Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » сестра ‡...и прочие неприятности


сестра ‡...и прочие неприятности

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Mirthe An. Van Houten&April Van Houten
7 января 2016
Съемная квартира Мими

http://funkyimg.com/i/26BUe.gif http://funkyimg.com/i/26BUd.gif

Иногда просто нужно взглянуть в зеркало

Отредактировано Mirthe An. Van Houten (2016-01-19 20:44:52)

+1

2

>> внешний вид + ближе <<
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
протез, который не видно совсем-совсем

[float=left]http://funkyimg.com/i/26C3e.gif[/float]Здесь… холодно.
Холоднее, чем в вечно летнем Лос-Анджелесе, из которого я выбиралась скрепя сердце и пуская невидимые слезы по изнанке щек. Я никогда не любила свой родной город. В нем было… слишком мало той живости, той звучности, что я ощущала в себе последние двадцать семь лет. Когда добираешься до вершины мира, то не желаешь возвращаться в родные пенаты, спотыкаясь взглядом об здания, в которых располагались твои драматические кружки, вещающие о том, что ты безумно талантлива, но этого недостаточно, чтобы убраться отсюда подальше. Или запинаясь об почти знакомые лица, которые смотрят на тебе с едва ехидным прищуром, как бы говоря беззвучно: «кажется, ты чем-то была известна… но чем?» Ты смахиваешь цепкие ручонки с плеч, хохочешь на всю округу, а в голове пульсирует лишь одна мысль: за что я любила это место? Почему она раньше для меня так много значило? Пахнущие чьим-то содержимым желудка улочки, тусклые кирпичные стены, постные мины прохожих, не желающих смиряться с собственной судьбой… И я это — любила? И мне это — нравилось?
Ностальгия вперемешку с отвращением. Пока я искала квартиру моей младшей сестры — дважды стукнулась плечом об рослых дядек, четырежды ударилась мыском туфель об выпирающий камушек мостовой, семь раз была награждена уничижительным взглядом, но, несмотря на это, продолжала энергично шагать вперед, удивляясь тому, как ловко я управляюсь с протезом моей новой ноги. А ведь врач говорил, что мне потребуется месяц или два на то, чтобы привыкнуть к концептуально новому аксессуару. Оно и понятно, что в расчетах доктор Хоуп ошибся: я схватываю на лету и продолжаю лететь так быстро, как это возможно. Если набрать достаточно быстрый темп, то не заметишь, что на сопротивление воздуху уходит куда больше сил, чем прежде. Подумаешь — нет ноги… Меня это ничуть не тревожит. Я не из тех, кто вешает нос и по ночам рыдает в подушку, вспоминая чудесные эпизоды, в которых я была так счастлива со своей когда-то существующей конечностью! Продвижение предусматривает полный отказ от прошлого. Беспрекословный и строгий.
И я иду, шагаю по Сакраменто, улыбаясь редким прохожим Голливудской улыбкой в надежде, что они меня узнают. Через двадцать минут пути я понимаю, что надежда, корчась от судорог и выкрикивая проклятья своим обидчикам, скончалась в моей душе без лишних разговоров. Фыркнув и прижав к груди бутылку рома, я подхожу к подъезду того дома, где предположительно проживает моя родная кровь, которую я так дико люблю. И не нужно сомневаться: люблю, еще как, а ее колючесть я всегда списывала на особенности характера, а не всепоглощающую зависть к моим успехам. Я даже понять не могла, чему там можно завидовать. Мы одинаковые! И телосложение похоже, и голос, и таланты... Недаром мы — монозиготные близнецы. Нас не могли отличить друг от друга не то что учителя — сами родители, с которыми мы проводили двадцать четыре часа в сутки! И если бы хоть один человек начал бы настаивать на том, что Мирте убивается из-за моей везучести, то моя челюсть бы упала на пол. Потому что… чего?!
Ступеньки — к черту. Я зову лифт: подниматься мне — даже при такой силе воли — будет несколько проблематично. Оказываюсь на нужном этаже, вглядываюсь в расплывшиеся очертания цифр и букв. Наверное, вот за той тяжелой, непробиваемой дверью скрывается моя Мирте. Это на нее очень похоже — закрыться от всех. Моя пессимистичная хрупкая лебедь, злая, как сама жизнь, и знающая больше меня, потому что об кулак мироздания ударялась неоднократная. Её такой видит большинство, а я её вижу… знаете, я её вижу другой. Я не могу объяснить, какой именно, но для меня она — не сердитая кусачая девчонка. Мама всегда говорила, что Мими «взрослая не по годам», а я «не по годам неиспорченная реальностью».
Палец утопает в пластмассовой коробке звонка. Динь-дилинь.
И для эффективности — два раза ударить кулак в дверь. Пока не откроют.
— Мимимими! — это у нас своеобразный ритуал. Я умиляюсь Мирте, она шугается моего умиления и, скорее всего, где-то на периферии сознания желает мне сдохнуть в адских мучениях. Хорошо, что я об этом знать не знаю, раскидывая руки на ширину плеч и стукая поверхность бутылки об косяк с угрожающим звоном. — Сюрпри-и-из! — и мне действительно кажется, что она мне рада. Я всю жизнь в ее жестах ловила эту радость, которую остальные нарекали «семейной вежливостью». По мнению большинства, Мими не посылала меня ко всем херам на полном серьезе только из-за сестринского родства. Но будь мы подружки какие-нибудь — она бы от души пожелала бы мне слиться в пустыню и там потеряться. — Я так рада тебя видеть! Ты меня тоже, правда? Да? — душевненько так бросаюсь в объятия младшей и начинаю ее душить, касаясь донышком бутылки лопатки. — Вытаскивай бокалы немедленно! — заявляю безапелляционно, слегка добавляя дистанции после пылкого поцелуя в щеку. Улыбаюсь я ослепительно. Потому что рада неимоверно. — Я искала твою квартиру так долго не для того, чтобы уйти отсюда трезвой.
Мне надо выпить. И плевать, что пью я в последнее время слишком часто.
Who fuckin’ cares?

+1

3

l o o k
Ненавижу этот чертов клоповник! Здесь настолько, блять, холодно, что приходится напяливать куртку, чтобы не околеть окончательно. И кофе - тонны кофе. В последнее время без него вообще невозможно, но я впервые не хочу и не буду жаловаться на обилие работы. А вот на то, что кто-то долбит мне в дверь тогда, когда я учу сценарий - я пожалуюсь! Громко и матом!
Это снова Солсбери. Суческое моровое поветрие! Только эта паскуда может вот так безапелляционно щемиться ко мне, прекрасно зная, как я не хочу сейчас его видеть. Хотя странно, конечно. Обычно ему нужно немного больше времени, чтобы по мне "соскучиться", чем каких-то пара дней. Но мало ли что случилось в его ебучей жизни?..
- Блять, Чак, кажется мы в прошлый раз все реши... - я распахиваю дверь и замираю, вытаращив глаза, - ...ли.
- Мимимими!
Вот. Же. Блять.
Первый порыв - ебануть дверью обратно об косяк и прислониться спиной. А еще лучше - комод подтащить, чтоб наверняка. Нет! Нет-нет-нет-нет! Ну еб вашу мать, ну давайте не сегодня, а? Давайте никогда! "Никогда" - это же так отлично! Не хочу, не хочу, не хочу! У меня только все налаживаться стало, зачем она приперлась?!
Единственный индивид после господа бога, которого я никак не ждала увидеть в своей съемной квартирке, это Эйприл, мать ее, Ван Хутен. Не ждала и не хотела. Мне казалось, что исчезая с порога отчего дома, я ясно дала понять, что ничего общего, кроме набора ДНК я с ней иметь больше не хочу. Но нет. Стоит. Точнее - уже висит у меня на шее, тыча горлышком бутылки в лопатку. Горлышком бутылки? Блять. Ущипните меня, я, сука, определенно сплю. Эйприл, девочка-одуванчик, носившая из школы одни пятерки в розовом рюкзачке с барби. Эйприл - любимица и отрада родителей. Эйприл, не бравшая в рот ничего предосудительного, фаллического или крепче компота. Что происходит в этом блядском мире?
- Ага, да. Заходи, - нет, нет-нет-нет, исчезни, блять. Говорят, если не пригласить вампира в свой дом, он туда сам не зайдет. А кто ты, если не вампир?! Ты еще в утробе высосала из меня всю жизнь! Ты отняла у меня родителей. Ты отняла у меня даже победу на чемпионате. Мою победу! Так какого же, спрашивается, хуя?..
- Кухня там.
Я обреченно шаркаю тапочками по полу вслед за как всегда молниеносной Эйп. Ничуть не изменилась. Румяная и так и пышет здоровьем. Хотя мне все равно казалось, что что-то в ней не так. Не так, как всегда.
Но ведь и я больше не была той девочкой, которая не красилась в блонд и не ругалась матом, а ходила с ней в одну танцевальную студию и сидела за одной, блять, партой.
Молча достаю из шкафа квадратный вискарный стакан. Один. На ее выгнутую бровь раздраженно пожимаю плечами и берусь за кофейник, чтобы хоть как-то занять руки:
- Я не пью, - нужно, наверное, сказать "я больше не пью" или "я пока не пью". У меня настолько дохуя работы, и, что самое главное, мне так важно не потерять доставшуюся мне роль, что я готова не то что не бухать, я готова не есть, не спать и не трахаться, лишь бы выгорело... - Какими судьбами?
Сейчас она спросит меня, почему я не отвечаю на ее звонки и смс, и мне нужно будет придумать какой-то вразумительный ответ еще до того, как с языка слетит, что я внесла ее контакты в черный список, сожгла все фотки, и вообще - она может катиться ко всем чертям.
Вот почему она заявилась сейчас, а не после того, как я проверну дело с отцом и счетом? Теперь, при всем моем маниакальном желании, я просто не могу послать ее нахуй, ведь это никак не впишется в образ вставшей на путь истины блудной дочери, который так важен нашему папеньке, будь он неладен.
Сука, разбудите меня, я сплю и мне снится кошмар!

Отредактировано Mirthe An. Van Houten (2016-01-20 16:00:45)

+1

4

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » сестра ‡...и прочие неприятности