Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » n-a-s-t-y


n-a-s-t-y

Сообщений 21 страница 31 из 31

21

Неброский макияж вместо привычно яркого образа и обрамленных ядовито-красным цветом помады губ, и самое простое кашемировое пальто вместо дорогой и яркой шубки, к которой уже так привыкла Пейтон. Вот так женщина направилась к своей родне, что даже и не представляла, какая милость небес решила им свалиться на голову в канун рождественских праздников. Действительно, решиться приехать и навестить своих было лишь половиной дела, тогда как вторая оставалась за самими родственниками. Как примут они ее теперь? Ушла ведь, не прощаясь с ними. Да и вернулась она без предварительной весточки – никто не ждал ее на перроне, а как только появилась на пороге дома, заметила то неподдельное выражение лица матери, что искажало любые внутренние эмоции немолодой креолки. Можно было поклясться, что женщина хотела ядовито спросить дочь о том, не поджала ли она хвост часом и не передумала ли, однако гордо приподнятый подбородок Пейтон не позволил проронить и слова упрека.
- Ну, чего стоишь там? – спросила отнюдь не ласково Саманта у своей дочери, после небольшой паузы, что возникла между ними. Сюсюкаться и возиться со своими детьми, что давно уже вышли из мелкого возраста, она не привыкла, так что это прозвучало очень даже в ее духе. – Будто бы она не к себе домой приехала, а тут все по-старому, - проворчала женщина, засеменив в сторону кухни, где собрались дети поменьше.
Улыбнувшись столь благосклонным словам матери, Пейтон поначалу энергично размотала шарф вокруг шеи, после чего стянула с себя свой плащ, а после сапожки, которые чуть позже приглянутся младшей племяннице Пейтон. Но, лишь погодя Тони заметила, что дома не так уж и тепло – экономия или огрехи ремонта, она не взялась спрашивать, стоически терпя недостатки родного дома, от которых не просто сбежала в большой город. Она успела позабыть о них, едва только начала зарабатывать более-менее достаточное количество денег, чтобы прокормить себя и даже побаловать себя покупками. Это же кашемировое пальто она сама купила себе, на кровно заработанные деньги… Это потом Чарли Лучано стал осыпать женщину непомерным вниманием и подарками, которые редко кто мог себе позволить.
Подойдя к матери с заготовленным заранее конвертом с деньгами вместо обычных подарков, Пейтон заработала внимательный материнский взгляд в ответ. Казалось, Саманта вот-вот откажется принимать деньги от Тони. Было заметно, либо же это только так казалось Пейтон, как мать сомневалась – чистые ли это деньги? Колкий вопрос вот-вот готов был слететь с кончика языка матери, но в последний момент она, словно бы передумала, и приняла подарок дочери, у которой, видимо, шли дела получше чем у ее родни. Тем не менее, Пейтон не шибко откровенничала с семьей относительно того, как ей живется и работается – лучше все-таки было сохранить ту долю сказки в своей судьбе, а не вдаваться в подробности, вспоминая об итальянской мафии, что прибрала в городе почти все. А в прочем, никто особенно и не интересовался тем, как жилось Пейтон – все и так видели, не плохо. Не исхудала, глаза красиво и аккуратно подведены карандашом и тенями, а на пальцах маникюр – чем не хороша жизнь? Многим в провинции о таком можно было лишь мечтать.
В доме у родни Тони провела всего два дня. Сначала отужинала со всеми, а после просто отбыла какое-то время, прежде чем ей пришлось вновь уехать, на этот раз кое-как простившись со всеми. Покинув дом, из которого бежала без оглядки, женщина осознала, что чувствует какую-то тяжесть на сердце. Будто бы попыталась откупиться от родни? Но, что еще могла сделать? Зазывать старшую сестру в Чикаго не могла, да и не хотела! Все-таки там не просто, да и уже проживавшим в городе людям было не просто найти работу. Ей ведь повезло попасть в Лошадку, тогда как нельзя сказать наверняка, повезет так же ли ее сестре. А в прочем, может быть Тони попросту не хотела, чтобы кто-то из родных ее видел? Да, пожалуй, именно так оно и было. Хотя все равно оставила своим свои контакты в городе – на всякий случай.
Когда поезд прибыл в Чикаго, темнокожая танцовщица постаралась прогнать свои мрачные мысли. Она стряхнула головой, заставив свои кудрявые локоны ожить, прежде чем потерла замерзшие руки. Чувство холода до сих пор преследовало ее и, кто знает, когда пройдет теперь? На перроне ее ждал Дитрих, так что женщина не пожалела белоснежной улыбки для своего кавалера, что пришел встретить ее. Он же проводил ее парой дней ранее и знал время прихода ее поезда обратно.
- Привет, милый! – поприветствовала она немца, прежде чем заключила в свои объятия, несомненно, надеясь получить подобные в ответ, и не ошиблась ведь. Дитрих крепко обнял ее, прижимая ее, тогда как она бесконечно счастлива была видеть его здесь и сейчас, и просто быть в его объятиях. – Соскучился по мне? – спросила она, пусть и ощущала, как сильно по ней скучал ее мужчина. Тем не менее, мужчина не торопился давать ответ на поступивший вопрос, видимо, желая показать, как скучал по ней, когда они окажутся уже наедине.
- Все прошло не так уж и плохо, как можно было полагать,- пожала плечами Пейтон, глядя на Дитриха. Не знала она, стоит ли сейчас говорить о том, как уверилась в правильности своего импульсивного поступка, который и привел ее в Чикаго однажды. – Знал бы ты, как я соскучилась, - низким голосом произнесла женщина, давая понять мужчине, как много она от него желает. И не удержалась, не могла удержаться от того, чтобы притянуть немца за лацканы его пальто к себе и подарить многообещающий поцелуй. – Все разговоры потом, сначала я хочу домой в теплую ванную и желательно с тобой – у тебя ведь нет никаких планов на сегодня? – спросила она, прищурившись, будто ушлый лесной хищник.

+1

22

-У меня есть лишь один план... и надо полагать ты без труда догадаешься, какой именно? -рассмеялся Дитрих, с удовольствием вернув поцелуй, подаренный Тони. Быть может не стоило делать это прямо на вокзале, когда вокруг было великое множество незнакомых людей, но немцу было абсолютно все равно, что они могли подумать. Самое главное, что он и Пейтон очень счастливы вместе и теперь их совместной жизни ничего не угрожает - а остальное уже неважно? -Я чертовски соскучился и у меня есть просто замечательные новости! Но я их тебе не расскажу пока не приедем домой - сначала побудем вдвоем, а все разговоры позже.
Воспользовавшись верным стальным конем, что был припаркован возле вокзала, Тони и ее пылкий кавалер без особого труда добрались до дома - весьма кстати еще не вернулась Хоуп, так что можно было дать себе полную волю. Едва успев кинуть верхнюю одежду в прихожей, Дитрих смеясь подхватил Пейтон на плечо и понес в ванную, где оставалось лишь избавится от ненужной одежды и набрать полную ванну горячей воды с пеной. Обоюдное желание было слишком велико, так что еще не добравшись до ванны, двое страстных любовников стали одним целым прямо на полу, благо что на нем был довольно-таки толстый коврик не пропускавший воду. После первого весьма бурного и жаркого раунда можно было взять небольшой тайм-аут и понежится наконец в ванне, все так же обнимая друг друга.
-Итак, рассказываю свои новости? -шутливо поинтересовался Дитрих, после того как Тони устроилась у него на руках, обняв его за шею. -В общем... не буду тянуть и сразу скажу, что наш общий босс уехал в Атлантик-сити и навряд ли вернется оттуда в ближайшее время. Так что мы можем быть вместе и ни от кого не прятаться. Тебе нравится такой вариант?
Конечно же Пейтон была рада услышать, что избавилась от домогательств Лучано и пожелала узнать все подробности, так что Данцигер рассказал ей все по порядку. Правда было весьма сложно сосредоточится на нем, обнимая самую красивую на свете женщину, так что ненадолго оборвав свой рассказ, немец притянул Тони ближе к себе, начав новый раунд взаимно приятной близости... и как обычно, они не подумали сдерживаться, так что Хоуп вернувшись домой, оставалось лишь вздохнуть - можно было даже не гадать, где сейчас ее лучшая подруга и чем занимается. Но поразмыслив, девушка решила не высказывать претензий Тони и ее ухажеру, притом по одной простой причине - пока подруга ездила домой, бедняжка Хоуп оказалась на мели после того как проворонила в одной лавке свой кошелек. Она помнила какой шикарный завтрак устроил приятель Пейтон, явно не признающий овощной диеты для поддержания тонуса фигуры, и надеялась что сегодняшний ужин будет не хуже и ей не придется рассказывать подруге о своих злоключениях. Поэтому едва довольная пара появилась из ванной, Хоуп поздоровалась с обоими и расспросив Тони о ее поездке домой... и потом едва не расцеловала Дитриха, когда тот подошел к холодильнику и проверил наличие продуктов в доме.
-По-моему, надо бы наведаться в лавку? -поинтересовался Данцигер обернувшись к дамам. -Сейчас я схожу и заодно наведаюсь домой и заберу свои вещи. Давайте заказывайте, кому и чего хочется? Устроим особенный вечер сегодня.
-Может выберешь на свой вкус? -предложила Хоуп, прекрасно зная, что мужчина не станет покупать овощи и прочую легкую и дешевую снедь, которой все равно не сможет насытится. -А мы поможем с готовкой...
-Ладно, тогда я скоро вернусь, -кивнул Дитрих и поцеловал Тони, прежде чем уйти. -Завтра нужно ехать в клуб лишь во второй половине дня, так что можно позволить себе немного гульнуть, как думаешь? Стоит отметить как следует начало нашей совместной жизни.
После того как Дитрих ушел, Хоуп рассказала Пейтон, о том как быстро вынужден был уехать их босс - кажется в Атлантик-сити требовалась помощь его тестю, у которого был свой бизнес? Но так или иначе, в ближайшее время Лучано не появится в клубе, так что все решилось весьма удобно для Тони и ее кавалера... естественно, Хоуп понятия не имела, что Данцигер приложил руку к внезапному отъезду своего босса.
Что же до немца, то он заехал к себе домой и собрал свои вещи, чтобы окончательно перебраться в квартиру к Пейтон и затем уже заглянул в продуктовую лавку. На этот раз понадобилось целых три пакета чтобы увезти домой всю провизию, купленную на пару дней вперед. И конечно же Дитрих не забыл про свои любимые стейки, которые и были приготовлены этим вечером с помощью Тони и бедной проголодавшейся Хоуп - ей ужин показался просто восхитительным, если не сказать больше. Наевшись как следует, девушка ушла к себе и быстро уснула, уже не обратив внимания на то что подруга и ее приятель принялись за "свое".
-Милая... знаешь, мне сейчас подумалось, что пока все так хорошо устроилось, надо ловить момент.., -тихо произнес Дитрих, обнимая Тони после очередного жаркого и долгого раунда на двоих, уже где-то под утро. -Я совершенно точно знаю, что не хочу тебя отпускать, пусть даже мы недавно знаем друг друга. Будь моей женой?

+1

23

Полные губы темнокожей женщины расползлись в улыбке в ответ мужчине, и прежде чем он поспешил продолжить свою пламенную речь относительно того, как ему эти пару дней не хватало его дамы сердца, накрыли губы Дитриха в очередном нетерпеливом поцелуе, при этом совершенно не стесняясь прохожих. И пусть кто-то спешит на свой поезд в соседний город, пусть кто-то только прибыл покорять Чикаго… Весь мир мог подождать, пока они целовали друг друга, вспоминая вкус взаимной страсти и желания, что усложняло им поездку на приличном расстоянии друг от друга в автомобиле немца, в котором уже под конец путешествия до дома, в котором Пейтон снимала вместе с подругой квартиру, танцовщица ощутила приятную волну обволакивающего тепла, что укрыла ее в машине, будто какое-то легкое одеяло. Позволив мужчине обнять себя за плечи, пока они торопились дойти до дома, Пейтон нисколько не переживала о том, что скажут ее соседи, выглянувшие в окна в данный момент времени. А что? Пусть смотрят, ведь уже все то плохое, что могли сказать или выдумать было уже оглашено не единожды за глаза темнокожей красавицы. Пусть смотрят и завидуют чужому счастью?
А Пейтон светилась от счастья будто настоящий и неподдельный бриллиант от счастья снова быть там, где ее ждали, ведь в противном случае немец бы не был настолько рад ее видеть? В противном случае, ее бы не встречали и не обнимали сейчас, да и кто знает, как бежали бы дни и минуты наедине с собой у темнокожей леди, если бы не ее страстный любовник, столь ловко умевший разжигать в ней страсть.
Квартира была пуста, но это не озаботило двух любовников, что решили не изменять задуманному плану и, избавившись от верхней одежды, перешли в ванную, чтобы набрать горячей воды, которую предстояло еще дополнить мыльными пузырьками и пеной, от которой кожа была куда более приятной и нежной. Позаботившись о воде, тем не менее, двое любовников взялись заботиться друг о друге и плавное раздевание вылилось в весьма непоследовательное уединение на полу ванной комнаты. И, пожалуй, если бы Хоуп только узнала об этом, наверняка закатила настоящий скандал Пейтон, что позабыла обо всех рамках приличия рядом с мужчиной? Тем не менее, никто им не помешал наконец-то побыть вместе и насладиться друг другом, так что к тому моменту, когда горячая вода наполнила ванную, любовники насытились друг другом, после чего перебрались уже в горячую воду, в которой могли немного понежиться.
- Когда я приехала домой, мать посмотрела на меня и, мне кажется, какое-то время думала, что я решила поджать хвост и вернуться, - улыбнулась женщина, рассказывая Дитриху о своей поездке. Из-за горячей воды ее щеки заметно покраснели даже на ее смуглом личике, а на лбу выступила пара капель пота, которую она вытерла тыльной стороной ладони, прежде чем прикоснулась спиной к телу мужчины. Кудряшки танцовщицы знатно разлохматились и мешали ей, торча в разные стороны, поэтому прежде чем ей пришлось продолжить, женщина должна была немного подуть вверх, чтобы таким образом, не макая кудри в воду, отогнать их в сторону. – Но пробыв там всего два дня, Дит, я поняла, что точно возвращаться не хочу – ни при каких условиях, - тихо и даже серьезно добавила она, приподняв ладонь полную пены для ванной. Подув на нее, пена неуклюже соскочила с руки и отправилась в воду, заставив женщину улыбнуться и вновь повернуть лицо к мужчине. – Расскажи мне теперь свои новости! Мне очень любопытно, - не солгала она, заерзав в воде, от чего вода начала колебаться, прежде чем часть ее поспешила убежать в раковину.
И тут Пейтон пришлось с удивлением заметить, какие-такие новости принес ей Дитрих.
- И ты спрашиваешь, нравится ли мне такой вариант? – удивленно-счастливо переспросила женщина. – Конечно, я рада, Дит! Но, только … как такое могло быть? – поинтересовалась Пейтон у своего любовника, прежде чем тот добавил больше конкретики. И пусть даже Дитриху приходилось сейчас работать на самого главного мафиози города, если не нескольких штатов, все-равно она не готова была думать о риске, которому немец подвергался и искренне, как ребенок радовалась всей душей, обнимая своего мужчину. Ну, а затем она подарила ему один поцелуй, а после еще несколько, что вылилось в настоящую феерию и несколькими пролитыми литрами воды на кафельный пол ванной. Смолчать и сдержать стоны было крайне непросто, когда немец проникал в нее, доставляя им обоим истинное удовольствие, как было и всегда, и не изменилось за какие-то два дня.
Выбрались из воды оба уже в то время, когда Хоуп давно вернулась домой, а сама вода в ванной знатно остыла, что делало невозможным дальнейшее пребывание в ее плену. Поэтому быстренько протерев пол, женщина накинула на себя махровый халат, висевший в ванной, тогда как мужчине пришлось одеваться в свою одежду.
- Думаю, теперь есть смысл тебе перевезти хоть часть вещей сюда, - скромно заметила Тони, пока занималась полом, а свободная рука придерживала халат. – С разнообразием одежды будет попроще, - добавила она, улыбнувшись, после чего вместе с Данцигером покинула пределы ванной и направилась следом за ним на кухню, где их уже дожидалась Хоуп. - Прости, если мешали, - тихонько, одними губами, прошептала женщина своей подруге, на что та махнула лишь рукой, чем немало удивила Тони. Уж никак не могла подумать, что подруга тоже по ней скучала настолько, чтобы простить далеко не самый пристойный шум в квартире. Но, ладно?
Тем временем Дитрих, изучив холодильник изнутри, решил, что такая еда ему не подходит. И раз уж мужчина решил наведаться в лавку, то сама Пейтон решила лишь выдать одну небольшую просьбу:
- Возьми только не слишком жирное мясо, а то его потом с боков придется сгонять месяц, - закономерно оставила она, проводив немца до двери. И уже вернувшись на кухню, удовлетворила собственное любопытство, узнав все последние новости.
Вечер тем не менее быстро подкрался и троицу ожидал вкусно приготовленный ужин, после которого оставалось лишь завалиться в постель, что собственно и было сделано. Да вот только кое-кому пришлось вновь полночи слушать серенады, вредящие спокойному сну. И ведь, как бы не старалась Тони сдержаться, все равно не могла замолчать, и только полное удовольствие и сладкая нега сна, заставлявшая глаза слипаться, позволила ей где-то под утро, мирно устроиться на груди у мужчины, в надежде передохнуть или хотя бы перевести дыхание, что сейчас было частым, будто после бега. Она приподняла голову, чтобы заглянуть в глаза мужчины, когда он заговорил и удивленно смотрела на него какое-то время.
- Ты хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж? – переспросила она. – И не будешь против, чтобы твоя жена танцевала вечерами в клубе? – наконец, придя хоть кое-как в себя, женщина выдала, пожалуй, одно единственное, тревожащее ее. – А почему бы и нет? Ты ведь … такой хороший и я люблю тебя, мне кажется.

+1

24

-Знаешь... если тебе нравится там работать, то почему бы и нет? К тому же, теперь никто не будет тянуть к тебе свои похотливые ручонки, -улыбнулся Данцигер. Он очень надеялся, что Капоне сдержит свое обещание и мистер Лучано еще долго не увидит родной Чикаго - это было бы лучшим вариантом для всех. -А еще мне очень нравится это твое "кажется" - думаю что мне удастся его изменить на какое-то более уверенное определение?
Мужчина в очередной раз притянул к себе свою пассию, получив от нее уже несколько сонный поцелуй и затем позволил приятной усталости сморить себя. Пройдет несколько часов и им вновь надо будет собираться в клуб, где Дитриху придется бегать как белка в колесе, разбираясь теперь еще и с отчетностью преступного короля Чикаго. Но что это значило по сравнению с возможностью быть по-настоящему быть рядом с Пейтон?
Так начали тянутся дни - совершенно не унылые ведь даже работе, холодной зиме и продолжавшемуся кризису не удавалось сделать их такими. Около недели спустя после отъезда Лучано, Тони стала женой Данцигера и на весьма скромной церемонии в мэрии Чикаго в качестве свидетелей и гостей были лишь Пол Келли и Хоуп. От пышного застолья тоже решено было отказаться и устроить хороший ужин в одном из ресторанов делового центра, где у старины Келли были старые знакомые. Ну а после, Дитрих окончательно и бесповоротно поселился в квартире у любимой жены, уже не вызывая недовольства ее лучшей подруги, потому как никогда не оставлял холодильник в состоянии "повесившейся мыши". Правда бедняжке по-прежнему порой не удавалось как следует высыпаться по ночам по понятным причинам - ну а Тони и ее теперь уже законный супруг наслаждались совместной жизнью и работой без каких-либо препятствий и не находя поводов для ссоры.
Где-то спустя месяц после свадьбы, возвращаясь вместе с женой из клуба, Дитрих нехорошо себя почувствовал, чего уже давненько не бывало - и приехавший врач констатировал что у больного самый настоящий бронхит, что было неудивительно, ведь погодка в конце февраля была сырой и промозглой. Из-за работы немец не мог позволить себе валяться дома и продолжал ходить в клуб до самых выходных, пока Тони наконец самым категоричным тоном не приказала своему непутевому мужу остаться дома. По счастью, работа с отчетностью Альфонсо была уже закончена, так что Данцигер охотно подчинился и спокойно заснул после очередной порции таблеток, пока Пейтон решила сама сходить в продуктовую лавчонку на углу. Дома оставалась лишь Хоуп... и именно она и открыла дверь совершенно неожиданной гостье, что постучала в дверь, пока хозяйки не было дома.
-Я чем-нибудь могу вам помочь? -поинтересовалась девушка, смерив удивленным взглядом красивую темнокожую леди, что появилась на пороге с чемоданом в руках. Одета она была довольно-таки простовато для Чикаго... Хоуп мысленно назвала гостью этакой заплесневевшей провинциалкой и была весьма удивлена, когда женщина вежливо, но настойчиво подвинула ее в сторону и зашла в прихожую. -Простите, мисс... я кажется к вам обращаюсь??
-Я приехала к Пейтон, -ответила незваная гостья, сняв свою шапочку и аккуратно стряхнув с нее брызги - нынче в Чикаго шел противный дождь со снегом. -Мое имя Лидия Брик...
Хоуп едва не ляпнула в ответ, что она английская королева, потому как имя незнакомой леди ей ровным счетом ни о чем не говорило. С Тони они общались без каких-либо фамилий, это было совершенно неважно - и увидев весьма красноречивый жест (мол, Брик и что дальше?), незнакомка поспешила пояснить:
-Пейтон моя младшая сестра. Она дома?
-Н-нет.., -замялась на пару минут Хоуп. Интуиция говорила в пользу того, что мисс Брик явно не предупредила Тони о своем приезде? -Она ненадолго вышла и дома только я и ее муж. Но он нездоров и его лучше не будить.
Теперь настал черед Лидии удивляться. Сняв свое пальто, она оглянулась и с удивлением посмотрела на девушку. Она ведь не ослышалась? Мисс действительно сказала о муже ее сестрицы?!
-Ну да... а что тут такого? -переспросила Хоуп и тут до нее дошло, что Тони скорее всего не сообщила родным о своем браке с немцем. -Знаете что, давайте не будем стоять на пороге и пройдем на кухню? Я приготовлю чай и мы подождем Пейтон - думаю что она сама вам все расскажет...
Проводив гостью на кухню и усадив ее за стол, девушка на всякий случай проверила Дитриха, который в данный момент продолжал безмятежно дрыхнуть, замотавшись в одеяло словно в кокон. После Хоуп приготовила чаю и поставила на стол тарелочку с шоколадным печеньем... совершенно не зная, какими разговорами можно было бы занять Лидию. Почему-то девушке показалось что упоминание о муже Тони ей совершенно не понравилось?
К радости обеих дам, ждать Тони пришлось недолго и Хоуп первой помчалась в прихожую, где забрала у подруги бумажный пакет с покупками и заодно выложила все последние новости.
-Тони, тебя на кухне ждет твоя сестра... иди удостоверься, что это действительно она - а то я не знаю ее в лицо и может уже пора звать полицию?

+1

25

Пейтон прекрасно помнила слова своей матери о том, что ни один мужчина не захочет, чтобы его жена танцевала полуодетой на сцене перед целой толпой. И не важно было, что танцы и внимание, которое получала танцовщица во время своего выступления так нравились ее младшей дочери. Миссис Брик, воспитываемая не менее строгой матерью, что некогда служила у белых господ на юге, перебрала от них всю строгость подхода к внешнему виду девушек, а потому не давала спуска своим дочерям ни на йоту. Короткие юбки, шелковые платья с более глубоким вырезом по последней моде и, конечно же, все эти блестки и паетки миссис Саманта Брик считала неприемлемым, не говоря уже о танцах, которые стремилась танцевать ее дочь. И если только такое воспитание было приемлемым для Лидии, то уж никак не подходило Пейтон, которой так хотелось добиться чего-то в этой жизни, чего никто не мог понять из ее родни. Однако то, что никак не могли принять родные Тони, куда быстрее и легче был готов принять Дитрих, что не могло не радовать темнокожую женщину, чье лицо осветлила улыбка. Ей тут же захотелось сказать нечто о том, как она счастлива и то, как ошибалась ее мать, утверждая, что, танцуя на сцене, ее дочь обрекает на одиночество и отсутствие собственной семьи. Естественно, рано или поздно Пейтон придется отказаться от танцев ради чего-то другого, например, ребенка, но пока этот момент не настал, она не думала даже об уходе из мира танцев, поэтому попросту наклонилась к мужчине, чтобы подарить ему более чем откровенный и многозначный поцелуй.
- Ммм, ты очень близок к тому, чтобы мои слова потеряли это «кажется», - в перерывах между поцелуями, ответила немцу темнокожая леди, прежде чем сонно устроиться рядом с мужчиной в постели и позволить сонливости победить себя окончательно, позволив себе взять небольшой тайм-аут на сладкие мгновения совместного сновидения.
Не веря в собственное счастье, Тони мало-помалу начала готовиться к свадьбе. Правда, вся подготовка свелась к покупке платья, которое стоило, пожалуй, целое состояние. Это платье из нежного шелка и аккуратным кружевом не было снежно-белого цвета, но нежного кремового оттенка, который еще называли продавцы цветом слоновой кости, так что женщина вполне могла себе позволить его надеть куда-нибудь еще. Не в клуб, само собой, но в более приличное место, вроде ресторана, в который они пошли небольшой компанией, дабы отпраздновать столь радостное событие. К слову, друг Дитриха был весьма неплохим парнем и Тони нашла с ним общий язык, в точности, как и постаралась найти его с Келли и ее подруга, которой наверняка надоело уже быть одной. Правда, своего внимания на подобном Пейтон не акцентировала, решив, что куда лучше будет, если она будет уделять все свое внимание любимому мужчине, которого она, казалось, любила изо дня в день все больше и больше. Однако любовь никогда не может спасти от небольших неприятностей вроде гриппа или простуды. Что же подцепил Данцигер тем февралем Тони не могла сказать наверняка, однако женщина прекрасно понимала, что должна уговорить его отлежаться пару дней. По счастью, управляющий «Дикой Лошадью» не ослушался ее настоятельного совета и остался дома, тогда как ей оставалось быть ему хорошей женой и позаботиться о хорошем питании, что способствовало скорому лечению.
Решив сварить бульон для Дитриха, а также много других полезных вкусностей, женщина отправилась в продуктовую лавку, где и закупилась продуктами настолько, что едва ли донесла до квартиры, в которой они все еще жили втроем. Однако дома на новоиспеченную миссис Данцигер ожидал весьма интересный сюрприз.
-Тони, тебя на кухне ждет твоя сестра... иди удостоверься, что это действительно она - а то я не знаю ее в лицо и может уже пора звать полицию? – предупредила свою подругу Хоуп, от чего Тони почувствовала, как по жилах прошелся холодок. Она не представляла себе, что сестра может захотеть также приехать в Чикаго, когда оставляла свои контакты. Однако переступив порог квартиры и направившись на кухню, женщина убедилась, что никакой ошибки не было – ее ждала именно Лидия, ее старшая сестра.
- Лидия? – вслух удивилась она, едва не обронив свои покупки. – Что ты тут делаешь? – спросила Пейтон, так и не сдвинувшись с места, когда сестра смотрела на нее таким строгим взглядом, от которого было впору растеряться или просто испугаться. - Что-то случилось? – наконец-то опомнилась женщина, решительно сделав пару шагов навстречу сестре. – С матерью или детьми? – попробовала она угадать, но убедилась в том, что ошиблась и не угадала.
- Пейтон, - выговорила Лидс имя своей сестры, словно бы обдумывая свои слова. – Когда ты приезжала к нам, то не предупредила, что собираешься замуж, - тут же упрекнула младшую сестру старшая.
- Тогда еще я не знала, что выйду замуж, - пожала плечами она, наблюдая за сестрой, что быстро освоилась, раз начала сыпать упреками.
- Ты что беременна? Залетела от какого-то придурка? – спросила тут же Лидия, на что послышался лишь свист Хоуп из коридора.
- Я?! Нет, неужели я должна забеременеть для того, чтобы кто-то меня позвал замуж?! – громко ответила Тони, решительно начав разбирать все свои покупки. – И вообще, ты мне можешь ответить хоть на один мой вопрос? Ты так и не сказала, зачем приехала в Чикаго, - добавила одна из темнокожих леди.
- Почему тогда никого не позвала? – не унывала Лидия.
- Ты вообще, можешь говорить тише? – поспешила упрекнуть сестру, едва не напомнив той, что она не у себя дома, но пока остановила себя на полуслове, поставив на конфорку кастрюльку с частью петуха, которого купила специально к бульону.
- А приехала я … ну, знаешь, может в твоем клубе нужна уборщица или кто-нибудь? Те деньги, что ты оставила разлетелись спустя пару недель, но я не хочу больше просить, - буквально через мгновение произнесла Лидия, чем поставила в определенный тупик свою младшую сестру.
- Ой, не знаю, Лидс, надо будет поспрашивать, - добавила она, заметив, что так и оставалась в своей шубке, на которую так заглядывалась Лидия. – Я сейчас, - оставила она, прежде чем сбежать к мужу в комнату, миновав дверь в комнату Хоуп.
– Милый, как ты себя чувствуешь? – избавившись от верхней одежды, спросила Пейтон, прежде чем присела рядом с мужем на кровати. – У меня тут незваный гость, с которой тебе придется познакомиться… Она приехала в Чикаго в поиске работы, - выдохнула она, прикоснувшись к горячему лбу мужа. – Но, это все потом, пока спи еще – я тебе принесу скоро горяченького бульона, как закончу его готовить, - добавила она, укутав удобнее Дитриха, после чего вернулась на кухню.

+1

26

После приема поистине лошадиной дозы таблеток накануне вечером, Дитрих вырубился совершенно мертвым сном, поначалу без каких-либо сновидений. Но по мере того как действие лекарств прекращалось и надоевший уже жар снова принялся за свое, ему начали снится сны один хуже другого и притом связанные одной темой, если можно так сказать. Данцигер плохо спал этой ночью и постоянно просыпался, а когда засыпал снова, то раз за разом терял Тони в своих видениях - то они ссорились и она куда-то уходила, то возвращался Лучано и предъявлял на нее свои права, тогда как его босс лишь руками разводил, говоря что ничего не обещал немцу. В общем это была та еще ночка и было большим облегчением проснувшись крепко обнять любимую жену, вздохнув от облегчения - она рядом и значит ничего плохого не случится? Поутру Данцигеру пришлось проснуться чтобы принять новую дозу прописанных доктором лекарств, после чего он снова крепко уснул, а Пейтон укутав его словно маленького, кажется ушла в маркет - во всяком случае, спросонья он услышал именно это. Но кажется, любимая жена очень даже быстро вернулась, потому как спустя совсем недолгое время, Дитрих ощутил легкое прикосновение ее губ к своему лбу и тогда уже окончательно проснулся.
-Мне вроде получше, но горло все равно саднит, -он улыбнулся, проведя ладонью по ее бедру поверх плотной ткани ее теплой юбки. -Но по крайней мере нет той слабости что была вчера...
Услышав о незваных гостях, Данцигер удивился, но не успел ничего спросить, потому как жена сказала ему спать дальше и убежала на кухню готовить. И может быть он еще бы повалялся, однако любопытство и желание выпить чего-нибудь теплого пересилило, так что мужчина уселся на постели, поправив повязку из теплого шарфа у себя на горле и затем надев халат поверх пижамы заглянул на кухню.
-Как ты себя чувствуешь? -тут же поинтересовалась Хоуп, обернувшись к немцу. -Пол говорил, что самое лучшее средство от простуды это фермерский самогон. Стоит выпить стакан и все болезни как рукой снимает.
Дитрих лишь улыбнулся на эти слова. Похоже старине Келли приглянулась лучшая подруга его жены? Последние несколько дней, он особо не разговаривал с девушкой, но кажется она пару раз ходила на ужин с мистером Келли? Вроде бы Тони мельком говорила про это, но из-за поднявшейся температуры Данцигер не мог поручится что слышал именно это.
-Боюсь что после фермерского самогона, я вообще перестану понимать на каком я свете нахожусь, -он едва сдержал смех. -Его гонят крепостью выше обычных сорока градусов, так что там не только болезни рукой снимет, но и память пожалуй точно отшибет. Но... прошу прощения, я ведь не поздоровался с дамой...?
Пока Дитрих говорил, темные глаза незнакомки, что сидела за столом, внимательно изучали его и судя по ее взгляду ничего особенного он из себя не представлял. Незваная гостья была бы очень красивой, если бы не недовольное выражение ее лица, которое несомненно портило первое впечатление.
-Дитрих, это Лидия, старшая сестра Тони, -поспешила представить гостью Хоуп. -Она сегодня приехала из...
-Итак, значит вы и есть муж моей сестры? -оборвала девушку Лидия. -Интересно... когда она приезжала домой, то даже не обмолвилась о том что у нее кто-то есть. С чего вдруг такая тайна?
На этот вопрос у немца не было ответа... когда он и Тони решили поженится, то по сути дела не вспоминали о ее родственниках. Она не рассказывала о них, а он не спрашивал, думая что ей не хочется говорить на эту тему - да и свадьба была более чем скромной.
-Не знаю даже, что и сказать.., -пожал плечами Данцигер, читая в глазах новоиспеченной родственницы свой приговор - "как сестра могла связаться с белым?" - во всяком случае особой радости Лидия не показала. -Пожалуй решение поженится было несколько спонтанным... мы просто поняли что хотим быть вместе. Наверное это сложно объяснить в нескольких словах.
-Ладно.., -Лидия усмехнулась, подперев ладонью щеку и смотря на Дитриха словно на трудную задачу без какого-либо решения. -Я не чужой человек для Пейтон и мне конечно же, небезразлично что с ней происходит... расскажите тогда немного о себе? Например, как вы познакомились?
После этого вопроса Дитрих закашлялся... и что можно было ей рассказать? Он конечно же нисколько не жалел о том как познакомился с Тони и собственно, стал частью ее жизни - однако, ему показалось что эта история Лидии совершенно точно не понравится. Приглашение на кофе, после которого хозяйка и гость оказались в одной постели и после не смогли уже расстаться друг с другом... быть может стоило бы придумать что-то более обыденное?
-Так, мои дорогие - меня сегодня не ждите, я улетаю на ужин и свидание! -объявила тем временем Хоуп, чмокнув прежде чем уйти и Тони и Дитриха. -Не скучайте тут без меня... и наверное, увидимся уже в клубе?
-Счастливо, -кивнул девушке Данцигер и благодарно коснулся губами руки любимой жены, когда она поставила перед ним чашку горячего молока. Правда он давно уже терпеть не мог пить молоко, но сейчас спорить не стал, потому как болящее горло чертовски пересохло. -Лидия... кажется Тони сказала что вам нужна работа?
-Верно, но вначале я бы хотела услышать ответ на свой вопрос, -ответила женщина тоном учительницы, что вела чистописание в лютеранской приходской школе, когда Дитрих был еще ребенком. На пару мгновений ему с больной головы даже показалось, что его вот-вот снова начнут отчитывать за кляксы в прописи.
-Ну... в общем.., -он посмотрел на Тони, начав придумывать на ходу. -Мы ведь работаем в одном клубе... так что рассказывать особенно нечего. Там познакомились и начали встречаться... Как-то так.
По счастью, в этот самый момент, Пейтон закончила готовку и Дитрих мог отвлечься от допроса на порцию вкусного бульона - правда у него не было аппетита, но это был единственный способ отвязаться от Лидии.

+1

27

Пейтон улыбнулась Дитриху, как только услышала из его уст, пожалуй, именно те новости, которые могли порадовать ее сейчас больше всего на свете – он чувствовал себя лучше, а это было самым главным для нее сейчас. Что же до остального, то темнокожая женщина надеялась найти решение своей маленькой проблеме в лице прибывшей сестры. Правда, как решить дело с приездом Лидии и куда помочь своей старшей сестре устроиться на работу она пока не знала и даже не представляла. Уж вряд ли норовистая Лидс согласится танцевать перед публикой Дикой Лошади, как и ее младшая сестра, да и вряд ли бы кто-то ее взял туда. Сколько девушек ежедневно пытались устроиться туда? И лишь единицам получалось прорваться. В некоторой степени можно сказать, что Тони повезло прорваться и она была одной из тех единиц, что попала в клуб и не вылетела, как пробка из-под бутылки дорогущего шампанского. А в прочем, из Лидии вышел бы не плохой организатор или даже администратор – она была весьма дисциплинированной, обязательной, а главное пунктуальной и строгой, в первую очередь к окружающим, а это в понимании Тони было решающим для тех вакансий, о которых она в первую очередь задумалась. Другое дело, что надо было еще их подобрать, ведь с работой в Чикаго было не лучше, чем любом другом городе Америки.
Однако темнокожая женщина вернулась на кухню в приподнятом настроении, теша себя тем, что ее любимый мужчина чувствует себя лучше. Она подошла сразу же к плице, на которой варился бульон и добавила необходимые специи, прежде чем на пороге кухни появился Дитрих. Пейтон догадывалась, что ее слова должны были заинтересовать мужчину, а потому он преодолел свою усталость и отправился сразу же следом за ней, где и находилась темнокожая родственница, до сих пор хранившая после возвращения Тони на кухню относительное молчание. О приходе Дитриха огласила Хоуп. Подруга миссис Данцигер определенно перебрала на себя роль эдакого арбитра, который до поры до времени наблюдает за всем и не вмешивается. Именно так и было с Хоуп – она поинтересовалась у немца о его самочувствии, но не пыталась как-нибудь встревать между не самой доброжелательной бедной родственницей и мужчиной. В прочем, танцовщица не теряла чувства юмора и весьма умело пошутила, прежде чем представила Дитриха Лидии, пока темнокожая леди была все еще занята готовкой, которую она оставила лишь погодя и подошла к своему супругу, которого и приобняла рукой за спину.
- Присаживайся, милый, - скомандовала женщина крайне мягко, не желая вмешиваться в тот расспрос, который решила устроить своему зятю Брик. Она знала, что лучше будет дать шанс Дитриху самому выстоять перед сложной конфликтной натурой старшей сестры. Тем более, она всегда была не самым сильным противником против Лидии, уступая ей в спорах. По крайней мере, на памяти Пейтон подобное происходило довольно-таки часто. Правда, случалось это достаточно давно.
Пока муж отвечал на вопросы, высказанные Лидией, Тони подала супругу горячего молока, к которому добавила небольшую ложечку меда, которое должно было смягчить боль горла, которую он испытывал. Конечно, было бы неплохо дождаться бульона, однако нужно было еще выделить немало времени пока он окончательно сварится и будет готов к употреблению. Тем временем Хоуп намерилась сбежать к своему ирландскому поклоннику, который стал уделять танцовщице щедрые знаки своего внимания. Правда, ирландец не был столь расточительным, как итальянский поклонник ее подруги, которому пришлось уехать на продолжительное время в Атланту, но это не могло не радовать Хоуп своей особенной уникальностью. А ведь девушка даже припомнила, что в ее жилах течет какая-то небольшая часть ирландской крови.
- Да, увидимся в клубе, - подмигнула Тони подруге, принимаясь разливать по чашкам бульон, пока услышала от сестры довольно-таки щепетильный вопрос. Но, как мужчина с истинными талантами к дипломатии, Дитрих умело сумел сыграть фактами, и лишь лукавая улыбка на полных губах женщины послужила тем самым знаком, что мог заставить Лидию усомнится в сказанных ним словах, если бы только пожелала посмотреть в лицо Пейтон. Но вместо этого она хмурилась, а младшая сестра предположила свой вариант дальнейшего будущего для них всех.
- Дит, кажется, в Лошадке хотели нанять уборщицу? – только спросила Пейтон у мужа, вспомнив о свободной вакансии. Правда, она сделала это вовсе не затем, чтобы принизить сестру, а лишь для того, чтобы вернуть их разговор в более рабочее русло.
- Если есть свободное местечко – я согласна в любом случае, - в ту же секунду высказала свое согласие Лидия, прежде чем принялась в дружной компании за бульон. В тот вечер им пришлось уже втроем отправиться в клуб, куда пришел ирландский поклонник Хоуп для того, чтобы посмотреть на танцовщицу с первого ряда. Наблюдая за этим Тони не могла не подшутить над подругой, тогда как сестре все-таки пришлось исполнять нынче роль официантки – кто-то не вышел на работу из-за болезни, а потому Дитрих, как управляющий, решил решить эту проблему по-своему.

+1

28

Дитрих был весьма рад завершению допроса - и очень удачному предложению любимой жены, относительно работы для Лидии. Правда в тот самый момент, немец еще даже и предположить не мог, что его ожидает с приездом дражайшей родственницы...
Но обо всем по порядку?
Хорошенько покушав, Лидс сменила гнев на милость, став говорить с Данцигером куда более благосклонно. Как оказалось, ей одной приходилось тянуть аж четверых детей, после того как ее муж умер несколько лет назад. Выпрашивать жалкие крохи помощи у родных, которым самим было порой нечего есть гордый и неуступчивый характер Лидии не позволял, так что она быстро согласилась на самую простую работу в Лошадке. Увы, но немец не был владельцем клуба, так что продвинуть свою родственницу не мог при всем желании - но и так все было более-менее неплохо?
-Рад видеть что тебе полегчало, -поздоровался с Данцигером старина Пол, когда заявился в Лошадку тем же вечером, чтобы полюбоваться на выступление Хоуп. -Знаешь... я никогда бы не подумал, что благодаря твоей внезапной женитьбе тоже заведу роман. Признаться, мне думалось, что это совершенно не к месту и не ко времени...
-Мне кажется, дружище, что мы с тобой еще не растеряли свою удачу... так что следует просто плыть по течению, пока это возможно, -улыбнулся Дитрих, пожав руку своему старому и надежному другу. -Хоуп очень хорошая девушка и я рад за вас обоих. Быть может, скоро погуляем и на твоей свадьбе?
-Пока что еще рано об этом говорить, -усмехнулся Келли. -Но чем черт не шутит? Твой пример наглядно доказывает как можно быть счастливым в законном браке - признаться, вспоминая пример моих родителей, я думал что это в принципе невозможно.
Данцигер лишь покачал головой на эти слова. Пожалуй быть счастливым совершенно несложно, если рядом с тобой именно та самая единственная во всем свете женщина, что была предназначена тебе самой судьбой. И неважно, что счастливый случай, что свел немца с его будущей женой принял образ самого обыкновенного уличного воришки - главное, что они сумели разглядеть свой шанс быть вместе и в полной мере им воспользовались?
-Кажется у меня наконец-то стало получаться.., -буркнула Лидс, возвращаясь с кухни в общий зал с очередным подносом. -Никогда не думала что работать официанткой может быть так сложно!
-Что именно начало получаться? -поинтересовался Дитрих, обернувшись к новоиспеченной родственнице и рассмеялся, когда она сказала что сумела сдержаться и н влепить пощечину какому-то наглецу, что посмел назвать ее милашкой и ущипнул за пятую точку. -Если будут какие-либо проблемы в зале, сразу обращайся ко мне, хорошо? Некоторые господа порой путают это заведение с домом терпимости и забывают что официантки не являются дамами легкого поведения.
-Хорошо, -кивнула Лидия, прежде чем убежать в зал. -Но тот кретин сунул мне тридцатку... а я не так глупа чтобы позволять себе из-за гордости не брать хорошие чаевые.
Итак... тем вечером в Лошадке было многолюдно и как всегда весело - а выступление танцовщиц как и обычно имело большой успех. Келли превзошел самого себя доставив в клуб партию отменного контрабандного виски и выручка буквально взлетела к потолку, учитывая тот факт, что стражи порядка не беспокоили гостей. В общем, все было очень даже хорошо, ровно до того момента пока Дитрих, вернувшись домой, не увидел в своей с Тони спальне Лидию... и ведь он совершенно позабыл, что она собиралась остаться у своей младшей сестры. Правда, это было чревато некоторымми трудностями, в плане совместного времяпровождения с любимой женой - сейчас немец был немного не в форме из-за надоевшего уже бронхита, но поправившись конечно же рассчитывал что они продолжат свою любовную феерию. Вот только как это сделать при наличии в комнате совершенно постороннего человека?!
Когда прошло два дня жизни в этаком веселом "общежитии", Дитрих пришел на работу с той мыслью, что думает вовсе не о финансовой отчетности и прочих важных делах. Надо было поговорить с супругой, чтобы как-то решить проблему проживания Лидии в их спальне, так что Данцигер направился в гримерку жены, где она как раз переодевалась к репетиции и попутно болтала с сестрой, делавшей уборку.
-Лидс, ты не оставишь нас ненадолго? -обратился немец к свояченице, а когда она вышла, то решительно притянул к себе Тони. Один ее вид в весьма соблазнительном халате, мигом заставил его позабыть обо всех своих первоначальных намерениях... какие сейчас вообще могли быть разговоры?! -Не знаю как ты... а я ТАК больше не могу. Иди ко мне?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-18 00:23:05)

+1

29

Возвращаясь тем вечером домой с клуба, Пейтон была довольна тем, как обернулся неожиданный визит ее сестры, прекрасно понимая, чем чреват было это небольшое происшествие. Как-никак, а у Лидии был тот еще характер крепкого орешка, если не сказать больше. Но, она все-таки нашла себе работу, за которую могла получить хорошие деньги, разнося напитки и закуски посетителям, а также протирая полы, если чего-то более престижного не подвернется под руку. В прочем, раз уж Лидс, никогда не считавшая работу официанта достойной себя, снизошла к подобному занятию, Тони поняла в каком отчаянии и глухом угле находилась ее сестра. Дождавшись мужа, которому нужно было провести кое-какие подсчеты, и сестру, что заканчивала уборку, темнокожая танцовщица смотрела в окно и наблюдала за тем, как пусты улицы Чикаго стали в час великого экономического краха и депрессии. Все гости Дикой Лошади разбежались бесследно кто куда и могло показаться, что даже духу их тут не было. Лишь гора посуды и грязь, оставлена ими свидетельствовали в пользу их присутствия. И тут в окне она увидела двоих. Девушка была высокой и стройной, а на ней было аккуратное пальто, что делало ее фигуру более тонкой в лунном свете. Ее ножки были обуты, видимо, в какие-то сапожки на высоких каблуках, а в руках находилась какая-то сумочка. На парне же был модный головной убор и пальто, наверняка, той же моды. Двое обнималось, не в силах расстаться, от чего Пейтон даже смутилась – она не хотела наблюдать за чужим счастьем в этот ночной час и красть чьи-то минуты наедине, зная, как дороги они могут быть, когда любишь. Но, стоило только парочке разойтись, как Тони узнала ту самую парочку, которую она прекрасно знала. Келли и Хоуп – никогда бы не подумала женщина, что ее подруга начнет встречаться с ирландцем и они будут настолько красивой парой. Но, чего греха таить? Она сама никогда бы не подумала, что влюбится в немца и выйдет за него замуж.
Когда Пейтон с Дитрихом под руку прошла к машине, на улице возле клуба не было никого, из чего женщина сделала правильный вывод – подруга не будет ночевать дома. Ну, а по возвращении домой стал новый вопрос, который следовало решить немедля – Лидия. Ей явно нужно было найти местечко в квартире, где она могла бы спать. Не ложиться же спать всем втроем в одну постель! Но, к счастью, в квартире был раскладное кресло, в котором и устроилась Лидия, тогда как в дальнейшем Тони предстояло подумать о чем-то более приемлемом. Ведь пределы данной комнаты были тем личным пространством, которое могли себе позволить двое молодожен. Так было решено, но … решение не нашлось ни на следующий день, ни парой дней спустя. Увы, но Тони не могла предложить своей сестре пожить на кухне, при условии, что ее раскладное кресло они передвинут туда. В точности, как и не могла намекнуть, что тут каждый вносит свою лепту – Хоуп платит свою половину, тогда как Дитрих снабжает холодильник продуктами.
Думая об этом, Тони уселась напротив своего зеркала в гримерке, пока Лидия заполняла пространство своим достаточно громким тоном голоса, рассказывая обо всем том, что происходило в семье, пока Тони не было. Пейтон же не подавала виду в том, что не слушает сестру, как и не подсказала ей то, что ей нужно надеть платье, раз с макияжем она пока закончила. Более яркий и эффектный макияж она успеет сделать непосредственно перед выступлением. Когда в гримерку без стука открылась дверь, танцовщица знала, что к ней решил заглянуть муж – он чувствовал сейчас себя хозяином ситуации, да и имел полное право, против которого нисколько не возражала Тони. Улыбнувшись супругу, женщина приподнялась из своего места и направилась к Дитриху, прежде чем он попросил Лидию оставить их наедине. Тони не успела спросить, случилось ли что-то, раз муж пришел к ней сейчас и не блещет радостью. Однако ей даже не пришлось открыть рот, чтобы озвучить свой вопрос, когда мужчина дал понять, каковым будет его ответ.
Оказавшись в объятиях немца, Пейтон ощутила желание, испытываемое супругом. Об этом говорило все его тело, даже руки, которые жадно сжимали ее тело, прижимая к себе, прежде чем их губы встретились. Потянув мужчину на себя, танцовщица подошла к самой стенке, а когда ощутила спиной прохладу, поскольку на этом недалеком пути с плеч сполз шелковый халат, принялась помогать супругу избавиться хотя бы от брюк. Терпения на множество пуговиц на рубашке просто не оставалось…
- Надо решить нашу проблемку с соседкой, - усмехнулась она, все еще тяжко дыша после весьма жаркого раунда близости, после которого не хотелось торопиться куда-либо. Они так долго не могли уделить даже пары подобных минут, от чего Пейтон явно не чувствовала себя в восторге. И Дитрих ведь тоже?

+1

30

Быть может, гримерка была не самым подходящим местом для проявления всех чувств, эмоций и обоюдного желания, но другого выхода Дитрих не видел. По крайней мере пока... ведь попросить Лидию найти себе другое жилье не представлялось возможным - денег у нее не было, а гордость наверняка не позволила бы принять их от родственников, к коим теперь относился и немец. Но обо всем этом можно было поговорить и позже, а сейчас, он лишь накрыл губы жены своими в очередной жадном поцелуе, позабыв обо всем на свете. По счастью, пока длилась их жаркая близость, черти никого не принесли в гримерку Пейтон, но все же пришлось основательно поспешить, дабы кто-либо из персонала не помешал взаимному и приятному безумию на двоих.
-Я мог бы предложить ей пожить в моей старой комнате.., -ответил Данцигер, обняв Тони и подарив ей очередной нежный поцелуй. -Но сомневаюсь, что она согласится... к тому же, я ей сразу не понравился. Однако, надо что-то придумать, потому как долго так я не выдержу.... ты прекрасно знаешь, что мне всегда тебя мало.
Ему пришлось отпустить жену, как только кто-то из стаффа пришел напомнить ей, что пора бы поторопится с подготовкой к выступлению - хотя, по правде говоря, хотелось продолжения. Но увы, надо было привести себя в порядок и вернутся в общий зал, занявшись всеми неотложными делами, потому как гостей нынче собралось великое множество. Старина Келли не сплоховал с очередной поставкой элитного алкоголя, так что выручка в Лошадке и в этот вечер была более чем неплохой, за что можно было похвалить самого себя. Однако, Дитриху было вовсе не до веселья и оставалось лишь тяжко вздохнуть, когда в зале появлялась Лидс, освоившая роль расторопной официантки - тот самый злой гений, что так или иначе внес разлад в идиллию немца и его любимой супруги.
После возвращения домой, вечер для всей компании в квартире Тони прошел как обычно - сначала ужин, благо в провизии теперь не было недостатка и потом подготовка ко сну, ведь завтра намечался такой же хлопотный и долгий день в клубе. Данцигера так и подмывало поинтересоваться у Хоуп, не собирается ли она переехать к Полу, однако он все же сумел сдержать свое любопытство, понимая что подобные расспросы будут совершенно нетактичными с его стороны. Но все же надо было что-то решать...
-Любимая... что если тебе сейчас предложить Лидии пожить у меня? Я ведь плачу за комнату и она мне пока что не нужна.., -шепнул на ухо супруге Данцигер, когда наконец-то настала их очередь (!) занять ванную. -Я понимаю, что это будет выглядеть не слишком красиво с нашей стороны... но должна же она понять нас. Мне кажется, что это будет вполне разумным выходом из положения. Поговори с ней?
По сути дела, можно было продолжить "банкет" и в ванной - но в тот самый момент, когда Тони обняла своего мужа, даря ему очередной жаркий поцелуй, на пороге появилась Лидия, решившая что сестрица уже успела десять раз завершить свой моцион.
-Извините... но я очень устала и хочу пораньше лечь спать, -заявила женщина самым категоричным тоном, так что Пейтон и Дитриху пришлось ретироваться в спальню. Хотелось конечно надеяться, что Лидс действительно быстро уснет, но черта с два - ей еще и захотелось поболтать с сестрой после водных процедур, так что Дитриху пришлось попрощаться с надеждой провести ночь с собственной женой. Естественно, на утро он вышел к завтраку не в самом лучшем своем настроении, но тут подвернулся весьма подходящий случай...
-Лидс, Тони - не хотите сходить со мной в магазин модной одежды? Мне очень нужно новое платье... на выходные Пол собирался пригласить меня на романтический вечер, -поинтересовалась Хоуп у присутствовавших на кухне леди. -Поможете выбрать что-нибудь?
-Конечно, я буду рада немного пройтись и развеяться, -охотно кивнула Лидия, а немец понял, что надо ловить хороший момент и прежде чем его жена успела ответить, положил ей ладонь на колено под столом. Поход по магазинам дело долгое, так что есть возможность урвать для себя хотя бы немного времени? -Ты пойдешь, Пейтон?

+1

31

Всем известно, что любви, узаконенной браком или нет, но нужен простор. Любые стеснения не идут на помощь отношениям, какими бы они ни были. В прочем, в этом старом и бородатом от времени утверждении убедиться лишний раз смогла и Пейтон, прожив в квартире, ставшей в одночасье тесной ее жильцам, вместе с сестрой и соседкой по жилью не больше недели. Пожалуй, только Лидия и Хоуп не ощущали этого дискомфорта и тесноты, которую испытывали супруги. Все-таки Лидс не доводилось привыкать к простору, ведь дома всегда было мало свободного пространства, и все ютились по большей степени в одном или двух помещениях, что были прогреты больше остальных в целях экономии, тогда как Хоуп попросту отсутствовала дома все чаще. Ее роман с ирландцем бурно и стремительно развиваться, чему только могла порадоваться Тони. Правда, она же и волновалась за подругу – как бы Келли не обидел девушку ненароком и не разбил ей сердце. Давно уже она не сияла столь беззаботными улыбками перед окружающими, да и на памяти темнокожей танцовщицы не было, чтобы кто-то заставлял так тщательно готовиться к свиданиям неотразимую Хоуп. Ведь этой девушке были к лицу даже самые простые наряды.
- Я знаю, - выдохнула Пейтон в ответ супругу. – Но, я не думаю, что это то, чем мы можем решить нашу проблему, - добавила она, подведя взгляд своих карих глаз на мужчину. Вообще, стоило бы, пожалуй, женщине предложить супругу пожить отдельно от все, однако ее белокурая головушка не работала пока в данном направлении настолько продуктивно. Все-таки она боялась того, что это будет им не по карману, ведь «дорого» уже давно стало клише даже для хорошо зарабатывающих женщин в Чикаго, которых в городе было не так уж и много. К тому же, заработок Тони, как и Дитриха всецело зависел от процветания не совсем легального бизнеса, который мог и привести их к ничему хорошему, в случае если федералы узнают о том, чего знать им не надобно.[float=right]http://funkyimg.com/i/28NgC.gif
http://funkyimg.com/i/28Ngz.gif
http://funkyimg.com/i/28NgD.gif[/float]
В прочем, танцовщица быть может и решилась бы озвучить свою спонтанную мысль, однако не успела – тактичный стук и объявление о том, что у женщины осталось всего да несколько минут к выступлению и демонстрации совершенно нового номера, заставил супругов прекратить свой разговор и распрощаться до ночного возвращения домой, где они возможно сумеют выкроить время для беседы. Все-таки говорить о вопросе жилья при своей сестре Пейтон не считала правильным, да и выдвигать какие-то предложения, касающиеся ее переезда – все-таки Лидс была ей не чужой в отличии от Хоуп, с которой они познакомились уже в Чикаго. Однако обо всем об этом танцовщице пришлось позабыть, спешно поправляя свой костюм и прическу, что потерпели влиянию со стороны страстного немца, который по привычке уже потревожил красиво уложенные волны волос своей супруги, а экстремально короткое платье пришлось лишь поправить так, чтобы оно не вызывало ни у кого подозрений в том, что случилось несколькими минутами ранее. Новый номер очень понравился зрителям. В зале погас свет и сцену озарил настоящий водопад из звезд и огоньков, которые придумала в качестве особых спецэффектов Тони, пообщавшись с одной дамой из Бродвея. Она сказала, что там они уже пару раз прибегали к подобному. В общем, эти спецэффекты обошлись Лошадке в круглую сумму, однако оно того стоило – зал замер в ожидании и пока золотые искры сыпались вниз, она сама ощутила это напряженное ожидание чего-то феноменального. Будучи абсолютно довольной собой, Тони отпрыгала на сцене от и до, ловя на себе восторженные взгляды посетителей, но главной наградой для нее был, естественно, супруг, что вышел на особенное место, из которого обычно наблюдал за ней без каких-либо помех.
Пейтон довольно улыбаясь, покидая этим днем клуб, а когда их с Дитрихом небольшому семейству удалось уединиться в тесной ванной, она осторожно посмотрела на своего мужчину.
- Не знаю, Дит, - пожала она плечами, не отводя взгляда карих глаз от него, тем более сейчас его руки спустились значительно ниже талии, ухватившись за пышные ягодицы танцовщицы. – Мне будет не удобно говорить ей о подобном, все-таки она моя сестра, - с долей сожаления произнесла она, прежде чем Лидия окликнула их. И тут в пору было тяжко вздохнуть, ведь вся ситуация казалось патовой. Куда двигаться дальше? Ведь, как не покрути, а кто-то всегда будет недоволен. – Я поговорю с Хоуп, может она будет не против, если Лидс поживет в ее спальне… - договорила шепотом женщина, прежде чем поспешила следом за мужем на выход. Правда, любые надежды на приятное времяпровождение, когда все уснут, растаяло словно дым, стоило только Лидии начать говорить. А говорить могла старшая сестрица Пейтон без устали часы напролет, так что она даже не ощутила, как усталость сморила ее в трепетных объятиях мужа, ведь женщина даже не разбирала, что бормочет сестре в ответ и лишь утром проснулась с ощущением какой-то недосказанности. В прочем, раз Лидия не обижалась, Пейтон решила, что все было вполне нормально.
Правда, за завтраком на кухне темнокожая леди получила внезапное предложение от подруги и сестры, на которое даже не знала, как реагировать – неужели Лидс действительно пойдет в магазин одежды вместе с Хоуп? Неужели она собирается и себе что-то подыскать? Она ведь только-только начала зарабатывать, однако рука мужа явно предостерегла от согласия на это предложение. Ощутив, как пальцы мужа впиваются в ее ногу достаточно высоко, женщина лишь осторожно выдохнула, прежде чем озвучить свой отказ.
- Мне кажется, что у меня начинает болеть горло – видимо грипп и до меня добрался, поэтому я лучше побуду дома, - пролепетала на одном выдохе Тони. Она даже для верности имитировала кашель, и после завтрака подалась в ванную, якобы прополоскать горло, где ее со спины обнял Дитрих, прежде чем огласить прекрасную весть – дома они, наконец-то, одни!
- Я никогда не думала, что буду так радоваться подобному известию, - пробормотала женщина, подарив мужу поцелуй, а за ним еще один, начав постепенно расстегивать его рубашку …

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » n-a-s-t-y