В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Kto się ożeni, to się odmieni.


Kto się ożeni, to się odmieni.

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

http://static.iloveukraine.com.ua/p/0/72/72284/945c9fbf414dc9769bdc4581a9d01ee2_600x1000.jpg
Участники:
Анджей Качмарек и Катерина Малько
Место:
Речь Посполитая, Разлоги и его окрестности
Время:
начало зимы 1603 года.
О флештайме:
Старшему сыну Войтека и Станиславы Качмарек предстоит переезд на земли, исконно принадлежащие его роду. Но, что же повидает молодой пан в Разлогах, где до этого правила делами его бабка с родней?

+1

2

[NIC]Andrzej Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i623/1601/48/c78cce37ffa5.jpg[/AVA]
-Мне очень не хочется тебя никуда отпускать... знаешь, так трудно смирится с тем, что ты и твой брат уже совсем взрослые.., -нежно улыбнулась Стася своему старшему сыну, когда он пришел к ней попрощаться морозным январским утром перед своим отъездом. По правде говоря, ей не хотелось расставаться со своими детьми - Хонората уже вышла замуж и живет теперь в Варшаве, совсем скоро туда же поедет и Таддеуш, чтобы поступить в университет. Ну а Ендрику предстоит долгий путь в Розлоги, чтобы принять на себя ответственность за большое и богатое имение своей семьи и людей, что живут на тех землях... и значит что совсем скоро дома, с родителями останется лишь маленькая Хелена, которой недавно минуло семь лет. Станислава тихо вздохнула, обнимая любимого сына - ничего не поделаешь, если сокол вырос, его пора отпустить на волю из родительского гнезда. -Ты будешь мне писать? Знаю что у тебя будет много дел, дорогой мой, но все-таки... обещай не забывать о своей матери?
-Я никогда не забуду о вас, матушка, -улыбнулся Анджей, обняв и нежно расцеловав любимую мать. -Не грустите только, я обязательно буду приезжать и навещать вас и отца. Знаю что вам не нравится то имение...
-Не то чтобы оно нам не нравилось - просто мы с твоим отцом всегда были очень счастливы здесь, в Лешно, -Стася тихо вздохнула, ласково коснувшись ладонью щеки старшего сына. -И ты сам прекрасно знаешь почему отец так не любил туда ездить. Но я очень надеюсь и буду молить бога чтобы Розлоги стали для тебя настоящим домой, мой любимый.
-И что это у нас за слезы тут? -поинтересовался Войтек, заглянув в комнату и подойдя к жене и сыну. -Родная, Ендрик не на другой край земли уезжает - если только пожелаешь, обязательно съездим к нему. Ян мне сейчас сказал, что Баська тоже уедет летом... они с Язей нашли ей подходящего супруга.
Станислава вновь тяжко вздохнула... ну вот и еще один ее ребенок должен будет покинуть родной дом. Басеньку она всегда считала своей дочкой, пусть даже и пришлось отойти в тень, как только объявилась ее родная мать, которая Стасе никогда не нравилась.
-Все хорошо, Войтек, я просто попросила Ендрика почаще нам писать, -заставила себя улыбнутся любимому мужу пани Качмарек. -Поезжай с богом, сынок и помни что мы будем очень по тебе скучать...
Покинув комнату матери, Анджей спустился в конюшню, чтобы оседлать своего коня - предмет зависти едва ли не всего Лешно. Великолепный вороной аргамак арабских кровей, стоивший бешеных денег что за него были заплачены: этот жеребец был словно создан для быстрой скачки наперегонки с ветром. Качмарек просто обожал своего любимца и не доверял уход за ним в чужие руки, так что собирался как всегда оседлать его собственноручно... когда услышал вдруг где-то рядом тихое хныканье и к своему удивлению обнаружил в соседнем пустом стойле младшую сестренку.
-Хеленка, ты чего?? -молодой человек, подхватил девочку на руки и поспешно закутал в теплую толстую конскую попону. Конечно в конюшне не холодно, но ребенок есть ребенок и может простудится когда на дворе давно уже не лето. -Не плачь, маленькая... я обязательно буду приезжать к тебе, обещаю...
-Не уезжай лучше.., -всхлипнула Хелена, обняв брата за шею. -Хоня уехала и  Таддеуш говорит что скоро уедет...
-Не расстраивайся пожалуйста, -улыбнулся Анджей, обнимая сестричку. -Будешь играть с двоюродными братьями пока меня не будет - Войтек с Богданом никогда ведь тебя не обижали.
-Угу, -кивнула девочка. -Но я все равно не хочу чтобы ты уезжал...
Как в народе говорится - долгие проводы, лишние слезы? Ендрику было очень тяжко на душе, когда он покинул наконец Лешно и направился в долгий путь к имению своей бабки, где ему предстояло стать хозяином. Богатые земли, дом больше похожий на крепость чем на господский особняк - к тому же расположенный в глухом лесу, за что Розлоги и были названы Волчьими из-за обилия в них серых хищников. Из-за лютых морозов, молодому человеку пришлось ехать, делая по пути долгие остановки, чтобы дать отдых своим сопровождающим и конечно же лошадям, так что в Розлоги новый пан приехал спустя две недели после своего отъезда из Лешно. Была уже ночь, так что знакомство с окрестностями, Ендрик отложил на следующий день... утро вечера ведь мудреннее...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-29 00:07:08)

+1

3

[NIC]Катерина Малько[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26Gp8.jpg[/AVA]
Этим зимним вечером в доме Гната Малька было, как всегда шумно. Еще бы, ведь его старшая невестка обладала далеко не таким гладким и тихим нравом, как младшая, что сидела возле колыбели годовалого сына, гневно поглядывая в сторону свекрови и Домны, что каждый раз громче огрызалась матери таких, казалось бы, не похожих на нее мужчин. А ведь, сами судите: оба статные, высокие и широкоплечие, настоящие казаки! Кто знает, какие силы привязали обоих сыновей Катиной мачехи к дому. Может быть, сама Горпына привязала при помощи той старой знахарки к отчему дому? А может, те попросту понимала, что стоит покинуть дом, оставив на мать и отчима своих жен и детей – те попросту выживут их из света. И если Гнат обычно помалкивал, лишь изредка поддакивая жене, та не стеснялась в выражениях, что ранили в самое сердце и душу.
Катерина помнила, как больно ранили еще в раннем детстве слова мачехи, которую в дом привел отец. Тогда еще были жива оба ее братья, которым также, как и ей самой нужна была материнская нежность и опека, ласковое слово или хотя бы совет. Но, стоило только кареглазой Катерине подойти к мачехе впервые, как она сразу же обдала маленькую пытливую девочку ушатом холодной воды. Она была резка и категорична, не дав сомневаться своей падчерице, что любить, как родную не будет. И если бы только мачеха ее не любила, так заставляла Катю работать за двоих – за себя, и за нее, пока она знакомилась с соседями, навещала их или давала дельные советы по хозяйству, ведь привез свою новую жену Гнат из соседнего села, что зовется в народе Вовчухи.
И за что только судьба решила испытать Катерину так горько, так странно сильно и больно? Она не давала ни малейшей минуты передышке юной деве, что была уже в самом расцвете своей красоты, заставляя трудиться девушку с самого раннего утра и до поздней ноченьки – и лишь временный сон был тем временем, когда Катерина могла спокойно отдохнуть от всех невзгод своих и, мечтая о лучшей жизни, видела сны.
Что же, в столь зимние и холодные дни и вечера, когда снег засыпал все вокруг, а мороз грел щеки до красного пламени, все селяне сидели по своим домам. Дети играли в свои игры, стараясь не мешаться под ногами у взрослых, тогда как взрослым не было занятия достойнее ссоры, коей и занялись самые старшие в доме женщины. Вообще, Катерина не плохо ладила с женами своих названных братьев. Домна и Ярына были весьма добрыми женщинами, обе видные красавицы, у которых хватало в свое время поклонников. Однако почему-то всегда больше перепадало именно Домне, которая учила отзываться Катерину. В прочем, Ярыну сварливая мачеха не задевала, поскольку та происходила из более богатой семьи, а ее родители в приданое ей дали целую корову, не говоря уже о прочих вещах, что были так ценны и необходимы в хозяйстве! Такого приданного, честно говоря, Катерина не могла надеяться – все-таки они едва сводили концы с концами, а корова приносила далеко не всегда достаточно много молока.
- Как бы не сдохла, … - в сердцах произнесла как-то Горпына, когда приходила проверять, как доит корову ее падчерица, не забыв высказать о том, как надо лучше брать вымя и ухаживать не только за коровой, но и убирать возле нее. Будто бы сама Катерина того не знала? Домна, наверняка, уже давно ответила бы мачехе, тогда как Катя тихо отвернулась и делала свое дело, как знала и умела. Все-таки, а учиться ей всему приходилось самой.
Но, сегодня должен был быть один из тех немногих вечеров, когда работы практически и не было – хворост был принесен, печь до сих пор отдавала жаром, тогда как за окном шумела метелица. Дивная метелица, коих не было в Разлогах последних лет так пять, если не больше. Однако, посидеть спокойно Катерине в этот вечер все-таки не было суждено.
Маленький сынок Ярыны и Василия начал только скулить в своей колыбели, когда молодая мать обнаружила у него жар. Ухватив сыночка на руки, женщина попыталась его успокоить, и надеялась, что что-нибудь изменится, если она его приспит снова. Да вот только ребенок плакал все больше, прибавляя шума к всеобщему хаосу, который творился в доме Мальков. И, стоило только Ярыне посмотреть на Катю своим умоляющим взглядом, как девушка поняла – та собирается попросить об услуге, которую было в силе выполнить почему-то только ей одной.
- Катя, сбегай к знахарке, прошу, - тихо произнесла молодая женщина, пытаясь укачать теперь уже на руках грудного ребенка, тогда как Катя лишь оглянулась по сторонам, прежде чем соскочить со своей лавы и, набросив теплую накидку из овчины, побежала по знакомой, пусть и не приглядной, особенно под толстым слоем снега, тропе.
Бежать по сугробам снега было не просто. Ноги то и дело застревали, тогда как ценной была каждая минута, которая была так необходима маленькому сыну Васыля и Ярыны, что всегда хорошо относились к Кате. Но, стоило ей только девушке потерять бдительность, чтобы зацепиться за что-то в снегу, а потом и скатиться кувырком вниз по склону небольшого холма…

+1

4

[NIC]Andrzej Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i623/1601/48/c78cce37ffa5.jpg[/AVA]
Как оказалось, деревушка, в которую с наступлением ночи приехал Ендрик и его сопровождающие, оказалась еще не Розлогами - до них надо было еще ехать, но в такую злую метель это было бы совершеннейшей глупостью. Молодого пана вместе со спутниками пустили на постой в одну из хат, что стояла немного поодаль других. Немного отогревшись и осмотревшись, Качмарек увидел что хозяева наверняка по меркам односельчан могут считаться зажиточным семейством - по всему было видно что в доме имелся достаток, да и внушительный хлев с конюшней говорил сам за себя. Хозяин дома приветливо встретил гостей и узнав кого принял у себя, отказался брать плату за постой и угощение.
-А мы уж тут думали-гадали, кто же будет теперь сидеть в Розлогах вместо пани Изабеллы... у нас тут все знали, что ее сынок - ваш батюшка, дай ему боже долгих лет жизни - не особенно жалует старый дом, -произнес радушный хозяин после того как его славная женушка накрыла вкусный ужин для своего семейства и для гостей. -Старая пани была дамой суровой, но справедливой и своих людей никогда не обижала, пан Анджей - с ее норовом можно было и самого короля заставить стоять по струнке, прости господи.
-Что ты такое болтаешь, Микола? -нахмурилась хозяйка дома, толкнув болтливого мужа в бок. -Язык у тебя что помело - мелет и мелет... Молодому пану незачем слушать такие глупости...
-Ну что вы, пани Оксана, -улыбнулся Ендрик, с опаской наблюдая как хозяин налил ему в стакан самого настоящего первача, причем до краев. -Моя бабушка была именно такой... отец как-то рассказывал как она с постоялого двора прогнала всех купцов и ремесленников - ей не понравилось что они будут ее соседями. Ему потом пришлось перед ними долго извиняться за унижение, ведь у нас в Лешно торговых людей всегда уважали, так еще при моем дедушке князе Михале было заведено. Жаль только что он умер...
-Давайте первым делом, выпьем за помин его святой души! -тут же с довольным видом выдал Микола, явно соскучившийся по хорошей застольной компании. -Верно говорят умные люди, что хороший князь, все равно что божий дар - пусть земля будет пухом вашему дедушке, пан Анджей!
Доктор Озерецкий, которого со своим драгоценным сыноком отправила заботливая матушка, не успел остановить Ендрика, когда тот по примеру хозяина опрокинул стакан первача... все ж таки это было не легкое венгерское, к которому, к слову сказать Ендрик тоже не был особо привычен. Отец всегда старался не распускать своих сыновей, придумывая им достойное занятие - чтобы не били баклуши, а занимались чем-нибудь полезным. Так что вино младший Качмарек пробовал всего раз, когда праздновали очередную годовщину свадьбы родителей, и то немного... так что сейчас ему показалось что он проглотил стакан самого настоящего огня, так что на пару минут стало нечем дышать.
-Закусывайте-закусывайте, пан Анджей, -Микола тут же придвинул гостю мисочку с солеными огурцами, плававшими в ароматном рассоле. После кусочка одного из них, Ендрику малость полегчало, но зато стало ужасно жарко, так что он решил ненадолго выйти на двор, где все еще бушевала метель, щедро посыпая новым снегом недавно расчищенный хозяином участок возле хлева и собственного колодца. Свежий морозный воздух немного привел Ендрика в чувство и он решил, что больше ему пить сегодня не стоит... пусть даже он рискует обидеть гостеприимных и добрых людей.
Молодой человек постоял на одном месте и решил пройти до невысокого забора, утопая в сугробе едва ли не по пояс... и тут заметил что-то странное неподалеку от занесенной снегом тропки. Ендрик перелез через плетень и кое-как спустившись с тропы под горку, к своему удивлению нашел девушку, увязшую в снегу - ее теплая накидка валялась тут же и видимо хозяйка потеряла ее когда сбилась с тропки?
-Позвольте я вам помогу, панна? -как и подобает вежливому кавалеру, поинтересовался Качмарек и вытащив девицу из сугроба, с большим трудом донес ее до хаты. Его уже успели хватится, так что хозяева были немало удивлены, когда молодой человек заявился уже с новой гостьей.
-Боженька милостивый! -воскликнула Оксана, увидев девушку. -Это же Катерина, дочка Мальков. Подождите панове, не несите ее сразу к огню, надо сначала ее растереть как следует, а то заболеет. Микола, где там твой первач?? Неси скорее, это ее быстрее согреет! Катя, что же тебя понесло-то из хаты в такую лихую пору??
В ответ девушка лишь схватила Оксану за руки и жалобно начала умолять помочь ей позвать знахарку, иначе маленькое дите помрет до утра. По правде говоря, Ендрик не все понял из того что говорила спасенная им девушка... но после того как хозяйка дома пояснила, что кажется кто-то из детишек в доме Катерины заболел, тут же обернулся к Озерецкому.
-Пан Юзеф, берите ваши вещи и срочно пойдемте со мной. Где ее дом найти?
-На другом конце села, Микола вам покажет, -тут же кивнула Оксана и забрав у мужа очередной стакан подала ему теплую верхнюю одежду. -Хватит уже пить - ишь как разошелся! Поскорее проводи пана доктора к Малькам, а то там дите помрет ненароком! А я пока позабочусь о Катерине.
По счастью, в эту лихую ночь помощь подоспела к заболевшему малышу очень вовремя... Озерецкому удалось сбить ребенку жар и найти в своих запасах нужное лекарство. При этом он рассердился, что мать малыша послала за знахаркой - и это в просвещенный-то век??
-Что же мне было делать, добрые панове? -вытерев слезы радости сказала Ярына. -Нет у нас тут врача... одна знахарка только и выручает, если кто-то заболеет. А вас мне сам бог послал, сжалившись над моим горем... не иначе. Не знаю как вас и благодарить! А где же Катя?
-Катерина едва не замерзла по дороге, так что до завтра побудет у нас, -сообщил всему семейству Микола. -Гнат не ругай дочку - на ваше счастье в нашу хату нынче принесло молодого пана, что будет сидеть теперь в Розлогах.
Гнат лишь кивнул, после чего доктор Озерецкий пообещал Ярыне зайти на следующий день и проведать маленького Петро - а когда все вернулись в хату Миколы и Оксаны, то оказалось что спасенная девушка успела уже крепко уснуть согревшись под теплым одеялом после глотка первача. Ендрик тоже улегся на лавку и как следует укрылся своим плащом, подбитым волчьим мехом поверх одеяла... и подумал о том, что еще не встречал девушке милее и краше чем Катерина. Вот только родители у нее какие-то неприветливые? Папаша что-то буркнул на прощание, а матушка вообще не удосужила незваных гостей добрым словом...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-28 22:00:20)

+1

5

[NIC]Катерина Малько[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26Gp8.jpg[/AVA]
Боль от падения и тьма перед глазами после не самого удачного приземления, заставили Катерину тихо простонать, прежде чем открыть глаза и обнаружить себя в снегу, из ловушки которого она не была в силах выбраться. Грузла в пока еще мягкий снег, будто бы в болоте, тогда как его прохлада этого дня мало-помалу делала свое дело – пробиралась по коже молоденькой девушки, что отчаянно пыталась спастись, быстро теряя силы.
Долго ли она могла вот так сражаться?
Метелица даже и не думала прекращаться, что значило лишь одно – никто не придет ей на помощь, ведь в такую непогоду хороший хозяин и собаки из дома не выставит на улицу. А тут она оказалась совсем одна, еще и скатилась вниз, почти к самой реке, что однажды такой же зимней и лютой зимой отняла жизни двух ее братцев. Маленькие близнецы ходили за хворостом в лес по ту сторону речки, когда началась метель. Правда, накануне днем было тепло, а потому никто не ожидал такого крутого поворота событий. А мальчишки потеряли верный путь к тропе, по которой можно было выйти к мостику на тот берег, и кто знает даже, как оказались на тонкой корке льда, что не выдержала и прогнулась, приняв маленьких близнецов в свои ледяные объятия.
От такого воспоминания Катерине оставалось немного – хоть волком выть, хоть сожалеть о том, что не докатилась до холодных вод реки, что отняла жизнь менее мучительно, нежели снега. В любом случае, так казалось бедной деревенской девушке, что ничего толком и не знала. И видимо, живя или умирая, ей судьбой предписано мучиться. Уж с этим было ничего не поделать. На какое-то мгновение Катерине показалось, что она потеряла сознание или просто холод начал сковывать ее настолько, что глаза невольно поддались какой-то невидимой тяжести. Однако именно в этот момент к ней явился ангел, не иначе.
В церкви во время воскресной службы девушка обычно мало слушала попа, что рассказывал о том, какими праведными следует быть селянам. Тот не забывал напомнить грешным работягам, что не стоит прибегать к чарке, как и нарушать завет святого воскресенья – браться за какую-то тяжкую работу. Так, не единожды, после таких вот поучений священника, дома у Мальков вновь престало трудиться только Катьке – он ж и так грешная душа, пропащая и безнадежная, согласно словам мачехи. Собственно, поэтому девушка запомнила те проповеди. Ведь стоило попу вспомнить о святом дней – хоть не возвращайся домой, где нагрузят похлеще прежнего. Однако, как-то нежданно к ним в деревню прибыл новый священник, что взялся просвещать святой верой простых селян. Именно он говорил об ангелах, называя их лик прекрасным отражением господним. И вот сейчас, как только прекрасное лицо предстало перед ее глазами, девушка подумала, что так должен был выглядеть не человек и не мужчина, чьи руки обхватили ее за талию, помогая выбраться из снега.
И тут ангел заговорил. Правда, в представлении Катьки ангелы не должны были разговаривать. И называть такую простую девушку, как она панной.
В ответ на слова молодого человека, Малькова Катерина попыталась улыбнуться и шутливо отказать, мол, какая из нее панна? У панночек ведь рученьки белые, не видевшие мозолей и работы, тяжелее вышивки и шитья. Тогда как собственные руки показать ей было совестно – не заслуживали внимания достойного пана, что оказался не только способным вытащить ее из снега, но и взять на руки, чтобы донести до ближайшей хаты, в которой было так тепло, что жар обдал лицо Катерины, прежде чем она пришла в себя и припомнила о том, как оказалась в такую непогоду вне дома.
- Дядя, тетя, ...- обратилась она к своим соседям, - мне нужна знахарка, ведь если я не приведу ее, то с маленьким Петрушей станет беда… Бедняжка, он так болеет в последнее время, - зарыдала девушка, придя в себя, и даже не обратила внимания на посторонних людей, что быстро покинули хату, разговаривая о своем. Уж тогда Оксана, хозяйка дома и мать двоих маленьких детей, что с печки смотрели на все происходящее, поспешила дать сухую и более теплую одежду, предварительно дав ей выпить чарку горькой медовухи.
- Спасибо, вам за все, Оксана, - хрипло поспешила ответить девушка доброй односельчанке. – Я всегда буду вам должна за вашу доброту. Вот только чуть согреюсь еще, и тогда пойду обратно домой, - добавила она, прежде чем Оксана посмотрела на нее строго.
- Еще чего! Нечего благодарить меня – мое дело простое, а жизнью ты благодари нашему новому пану. Он тебя нашел случайно в снегах и принес сюда, - добавила хозяйка, прежде чем посмотрела на своих детей, коим давно пора было спать. К ним она отправила и Катерину, говоря, мол там теплее. И уж там Катя уснула крепким сном аж до самого рассвета.
Осознав, насколько она припозднилась с возвращением домой, Катерина завертелась на печи, прежде чем кто-то из детей тихо не курлыкнул во сне. Так что, Катя быстро слезла с печи и собиралась уже сбежать в сены, чтоб вернуться домой, когда обнаружила на себе одежду хозяйки гостеприимного дома, что этой ночью приютила немало путников. Не зная, что делать кареглазая девчонка оглянулась, прежде чем решилась переодеваться прямо посреди дома, в котором спал и новый пан, и Оксана с Мыколой, что похрапывал во сне, будто орган на польской мессе. И когда дело оставалось за малым – девушка тихонько стала искать свою накидку, без которой было не вернуться домой. Все-таки другой у Катьки не было.

+1

6

[NIC]Andrzej Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i623/1601/48/c78cce37ffa5.jpg[/AVA]
Этой ночью Ендрик спал очень плохо - постоянно просыпался и ворочался с боку на бок. Ему было чертовски непривычно спать на жесткой лавке и к тому же когда в комнате было еще полным-полно народу... ведь в старом дедовском доме у всех детей были собственные комнаты, так что никто никому не мешал. Правда младший братец изредка любил устраивать различные проделки, то облив как-то Анджея во сне, то подкинув ему в постель живую крысу. Вообще, Таддеуш родился с таким зудящем шилом в одном месте, что душа его каждый день желала каких-либо приключений, пока старший Качмарек не пригрозил что всерьез возьмется за обоих своих сыновей. Однако, время шло, братья выросли и позабыли о вчерашних проказах, найдя для себя более интересные занятия - например ездить с отцом по делам или упражняться в фехтовании на саблях. Учиться обоим сорванцам хотелось меньше, однако лишь нежного и ласкового слова их матери было достаточно чтобы усадить мальчишек за учебу.
Мысли и тоска по дому разбередили душу Ендрика... наверное именно сейчас он осознал, что поутру встанет и не увидит рядом отца с матерью, шалопая Таддеуша и обожаемую Хеленку. Все это было так привычно и мило сердцу молодого шляхтича, что долго и тяжко вздыхал, стараясь мысленно убедить себя что все идет как надо. Он взрослый и должен быть достойным наследником своего отца и обязательно наведет порядок в старом имении - защитит людей что доверены ему и будет следить чтобы они ни в чем не нуждались. Быть может когда-нибудь, в этой деревне помянут добрым словом и его имя, как сейчас говорят в Лешно и окрестностях о добром и справедливом князе Михале?
Размечтавшись, Качмарек было задремал... но тут же проснулся когда хозяин дома смачно захрапел - и так было до самого утра, когда повернувшись на другой бок, Анджей вдруг увидел самое прекрасное на этом свете зрелище.
Посреди светелки стояла спасенная им девушка... и быстро скидывала свои одежки, одну за другой, пока не осталась совершенно обнаженной. Ендрик аж замер, боясь лишний раз вздохнуть, наблюдая такое - он точно не видел еще панны красивее чем Катерина. Наконец она оделась снова и заметалась по хате, словно что-то потеряв и Качмарек вспомнил что пристроил вчера ее накидку из толстой овчины себе под голову чтобы мягче спалось. Молодой человек поспешно вскочил, позабыв что толком не одет и протянув накидку девушке, осторожно взял ее за руку.
-Вам уже лучше, панна Катерина? Подождите не убегайте... останьтесь еще хотя бы на пару минут? -Анджей притянул к себе девицу, приобняв ее за талию. -Я никогда не видел девушки красивее вас... останьтесь пожалуйста?
По счастью, Катя и понятия не имела, что молодой пан успел увидеть куда больше чем следовало - но и без того порядком смутилась, зардевшись точно маков цвет. Осторожно выпутавшись из объятий Ендрика, она схватила свою накидку и сбежала из хаты даже не дождавшись пока проснутся хозяева. Качмареку осталось лишь тихо вздохнуть и идти собираться в дорогу до имения. Оксана обнаружив "пропажу" нисколько не удивилась и тоже тяжко вздохнула, сняв своих детишек с печки и начав их умывать.
-Ей наверное влетит от мачехи за то что осталась у нас... не могу понять, с чего Горпына так невзлюбила Катерину - и покладистая и работящая, а все ей угодить не может. Прямо не баба, а змея лютая, даже родных детей поедом ест.., -тихо сказала женщина, умыв своих хлопцев и одев им чистые рубашонки. -Правду говорят, что без родной матери и свет не мил будет...
-Погодите, пани Оксана... так значит та женщина не матушка панны Катерины? -удивленно переспросил Ендрик, поймав и подхватив на руки одного из веселых мальчишек когда тот заинтересовался его саблей. -То-то мы с паном Юзефом подумали что она больно недовольная была... но он же спас ребенка, разве можно так?
-Пан Анджей, она вечно всем недовольная, такой родилась, -ответила Оксана, забрав озорного сынишку у гостя. -Всегда все ей не так... а дите если бы не дай бог померло - не заметила бы! Знаю что нельзя так говорить, но она именно такая...
Попрощавшись с гостеприимными хозяевами, которых еще до завтрака ждало много работы по дому и в хлеву, Ендрик вместе с провожатыми направился к дому Мальков. Доктор спешил выполнить свое обещание и навестить маленького Петрушу, которому стало уже гораздо лучше и опасность миновала. В хате были только Домна с Ярыной и детишками, так что Качмарек удивился не увидев Катерину... и обнаружил ее, когда вышел на двор - как оказалось, Горпына уже успела сорвать на ней свою злость и отправить за водой. Нетрудно было догадаться, что девушка расстроена... и когда она сняла тяжелое коромысло с плеча, Анджей подошел ближе и осторожно обнял ее, желая утешить.
-Панна Катерина, что случилось? -тихо произнес молодой человек, а когда девушка подняла на него грустные глаза, не нашел ничего лучше и умнее кроме как поцеловать ее прямо в губы...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-28 22:00:01)

+1

7

[NIC]Катерина Малько[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26Gp8.jpg[/AVA]
Зимой темнеет быстро, однако солнце ленится подниматься так рано, как летом. Видимо ленится или боится морозов? А в этом году мороз был сильнее, чем в предыдущем. По крайней мере, так говорили люди в деревне, которых слушала изредка Катя, проходя мимо. Ведь ей и не было позволено толком поговорить, как и обсудить все то, что лежало на сердце. А на сердце скрывалось много обиды и страданий, которых не было кому выплакать или нажаловаться. Все-таки, мачеха есть мачеха? Это не матушка родная, что подарит своему ребенку то, что может, она только отнимает и требует. А еще наказывает. Всем девицам в селе матери позволяли выходить вечером гулять, петь где-то в саду, да и с парнями знакомиться позволяли, тогда как одной Кате не было вольно выходить, не сделав работу. Но, даже если работа была сделана, Горына все равно находила занятие, или жаловалась мужу на нерадивых детей. Так что доставалось Катерине всегда, при любых обстоятельствах. Даже когда она всего однажды поздним вечером вышла на свидание к Максиму Калитке у ивы этим летом, мачеха дала такой нагоняй, что теперь Катерина боялась и тех парней, что засматривались на нее, когда она шла по селу, и тем более мачеху, рука у которой действительно тяжелая. Так что сейчас девушка панически искала свою куфайку, что была единственной надеждой на тепло в эти зимние холода. Ведь, только подумать, ее не было дома с вечера, да еще и вернуться без своей накидки! Сердце девушки стучало так громко, что казалось вырвется из груди от страха перед той расправой, которую ей наверняка устроит Горпына. Только вот накидка с овчиной не находилась, пока в один момент возле нее не выросла высокая мужская фигура и по-хозяйски притянула ее к себе, когда она успела лишь тихо ойкнуть.
Молодой пан говорил с существенным акцентом, так что Катерина едва его понимала, или просто боялась понять его речи – уж больно он учтивым был, больно близко и больно хорош собой был! И он держал ее накидку, которую, видимо, нарочно от нее спрятал вечером накануне, пока она крепко спала и отдыхала после своего спасения, за которое ей еще предстояло сказать спасибо.
Что же, если бы только молодой пан не был собой, а тем же Максимом Калиткой, Катерина бы хорошенько стукнула по плечу за такую проказу. Ведь, могла уйти и без куфайки? Тем не менее, она вспомнила о том, кто она, а кто тот молодой человек, прежде чем опустить взгляд своих карих глаз в сторону, боясь лишний раз пошевелиться.
- Прошу прощения у пана, но вы ошибаетесь – я не панна, но благодарю вас за свое спасение, - тихо произнесла девушка, так и не решившись посмотреть на молодого шляхтича, что был так непозволительно близко, да еще и едва одет. И что бы только подумали люди об этом? О, тогда она сыскала бы себе наверняка дурную славу, которую ей и предписывала мачеха каждый раз, как Катерина пыталась отпроситься на вечер хоть куда-нибудь к своим сверстникам, многие из которых уже строили свою семью, а не тщетно ждали сватов.
Катерина воспользовалась моментом и сбежала, тихонько выбравшись из внезапных, но совершенно не крепких объятий пана Андрея, что приехал к ним править вместо своей помершей бабки, царство ей небесное. Но, надо сказать, что домой она все равно опоздала.
Горпина только поднялась из своей постели, на которой спала вместе с Гнатом, и даже не успела развести жар в печи, на которой спали внуки с Домной. Старшая невестка Горпыны успела не только поругаться со свекровью, точившей ее ежедневно, но и с мужем, что не пожелал разборонить мать и свою жену, что едва не побыли горшки, едва только ушел пан доктор с тем молодым паном, который пожаловал к их дому совершенно случайно.
- Как бы еще доктор не потребовал денег, которых у нас и так на жизнь едва хватает, - тихо произнесла вечером Горпына, дав несомненный повод Домне поучить свою свекровь жизни.
- О, пришла, она, наша пава, не запылилась! – с издевкой начала Горпына точить вместо невестки падчерицу, до которой дела точно не было никому. Да и раз уж за жену не заступился старший сын, кто заступится за сиротку ленивую?
Естественно, огрызаться на все укоры было бесполезно – чем больше защищаешься, тем яростнее нападать умела мачеха, а потому Катя просто закрыла рот и, едва не плача взяла коромысло и подалась за водой. Надо было готовить кушать, ведь на завтрак им осталось еще кое-что со вчерашнего дня, а вот обеда не было. Но, еще не успела она выйти из дома, как краем уха девушка услышала, как Горпына говорила Ярыне, чтобы невестки не только убрались, но и приготовили обед: - Наварите борща, а еще налепите вареников. И чтобы все было до того, как я вернусь! Надо съездить на ярмарку, купить к праздникам …
Что именно Горпына собиралась купить Катерина так и не расслышала, уже находилась далеко, да и не хотела знать зачем она и куда едет. Хоть немного будет в доме тишина и покой! Да и разве Горпына хоть когда-то ей покупала что-то? Ничего, даже ленточек не купила новых, чтобы в волосы вплести. Однако, когда Катерина возвращалась, то весьма удивилась, заметив у дома так много людей. Был там и тот молодой пан, что так странно к ней обращался. Девушка еще не успела оправиться от пролитых слез, которыми жалела себя, как молодой пан оказался снова рядом, а затем в мгновение ока притянул ее к себе и поцеловать.
Это было так неожиданно и странно, оказаться так близко к губам красивого пана… Катя даже не успела толком осознать, что она делает и как начинает неловко идти на встречу, прежде чем услышала издали чей-то голос и быстро отскочила от пана, прижав к губам, которых еще касались губы Качмарека, тыльную сторону своей ладони.
- Что вы делаете? – прошептала она, едва не плача. – Хотите опозорить меня? Если кто-то нас увидит… - она не договорила, ведь во двор принесло не кого-нибудь, а саму Горпыну.
- Ну, вот надо же! Воз сломался, даже не успела выехать в Вовчухи, - сердито заговорила женщина, но остановилась вовремя, заметив молодого пана рядом с Катей. – Здравия желаю, доброму пану! – поприветствовала Качмарека она, решив быть более милой, чем прошлым вечером. – Чем обязан наш дом такой чести? Мы люди скромные и бедные, но всегда постараемся ради нашего пана, - добавила она, приторно улыбнувшись.

+1

8

[NIC]Andrzej Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i623/1601/48/c78cce37ffa5.jpg[/AVA]
Ендрик так и не успел оправдаться перед девушкой за свой внезапный порыв, потому как во дворе появилась ее матушка - и как совершенно верно недавно заметила пани Оксана, снова недовольная чем-то. Однако, увидев молодого шляхтича, женщина изобразила подобие любезной улыбки и даже вспомнила что воспитанным людям полагается здороваться при встрече... ну а Качмареку подумалось, что если бы такая картина предстала перед его покойной бабкой, которую в здешних местах побаивались, она совершенно точно даже не взглянула на Горпыну. Но... он не пани Изабелла и любящие родители постарались воспитать его на славу, так что Анджей кивнул в ответ сварливой женщине, мельком бросив взгляд на расстроенную Катерину.
И тут в его светлую голову пришла поистине гениальная идея!
-И вам доброго дня и здоровья, пани, -ответил Ендрик. -Мой человек пришел проведать больного ребенка - если помните, мы были у вас вчера поздно вечером...
Опять же, бабка Изабелла сейчас наверняка бы прикрикнула на внука, сказав что он зря любезничает с какой-то деревенщиной, которая ему не ровня. И вообще, за одно то что сам пан позаботился о мальчишке, все его семейство должно быть ему обязано по гроб жизни и при встрече целовать его ноги - не больше и не меньше. Подумав о таком, младший Качмарек едва не рассмеялся в голос, но сдержался и продолжил.
-Надеюсь, вас обрадует тот факт, что малыш пошел на поправку? И если позволите, я бы хотел перемолвится с вами парой слов, с глазу на глаз, -Ендрик подошел ближе к сварливой бабе и понизив голос, изложил свою гениальнейшую идею. -Мне нужна толковая служанка в имении... но я только приехал и еще никого не знаю здесь - а хозяйка хаты где я вчера останавливался сказала что ваша падчерица очень скромная и работящая девушка. Я хочу предложить ей работу - а плату будете получать вы... или ваш муж.
Молодой человек решил сыграть на жадности Катиной мачехи и не ошибся - у нее тут же загорелись глаза, едва только ему стоило сказать про денежки.
-Ясновельможный пан очень добр к нашей семье, -елейным голосом произнесла Горпына. -Мне жаль отпускать к вам Катеньку - я ведь ее как свою дочь люблю и пестую... но вы сами видели как мы живем. Детки постоянно болеют и денег не хватает... А моему мужу вообще их доверять нельзя!
-Прекрасно, -кивнул Ендрик. -Значит я заплачу вам плату... скажем за полгода вперед? И добавлю монет, чтобы вы ни в чем не нуждались. Ударим по рукам?
Вытащив деньги, Качмарек на глазах у удивленной Катерины отсчитал Горпыне обещанную плату, наблюдая как у той едва руки не затряслись от жадности. После этого ему оставалось лишь подойти к девушке и увести ее со двора - как раз из хаты вышел пан Озерецкий и удивленно посмотрел на своего пана.
-Я забираю тебя с собой, -объявил Анджей Катерине и доведя ее до своего коня, решительно подсадил ее в седло и затем уселся за ней. -Больше тебе не придется плакать из-за этой мегеры.
Ну а дальше, молодой пан и его провожатые, на глазах всей деревушки уехали в Розлоги. Соседи видевшие как Катерина садилась на коня к незнакомому и богато одетому мужчине не знали что и думать - и только старая бабка Домицеля, что жила по соседству с Мальками, решилась поинтересоваться у Горпыны в чем же дело.
-В чем дело?? -тут же разъярилась мерзкая баба, оглянувшись на старуху. -По вашему я должна пускать на порог блудную девку? Заявилась поутру как ни в чем ни бывало, задери ее лихоманка! Пусть убирается к своему полюбовничку!
Развернувшись, Горпына ушла в свою хату, где рассказала семейству что удачно пристроила ленивицу Катьку на работу и заодно приказала своему мужу срочно починить ее воз - базарный день еще не кончился и она могла поспеть в Вовчухи и купить все что ее душеньке было угодно. Ну а бабка-соседка, тихо вздохнув поковыляла к своему дому, представив себе что будет когда ее внучок узнает про Катин позор... сколько раз Максим говорил что она ему нравится?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-28 21:59:46)

+1

9

[NIC]Катерина Малько[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26Gp8.jpg[/AVA]
Катерина прекрасно знала, что ее мачеха не из тех добрых женщин, чьи слова и дела совпадают. Ее уста сейчас извергали льстивые слова, полные сладкого меда, наверняка лишь за тем, чтобы сыскать благосклонность к пану, который мог затаить обиду за скромный прием вечером накануне, когда она была совершенно точно не в настроении для вежливых разговоров с ясновельможным панством. Однако Горпына была также женщиной весьма внимательной и даже опытной, не зря же будучи вдовой, сумела в себя влюбить Гната Малька, что тогда был еще весьма молодым, хорошим своим и даже не бедным мужчиной. Конечно, если бы она уже тогда знала, что вместе с мужчиной ее ждут трое детей, двое из которых погибли парой зим ранее, а еще пришедшая следом за ней в этот дом бедность, вряд ли была бы рискнула пойти замуж именно за Малька. Тем не менее, грех брать на душу и уходить из хаты второго мужа, женщина не собиралась, тем более, когда у нее имелась хорошая рабочая сила в лица Катерины, которую проклятые невестки стали учить огрызаться. И пусть она не говорила ни слова, один взгляд ее карих глаз заставлял Горпыну ненавидеть девчонку еще больше.
Но, сейчас женщина видела, что пан пришел не просто так и явно не из-за маленького внука, у которого снова был жар. Подозрение о том, что могло случиться нечто между Катькой и молодым паном, быстро подкралось к женщине, едва только она заметила густой румянец на щеках своей нерадивой падчерицы. Тут Горпына хотела бы высказать что-то этакое колкое, да вот не могла – паныч же перед ней, а не какой-то соседский парубок.
Тем временем, покрасневшая, как маков цвет Катерина, наблюдала за внутренней борьбой своей мачехи и уже готовилась к новой порции укоров и причитаний, что ждали на нее с уходом пана Анджея. Однако, вместо того, чтобы уйти, молодой пан тихо о чем-то начал говорить с Горпыной, а как только он достал денег, которые и подал ее мачехе, вовсе удивилась – зачем ему было давать ей денег? Не шибко понимая, что творится Катя, лишь перевела взгляд на вышедшего из хаты доктора, к которому собиралась подойти, чтобы узнать, как ее маленький племянник себя чувствует и не может ли она сделать для него еще что-нибудь, когда пришло время ей снова удивиться. Ведь на этот раз ее за руку вновь взял Анджей. Тепло руки молодого пана разлилось приятной теплой волной по телу, ведь уста ее все еще помнили тот недолгий приятный миг, что длился их поцелуй. Он не боялся ее мачехи, оно понятно, а вот девушка лишь оглянулась на Горпыну и испугано осознала – мачеха ее продала панычу. И что теперь будет? Осознать собственную беспомощность было не просто, как бы девушка не старалась. Так что пока Качмарек помогал ей забраться на своего коня, кареглазая дева лишь растеряно смотрела по сторонам и не знала, как ей быть. Одно дело, если пан похищает поцелуй самой обычной деревенской девки, но совсем другое, когда увозит ее с собой. Надо ли думать, зачем он это делает?
Ветер гулял в ушах, а конь несся по дороге, вытоптанной людьми и их лошадьми, когда Катерина наконец-то поняла, какая молва теперь о ней пойдет. Да и ладно молва, люди ведь всегда много говорят и не забывают вставить палицу в чужое колеса, чтобы ровно соседу не ехалось. Но, что будет, если пан действительно желал завладеть ней, а потом просто … выбросит, как ненужную куклу? Катя уронила всего одну слезинку, шмыгнув носом, прежде чем пан вместе со своим сопровождением добрались до того самого имения в Розлогах, которое и принадлежало его отцу и бабке, пани Изабелле, что управляла землями мужа и сына весьма неплохо и смогла подготовить внуку достойное наследство. Оглянувшись по сторонам, девушка увидела такой красивый дом, которого явно еще не видела раньше, так что теперь у нее не было времени лить слезы. Она лишь послушно соскочила с коня и отошла чуть в сторону, не желая мешаться под ногами. Тем более, когда все слуги и пан управляющий имения, ведавший всеми делами хозяйства Качмареков, вышли на встречу к Анджею. Катерина же лишь смотрела себе под ноги, на белоснежный снег и свои красные сапожки, даже не представляя, что теперь ей делать и, как только Анджей вновь подошел к ней, девушка лишь смущенно подвела на него взгляд своих карих глаз.
- Зачем вы так поступили со мной, пан Анджей? – тихо и совершенно не радостно произнесла Катерина, стараясь воздержаться от слез. – Пусть мачеха меня и ненавидела, но зато ей нечем было меня укорить. Однако теперь все село подумает, что вы меня забрали не за просто так … Да и разве это не так? Я простая девушка и не умею красиво говорить, но теперь мне не вернутся обратно, - добавила дочь Гната Малька, все таки, не удержавшись от слез, что так и просились на волю.

+1

10

[NIC]Andrzej Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i623/1601/48/c78cce37ffa5.jpg[/AVA]
Честно признаться - Ендрик плохо помнил имение в Розлогах, потому как его возили туда всего пару раз в детстве, потом бабушка заболела и родители ездили навещать ее одни, без своих детей. Теперь перед ним предстал внушительный дом за толстой каменной оградой, где кроме господской усадьбы располагалось великое множество различных строений - отменная псарня, огромный хлев, конюшня, а так же дома для челяди, работавшей в поместье. В господском доме жили лишь те слуги что прислуживали хозяйке, остальных она даже на порог не пускала, считая что те должны быть довольны тем что работают на нее. По правде говоря, управляющий очень надеялся что новый хозяин не будет отличаться столь же крутым нравом как его бабка и вздохнул с облегчением, когда увидел Анджея. По всему было видно, что юноша больше пошел в своего отца характером и статью, что не могло не радовать.
-Добро пожаловать в Розлоги, пан Анджей! -радушно произнес управляющий, когда вышел встретить молодого пана и его спутников. Наличие красивой девицы на коне Ендрика этого честного человека совершенно не удивило - кто может помешать господину развлекаться? Тут как говорится дело молодой... и не годится лезть не  свое дело. -Очень надеюсь, что вам понравится имение и вы захотите здесь остаться. Позволите ли все показать вам?
-Благодарю и с удовольствием осмотрюсь, но немного позже, -ответил Качмарек, оглянувшись на Катю, в глазах которой блестели слезы. -Пока что устройте как следует моих людей и позаботьтесь о том чтобы накрыли стол - мы порядком проголодались.
-Будет исполнено, пан Анджей, -тут же кивнул управляющий. -Панове, прошу вас следовать за мной.
После того как доктор и прочие сопровождающие Ендрика ушли в сторону дома, он повернулся к Катерине и пользуясь удачным моментом, обнял ее и прижал к себе, не давая отстранится.
-Послушай... и запомни хорошенько мои слова. С сегодняшнего дня ты забудешь о том что твоя мачеха существует на свете и не станешь больше плакать, слышишь? Я не буду врать... ты прекраснее всех на свете и я хочу чтобы ты была моей - но по собственной воле. Вытри слезы, прошу тебя... неужели я не мог бы тебе понравится? Ты словно солнце в небе для меня теперь, как воздух которым дышу... пожалуйста, посмотри на все иначе.
В финале всего сказанного, Качмарек легонько коснулся губами щеки Катерины и протянул ей свой платок, а затем взял за руку и повел к дому. Управляющему Ендрик приказал поселить девушку в хорошую комнату и дать ей самую легкую работу - и как только старик остался с Катериной наедине то тяжко вздохнул.
-Жалко мне тебя, дочка... негоже тебе быть игрушкой у молодого пана.., -с горечью сказал управляющий. -Давай-ка ты будешь помогать на кухне нашей Гале? Она женщина добрая и тебя не обидит - да и на глазах у хозяина не будешь мелькать.
Кухарка Галина поняла все без лишних слов, едва только взглянув на грустную Катерину. Подробности того как она оказалась в имении ее совершенно не обрадовали... и она тоже была уверена, что пан привез девушку в свой дом для собственного развлечения.
-Ну и змея же твоя мачеха... господи, что ж это деется?? Христианскую душу продают словно какую-то вещь! -воскликнула добрая женщина, от души хряснув железным половником по столу. -Жаль что пани Изабелла померла... она бы уж точно вправила своему внучку мозги... Но что уж теперь говорить? Давай-ка займемся готовкой покамест?
Так начались долгие зимние дни в поместье для Катерины и Ендрика - они виделись каждый день и молодой шляхтич твердо решил завоевать расположение девушки. Все что он пока что позволял себе, это поцеловать ей руку, когда она робко приносила горячего чаю вечером в его кабинет.
Но примерно спустя неделю после приезда, Качмарек решился-таки на большее и задержал Катерину, взяв ее за руку когда она хотела уйти из кабинета.
-Катя, не хочешь завтра поехать прогуляться? Метель наконец успокоилась и мы могли бы прокатится до речки... тебе поди скучно постоянно сидеть в четырех стенах. Доставь мне радость, соглашайся?
Ендрик улыбнулся, очень аккуратно притянув девушку ближе к себе. Ее присутствие пьянило молодого человека похлеще самого крепкого вина... так что он сам не заметил как коснулся столь желанных и сладких губ в жарком поцелуе.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-28 21:59:28)

+1

11

[NIC]Катерина Малько[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26Gp8.jpg[/AVA]
Может ли пан понять слезы обычной девушки, для которой единственной гордостью и достоинством является ее честь, без которой она лишилась в одно мгновения ока, при этом даже не сделав ничего дурного? Единственное в чем была вина Катерины ведь было то, что она споткнулась на дороге и упала в метель, не в силах подняться и выбраться из снега. Увы, но замерзнуть ей в снегах не было позволено судьбой. Бог послал ей этого пана, подобно ангелу – ведь именно так она подумала об Анджее, едва только увидела его красивое лицо. И сейчас он был рядом с ней, подобно тому же ангелу крепко обняв, он прижал ее к себе, желая уверить ее в том, что жизнь изменится, все будет хорошо, или хотя бы лучше, чем вчера.
Но будет ли?
Увы, но узнать подобное наперед никогда не приходится. Сама Катерина же не знала даже, как ей быть. Что думать? А что говорить теперь? Она лишь осторожно посмотрела на молодого паныча, что подал ей свой белоснежный шелковый платок, которым она спешно утерла свои слезы, и задержала дыхание. Знал бы он, как он был хорош. А в прочем ведь, знал. Он знал и надеялся своей красотой расположить к себе невинную девушку, которая вместо того, чтобы смотреть на молодого пана с открытым ртом и неприкрытым обожанием в довесок с благодарностью, не позволяет себе никаких лишних мыслей о нем. Еще бы! Она хорошенько знала свое место, на которое так часто указывала мачеха. Она хорошенько знала, что паны никогда не относятся серьезно к тем девушкам, которые не были им ровней.
Сейчас пан увлечен, сейчас он добр и нежен, но вскоре ему это может и надоесть?
Катерина не пыталась освободить свою руку из плена ладони Анджея, следуя за ним в дом, в котором стены были дивно расписаны, да и вообще были украшены весьма богато – не то, что старая хата Гната Малько, которую прошлой весной она белила. К этой красоте надо было привыкнуть, но глаза удивлялись и восхищались, так что девушка и не слушала вовсе того разговора, который молодой пан вел со своим управляющим. Однако оставшись наедине с верным слугой Качмареков, девушка ощутила, как ее облили ушатом ледяной воды слова старого слуги.
Она посмотрела на него с обидой во взгляде, но не попыталась оправдаться. Это ведь бессмысленно? Раз человек решил так думать о ней, так и не передумает. И единственное, что она могла сейчас сделать – доказывать каждый день своей порядочностью то, что еще осталось при ней – ее честь, гордость и упрямство, с которым она обязана каждый раз уходить от пана, пусть даже она была согласна с тем, что он был на диво хорош. И ведь он слишком был хорош для нее.
В первую очередь Катю сопроводили на кухню, где она должна была помогать тучной женщине средних лет. Она была невысокой, давно уже не худенькой и, видно, хорошенько любила поесть. Даже сейчас, едва только Катерина остановилась на пороге, заметила, как пышная женщина отправила себе в рот кусочек то ли пирога, то ли хлеба. Но, как только она заметила, что в ее царство пришли и побеспокоили, едва не поперхнулась и удивленно посмотрела на молодую незнакомую девушку, которую привел к ней на кухню управляющий, решивший тут же ввести в курс дела кухарку, что сразу поделилась своими размышлениями с бедной Катей, когда она потупила свой взгляд, глядя себе под ноги. Ее нисколько не радовал вывод кухарки Гали, пусть даже она, было похоже, искренне сочувствовала девушке, в отличии от остальных слуг, что каждый день дарили ей завистливые взгляды – будто бы считали, что она нарочно попалась на пути молодому пану.
Неделя в имении Качмарека прошла незаметно для Катерины. Новые впечатления, новые обязанности овладели ней, пока она привыкала ко всему, что теперь окружало ее. К тому же, работа на кухне была совершенно не сложной. По большей мере ей приходилось помогать с мелкими поручениями Гале, которая велела то почистить картошку, то помочь лепить вареники, то отнести вечером пану чаю… И каждый раз, как только она пыталась проскользнуть незаметно в гостиную или кабинет Анджея, ставя на стол поднос с чаем, ловила на себе взгляд его карих глаз, от которого, казалось, все внутри поднималось и скручивалось в один клубок. Еще пару раз молодой мужчина позволял себе поймать ее за руку, которой прикасался своими губами в нежном поцелуе. Так было и этим вечером, когда пан сначала поймал ее, но тут же решительно притянул к себе, решив позвать на какую-то прогулку. Да вот только не осмелилась она что-нибудь отрезвляющее ему ответить, как ощутила его губы на своих в далеко не целомудренном поцелуе, которые пан себе раньше позволял. От такого поцелуя кружилась голова, подкашивались ноги, а потому девушка обмякла, позволяя себя целовать до тех пор, пока не услышала чьи-то осторожные шаги за дверью. Тут Катя лишь испугалась, попытавшись отойти от молодого пана, которому в пору было себе найти более подходящую компанию.
- Зачем вы это делаете, скажите? Не терзайте себе душу и мне, отпустите, - тихо прошептала Катя, подведя взгляд своих карих глаз. – Так нельзя. Что люди скажут? – с чувством произнесла девушка, глядя на своего пана.
– Но, хорошо, я составлю вам компанию на прогулке, но только это будет один единственный раз, когда я когда-либо с вами пойду. Если вас такое устроит… - добавила она менее решительно, ведь не знала, может ли себе позволить быть столь категоричной, однако тут же понимала, что вряд ли пан даст ей покой, пока не добьется желаемого.

+1

12

[NIC]Andrzej Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i623/1601/48/c78cce37ffa5.jpg[/AVA]
-Ничего не скажут, потому что сейчас нас никто не видит, -хотел было пошутить Ендрик, однако увидев серьезное и даже немного грустное выражение глаз Катерины, сумел сдержать смех. -Катя... неужели я совсем тебе не нравлюсь? Ни капельки?
Положа руку на сердце, младший Качмарек не назвал бы себя великим дамским угодником - его отец никогда не поощрял подобного баловства и всегда следил чтобы сыновья были при деле. Мол, возмужаете и тогда уже женитесь как полагается, чтобы прожить свой век рядом с одной-единственной и любимой женщиной, как Святое Письмо учит. И нечего бегать за молодыми паннами, позабыв обо всем на свете.
Все это было верно... но Ендрик не раз ловил на себе заинтересованные женские взгляды - особенно на приемах в доме своего деда. Они были достаточно красноречивы и наглядно доказывали, что Качмарек может быть привлекательным в глазах прекрасной половины человечества. Но если это действительно так, то почему Катерина шарахается от него словно от чумного? Он ведь хотел как лучше, когда заплатил ведьме Горпыне за ее свободу...
-Послушай... с тех пор как я тебя увидел, не могу себе покоя найти, -честно признался Ендрик мудро решив умолчать о том что видел прелестную панну в чем мать родила, как говорится. После того во всех отношениях прекрасного утра, память то и дело подкидывала молодому пану весьма соблазнительные картинки... -Я хочу заботится о тебе и быть рядом... и это всего лишь прогулка, ничего дурного. Разве я обидел тебя хоть чем-то, что ты постоянно желаешь от меня сбежать?
Качмарек был достаточно упрям, тогда как бедной панне было некуда от него деваться - так что на следующий день вся челядь видела как деревенская девчонка уехала вместе с молодым паном. Из всей прислуги в господском доме, бедняжку искренне жалела только кухарка, остальные же завидовали Катерине и гадали когда же эта гордячка окажется в постели у хозяина. И пока местные сплетники чесали языки в свое удовольствие, Ендрик и Катерина доехали до небольшой речушки, возле соснового леса, что так же принадлежал молодому шляхтичу.
-Погода нынче просто чудесная! -Качмарек улыбнулся, подойдя к коню на котором ехала девушка чтобы помочь ей слезть. -Улыбнись мне хотя раз, прошу тебя? Ты еще краше, когда улыбаешься...
Катя в очередной раз тяжко вздохнула, так что Ендрик не придумал ничего более умного как слепить небольшой снежок и легонько запустить в нее... и может задор и хитрая физиономия молодого человека так подействовали на девушку или его веселое настроение, но она не осталась в долгу. Забыв обо всем на свете, они словно малые дети принялись бросаться снежками, убегая друг от друга и смеясь так громко, что верно вся округа это слышала. Кончилась вся забава тем, что Анджей поймал Катерину и крепко обнял, однако они не удержали равновесие и вместе свалились в мягкий сугроб. Вновь оказавшись на опасно близком расстоянии, мужчина едва сумел удержаться от соблазна вновь поцеловать Катю, но побоялся испортить их взаимно хорошее впечатление от веселой прогулки.
Далее они вернулись в имение, где молодого пана уже поджидали совершенно дурные вести... отец Ендрика объезжая владения семейства Лещинских попал в подло устроенную засаду где его тяжело ранили. Читая письмо матери, молодой пан глазам своим не верил, ощущая что для него рушится привычный мир - неужели отец умрет??? Если бы не дела и обязанности, Анджей плюнул бы на все и помчался в Лешно, пусть даже матушка просила его остаться в Розлогах, ведь дороги лютой зимой были небезопасны. Будучи совершенно убитым новостью из дома, младший Качмарек уселся в своем кабинете за стол, пытаясь заставить себя взяться за дела. Но почему в мире царит такая несправедливость? Самый добрый, умный и лучший человек на свете может умереть из-за подстроенной подлости... и что будет после этого с матушкой?
Боюсь даже представить... мама любит отца больше жизни..., -пронеслось в голове у Ендрика. -Они не расставались с тех пор как он приехал к ней свататься... господи, помоги прошу тебя - пусть он останется жив? Умоляю... ведь Хеленка еще совсем маленькая, как же она будет расти без отца...
Молодой человек в очередной раз тяжко вздохнул, отодвинув от себя счета и прочие деловые бумаги.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-28 21:59:17)

+1

13

[NIC]Катерина Малько[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26Gp8.jpg[/AVA]
Молодой пан был упрям, как сам дьявол! И ведь надо было ему упереться рогами, требуя Катерину составить ему компанию?! При этом, на прогулке только вдвоем. Надо ли думать, что скажут злые языки, когда узнают? Благо, на улице все еще царила по-настоящему зимняя морозная погода, а потому все самое дурное, как наивно надеялась девушка, люди не станут брать в расчет. Но, если она ошиблась?
Ступая тем вечером в свою комнату, девушка тихо кралась по коридору, ведь не желала никого разбудить – после того, как молодой пан ее обнимал и целовал, она не смогла найти в себе сил показаться на кухне, где Галя заканчивала последние приготовления к следующему дню. И вместо того, чтобы греться в доме, девушка вышла на улицу, укутавшись в свою теплую шаль, которую ей вручила кухарка как-то на днях. Ведь, по ее словам, та накидка с овчины явно не заслуживала панского дома. Время еще не было поздним, когда она вдохнула свежего морозного воздуха, который должен был остудить ее пылающие щеки и то пламя, которое разжег внутри своими словами молодой пан, который не желал слышать мудрых ее слов, неустанно добиваясь новых поцелуев каждый раз, стоило им только остаться наедине. Но, самое, пожалуй, худшее было в этом всем то, что Катерине начало определенно нравится то внимание, которое ей оказывал молодой мужчина, не смотря даже на то, что она всячески пыталась оттолкнуть его от себя или доказать противоположное – они не пара, они из разного теста и им никогда не быть счастливыми вместе. Да и будут ли они вместе? Этот союз только насмешит почтенных родителей паныча, что даже и не думал звать Катерину под венец. И ведь именно на этой горькой думе, девушка невесело улыбнулась, прежде чем вернулась в усадьбу, чтобы тихонько пробраться в комнату, где еще следовало не один час повертеться в кровати, чтобы наконец сомкнуть свои глаза и провалиться в сон.
- Прости, Галя, - начала этот день с извинений Катерина.
- Мать честная, за что ты просишь прощения? – всплеснув в ладони, спросила у девицы кухарка. Она уже задумалась о том, что могло случиться за всего одну единственную ночь.
- Я не смогу помочь тебе с обедом, - тихо произнесла девушка, опустив взгляд карих глаз вниз. – Паныч зовут меня на прогулку – я ему обещала только одну, … - точно также тихо добавила девушка, однако кухарка сразу же остановила ее.
- Нечего тут передо мной отчитываться – я тебе не королева, а супчику и прочего к обеду пана я сварю в срок, а челядь подождет. Только мой тебе совет, дитя, - будь осторожна. В нашем лесу может случиться всякое, - предупредила Галина свою юную помощницу, прежде чем отправить ее во двор, где шляхетный пан уже ждали на свою компаньонку. И пусть даже Катерина не могла слышать всего того, что о ней говорили сейчас, девушка определенно знала, что ничего хорошего бы не услышала, и тихо вздохнула, слегка приуныв.
Однако на прогулке лесом ей не пришлось долго находиться в плохом настроении. Попавшая в нее снежка, заставила повернуться в ту сторону, откуда в нее прилетела снежка, и с удивлением Катя заметила, что ее атаковал не какой-то там шкодливый мальчишка, а сам пан! Шумно выдохнув, она не долго думала и слепила свою снежку, которую и отправила в голову шляхтичу, едва не сбив ему шапку с головы при этом. Это рассмешило Катерину, прежде чем Анджей решил отдать свой долг, тогда как ей оставалось бежать и прятаться за стволом тонкого бука. А потом … потом снова лепить снежку, бросать и пытаться догнать пана, что сейчас вовсе не был похож на пана! Вел себя как обычный парень из села. Она забыла о разнице между ними, что так колко била в глаза, а стоило только молодому человеку поймать ее и заключить ее в свои объятия, как только они упали в сугроб, не удержавшись на ногах. Тут же, глядя панычу в глаза, Катя ждала, что он наклонится совсем чуть-чуть вперед, чтобы поцеловать, но … вместо этого Анджей лишь поднялся и следом помог ей встать.
Была ли Катерина разочарована?
Определенно. Она чувствовала, как разочарование разливается горькой волной по груди, прежде чем пришло не менее горькое осознание – она пану надоела куда раньше, чем она даже думала. А ведь и успела привыкнуть к пану! К его выходкам, когда его губы касались ее руки – так ведь никто не делал, да и не видела, чтобы хоть раз кто-то из сыновей мачехи целовал руки своим женам. В этом одном единственном действии было так много и так мало одновременно, что терять это, как оказалось, девушка уже … не желала.
Понимая, что не стоит забивать голову глупыми мыслями (ибо скорее пройдет!), Катерина бросилась в пучину домашних хлопот, но только ей стоило принести традиционный чай в кабинет молодого пана, как заметила ту горечь в глазах Анджея, от которой ей и самой был мир не в радость.
И ведь, он так много для меня сделал, а я ...- подумалось было Кате, прежде чем ее теплая ладонь накрыла ладонь пана, тогда как сама присела почти на колена перед ним, чтобы получше увидеть взгляд его печальных глаз.
- Что случилось, пан Анджей? – не найдя ничего более остроумного, спросила девушка. – Вы сделали для меня так много, а я была так не благодарна… Но, позвольте мне хоть что-то для вас сделать?

+1

14

[NIC]Andrzej Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i623/1601/48/c78cce37ffa5.jpg[/AVA]
Липкий страх сжимал сердце Ендрика своими холодными пальцами... когда он осознал, зачем матушка написала ему это злосчастное письмо. Он ведь старший сын и наследует большую часть состояния, чем должна достаться его сестрам и брату и следовательно должен быть готов к худшему? Но провались все пропадом! И деньги и земли никогда не смогут заменить самого лучшего, доброго и любящего отца на свете - Войтек Качмарек всегда был именно таким для четверых своих детей и Анджей был уверен, что Хоня, Таддеуш и Хеленка сейчас напуганы и переживают не меньше чем он сам. Их незыблемый и уютный мир, в котором всегда был дом и любящие родители, готовый защитить от любой напасти вот-вот мог рухнуть и разбится вдребезги...
Ендрик в очередной раз перечитал письмо матери, после чего снова тяжко вздохнул. Если бы можно было повернуть время вспять, оказаться снова в Лешно и поехать вместе с отцом тем утром, когда Подольские приготовили самую настоящую подлость и злодейство, желая отомстить за давний позор главы своего семейства! Тогда молодой шляхтич бы не сплоховал и бросился бы в самое пекло сражения, лишь бы уберечь любимого родителя от беды...
Но что сейчас можно переиграть?? Только ждать и молится, надеясь на чудо...
От всех невеселых дум, Качмарека отвлек Катин голос - как и всегда, она принесла ему вечерний чай. Он взглянул на нее... и присев рядом, крепко и нежно обнял и прижал к себе, начав свой невеселый рассказ.
-...я не знаю как быть... мне очень страшно... Не могу представить себе как буду жить дальше, если самое плохое случится. Знаешь, у меня ведь малютка-сестренка, ей всего семь лет... отец всегда любил приговаривать, что мечтает дожить до того дня когда она выйдет замуж и подарит ему и маме внуков. Но что будет теперь??
Катерина постаралась утешить молодого пана, ласково обняв его в ответ и слушая ее, Ендрик почувствовал, что ему стало намного легче. Утешение - великий дар и преподнести его так чтобы помочь человеку, оказавшемуся в самой пучине горя, дано не каждому. Именно в этот самый момент Качмареку подумалось, что тот самый ангел-хранитель, которого он молил о помощи, уже давно был рядом с ним... с того самого момента, когда он вытащил бедняжку Катю из того злосчастного сугроба.
-Прошу... не оставляй меня никогда.., -тихо шепнул Ендрик в губы девушке, притянув ее ближе к себе. -Ты так мне нужна...
Они сами не заметили этим вечером как их объятия стали по-настоящему жаркими... но Катерина больше не пыталась сбежать от молодого пана, покорившись его рукам и пылая как маков цвет, возвращая очередной жадный и долгий поцелуй. Позабыв обо всем на свете и раздев друг друга, Ендрик и Катя расположились на мягких звериных шкурах перед жарко натопленным камином - на поход в спальню их взаимного терпения уже точно не хватило было.
-Я люблю тебя и никогда не отпущу.., -шепнул на ухо Катерине шляхтич, когда после нежных и долгих ласк, сорвавших с ее уст не один сладкий стон, крепко обнял ее, устроившись сверху и начав с неторопливо-плавных движений. Он знал что сейчас его женщина наверняка испытывает боль и постарался быть особенно нежным и сдерживать неуемное желание... -Посмотри на меня, милая... я хочу чтобы тебе всегда было со мной хорошо.
После финала, Ендрик не отпустил от себя Катерину и они какое-то время просто лежали рядом, обнимая друг друга и слушая как трещат поленья в камине. Молодой человек, дал своей возлюбленной время передохнуть немного от их жаркой близости, прежде чем подарить очередной поцелуй, уже более нежный и неторопливый чем те что были несколько минут назад.
-Теперь ты только моя... мне хотелось этого с той самой минуты как я увидел тебя. И мне стало куда легче ожидать плохих новостей, когда ты рядом. Обещай что всегда будешь моим нежным и добрым ангелом? Белый свет будет не мил без тебя...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-28 21:59:00)

+1

15

[NIC]Катерина Малько[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26Gp8.jpg[/AVA]
Пожалуй, видеть столь печальное лицо Анджея для Катерины было тяжким грузом, не выносимым, и поэтому она вполне готова была подставить свое плечо, чтобы поддержать пана, который сделал для нее так много. А в прочем, даже если бы и не сделал, вряд ли бы она могла остаться в стороне и смотреть за тем, как ему было плохо. Ведь это был… Он. Как-то незаметно для глаз самой девушки, Андрей превратился не просто в какого-то незаменимого поклонника, чьи ухаживания приносили ей уже привычную радость и смущение, граничившее с возмущением. Он был единственным, кому удалось встревожить ее сердце, пусть даже одинаково могла сочувствовать беде любого жителя своего села. Обняв Качмарека за плечи, девушка выслушала все то, что молодой паныч был готов ей рассказать, при этом не распуская своих объятий, что стали даже слишком тесными и крепкими, какими обычно принято было подставлять плечо ради поддержки друга. Однако, потеряв собственную мать, пусть даже и в довольно-таки юном возрасте, девушка прекрасно знала, как болит сердце, когда в мир иной и лучший отходит столь важный человек для семьи, как мать или отец. Она тихо вздохнула, проведя ладонью по широкой спине Анджея, прежде чем решилась тихо обратиться к ним.
- Ты можешь не захотеть меня слушать, Анджей, - тихо начала шептать Катерина, - но я немного знаюсь в этом. Моя мать умерла, как я была совсем маленькой…. Тогда отец решил найти себе новую жену, которая бы также заботилась об его детях. Нас было трое – я была самой старшей, а еще было двое братцев близнецов, - на время Катя остановилась, чтобы глотнуть воздуха, ведь говорить о тех, кого так любила и уже потеряла было не так уж и просто. Однако, сейчас она надеялась на то, что слова ее помогут выйти из пучины расстройства молодому пану. – Никто и никогда не заменит родителя, Анджей. Как и братьев, которых бог призвал к себе в столь непонятный и, казалось бы, непонятный путь, но твой отец ведь все еще жив… - на самом деле сеять надежду в душе порой бывает опасно. Проросшее зерно надежды сходить, тогда как на нее совсем скоро, когда она еще не окрепла и слаба, может обрушиться настоящий град испытаний, которые оно может не пережить. Однако именно надежда дает слабый огонек на светлое будущее, без которого нынешнее кажется совершенно серым и безрадостным. – Единственное, что можно делать – молиться, молиться и просить бога о хороших новостях, хотя моя мать сказала мне как-то, что Господь забирает к себе самых лучших. И сейчас, вспоминая это, я все-таки надеюсь, что ей там будет лучше, - она еще много говорила, тихо шептала Анджею, не прерывая этих объятий до тех пор, пока молодой пан не прикоснулся к ее губам своими в страстном поцелуе, а после заглянул ей в глаза с просьбой, в которой она не могла отказать ему.
- Я тут, - едва слышно озвучила Катерина, ощущая, как дыхание паныча стало учащаться, щекоча ее губы, а после и шею. – С тобой и никуда не вырываюсь, - добавила она, даже не заметив, насколько многозначным оказался ее ответ. Она прикрыла глаза, наслаждаясь прикосновением губ молодого мужчины к своим, совершенно забываясь в его объятиях под давлением поцелуев, что становились все длиннее, все более непозволительно долгими, да и еще чересчур откровенными.
Это был настоящий дурман, в котором как-то совершенно не важно стало, как отреагировали бы люди, узнай они о том, что она позволяла такое Анджею. Однако, здесь и сейчас было лишь двое, страстно пылающих друг другу сердца, которым не важны были какие-то условия. Тем более, о девушке и так уже сплетничали по селу с тех пор, как Анджей откупил ее на полгода от работы дома при злодейке-мачехе… И тем не менее, румянец залил ее щеки, как только молодой мужчина, стянул с ее плеч вышитую простым узором сорочку, обнажив тем самым грудь, к которой прильнул своими устами. Наверное, если бы кто-то сказал, что Катерина Малькова будет вытворять такое перед пылающим камином и позволять такие вольности Анджею, то не поверила. Более того, сгорела бы со стыда, желая провалиться под землю. Да вот только она не просто позволяла, но содействовала, находя все происходящее столь приятным и необходимым, как воздух, прежде чем боль вошедшего в нее мужчину не заставила ее простонать, пусть даже дальнейшие движения даже начали приносить помимо дискомфорта удовольствие и радость.
Как только страсти поутихли, девушка устроилась рядом с Анджеем, переводя дыхание. Она наслаждалась той передышкой, ощущая, как тело ныло после испытанного удовольствия близости, и приятно нахлынувшее чувство неги, заставило ее прикрыть глаза, купаясь в собственных эмоциях. Тем не менее девушка внимательно слушала своего пана, ничего не говоря в ответ. А ведь, что могла сказать еще? Пожалуй, только то, что он еще не успел узнать…
- А у меня теперь ничего больше не осталось, только ты, - не отрываясь от груди мужчины, весьма отчетливо сообщила Катерина. – Есть теперь только ты и я…

+1

16

[NIC]Andrzej Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i623/1601/48/c78cce37ffa5.jpg[/AVA]
Прежде чем ответить, Катерина прижалась горячей щекой к груди Ендрика... а когда заговорила, то слова ее были полны грусти. И шляхтич прекрасно понял почему она сказала именно так - ведь он украл у нее сейчас самое дорогое, что каждая женщина должна дарить только своему законному супругу. Он ласково провел ладонью по спине Кати, откинув в сторону роскошную толстую косу и улыбнулся, пока она не могла видеть выражение его лица. Наверняка ведь решила что нужна ему только лишь для утех, словно игрушка? Качмарек прекрасно знал о чем судачит его челядь...
-Все верно, -тихо ответил мужчина, нежно коснувшись губами мягких Катиных волос. -И я хочу чтобы так было всегда - есть только мы с тобой и нам хорошо вместе. Мне только ты одна нужна...
Катрина подняла голову, посмотрев на своего коварного соблазнителя и в ее взгляде он прочел подтверждение своим недавним мыслям. Что он желает оставить ее своей любовницей... а что до любви - разве может пан любить простую девушку?
Прежде чем она успела что-либо сказать, Ендрик мягко коснулся ладонью ее пунцовой от смущения щеки. Пожалуй нынче вечером было даже слишком много всего для нее? И ведь молодой пан не позволил ей отстранится от себя и прикрыться хоть чем-нибудь, любуясь ее обнаженным телом и заставляя снова краснеть.
-Я говорю совершенно серьезно сейчас. Ты выйдешь за меня? -Качмарек вновь улыбнулся, тогда как Катерина растерялась, слушая его... и судя по всему не веря своим ушам? -Будешь мне законной женой и никто не посмеет о нас судачить. Но только тебе придется принять мою веру, чтобы нас смогли обвенчать... ты сделаешь это ради меня?
Пока молодой шляхтич принялся рассказывать о своих планах - привезти в Розлоги ксендза, чтобы подготовил Катю для перехода в католичество, затем за несколько дней купить все что нужно будет молодой невесте - она испуганно молчала. Когда же решилась возразить Едрику, говоря что такие как он не женятся на простячках, он ничего не стал слушать. Они поженятся сразу как только Катерина станет католичкой и точка. Пышного торжества пока что не будет - слишком много дел, да и к тому же Качмарек хотел бы отпраздновать вместе со своей многочисленной родней, так что в Розлогах все будет скромно и лишь для них двоих.
-Любимая моя, подумай о том, что мы с тобой сейчас могли зачать наше дитя, -хитро улыбнулся Ендрик, мягко уложив Катю на медвежью шкуру и вновь коснувшись желанных губ своими. -А если не успели еще... то у нас на это полно времени, потому как теперь мы будем проводить вместе все наши ночи. Надо бы позаботится о том, чтобы никто не мог усомнится в правах нашего будущего ребенка, если мы с тобой преуспеем.
Бедной Катерине этим вечером, судя по всему не раз предстояло покраснеть - и не только от услышанного от своего мужчины, но и потому что в этот волшебный вечер, а затем и ночь им предстояло еще долго гореть в пламени страсти у друг друга в объятиях. Ну а на следующий день, Анджей решительно взялся за приготовления к своей свадьбе, решив что напишет об этом родителям, после того как получит следующее письмо от матери. Однако, пока вестей из дома не было, следовало позаботится о том чтобы у Кати было все что нужно - и в первую очередь, конечно же красивые и приличные наряды и украшения, подобающие хозяйке большого имения. Когда старый честный управляющий выслушал распоряжения молодого хозяина, то едва не сел мимо предложенного ему кресла. Пан Анджей собрался женится на простой деревенской девушке??!
-Простите... я точно не ослышался? -осторожно поинтересовался старик, заглянув в листок бумаги, который ему протянул Качмарек. Там был целый список самых разных и нужных вещей, которые следовало как можно скорее доставить в имение. -Вы правда твердо намерены женится?
-Я похож на шутника? -ответил вопросом на вопрос Ендрик. -Поторопитесь, потому как я хочу обвенчаться с моей невестой как можно скорее.
Покинув кабинет, управляющий не удержался и ущипнул себя за щеку, чтобы убедится что все происходящее совершенно точно не сон. Неужели в волчьем доме наконец-то будет добрая пани? Такого определенно не было за последние пятьдесят лет, ведь и матушка покойной пани Изабеллы тоже была дамой сурового и крутого нрава, не дававшей спуску ни собственным детям ни прислуге. Ну а пока добрый старик поспешил исполнить приказание своего пана, последний разобрался с делами необходимыми и перешел к приятным - решив поучить будущую жену как следует ездить верхом. Когда закончится зима и весна по-настоящему вступит в свои права, Ендрик был намерен представить свою супругу всей местной знати. А там где шляхта, там и столь любимые ею приемы и конечно же охота? Его обожаемая Катенька обязательно должна была отменно сидеть в дамском седле, чтобы утереть нос спесивым женам соседей своего мужа. Этот урок прошел очень даже позитивно и весело - и после, они вместе отвели лошадь обратно на конюшню, не забыв расседлать и насыпать ячменя в ясли.
-Тебе нравится эта кобылка? -поинтересовался Качмарек у своей невесты, после того как убрал сбрую на место. -По-моему она очень смирная и послушная, что очень важно при езде в дамском седле - оно не такое надежное как мужское и можно запросто свалится, если конь вдруг заартачится.
Он протянул руку Катерине и притянул ее к себе, ласково и нежно обнимая. Нынче поутру им пришлось ненадолго расстаться пока Ендрик занимался делами и отчетами, так что он уже успел порядком соскучится по своей ненаглядной. Недолго думая, шляхтич помог Кате стянуть полушубок, благо в конюшне было достаточно тепло и начал жадно целовать ее. Обоюдное желание вновь коснутся друг друга было таким сильным, что они совершенно не заметили нежелательного свидетеля - одну из служанок, что работала в господском доме. Ей давно уже приглянулся молодой пан и она пришла на конюшню в надежде попасться ему на глаза... и теперь застыла на месте, наблюдая как он жарко и страстно целует другую женщину.
Но что самое интересное - в объятиях пана Анджея сейчас была гордячка и мнимая скромница Катька, кухаркина помощница! Но возможно ли это??

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-28 21:58:43)

+1

17

[NIC]Катерина Малько[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26Gp8.jpg[/AVA]
Катерина не знала, к чему приведет в итоге этот ее поступок – ославится на всю округу или же действительно она сейчас что-то очень важное? Увы, но заглянуть наперед и увидеть свою судьбу в будущем не так уж и просто. Куда проще ведь было бы тогда жить. Однако прелесть жизни в ее непредсказуемости, той радости, которую она дарит, пусть даже на самом деле у Кати радости было не так уж и много. Видимо, именно поэтому девушка научилась ценить то малое, чем наградила ее злодейка-судьба, находить радость в самом простом и жить так, как живется. А жилось ей по большей мере сложно. Точнее все говорили так, а она молчала и не жаловалась. Даже священник на исповеди говорил, что каждому дается его крест, прежде чем придет избавление. Возможно, поп имел в виду иное избавление, но определенно юная украинка нашла его в объятиях молодого пана Качмарека. Конечно, она чувствовала грусть на сердце из-за собственного преступления. Ведь раньше у нее была девственная честь, тот цветок, который принято хранить до брака, как истинное сокровище, что должно было достаться только ее будущему супругу, которого пан обокрал. Иначе и не скажешь? Однако, не смотря на толику грусти, Катерина чувствовала поднимавшую голову счастья, что нарастало с каждым мигом той особенной близости, которая была у нее с Анджеем.
Он говорил такие слова… Увы, но достойного ответа у нее попросту не было, ведь не была учена грамоте и так красиво говорить, будто петь слова любви, не умела. И сожалела об этом, чувствуя слишком остро, какими разными были их мира, семьи и окружение.
Люди говорили, что панам верить нельзя. Возьмет, использует и выбросит – так сказала бы любая мать, сказал бы любой отец своей дочери, посмевшей взглянуть на пана влюбленным взглядом. И сейчас, приподнявшись на локте, Катерина удивленно слушала и смотрела на Анджея, не в силах понять, что происходит. Он зовет ее замуж или хочет сделать своей любовницей, не боясь возможной преграды в виду законной жены, что наверняка появится? О, да! Мысленно девушка пошла так далеко, как только могли унести ее мысли, прежде чем Анджей озвучил свое предложение, ошарашив им свою юную и совершенно не опытную любовницу. Тем не менее, молодой человек не остановился на одном только предложении, решив пойти дальше, озвучив все свои планы. Анджей решительно высказался о смене вероисповедания, о платьях и том, как им должно будет быть вместе – и хоть слушай, заслушайся.
Но разве очень красивая сказка бывает на самом деле? – подумала Катерина, словно бы стряхнув с себя все мечты пана.
- Но… так не бывает, - качнула она головой. – Мы разные. Паны не женятся на таких, как я простачках – я даже грамоты не знаю, - с чувством сказала она и, наверное, сказала бы больше, если бы не боялась услышать бархатный смех пана в ответ. Но вместо ответа, девушка получила новый поцелуй, прежде чем оказалась снова под мужчиной, что явно нашел способ подчинить себе упрямую и гордую девушку, что до последнего цеплялась за собственные убеждения. И ведь, как бы там ни было, вздохнув, стоило только Андрею плавно проникнуть в нее, она услышала куда более важные аргументы, услышав которые, она не могла отказаться от этого предложения. Пусть даже, она не думала, что сможет привести дитя уже так скоро в мир…
Ночь прошла в беспамятстве, если только это слово могло бы значить нечто приятное, всепоглощающее и теплое. Ведь именно так хорошо Катерине было в объятиях пана. Грех оказался сладким на вкус. Он был подобен меду, а потому оторваться друг от друга молодым влюбленным было не просто, и только усталость заставила их это сделать. Про себя же Катя весь день думала о том, что она-таки счастлива. Но, не так потому, что выйдет замуж за своего пана, а потому что молодой мужчина был куда более радостным, улыбался ей, хоть и ждал новостей из родного дома, дома родителей. И пусть Анджей пожелал, чтобы его невеста впредь не проводила время на кухне, Катерина все равно туда подалась, желая помочь Гале.
- Я честно, не думала, что все так обернется, - честно призналась кухарка, которой новость принес их управляющий. – Но, я за тебя рада – ты заслужила это счастье. Надеюсь, оно будет долгим для тебя, - добавила тучная женщина, улыбнувшись Катерине, прежде чем все-таки прогнала ее с кухни.
Ну, а там уже Катю нашел ее жених, пожелавший обучить ее верховой езде.
- Ой, я боюсь, что свалюсь и тебе будет за меня стыдно, - честно призналась она, как только оказалась в дамском седле. – Так неудобно! Как бы еще мне в юбках не запутаться, - добавила она, как только лошадь начала свой шаг. Тогда ей оставалось только держаться за уздечку, пытаясь управлять гордым созданием господа, именуемого лошадью.
- Да, эта лошадь чудесна, и мы с ней вроде поладили, - улыбнулась молодая теперь уже почти пани, проводя ладонью по носу кобылы, когда пан обратился к ней. – И зачем ты мне это говоришь? Я же теперь буду бояться свалиться с нее, – улыбнулась она решительно, позабыв о той лишней скромности, что сжимала ее снаружи, не давая возможности выплеснуть и капли своих истинных эмоций. Когда Анджей подал ей руку, девушке оставалось лишь принять ее, чтобы вновь оказаться в его объятиях, тогда как снаружи уже идеалистической картиной любовались злые глаза Христины, имевшей на пана определенные виды.
Тем временем, Кате пришлось отступить за пустующее стойло, что прикрыло двух любовников, прежде чем они не переступили черту дозволенного. Опершись на что-то более-менее устойчивое позади себя, девушка лишь с готовностью приподняла свои юбки, чтобы вновь воссоединиться с любимым панычом.
- Знаешь, я боюсь, что это окажется все сном и только… - тихо прошептала Катерина, когда они после спонтанной близости на конюшне, не устроились на ароматном сене. – Что если твои родители не примут меня? Они наверняка хотели тебе более знатную жену…

+1

18

[NIC]Andrzej Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i623/1601/48/c78cce37ffa5.jpg[/AVA]
Анджей совершенно забылся в объятиях Катерины, когда она обняла его и сладко поцеловала, уже нисколько не противясь этому. Жаркая близость была поистине чудесной - и прежде чем вернутся в усадьбу, они дали себе время передохнуть и отдышаться, устроившись на мягком и ароматно пахнущем сене и продолжая нежно обнимать друг друга. Шляхтич нисколько не удивился, когда его любимая озвучила свои опасения, после очередного тихого вздоха - в имении никто до сих пор не верил, что он действительно собирается взять Катерину замуж. Однако, скоро всем сплетникам предстояло прикусить языки, потому как Качмарек был настроен весьма серьезно и мыслил иной спутницы жизни кроме своей милой невесты.
-Любимая, подумай лучше сейчас о том, как мы с тобой будем счастливы? -шепнул Ендрик, крепче обняв Катю. -Наш с тобой сон будет долго-долго длится... и тебе не стоит бояться моей семьи. Мать с отцом люди добрые и справедливые и всегда желали мне только добра. Когда они познакомятся с тобой, то поймут почему я тебя выбрал - и обязательно полюбят и примут как свою дочь. Они ведь тоже поженились по большой любви...
Спустя день, Катерина убедилась в том, что ее жених нисколько не шутил и не играл с нею, когда сделал предложение руки и сердца - в Розлоги приехал ксендз, который начал готовить будущую пани Качмарек к переходу в католическую веру. Дело немного осложнялось тем что молодая женщина никогда не училась грамоте, так что читать латинские тексты не могла, однако это не стало серьезным препятствием.
-Святой отец, я сам буду учить ее читать - и на польском и на латыни. Она у меня умница, так что дело быстро пойдет на лад, -заверил священника Ендрик. -А вы будете навещать нас и наставлять мою супругу в католической вере.
После того как Катя стала католичкой, начались приготовления к скромной церемонии, ради которой Качмарек повез свою невесту в Острог - тот самый город, откуда родом была его любимая бабушка Беата. После святого обряда, Катерина вернулась в Розлоги уже в статусе законной жены хозяина имения, заставив нескольких служанок подавится ядом от зависти. Подумать только, какая-то простячка стала самой настоящей пани! Но Ендрику и его молодой супруге было вовсе не до сплетен, которых кстати говоря немало пошло и по Острогу, среди старых знакомых семейства Качмарек. Они зажили душа в душу и в очень скором времени счастливый супруг получил сразу две замечательных новости: жизни его отца более ничего не угрожало, а любимая Катенька сообщила что ждет ребенка.
-Не зря мы с тобой так старались? -рассмеялся Анджей, обняв и расцеловав любимую жену - после этого можно было заканчивать их очередное занятие чтением. -Сколько мы с тобой уже вместе, а ты все так же мило краснеешь, когда я тебя обнимаю, сердце мое. Давай лучше подумаем как назовем нашего сынка? Первым у нас обязательно должен родится сын...
В этот счастливый вечер, а затем и ночь, они долго не могли оторваться друг от друга... и уже на рассвете, когда Катерина сладко уснула после всех жарких объятий и ласк, Ендрик осторожно выбрался из постели, решив что настал момент написать родителям о своем браке. К тому же, до них наверняка уже могли дойти слухи от острожских знакомых?

Дорогая матушка!

Я был очень рад получить ваше письмо и наконец-то вздохнуть с облегчением, узнав о том, что отец пошел на поправку. Передайте ему, что преданный и любящий старший сын молился о его скорейшем выздоровлении каждый божий день и теперь безмерно счастлив, что молитвы были услышаны.
И вам не стоило корить себя за то что вы не могли писать мне чаще в последнее время - я все понимаю и уверен в том, что ваше присутствие и нежная забота помогли отцу поправится. Как вы и просили, спешу сообщить последние новости о себе: я здоров и занимаюсь делами имения. Когда я ехал сюда, меня поедом ела тоска по нашему старому дому и я боялся, что Розлоги никогда не заменят мне нашего любимого Лешно. Однако, здесь нашелся нежный и милый ангел, благодаря которому жизнь в имении приобрела совершенно иной смысл и мне стало гораздо легче ожидать новостей от вас относительно самочувствия отца.
Быть может, кто-то из "добрых" знакомых из Острога уже мог написать вам о моей женитьбе? Я никогда и ничего от вас не скрывал и потому расскажу все как есть - моя жена не шляхтетского звания, она родом из небольшой деревушки, что находится неподалеку от Розлог. Мы встретились когда она едва не погибла во время лютой метели и с этого самого дня больше не расстаемся. Я прошу вас простить меня за своеволие и женитьбу без вашего с отцом на то благословения... но мне хотелось как можно скорее обрести взаимное счастье с любимой. Сегодня я узнал, что у нас будет ребенок и молю бога о том, чтобы вас, дорогая матушка, обрадовала эта новость и вы взяли на себя труд рассказать обо всем отцу.


Буду очень ждать вашего письма и надеяться на благосклонный вердикт всем своим новостям. Прошу, пишите мне чаще о самочувствии отца и обнимите за меня милую Хеленку - я безумно скучаю по ней и мечтаю скорее обнять. Если Таддеуш уже уехал в Варшаву, то пусть тоже пишет мне, как и Хоноратка, которая совершенно обо мне позабыла.
Передайте пожалуйста мой привет и наилучшие пожелания дяде Янеку и всему его семейству.

Целую вас и нежно обнимаю.
Ваш любящий и преданный сын,
Ендрик.

Дописав последнюю строчку, молодой человек дал чернилам хорошенько просохнуть и уже после этого аккуратно сложил письмо. Нынче днем он поедет в Вовчухи поговорить с деревенским старостой и заодно попросит как можно скорее отправить его - ну а пока, можно и на боковую?
Качмарек улегся в постель рядом с Катей и обняв ее позволил наконец накопившейся усталости себя сморить... еще даже не представляя какую гостью черти (не иначе!) принесут сегодня в его дом. Однако занятые своим счастьем, Ендрик и Катерина совершенно позабыли о Горпыне, которая уже заждалась получить деньги за работу своей падчерицы - и сварливая баба решила лично нанести визит молодому пану.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-28 21:58:25)

+1

19

[NIC]Katarzyna Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26Gp8.jpg[/AVA]
Плохое и отрицательно происходит везде, сплошь и рядом, а потому люди к нему настолько уже привыкли, что даже не задумываются о чем-то хорошем, боясь только того, чтобы не стало еще хуже. Естественно, проведя практически всю жизнь возле сварливой и жадной до каждой медной монеты мачехи, Катерине было не просто забыть о том времени, не говоря уже о том, чтобы привыкнуть к той жизни, дверь в которую для нее отворил Анджей. Сколько же в жизни бедной Кати было не хорошего, чтобы в итоге она боялась почувствовать себя действительно счастливой и не думать о том плохом, что могло бы, чисто в теории, случиться вновь? Ведь, как известно, чем выше летаешь, тем больнее будет падать. Однако молодой пан не желал останавливаться и помогал своей возлюбленной расправлять крылья, постоянно находясь возле нее. Он не давал ей шанса сомневаться в твердости своих намерений ни словом, ни делом. Он был рядом, поддерживал ее за руку, когда сама Катерина только и удивлялась – за что ей такое счастье?
Она прекрасно помнила слова попа, которые тот произносил во время проповеди, а также слова того ксендзя, что приходил обучать и объяснять будущей панне веру католическую, что в принципе помимо обрядов не многим отличалась от веры православной, как оказалось. Все они говорили, что за каждое испытание Господь приносит милость. И, видимо, сейчас эту милость он ниспослал на нее, чтобы она могла стать примером его деяний. Конечно, о том, что она сама вряд ли будет примером для подражания (имеется в виду переход в веру католическую), у Катерины были сомнения. Дурная слава разошлась по селу прежде, чем она согрешила с паном. Однако невеста пана определенно знала, что ее пример даст таким же девушкам, как она сама дурной пример – верить панам, среди которых далеко не все столь благородные и добрые, искренние и любящие, как Анджей Качмарек.
Из желания угодить Андрею и не ударить в грязь лицом перед его знакомыми и друзьями, что могли в любой миг и час наведаться в имение либо позвать к себе в гости, Катерина старалась и делала хоть какие-то шажки в своем обучении. Уже став законной женой Анджея, и приняв его веру, молодая панна стремилась удовлетворить своего учителя и мужа, стараясь каждый раз. Она старалась не показывать мужу, как она расстраивается от своих неудач, хоть и догадывалась – Анджей все замечает, а потому дает ей время на передышку и не торопит событий. В прочем, к новой весне пани Качмарек было возможно порадовать супруга не только заметными успехами в чтении, в котором она почти даже и не допустила ошибок, но и известила ему прекрасную новость – теперь Бог благословил их и подарил им ребенка, о котором так мечтал Анджей.
Катерина отвела взгляд в сторону, залившись краской от слов своего любящего супруга, как только он заговорил. Но, куда больше ее щеки покраснели от того, как только отметил ее румянец словом Андрей. Она хотела было сказать ему, что давно уже хотела ему сказать, но все сомневалась и не верила своему счастью и только вот сегодня она заметила, насколько тесным стало ей одно из новых платьев, сшитых за несколько дней перед свадьбой, что ей пришлось послабить шнуровку. Но, затем она присмотрелась повнимательней к себе и обнаружила, как округлился ее живот, что привело ее в немой восторг. «Неужели?!» - подумала она, хоть и знала, что тут уже не было ошибки. А после целый день бегала хвостиком за Анджеем, чтобы рассказать ему чудесную новость, и не знала, как это было получше сделать. И ведь сейчас слова нашлись сами собой.
- О, нет, Анджей! – поспешила остановить своего благоверного Катерина, как только тот решил подобрать сразу же имя для их сына или дочки. – Нельзя называть детей до их рождения – это плохая примета, - объяснила она, прежде чем супруг накрыл ее губы своими в далеко не скромном поцелуе, отстраниться от которого не было ни желания, ни возможности. Однако супруги все же нашли в себе сил перебраться в свою спальню, где и смогли изведать вкуса любви друг к другу, что за время их спонтанного, но столь многозначного и судьбоносного знакомства стал жизненно необходим обоим.
Пожалуй, не зря говорят, что к хорошему, хочешь или нет, но привыкаешь быстро. Утром следующего дня Катерина проснулась не ранее полудня, когда весеннее солнце заглядывало в окошко сквозь прозрачные занавески, привезенные откуда-то из столицы, не иначе, ведь в Розлогах таких же или похожих не было ни у кого. Женщина лишь потянулась под одеялом, подавив зевок ладонью, прежде чем заметила, как супруг собирается куда-то. Наверное, именно благодаря нему она смогла проснуться, ощутив его пробуждение, и вскоре поспешила также выбраться из-под теплого одеяла, чтобы на цыпочках подобраться к пану своего сердца и обнять его со спины.
- Ты уже уходишь? – тихо спросила она, все еще сонно щурясь. Она, конечно, прекрасно понимала, что дела заставляют ее Андрейка оставить ее, пусть даже ненадолго, а всего на пару часов, однако все равно расставаться с ним ей не хотелось. По-настоящему хорошо и уютно в этом доме ей было только с ним, тогда как без Анджея ей становилось одиноко, а следом за одиночеством приходило и ощущение, будто бы она не на своем месте. Если бы еще она могла найти себе хоть какое-то занятие, однако служанка Галя не желала делиться своими обязанностями со своей пани, пусть даже она была простого рода, боясь гнева пана. Однако иногда Катерине все-таки удавалось уговорить Галю сесть за лепку вареников, которые как-то понравились Анджею.
- Пока тебя не будет, займусь шитьем, - отчиталась молодая женщина перед супругом, желая поделиться с ним своими планами, тем более она надеялась сшить что-нибудь для их малыша, что родится совсем скоро. Ну, относительно скоро, ведь время летит незаметно быстро. – Я хочу сшить что-нибудь для нашего ребенка; что-то, что подойдет и сыну, и дочке, - произнесла она, улыбнувшись, прежде чем отпустить любимого мужа, чтобы и самой одеться, ведь стоять и мерзнуть было сущей глупостью с ее стороны.
Женщина одела в одно из тех платьев, что не сжимали слишком сильно ее бока и живот. То было платье из насыщенно синего бархата, который лишь подчеркивал ее карие глаза и черные брови. И пусть платье было сшито далеко не по традициям украинского строя, а на манер польских панянок, женщина не стала изменять себе и заплела волосы в тугую косу, что доставала до самого низа спины. Проводив мужа, Катерина, как и говорила Анджею, направилась в гостиную, где и устроилась у окна за рукоделием. Она отрезала небольшой клочок мягкой ткани, которую и взялась обделывать, изготовляя из нее легкое одеяльце для ребенка, что появится на свет уже этим летом. И ведь именно за этим занятием застала Горпына, пожаловав к панскому дому. Женщина была возмущена тем, что пан забыл о своем обещании и не платил за услуги падчерицы. Она заставила супруга приготовить воз, на котором и подъехала к имению пана Качмарека в Розлогах. Однако, женщину ожидало принеприятнейшее известие – пана не оказалось дома, он отправился в Вовчухи по делам и обещал быть не скоро. Об этом Горпыне поведал управляющий имением, что сам был родом из того же села, что и Горпына, знал ее первого мужа, а о втором был наслышан всякого… Так, что он лишь почесал бороду и предложил женщине переговорить с пани.
- Пани? – удивленно переспросила женщина, ведь знала, что молодой пан приехал неженатым. Да вот только подумать, что панной стала именно ее Катерина, не могла – ненароком уже подумала, что Катька сдуру утопилась, когда паныч, наигравшись ней, отослал прочь. Но, какого было ее удивление, когда она увидела за шитьем в гостиной Катюшу, да еще облаченную в бархат, которого не было в расположении у родни!
Сама же Катерина, увидев мачеху, больно сглотнула. Она не знала, как говорить с женщиной, что принесла ей так много зла в жизнь, однако … она помнила, что именно она продала ее, не побоявшись бога, и благодаря этому она смогла познать счастье. Решив, что прошлые обиды нужно забыть и оставить в прошлом, Катя слабо улыбнулась, прежде чем поднялась со своего места. Она вскинула голову вверх, прежде чем подошла ближе, поприветствовав свою мачеху.
- Здравствуйте, - тихо произнесла молодая панна. – Вы что-то хотели? – спросила она осторожно, все еще чувствуя страх перед действительно страшной женщиной, у которой не было ни стыда, ни совести. И все-таки она решила ей простить былые обиды?
- Здравствуй, дочка, - мачеха справилась со своим удивлением раньше, чем это сделала Катерина. Она смекнула, что к чему и поняла, что вряд ли сумеет получить денежки, которые ей обещал пан, а она их так ждала! Но, она явно не собиралась уходить отсюда с пустыми руками! – А ты так изменилась, стала настоящей пани… - лиловым голосом пела Горпына. – Что же ты дочка, забыла у отца своего благословения взять перед браком? Отреклась от семьи своей, - покачала головой мачеха, коря падчерицу, у которой тут же запылали щеки. Но на этот раз пылали щеки не от скромности или стыда, а от гнева.
- Не просила благословения я потому, что не у кого было – отец не приехал за мной, а вы продали меня, ославив на всю деревню, - глядя в глаза своей мачехи, что ничуть не изменилась за этих полгода. – Вы небось за обещанной платой пришли? Так знайте, нет больше Катерины Малько, есть Катаржина Качмарек, а потому платы не за кого брать, - Катерине стоило удивиться, как уверенно она отказала своей мачехе, не смотря на все свое желание примириться ней.
- Не благодарная ты, Катька, - словно выплюнула Горпына, не в силах сдержаться от такого отказа. – Все сделала для тебя, а ведь если бы не я, кто-то другой подсуетился и выскочил за пана замуж, - затараторила Горпына, подойдя ближе к Катерине. – Посмотри, как быстро ты забыла, из какой ямы выбралась, - ядовито заметила она. – Если бы заглянула в дом своего отца, может быть вспомнила? А ведь маленькие племянники только и спрашивают про Катеньку, - добавила Горпына, глядя в глаза своей падчерице, что застыла, будто загнанная в ловушку зверушка.

+1

20

[NIC]Andrzej Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i623/1601/48/c78cce37ffa5.jpg[/AVA]
Еще только собираясь ехать в Розлоги, Ендрик прекрасно знал, что бить баклуши ему там не придется - управлением имением и довольно-таки обширными земельными наделами, дело сложное и ответственное. Покойной бабушке младшего Качмарека принадлежало аж три небольших деревушки, в том числе и так, откуда родом была его ненаглядная и обожаемая Катенька. Хороший пан должен был заботится о своих людях и давать им необходимую защиту и помощь в случае необходимости, так что Анджей старался не ударить лицом в грязь и при первой же возможности навещал деревенских старост, чтобы узнать как идут дела. А еще благодаря приезду настоящего доктора, который не отказывал в помощи и старым и малым, доходы местной знахарки существенно снизились, ведь поистине народная тропа теперь не зарастала к пану Юзефу Озерецкому.
Итак, погожим майским днем - уже очень теплым и напоминающем о скором наступлении жаркого лета, Ендрик приехал в Вовчухи, где и встретился со старостой. Тот рассказал молодому пану, что несколько зажиточных семей придумали такую идею: они арендуют у Качмарека один из принадлежащих ему лугов с прекрасными сочными травами для того чтобы попасти будущим летом своих коров. Еще несколько более человек пожелало наняться на скотный двор в усадьбе Анджея на летний сезон, ведь работы там с наступлением долгих и теплых дней хватало. Молодой шляхтич внимательно выслушал все эти предложения, а так же аргументы в пользу принятия оных, но сразу соглашаться не стал, решив обсудить все с управляющим. Он уже успел узнать, что заливные луга, что находились в его владении, были предметов зависти всех соседей, так же как и богатый скотный двор, а так же пашни и огороды, позволявшие усадьбе без помех зимовать на собственных весьма богатых припасах. Прежде чем соглашаться, следовало бы узнать, хватит ли выпаса для собственных коров?
-Ладно, я нынче вечером обговорю все с паном Яном и потом дам вам свой окончательный ответ, -произнес Ендрик, прежде чем попрощаться со старостой. Тот, признаться думал, что молодой пан мало задумается о хозяйственных делах, так что был приятно удивлен. Еще до приезда младшего Качмарека, люди в деревнях говорили, что тот чересчур молод чтобы стать настоящим хозяином и наверняка будет жить в свое удовольствие? Однако, новый хозяин волчьего дома оказался на редкость сметливым, чему можно было лишь порадоваться.
-Буду ждать вашего решения, пан Анджей, -поклонился староста и затем решился задать молодому человеку весьма щекотливый вопрос. -Знаете... тут люди болтают - не сочтите за дерзость только...?
-Я вас слушаю? -Ендрик уже подошел к своему коню и собрался уезжать, но остановился, обернувшись. -Что-то случилось?
-Из соседней деревни до нас слух дошел, будто вы... увезли молодую девицу из-под венца. Ее мачеха раструбила об этом на всю деревню... жена Гната Малька, она родом из наших мест.
-Из-под венца? Что за ерунда.., -Качмарек удивленно приподнял брови, посмотрев на старика. -Уверяю вас, что моя супруга замуж за другого не собиралась.
-Ваша.. супруга?? -теперь уже настал черед старосты удивляться. -Дочка Гната?? Маленькая Катеринка...?
Староста хорошо знал Гната Малька еще до того как тот взял себе в жены Горпыну - когда-то у этого человека была совершенно иная спутница жизни, добрая и любящая. Но злая судьба сподобила так, что отняла у него и жену и двоих малюток-сыновей... что же до Катерины, то ей можно было лишь посочувствовать, потому как змеиный нрав ее мачехи в Вовчухах знали многие.
-Запомните раз и навсегда - Катеринки Малько больше нет. Есть пани Качмарек, моя законная жена и это можете повторить всем кто любит слушать досужие сплетни, -Ендрик ответил будто с плеча рубанул - давно уже следовало расставить точки над "и"? -Надеюсь, я достаточно ясно выразился?
-Пусть бог вас благословит за это, -кивнул добрый старик. -Никто в округе не посмеет злословить о нашей новой пани, заверяю вас.
-Вот и прекрасно, -усевшись на своего гнедого, Качмарек вместе с провожатыми поехал в Розлоги... и уже на пороге собственного дома узнал, что "в гости" заявилась Горпына собственной персоной. Естественно, шляхтич тут же направился в гостиную, не желая оставлять любимую жену в интересном положении один на один с мерзкой и сварливой бабой. -Пани Горпына, чем мы обязаны такой чести?
Ендрик слышал последнюю фразу Горпыны и первым делом подошел к Катерине и уселся рядом с ней на мягкой софе, оббитой дорогим шелком. Он видел, что его любимая одновременно растеряна и напугана, так что накрыл ее ладонь своей, прежде чем поднял глаза на ее мачеху.
-Доброго здоровьичка вам, пан Анджей... я зашла навестить милую Катеньку, ведь она совсем нас забыла. Мой муж очень скучает за ней, но не решился со мною поехать.., -елейным голосом ответила Горпына. Она была далеко не глупа и быстро смекнула, что напоминать молодому пану насчет оплаты будет глупо... ведь Катька уже давно не служанка. Но как ей удалось ТАК окрутить пана, чтобы он сдуру взял и женился на ней?? Вредная баба решила, что у нее есть отличный шанс сделать ненавистную падчерицу этакой курочкой что будет нести одни лишь золотые яйца... -Зимой он очень болел, так что мы уже испугались, что господь его приберет... Катюша, милая моя, ты бы навестила батю хоть раз?
-Мне кажется... что я не запрещал отцу моей жены ее навещать, -тихо, но отчетливо ответил Ендрик. -И запомните раз и навсегда, что больше она для вас не Катенька, а пани Катаржина. А еще скажите мне лучше... как вы посмели распространять обо мне подлые слухи по всей округе?
-Я? Вы должно быть шутите..? -растерялась Горпына.
-Ну не я же? -молодой человек откинулся на спинку софы. -Видели кобелей, что сидят на цепях у нас во дворе? Это особая порода, разведением которой занималась моя бабушка... один такой пес способен без труда убить матерого волка...
Сварливая баба насторожилась, не особенно поняв к чему клонит Качмарек. Он усмехнулся и продолжил:
-Так вот... за все подлые слова что вы говорили обо мне и Кате, вас надо бы гнать до самой деревни этими самыми кобелями. Бога благодарите, что я взял жену из вашего дома... только это вас сейчас и спасет.
-Господь с вами, пан Анджей! -тут же воскликнула Горпына - она не была бы самой собой, если бы так вот запросто упустила возможность хорошей наживы. -Когда вы увезли Катеньку, я всем говорила, что вы наш благодетель - благодаря вам наша семья перезимовала без помех. Но люди ведь всегда видят только то что им хочется! И хлопец один есть на селе, что заглядывался на Катерину... быть может это он со злости и досады и пустил такие подлые слухи? А наша семья денно и нощно благодарит бога за вашу доброту...
Женщина театрально вздохнула, великолепно доиграв роль этакой любящей матушки до конца.
-Я всего лишь хотела проведать Катеньку - но раз все хорошо, то пойду домой и обрадую ее отца...
Поклонившись, мерзкая баба ушла, после чего Ендрик приобнял жену за плечи и нежно поцеловал. Не надо и гадать, что она не обрадовалась своей мачехе?
-Любимая, ты должна запомнить, что ты теперь в этом доме хозяйка. Никто не смеет тебя расстраивать или неуважительно говорить с тобой, -тихо сказал шляхтич. -Ты должна сейчас думать о нашем ребенке и беречь себя - если старуха еще раз заявится в мое отсутствие, можешь приказать прогнать ее со двора. Она давно это заслужила... И кстати - что это за хлопец что по тебе страдал?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-28 21:58:10)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Kto się ożeni, to się odmieni.