vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » n-a-s-t-y


n-a-s-t-y

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

http://wwwcache.wralsportsfan.com/asset/voices/2015/02/27/14478672/beyonce_swag-400x220.gif

Who?
DIETRICH & TONY
Where?
CHICAGO, USA
What?
I'm feelin' kind of n-a-s-t-y
I might just take you home with me
Baby the minute i feel your energy
Your vibe's just taken over me
Start feelin' so crazy babe
Baby, I feel the funk coming over me
I don't know what's gotten into me
The rhythm's got me feelin' so crazy babe
© Beyoncé - Naughty girl

+1

2

Эта история началась самым обычным морозным утром в середине января, когда Дитрих собирался на важную встречу со старым другом и по совместительству боссом. Человек этот некогда был правой рукой главаря ирландской криминальной группировки Irish North Side и имел вес в преступном мире города Ветров. Однако, после бойни, которую Аль Капоне устроил в конце 1929 года, три знаменитые ирландские банды прекратили свое существование, а те кто хотел хотел жить, стали верными псами нового короля чикагской мафии. Хотя... по сути дела это была жизнь словно на вулкане, который в любую минуту мог проснутся?
Однако, таким образом, Дитриху и его теперешнему боссу удалось не только остаться в живых, но и сохранить свой бизнес - пара букмейкерских контор и подпольная торговля спиртным. Уж лучше сохранить крохи того что было, чем присоединится к многомиллионнной толпе безработных, которых становилось все больше и больше после краха Уолл-стрит. Однако, несмотря на криминальные войны и начавшийся экономический кризис, серьезные люди в Чикаго продолжали жить в свое удовольствие - а это значит, что нелегальный алкоголь остается самым прибыльным делом, несмотря на то что федералы в последнее время порядком озверели от того беспредела, что творился в городе.
Дитрих выбросил недокуренную сигарету и привычным движением завязал галстук, после чего застегнул пиджак и прихватив шляпу, пальто и шарф, вышел в коридор. Он снимал комнату в многоквартирном доме на Уэлс-стрит и проходя мимо общей кухни, услышал как соседи обсуждают очередное падение цен - что было словно мертвому припарка, ведь найти работу нынче было весьма сложно. Особенно переживала Салли, молодая женщина, которой приходилось одной растить двоих маленьких детей. Кретин-муж бросил ее как только началась свистопляска на Уолл-стрит и умотал в родную Джорджию, совершенно наплевав на то что его ребятам будет нечего есть. Салли работала телефонисткой и ее маленького жалованья частенько не хватало на нормальный ужин - а родни, что могла бы помочь ей и детям у женщины не было.
-Меня сейчас вызывают на работу только три раза в неделю, -вздохнув сообщила Салли одной из соседок, пока мыла посуду. -Если так и дальше пойдет, я просто не знаю что делать... моя подруга отправила своих детей на ферму к родителям - там хотя бы есть что покушать, ведь они делали запасы на зиму. И ведь она только началась еще...
-Доброе утро, леди, -поздоровался Данцигер, заглянув на кухню и одевая на ходу пальто. -Сэл, можно тебя на пару минут?
-Конечно, -кивнула женщина и выключив воду, вышла в коридор, вопросительно посмотрев на немца. -Что случилось?
-Вот держи, -Дитрих протянул Салли несколько свернутых купюр и тут же добавил, отметая все возможные возражения. -Бери и не спорь. Я пока при деньгах, а тебе надо кормить свою детвору.
-Боже... ты мне уже помогал ведь! И как я смогу с тобой потом расплатится?? -горько вздохнула Салли. Соседи поговаривали, что немец промышляет нечистыми делишками - иначе откуда у него деньги чтобы вовремя платить за комнату, машина и все прочее? Сэл обычно предпочитала помалкивать, когда при ней (естественно за глаза) обсуждали Дитриха - если бы не он, ее дети совершенно точно не пережили эту зиму. -Это же слишком много...
-Не спорь и просто бери, -Данцигер улыбнулся. -И кто сказал, что я собираюсь взыскивать с тебя долги? Хватит уж вздыхать, лучше придумай чем побалуешь своих ребят. Вот, так-то лучше, Сэл.
Выйдя на улицу и вдохнув колкого морозного воздуха, Дитрих с удовольствием уселся в свой "Эссекс", где можно было врубить печку - не так давно введенное в производство техническое новшество. Далее, путь немца лежал на юг сорок второй улицы, где и располагался мебельный магазин, он же подпольный склад контрабандного виски, которым заправлял старый друг Данцигера Пол Келли. Человек хитрый, жестокий и весьма умный, раз уж сумел войти в доверие к самому Алю.
-У меня будет для тебя необычное поручение, -с ходу перешел к делу Келли, едва только немец переступил порог его кабинета. -Но как ты можешь догадаться, идея эта не моя... В общем, ты будешь исполнять обязанности управляющего в клубе "Сrazy Horse", с сегодняшнего дня. Сразу скажу, что хозяин сего заведения из близкого окружения Капоне - корешился с его братцем и только чудом не поймал пулю, когда Моран и Доэрти расстреляли Фрэнка. Работенка конечно дерьмовая, но денежная, потому как клуб весьма ходовой. Собственно, что мне тебя учить? Сам разберешься что к чему... только будь начеку и помни, что макаронники не забудут на кого мы работали раньше.
-Никогда бы не подумал, что в один прекрасный день начну вертется в шоу-бизнесе, -усмехнулся немец. Правда усмешка вышла невеселой, потому как работа действительно была дерьмовой и еще и опасной... -Ладно, тогда поеду в клуб прямо сейчас и поговорю с хозяином?
-Давай, дружище. И не забудь о чем я тебя предупредил, -пожав на прощание руку старому другу, напомнил Келли.
Выйдя на улицу и прикурив очередную сигарету, Дитрих направился к своей машине... и вдруг стал свидетелем весьма неприятной сцены - какой-то парнишка, толкнул молодую леди и выхватив ее сумку, бросился бежать. К несчастью для себя именно в сторону немца, нехорошие рефлексы которого сработали как часы, так что врезав молокососу в поддых, он без труда вернул украденное. Вид солидного мужчины в приличном пальто и шляпе, подействовал на уличного воришку довольно быстро, заставив смыться с места преступления как можно скорее. Ну а Данцигеру оставалось лишь подойти к леди и помочь ей подняться, а затем вернуть потерю - и честно говоря, он давно уже не видел столь эффектно и красиво одетой женщины. Она была словно яркая и свежая роза среди давно уже увядших собратьев...
-Кажется это ваше, мисс? -улыбнулся Дитрих, протянув даме ее сумочку. -На улице нынче не только небезопасно, но и холодно - давайте я подвезу вас?

Седан Эссекс 1929 года выпуска

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-19 19:57:16)

+1

3

Никогда в жизни Тони не думала, что окажется в таком месте, как это. Но жизнь, вещь непредсказуема. А в прочем, жизнь или судьба, кто знает? Однако в этот пасмурный и холодный день молодая женщина, подобно изысканной леди находилась там, куда простой Пейтон Брик был вход заказан. Правда, Тони уже давно не пользовалась своим настоящим именем, стоило только устроится работать в том ночном клубе, из-за которого мать родная сразу же прогнала из своего дома дочь, только вот Пейтон сама сбежала из дома, не желая гнуть спину, как это делала мать, держа на своей спине не один голодный рот. У нее была все-таки мечта, о которой она не могла забыть или выбросить ее из головы, как советовала сделать более практичная старшая сестра. Не имея глупых мечтаний нельзя ведь разочароваться в жизни, говорила сестра.
Так стоит ли побег из дома того, чтобы оказаться в таком автомобильном салоне, где продавались вовсе не поддержанные авто? При этом, мужчина выбирал автомобиль вовсе не для себя, а для нее, твердя, что такие ножки не должны касаться слишком долго жестокого и даже прохладного дощатого тротуара, который совсем скоро покроется коркой льда, стоит только прийти мнимому теплу вместе с одним из ветров. Черный глянец шикарного новомодного автомобиля, название которого вылетело из кудрявой головки Тони, едва только продавец, потирая руки назвал, блестел, казалось так, что она может рассмотреть в его отражении себя с головы и до таких же блестящих сапожек, подаренных ей одним из главных почитателей ее необычной красоты, как изъяснялись многие. А в прочем, сегодня молодая женщина была одета в одни роскошные подарки, которые преподнес ей Чарли Лучано. Так уж получилось, что сережки Чарли подарил ей на день рождение этой осенью, теплую красную шубку, в которой ей было так тепло и уютно даже на улице, преподнес в качестве подарка в кануне зимы, не говоря уже о многих других подарках… И вот теперь пришел черед к автомобилю, которого даже не имела в своем расположении жена итальянца. Естественно, о существовании жены и пары детей у Чарли молодая танцовщица прекрасно была осведомлена, ведь тот всегда не появлялся в клубе в дни их рождения. И если не существование законной жены, так вот двух наверняка очаровательных детишек, заставляло Тони держаться на расстоянии от мужчины, что был готов осыпать ее подарками. Да, бездетным и несчастным в браке мужчиной, он точно бы купил ее симпатии. Осознание этого пришло к Тони именно здесь и сейчас, когда она смотрела в свое отражение на автомобиле, которое для нее хотел купить Лучано. Правда, он хотел, чтобы для нее перекрасили в красный цвет, столь редкий сейчас, но такой популярный в недалеком прошлом. И ведь в своем отражении, молодая женщина с трудом узнавала себя такой, которой пришла в клуб Дикая Лошадь, чтобы исполнить свою глупую и наивную мечту. И пусть мечту она свою исполнила, а сестра с матерью, едва только бы увидели ее такой, наверняка позеленели от зависти и забрали свои слова обратно, зато теперь она была Тони и… стала сама себе чужой.
Закусив губку, окрашенной в насыщенный красный цвет, женщина оглянулась по сторонам, будто проснувшись. Она посмотрела на Лучано, спорящего о чем-то с продавцом, а после обвела взглядом карих глаз окружающие ее безмолвно дорогие игрушки. И прежде чем она осознала, что делает, уже оказалась на морозном воздухе, застегивая свою дорогое меховое удовольствие, в котором ей точно было не замерзнуть. Она шла быстрым шагом, насколько это могла только позволить узкая юбка ее модного платья и так вышла на сорок третью улицу, а там пересекла дорогу, оглянувшись по сторонам, после чего вышла к мебельному магазину и подалась вдоль сорок второй.
Куда она шла? О, если бы только женщина знала. Однако ей хотелось оказаться сейчас как можно дальше от того автомобильного салона, в котором ей точно было не место.
Говорят, есть люди, прекрасно замечающие со стороны то состояние людей, в котором они проявляют свою слабость и беспомощность. Что же, быть может, именно такой и выглядела Тони, обрамленная в красивые и дорогие вещи, которых ей и не стоило принимать. В одно лишь короткое мгновение, она ощутила сильный толчок, прежде чем оказалась на холодной земле, без сумочки, единственным состоянием которой была пара купюр, оставшихся ей из последнего гонорара в клубе. То были большие деньги для Пейтон, а вот для Тони они были не такой уж и большой потерей. Ведь шли праздники, новые шоу готовились, а на новые шоу обычно приходит куда больше народу, что платят не так уж и плохо… Правда, на эти деньги женщина хотела порадовать своих племянников и купить им чего-нибудь хорошего. Вот видимо теперь только была не судьба?
Что же, едва только стоило женщине так подумать, подняв голову, чтобы проводить взглядом убегающего с ее сумочкой вора, как увидела весьма занятную картину. Белый мужчина весьма презентабельного вида, быстро проучил вора ударом под дых, и не успела она опомнится, как подошел к ней, чтобы протянуть ей руку и помочь подняться.
- Да, это моя потеря, мистер… - только и смогла проговорить Тони, глядя на мужчину, что решил провести ее к своему авто, которое она определенно видела совсем недавно в автомобильном салоне. - Я вам безгранично благодарна, - произнесла она, устроившись на сиденье автомобиля рядом с незнакомцем, что также занял свое место, правда не торопился двигаться с места. – Побольше бы таких благородных мужчин, как вы, в нашем городе и женщины бы чувствовали себя куда более счастливыми в безопасности, - ласково добавила она, блеснув взглядом своих карих глаз на своего спасителя. – Быть может, вы позволите меня угостить вас чашечкой кофе или чая, раз уж выпивки не найти днем, - улыбнулась она, определенно зарубив на носу, что долгов у нее и так достаточно для того, чтобы обзаводиться еще одним.

Отредактировано Tony Danziger (2016-01-19 21:31:10)

+1

4

Прекрасная и весьма эффектная дама не стала отказываться от галантного предложения - и честно говоря, Дитрих заинтересовался ею с самой первой минуты их неожиданного знакомства. В последнее время на улицах Чикаго весьма редко можно было встретить женщин, что продолжали заботится о собственном внешнем виде - постоянные заботы весьма невеселого свойства заставляли их позабыть об этом. Если же говорить о новой знакомой Данцигера, то она действительно выделялась на общем сером фоне - с иголочки одетая и модно причесанная. Темный цвет кожи придавал яркой красоте прелестной незнакомки особый шарм... и прежде чем завести мотор своего седана, Дитрих решил продолжить беседу, начатую еще на улице.
-Вы меня совершенно не знаете, а уже назвали благородным, -он улыбнулся, поймав лукавый взгляд красотки. -А вдруг я захочу сейчас вас похитить? Признаюсь честно... я никогда еще не встречал столь красивой женщины - но вам наверняка это часто говорят?
Подумать только, ведь еще совсем недавно Чикаго был совершенно другим городом? По крайней мере именно так казалось Данцигеру, если судить по собственным ощущениям. Его матушка уехала из Германии вместе со своей сестрой после смерти мужа, надеясь найти в Америке новую лучшую жизнь для своих детей. Однако, не зря говорится, что всегда хорошо там где нас нет... и город Ветров оказался неласковым для многих эммигрантов, оказавшихся фактически у разбитого корыта после переезда. Семья Дитриха около трех лет еле-еле сводила концы с концами до тех пор как он не познакомился на улице с Полом Келли. Им обоим было по семнадцать лет и недолго думая они начали промышлять незаконными делишками, чтобы урвать силой хотя бы небольшой кусок от большого сладкого пирога возможностей большого города. Так было пока двоих молодых беспредельщиков не заметил Багс Моран - лидер одной из ирландских банд... которую Капоне уничтожит без малейшей жалости в двадцать девятом. Однако, в то время ничто не предвещало будущего краха, а сам великий Аль был лишь одним из перспективных помощников итальянского дона Чикаго - Джонни Торио. Именно тогда Чикаго и показался Дитриху этаким блестящим городом удовольствий, вина и красивых беззаботных женщин, но как оказалось все хорошее имеет обыкновение рано или поздно заканчиваться?
-Итак, пока я действительно не решил вас похитить, куда же вас отвезти? -поинтересовался Данцигер у новой знакомой и соглавно кивнул, когда она назвала адрес. Ехать было недалеко, да и машин на улице пока что было мало - как и многие большие города Чикаго оживал лишь с наступлением ночи. -Отлично... могу я поинтересоваться как вас зовут? Знаете, вы меня чертовски заинтриговали, мисс...
Прекрасная незнакомка назвала свое имя и затем одарила своего спасителя удивленным взглядом больших карих глаз, прежде оценив его шутку насчет похищения хитрой улыбкой на ярко-алых губах. Дитрих не мог не улыбнутся в ответ, реально сгорая от любопытства - кто же эта женщина? Она очень дорого одета, начиная от обуви и заканчивая модной шляпкой, но при этом оказалась на улице совершенно одна. Данцигер не удивился, если бы увидел ее выходящей из какого-нибудь роскошного роллс-ройса под руку с подходящим кавалером при деньгах.
-Пейтон... у вас очень необычное имя, -продолжил немец прежде чем объяснится. -Меня зовут Дитрих и как я уже говорил, мне давно уже не приходилось видеть столь красивую женщину... и я с удовольствием выпил бы с вами чашку кофе послушал ваш рассказ о себе, если вы не сочтете это желание чересчур наглым с моей стороны.
Он завел мотор автомобиля и поехал по указанному адресу, решив что успеет нанести визит мистеру Лучано, что был владельцем "Дикой Лошади" и позже - ему ведь не указали точно время этой встречи? Да и итальянец явно проигрывал по сранению с новой знакомой Данцигера, которой следовало уделить внимание в первую очередь. Припарковав свой эссекс, он охотно последовал за Пейтон в ее квартиру, где спустя несколько минут оказался на уютной и красивой кухне, дожидаясь пока хозяйка приготовит горячий кофе.
-Боюсь мой вопрос может показаться несколько двусмысленным.., -хитро улыбнулся Дитрих, усевшись за стол. -Но я не могу не спросить - вы живете одна?
Всей квартиры Данцигер еще не видел, но судя по обстановке в прихожей и кухне, деньги у молодой леди водились, так что само собой нарисовалось лишь два вывода - либо у нее богатое семейство, либо... состоятельный муж, либо поклонник? По правде говоря, убедится в верности своей последней версии немцу почему-то совершенно не хотелось...

+1

5

У незнакомца, что спас сумочку Тони из лап убегающего уже вора, был весьма приятный голос, с едва ощутимой хрипотцой, а его акцент придавал особенности голову, что наполнил пространство новенького автомобиля, как только джентльмен решил ответить своей должнице. И надо сказать, этот голос очень был к лицу светлокожего мужчины в дорогом костюме, что выглядывал из-под не менее дорогого пальто. Что же, Пейтон прекрасно осознавала, что любое благое дело требует возврата долга, тем более в городе ветров, где буква закона считалась лишь новой парой перчаток, менявшейся каждым новым мэром города, а также городской администрацией, что была коррумпирована до самих кончиков своих ушей еще с конца прошлого века. Тогда, каждый мэр боролся с законностью игровых домов и борделей, прежде чем новый мэр по имени Картер Харрисон. Тот, говорят, принял меры по возмещению поддержавшим его патриотам средств, затраченных на помощь в сражении. И пусть заведения с не самой лучшей репутацией продолжали существовать, особенно нелегально с тех пор, как власти начали браться за наведения порядка в таких городах, как Чикаго, клуб «Дикая Лошадь» продолжал цвести и пахнуть, будто его и не касалась буква закона. Все дело было в связях владельца заведения, который находил возможные пути для обеспечения своего заведения не только клиентурой, но и постоянной прибылью. Всему этому можно было легко догадаться, ведь Лучано не стеснял себя в тратах и не единожды говорил о большой прибили, благодаря выступлениям ее и других девочек, на которых приходили посмотреть далеко не бедные клиенты, любившие также потратить свои деньжата под хорошую компанию. В этом же клубе вертелось не так уж и мало молодых людей, в частности мужчин, что явно уступали в галантности незнакомцу, которого встретила Тони нынче совершенно случайно.
Она рассмеялась, обнажив ряд ровных белоснежных зубов, обрамленных красной рамкой губной помады поверх ее полных губ, давая понять тем самым, что оценила шутку мужчины. Да, он действительно был прав и не ошибся – комплименты ей часто и богато сыпал Чарли, не говоря уже о других ее знакомых.
- В любом случае, вы поступили благородно – подали мне руку и спасли мою сумочку. А ведь даже на это пойдет далеко не каждый мужчина в Чикаго, как бы не было жаль это признавать, - едва заметно вздернула плечами под тяжелой шубкой, что соскользнула с одного плеча, позволив тем самым мужчине лицезреть тонкое атласное платье под красным мехом ее шубки. – Но, одним приключением больше, одним приключением меньше? В любом случае, я вас не боюсь, – добавила она, не прекращая беззаботно улыбаться, флиртуя с мужчиной, что был, по всей видимости, уже очарован ней. Еще бы! Ведь не каждый раз можно увидеть на улице такую редкостную красотку, умевшую не только красиво вилять бедрами, подмигивать своими глазками и улыбаться так, чтобы все только и смотрели на нее.
- Давайте возьмем путь на Юг Коттедж-Гров Авеню, - предложила Тони лукаво. – А там я покажу вам дом, где живу, - добавила она спустя мгновение, прежде чем мужчина не поинтересовался ее именем. И тут, танцовщица решилась на нечто такое, чего не делала уже давненько: - Меня зовут Пейтон, - миленько она ответила, вспомнив, как ей советовали придумать сценическое имя, чтобы создать большую таинственность образу или якобы воплотить свою мечту – стать кем-то новым. Например, в клубе, где работала Тони выступала одна девушка из Джерси, со сценическим именем Клео, хотя настоящим ее именем было – Мэри. А ведь, правда, Мэри – это так убого, по-крестьянски и скучно! Однако женщине сейчас почему-то захотелось быть именно собой, то милой девушкой, которой была, казалось, совсем еще недавно. - А вас, как зовут? Должна же я знать, как могу обращаться к своему спасителю, - произнесла она тихо, пока еще мужчина не торопился заводить мотор и мчаться к дому, чтобы избавиться от ее компании.
Дитрих… В Чикаго весьма разношерстное население, однако загадка мужчины крылась именно в его имени – он был немцем, явно прибывшим на одном из кораблей со Старого Света в надежде обнаружить лучшую жизнь. И, судя по его костюму и новенькой блестящей машине, он точно ухватил свою птицу счастья за хвост?
- Я рада с вами познакомиться, Дитрих, - произнесла женщина, смакуя имя своего нового знакомого. – И думаю, вы покажетесь ничуть не наглым, если примете мое приглашение – я, может быть, варю не самый лучший в городе кофе, но знаю пару секретов в его приготовлении, - не нужно даже думать, откуда знала эти самые секреты Тони. Но, секрет на то и секрет, чтобы женщина могла при их помощи интриговать мужчину, чтобы привлекать каждый раз его внимание и не терять своей власти над ним. Ведь, как бы там ни было, а сильный пол всегда обладал весьма явной слабостью к слабому…
Что же, до несколько этажного дома, где Пейтон вместе с еще одной девочкой из клуба снимала достаточно приличные апартаменты, Дитрих добрался достаточно быстро, легко маневрируя улицами города. Обычно Тони ходила пешком или водитель из клуба развозил ее и других девочек после окончания рабочего дня, что было уже поздней ночью – это позволяло им с Хоуп хранить хоть какую-то надежду на то, что никто не привяжется к ним по пути домой, мало ведь всякого сброда шастает по улицам. Хотя, по правде говоря, многие соседи считали двух соседом дамами явно далекими от приличий, заметив, как поздно те возвращаются домой, поэтому никто из добропорядочных соседок не общался с ними, как и не хотел соблюсти рамки приличий приветствуя их днем. К счастью, но нынче никто не повстречался Пейтон, когда она вместе со своим благородным рыцарем поднялась лестницей на третий этаж дома. Перво-наперво женщина избавилась от своей модной шубки, что легко соскользнула с ее плеч, и была поймана ее проворными ручками, после чего отправлена на небольшой диван в прихожей. Пока мужчине оставалось лишь наблюдать за тем, как плавно двигалась Тони и, по правде говоря, женщина сама того еще не понимая, начала заигрывать с ним, дразня брошенными будто бы случайно взглядами из-под приспущенных ресниц, пока она избавлялась от обуви и перчаток, что были чуть выше локтя.
- Эту квартиру мы снимаем с моей подругой, - произнесла женщина несколько убавив звука своего голоса. – Я полагаю, что она еще спит, поэтому лучше не слишком шуметь, - пожала плечами она, правда, на этот раз это движение плеч оказалось более грациозным и заметным, чем предыдущее в машине.
Тем временем, пока мужчина расположился на одном из удобных стульев, женщина принялась за готовку кофе, о котором они договаривались еще в автомобиле немца.
- Вы любите обычный черный кофе или со сливками? С сахаром или без? – поинтересовалась женщина, стоя у плиты и помешивая кофе, пока оно варилось в турке. Лишь на несколько минут она оставила кофе, чтобы отвлечься и достать из верхней полки шкафа припрятанное печенье и конфеты. И так уж получилось, что платье задралось чуть выше колен, демонстрируя мужскому взгляду ровную линию узора, что поднималась от самых ступней и скрывалась уже под юбкой женщины.

+1

6

Наблюдать за Пейтон было самым настоящим удовольствием, которого Данцигер давно уже не мог себе позволить в силу своей "профессиональной" деятельности. Для любой женщины стать подругой гангстера означает не только получить временные материальные блага, но и возможность в любой момент подставится под удар. Данцигер всегда старался быть благоразумным... однако сейчас все его привычное благоразумие сейчас отчаянно забуксовало - тому виной были озорные и лукавые взгляды хозяйки дома и ее особенная походка, заставившая бы и покойника подскочить, чего уж говорить о ее госте? Это была захватывающая и весьма интересная игра, в которой Дитрих был готов принять правила, установленные его новой знакомой.
В конце-концов, а почему бы и нет?
Конечно же, его не мог не порадовать тот факт, что Пейтон не упомянула о каком-либо мужчине, в отсутствие которого и привела своего неожиданного спасителя к себе в квартиру. Отметив это про себя, Данцигер улыбнулся, прежде чем ответить на вопрос новой знакомой.
-Я буду просто черный кофе, без сливок и сахара.., -начал было немец, но осекся, когда ему совершенно неожиданно открылся весьма соблазнительный вид. Как истинный джентльмен он не мог не помочь даме дотянутся до верхней полки и так получилось, что он и Пейтон взялись за коробочку с печеньем одновременно... -Простите... я просто хотел помочь достать...
Ну а далее... поставив коробку на стол, Дитрих не удержался от соблазна прикоснутся ладонью к щеке Пейтон, подумав о том, каким же счастливцем может называться мужчина обладающий такой женщиной. Он ожидал того что она вежливо попросит его убрать руку, но этого не произошло - темнокожая красотка сделала шаг вперед, оказавшись еще более опасно близко, чем за минуту до этого. Приобняв ее за талию и притянув еще ближе к себе, Данцигер скользнул ладонью по шее Пейтон убирая в сторону волны мягких шелковистых кудряшек и затем наклонился ближе к ее лицу, чтобы коснутся желанных ярко-алых губ своими. Его опять же, не оттолкнули, так что один жаркий поцелуй стал началом второго, затем третьего... а потом тонкие пальчики женщины легко расправились с аккуратным английским узлом галстука немца, пока он целовал прелестную шейку своей соблазнительницы.
-Я уже говорил что ты самая красивая женщина на свете и не поленюсь сейчас это повторить, -тихо шепнул в губы Пейтон Дитрих, когда ее платье мягко опустилось на пол следом за его пиджаком. -И я не хочу останавливаться...
После очередного жадного поцелуя, женщина потянула своего гостя следом за собой, в уютно и красиво обставленную спальню, где можно было без помех насладится друг другом. И Данцигер постарался растянуть их обоюдное удовольствие, устроившись рядом с Пейтон на постели, прежде чем получил свой желанный приз...
-Идея похитить тебя была самой умной, из тех что когда-либо приходили в мою голову, -он улыбнулся целуя теперь уже свою желанную красотку после бурного финала, не торопясь отстранятся от нее. -Правда разговора у нас так и не вышло, да и про кофе мы с тобой забыли? Но это было чудесно... и я жалею что сейчас у меня не так много времени, чтобы побыть с тобой подольше.
По правде говоря, Дитриху очень хотелось в данный момент времени послать к чертям и Чарли Лучано и его "Лошадку" и все остальное, пусть даже это было чревато опасными последствиями. Однако... пока оставшиеся в живых люди Морана и Доэрти у Капоне на крючке, он не мог себе позволить выкинуть финт в таком духе, прекрасно зная что от его успешной работы на Лучано зависят в какой-то мере и их жизни. Все это было верно, но все же Данцигер не смог отказать себе в удовольствии провести рядом с Пейтон еще хотя бы полчаса...
-Мы уже успели близко познакомится, -хитро улыбнулся Данцигер, обняв свою пассию. -Но я все равно хочу чтобы ты рассказала мне о себе - все что угодно. Мне чертовски не хочется уходить от тебя, милая... и я надеюсь, что мы еще увидимся? Я очень хотел бы все повторить.

+1

7

Обычно коробочку со сладостями принято прятать от детей, как от главных потребителей сладкого и далеко не всегда полезного продукта, что так хорошо подходит к чаю или кофе, в случае если нагрянули в дом гости. Так делала всегда мать Пейтон, а ей обычно было от кого прятать вкусности, что не оставили бы ни единого кусочка от сладкого печенья или конфеты, хранившегося от их голодных ртов. И пусть в доме, который женщина снимала со своей подругой, не было детей, леди определенно принесли что-то свое из домов, которые покинули, при этом каждая женщина принесла что-нибудь свое. Вот, Пейтон ставила печенье и конфеты в коробочку на самой верхней полке, куда было так трудно добраться, даже при ее не маленьком росте. Правда, опыт все же показал, что такое препятствие ничего не стоит, если уж очень сильно захочется полакомиться чем-то вкусным, но далеко не полезным для фигуры. Ну, а Тонина подруга решила, что часов не будет на кухне, так что леди сейчас даже не могла предположить, который час на носу и сколько времени у нее было в запасе, прежде чем ей придется возвращаться к работе и идти в клуб, где перво-наперво предстояло провести репетицию.
Но, от всех внезапно нахлынувших размышлению женщину отвлекла рука Дитриха, которой он ухватился за коробочку с печеньем вместе с ней. Еще бы, ведь немец был мужчиной статным, высоким и без труда смог сделать то, к чему Тони предстояло еще так много усилий приложить. Тут же в голове пронеслась мысль о том, что ей следовало сразу попросить Дитриха об одолжении достать коробочку из верхней полки, однако… теперь он оказался слишком близко, так что она могла без труда рассмотреть цвет его глаз, что так внимательно изучали лицо, прежде чем он едва слышно не поставил на столешницу ту самую причину, по которой он оказался возле нее.
- И вы еще хотите сказать, что лишены благородства? – ляпнула Тони, едва скривив губки в хитрой улыбке. Сейчас, возможно, было не самой удачной продолжать флирт, однако азарт захватил танцовщицу из клуба. И на этот раз ей хотелось узнать, насколько далеко способен зайти незнакомец, не говоря уже о том, как хотелось ей узнать, каковы на вкус его губы или может ли он сделать ее хоть чуточку счастливее. Хотя бы здесь и сейчас. Хотя бы сегодня и без каких-то обещаний на завтра, без дорогих подарков и не нужных признаний, что на самом деле не стоят ни единого цента.
Уже вскоре мужчина коснулся своей ладонью ее щеки, тогда как Пейтон замерла. Она не хотела спугнуть своего незнакомца, что так легко попался в ее неосторожно расставленные сети. Ведь она еще совсем недавно была так беззаботна рядом с ним, и не намеревалась воплощать в реальность хотя бы одну из своих смелых идей, мелькавших на периферии ее сознания, когда она флиртовала или улыбалась ему, строя глазки. Или думала? Теперь, в принципе, это было не важно. Вместо того, чтобы отстраниться или сделать мужчине вежливо-тактичное замечание, дабы он убрал свою руку и был любезен либо пить свой кофе, либо проваливать, шагнула ему навстречу, оказавшись совсем близко. Так, что она могла ощущать его теплое дыхание на своей щеке, когда рука немца скользнула вниз по шее, откидывая в сторону кудрявые локоны, тем самым освобождая себе путь к ее лицу и губам.
Убегать от поцелуя? Нет, она даже не думала и откровенно шла на встречу едва знакомому мужчине, когда он целовал ее. Но, чтобы он даже и не думал ускользать, Тони непрерывно наступала, даруя Дитриху новую причину для поцелуев и объятий, прежде чем ее ладони не скользнули вверх по крепкой мужской груди, чтобы ловко и без лишних преград освободить мужчину от галстука, что был сейчас совершенно лишним. Он ведь наверняка мешал не только ей, когда она его развязывала и стягивала с шеи своего спасителя? Совсем скоро губы Дитриха обожгли ее шею, тогда как она начала ему определенно намекать о том, что градус вокруг повышается. Так что, прежде чем она ощутила, как тонкая змейка вдоль спины была расстегнута, мужчина сбросил с себя свой без малейшего преувеличения пиджак. После этого немцу оставалось только стянуть лямки платья, чтобы оно плавно опустилось на пол…
- Не останавливайся, - только и прошептала она в ответ мужчине, нисколько не сомневаясь в искренности его слов, ведь мужчина определенно хотел того же, что и хотела она. Теперь ей же оставалось увести своего кавалера к себе в спальню, поблагодарив про себя небеса, что те изволили ее догадаться выключить комфорту под туркой с приготовленным кофе.
- Если хочешь, я разогрею кофе еще, правда, оно будет не таким вкусным,- тихо промурлыкала Тони, щурясь от приятной волны ощущений, которой их только что накрыло. Она, конечно, не собиралась бежать именно сейчас за кофе, чтобы угодить своему внезапному любовнику, ведь … кто знает, может они соберутся на еще один столь приятный раунд?
- Тебе нужно уже сейчас идти? – как-то даже разочаровано слегка прозвучал вопрос, который Пейтон задала мужчине, приподнявшись на локте так, чтобы увидеть его довольное лицо. К счастью, он хотя бы не спешил немедленно покинуть ее объятия, торопясь раскаяться перед женой или подругой. – Мне тоже нужно будет скоро уходить, но пока … побудь еще со мной немного? Если тебе будет по дороге, даже сможешь мне оказать еще одну услугу, - добавила она, прежде чем потянулась к губам немца, чтобы подарить ему нежный поцелуй. Тут же мужчина и дал понять, что его интересует она сама, с ее историей и даже дальнейшие встречи. Тони смело предположила, что того определенно устраивает возможность свидания на дому, но ничуть не обиделась – все-таки Дитрих ей понравился. К тому же, он не делал ничего такого, чего бы ей не хотелось. И по всей видимости, он не только был свободен от отношений, но и был вполне себе обеспечен, раз носил столь красивые и сшитые по фигуре костюмы.
- Значит, ты не торопишься уходить немедленно? – как-то хитро добавила Тони, прежде чем аккуратно устроится сверху. – Дайка мне подумать… что я могу такого особенного рассказать о себе, чтобы ты не сбежал немедленно? – да, она снова флиртовала, при этом нисколько не стеснялась того, что была абсолютно не одета. Тем не менее, она лишь на короткий миг задумалась о том, может ли она рассказать немцу правду о том, какой занятостью зарабатывает себе на хлеб. ДА, в какую-то минуту она была готова солгать, но … решила, что оно того не стоит. Как-никак, а рано или поздно мужчина узнает правду и будет того куда большее, чем сейчас упускать хорошего кавалера буквально из собственных рук.
- Я всегда хотела заниматься танцами и пением, но моя мама говорила, чтобы я не парила мозг чепухой, а нашла себе парня работягу и вышла замуж, - начала свою небольшую историю Пейтон, так и сидя сверху ну мужчине. – Но, такая жизнь мне показалась слишком скучной и в один прекрасный момент я сбежала. Можно сказать, что почти из-под венца – мне сделали предложение, но я на него так и не ответила ни согласием, ни отказом. Просто убежала и уже на следующий день искала работу в Чикаго. Ну, а потом я устроилась в клуб, где сейчас работаю. Тебе непременно нужно как-нибудь прийти и посмотреть шоу, - добавила она так просто и легко, что оставалось даже удивляться тому, что она это все вот так запросто взяла и рассказала. – Но я тоже хочу услышать историю о тебе, а то будет не честно, Дит.

+1

8

-Я не собирался от тебя сбегать, -улыбнулся Дитрих, обняв теперь уже свою пассию - ведь она кажется была совсем не против продолжения "банкета"? -Мне очень хочется остаться с тобой, но придется поехать показаться на работе - однако, это не значит что мы не сможем увидеться сегодня же...
Слушая рассказ Пейтон о себе, немец не отказал себе в удовольствии игриво провести ладонью по ее обнаженной спине и откинув одеяло в сторонку. Его женщина была прекрасна и он любовался ею в этот момент, не желая выпускать из своих объятий. Быть может, кто-то скажет что начинать случайное знакомство сразу же со столь близкого контакта неразумно и глупо... но похоже что двое внезапных любовников нисколько не пожалели о том, что отдались порыву страсти?
Итак, как оказалось, Пейтон работала в одном из тех клубов, что еще оставались на плаву после начавшегося экномического кризиса. Почему-то Данцигер был уверен, что матушка его пассии не одобрила ее намерений поискать более интересную жизнь, нежели замужество с работягой-парнем и все вытекающие отсюда последствия. По сути, послушайся она своей матери, что было бы теперь? Тони грозило бы стать одной из множества женщин, что были в полном отчаянии, не представляя как прокормить свою семью - такой как бедняжка Салли, которая к тому же осталась без мужа, решившего сделать ноги от всех проблем.
-Знаешь, радость моя... а я ведь тоже с сегодняшнего дня должен начать работать в клубе, -улыбнулся Дитрих, усевшись на постели и притянув ближе свою женщину. -Меня назначили управляющим... вот правда не знаю, надолго ли?
Он сделал небольшую паузу, коснувшись губами груди своей пассии - стоило ли говорить ей сейчас правду о своей, так называемой, работе? По сути дела, Пейтон должна была знать о том, кто в действительности правит Чикаго последние годы, ведь весь развлекательный бизнес давным-давно был под колпаком у итальянской мафии. Ирландцы промышляли бутлегерством, а так же откровенным беспределом до того момента пока Торрио и Капоне не решили пустить их в расход. И начиная работать на одного из людей Альфонсо, Дитриху придется быть хитрее и умнее тех своих старых друзей кому не повезло остаться в живых.
Но стоило ли сейчас грузить всем этим прелестную женщину, что была в объятиях у немца и была явно не прочь повторить их совместное любовное безумие?
-К черту все, милая.., -он улыбнулся после очередного жаркого поцелуя. -Давай еще побудем вдвоем? Расскажу тебе о своей новой работе, когда повезу тебя в твой клуб... а сейчас, иди ко мне?
Второй раунд их близости был не менее приятным и запоминающимся чем первый - и они настолько забылись, обнимая друг друга, что удивились когда с кухни донесся громкий звук - словно что-то разбилось. Дитрих рассмеялся, вспомнив о подруге Пейтон, что спала в соседней комнате и которую они явно разбудили, когда вновь отдались страсти? Увы, но кроме подруги Тони пришлось вспомнить еще и о времени, которое промчалось как единый прекрасный миг, отмерямое лишь нежными объятиями и прикосновениями. Данцигер привел себя в порядок, вспомнив что галстук и пиджак остались где-то на кухне, где и началось их с Пейтон любовное приключение - и направившись туда, поздоровался с Хоуп, что проспала все на свете и умудрилась разбить чашку, когда собиралась приготовить себе кофейку.
-Простите, мисс, но это мое, -Дитрих аккуратно забрал из рук девушки свой пиджак - она явно только что подняла его с пола. Далее, прихватив свой галстук, мужчина направился к выходу чтобы не смущать бедняжку, по пути обняв Тони и поцеловав ее в очередной раз. -Я подожду тебя в машине.
После того как Пейтон закрыла за своим ухажером дверь, Хоуп встретила ее на кухне, недовольно нахмурившись. Похоже что лучшая подруга не понимала что играет с огнем?!
-Тони, что ты творишь?? Если Чарли узнает что у тебя есть приятель, ему и тебе конец! -не сдержалась девушка. -Ты знаешь насколько он опасен... и где ты умудрилась подцепить этого мужика?

+1

9

Определенно стоящим известием для женщины было заявление ее любовника о том, что тот и не думал сбегать – эти его слова, пожалуй, были прекрасным дополнением ко всем тем комплиментам, что их он успел выдать в ее адрес, тогда как женщина предпочитала верить действиям, а не обещаниям и словам, что так легко дрожат в воздухе, не оставляя в результате по себе ничего. На слова был щедр, как и на подарки Чарли, однако он совершенно не вызывал тех чувств и эмоций, которые смог без труда побудить в темнокожей красавице немец, что так страстно обнимал ее, не забывая дразнить ее вызывающим взглядом, которым он смотрел на нее, пока она вкратце описывала свою жизнь.
- Если ты заглянешь в клуб, чтобы посмотреть на меня – точно увидимся сегодня, - тихо прошептала женщина, слегка прикрыв глаза, пока ладонь Дитриха скользнула вниз по ее спине, остановившись на бедре. – Сегодня я поздно заканчиваю, но после была бы рада, если бы ты увез куда-нибудь, … до рассвета, - добавила она, давая мужчине понять не только о своих планах на вечер, но и о намерениях, которые, по всей видимости, совпадали с желаниями мужчины. Главное было только то, чтобы никто не вмешался и не помешал этим самым намерениям. В прочем, при определенной осторожности и аккуратности Тони была уверена, что сможет выкрутиться.
Правда, кажется, тут есть еще один сотрудник клуба?
Пейтон рассмеялась, не веря собственным ушам. Неужели немец работает всего лишь управляющим?! А с виду ведь не скажешь.
- Признаюсь честно, не вижу тебя в роли управляющего, - ухмыльнулась женщина. – Тебе бы пошла роль, мм… - она задумалась на какое-то мгновение, прежде чем откинулась слегка назад, пока немец коснулся губами ее груди. Вместо того, чтобы продолжить темнокожая танцовщица лишь шумно выдохнула, прикрыв глаза, ощущая, как новая волна желания подступает к ней. Сотрясать разговорами в такой ситуации было просто непозволительно, глупо, очень глупо... Так что, вместо каких-либо других поступков, Тони вновь подарила мужчине жаркий поцелуй, прежде чем Дитрих мягко уложил ее на подушки, устроившись сверху, чтобы дать начало очередному любовному безумию возможность случиться.
Она тяжко дышала, когда совсем неподалеку услышала шум. И поскольку никаких домашних питомцев у двух подруг не наблюдалось, Тони сделала единственно верный вывод – Хоуп проснулась и начала хозяйничать на кухне. А ведь вопреки своему бесспорному таланту к танцам, подруга Пейтон была совершенной неумехой относительно кухни и домашних дел. Именно поэтому в ее комнате всегда творилось черти что, а на кухне часто разбивались чашки, когда та пыталась привести что-нибудь к порядку. Молодой женщине, естественно, не хотелось сейчас подниматься из постели, где ей только что было настолько хорошо, насколько уже давно не было, однако время шло и, оглянувшись на часы, стоявшие на прикроватной тумбочке, Тони ужаснулась – у нее оставалось не так уж и много времени, чтобы явиться в Дикую Лошадь. К тому же, надо было придумать себе достойное оправдание за побег из автосалона Чарли. И хотелось ведь Пейтон, чтобы итальянец позабыл о своих намерениях, хоть и знала – тот не отпустит ее, не получив желаемого, что было весьма прискорбно, учитывая тот факт, что Тони не собиралась идти ему на уступки.
Вздохнув, женщина села в постели, прежде чем заставила себя выбраться из постели, чтобы набросить хоть какую-нибудь одежду, поскольку платье осталось на кухне, где господствовала Хоуп. Первой попавшейся под руку вещью оказался самый обычный халат, в котором Пейтон присела напротив своего аккуратного туалетного столика, чтобы расчесать порядочно растрепавшиеся волосы и поправить макияж. Благо туш не потекла, тогда как от красной губной помады практически и не осталось следа – зато ее следы виднелись на уголках губ и даже подбородке страстного любовника, к которому женщина и подошла, чтобы аккуратно вытереть следы после их безумной страсти, прежде чем выйти из комнаты на кухню.
Пейтон определенно заметила замешательство и удивление, застывшее на бледном личике еще сонной Хоуп, когда та увидела рядом со своей подругой незнакомого мужчину. За это Тони наградила подругу строгим взглядом, что грозил перейти даже в сердитый, если бы только девушка решилась заговорить о том, как удивлена видеть рядом с Пейтон незнакомца, а не одного слишком щедрого итальянца. Уж о тех заходах, которые делал по отношению к Тони Чарли Лучано, темнокожая танцовщица точно не была намерена говорить. Она скорее это желала сохранить при себе, как проблему, с которой как-нибудь разберется. Не сейчас, так потом.
- Хорошо, Дит… - только и успела произнести Пейтон, прежде чем немец ускользнул через дверь. Но, ладно бы еще ушел, так на нее тут сразу же набросилась Хоуп с предупреждениями! – Чарли пусть заботит его жена и маленькие дети, я ему ничего не обещала, - выдала подруге женщина, прежде чем подняла свое платье с пола и направилась в свою комнату, где и провела максимально быстрые сборы, что заняли примерно полчаса. И это, нужно сказать, весьма дивный рекорд, поскольку в основном женщина проводила у зеркала не меньше часа – красота требует ведь жертв! И время именно та жертва, которую нужно давать за нее, пока не поздно.
- Дитрих меня подвезет, Хоуп, - произнесла уже практически на выходе Тони, застегивая свою модную шубку. – Увидимся уже в клубе, - добавила она, прежде чем вышла из квартиры, застыв на какое-то мгновение у двери в общем коридоре. Ту игру, в которую она попала по чистой случайности она не планировала, но … как же было чертовски приятно осознать, что там внизу есть мужчина, с которым ей хорошо, который защитит ее и … будет рядом? Отвлекла внимание танцовщицы лишь парочка пожилых соседей, что поднималась по лестнице на этот этаж. Миссис Харви быстро сменилась в лице, стоило ей только заметить молоденькую милочку в шубке, о которой многие могли только мечтать, и даже пренебрежительно фыркнув, сделав вид, будто не заметила ее. Но к подобному Тони давно уже привыкла, так что не стала обращать своего внимания на пожилую леди и поприветствовала парочку, решив преподать им урок доброго тона, поприветствовав чету желая им доброго дня.
Как Дитрих и обещал, он ждал на нее в машине, куда Пейтон и запорхнула, подобно легкому мотыльку. В автомобиле было тепло, несмотря на то, что машина должно быть долго простояла в ожидании.
- Итак, тебе нужно отвезти меня в клуб Дикая Лошадь, - начала было женщина, заключив в объятия своего любовника, не побоявшись быть отвергнутой или замеченной кем-то из соседей. - Он тут неподалеку находится совсем, пару кварталов всего. Так что, за это время, что мы едем туда у тебя есть шанс рассказать мне о себе что-то интересное. Там о женах, детях и любовницах тоже можно упомянуть, - хохотнула беззаботно Тони, прежде чем заметила удивление на лице мужчины. – Что-то не так? – нахмурилась она мгновенно, распустив объятия и серьезно посмотрев на немца.

+1

10

Ждать свою пассию Дитриху пришлось недолго, так что вскоре она вновь оказалась рядом, подарив ему очередной поцелуй... а затем сообщила что ее нужно отвезти в "Дикую Лошадь". Пожалуй после такого пора уже было начинать верить в судьбу? Уж слишком много было любопытных совпадений для одного-единственного дня.
-Я тебе не успел сказать, что буду работать управляющим именно в "Дикой Лошади", -сообщил своей женщине немец после того как она поинтересовалась чему именно он удивился в ее словах. -Что же до остального - детей и любовниц у меня нет... к тому же теперь мне хочется продолжить наше небольшое совместное приключение. Ты кажется не была против подобного поворота событий?
Договорив, Данцигер вновь коснулся губ Тони своими, прежде чем завести мотор и ехать в клуб. Сегодняшний день стал по-настоящему особенным для них двоих... и Дитрих даже и предположить не мог какая ложка дегтя ожидает его в Лошадке. Едва он и Пейтон пошли в клуб, как сразу же столкнулись с хозяином, распекавшим своих подчиненных на все корки - как понял немец из всего услышанного, клубный стафф не успел все подготовить для новой репетиции. Наконец Лучано отвлекся от ругани и едва только заметив Тони, тут же подошел к ней и приобняв за талию, поцеловал притянув к себе. Это был весьма интересный поворот для Дитриха, еще не осознавшего сполна в какой ему придется попасть "капкан".
Так значит Пейтон... подружка Чезаре Лучано??
-Детка, где тебя носило весь день? Я обернулся, но тебя уже не было... если тебе хотелось уйти из салона, надо было сказать мне, а не сбегать вот так.., -итальянец явно не собирался обращать внимание на Данцигера, пока кто-то из помощников не напомнил ему о новом управляющем. Усмехнувшись, он отпустил Тони, напоследок игриво шлепнув ее пониже спины. -Иди работай, дорогая - мы с тобой позже поговорим, без лишних свидетелей.
Далее последовал пригласительный жест, так что Дитрих направился следом за хозяином клуба в его кабинет, заставив себя на время забыть о приятно проведенном времени наедине с Тони. Сейчас перед ним сидел человек, которого Капоне называл одним из своих друзей... и следовательно надо было взвешивать каждое свое слово, чтобы не попасть впросак.
-Я знаю что вам с Келли очень хорошо удалось наладить дело, - без лишних предисловий начал Лучано. -Поэтому я не буду долго рассказывать о том что необходимо сделать в моем клубе. Сюда ходят серьезные люди, так что нужны постоянные поставки спиртного и двойная бухгалтерия на случай визита федералов. Если справишься, то не останешься в накладе - и я говорю не только о деньгах. Красивые девочки и развлечения так же будут входить в твой прейскурант.
-Я вас понял, мистер Лучано. Когда надо будет приступить? -поинтересовался Данцигер, решив сразу взять быка за рога. -Поставку могу организовать уже сегодня, проверка ваших бухгалтерских книг займет пару дней, но я ручаюсь что агенты из Министерства Финансов не найдут в них никаких огрехов.
-Мне нравится такой подход к делу, -кивнул итальянец. -Думаю мы сработаемся... и если все будет так как ты говоришь, то останешься работать на меня на постоянной основе. Идем, я распоряжусь передать тебе всю отчетность.
Получив все необходимые бумаги, Дитрих уселся в общем зале перед большой сценой на которой репетировали танцовщицы. Однако, вместо мыслей о работе ему думалось совершенно о другом... особенно когда он увидел как Лучано после исполнения очередного номера подозвал к себе Тони и вручил ей коробочку с каким-то явно дорогим подарком. Не хотелось думать даже, что она может быть любовницей этого человека, но похоже так оно и было?
-Это наш новый управляющий. Говорят он парень не промах, недаром же сумел остаться в живых год назад, -мельком сообщил Пейтон Лучано, обняв ее, - но поняв что ляпнул нечто неподобающее для нежных ушек красотки, протянул свой подарок. -Посмотри лучше что я тебе сегодня купил... мне показалось ты за что-то на меня обижена. Открывай скорее? Надеюсь что тебе понравится и ты позволишь увезти себя после сегодняшнего представления...

+1

11

Улыбка алых губ заметно померкла, стоило только Дитриху упомянуть название клуба, в котором он должен был начать работать и, что самое удивительное, в котором работала она. Казалось бы, такого не бывает? Лучше не придумать даже? Так-то оно так, да вот только были причины, по которым Пейтон предпочла оказаться в другом клубе и даже в другой должности, но только бы немец не мог увидеть того отношения, которого себе мог позволить Чарли, в частности будучи под градусом. А после того, что она выкинула сегодня, улизнув из автомобильного салона – сомневаться точно не стоило в подобном. Так уж получилось, что натуру своего вспыльчивого и до боли странного босса темнокожая танцовщица знала слишком хорошо. И ведь, кто бы предупредил хорошенькую новенькую до того, как она имела неосторожность связаться с Лучано? Пожалуй, теперь Тони оставалось только мириться и тихонько бегать от итальянца, ведь иного ей не оставалось. Сказать в открытую «нет» было также не разумно, ведь она могла быстренько лишиться всего. И тогда ей светила одна дорога – домой, в нищету и обыденность своих несбыточных надежд.
- Как удивительно, - наконец выдала женщина, попытавшись выдавить из себя беззаботную улыбку, хотя, знала сама, что получилось у нее это прискорбно. Но, к счастью, или нет, а внимание Дитриха в данный момент времени принадлежало дороге, которую оставалось преодолеть до клуба, что уже под своим покровом начал собирать своих сотрудников, начиная от танцовщиц и уборщиц, заканчивая вот… новеньким управляющим, с которым Тони имела необычайную возможность познакомиться весьма близко. Ближе и не придумаешь знакомства?
- Нет, я не была против и не буду, - слегка моргнув, на автомате скорее произнесла Тони, после чего шумно выдохнула. Сейчас она должна была придумать, как ей отвертеться от Чезаре и сохранить расположение более благородного в ее глазах мужчины, о котором она ведь даже не смела мечтать в своих самых откровенных мечтаниях, а потому мыслями она была уже в Лошадке. Увы, но весь мир для Пейтон вертелся возле музыки и танцев, что заведомо отбрасывало множество порядочных молодых людей от нее. Не говоря уже о том, что Тони определенно хотела себе не простого спутника по жизни или хотя бы ухажера и, вот, Дитрих был как раз-таки золотой серединой! Этаким спелым яблочком, о котором можно было не только мечтать, но и желать заполучить в свои сети. А ведь, сами подумайте только! Он и хорош собой, и одевается со вкусом, не говоря уже о манерах, которых точно была лишена добрая часть мужского населения Чикаго. К тому же, мужчина был весьма страстным любовником, от повторения любовного приключения с которым женщина точно не собиралась отказываться.
Тони надеялась, что у нее будет больше времени и простора для маневра, чем его выделила ей судьба. Но, едва только она успела перешагнуть порог клуба, поприветствовать девочек из труппы, как возле нее, будто бы вырос Чарли Лучано собственной персоной. И где, спрашивается, была его внимательность сегодня, когда длинноногая леди сбежала из-под самого его носа на своих новомодных сапожках? А ведь не просто сбежала, но и успела завести роман, что явно не входил в планы властного и любвеобильного мужчины. Увы, но уйти от Чарли не удалось. К тому же выпившим тот не казался. Итальянец ловко привлек к себе Пейтон, прежде чем она сообразила, как избежать не желательного контакта, при этом на глазах у того мужчины, с которым ей было хорошо… Поцелуй, лишенный какой-нибудь страсти, последовал незамедлительно, а следом за ним и закономерное прикосновение ладони итальянца к ее заднице. И этот жест пришелся слишком больно по гордости женщины, которой она, так или иначе не была лишена. Будто бы пощечина, а ведь еще вчера она так привычно относилась к подобному? Ухмылялась, прежде чем скрыться в гримерочной, где и пряталась от своего пламенного воздыхателя, с которым всего лишь пару раз целовалась. И ведь, если бы она знала о существовании детей в семье Лучано, не допустила бы этого, пусть как бы ей не нужна была забота и поддержки мужчины, желавшего бросить ей под ноги хоть малую часть мирка.
Она не оглянулась на Дитриха, прежде чем выпорхнула из объятий мужчины, которому было далеко до галантного и весьма обходительного немца. Тем более, ее уже ожидали на репетиции, во время которой труппа репетировала новый номер, премьера которого должна была состояться уже этой пятницы – уже два дня спустя. И ведь шло все слишком и слишком отвратительно?
- Что с тобой, Тони?! – рассержено поинтересовалась у темнокожей танцовщицы хореограф-постановщик. – Ты какая-то рассеянная и деревянная сегодня! Так не годится, если завтра это продолжится – поставлю на твое место Клео, - быстро добавил главный дирижёр клуба, прежде чем распустить все девочек.
Но, вновь скрыться у Пейтон снова не получилось. Лучано будто на зло решил подобраться к ней исподтишка, предоставив ей коробочку с подарком! Только вот, куда больше женщина взволновалась теми словами, которые ляпнул по собственной неосторожности Чарли и рассеяно посмотрела на немца, что старательно корпел над какими-то бумагами. «Неужели Дитрих такой же, как Чарли?!» - разочаровано вздохнула Тони.
- Извини, Чарли, но у меня сегодня совершенно нет настроения ни для подарков, ни вообще … - отмахнулась женщина от итальянца, прежде чем сумела-таки выбраться из нежеланных объятий. – Мне нужно готовиться к выступлению,- добавила она следом, не желая терять драгоценное время, после чего скрылась в своей гримерке. Благо, там она могла побыть хоть немного наедине со своими мыслями, ведь к началу шоу оставалось еще достаточно времени – час, или даже больше? В любом случае, этого времени было достаточно Тони для того, чтобы сменить модное платье на более короткий и откровенный наряд, в котором ей предстояло выступать. Ну, а дальше оставалось дело за малым – прическа и макияж. Но, вот именно за этим делом немец застал Пейтон в истинно женском пространстве, куда обычно никто не смел вторгаться.
Посмотрев на отражение Дитриха в зеркале, Тони растерялась почти, не зная, что желает от нее услышать мужчина. ДА и, что могла она ему сказать?
- Извини за то, что тебе пришлось увидеть сегодня, - тихо произнесла она, поймав в зеркале взгляд своего любовника. – Такое иногда тут происходит, и я вряд ли смогу с этим что-то сделать…

+1

12

Дитрих возился с финансовой отчетностью недолго - по счастью, она не была запущена как можно было предположить, так что он с легкостью сумеет выполнить поручение Лучано и доведет все до ума. Что же до поставки алкоголя, то достаточно сделать один звонок людям Келли и они все доставят, как говорится, без сучка и задоринки.
И тогда остается один вопрос. По идее, он не должен волновать Дитриха... ведь по сути дела Тони не была с ним в постоянных отношениях и ничего не обещала ему? За исключением разве что желания чтобы немец увез ее куда-нибудь до рассвета и не отпускал от себя... а он обрадовался этому как последний дурак, даже и не подумав, что хорошо проводит время с чужой женщиной.
Нет даже так - с женщиной человека, который легко может приказать от него избавится в любой момент. Старина Пол был совершенно прав и Дитриху досталась действительно дерьмовая работенка: все равно что кинуть мангуста в гнездо кишащее одними лишь ядовитыми кобрами и потом посмотреть сумеет ли его спасти хваленая прыть.
Подойдя к телефону в баре, Данцигер позвонил связному, попросив передать Келли заказ на поставку от босса Лошадки. Естественно это было сделано с использованием особого шифра, на случай если федералы успели поставить на линию прослушку - а такое вполне могло быть, пусть даже копы в ближайшем участке куплены Альфонсо. Время тем временем двигалось к вечеру и Лучано ушел из общего зала вместе с какими-то своими знакомыми - это была отличная возможность увидеть Пейтон и все выяснить, так что Дитрих не стал ее терять. Найти гримерку Тони не составило никакого труда и у немца было немного времени на разговор... так что после слов своей пассии он подошел ближе и взяв ее за руку, аккуратно притянул к себе.
-Я знаю, что не имею права выдавать тебе абсолютно никаких претензий.., -она вновь оказалась так близко, что наклони он голову пониже на какой-то жалкий сантиметр, то вполне мог коснутся желанных губ своими. -Просто мне казалось что ты не прочь продолжать то что мы сегодня начали... Скажи мне честно и прямо, Тони - ты с ним? Я не хотел бы тебе навязываться - но ты нравишься мне и я постоянно думаю о том, что у нас было сегодня...
Он не стал договаривать - знал что Пейтон прекрасно поймет его недосказанную мысль. Если она любовница Лучано, ему придется уйти в сторону, наплевав на собственные желания. Сейчас этот человек, что называется, "на коне", в фаворе у Капоне и значит более чем опасен для них обоих.
-Тони, через десять минут на сцену! -крикнул кто-то за дверью, для верности еще и стукнув по ней, а затем помчался дальше по коридору. Дитрих едва не вздрогнул от неожиданности, но так и не смог заставить себя выпустить свою женщину из объятий. После того что было, он знал что она будто создана для него... и такой близости что была с ней у него не будет никогда и ни с кем. Уступать Тони итальянцу не хотелось даже под страхом неминуемой смерти - и ведь Данцигеру уже приходилось обыгрывать костлявую, когда в прошлом году Аль начал бойню среди ирландцев?
-Прежде чем я уйду, скажи мне все как есть, -Дитрих осторожно взял в ладонь лицо Пейтон, заглянув в ее глаза. -Но я не могу не сказать тебе, что больше всего на свете хочу чтобы мы сегодня вечером уехали ко мне и провели вместе ночь... Скажи хоть что-нибудь, не молчи, прошу тебя?

+1

13

Стыд… Кажется, Пейтон и забыла, что это такое, ведь так легко переступила через остатки той милой девушки, которой она была до тех пор, пока город не испортил ее. Жестокий город, в котором лишь смелым улыбалась судьба и удача. Город, в котором женщине приходилось быть милой куколкой, коей ее хотели видеть мужчины, порой забывая о собственной гордости и стыдливости. Ведь уже неоднократно Чарли Лучано позволял себе делать то, что предстало нынче перед глазами новенького управляющего клуба, что имела явно хромающую репутацию. Тем не менее, по-настоящему стыдно молодой женщине стало именно сейчас и сегодня, когда мужчина, что сумел так понравиться Тони, увидел всю ее беспомощность и никчемность, от которой не было радости. А ведь … все, хуже всего было то, что Пейтон не могла уйти из клуба, высоко подняв голову, как и влепить пощечину, которую однажды холеному и опасному итальянцу отвесила его милая женушка, видимо, прознавшая о многогранной увлеченности своего благоверного мужа.
Да, в прочем, разве это было важно? В чужой монастырь Тони не лезла, ей бы со своим колом и двором разобраться. Увы, но выбраться из лап итальянца она тоже не могла – деньги, что появлялись достаточно быстро уходили, да и куда ей было бежать? Не обратно же к матери и голодным ртам было ей убегать, на которых пахать и пахать, все равно ничего не заработать!
Пейтон отвела взгляд в сторону, прежде чем мужчина взял ее нежно за руку, чтобы помочь ей подняться и мягко привлечь к себе. И ведь в таком положении танцовщице было не избежать встречи взглядов, что последовал мгновенно. Одно ведь было хорошо во всей этой ситуации – мужчина не изменил своего отношения к ней, посчитав ее слишком ветреной особой, или даже шлюхой, коих было легко найти в Лошадке. Те женщины сидели у бара и ловили своих клиентов, подседая к ним за столики где-то в перерыве между первым и третьим выступлением танцовщиц, коими славилась Дикая Лошадь больше всего. Возможно, этому могло было бы даже порадоваться и гордиться таким раскладом дел, однако мысли Тони были заняты совершенно другим. Темнокожая женщина пристально всматривалась в лицо немца, что было таким близким к ней, но и одновременно с тем далеко, что она не смела просто и незатейливо дотянуться к нему, что прикоснуться губами его скулы или даже губ, что так щедро осыпали ее тело приятными мгновениями ласк и поцелуев.
Кто-то из сотрудников клуба постучался, но не поспешил вторгаться в пространство, выделенное для любимицы босса, его персональной звезды, красоты и таланта которой он был верным поклонником. Не укрылось от карих глаз женщины и то, как отреагировал на этот стук Дитрих – казалось, мужчина вздрогнул, готовый отскочить и спрятаться, тогда как она притаилась и замерла. Привыкла уже к вулкану, что мог взорваться в любую минуту.
- Когда я говорила тебе, что хочу уехать с тобой куда-то до самого рассвета – я не врала тебе, Дит, - наконец-то решилась исполнить просьбу немца и произнести в ответ хоть что-нибудь, нарушить нападение собственного страха. – Я все еще хочу, чтобы ты также любил меня, как этим обедом и даже больше – не давал сомкнуть ночью глаз, пока не придет рассвет, однако … тут я ничего не поменяю. И ты это прекрасно знаешь – я могу слишком немного и должна расплачиваться за собственную глупость подобным отношением, - всегда главное начать, а слова быстро найдут путь наружу. В частности, когда сказать нужно так много.
– Я не в праве просить тебя, Дитрих о чем-либо, как и у тебя нет, как ты говоришь, претензий ко мне… Но, решай сам? Я готова рассказать тебе свою историю от самого начала и до сегодня, пока мы не встретились – а тогда ты сам решишь, нужна ли я тебе такая, - это было рисковое предприятие, однако скрывать что-то было также неразумно. В Дикой Лошади всегда может что-то вылезти внезапно из подачи даже собственных друзей. Да и продолжать вертеться только в той среде, где женщину окружали лишь одни дорогостоящие подарки, Тони явно надоело. – Мне надоело быть красивой куклой, Дит… Мне нужно хоть что-нибудь настоящее, - прошептала в такт своих слов женщина, прежде чем тихонько вздохнуть. - Можешь не отвечать сейчас, можешь подумать, сколько хочешь. Но, если ты захочешь услышать всю историю – ты знаешь, где я живу. Жди после шоу у моего дома, нас развозит водитель около часа или двух… - добавила она, прежде чем таки дотянулась до губ мужчины. – На удачу, - объяснила она, позволив себе хитро ухмыльнуться. - А теперь мне нужно закончить с макияжем – осталось каким-то жалких пять минут…

+1

14

Вернув Тони ее легкий поцелуй, Дитрих развернулся и ушел из гримерки, прекрасно понимая что может ее подставить перед Лучано своим присутствием. Он не думал осуждать свою пассию и в то же время понятия не имел как ему быть дальше... потому как чертовски не хотелось расставаться с Пейтон и в то же время трудно смирится что на нее мог "положить глаз" другой мужчина. Надо полагать, итальянец ходит за прелестной танцовщицей словно привязанный уже давно и так просто не отстанет?
Вздохнув, Данцигер вышел в общий зал, по пути столкнувшись с подругой Тони - той самой девушкой, которую днем встретил дома у своей пассии. Она посмотрела на него, одновременно удивившись и испугавшись, прежде чем пробежать мимо, буквально на ходу снимая теплое пальто. Ну а далее, немец обнадежил своего нового босса тем что в самом скором времени сумеет довести до ума всю финансовую отчетность его заведения, так что Лучано остался доволен. К тому же и партия спиртного прибыла вовремя, как раз за полчаса до того момента как появились первые посетители клуба.
После разговора с Чарли, Дитрих нашел себе неприметное местечко в общем зале, откуда наблюдал за Тони, позволив себе на какое-то время позабыть о грустных мыслях. Она была прекрасна на сцене и любуясь ею, немец мог думать лишь об их внезапной и страстной близости. И ведь она тоже ясно дала понять что желает продолжения их бурного романа, пусть даже они совершенно не знают еще друг друга?
Данцигер не стал дожидаться конца представления и уехал раньше, направившись по хорошо знакомому адресу, где и остановился напротив дома в котором жила Пейтон. Прошло наверное полчаса, пока не появилось авто из которого вышла Тони - по счастью Лучано после закрытия клуба должен был срочно уехать на деловую встречу, так что даже и не пытался в очередной раз пристать к ней. Увидев хорошо знакомый эссекс, женщина остановилась на тротуаре, подождав пока Дитрих подойдет к ней и затем взяла его за руку, прежде чем повести за собой. Он молчал пока за ними не захлопнулась дверь квартиры и лишь затем решительно притянул Тони ближе к себе и жадно поцеловал.
-Вот мой ответ... я смотрел сегодня как ты танцевала и не мог отвести от тебя глаз.., -шепнул Дитрих, позволив роскошной шубке Пейтон упасть на пол, следом за своим пальто. -Я хочу быть с тобой, плевать на все... но давай ты расскажешь мне все немного позже?
Он улыбнулся, когда Тони обняла его за шею и скинув свой пиджак, легко подхватил ее на руки и понес в спальню.
-Сначала я собираюсь не позволить тебе уснуть до самого утра... и безумно тебя хочу.
Хоуп, схлопотавшая выговор и предупреждение за опоздание, заявилась этим вечером позже своей подруги и уже в прихожей без труда догадалась, что Пейтон продолжает играть с огнем. Пиджак что валялся на ковре рядом с красной шубкой был уже хорошо знаком девушке - вздохнув она повесила обе вещи на вешалку и ушла в свою комнату. Впереди был один выходной день, после которого наступал уик-энд во время которого все девочки из клуба пахали как проклятые, потому как посетителей было больше обычного.
Ну а что же Дитрих и Тони?
Хлопок входной двери раздался в самый пикантный момент, когда немец помог своей женщине устроится сверху - это было так "вовремя" что не могло не вызвать смех у обоих. Дитрих притянул к себе Тони, нежно поцеловав и затем позволил ей держать тот ритм который ей больше нравился, не забывая поддразнивать ее нежными прикосновениями своих рук. И они позволили себе позабыть абсолютно обо всем, так что Данцигер рассмеялся, когда Пейтон устроилась рядом с ним и нежно обняла пока они отдыхали после первого приятного раунда.
-Кажется в этот раз мы чересчур шумели и наверняка не давали твоей подруге уснуть, -пояснил причину своего смеха мужчина, вернув Тони новый долгий поцелуй. -Теперь можешь рассказывать, милая... но думаю что скоро я захочу повторить.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-23 00:26:33)

+1

15

На устах темнокожей женщины не было даже намека на улыбку, когда она позволила Дитриху уйти. Глядя мужчине вслед, она понимала, что ввязалась в весьма опасную игру, что могла стоить ей … Да, чего может стоить ей любовное приключение с мужчиной, которого она совершенно не знает, когда она отвергает и уходит от ухаживаний преступника, покрываемого властями? То, что эта игра может аукнуться ей и немцу без труда знала даже Хоуп, о чем сказала своей подруге тут же. Именно эти слова Тони припомнила сейчас, усаживаясь вновь перед зеркалом, чтобы закончить макияж и повторно очертить яркой губной помадой свои полные губы, на которых все еще сохранялся вкус желанного мужчины.
На какое-то мгновение, ее рука задержалась возле губ, и Пейтон задумалась.
Говорят, тому, что не имеет ничего и терять нечего. И ведь, кажется, совсем недавно у женщины действительно не было ничего? Ни работы, о которой она с детства мечтала, ни модной одежды, ни жилья … ничего. В какой-то мере, она была обязана Чарли Лучано за его благосклонность к ней, ведь ей удалось попасть в его клуб, станцевав тот танец, который ему понравился. Именно Лучано платил ей зарплату, не забывая осыпать подарками, которые уже давно не радовали сердце женщины, которой не хотелось быть любовницей. Ей хотелось быть кем-то большим для мужчины, что будет ценить не только ее красоту, но и заботиться о ее мнении, о ее переживаниях и просто будет рядом. Так могла ли она надеяться получить хоть что-то подобное от Дитриха? Он был таинственен и явно мог осыпать свою женщину подарками – пусть сам он так еще и ничего не подарил Тони, в этом она не сомневалась. Однако почему-то именно ему захотела отдаться и теперь, глядя в свое отражение она не могла понять, почему. Почему она вообще хочет рисковать потерять все? Ведь дело было вовсе не в тесной интимной близости? Да, он сумел одним лишь поступком тогда на улице проложить путь к сердцу танцовщицы, что так жаждало любви…
Любовь? – ухмыльнулась Тони, не веря в то, что пришла к такому выводу. Любви она никогда ведь и не видела. Уж очень сомнительными были отношения родителей, прежде чем отец оставил их. Да и мать с ее временными кавалерами не добавляла уверенность в существовании подобного. Однако о любви поют так много песен, даже сама она не единожды со сцены воспевала любовь страстную и безрассудную. И ведь ее она жаждала испытать, если только благородный немец не окажется таким же подлецом, как многие другие, коих не мало ошивалось в Дикой Лошадке.
Хоуп вбежала в гримерку и отвлекла свою подругу от мыслей, что завладели ней, а потому поспешила привести себя в должный вид и помогла с макияжем опоздавшей подруге, которой и так уже влетело. Надо ли думать, что ей еще влетит в конце рабочего дня? Говорить о Дитрихе они оби не стали, решив оставить эту тему для того места, где никто не сможет стать даже случайным слушателем. Да и сама Тони не была уверенной в том, что мужчина решится поучаствовать в весьма рискованном предприятии – здесь же в Лошадке без труда можно было разыскать красавицу пассию, ведь все танцовщицы были весьма хороши собой. Но, по правде говоря, подобная возможность больно резанула по желаниям Тони, которой уже пора было показаться людям и потихоньку выходить на сцену.
Сцена… Сцена для темнокожей танцовщицы была настоящей отдушиной, ведь ступая на нее, она выходила к людям в образе совсем другого человека. Она тут не было той Пейтон, о которой даже и позабыла до сегодняшнего утра. Тут ее все знали, как Тони, знойной девушке со стройными ножками, которые двигаются в такт музыке, изображая удивительные вещи. Тут она могла забыть обо всем и именно так и поступила этим вечером, пусть ее взгляд упорно цеплялся за мужчину, наблюдавшего за сценой издали. Она и позабыла обо всем на свете, танцуя лишь для одного зрителя. Быть может потому овации оглушили ее, едва только музыка стихла? Что же, секрет успеха она до сих пор не бралась раскусить, ведь зрители так изменчивы, однако ничто сегодня не помешало быть лучшей. И было совершенно не важно, что Чарли оставил ей целую охапку красных роз в гримерке, с пылким признанием и извинениями за скорый отъезд. Что же, задерживаться более в клубе женщина была не намерена, потому быстро покинула клуб и без труда узнала автомобиль немца у своего дома.
Ей пришлось не долго ждать, прежде чем Дитрих вышел к ней. Ответив нерешительной улыбкой ему, она не торопилась рассыпаться в совершенно не нужных словах, ведь он совсем недавно ушел без единственного слова. Но и без лишних слов он нашел ее губы своими, как только они оказались в пределах квартиры, что дарила хоть мнимое ощущение безопасности, не дав сомневаться в том, что эту ночь они проведут вместе. Ее руки плавно избавились от своей красной шубки, после чего занялась помощью мужчине, руки которого все крепче прижимали ее к себе, не желая отпускать.
- Я расскажу тебе все, когда только захочешь,- тихо прошептала она практически в губы мужчине, тем более он легко подхватил ее на руки и без труда разыскал ее спальню, в которой они познакомились весьма близко этим днем. Они не позаботились об оставленной у двери одежде, как и о свете, справляясь со всеми преградами в виде остатка оной. Пейтон не стеснялась собственных эмоций, которые вполне вероятно могли стеснить вернувшуюся Хоуп, что известила о своем возвращении громким хлопком двери. И, быть может, женщина прокричала бы подруге из спальни, что такой шум может поднять половину дома и их соседей, не смогла – очередной стон удовольствия сорвался с ее губ, когда мужчина вошел в нее. Так что ей оставалось лишь ухмыльнуться несказанным словам, и продолжить выбирать ритм, приносящий им обоим максимальное удовольствие, в котором было в пору утонуть.
Устроившись рядом, уставшей, но совершенно удовлетворенной, женщина подарила своему любовнику долгий и нежный поцелуй, прежде чем положила свою голову у него на груди и тяжело вздохнула, прежде чем начать свой рассказ, начав с самого начала – из того не богатого пригорода Чикаго, в котором родилась и выросла, после о своем побеге и не забыла упомянуть о том, как попала в Дикую Лошадь.
- Я заметила, как Лучано посмотрел на меня и заинтересовался, а потому решила это использовать себе во благо – все-таки возвращаться домой мне не хотелось, как и помирать от голодной смерти. Правда, я тогда была уверена, что он свободен или собирается разводиться с женой, но оказалось, что у них дети… После этого я поспешила отдалиться от него, только запоздала с этим – отпускать не хочет, - вела свой рассказ женщина. – Сегодня, а точнее уже вчера, он повел меня в автосалон, чтобы выбрать мне машину и, знаешь, я задумалась над тем, в кого превратилась всего за полгода, - тихо шепнула она. – Я сбежала оттуда, а после ты нашел меня, не иначе, - она ухмыльнулась, заглянув в глаза своего любовника, на лицо которого падал свет от уличного фонаря, пробравшегося через занавески. – Сразу хочу расставить все по полочкам, Дитрих, - решительно произнесла танцовщица, приподнявшись на локте. – Я не спала с Лучано. Единственное, что у нас было – так это пара поцелуев, только … он уверен, что мы все-таки были в одной постели. Но это не повторится, - уверила она. – Я не хочу тебя потерять, хоть и едва знаю…

+1

16

Он внимательно слушал рассказ Тони, не выпуская ее из объятий и нежно поглаживая своей ладонью по обнаженной спине своей пассии. Она совершенно зря грустно и тяжко вздохнула, начав свой рассказ о прошлом и настоящем - Дитриху даже в голову не пришло бы ее осуждать. Он прекрасно знал, что если хочешь выжить в большом городе, надо уметь вертется... Мужчины превращались в отъявленных хищников, не чураясь незаконных делишек, а что оставалось женщинам? Только подстраиваться под общий ритм жизни, что была сейчас похожа на поход по край пропасти - один неверный шаг и можно полететь вниз, разбившись вместе с собственными амбициями и надеждами.
-Я тебе верю, Тони... и честно говоря, не знаю как смогу смирится, видя его рядом с тобой, -после услышанного настала пора вздохнуть немцу, когда он ласково прикоснулся ладонью к щеке своей пассии. -Мы действительно мало знаем друг друга вне постели... но когда я только увидел как Лучано обнял тебя, мне захотелось его убить, наплевав на все последствия. Однако, эти последствия действительно могут стать плачевными и не только для меня... я расскажу тебе все как есть, а ты уже сама решишь, стоит ли тебе позволять мне оставаться рядом.
Дитрих дотянулся до лампы на ночном столике и включил ее, желая лучше видеть лицо Пейтон - и прежде чем начать свою повесть, подарил ей очередной долгий и нежный поцелуй.
-Я приехал из Германии десять лет назад.., -решительно начал мужчина, обняв Тони, когда она уютно устроилась у него на груди. -Мы неплохо жили до тех пор пока не разбился в автомобильной аварии мой отец... он погиб сразу, а моя младшая сестра, которая тоже была в машине получила тяжелые увечья. С той самой поры моя жизнь покатилась ко всем чертям - у нас появились долги, так что пришлось забыть об учебе. Так было пока моя тетка не придумала уехать в Америку и не заразила этой идеей мою мать. Они обе наивно полагали что от перемены мест все изменится самым волшебным образом... наверное как и многие иммигранты?
Без надежды на лучшее не стоит жить на этом свете... однако, куда опаснее чрезмерно доверяться ей, потому как ее крушение означает полный и необратимый крах всего. Заглянув в глаза Тони, Дитрих продолжил свой рассказ, не забыв упомянуть как познакомился с Келли и как им и еще нескольким людям из банды Морана удалось выжить после прошлогодней бойни. Он старался не указывать лишних имен, сохранив самую суть - если уж говорить начистоту, его нельзя назвать порядочным и благородным человеком, он ничем не лучше Лучано и ему подобных. Благая цель, ради который Данцигер поначалу вступил на преступный путь, давно уже была забыта, ведь шальные деньги имеют обыкновение разжигать человеческую алчность.
-...в общем, нас с Полом оставили в бизнесе, потому что мы могли быть полезными, но предупредили что будут держать на крючке, -тихо произнес Дитрих. -Только поэтому я не могу себе позволить пойти против Лучано, милая... как бы мне этого не хотелось. Он хочет чтобы я стал этаким подпольным бухгалтером для Лошадки и обеспечил безопасность финансовой отчетности на случай если федералы начнут под него копать. Мне придется делать все что он говорит... Теперь подумай хорошенько и скажи - хочешь ли ты быть со мной? Боюсь что тогда нам обоим придется терпеть его присутствие.
После всего услышанного, Тони дала именно тот ответ который хотелось услышать Дитриху - они вместе и будут мирится с занятием друг друга, потому как иного выхода нет. Новый жаркий поцелуй словно бы скрепил их обоюдный договор и дал начало новому приятному раунду наедине...
-Я буду только твоим, если ты этого хочешь, -шепнул на ухо своей женщине Данцигер, устроившись сверху и нежно обняв ее. -Ты сводишь меня с ума...
Оторваться друг от друга двоим ненасытным любовникам позволила только лишь приятная усталость - и случилось это уже поутру, но по счастью они могли позволить себе еще понежится в постели. Проснувшись первым, Дитрих разбудил свою пассию нежным поцелуем, после чего они продолжили свое совместное сладостное безумие уже в ванной, лишив тем самым бедняжку Хоуп не только возможности как следует поспать, но и совершить свой утренний моцион. Во всяком случае, девушка выглядела весьма недовольной, когда Тони и ее ухажер появились на кухне где-то уже после полудня.
-Наконец-то... я уже думала что вы сегодня не угомонитесь, -буркнула Хоуп, обращаясь преимущественно к немцу - Тони выглядела такой счастливой и довольной что ей было бесполезно читать нотации сейчас. -Может все же сделаете перерыв и приготовите завтрак? Я между прочим это заслужила после того как мне не давали как следует выспаться.
-Что я тебе говорил? -рассмеялся Дитрих, после того как недовольная Хоуп вышла из кухни и он получил возможность вновь обнять Тони. -Давай я помогу тебе с завтраком? Ты ведь еще не знаешь, что у меня есть великое множество самых разных талантов... кроме того что я тебе продемонстрировал ночью. И если ты будешь так целовать меня, то снова нарвешься... и Хоуп нас возненавидит, потому как мы и кухню разнесем. Скажи лучше чем мне помочь?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-24 00:10:14)

+1

17

Далеко не каждый мужчина согласится теребить собственные нервы ежедневно и смотреть, как другой увивается вокруг его женщины, позволяя себе не только осыпать ее подарками, но и ожидая взамен ее благосклонности. Пожалуй, Тони прекрасно понимала, как будет не просто это для ее любовника, которого она пусть и не знала достаточно хорошо, но зато успела привязаться к немцу, как и испытать весьма приятную тягу к нему, что было доказано неоднократно на протяжении этого дня и ночи, во время которых они могли власть насладиться друг другом. Самой же темнокожей красавице было бы определенно не просто наблюдать за тем, как возле ее любимого мужчины трутся какие-то женщины, а поэтому не позволила улыбке украсить свое лицо, когда мужчина огласил свой согласный вердикт – они попробуют жить, как живется, похищая каждый раз время лишь для них двух, рискуя всем и даже больше, чем имеют. Уж об этом Пейтон стало известно, как только Данцигер начал свой невеселый рассказ о своем жизненном пути к американской мечте, что для многих, даже для самих американцев стала просто-напросто называться большой депрессией.
Еще в клубе женщине Лучано дал чисто случайно понять, что новый управляющий также свой человек в великом бизнесе. Но одно дело было услышать обо всем этом из уст итальянца, и совершенно другим было узнать о многих тонкостях тех дел, что приносили Дитриху немалую прибыль из его же уст. Так она имела шанс усомниться в действительности такого утверждения, тогда как сейчас она знала всю подноготную, о которой принято молчать до последнего. И надо сказать, что такую честность темнокожая танцовщица приняла более чем благосклонно.
- Мне и без тебя приходилось терпеть присутствие Чарли, Дит, - усмехнулась женщина в итоге, как только немец решил узнать ее мнение. – Но, знаешь, после того, что у нас было … я не могу отказаться, да и не хочу. Тем более, что ты принимаешь то решение, которое далеко не так просто принять – я бы не смогла видеть, как возле тебя вьются красивые девицы. Хотя, я подозреваю, что это наверняка случится – наверняка сам Лучано постарается тебе подобрать кого-нибудь, - в итоге улыбка, даже та невеселая, что была только что на хорошеньком личике темнокожей красавицы, сошла на нет и Пейтон стала более серьезной в своих суждениях. – Я знаю, будет не просто, но думаю, это меньшее, что мы можем сделать – запастись терпением и мириться с недостатками друг другу, - прежде чем договорить, женщина таки рассмеялась, подарив поцелуй своему любовнику.
Укрепить небольшой, но такой важный договор следовало не только поцелуем, но и более приятными действиями, к которым парочка любовников приступила немедля. Оказавшись на спине, тогда как Дитрих устроился сверху, войдя в нее, Тони обняла мужчину ногами, тогда как руками она держалась за его плечи. Простонав от удовольствия, Пейтон услышала, пожалуй, самые желанные слова от немца, так что не постеснялась более громко дать ему понять о своих чувствах и желаниях: - Да! Хочу! – с каждым новым неторопливо приятным движением мужчины, произносила она, пока ее слова не слились со стоном, утонувшем в новом поцелуе. И как только могла она оторваться от мужчины сейчас? Тело ломила приятная истома, а ненасытное желание заставляло удивиться даже саму Пейтон, что, устроившись возле своего любовника, тихо прошептала: - Ты неподражаем…
Сон пришел весьма нежданно, но отдых всегда необходим, даже в делах любовных. Так что, уснув, женщина проспала ровно столько, сколько ей позволил Дитрих, разбудивший ее днем, после чего они оба направились в ванную комнату, где и пробыли непростительно долго.
- Теперь все мои соседи уверятся в правильности своих догадок и скажут, что мы с Хоуп непорядочные и не леди вообще, раз уж из нашей квартиры доносятся такие звуки, - улыбнулась Пейтон, вытираясь полотенцем, после приятных водных процедур, что могли смыть лишь ненадолго чувство усталости и желание сна. – Но ради тебя мне совершенно не страшно оказаться непорядочной и не леди даже, - тихо, но не менее многообещающе добавила женщина, прежде чем упорхнула из ванной, куда уже направлялась ее подруга, что вынуждена была торчать на кухне. К тому же, судя по виду Хоуп, спала она просто отвратительно…
Тем не менее, темнокожая леди решила умолчать о том, что видела, как и полагает подруге. Вместо этого она лишь отвела взгляд в сторону, не смущаясь, но улыбаясь словам, которые озвучила Хоуп.
- Извини, - только и произнесла женщина, не в силах воздержаться от улыбки, которую также должна была простить ей подруга. Но, Хоуп была действительно права – следовало заняться завтраком, тем более время было более чем подходящим для приема пищи. Однако, Дитрих определенно решил помешать в этом своей пассии, поначалу обняв ее за талию, а после подарив ей нежный поцелуй, на который женщина ответила более страстно, чем немец того ожидал? – Это еще я виновата? Когда ты подходишь слишком близко, я не могу удержаться, - ответила Пейтон своему кавалеру, прежде чем выставила на стол кое-какие продукты. – У нас с провизией не густо сегодня, но я вполне могу приготовить овощное рагу или запеканку, - предложила она, посмотрев на Дитриха. – Скажи мне, что ты больше любишь и чем я могу тебя порадовать? А сам можешь устроиться за столом и тешиться приятным, я надеюсь, зрелищем, - добавила она, подтолкнув мужчину к креслу у стола. – И пока ты сидишь, можешь мне рассказать, есть ли у тебя на сегодня какие-то планы. Мы могли что-нибудь придумать на двоих, пока у меня выходной, - с надеждой произнесла Тони, запретив себе смотреть на немца, пока она была занята делом. Тем более мужчина определенно мог порадовать ее слух, пока она в одном тонком халате стояла у плиты за готовкой завтрака.

+1

18

-Что-то мне совсем не хочется овощей, -притворно-жалобно протянул Дитрих, стараясь сдерживать смех, когда Тони подтолкнула его к креслу. -Может я сбегаю быстро в ближайшую продуктовую лавку и куплю что-нибудь посерьезнее? Иначе у меня не будет сил на тебя...
Рассмеявшись, он обнял Пейтон и целовал долго и жадно, прежде чем заставил себя отстранится. Если они продолжат в том же духе, то бедняжка Хоуп совершенно точно застрелится... так почему бы не сменить обстановку?
-Знаешь, мы могли бы поехать ко мне и продолжить.., -Данцигер хитро улыбнулся своей пассии. -Но сначала я все-таки схожу за стейками? И куплю еще чего-нибудь вкусного.
Наскоро одев пальто и шарф, немец вышел из дома и прикурив без особого труда нашел подходящую лавчонку на той же самой улице где был дом Тони. В ней нашлось все что нужно, так что Дитрих набрал два огромных бумажных пакета провизии, которые с трудом дотащил до квартиры своей пассии. Там были и отменные стейки и конечно же картошка без которой невозможно самое любимое американское блюдо - а так же великое множество различных вкусных вещей. Когда Хоуп вышла из ванной, то застала на кухне весьма бурную деятельность, причем приятель подруги, что удивительно, помогал ей готовить, за что девушка уже готова была его простить. В результате завтрак удался на славу, после чего Данцигер пошел следом за Тони в ее спальню и "помог" ей собраться - они немного прогуляются, потом проведут вместе несколько приятных часов и затем сходят куда-нибудь на ужин. В связи с этим, Пейтон нашла в своем гардеробе очередное сногсшибательное платье, которое великолепно смотрелось на ней и очень понравилось ее пылкому кавалеру. Прежде чем застегнуть длинную молнию на спине этого платья, Данцигер не отказал себе в удовольствии подразнить Тони, легонько поцеловав ее в шею.
После небольшой прогулки их появление произвело настоящий фурор в меблированных комнатах, где проживал не только немец, но и еще несколько семейств, которым пришлось искать себе более дешевое жилье после кризиса. Дитрих обретался там по гораздо более прозаическим причинам - не хотел чтобы его нашли в случае если Капоне бы приказал ликвидировать оставшихся ирландцев. Болтливые кумушки проводили Данцигера и его пассию завистливыми взглядами... ведь у нее была обалденно шикарная шубка, а еще настоящее шелковое платье, наверняка стовшее безумных денег? Даже когда Дитрих закрыл за собой дверь, в кухне добрых пол-дня не утихали разговоры о нем и его подруге, которая явно пришла не для того чтобы его навестить.
Ну а что же наши герои? Повернув ключ в замке, немец обнял Тони, начав новую череду совершенно безумных жадных поцелуев, начав раздевать свою пассию. Желания и терпения добраться до постели у Дитриха соврешенно точно уже не было, так что недолго думая, он подсадил Пейтон на письменный стол, попутно смахнув все с него. Она не осталась в долгу, избавив его от пиджака, галстука и жилетки, а так же расправившись с ремнем на брюках. Их близость была восхитительно прекрасной и такой же шумной как и в квартире Тони, так что нежелательные слушатели получили возможность позлословить на кухне о том, что у некоторых людей совершенно отсутствует даже намек на стыд.
-Я совершенно теряю голову когда ты рядом.., -шепнул Дитрих в губы своей пассии, после того как первая волна страсти схлынула. -Идем в постель? Не хочу останавливаться...
После первого жаркого раунда, они решили не торопится и на этот раз избавились от всех предметов гардероба, которые сейчас были совершенно лишними. Устроившись на спине, Дацигер помог возлюбленной опустится на себя, давая начало новой совместной гонке, которая была изнурительной и приятной к неудовольствию соседей.
-Ты необыкновенная.., -тихо произнес немец, держа тот ритм движений, который выбрала Тони. -Два этих дня что мы вместе, я словно во сне... и чертовски не хочу просыпаться.

+1

19

- Овощи тоже могут быть вкусными… - только и могла парировать Пейтон, хотя она и не имела настойчивого желания спорить со своим любовником. Хочет мяса, пусть будет мясо? Хотя аргументации в пользу к более здоровому и легкому питанию у нее было достаточно. Но, вместо этого, она лишь дотянулась до желанных губ мужчины, которые изучили уже ее тело в полной мере, чтобы подарить короткий поцелуй и отпустить. – Беги, если хочешь, но быстро возвращайся иначе Хоуп разозлится еще больше на нас, - усмехнулась женщина уголком губ, прежде чем отпустила своего немца за покупками.
Мужчину в доме видно сразу. Он не захочет удовлетворять свое естественное желание вкусно поесть какими-то овощами в рагу, что несомненно более полезны жаренного мяса. Однако, чего не сделает для мужчины женщина? Приготовит все то, что он пожелает. Как говорится, только бы был сыт, доволен и в добром духе. Тем более, когда мужчина обещает своей женщине весьма приятное, но одновременно с тем изнуряющее времяпровождение, рассчитанное для них двоих. Естественно, Тони не могла запретить Дитриху собраться в магазин или мясную лавку, что располагались неподалеку и предполагали весьма серьезный выбор продукции, правда, по весьма колким ценам, так что далеко не каждый мог себе подобное позволить. Да и не хотела она этого делать. Что же, темнокожей леди все-таки пришлось припрятать овощи к лучшему времени, чтобы, дождавшись своего кавалера, она могла приготовить именно то, чего хотелось ему. И как-то тут даже само собой пришло воспоминание о доме, о братьях и даже об отце, которого давно уже не видела, не знала с кем он и где, да и зачем ушел тогда. Ведь, кажется, в доме тогда все было иначе? Был порядок, чистота, а на столе всегда было мясное жаркое, что его так любил отец. Возможно, то были совершенно другие времена? Лучшие времена, когда у людей еще хватало на более достойную жизнь, и лишь случайно этот период был связан с ее отцом.
Мысли отогнал хлопок входной двери, которую Пейтон не закрывала на ключ, а поэтому Дитрих мог вернутся, не звоня. Тем не менее, женщина пошла ему на встречу и стоило ей увидеть мужчину, в руках которого было так много покупок – чистосердечно улыбнулась.
- Тебе теперь придется частенько заглядывать, а то нам с Хоуп так много есть противопоказано, - произнесла Тони, давая своему кавалеру пройти во внутрь квартиры, но главное на кухню, где и предстояло устроить грандиозную готовку позднего завтрака, после которого Тони с Дитрихом поспешили сбежать.
Нынче день в Чикаго был не плохой: погода была определенно хорошей, как для зимнего дня, да и сильных порывов ветра не было нынче в городе ветров. Прогулявшись по парку, двое страстных любовников успели вдоволь нагуляться, так что приглашение на заглянуть в квартиру немца, женщина приняла весьма охотно. Как-никак, а на ней были не самые плотные чулки, не говоря уже и о том, что не привыкла она много времени проводить на улице.
Как оказалось, Дитрих жил не в роскошном доме, который могло нарисовать без особенного труда воображение темнокожей танцовщицы. Мужчина снимал себе всего лишь одну комнатку в многокомнатной квартире, где также ютилось еще как минимум две, а то и три семьи. Женщины сидели на кухне, когда Пейтон ступила шаг через порог квартиры и оглянулась на своего кавалера, размышляя о целесообразности снимать сапожки именно у входа в небольшой прихожей. Остановив от этого действия свою пассию, Дитрих, тем не менее, повел ее дальше по коридору, словно бы не замечая, какими глазами на них смотрели женщины из кухни. Правда, танцовщица так и не поняла: осуждают эти женщины ее или завидуют? Дитрих ведь, как бы там ни было, шикарный парень, о котором только можно мечтать, а о том, что они пришли не чай пить, можно было заметить хотя бы по тому, как выжидающе смотрели оба друг на друга. Тем более, на Пейтон было новое платье с далеко не скромным декольте, в котором были легко доступны ее плечи и грудь не самого маленького размера. Не обращать внимания на подобные взгляды у Пейтон всегда хватало ума, да вот только сейчас она задумалась о том, что не хотела бы … портить репутацию своему мужчине, если это, конечно, могла сделать женщина.
Улыбнувшись, Пейтон оглянулась по сторонам, отмечая про себя, как отличалась обстановка в комнате, которую занимал Дитрих от той, которая принадлежала ей в их с Хоуп съемной квартире. И ведь нельзя было даже сравнивать? Минимум вещей, но зато максимум комфорта – вот, что бросалось в глаза в первую очередь женщине, что легко избавилась от верхней одежды под давлением поцелуев мужчины, которого сама взялась раздевать от ненужных галстука и пиджака.
- Мне кажется, тебе скоро придется отказаться от ношения галстука, ты их завязываешь дольше, чем носишь, - пошутила при случае Пейтон, в перерыве между поцелуями, прежде чем она оказалась на столе, с которого совсем недавно Дитрих умудрился снести все, что там было. Оставалось надеяться лишь на то, что там не было ничего хрустального …
Надо ли говорить, что сдерживать себя и собственные эмоции никто не мог, да и не собирался? Момент совместного блаженства, заставил женщину громко простонать, ведь ей было так хорошо, что и сравнивать незачем, да и не с чем. Она прикрыла глаза на какое-то мгновение, прежде чем уже в более медленном ритме немец начал избавлять ее от платья, которое пришлось не так давно задрать к верху. Следом последовало нижнее белье, без которого уже и можно было продолжить совместное безумство, которое вряд ли понравилось соседкам Дитриха.
- А может это и действительно сон? – улыбнулась Пейтон, тяжело дыша, когда волна наслаждения обволакивала мягкой пелериной тело. – Это наш прекрасный сон, - словно бы пропела Тони, приподнимаясь на локте, чтобы коснуться губами подбородка мужчины. – Знаешь, Дитрих… Я сегодня подумала, что давно не наведывалась к своим. Хотела отправить им просто денег к Рождеству, но … подумала, что могла бы заехать к ним, пока у меня будет пара дней свободных. На Рождество не будет много посетителей, ведь в основном к нам приходят мужчины чтящие традиции и семейные праздники, так что меня отпустят в клубе, - тихо зашептала женщина, не отводя взгляда от глаз своего любовника. – Я бы провела с тобой каждый день, но боюсь, что оставшись в городе и не заехав в родной городок – не сделаю этого больше никогда. И хотела бы тебя позвать, но … так нас могут разоблачить? – она тяжко вздохнула, прежде чем поднесла ладонь мужчины к своей груди. – Ты ведь отпустишь меня и будешь ждать? Если хочешь, я останусь тут с тобой…

+1

20

Итак... Дитриху пришлось отустить Тони к родным, пусть даже ему не очень-то этого хотелось - однако, поразмыслив, мужчина решил что так она хотя бы на какое-то время окажется подальше от Лучано. Для того чтобы избавится от его домогательств следовало что-то придумать, потому как итальянец явно был намерен сделать прелестную танцовщицу своей любовницей и явно думал что у них уже что-то было. Как назло, Данцигеру ничего не приходило в голову, кроме как попросту избавится от босса... но это бы подставило под удар всех оставшихся в живых людей Морана и Доэрти. Немец не знал как ему быть, ведь только даже представив себе как Лучано в очередной раз полезет к Тони с поцелуями, он начинал дико злится... и когда он почти дошел до осознания собственного безвыходного, в данном случае положения, на помощь совершенно неожиданно пришел его величество случай.
После того как Пейтон уехала домой, в клуб заявился сам Альфонсо - король преступного мира Чикаго, которому весьма ловко удавалось в последнее время водить федералов за нос. Даже кровавая бойня в гараже Морана сошла ему с рук - у полиции не было прямых улик и дело так и не дошло до суда, хотя все прекрасно знали что он причастен к нему. Он заявился к Чарли Лучано, для того чтобы заказать в его клубе особый вечер для своих деловых партнеров из Атлантик-сити. Род занятости у этих джентльменов был самый разный, но несомненно весьма прибыльный: бутлегерство, игорный бизнес, сутенерство и много другое. После того как Капоне обговорил все условия со старым другом, то поинтересовался, сумеет ли тот достать качественной выпивки в срок, потому как банкет намечался уже на сегодняшний вечер. И вот тут-то судьбе было угодно чтобы Лучано сделал большую глупость...
-Не вопрос, Аль - все будет в самом лучшем виде. Теперь в моем клубе налажена поставка отличного контрабандного спиртного. Это не какой-то там дешевый самогон, который продают фермеры - самый лучший виски, прямиком из туманного Альбиона, -похвастался Чарли. -Твои гости будут очень довольны.
-Неужели? И где ты умудрился достать таких поставщиков? -поинтересовался Капоне, усмехнувшись и прикурив сигару. -Ты уж прости, но хорошим бизнесменом ты никогда не был, дружище.
-У меня есть отличный управляющий. Помнишь ты мне говорил присмотреть за отморозками Морана и заставить их быть полезными по максимуму? -рассмеялся Лучано, нисколько не обидевшись на слова босса. -Так вот, я нанял немца, что работал на Келли. Толковый парень и знает о финансах буквально все - как вести двойную бухгалтерию и прятать доходы от налоговой.
-Мне было бы интересно посмотреть на этого умельца. Вечером приведешь его в кабинет, хочу с ним потолковать, -ответил Альфонсо. -Ну а теперь, к делу... обсудим сегодняшнюю программу развлечений для моих гостей? И тебе придется позаботится о том, чтобы копов и близко не было от клуба. Моим гостям вредно нервничать лишний раз.
Тем же вечером Данцигер был удостоен аудиенции у мистера Капоне... и в какой-то момент разговора понял, что должен использовать этот шанс для собственной выгоды. Аль был человеком дела, так что предложил немцу поработать на себя и исправить огрехи в финансовой отчетности его легальной фирмы, что занималась продажей мебели в Чикаго. У него уже было несколько толковых бухгалтеров, однако они не справлялись с объемом возложенной на них работы.
-Мистер Капоне... я так понимаю, что это предложение от которого не отказываются? -сразу перешел к делу Дитрих, после того как выслушал босса. -Вы говорите о хорошей оплате... но если позволите, я бы попросил вас о другой услуге, которая ничего не будет вам стоить.
Альфонсо жестом предложил немцу продолжать, так что Данцигер решился пойти ва-банк.
-В клубе мистера Лучано работает одна леди... и у нас довольно близкие и серьезные отношения, -говорить о том что познакомился с Тони пару дней назад, Дитрих не стал. -Мы хотели съехаться... но мистер Лучано давно уже за ней "ухаживает". Если вы избавите ее от его домогательств, я сделаю все что скажете и приведу ваши бумаги в идеальное состояние за неделю.
-Чезаре давно уже пора вспомнить о жене и детях, а не путаться с очередной смазливой девчонкой, -усмехнулся Капоне. -Ладно, я тебя понял и знаю что надо делать. Принимайся за новую работу с завтрашнего дня... а старина Чарли поедет в Антлантик-сити вместе с семьей - думаю, ему уже давно пора навестить своего тестя.
После весьма удачного вечера в Лошадке, Дитрих принялся за разбор необходимой документации фирмы Капоне, вместе с его спецами - и как оказалось, для полного доведения всей финансовой отчетности до ума должно было понадобится куда меньше времени. Лучано пришлось уехать вместе с женой и детьми, как Аль и обещал, так что никто больше не мог помешать немцу встречаться с его возлюбленной... и кстати, идея съехаться была даже более чем хороша. В день приезда Тони, Данцигер отправился на вокзал встречать ее с отличными новостями и намерением предложить больше не расставаться и жить вместе.
-Ну как прошла поездка? Рассказывай скорее, -улыбнулся Дитрих, после того как Тони наконец-то приехала и оказалась у него в объятиях. -Потом я расскажу тебе кое-что очень интересное... уверен что тебе это очень понравится.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » n-a-s-t-y