франциско, так как их работа была довольно слаженной и нас (пассажиров рейса) им удалось усадить на наши места довольно быстро и без лишнего шума. Хотя, чего им не удалось избежать, так это недовольной толпы, где каждый хотел поскорее протиснуться к стойке и подать свои документы. Но для частых путешественников, к коим я мог причислить и себя, это было совершенно не в диковинку. Я совершенно не понимаю, чем руководствуются люди в данной ситуации, но мне казалось, что в глазах некоторых даже блестело желание затоптать кого-нибудь впереди стоящего, чтобы попасть в служебный автобус быстрее, чем он. Странные люди и странные желания.
Лично я никогда не был в числе этих дикарей, поэтому лишь отошел в сторонку и стал вглядываться в открывающийся из огромного окна вид на взлетные полосы и десяток самолетов, которые ожидали своих новых пассажиров. При взгляде на "железную птицу", которая должна была совсем скоро отправиться в Германию, у меня что-то сжалось внизу желудка. Я никогда не боялся летать и это вряд ли был именно страх, но если бы я был суеверным, то наверняка подумал, что это было плохое предчувствие. Но, благо я таким не страдал, а посему только подумал о том, что это все от голода, ведь последний прием пищи был вчера?! и с тех самых пор даже крошки во рту я не держал. Душу грел тот факт, что в самолете будут кормить. И пусть это были не самые искусные блюда, а лишь рис с курицей, но это тоже была еда, а всякая еда сейчас - хорошо.

Толпа значительно поредела, поэтому я спокойно подошел к молодой девушке в белой блузке с галстучком и улыбаюсь протянул ей свой билет и паспорт. Эта процедура никогда не затягивалась, поэтому совсем скоро я уже был в самолете. Место мне досталось в одном из первых рядом, а значит места для ног было маловато. Не знаю какой черт меня дернул, но в этот раз я решил немного сэкономить и взять себе место в эконом классе.
Немного поерзав, я успокоился и стал слушать стандартный инструктаж стюардессы, которая объясняла как пользоваться жилетами, где аварийные выходы и что делать в случае экстренной ситуации. А я лишь подумал, что если все-таки эта ситуация и произойдет, то в ледяном океане нам вряд ли все это понадобится. Можно вспомнить Титаник, например.
Когда официальная часть подошла к концу и мы наконец-то оторвались от земли, я снова заерзал на месте, а после лишь обреченно вздохнул и посмотрел на свою соседку, коей оказалась миниатюрная шатенка с круглым лицом, пухлыми щечками и темными, как бусинки глазами. Она мне улыбнулась, а после прикрыла глаза и стала слушать музыку. Девушка была очень спокойной и расслабленной, но я все-таки решился на то, чтобы ее немного потревожить.
- Хорошо вам, маленьким девушкам, - я улыбнулся, - ножки коротенькие, места для них много. Не то что мне, великану этакому, - я посмотрел на свои ноги, а потом вновь перевел взгляд на соседку, - меня Дамиан зовут, а тебя? - улыбка стала еще шире и я протянул руку в знак знакомства.
В следующий момент к нам подошла стюардесса и спросила не желаем ли мы чего-нибудь. Я замялся, а потом попросил газировки, чтобы немного успокоить свой бурчащий живот до времени кормежки.

+1

5

Она отвлекается на бортпроводника, на удивление - парня, который всё ещё не заслужил необходимость называться "мужчиной". Инструкции она помнит уже наизусть, так что музыка не мешает ей знать, что он говорит, она даже сама может рассказать - показательный ремень и маска лежат в крайнем верхнем отсеке к рабочему помещению", ремень застегнуть, вдруг кто идиот, маску надеть и бла-бла-бла. Инструкция для тех, кому нечего делать... То есть для тех, кто хочет дополнительно узнать о том, как не сдохнуть, если самолёт будет падать по самому идеальному сценарию - в кармане кресла впереди. Ага, только перед аварийной дверью в центре сидит такая же маленькая хрупкая девушка. В случае катастрофы она может хоть повиснуть на ручке - это не поможет. А они про безопасность тут рассказывают, как интересно! И всё же есть во всех этих предполётных формальностях что-то приятное, ощущение, что всё идёт по плану, даже не смотря на общее "да давайте уже!"
Они взлетают лёгко. Поразительное ощущение, когда самолёт начинает разгон и ты вынужден расслабиться в кресле и не дергаться, леденец во рту, чтобы не закладывало уши, и уходящий из поля зрения город, когда пилот сворачивает в бок и одно крыло ныряет вниз. Можно закрыть глаза и постараться не подпевать группе в наушниках.
Существует такое странное ощущение разочарования, когда ты удобно устроился, придумал себе идеальную ситуацию на ближайшие несколько минут своей жизни, а тут что-то идёт не так. Вроде, и дело не большое, но такие маленькие моменты и делают обычные дни счастливыми, так что... ПРОСТО НЕ НАДО ИХ ПОРТИТЬ. Можно лежать вечером с книгой в идеальной позе, и тут звонит оставленный на столе телефон. И конечно, снова так не лечь. А можно сесть с музыкой, углубившись в мысли и предстоящую поездку - Европа! - а с тобой настойчиво хотят поговорить. Интересно, а если показать ему провод от наушников, или ненавязчиво поправить волосы, чтобы открыть ухо - это поможет, или считается невежливым и делать так категорически не хорошо? Ну ладно, всяко лучше "Я с тобой не заговаривала, я просто улыбнулась, почему в социальных нормах нет огромными буквами правила о том, что люди в наушниках не контактируют с другими людьми?"
Ладно, хорошее настроение. Оно где-то только что было, он ведь может оказаться не очередным странным пикапером, а вполне милым, просто чересчур общительным или вдохновлённым предстоящим полётом парнем, а она уже ярлыки расклеивает какие-то, что он пикапер или просто ненавидит музыку. Алекс дёрнула штекер наушников и убрала его в карман.
- Алекса. И мои ноги вполне достаточной длины, спасибо за внимание! - вдох, прикрытые глаза и надпись "Миссия провалена" под ними. Миссия быть милой. А как это обычно получается, когда нет неведомой причины плохого настроения? Ладно, попытка номер два: - Извини. Хочу уже побыстрее долететь, а не тратить целые сутки своего законного отпуска на перелёт туда и обратно! А ты зачем в Европу?
Мимо, улыбаясь, двигается всё тот же парень в паре с какой-то девушкой, раздавая напитки. Это важный выбор! Алекса просит Колу, поддавшись радостному возгласу ребёнка неподалёку, который донельзя счастлив возможностью убедить маме и попросить заветный напиток. Но она сладкая, почти невозможно сладкая, как можно это пить спокойно?! Через несколько секунд она уже счастливый обладатель стакана с Колой и стакана с томатным соком - идеальное сочетание двух противоположных групп пассажиров.
Телефон она при этом привычно прикрывает рукой, мол, "нет у меня ничего", но девушка только улыбается ей, рассказывая, что после взлёта не только можно пользоваться техникой, но на борту есть неведомый доступ к интернету, который можно приобрести. До чего техника дошла, а! Интересно, как они вообще передают информацию? Алекс смотрит в окно, ожидая увидеть там... Что? Вышку связи, летящую за самолётом что ли? Но нет, там только белое плотное марево облаков, которое всегда казалось ей сюрреалистичным. Словно кто-то закрасил картинку сверху светло-серым и так и оставил, без деталей и подробностей. Она как раз переводит взгляд на своего нового знакомого - Дэмиана, да - как самолёт трясет. Громко сказано, трясет его легонько, стюарды продолжают как ни в чём не бывало идти, но поднявшуюся на ноги девушку ощутимо подкосило от толчка. Сигнал пристегнут ремни, совсем недавно погасший после взлёта, загорается вновь.
- Ну чёрт, только этого не хватало, уберите гадость! - она говорит тихонько, шёпотом. Да, они любит летать, но определённо не любит такие неожиданности.

+1

6

Возможно, я был слишком навязчивым и мне не стоило отвлекать девушку от прослушивания музыки. Ведь меня самого всегда безумно раздражали люди, которые в назойливой манере стремятся завести с тобой разговор. Наверное, это все было из-за стресса и голода. Обычно, люди с пустым желудком становятся вялыми и апатичными, но это было не про меня. Я вообще всегда был из тех, кто частенько забывает про обязательный прием пищи или же перехватывает что-то мелкое и незначительно, чтобы успокоить желудок и продолжают работать. Лично для меня еда всегда являлась лишь примитивным источником энергии и я совершенно не понимал людей, которые находят в ней чуть ли не сам смысл жизни. Наверное, именно поэтому я никогда не страдал ожирением и всегда легко удавалось поддерживать себя в форме.
На мой вопрос моя соседка ответила довольно в резко и немного даже снисходительно, но это меня ничуть не задело. Наверное, мне все же не стоило надоедать с разговорами и я было хотел умолкнуть до конца перелета, но девушка решила исправить сложившуюся неловкую ситуацию и поддержала беседу.
- Да ничего, - я улыбнулся уголком губ, - я тоже хочу уже побыстрее добраться, - я сделал небольшую паузу обдумывая свой ответ, - я лечу в Германию, чтобы посетить аукцион. Можно сказать, что это путешествие является моей небольшой командировкой. А вообще, я всегда хотел побывать там. Это даже можно назвать мечтой детства. Странно, да? Маленький мальчик всегда мечта побывать в Германии, - я нахмурился и отпил небольшой глоток апельсиновой газировки, которую получил от стюардессы. Заурчал желудок и я положил ладонь на живот. Ощущение голода заставило меня допить всю сладкую жидкость залпом, но моему животу это определенно не понравилось.
На этом наш диалог с миловидной девушкой подошел к концу и я просто сползаю немного вниз и пытаюсь устроиться поудобней. Наверное, мне стоило немного поспать, ведь я уже давно нахожусь в пути, а все это изрядно выматывает. Да, определенно мне следовало отключиться от реальности и тем самым немного скоротать время многочасового перелета. Благо, моей особенностью всегда было то, что я мог уснуть в любом положении и при любом уровне шума. Помнится, как когда-то мне удалось даже поспать пару минут стоя в вагоне метро и прислонившись к какому-то мужчине, который ничего не заметил из-за толпы в час пик.
Прикрыв веки я попытался погрузиться в сон, но последний почему-то все никак не приходил. Посидев так пару минут я громко выдохнул и открыл глаза. Мне было довольно скучно, поэтому я вновь краем глаза посмотрел на соседку, но все же не набрался достаточно храбрости, чтобы продолжить с ней беседу.
Мне было очень скучно, а сама идея провести в воздухе десяток часов с каждой минутой становилась для меня все мрачнее и мрачнее. Благо, я вспомнил, что в последний момент мне пришло в голову забросить в сумку книгу Ремарка, которую я все порывался дочитать весь месяц, но все никак не находил время.
Привстав с кресла, я потянулся за сумкой, которая стояла в специально отведенном отделении для ручной клади и почти сразу ловко выудил из нее книгу в твердом переплете. Вернувшись на свое место я тут же погрузился в чтение и совсем не заметил, как меня окутала пелена крепкого сна. Но, увы, поспать мне удалось лишь несколько минут.
Я просыпаюсь от прикосновения к плечу. Сонно приоткрыв глаза я замечаю перед собой стюардессу, которая вежливо просит меня пристегнуть ремень безопасности. Ничего не понимая, я следую ее просьбе и поворачиваюсь к соседке.
- Что-то случилось? - спрашиваю я и протираю тыльной стороной ладони свои глаза. Девушка не успела ответить, как внезапно самолет начинает трясти. Я тут же широко распахиваю веки и осматриваюсь по сторонам. Встретив несколько взволнованных лиц я возвращаюсь к Алексе.
- Что, черт возьми, здесь происходит? - недоумеваю я и самолет вновь трясет, - мы падаем? - с ужасом произношу я в сторону к шатенке.
Тут из динамиков раздается голос пилота. Он звучит довольно твердо и уверенно, призывая всех пассажиров не паниковать, так как самолет попал в зону турбулентности. Его речь заканчивается очередным тряском.
- Что-то не нравится мне все это!

+1

7

Алекса нервно косится на книгу в руках соседа. Она постепенно сползает вниз, выпутываясь из хватки рук, он засыпает, а книга ползёт. Ещё немного и она окончательно выскользнет, падая куда-нибудь в ноги, и по закону подлости закатиться куда-нибудь под самое кресло, откуда выуживать её придётся явно не руками. Стоит забрать её, да и парня разбудить, потому что проснувшись от ярой тряски можно много чего себе напридумывать. И вряд ли это будет хороший сон о путешествии в автомобиле по не очень ровной дороге, скорее рядом будет сосредоточение кошмаров, а заниматься ещё и этой проблемой нет абсолютно никакого желания.
Но сделать она ничего не успевает, ещё один толчок заставляет рефлекторно сцепиться руками в кресло, от которого у неё и так никаких шансов отлететь. Но рукам почему-то веришь больше, чем ремню. Руки вот они, крепко держатся, ноготь на пальце сломали и от напряжения особенно сильно видны линии вен, убегающие к пальцами. Гораздо лучше, чем спрятавшийся где-то в складке футболки ремень безопасности.
Этот толчок и заставляет книгу упасть. А ещё спустя пару секунд стюардесса пробегает взглядом по Алексе, спрашивая у их ряда «Вы пристёгнуты? Поднимите столик, пожалуйста. Нет, к сожалению, мы пока не можем пройти забрать стаканы, просим войти в положение, вы можете попробовать поставить его в карман кресла впереди». Вообще-то Алекса ничего не спрашивает, и столик и так уже начала закрывать совершенно самостоятельно, наученная опытом предыдущих полётов, но девушке явно всё равно. Она волнуется, она, наверняка, ненавидит всех этих пассажиров, думающих «какого чёрта нас не кормят и мы так плохо летим», хотя это и не вино пилота, и уж тем более не вина бедной команды, чья работа – обеспечение безопасности, а не сытости. Если уж даже Алекса должна напоминать об этом себе каждый раз, то что уж говорить о об этих наглых подростках, которые даже представления никому не имели о подготовке стюардесс.
Девушка, чьего имени не разобрать на бейдже, кивает, слабо улыбаясь, и наклоняется к Дэмиану, касаясь его плеча. Он не успевает проснуться, не успевает понять происходящего, на руки сами тянутся выполнять команду, и маленькая доля ехидства спрашивает «а что если сейчас командным тоном попросить сделать что-нибудь глупое, выполнит?» Но со времён поступления в университет сонные люди вызывают в ней желание только укрыть их одеялом и шипеть на всех проходящих мимо «не видишь что ли, человек спит, может это его единственный сон за сутки?!», и этот рефлекс наглухо убивает всё чувство юмора. А трясущийся самолёт и вовсе копает ему глубокую могилу.
- Господи, конечно, мы не падаем! – голос Алекс накладывается на объявление пилота. Связь из кабины всегда отвратительного качества и разобрать слова почти невозможно, а сейчас вокруг шум из-за тряски, куча голосов и ребёнок, сидящий впереди, подхватил идиотскую мысль и теперь плачем разъедает мозг «мааааамаааа, почему дядя сказал, что мы падаааем?» Алекс закрывает глаза ещё до того, пытаясь разобрать слова пилота. Это помогает, отключить другие системы, бросить всё внимание на слух. Конечно, он не говорит ничего нового, сплошной стандарт про турбулентность, но они определённо не падают. На этот случай у них другие фразы, да и стюардессы всё ещё помогают успокоить людей и усадить на места тех, кто оказался где-то ещё.
Алекс остаётся ещё ненадолго сидеть с закрытыми глазами, надеясь, что сейчас всё это пройдёт, что она сама уснула. Но у ребёнка впереди продолжается паника. Он ещё совсем маленький, едва умеющий правильно составлять фразы, тот самый прекрасный возраст, когда они уже умеют ставить требования, а вот выполнение обеспечивают хорошей порцией ультразвуковой атаки на всё окружающее.
- Мы на высоте десять километров в многотонной механической махине, а всех пугает то, что его немного трясет? – улыбка и самоуверенный вид, но руки таки и не отпустили кресло. Если они действительно сейчас будут падать – она ведь ничего не может сделать. Никто ничего не может.
- Господи, да заткни ты своего ребёнка, никуда мы не падаем! – И медленно плавится под ультразвуком мозг. Алекс наконец отрывает руки от сиденья и хватает телефон. Пальцы нехорошо сводит от напряжения. Сжать-разжать, сжать-разжать. Телефон показывает значок самолётика в углу. Она вспоминает, как в начале полёта говорили о наличии интернета на борту.
- Интересно, их хвалёный вай-фай сейчас работает? Отправила бы фотографию сестре «смотри, я в трясущемся самолёте!»  Ей понравится…

+1

8

Человек живет инстинктами. И если не слишком углубляться в данную тему, скрупулезно расписывая все, как в статье из Википедии, то вполне можно ограничится тем фактом, что все инстинкты распределяются на две основные группы: 1) самосохранение; 2) удовлетворение физических потребностей. И вот если со второй нам как-то удалось справиться и после всего пути эволюционного развития человек смог усмирить свои желания, тем самым не трахаясь с каждой встречной "самочкой", когда внизу живота начинает неприятно тянуть, то с первой группой это сделать сложнее. Даже малейший намек на угрозу жизни превращается для организма в стрессовую ситуацию и он начинается всячески искать выход, чтобы вернуться в прежнее состояние спокойствия и безопасности. И совершенно не важно, хрупкая ли ты девушка или же бородатая гора мышц. В экстренной обстановке ты будешь визжать так, словно это спугнет угрозу и тебя оставят в покое. Но вот в чем незадача, когда ты мужик, тебе априори положено быть сильным и непоколебимым. Даже если какой-то безбашенный маньяк будет тыкать в тебя пушкой, ты должен сцепить зубы, и сделать вид "ты что-то попутал, приятель. Я тебя не боюсь". Хотя где-то внутри в этот самый момент в голове будет вопить "боже мой, ааа, да он же сейчас убьет меня, мамочки!". А вот девушка просто может начать рыдать и убегать в закат. Вот вам и женский сексизм в самом чистом виде. Хотя кто-то может сказать, что мужской пол априори должен быть сильным и храбрым, так как его предками являются воины и охотники, но я вас умоляю. Серьезно. Просто посмотрите на современных изнеженных мужиков. Мало кто из них похож на того, кто может завалить голыми руками мамонта. И нет, я не считаю себя исключением. Господи, да вы только взгляните на то, сколько геля я вбухал на свои волосы и как трепетно я отношусь к своему лишнему весу или новой морщинке. Может я и мужик, но иногда могу вести себя вовсе неподобающе своему статусу представителя сильного пола. И вот вам пример - я сижу в самолете и пытаюсь не потерять сознание от простой тряски во время турбулентности, в то время, как рядом сидящая девушка просто смотрит на меня с каменным выражением лица и даже не подает вида, что боится за свою жизнь. Черт, она даже пытается меня успокоить. Да, меня - двухметровую девочку в мужской одежде.
- Почему ты так в этом уверена? Я не думаю, что пилот бы стал признаваться в том, что мы падаем, - я вжался в сидение, - ему ведь не нужна паника среди пассажиров, разве нет? - я взглянул на Алексу и поджал губы. Совсем рядом раздался детский противный писк. Ребенок, наверное, услышал меня и теперь пытался настойчиво узнать у матери насколько правдивы были мои слова. Черт возьми, я бы тоже сейчас не отказался от того, чтобы немного похныкать. И да, меня совершенно не смущал тот факт, что я совсем недавно разменял четвертый десяток. Плевать. Если мы и правда падали, то вряд ли кто-то узнает о том, что некий Дамиан Вольски погиб визжа, как маленькая резиновая уточка.
- Да что ты говоришь, - я провел ладонью по лицу, - простым и недалеким от техники людям вообще сложно даже представить то, как эта махина вообще может подняться в воздух, а тут еще ее и трясти начинает, - я попытался краем взгляда взглянуть через маленькое окошко, которое находилось за девушкой, - я как чувствовал. Серьезно. Обычно перед вылетом я всегда спокоен, а сегодня я знал, что произойдет что-то подобное. В последнее время мне вообще не везет. Вот, например, совсем недавно я чуть было не вылетел в кювет, когда ехал на мотоцикле, а вчера уронил кухонный нож, который чуть не вонзился мне в ногу. Господи, это просто какая-то американская история ужасов для меня, - я глубоко вдохнул и попытался успокоиться, так как меня стала накрывать волна панической атаки. Но самое странное было то, что моей соседке как-то удавалось сохранять чувство юмора и даже отшучиваться после очередной порции тряски, которая окончательно выбила из меня всю жизнь и заставила заткнуться и пялиться в одну точку.

Салон вновь пронзил немного шипящий голос пилота из динамика, который сообщил о том, что мы благополучно покинули зону турбулентности. Я выпустил остатки воздуха из легких, наблюдая за тем, как над головой погасла лампочка с изображением ремня безопасности. Я прикрыл глаза. Неужели это закончилось? Все обошлось? Я буду жить?
Рядом раздался уже знакомый голос стюардессы, которая вежливо поинтересовалась у меня не хочу ли я чего-нибудь выпить. И да, я заказал виски. Много виски.
- Наверное, мне бы стоило извиниться за свою истерику, - мой уголок губ приподнялся вверх и я стыдливо взглянул на Алексу, - не хочу оправдываться, - я пожал плечами, - просто умереть в результате крушения самолета как-то не входило в мои жизненные планы.

0

9

Это разумно. Хороший пилот никогда в жизни не скажет пассажирам, что им грозит хоть какая-нибудь опасность, даже если у самолёта всё отказало и шансов благополучно сесть нет никаких. Зачем поднимать панику среди людей, зачем усложнять работы спасателям? Как бы цинично это ни было, но сидящие на своих местах пристёгнутые пассажиры упрощают работу спасателям и медикам по опознаванию тела, если катастрофа всё-таки случится. Сиди, созерцай красно-оранжевый знак пристегнуть ремни, и никуда не дергайся, думай о приятном, пошли сообщение родным, если на борту всё-таки работает их хвалёная связь и её не отключили в связи с прохождением зоны турбулентности. Судя по невозмутимому гражданину с ноутбуком, который не обратил вообще не малейшего внимания на происходящее, продолжая что-то делать в почте, связь действительно есть, можно паниковать родным.
Алекса вздыхает, пытаясь сесть глубже в кресло. Осознание безопасности полётов не делает турбулентность приятнее, конечно, это всегда напрягает, даже самого разумного и спокойного человека.
- Ну конечно, ты – человек-несчастье. Не играл недавно в лотерею с цифрами 4-8-15-16-23-42, а? Тогда я знаю, как именно мы разобьёмся, и куда нам следует пересесть. По секрету - по большей части выжила другая часть самолёта. Хочешь выжить? – Она говорит громким заговорщическим шепотом и почти смеётся от своей аналогии. Живой Хёрли из Лоста, только худой и красивый, спешите видеть прямо сейчас – перезапуск сериала с новыми актёрами и прекрасной Алексой вместо Эванджелин Лилли! – Ну ладно тебе, не везло последнее время, бывает. Между прочим, из этого следует, что шансы разбиться на самолёте только ниже, используй теорию вероятности с умом, а не для плохих примет.
Иногда юмор не помогает. В том числе тогда, когда ты не контролируешь собственный страх, когда он сильнее тебя, ловит на месте и заставляет замереть. Уставиться в одну точку, как Дэмиан, не в силах вдохнуть и перебороть себя. Алекса ещё раз шумно и устало выдыхает, ощущая себя если не воспитательницей, то одной из команды бортпроводников – одна из них сидела у первого рядя кресел, вопреки инструкциям не пристегнутая к своему сиденью, а успокаивающая одиноко летящую девочку лет десяти или чуть старше. Та не орала, но выглядела примерно такой же серой, как и облака за иллюминаторами. Алекса касается руки соседа, сжимает её сильно, обхватывая своими маленькими ладонями большую мужскую. – Вдох-выдох, только не забывай дышать. Ничего не случилось, мы не падаем, скоро всё закончится. А кислород важен для организма, не забывай дышать!
И конечно, надо было всему закончиться именно сейчас. Ну, хорошо, не всему, жизнь продолжается, крики перепуганных детей тоже, мгновенно вскочили стюардессы, чтобы разнести по салону напитки и успокоить людей, обратился капитан. А она тут за руку почти незнакомого мужика держит, успокаивает, почти захотела таблетками напоить – не дело это, так волноваться, для сердца вредно.
- Да в мои тоже. Как недоврач советую раздобыть себе на такие случаи успокоительных, - и умирать спокойно. Давит смешок, едва кривя губы. – А ещё одну турбулентность этот самолёт точно не переживёт.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » рейс 666