Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ты твердо знаешь: в книгах — сказки, а в жизни — только проза есть.


Ты твердо знаешь: в книгах — сказки, а в жизни — только проза есть.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Tony Danziger & Monica Navas
Сан-Хосе, 2007 год
Квартира Пейтон


   Самые душевные разговоры удаются на кухне в компании чая, иногда сорокаградусного, после тяжелых трудовых будней. –Привет. Сегодня опять балуемся плюшками? И это тот самый случай, когда плюшки – реально существующие хлебобулочные изделия, а Тони и Моника – реально существующие подружки с реально существующими проблемами.

http://i.imgbox.com/vYWIGpDH.gif

Отредактировано Monica Navas (2016-01-20 16:35:19)

+1

2

Время порой безбожно и беспощадно летит вперед, гоня минуты и часы прочь, превращая их в дни, долгие дни и недели, а там рукой не надо тянуться к годам. Что же, годы шли, один за другим незаметно, а Пейтон определенно знала, что оставалась все той же девчонкой, жаждущей приключений, любви и какой-то магии вокруг, не иначе. Иначе почему ей так неуютно в этой всей, казалось бы, прекрасной обстановке вокруг нее? Теперь она замужем. Боже! Два года прошло с тех пор, как Картер надел на ее безымянный палец обручальное кольцо, дав ей надежду на безоблачное будущее. Он окружил ее своей заботой, так что ей не надо было переживать о том, что завтра им может нечего поставить на обеденный стол или думать, чем угощать друзей, если те задумают прийти внезапно к ним с визитом. Нет, жизнь определенно была хороша, только от этого Пейтон Хизер Картер не становилось проще или легче жить. Скорее даже наоборот? Она просыпалась, едва только звонил будильник, только грудь после дна давила какая-то змея. Жадность? Да вроде не было похоже. И уж точно не зависть, как это бывало у многих других женщин, что были падки на чужое счастье. Нет. Ничего Тони не хотела того, что было у ближних. Да и что было у ее подруг, чего не было у нее? Хорошая одежда, хорошая работа, муж, желающий от нее первенца… И вот только она не спешила, а все ждала и тянула.
«Еще не время,» - сказала она этим утром, когда Джон снова предложил поработать над ребенком. Сегодня у нее в салоне выходной был, а потому будильник упрямо молчал, когда супруг проснулся и решил задаться вполне естественным вопросом о детях для, казалось бы, счастливой супружеской пары. Однако все, что сделала этим утром Пейтон так это развернулась на другую сторону, сделав вид будто спит и не слышит шепот или прикосновения Джона, к которым она даже в течении двух лет не смогла привыкнуть. Ее тело помнило и любило другие руки, другие прикосновения … Она все еще не могла забыть Дитриха, пускай прошло так много времени с тех пор, когда они виделись в последний раз. Тогда она думала, что не будет жалеть, что отпускает и отворачивается от немца. Тогда все казалось определенно четким и даже простым – они не пара друг другу, как день и ночь; он белый, а она черная; он явно играет в опасные игры с законом, когда она хочет самой обычной стабильности и простоты. Что же. Получила. Вот она стабильность и простота, от которой ее скоро будет воротить.
С этим надо что-то делать, да вот только Пейтон не знает. Она знает, что далеко не об этом мечтала раньше. Даже выходя замуж за Джона она надеялась обнаружить себя счастливой матерью двоих детей. Да, именно двоих детей ей хотелось, но вот сейчас она, кажется, передумала?
Джон ушел из дома в половине девятого, так и не заставив свою супругу подняться из постели. Он не знал спит она или нет, но наивно надеялся, что скоро их небольшой кризис наладится. Он работал с утра до ночи, продавая недвижимость по всему Сан-Хосе, получая не малую прибыль, так что Пейтон было совершенно не обязательно ходить на работу в парикмахерскую по ту сторону улицы от их дома. Но он не настаивал на том, чтобы жена бросила работу и посвятила себя семье полностью. «Может быть, когда они приобретут дом, вместо квартиры в многоэтажке, Пейтон передумает,» - думал про себя Джон каждый раз, не унывая и не понимая того, что уже давно начали подозревать некоторые. Особенно мать Пейтон, прежде чем умерла в прошлом году, но так и не увидев свою дочь по-настоящему счастливой. Увы.
Этим днем миссис Картер поднялась из постели в полдень. Теперь, когда ей не приходилось работать на двоих работах сразу, она могла позволить себе такую роскошь. Только, как ни странно, она готова была и в свой выходной день идти прочь из дома, заняться каким-нибудь делом, быть в движении, но … только не дома! Только бы не быть в окружении всех тех вещей, что принадлежали по праву обоим, но были так чужды самой Пейтон.
Выйдя на балкон, чтобы перекурить сигарету с чашкой кофе, женщина задумалась. Как ни странно, но сил идти куда-то сегодня у нее не было. Во-первых, плохо спала ночью, а во-вторых, она давно ничего не пекла, что можно было легко исправить. «Возможно, это заставит Джона подобреть и забыть о желанном ребенке хоть на очередных полгода?» - подумала Тони, прежде чем выбросила окурок в пепельницу, где была еще парочка окурков со вчерашнего вечера. Плохая привычка намертво, казалось, прицепилась к ней и от нее будет не избавиться. Правда, Тони и не пыталась этого сделать.
Выйдя из балкона, женщина не долго думала о том, что будет делать дальше, а потому сразу направилась к стационарному телефону, что находился в гостиной и быстро набрала знакомый номер: - Привет, Моника. Что делаешь сегодня? Не хочешь зайти на кофе?

- внешний вид -

+2

3

   В этом году моя жизнь перевернулась с ног на голову. Во-первых, я переехала в Штаты, что само по себе считалось весьма сомнительной затеей со слов моих родственников, в том числе и брата, который напрочь отказывался верить во внезапно проснувшийся во мне дух авантюризма. А, по-моему, я всегда отличалась любознательностью и стремлением к приключениям. Возможно, это именно то, от чего он меня всегда старался предостеречь. Во-вторых, я все еще пыталась научиться жить за пределами своей Родины и без человека, который в Хуаресе стал для меня всем, а после напрочь развеял миф о том, что близкие люди должны доверять друг другу. Не должны. Я поступала именно так, слепо верила, и что в итоге? Да плевать он хотел на мое доверие, на мои переживания, раз сполна позволил ощутить всю тяжесть всеобъемлющего груза предательства и обмана. Я засыпаю в съемной квартире с его образом в голове и просыпаюсь утром с мыслью о том, что пора выкинуть наши совместные фотографии из обложки паспорта. Периодически думаю, что как только сделаю это – мне станет легче, но ни черта подобного. Я осознаю это. Все останется на своих местах. Я – в Штатах, он – в моем сердце, печаль – в моей голове. Как бы далеко я ни переехала, от себя не убежать. Да здравствует приобретенный опыт и неутешительные выводы. Мне нужно время. Мое единственное спасение и лекарство на многие дни вперед. Оно не вылечит, но многое скроет за чередой новых событий. Да, так и будет. У меня все будет. Хорошо.
   Именно на такой оптимистичной ноте я заканчивала свой рабочий день, хотя вряд ли подработку частным репетитором можно считать полноценной трудовой занятостью. Так себе занятие…нелегальные периодические заработки, которые позволяли мне существовать в Америке. И все-таки, весьма увлекательные. Учить людей оказалось очень даже интересно. Не знаю, зачем этим юным студентам первого курса – парню и девушке – понадобился испанский, но я с радостью обучала их этому невероятно красивому, темпераментному и динамичному языку романской группы, поскольку являлась его носителем и как никто другой знала все тонкости не только грамматики, но и разговорной речи и даже особенности мексиканского диалекта.
   В скором времени раздался звонок телефона. –Привет, -моментально отвечаю я после поднятия трубки. Тони, пожалуй, единственная из всех друзей и знакомых в Сан-Хосе знала, где меня искать в течение дня. Пейтон вообще удивительным образом стала мне близким человеком, из обычной парикмахерши превратившись в родственную душу. Не знаю, чем именно мы похожи, но казалось, что скрепились кусочки пазла и именно в этот период времени все сложилось так, как и должно было быть. Не знаю, что будет через полгода или несколько лет, учитывая, какие перспективы открываются в недалеком будущим, но Картер навсегда останется моим островом спасения, возле которого я нашла пристанище после переезда в чужую страну. –С тебя чай, с меня плюшки, -с улыбкой отзываюсь на ее предложение и уже мысленно прокладываю путь в ближайшую булочную, в которой обязательно приобрету что-нибудь сладкое. Пончики, например. Позволяем. Практикуем. Да-да. И к черту фигуру! Мы девушки с аппетитными формами, нам можно все. На самом деле нет, но пафоса нагнать я обязана. Усмехаюсь собственным мыслям и собираюсь в путь.
   Минут через сорок я уже стою на пороге квартиры своей хорошей знакомой. Все время боюсь сказать «подруги», потому что я очень трудно подпускаю к себе людей. Не то, чтобы держусь на расстоянии или веду себя сдержанно, просто все время чего-то остерегаюсь. –А вот и я, -улыбаясь, протягиваю девушке пакет с покупками к чаю, когда передо мной распахивается дверь. Недолго задерживаюсь на пороге жилища и меняю место дислокации сначала на коридор, а затем и на кухню. –Ты одна дома? –интересуюсь, на случай, если супруг Тони вернулся с работы раньше обычного. –У меня для тебя есть новости. Признайся, тебе ведь тоже есть, что рассказать мне? Просто так, конечно, можно собраться…но гораздо лучше, когда такие встречи продуктивные. С историями, обсуждениями, живыми эмоциями. –Кстати, когда у тебя свободное время в салоне? Мне, конечно, можно и по блату выкроить местечко, правда ведь, Тони? Но хочу, как все приличные люди, записаться на стрижку к мастеру в общем порядке. Если все уже расписано на ближайшую неделю, то придется загрузить Пейтон работой на дому.

+1

4

По ту сторону трубки прозвучал хорошо знакомый голос латиноамериканки, которая быстро отозвалась ответным приветствием и даже согласилась не только прийти, но и принести угощения. Моника Навас не так давно переехала в Штаты, и пусть женщина говорила весьма неплохо на английском, легкий акцент все равно слегка резал уши. Хотя, по правде говоря, резал уши легкий акцент лишь поначалу, в те первые дни, когда латиноамериканка перебралась в их район и поселилась по соседству. С какой-то долей недоверия Тони даже поглядывала в сторону этой женщины, ведь в Штатах принято считать, что от латиносов ничего хорошего не стоит ждать – криминал, махинации и другие темные делишки, от которых Пейтон хотелось всегда держаться в стороне, приписывались легко и просто приезжим из соседней и менее благополучной Мексики. Однако, присмотревшись к своей новой соседке темнокожая женщина должна была признать, что та является достаточно милой и приятной леди, и даже не заметила, как быстро и легко они нашли общий язык и подружились. Обе жили не в самых благополучных районах, знали много того, о чем не следовало наверняка говорить, однако обе они стремились к лучшему. Правда, у кого-то получалось это лучше, у кого-то на это «лучшее» уходило значительно больше сил и эмоций. И тут Тони определенно имела в виду именно себя. Она не могла сказать, когда ее брак стал ей в тягость и перестал приносить положительные нотки в обыденность, что все больше и больше затягивала ее в свою пучину. Нет, какого-то озарения не было, как и не было понимания сути проблемы, с которой следовало начинать развязывать тот тугой узелок, в который попалась Пейтон, что старалась только смотреть вперед, не сожалея и не оглядываясь туда, чего было больше не вернуть.
- А я надеялась испечь сегодня что-то, - ухмыльнулась в трубку миссис Картер, покачав головой. – Видимо, Джону не придется сегодня порадоваться моим кулинарным изделиям и удовлетвориться остатками, - пошутила она, разговаривая с Моникой. – Но, не важно. Приходи скорее и уже готовлю чай, дорогая, - радушно добавила она, прежде чем повесить трубку, дабы оглядеть фронт своих работ. Все-таки ей предстояло вымыть посуду, ведь мистер Картер не удосужился этого сделать, торопясь к очередному клиенту, которому собирался впарить какие-то жилые квадратные метры.
На самом деле свою гостью Тони не пришлось ждать слишком долго. Как и обещала, Моника пришла не с пустыми руками, и даже, кажется, приобрела в магазине какой-то новый вид сладостей?
- Ты как раз вовремя – я только-только приготовила нам холодный чай со льдом и мятой, - пропуская во внутрь квартиры подругу, произнесла женщина, приняв предложенный ей пакет вкусностей. – Да, я как всегда выходная и дома. Джон убежал утром на работу и не обещал рано вернутся, так что это такой себе небольшой шанс провести девичник, только днем, - женщина вновь усмехнулась, на этот раз своему остроумию. Хотя, по правде говоря, у нее была другая причина для радости – она радовалась тому, что нынче ей не придется целый день пробыть одной, наедине со своими мыслями, что порой здорово пугали темнокожую женщину.
- Я была бы рада тебе хоть что-то рассказать, но, увы, моя жизнь скучна и полна уныния – дом, работа, дом и дом, - невесело протараторила Пейтон, состроив гримасу. Увы, но ей действительно хотелось бы внести хоть какую-то лепту разнообразия в свою жизнь. – Но, мне уже не терпится узнать, какие новости у тебя, - продолжила она, пройдя на кухню. И пока Моника устроилась за столом, Пейтон поставила на стол тарелку, в которую и переставила один за одним, приобретенные сеньорой сладости, а затем уже и подала освежающий напиток, истинное спасение в довольно жарком калифорнийском климате.
- Честно говоря, я не помню, когда у меня свободно, но я могу позвонить и спросить у девочек, что сегодня на смене – они глянут, что творится в моем расписании, - ответила женщина, отпив глоток из высокого бокала, в котором и находился прохладный чай. – А что именно ты хотела бы сделать со своими волосами? Только не говори, что ты хочешь покрасить свои волосы – мне очень нравится тот цвет, что у тебя сейчас. Он тебе идет, - искренне заявила хозяйка дома, после чего будто бы спохватилась. – Так, ты кажется какие-то новости принесла? Думаю, мы не можем обойтись без дополнительного допинга к новостям – так что ты будешь, Моник? У нас в баре есть текила, джин, ром и даже вино – выбирай, чего душа желает, - предложила Пейтон и не стесняясь, потянулась за пончиком, который давно уже смотрел на нее и всем своим видом говорил ей – съешь меня! – Вкуснятина! – только проглотив кусочек, оценила покупку подруги Тони. – И как им только удается печь такие вкусные пончики? – спросила женщина, понимая, что ей еще есть к чему стремиться, было бы желание.

+2

5

   Представьте только, меня ждал холодный чай со льдом и мятой. Это то, что нужно. В вечно знойной Мексике без него невозможно представить свое существование, и я была безумно благодарна Тони за то, что она мне дарит это ощущение Родины здесь, в Штатах. Это тот самый случай, когда я могу предаться воспоминаниям о близких и погрузиться в едва уловимую меланхолию не только услышав на улице родную речь. Кстати говоря, я уже встречала здесь нескольких испанцев, но мексиканца – еще ни одного. Пока мне не везет на соотечественников. Передав пакет со свежей выпечкой, я снимаю верхнюю одежду и обувь, чтобы затем проникнуть в святую святых любого дома – . Туда, где утром завтракают семьи, а вечером прибывают гости, а в выходные днем порой томятся грандиозные кулинарные шедевры вперемешку с грандиозными скандалами, приправленными драматично- эмоциональным битьем посуды. И бедные тарелки вдребезги. И чьи-то надежды.
   –Он у тебя настоящий трудоголик, -с легкой усмешкой отзываюсь о муже Тони. По крайней мере складывается такое впечатление, что это человек с потрясающей работоспособностью или хотя бы желанием впарить людям свой товар. Настолько я знаю – он занимается недвижимостью. И его частенько не бывает дома. Правда, по моим ощущениям, Тони наскучило такое положение вещей. В смысле однообразие. Дом-работа-дом. Выходит, и муж заодно поднадоел? –А холодный чай – самое то. Мне кажется, что выпей я чего-нибудь горячего – мигом захочу спать, -разомлев от разливающейся теплой жидкости по организму.
   Когда речь зашла о парикмахерских услугах мы – девочки – конечно же заметно оживились и затараторили каждая на свой лад. Картер утверждала, что решительно против смены цвета моих волос, ибо он ей и так безумно нравится. Еще бы. Я красилась всего пару раз в жизни и всегда после этих экспериментов, которые в итоге нельзя назвать удачными, возвращалась обратно к своему тону. Природа мудрее нас. –На самом деле я не хочу менять цвет даже на оттенок, -спешу я успокоить свою хорошую знакомую. -Скорее планирую покуситься на длину. Хочу короткую стрижку, -похоже, я сама не ведаю, что творю и говорю. –Вот такую, -показываю ребром ладони на уровне плеч. Может чуть выше к шее. -Мне же ведь пойдет? Столько лет растишь-растишь и наступает миг, когда хочешь вполовину обрезать свои волосы.  Что это, если не сумасшествие? Отчаянное желание перемен.
   Мне всегда нравилась обстановка в доме Тони, ведь хозяйка жилища не гналась за напускной роскошью и имела определенные дизайнерские задатки раз так просто и в тоже время со вкусом обставила свою небольшую обитель, превратив ее в уютное семейное гнездышко. Отсюда определенно не хотелось уходить, несмотря на то, что я понимала: хороший гость – вовремя сваливший гость. Мне же пока только оставалось мечтать о собственном жилье, перебиваясь съемными квартирами и нередкими переездами из одного ареала обитания в другое. Складывалось такое впечатление, что в этих Штатах мне так и не удастся осесть на одном месте и обзавестись собственным жильем. Прошло всего ничего с момента моего переезда. Год. Всего год. Или целый год. Вопрос в том, как на это посмотреть. Кажется, что сравнительно недолго, по крайней мере этот период пролетел – не заметила, но мне отчаянно хотелось основательно завладеть имуществом и почувствовать пресловутое чувство стабильности, когда не приходится думать, чем платить в следующем месяце за съем чужих квадратных метров. Если я скажу, что это проявление высшей формы нетерпения, то не совру. Нетерпеливость мое все. Именно поэтому частенько мне приходилось себя успокаивать и плести сказки, что все получится, Моника. Все будет хорошо – нужно просто дождаться этого момента.
   И, кажется, дела стали идти в гору в тот самый момент, когда я получила заманчивое предложение от одного переводческого бюро, которое приглашало меня на работу, штатным сотрудником на договорной основе. И плевать, что это другой город. Подумаешь, не Сан-Хосе, а Сакраменто. Где один переезд – там и другой. Не так уж трудно забрать с собой два чемодана и выкинуть хлам непосильно нажитых здесь безделушек за этот год. Вот только людей из сердца не выкинешь…я сразу думаю, а как же Тони? В Сакраменто у меня не будет такой очаровательной парикмахерши-подруги, живущей неподалеку от меня и приглашающей на чайные посиделки. Мне снова станет невыносимо одиноко, да? –Без допинга в самом деле никак, -отвечаю на вопрос Тони о градусосодержащих напитках улыбкой и утвердительным покачиванием головы. Вот какой тут сервис – сначала чай, а затем и другие напитки на выбор. И как, спрашивается, жить потом без этого? –Давай ром? –в вопросительно-утвердительной манере совершаю свой выбор в пользу пиратского напитка. –Наверное, в промышленных масштабах все проще, -пожимаю плечами, точно не зная, почему именно в этих булочных такая вкусная выпечка. Секрет фирмы. Я из категории тех женщин, которые умеют довольно вкусно готовить, но делают это с большой неохотой в обыденности серых будней и лишь только по большому вдохновению и изредка искренне творящие чудо-блюда. Нормально я завуалировала свою лень, да? –Знаешь, а меня приглашают на работу в другой город. Пускай это и не официальное трудоустройство всего лишь на договорной основе, но уже целое достижение для приезжего. Минутное молчание, потому что ожидаемо и в тоже время внезапно выпалила нечто важное, а затем: -Что скажешь?

+1

6

Когда-то Саманта Брик говорила о том, что никогда не позволит своим дочерям покупать себе выпечку в магазине или кондитерских – настоящая женщина должна уметь все делать дома, сама, своими нежными ручками, которыми будет потом же ласкать мужа и деток. В таких изделиях всегда больше любви, заботы и есть своя особенная изюминка – говорила мать тогда, и сейчас, надо сказать, что каждый раз все чаще, Тони вспоминала слова своей покойной матери. Увы, но приучить свою младшую дочь не лениться, а радовать супруга домашней выпечкой чаще, ей не удалось, в то время как с Лидией она преуспела. Вот старшая сестра Пейтон каждое воскресенье устраивала настоящий праздник живота – тут детям пирожные, тут и печенье с злаками, от которого боки не должны расти, ну и конечно же, как без торта с вишенкой к чаю? Честно говоря, Пейтон порой завидовала своей сестре, что давно уже перебралась в столицу штата и лишь изредка наведывалась к матери и младшей сестре. Правда, Тони не умела завидовать черной завистью никому и лишь радовалась тому, как дети сестры растут, становясь все больше походить на своих родителей. Внешностью Хоуп и Джейден пошли, само собой в мать, а вот характером, хвала небеса, в отца, что был сущим ангелом, раз уж терпел знатный норов старшей из сестер Брик.
На лице темнокожей женщины расцвела улыбка от внезапно нахлынувшей волны воспоминаний, прежде чем она стряхнула их, покачав головой – кажется, она обещала выпивку доставать? А вместо этого, она лишь стоит и размышляет, доедая пончик с восхитительной начинкой, которой Тони давненько не ела, а ведь клубнику она просто обожала.
- Моя мать бы надавала мне по рукам за то, что я не пеку сама, - произнесла женщина шутливым тоном голоса, прежде чем облизать пальчики. – Она хотела, чтобы мы с сестрой пекли все сами, - добавила она, направившись за обещанным допингом, коему суждено было стать рому. Что же, не так уж и плохой выбор? А главное, у женщин был еще лед и даже разнообразие добавок, благодаря которым они могли сварганить какой-нибудь коктейль, если только захотят.
Итак, спустя минуту бутылка рома с танцующим на одной ноге капитаном Джеком оказалась на столе возле двух высоких бокалов с мятным чаем и пончиками, количество которых с каждым разом будет уменьшаться – никто же не собирался ими любоваться. Вытерев руки, тем не менее, Тони присмотрелась к волосам своей подруги, что ниспадали по ее плечам и дотягивались аж до ее лопаток, если не тянулись длинной волной ниже. Определенно латиноамериканка умела заботиться о своих волос, ведь давно уже в Сан-Хосе было не встретить таких длинноволосых красавиц. В этом было определенно свое очарование, пусть даже сама Тони предпочитала украшать свои волосы разными цветами, начиная насыщенно шоколадным, заканчивая даже цветами из палитры блонд, что по-своему особенно выглядело в ее исполнении. Протянув к своей гостье руки, Пейтон провела руками по мягким волосам Моники, остановившись на той длине, которую Навас ей указывала. Сначала она присмотрелась, как волосы будут лежать, если будут дотягиваться до плеч, а после попробовала укоротить их и попробовала себе почти наглядно представить, как будет выглядеть подруга с более короткой стрижкой, что сейчас были в моде. А в прочем, короткие волосы это всегда стильно – главное найти ту длину, что будет более комфортной.
- Предлагаю тебе сделать каре – это всегда красиво и нежно, но тебе пойдет и более длинная стрижка, - огласила свой вердикт женщина, поделившись своим мнением, прежде чем потянулась к бутылке рома, которую и поставила на столе не так давно, чтобы разлить огненную жидкость по небольшим бокалам. – Будешь лед? – поинтересовалась темнокожая женщина у своей подруги, открыв дверцу морозильной камеры, в которой еще хранились запасы льда, что в летний срок просто на цену золота, не иначе.
И тут Моника выдала просто капитальную новость: она получила работу, правда в другом городе. Но, главное, в наше время зацепиться?
- По-моему, это хорошая новость, Моника. Я за тебя так рада! - произнесла женщина, искренне обрадовавшись за подругу, которой уже пора было получить серьезное предложение. – Вот за это и стоит выпить! Хотя, честно признаюсь, дорогая, что буду по тебе скучать – за этот год мы так подружились! – все также искренне добавила Пейтон, не гася своей улыбки, как и любопытства, что вспыхнуло яркой искрой в глаз, стоило женщинам выпить по одному бокалу огненной воды. Вообще, подумать только! Неплохой набор на столе образовался? Пончики, легкий и освежающий чай, а вдобавок – ром. Да, праздники, пусть даже спонтанные, нужно еще уметь устраивать себе.
- Так, а расскажи подробней? – спросила у подруги женщина, поставив свой стакан на стол, после чего запила ром прохладным чаем с мяты. – Что за работа? Платить будут много? И какой город? – завалила, не иначе, целой горой вопросов Монику, даже не подозревая, какие новости расскажет ей она. Уж что-что, а память умеет удивлять!

+2

7

   Чай холодный и крепкий. Эмоции настоящие, не покрывшиеся слоем лицемерной пыли. Разговоры тихие, душевные. Улыбки искренние, частые. Темы бытовые. Обыденные, но такие необходимые, глупости. Мелькают, норовят залезть в голову и осесть там ворохом приятных воспоминаний. С Тони удавалось превратить послевкусие тяжелого рабочего дня в редкие минуты спокойствия и полного умиротворения. Как будто приходишь домой к старшей сестре и находишь в ее компании все самое необходимое для того, чтобы чувствовать себя в полной безопасности. Словно ощущаешь себя заслоненной высоким забором заботливой крепости, обороняясь  всех внешних невзгод и трудностей. На пару часов погружаешься в мир, где не нужно строить из себя кого-то другого. Не знаю, отчего мне так кажется…то ли мисс Картер первый человек в Штатах, кому я смогла поверить, то ли просто рванула с головой в омут доверия от безысходности. Или одна, или держись за этот спасательный круг среди океана человеческого безразличия.
   -Моя хотела, чтобы я сейчас находилась в Хуаресе, -с напускным безразличием пытаюсь обрисовать сложившуюся ситуацию в семье и то тотальное недопонимание со стороны родственников, с которым я столкнулась в период моего отъезда из родного города. –А ты ведь можешь все исправить, -продолжаю говорить, словно в подтверждение своим мыслям о том, что я уж точно не могу повернуть время вспять. И бесполезно рисовать иные варианты развития событий, потому что все это всего лишь сослагательное наклонение, не имеющее ничего общего с нынешней окружающей меня реальностью. –Например, когда я приду в следующий раз. Когда он будет теперь, этот следующий раз? Я ведь знаю, что жизнь непременно раскидает людей и спутает карты. –Ну или приеду…в общем ты испечешь что-нибудь самостоятельно, -подмигиваю Тони, убедительно сообщая о том, что еще не все потеряно. Подумаешь, не приготовила сегодня – сварганишь что-нибудь завтра. Все мы не оправдали надежд и ожиданий своих родителей. Мечты остаются мечтами, а зачастую свои и вовсе выдаются за чужие.
   Следующие несколько минут Пейтон с профессиональной точки зрения оценивала мои волосы, отточенными и уверенными жестами примеряя на мне иную длину в хаотичном порядке разбросанных прядей. По дороге было слишком ветрено, а придя к Картер, я не успела привести прическу в ее изначальный, так сказать облагороженный, вид. –Значит, решено. Перед отъездом отрубим концы, -с усмешкой оглашаю свой ироничный вердикт, прозвучавший слегка двусмысленно, будто вместе с переменами в моей жизни, не только образе, но и работе, я предлагаю обрубить и наше общение. На самом деле я просто ничего не обозначаю конкретно и не обещаю. Абсолютно. Боюсь брошенных на ветер слов. –Лед? Обязательно. Подставляю стаканчик, чтобы к рому добавились и ледяные кубики воды. –Закинь парочку. Получив желаемое со словами «благодарю», я отправляюсь за  телефоном, который остался погребенным в моей сумке в прихожей. Хочу показать ммс-сообщение от секретаря главы переводческого агентства, где черным по белому рассказывается о моем потенциальном трудоустройстве. Тони рада за меня и это так ободряет, что я готова хоть завтра сорваться в путь. –Зарплата гораздо больше той, что у меня выходит здесь. Я имею в виду Сан-Хосе и эти нестабильные, периодические заработки, не имеющие никакого легального обоснования. А раз больше, значит, я смогу снимать отдельную квартиру и перестать себе во многом отказывать. –Плюс обещают помочь переоформить гостевую визу и получить разрешение на временное гражданство. С чего бы это, казалось бы? Аукцион небывалой щедрости? С того, что мои услуги им все равно обойдутся дешевле многих местных жителей, а также я предоставлю для них куда больший интерес, соглашаясь работать чуть ли не круглосуточно. Точнее просто всегда быть на связи и в полной «боевой» готовности. Всегда нужен человек, который будет не против взяться за любую срочную или сверхурочную работу.
   Наши бокалы соприкасаются в звонком стеклянном созвучии. Будь это хрусталь – получилось бы в сто раз эффектней, но мы имеем то, что есть – непродолжительное звяканье посуды. Тем не менее под своеобразно произнесенный тост делаем первые глотки и продолжаем беседу. –Сакраменто. Где-то на западе в США. Калифорния. Не то, чтобы Тони не знает или по крайней мере не догадывается, где это находится, просто хочу похвастаться и сделать акцент на том, что мне предстоит перебраться в такое замечательное местечко. –Как только устроюсь там – жду вас с Джоном в гости. Я еще напишу обо всем подробнее. Наверное. Или все раз –дцать переиграется. Не исключено. –Эй, а когда стоит ждать от вас маленьких Картериков? –вполне нормальный вопрос после пары бокалов рома. Притупляется чувство такта и активизируется вседозволенность вместе с приливающей к телу расслабленностью. К тому же все только и ждут от семейной парочки скорейшего воспроизводства на свет своего потомства. И я тому не исключение. Тоже жду – вот и интересуюсь.

Отредактировано Monica Navas (2016-02-12 22:12:20)

+1

8

Женщине было трудно сказать подруге, почему она утратила всякое желание к готовке или домашним делам, которые по большей мере выполняла в крайний срок и то через большое «не хочу!» и «не могу!». Все-таки раньше она охотно готовила и даже немного экспериментировала с блюдами разных кухонь, прежде чем приняла предложение руки и сердца Джона. Возможно, дело было в абсолютной демотивации, которую ощущала темнокожая леди в последнее время, в частности после ухода в мир иной и лучший своей любимой матери. Ну, а может быть, дело было совершенно в другом, чем-то более глубоком, что и сами мы не желаем находить в себе. Конечно, если бы только Пейтон остановилась хоть на миг, то задумалась о том, как скучает по своей прежней свободе, когда ей не нужно было поступать, оглядываясь на мужа. В точности, как и не нужно было заботиться о мужчине, что давно уже был не ребенком и вполне естественно сам мог погладить свои рубашки, тогда как она могла бы заняться чем-то более приятным. Естественно, испытание бытом – самое не простое и даже сложное испытание, которое только можно себе вообразить молодому семейству. В частности, семейству, проживавшему в столице силиконовой долины, что была настоящим перекрестком культур и требования у каждого варьировались в разные стороны. Так что и не знать было порой, кому можно угодить в иной раз.
Что же, в последнее время угодить мужу Тони даже не пыталась. И как бы не хотелось этого признавать, это было самой настоящей правдой. Однако то было той правдой, которую не хотелось произносить вслух, что бы то ни было. Именно поэтому женщина лишь усмехнулась, пожав плечами в ответ – кто знает, сумеет она побороть себя и угостить Монику своей домашней выпечкой, когда она заедет в Сан-Хосе снова? Что же, оставалось на это надеяться.
- Кто знает, - многозначительно пожала плечами Пейтон. – Моей, как бы там ни было, уже все равно пеку я или нет, - добавила она невесело. – Но, если ты обещаешь приехать в гости, я по такому случаю постараюсь побороть своего демона лени, - тут же рассмеялась женщина, не собираясь раскисать или возвращаться к тематике не самого веселого сорта. Все-таки у них с Навас было значительно больше веселых тем для разговора, чем перебирание старых ран, к которым безусловно можно отнести и материнское недовольство своими дочерями.
Темнокожая женщина только согласно кивнула в ответ на решение своей мексиканской подруги, подстричься перед ее отъездом в другой город. В прочем, не зря ведь говорят о том, что смена имиджа зачастую сопряжена с переменами в жизни или стремлениями к оным. И пусть таких уж кардинальных перемен с точки зрения Пейтон они делать не будут, женщина-стилист могла смело сказать, что это было лишь началом – если все пойдет, как надо, латиноамериканка не побоится прощаться со своими длинными локонами, которые ни за что бы не решилась обстричь у себя на родине. Хотя, надо сказать, свою давнюю еще школьную подругу Тони было не уговорить сменить прическу, как бы той не нравились короткие стильные прически.
Что же, пока Моника рассказывала дальше о своем новом месте работы, Пейтон подошла к морозильной камере откуда и достала контейнер с льдом, который она своевременно заготовила. Естественно, жарким калифорнийским летом не обойтись без столь бесценного продукта, как лед, поскольку тот входит состав практически всех освежающих напитков. Переложив лед из контейнера в специальное блюдце с высокими бортиками, женщина щупальцами для льда отправила сначала в бокал своей гостьи пару льдинок, после чего обслужила себя. Их бокалы успели звонко встретиться в воздухе, прежде чем подруга огласила название города, в который собиралась переехать по рабочему предложению.
- Сакраменто? – удивилась она, едва не поперхнувшись выпивкой. – Этот город определенно заманивает всех моих знакомых, - добавила она, позволив проступить на лицо нерешительной улыбке. И тут уже не было никакого поворота назад, ведь воспоминания быстро напомнили о том мужчине, которого вспоминать себе Пейтон запретила. И не только потому, что не должна была … Уж слишком болевыми были воспоминания прошлых дней.
- Знаешь, в Сакраменто живет моя старшая сестра, Лидия. Я оставлю тебе ее контакты, вдруг понадобится помощь или услуга – Лидс хорошая, правда, порой крайне вредная, - постаралась переменить тему и настроение, однако это у нее не шибко хорошо получалось. Улыбка получилась натянутой и какой-то неестественной. Не до смеха было сейчас Пейтон, ведь мысли ее потянулись слишком далеко, за многие мили от Сан-Хосе к столице Калифорнии. Как там Дитрих сейчас? Женился он или так и прожигает свою жизнь, рискуя всем? Ей было интересно, да. Правда, что даст ее интерес: надежду или разочарование?  Определенно нельзя было сказать, увы. С одной стороны, ей хотелось бы узнать, что Дитрих все еще испытывает к ней чувства, пусть сколько бы времени не прошло. Но, в то же самое время, ей хотелось также знать, что для них обоих уже пути назад не будет. Как там сказала Моника? Концы уже отрублены.
- Не знаю, сможем ли мы приехать в Сакраменто – лучше уж ты к нам, чтобы я точно подготовилась и исправилась, как хозяйка, - произнесла Тони нерешительно, не став растягивать время между приемами алкоголя и быстро поновила их бокалы, в которых еще оставлялся прохладный лед. - За дружбу? – предложила она.

+2

9

   Несмотря на вялотекущее время и тот факт, что мы вроде бы медленно смакуем ром, наслаждаясь каждым граммом охлажденного алкогольного напитка, я все же прошу у Пейтон добавки одновременно с этим опасаясь, что получится как в тот раз и мы совершенно случайно упьемся до такой степени, что не заметим, как придет ее муж и что мне уже давно пора вызывать такси, потому что своим ходом я ни-ни. На автопилоте не долечу. Интересно, как так выходит, что обычные посиделки на кухне подруги оборачиваются на утро головной болью? Как, черт возьми, стирается эта тонкая грань между «хорошо сидим» и «кажется, перебор»? Сижу на стуле, закинув ногу на ногу и наблюдаю за всеми манипуляциями Тони, которая с гордостью может носить титул «гостеприимная хозяйка», суетясь на кухне и практически молниеносно реагируя на пожелания гостя. Периодически перевожу взгляд на окно. Пасмурная погода не навевает оптимистичных мыслей. Наоборот, я все больше думаю о новом месте работы. Со стороны может показаться, что мне легко даются переезды, но это иллюзия. Самообман. Наглая ложь. Если кому-то представляется, что я с удивительной легкостью бросаю привычный уклад жизни и устремляюсь в очередное путешествие, вовсе не оглядываясь назад, то это мираж, навеянный моим характером, одной из особенностей которого является стремление скрыть свои действительные страхи. Выдать чужие за свои – пожалуйста. Но показать истинные переживания – большая редкость. Переезд – это трудно. Незнакомый город – это страшно. Тащить все это на себе в одиночку – бесценно, ага. Для всего остального есть Master Card. Кроме шуток, с деньгами все намного проще. Они как рычаг к упрощению всех возникающих на пути разного рода преград. Даже пережив миграцию из одной страны в другую я все равно боюсь виднеющейся на горизонте перспективы – работать в Сакраменто. Казалось бы, всего лишь другой город, но за этот год с небольшим я уже успела привыкнуть к Сан-Хосе. И то предложение, которое озвучивает Тони на счет своей старшей сестры Лидии приходится как нельзя кстати. У меня будет хоть один знакомый житель в незнакомом городе. Хоть один человек, к которому я смогу обратиться в случае полного краха и внутреннего фиаско. Зацепиться как за последний выступ на краю пропасти. У меня столько раз возникали мысли о возвращении домой, на Родину, но что-то постоянно останавливает меня и заставляет продолжать борьбу за свое место под солнцем. Что-то похожее на неумение признавать собственные промахи. Ведь сколько раз брат твердил, что меня здесь никто не ждет. Что будет трудно. Что ни хрена не получится. Сейчас, ага. У него не будет возможности убедиться в собственной безапелляционной правоте. Так может не в гордости дела, а в желании идти наперекор обстоятельствам? Да какая теперь уже разница.
   –Ох уж этот манящий Сакраменто, -рассмеявшись, пытаясь сконцентрироваться на юморе вместо унылых переживаний и опасений о будущем. –Быть может когда-нибудь и ты сама вслед за знакомыми подашься на покорение Калифорнии. И тут я вдруг вспоминаю, что одна Тони вряд ли. Дама то замужняя, поэтому спешу внести небольшие поправки в свою речь. –Ну с мужем имеется в виду. Почему бы и да. –Откроешь свою пекарню и тогда больше не придется грустить о том, что ты перестала заниматься домашней выпечкой. Начнешь производство хлебобулочных изделий, и я стану твоим постоянным покупателем – главным ценителем пончиков от Пейтон. Обещаю даже подкинуть пару идей на эксклюзивные начинки и декор. Жевать вкусные сладости и одновременно нести бред крайне тяжело, но надеюсь Тони поняла все, что я имела в виду. Никто не знает, что нас ждет впереди. Но чем безумнее – тем интереснее, не так ли? Кстати, вопрос о детях подруга ласково проигнорировала. Назовем это так. То ли не придала этому должного значения, то ли не желала распространяться о планах семейства, а также увеличении размеров их ячейки общества, однако я все равно не стану повторять вопрос. Не в моих правилах выпытывать что-то или лезть в душу со своими расспросами. В общем, я не привыкла совать нос в чужие дела и никогда никому не позволю аналогичного отношения к моей персоне. Вопросы могут быть крайне неудобные и всегда можно вежливо избежать необходимости отвечать, а в особенности правду, но когда человек зацикливается на своем бестактном любопытстве – это уже непростительная наглость. Я же предпочту просто поднять бокал вслед за тостом, который произнесла Тони. Она предлагает навернуть за дружбу. Достойно. –И за любовь! –вторю ее движениям, приподнимая стеклянную емкость чуть выше привычного уровня и осушаю ее наполовину. Как-то невесело у нас получилось. Словно и в том и другом каждая из нас успела вдоволь разочароваться. –Как думаешь, мне стоит заранее побеспокоиться о своем жилье и дистанционно снять квартиру через какое-нибудь агентство или все-таки первые дни пожить в гостинице, а уж потом подыскать себе подходящее место обитания? Вопрос насущный и я в самом деле не знаю, как лучше поступить. Оба варианта сомнительны и экспериментальны. Уже боюсь представить, как я перевезу с собой все эти чемоданы с одеждой и нажитым за этот год здесь хламом.

+1

10

    Uno, uno, uno, un momento,
    Uno, uno, uno sentimento,
    Uno, uno, uno complimento
    O sacramento, sacramento, sacramento…

Что же это за такой город, названный святым даром? Он привлекает к себе всех, заманивает, словно в ловушку и не отпускает. Именно! В ловушку и никак иначе, ведь сама Пейтон вряд ли считала себя настолько смелой теперь, дабы рискнуть бросить все и умчаться в этот город, на улицах которого затерялась и ее первая и, возможно, единственная любовь, туда же отправилась Лидия, желая построить более благополучную жизнь, чем ту, которую имела в Сан-Хосе. И вот теперь еще и Моника уедет, скроется в джунглях небольшого относительно городка, большая часть населения которого трудится в области государственного управления. Удивительно, ведь это не фабрика американской мечты, что дает обогатиться без лишних затрат сил и энергии, это не бизнес центр, но … людей по-прежнему туда тянет. И вряд ли это им стоит ставить в вину – каждый ищет свое счастье, а кто-то его, безоговорочно, раз за разом теряет.
- Не поверишь, я бывала в этом Сакраменто уже однажды, и мне не понравилось в том городе,- улыбнулась женщина, блеснув взглядом карих глаз на подругу. О, да! Она помнила тот свой визит, полный безрассудства, доли страха и некой задоринки, которую она безоговорочно потеряла, отпустив горячо любимого немца в тот далекий и одновременно с этим близкий город, столицу штата, откуда он когда-то приезжал к ней, словно из другого мира.
Тони по-доброму рассмеялась над предложением Моники. Открыть свою пекарню в Сакраменто? Что же, да ей и здесь никто не запрещал этого делать, стоило, пожалуй, только захотеть. Однако для того, чтобы открыть собственное дело, нужно в него вложить кругленькую сумму денег. Для этого надо иметь, что вкладывать или знать, где взять. Однако брать ссуду в банке Пейтон не видела возможным. К тому же, Джон неустанно повторял о том, что он трудится, и они откладывают на лучшую жизнь – вот-вот, еще немного потерпи, любимая, и я тебе достану звезду, пусть даже она тебе и не нужна! Да и разве в деньгах было счастье? Только вокруг них они все почему-то словно зациклились и бегали, будто счастья больше нигде и нет. А она еще помнила вкус счастья от самого обычного дня. И этот вкус не нужно было украшать алкоголем и сигареты, к которым она пристрастилась относительно недавно. Кстати, о сигаретах. Потребность в никотине возникла еще после первого бокала прохладно обжигающего внутренности рома, однако лишь сейчас темнокожая женщина оглянулась, прежде чем обнаружила пачку дамских сигарет, за которыми и потянулась рукой. Предложила поначалу угоститься своей гостье, а после и сама выудила одну из пачки, где еще оставалась порция на завтра.
- Да, и за любовь тоже, - улыбнулась Картер подруге, после того как их бокалы звонко встретились в воздухе. – Может быть, где-то там ты найдешь свою любовь, - добавила она, проглотив немалую порцию охлажденного алкоголя, поморщив свой не такой уж и маленький носик, после чего взялась прикурить сигарету. – Где-то там бегает и моя первая любовь, - по-доброму усмехнулась женщина, сделав неспешную затяжку. Ей определенно хотелось поддаться воспоминаниям прошлого, поговорить о том, что когда-то было, однако, увы, она еще не слишком достаточно выпила для того, чтобы говорить обо всем этом вслух, даже с подругой.
Моника очень вовремя завела разговор о жилье в Сакраменто, и эта новая тема несомненно должна была отвлечь темнокожую леди от странной ностальгии о прошлом и бывших в том числе.
- Даже не знаю, что посоветовать, - задумалась Пейтон. – Но, знаешь, уж лучше на место приехать и тогда выбирать себе жилье, а то еще облапошат какие-то жулики. Мало их что ли? А в Сакраменто их наверняка побольше, чем тут, – пожала она плечами, прежде чем ими не соприкоснулась со спинкой своего кресла. Погода тем временем на улице определенно подпортилась, на что темнокожая хозяйка квартиры лишь тихо вздохнула. Жаркая погода сейчас не была ей по вкусу, однако, и непогода, вроде той, что за окном, подчеркивающая ее настроение, также не подходила ей по нраву.
- Я как-нибудь приеду к тебе в Сакраменто, одна, - произнесла Тони. – Если мне хватит смелости, - добавила она, обращаясь к своей подруге после небольшой паузы. – Знаешь, я ведь не такая храбрая, как ты. Я бы не смогла, наверное, оставить все и уехать куда-нибудь, в чужую страну и совершенно незнакомый город, где нет никого родного или близкого, а ведь мир, словно настроен против тебя, - выдала Пейтон, поджав губы, прежде чем сделала еще одну затяжку. Курить и медленно попивать алкоголь - было вполне закономерным уже делом, пусть женщина и понимала, что злоупотреблять подобным явно не стоит. Но, так уж повелось, что на протяжении своей жизни каждый собирает свой букет слабостей и уж лучше, чтобы эти слабости вели к медленной погибели, чем мгновенной.

Отредактировано Tony Danziger (2016-04-06 18:03:03)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ты твердо знаешь: в книгах — сказки, а в жизни — только проза есть.