vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Kto się ożeni, to się odmieni.


Kto się ożeni, to się odmieni.

Сообщений 21 страница 30 из 30

21

[NIC]Katarzyna Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26Gp8.jpg[/AVA]
На улице где-то высоко на небе светило яркое солнце, а Катерине казалось, что перед глазами пробежалась черная тень ее прошлого. Да, возможно, стать новым человеком, приняв веру супруга; вполне возможно забыть о своем происхождении, надев красивое бархатное платье; можно изменить все вокруг себя, но не забыть о себе настоящем, о том живом человеке с горящим сердцем и любовью к своим родным. Так забыла ли Катя отца? Позабыла ли отчий дом? Шумных племянников? Тихих невесток мачехи и еще более тихих ее сыновей, что звали себя ее родней, но никогда не рискнувшие вступиться за бедную сироту?
Отец так часто молчал, когда мачеха ругала его маленькую дочь, что очень скоро стала молодой девицей, да вот только не имела за собой никакого приданного. Отец так часто оставался беспомощным перед аргументами сварливой жены, что, казалось, ему действительно не было дела до судьбы его единственной дочери, ведь Горпына ему так и не подарила ни сына, ни дочери. Казалось, да нет, Катерина твердо была уверена, что ее судьба безразлична была ее отцу уже давно, с тех самых пор, как появилась дома молодая тогда еще хозяйка с двумя сыновьями.
А сыновья Горпыны тоже хороши! Никогда не защитили Катерину, никогда не сказали ни доброго, ни даже злого слова, будто бы делали вид, что не существует она, аль не имеет смысла, кто приготовит обед, кто уберет в хате и кто сбегает к врачу для маленького ребеночка Ярыны. Ярына, да, она, пожалуй, была единственным человеком в старом доме, которого хотелось бы увидеть Кате. Она единственная не брезговала добрым словом, пусть и не могла помочь ей с работой по дому и возле худобы – маленький болезненный сыночек отнимал все ее время и внимание, пока Домна огрызалась к свекрови.
- Как там Петруша? – только тихо и спросила Катерина, прежде чем в гостиную вошел Анджей, колко поприветствовав Горпыну. Сама же Катя не смела подвести глаза и посмотреть грустным виноватым взглядом на мачеху, ведь она того и желала? Пробудить сожаление и искренний жаль в сердце падчерицы, а там уже подоить из нее, подобно из той дойной коровы, каких-то благ для себя, даже не для семьи. Ведь сколько бы ни имела денег в сундуке своем, все было мало. Мало было скатертей вышитых, мало было и рубашек вышитых даже не ее руками, а Катиными руками. Будто бы черная паучиха, Горпына все прятала в свой сундук, и так было наверняка с теми деньгами, которые выручила за нерадивую падчерицу зимой.
К счастью, теперь, когда рядом вновь оказался Анджей, Катерина могла почувствовать себя … в безопасности. Естественно, ведь он не даст свою супругу в обиду, хотя прошлая горечь вновь подняла голову. А еще открылось опасение о маленьком Петруше, ведь мачеха, словно бы и не расслышал ее вопроса. Она попросту решила отвечать молодому пану, прекрасно зная, кто тут в доме главный. Она ловко оправдывалась, сбросив всю вину своего длинного и острого, как сама сабля языка на, пожалуй, самого невинного человека. Но, одного не учла Горпына: при муже Катерина была не столь тихой и покорной, молчаливой и спокойной, сколь уверенной в себе и собственных силах, а потому, едва только стоило женщине заговорить об отце, молодая пани быстро подвела на мачеху взгляд своих карих глаз.
Почему-то Катя была уверенна, что за милю услышит и распознает ложь Горпыны, однако не верила, что та так быстро манипулирует словами, выкручивая все так, как было выгодно ей. Даже отца готова была за руку сопроводить в могилу, видимо, раз уж не побоялась сказать о том, как он болел. И тут Катеринка засомневалась. Она вновь отвела взгляд в сторону, едва только слезы защипали карие глазки, не желая давать возможности мачехи видеть ее готовность разрыдаться. Однако именно тогда мачеха пожелала отступить. Распрощавшись, даже поклонившись молодым панам, женщина ушла, но обещала еще напомнить про себя – ведь не было еще такого, чтобы она осталась ни с чем. И стоило только Горпыне уйти, как Катерина ощутила на плечах теплые ладони Эндрика, которому постаралась улыбнуться, прежде чем подставить губы для нежнейшего поцелуя.
- Ты прав, я всегда забываю о том, что уже пани в твоем доме, но … мне кажется, она была права, - тихо произнесла Катерина, в ответ на слова своего любимого мужчины. – Ей нечем было бы укорить меня, если бы я не заперлась вместе со своим счастьем тут, а навестила хоть раз своих. Она говорила, что я отреклась от них и забыла, а я каждый день вспоминаю, но так и ничего не сделала для них… Даже не знаю, как там маленький Петр, вдруг он снова болеет? Пережил ли он зиму, а я ведь тогда ради него выбежала из дома, - точно так же тихо добавила молодая пани Качмарек в ответ супругу. Она нарочно оставила напоследок последний вопрос Анджея, что был высказан с долей ревности, и прежде чем ответить на него хоть что-то улыбнулась – раньше ведь паныч никогда ее не ревновал? А в народе так говорится: ревнует, значит любит. – Не знаю, Андрейко, какого хлопца имела в виду мачеха. Никто меня не сватал, а выходить на прогулки и вечерние гуляния с остальными Горпына не отпускала. Может быть, она знала кого-то, замечала, … а я никого не видела и не знала, кроме работы тяжелой. А потом появился ты и перевернул мою жизнь, - поведала Катя, зная, что одна единственная прогулка с парнем из деревни ничего не значила тогда. Ведь пошла она тогда с Максимом Калиткой просто из интереса. Хотела узнать, какого это бывает у остальных девчат, которых матери отпускают и гулять, и не загружают работой с самого утра до поздней ночи. А то, что не важно и не должно тревожить сердце ее паныча, ее паныча…
- А хочешь, я тебе покажу, что успела сшить сегодня? – спросила Катеринка, улыбнувшись. Мысли о ребенке определенно поднимали ей настроение, тем более сейчас он сам напомнил о себе. – Послушай, как брыкается, - поймав ладонь супруга, она приложила ее к животу, улыбнувшись. – С каждым разом все сильнее … - счастливо прошептала она, прежде чем поняла, что должна сделать. – А знаешь, я бы хотела съездить в гости к отцу и племянникам, повидать их, пока не родила, ведь тогда точно не смогу выкроить свободную минутку, - добавила она, задержав свою ладонь поверх ладони супруга.

+1

22

[NIC]Andrzej Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i623/1601/48/c78cce37ffa5.jpg[/AVA]
Конечно же Анджей не сомневался, что никакого хлопца у его Катерины не было и не могло быть... если бы она кого-то действительно любила, то никогда не позволила бы своему теперь уже законному мужу к себе прикоснутся. Он знал это наверняка и быстро смекнул, что Горпына просто не знала как лучше соврать, чтобы не навлечь на себя гнев нового хозяина Розлогов. Но даже если на селе действительно был какой-то хлопец, которому приглянулась Катя, то он свой шанс давно уже упустил, раз уж испугался ее посватать и тем самым спасти от сварливой и вредной мачехи.
-Конечно же хочу, -он улыбнулся любимой жене, охотно и с удовольствием, положив ладонь на ее округлый живот и получив несколько сильных тычков от маленького озорника что там прятался. По правде говоря, порой Ендрику самому не верилось, что он уже может считаться солидным человеком, несмотря на то что ему еще даже двадцати пяти лет не было - однако, в отличии от многих своих сверстников, он не проводил дни в развлечениях и праздности и уже совсем скоро должен был стать отцом семейства. -Знаешь, милая - если ты беспокоишься об отце и Петруше, то мы можем завтра же съездить и навестить их. Но... ты не думаешь, что Горпына могла солгать? По сути дела, если бы твой батька действительно беспокоился о тебе, то давно уже должен был прийти и потребовать тебя вернуть. Любым путем... однако он так себя вел, будто ему все равно...
Естественно, Качмарек не собирался отпускать жену одну к ее так называемой родне. Она в тяжести... а в бывшем доме по большей части живут люди недобрые, что может быть опасно для будущего дитяти. К тому же, встретив Катю одну, Горпына наверняка запоет по-иному? Шляхтич не стал говорить жене, что опасается за нее и их будущего малыша, решив оставить свое желание сопровождать ее просто как свершившийся факт. Конечно же молодая женщина не стала спорить с ним и как и обещала показала, что успела сшить для дочурки или сыночка - она была не только умницей, но и настоящей рукодельницей.
-Мне очень нравится, любимая, -похвалил Ендрик и поднявшись с дивана, протянул жене руку. -Кстати, мы с тобой совсем позабыли про наши уроки... а я ведь обещал святому отцу, что скоро ты сможешь читать не хуже его самого. Пока что я закончил с делами, может пойдем продолжим?
Обняв жену, молодой человек повел ее в спальню, где они в прошлый раз забыли нужную книжку - Анджей обучал свою ненаглядную по детской иллюстрированной азбуке, которую заказал в Остроге. Опять же, потом она пригодится для будущего малыша, только учить его уже совершенно точно будет его любящая мама.
-На чем мы там остановились? -поинтересовался Качмарек, усевшись рядом с женой на постели и открыв книгу. -Совсем скоро мы закончим уже с этой книжкой и примемся грызть латынь. Но после польской азбуки это будет уже значительно проще.
Они принялись за чтение, правда надолго благого намерения не хватило? Спустя где-то полчаса или около того, Ендрик, приобняв любимую и единственную чмокнул ее в щеку, после того как Катя с блеском прочитала несколько коротких и простых слов со знакомыми буквами. Она счастливо улыбнулась своему мужу и подарила очередной ласковый и нежный поцелуй... после которого продолжать учебу стало уже немного проблематично? Ответно поцеловав Катерину, Анджей притянул ее ближе, принявшись расстегивать ее платье и пошутив что раньше ему было куда проще и быстрее раздеть свою милую женушку, после чего она вновь мило зарделась.
-Люблю тебя, милая моя, -шепнул супруге Ендрик, когда вся ненужная одежа оказалась на полу и они устроились на постели. -Похоже что я снова сорвал наш урок... но мы обязательно наверстаем в следующий раз?
Он ласково обнял Катю и они забылись в объятиях друг друга на пару совершенно счастливых часов - пусть даже и не подобало уединяться среди белого дня. Качмарек старался быть особенно нежным и осторожным, позволив жене устроится сверху и самой выбрать ритм их совместных движений. Подразнивая Катерину особенно приятными прикосновениями, Ендрик успел развязать ленточку на ее косе, распустив красивые волосы своей ненаглядной по плечам. Они были словно гладкий шелк - необыкновенно густые и длинные, и молодая пани могла в них закутаться будучи совершенно обнаженной.
-Я тебе уже говорил сегодня как ты красива? Сводишь меня с ума.., -молодой человек уселся на постели, притянув жену ближе и продолжив их обоюдно сладкую пытку, не забывая о долгих и страстных поцелуях. После бурного и приятного финала, Анджей улегся рядом с Катей на мягкое меховое покрывало - у них было еще полным-полно времени чтобы успеть до ужина привести себя в порядок. Однако судьбе было угодно, чтобы счастливому уединению супругов помешали?
-Пан Анджей..., -одна из служанок тактично постучала в дверь спальни хозяев. -Простите за беспокойство... но приехал пан Юзеф и привез с собой какого-то раненого пана. Он очень просит вас выйти к нему.
Ендрик очень удивился, услышав такое... и решил пойти и узнать в чем же дело. Доктор был человеком рассудительным и умным, так что навряд ли бы решился привезти с собой кого попало?
-Передай пану Юзефу, что я сейчас приду! -ответил Качмарек и ласково поцеловал жену, прежде чем заставить себя вылезти из постели. -Я пойду посмотрю в чем дело, сердце мое, а тебе сейчас пришлю Ганусю, чтобы помогла одется к ужину.
Служанка, которую Ендрик приставил к жене была девушкой старательной, умной и что самое главное - нисколько не завистливой. Она была рада услужить молодой пани, радуясь тому что ей досталась наконец добрая хозяйка - в отличии от той же Христины, которая терпеть не могла Катерину и завидовала ее счастью черной завистью. Когда хозяин велел Ганусе идти в спальню и помочь пани, она лишь согласно кивнула и поспешила исполнить приказ.
-Пани Катаржина, я сейчас совершенно случайно услышала про вашего гостя, -хихикнула болтливая Гануся, после того как подала пани халат и начала укладывать ее волосы в сложную прическу из кос. -Оказывается, он самый настоящий рыцарь и едет с военного похода, где его и ранили... доктор ездил в село, навещать своих больных и случайно его встретил там на постоялом дворе. Какое платье вы оденете к ужину? Может быть темно-зеленое? Оно так чудесно идет вам и я его немножко расшила, чтобы не было туго...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-01-31 17:53:06)

+1

23

[NIC]Katarzyna Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26Gp8.jpg[/AVA]
Было одним удовольствием ощущать движения ребенка, удобно расположившегося где-то под сердцем своей матери, которое наполнялось каждый раз непостижимой и всепоглощающей нежностью и любовью, стоило только малышу зашевелиться. Но, как только крепкая рука одного единственного и любимого мужчины прикасалась к здорово уже округлившемуся животу, молодая женщина была готова растечься по дивану мокрым следом, будто талый снег от весеннего солнца или то же масло в жаре. Ее щеки давно уже воспылали красным огнем, то ли от жара, который окутал ее сердце, то ли в доме действительно становилось жарче в обеденное время. В это мгновение, пока маленький Качмарек брыкался, весь мир мог подождать, однако стоило только мужчине решиться ответить своей супруге относительно, внезапно проснувшейся совести… И ведь, действительно, сама Катерина не знала наверняка, желала бы вернуться в тот дом, в котором ее предали – продали, никто даже и не пискнул в ее защиту, когда Горпына считала серебреные монеты, что их в ее ладонь вложил сам пан. Однако, совесть не даст успокоиться доброй душе Кати, которая была готова все забыть и простить, но позаботиться о тех родных, что давно уже и не были ей близкими.
- Думаю, Анджей, ... - опустив взгляд карих глаз, будущая мать тут же произнесла в ответ супругу. - Думаю, она могла сказать, как ложь, так и правду – от нее никогда не знаешь, чего стоит ждать. Но, Петруша не виноват, что его бабка такая. А отец… Нет, дорогой, не хочу даже думать. Он сам не свой, будто бы она его приворожила – совсем другой стал с тех пор, как привел в дом мачеху, но лучше не говорить об этом. Ксендзь Антоний говорил, что грех большой верить в колдовство. И приворот был в том же числе, - произнеся эти слова, Катерина скромно улыбнулась пану своего сердца. – Но, если ты занят, тебе не обязательно ехать со мной, - иными словами, Катерина хотела сказать, что вряд ли ее мужу будет приятна обстановка в ее доме, старенькой хате, что уже давно поклонилась на восток, будто бы пряча окошка от восходящего солнца. Бедность их семьи не позволила им утеплить хату или обновить ее. Приходилось разве только прихорашивать ее к особенным праздникам – белить известью, перекладывать солому на крыше, и еще много другой работы можно найти весной у дома, старого или нового. Каким же стал отчий дом теперь? От части, молодой пани все-таки хотелось взглянуть, а вместе с тем и было стыдно – ведь ее муж взял без приданного, из бедности и нужды, не получив кроме ее чистого и искреннего сердца ровным счетом ничего.
Подведя супруга к своему шитью, Катерина с гордостью продемонстрировала Анджею то, чем ее руки были заняты на протяжении всего дня, который он провел в делах. В изделии не было ничего сложного, однако все выглядело весьма красиво и аккуратно, пожалуй, в первую очередь из-за использования дорогих тканей, которых в имении имелся небольшой, но все-таки запас, о котором позаботилась наверняка еще бабка нового пана, что правила в Розлогах до самой смерти. Решив, что такому добру лучше не пропадать, новая пани отрезала немного ткани, которую и использовала для шитья маленького пана или пани, что теперь уже немного остепенился и пока более не шевелился под сердцем своей матери, что цвела от приятных комплиментов своему мастерству. Тем не менее, Качмарек быстро позвал супругу к занятиям, наверняка надеясь добиться нынче весомых успехов в обучении неграмотной супруги, которая не разделяла надежд мужа на успех всего предприятия. Однако женщина не стала отказываться от предоставленной возможности, да и хотела угодить, как всегда, мужу, а потому последовала за ним, и пыталась прилежно и старательно постигать истину грамотности и особенностей польского языка, что в наречии был куда более простым, тогда как на письме имел собственные подводные камни.
Правда, стремления к постижению знаний не хватило на много. Каких-то пару строк Катерине удалось прочитать почти верно, за что она была награждена нежным поцелуем Анджея, которому она не могла не ответить тем же. Взамен она вновь получила поцелуй мужа и казалось никто из них попросту не может остановиться, да и вряд ли желал этого, тогда как дело оставалось за одеждой. И надо сказать, с такой задачей двое влюбленных супругов справилось в один счет.
- Я тоже тебя люблю, - пропела нежно Катерина вместе с первым тяжелым выдохом, едва только Анджей начал их сладкую пытку на двоих в погоне за обоюдным удовольствием. Мужчина был весьма нежен с женой, а главное внимательным. Он будто бы стремился подчеркнуть все особенности своей скромной супруги, которая прикрывала глаза, чувствуя, как волна удовольствия от каждого нового движения разливается приятной волной по телу. И как только Эндрик расплел длинную косу своей супруги, волосы которой скрыли обнаженные плечи панны, женщина определенно почувствовала себя более уверенно и легче, в полной мере расслабившись и не волнуясь из-за некоторой тучности своей фигуры, что теряла былые пропорции из-за беременности.
- Ты всегда говоришь так много комплиментов, … - слегка покраснев, тихо прошептала Катерина, но вовсе не затем, чтобы высказаться против оных, а скорее - напротив. Порой она попросту не знала, как должна реагировать на чарующие слова любимого мужчины, теряя дар речи от его красивых слов. Ну, вот почти, как и было это сейчас.
Но, лежать долго в объятиях любящего супруга Катерине не пришлось. Увы, но их побеспокоили, да вот только молодая панна встревожилась – боялась, как бы не случилось чего-то нехорошего. Однако, торопиться покинуть покои не могла, не одевшись, а потому дождалась верную Ганусю, что и облачила свою хозяйку в почти новое, чуть расшитое платье, что так нравилось Анджею, а потому его Катерина носила с особенным удовольствием.
- Какая ты умница, Гануся – позаботилась обо мне! И что бы я без тебя делала только?! – похвалила свою служанку Катерина, хоть она и не относилась к девушке как к прислуге в иных домах. Как к подруге – более подходящее слово, пожалуй. – Да, я одену это платье – оно так нравится Анджею. Но, что ты там говорила за того рыцаря? Он ранен или болен?
Узнав от Гануси все, что та могла только поведать ей за причесыванием и одеванием, Катя направилась в гостиную, где Анджей находился в обществе двух гостей. Она не решительно замялась на пороге, прежде чем вошла в комнату, улыбнувшись всем присутствующим: - Здравствуйте, панове. Совсем скоро будет уже готов ужин, а потому прошу Вас, будьте любезны, разделите с нами трапезу и пройдите ко столу? – как и полагается хозяйке дома, Катерина выполнила свои обязанности. Она не просто пригласила ко столу гостей, но и позаботилась о том, чтобы их было чем принять. Галя уже заканчивала варить те вареники с творогом, которые лепила днем, не забыв и о многих других блюдах, что нравились панам. Тем не менее, молодая пани определенно переживала – какое впечатление справила на гостя, что слегка прихрамывал на ногу? Благо, к доктору Юзефу она уже успела привыкнуть и его присутствие за ужином порой никогда не удивляло пани Качмарек, что сейчас предвидела, как наверняка опозорится сама и еще опозорит мужа к своему ужасу.

+1

24

[NIC]Andrzej Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i623/1601/48/c78cce37ffa5.jpg[/AVA]
Наскоро одевшись, Ендрик спустился в гостиную, где и нашел пана Юзефа в компании того самого раненого пана о котором несколько минут назад рассказала служанка. Как оказалось, нежданный гость и в самом деле возвращался из военного похода и держал путь в Збараж по приглашению своей родственницы. Но вот только скверная рана, не дававшая рыцарю покоя и не зажившая как следует, вновь дала о себе знать - и по счастью в этот самый момент рядом весьма удачно оказался пан Озерецкий.
-Мне весьма неловко, пан Качмарек..., -улыбнулся раненый полковник, после того как доктор представил его. -Я не хотел никого обременять своей персоной, но пан Юзеф уломал меня приехать и просить вашего гостеприимства. Всегда терпеть не мог болеть и валяться в постели, но должен согласится с паном доктором - мне действительно надо передохнуть пару дней, затем поеду дальше. Моя кузина, княгиня Збаражская, пригласила погостить у нее и помочь с делами... ее супруг недавно умер, так что мне бы не хотелось заставлять ее ждать.
Ендрик кивнул, пожав руку пану Свирскому и пригласив его и пана Юзефа присесть. Чем-то гость очень напомнил молодому человеку его любимого отца - человека для которого воинская честь всегда была дороже собственного происхождения. Конечно же полковник был из хорошей, пусть и обедневшей семьи, как выяснилось немного позже и проведя всю сознательную жизнь в армии, был начисто лишен светского лоска и производил только приятное впечатление.
-Пан Юзеф был совершенно прав когда уговорил вас приехать в мой дом, -ответил улыбнувшись Качмарек. -У нас тут очень редко бывают гости, сами видите - все мои земли и владения в глухом лесу расположены. Чувствуйте себя как дома и надеюсь, что вам понравится гостить в Розлогах. Приехали как раз к столу, так что прежде чем мучить вас расспросами, для начала предложу вам отужинать с нами.
В это самое время в гостиной появилась Катерина и поздоровавшись с гостями, как и полагалось хозяйке дома, пригласила их пройти к столу. Увидев молодую пани, пан Свирский тут же поднялся с дивана на котором сидел и поцеловал ей руку, после того как его представили даме.
-Я прошу прощения, если вдруг мог стать нарушителем спокойствия в вашем гостеприимном доме, -улыбнулся Свирский. -И знаете, когда я был на постоялом дворе, там говорили что паны из волчьего дома отличаются крутым нравом и никому не дают спуску... но теперь я вижу, насколько глупы бывают люди, что распространяют сплетни. Кажется я попал в очень счастливый дом?
Ендрик улыбнулся, видя как смутилась его милая Катенька и приобнял ее за плечи. Да, он действительно старался быть строгим, но справедливым хозяином и весьма тщательно занимался всеми делами своих земель. Но вне всех этих дел и забот, ему и его обожаемой супруге удалось построить свой собственный уютный уголок, защищенный от бед и невзгод.
-Сплетников вокруг хватает, но если всех слушать и всем верить - всей жизни не хватит. Идемте к столу, панове, одними разговорами, как известно, сыт не будешь.
За ужином, пан Свирский не был особенно разговорчивым, куда больше внимания уделяя вкуснейшей домашней еде - оно и понятно, ведь трактирную снедь даже и сравнивать было нельзя с мастерством кухарки Качмареков. Слушая рассказ доктора о поездке к его больным в деревню, полковник поглядывал в сторону молодой четы и думал о своем, вспомнив о своей тяжелой утрате. Однако, эти мысли были полны лишь светлой грусти, но никак не зависти к своему тезке, которому бог послал красивую, добрую и любящую жену. В том что их брак был по-настоящему счастливым сомневаться не приходилось - достаточно было лишь взглянуть на молодую пани, ожидавшую своего первенца.
Итак, после ужина, порядком уставший гость попросился проводить его в комнату, чтобы как следует передохнуть, тогда как доктор прежде чем уйти к себе, не забыл поинтересоваться самочувствием молодой пани. Признаться честно, поначалу пан Юзеф был несколько удивлен некоторой поспешностью, с которой Ендрик решил женится на той самой девушке, которую спас в вечер своего приезда - однако, узнав ее получше, согласился с тем что лучшей супруги молодому человеку не найти.
-Я очень рад, пани Катаржина, что вы хорошо себя чувствуете, -улыбнулся доктор, когда получил робкий Катин ответ - при этом она как и всегда мило покраснела. -Пожалуйста не смущайтесь и помните что я как врач отвечаю за ваше здоровье и от меня не нужно ничего скрывать. Сейчас не каменный век и нельзя полагаться на старый добрый "авось".
Понятное дело, замужней женщине было нелегко говорить о своем деликатном положении с посторонним, по сути, мужчиной. Но пан Юзеф был человеком тактичным и постарался еще до счастливой новости о будущем малыше, наладить хорошие отношения с молодой пани - ведь совсем скоро ему надо будет принять родившегося ребенка и чтобы все прошло хорошо необходимо было завоевать Катино доверие.
-Не волнуйтесь, пан доктор, Катенька все прекрасно поняла - и я ее каждый божий день мучаю расспросами о том как она чувствует себя, -рассмеялся Ендрик. -Наш малыш растет и с каждым днем становится все сильнее и активнее брыкается, не надавая моей ненаглядной как следует выспаться.
-Так и должно быть, -улыбнулся доктор. -Подумайте о том, что скоро он родится и будет не давать поспать всласть вам обоим.
На следующий день, Анджей извинился перед гостем за завтраком, рассказав о том что ему придется остаться в имении одному - молодой человек собирался исполнить обещание, данное Кате и отвезти ее к родным. Уже после трапезы, была заложена бричка на которой чета Качмарек и поехала в деревню, взяв кроме кучера двоих верховых из имения в сопровождение. Приехав, Ендрик и Катя застали в хате Мальков весьма неприятную сцену: Горпына ругала свою младшую невестку, но увидев неожиданных гостей, замолчала так что бедная Ярына вздохнула с облегчением и улыбнулась, увидев Катерину.
-Как же я рада за тебя.., -тихо шепнула женщина, обняв Катю, пока ее вредная свекровушка приглашала гостей присесть. -Расскажи, какой у тебя теперь дом? Матушка сказывала, что там очень красиво... как тебе живется у мужа?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-01 20:15:06)

+1

25

[NIC]Katarzyna Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26Gp8.jpg[/AVA]
Как только маленькая и аккуратная ладонь молодой пани Качмарек оказалась в руках пана гостя, женщина невольно растерялась, а стоило ему, как и полагается этим самым хорошим воспитанием и хорошими манерами, прикоснуться губами к тыльной стороне ее руки – едва не залилась румянцем. В деревне ведь у нее не принято было, чтобы хлопцы целовали руки девушкам, пусть бы какими красивыми и статными те не были. Ну, разве только наедине? И то скорей всего молодые парубки старались поскорее добраться до губ, не обращая внимания на такую маленькую приятность, как девичьи руки, что обычно днем были заняты работой, а поэтому были не такими красивыми, как у панночек. В действительности, сами же руки Катаржины, как и у большинства тяжело трудящихся девиц, руки не были нежными будто шелк, однако со временем, проведенному в имении Анджея, рученьки побелели и стали многим нежнее прежнего.
- Что вы, мы рады гостям, пане,- все-таки щеки Катерины окрасились красным, прежде чем Анджей обнял ее за плечи, подойдя ближе, однако причиной красных щек была вовсе не галантность, к которой молодая женщина все еще только привыкала, а слова молодого пана гостя, которые можно было трактовать по-своему. И ведь, пан побеспокоил Качмареков, которые были заняты далеко не тем, чем следовало занимать себя днем. Грехом ведь заниматься любовью с мужем в столь светлую пору, пусть даже в каждым часом солнце становилось все ближе к западному горизонту.
К счастью, на дальнейшие слова пани Качмарек не обязательно было держать ответ. Это за нее сделал Анджей, чему она только обрадовалась. В точности, как и обрадовалась тому, что все прошли ко столу, а за едой куда проще даются любые светские беседы? Как-никак, а на это надеялась Катерина, пусть даже и не была осведомлена от и до со всеми нюансами панского застолья. Само собой, пани предпочитала молчать, поглядывая в свою тарелку, где в сметане плавала пара только что сваренных вареников, которых она ну очень давно уже не ела. Правда, если бы она только знала, что у них будет такой пан гость, женщина наверняка позаботилась о том, чтобы на столе была более изысканная еда, к которой панове привыкли. ДА вот только пан полковник так уплетал вареники за обе щеки, что она лишь про себя порадовалась, что молчаливому гостю пришлась по душе их домашняя стряпня.
После ужина, когда Эндрик сопроводил своего теску и гостя в гостевые покои, которые для него должна была приготовить одна из служанок, Катерина еще ненадолго задержалась с паном доктором в гостиной, где тот и принялся снова вгонять будущую мать в краску. Вообще, Катерина так часто заливалась румянцем, что ненароком напрашивался вывод, будто бы ее нарочно заставляют краснеть.
- Все в порядке, пан Юзеф, не беспокойтесь – если бы меня что-нибудь беспокоило, я бы вам обязательно рассказала, - это, конечно же, был не факт, но так Катерина думала в этот момент времени. Но, из ее уст вновь слетел тихий вздох, как только доктор упомянул о какой-то необходимости, каменном веке и авоське. Увы, но ей куда проще было бы обратиться к знахарке или повитухе, хотя бы потому что те были женщинами и не только много знали, но видели и опыт их был на их стороне, как и то, что обе были женщинами, видными на все село, тогда как Катенька не могла себе даже представить, как сможет дать жизнь сыну в присутствии постороннего мужчины. Естественно, о том, чтобы пригласить в дом кого-то из местных повитух, не говоря уже о знахарке, что помогла не одно женщине в селе во время сложных или преждевременных родов, не было и речи. Ее Катя не заводила, понимая, что муж и так хочет лучше, а ее необразованность и стеснительность может сыграть с ней и ее ребеночком плохую шутку.
На следующий же день, сразу после завтрака, Катерина начала собирать всяких лакомств своим племянникам, которые только не приготовила Галя. Взяла же Катя с собой и небольшой отрез ткани, из которого она и шила своему ребенку одежду и прочие изделия, вроде одеяла. В том, что Ярыне такой подарок понравится Катерина знала наверняка, но вот боялась, как бы мачеха не отняла.
Что же, когда пришлось выезжать, молодая пани попрощалась с гостем мужа, после чего села вместе с Анджеем на бричку, что в скором времени гордо въехала в родную деревню и последовала к хате Гната Малька, что заметно поклонилась на бок. Из дома было слышно звонкую ругань Горпыны, но ее Катерина уже не боялась, а потому смело направилась во внутрь дома и заметила, что вовремя они с Андреем пришли – еще никто горщиков не бил, хоть и мог.
- Мир вашему дому, - ой не просто так поприветствовала своих родственниц Катя, как только запала немая пауза, тогда как в следующее мгновение, Горпына стала сразу же зазывать гостей располагаться. Ну, а Ярына тем временем сразу же взялась расспрашивать Катю о том, как ей живется.
- Да, дом действительно большой и красивый, там много комнат, у всех кровать мягкая-мягкая, - улыбнулась Катерина, смущенно глянув на мужа, что не торопился располагаться в доме. Оно то и понятно – больно резкая разница была между этой старой хатой и настоящим дворцом, что принадлежал ему и его отцу. – И живется хорошо… - пожала плечами молодая женщина, прежде чем спохватилась. – Ой, а я принесла подарков. Подай же, милый, корзину из брички, - попросила она у мужа, и как только пан отошел с порога к бричке, чтобы выполнить просьбу супруги, Горпына лишь покачала головой.
- Ну, вот, глянь, какая благодарная! Хорошо живет она, в большом доме – нет, чтобы своим помочь, так она еще пришла хвастаться, - ядовито заметила мачеха, тогда как падчерица лишь замерла на месте, чего-то явно не понимая в этой жизни.
- Вы сами звали в гости, не так ли? – осторожно переспросила она, прежде чем на пороге появился Анджей, на которого она бросила растерянный взгляд своих карих глаз. – А отец где?
- В поле, трудится, кусок хлеба зарабатывает, доченька, - колко бросила Горпына. – Нам ведь никто не помогает.

+1

26

[NIC]Andrzej Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i623/1601/48/c78cce37ffa5.jpg[/AVA]
Ендрик в который уже раз убедился, что Горпына умела, если нужно, притворится добренькой и наверняка уже мысленно подсчитывала сколько можно будет получить с Катерины? Сварливая баба была умной и хитрой, так что Анджей решил не оставлять жену одну в ее присутствии, так что передав Кате корзину с подарками, уселся на лавке возле печи, внимательно наблюдая за Горпыной. Надо думать, если бы он задержался еще хотя бы на пару минут, она снова начала бы есть Катю поедом как и своих невесток?
-Пани Горпына, мы приехали ненадолго и Катя очень хотела повидать отца. Будьте так любезны, сообщите ему о нашем приезде? -произнес Качмарек, на что Горпыне пришлось согласится - она медовым голоском добавила, что рада услужить супругу своей доченьки. -Замечательно, тогда мы дождемся пана Гната и потом поедем домой.
Молодой шляхтич не мог не заметить, что когда Катина мачеха вышла из хаты, в ней словно дышаться стало легче, не иначе? Облегченно вздохнули не только Домна с Ярыной, но и дети, которые всегда искренне любили Катерину и от души порадовались привезенным подаркам. Анджею в какой-то момент стало горько и обидно за любимую жену... у нее ведь могла быть нормальная и любящая семья, если бы не смерть матери? Говорят, что бог посылает людям испытания чтобы сделать их сильнее и после вознаградить - и если так, то встреча Ендрика и Кати была предопределена самой судьбой. Ей пора было вырваться из этого дома, а ему найти свою настоящую любовь, как уже давно было заведено в семействе Лещинских...
-Мы очень по тебе скучали, -улыбнулась тем временем Ярына, после того как выслушала рассказ Катерины о ее новом доме. -И Петрушенька мой жив и здоров только благодаря тебе... пан доктор обязательно заходит его навестить и денег не берет за визиты. Я буду молить бога чтобы он послал тебе красивого и здоровенького сынишку - вы с мужем наверняка первым мальчишку хотите?
-Я буду рад и дочери, такой же красивой как моя ненаглядная, -улыбнулся Анджей. -И вы можете навещать Катерину, если будет такое желание, пани Ярына. Что же до пана Юзефа - он человек очень обязательный и не любит сидеть без дела... вот и решил взять вашу деревню под свое крыло. Специально я ему не приказывал сюда ездить, но как настоящий и очень хороший доктор он не может оставаться в стороне, когда кому-то может быть плохо.
Разговор пошел намного оживленнее, но в этот самый момент в хату вернулись Горпына и Гнат - увидев свою дочь, он остановился возле двери, будто не решаясь подойти или даже не веря, что красивая пани в дорогом платье и есть Катя?
Вообще, Ендрику очень хотелось высказать старику пару ласковых наедине... как он вообще мог настолько распустить жену и дать ей столько воли? Понятное дело, ему не хотелось куковать век вдовцом, но как можно было забыть о родной кровиночке? После смерти Катиной матушки, Гнат должен был стать опорой для любимой дочери, но вместо этого оказался под каблуком у злой и сварливой бабы...
-Пан Гнат, что же вы стоите? -не выдержал Качмарек, поднявшись и подойдя к своему тестю. -Или вы сердитесь на нас с Катериной?
-Ну что вы... как можно.., -тихо ответил старик, посмотрев на Катю и наконец решившись ее обнять. -Я скучал по тебе, дочка и рад что тебе достался хороший муж.
-Гнат все никак не может поправится.., -тут же вставила свое слово Горпына. -С тех пор как захворал зимой... и мы очень надеемся, что вы нас не оставите своей добротой, пан Анджей. Посмотрите как худо живем, а ведь детишек поднимать надо... столько ртов голодных...
Качмарек лишь тихо вздохнул, услышав старую песню... и вспомнив недавние слова Ярыны, уже успел понять что Горпына придумала все про Гнатову болезнь. Ведь если бы Катин отец действительно захворал, то пан Озерецкий рассказал бы об этом и обязательно полечил бы старика, когда заходил проведать Петрушу. Так что вся история с неведомой хворью главы семейства была явно шита белыми нитками?
-Ладно, -решительно произнес Ендрик. -Раз все так плохо у вас в доме, я не могу не помочь...
После этих слов у Горпыны загорелись глаза в предчувствии скорой наживы, но молодой пан поспешил опустить ее с небес на землю.
-Пожалуй я могу предложить работу в имении одному из ваших сыновей - правда ему придется переехать, но вам ведь так будет куда легче? Сразу трех ртов лишитесь, -продолжил Качмарек и обернулся к Ярыне. -Поговорите сегодня со своим мужем, пани - скажите что работы будет много, но оплатой не обижу, если будет стараться. И предоставлю вам в усадьбе отдельный дом. Если он согласится, то пускай завтра приходит в Розлоги, потолкуем.
Бедная Ярына от неожиданности потеряла дар речи и только кивнуть смогла под злым взглядом свекровушки - та ведь надеялась что сейчас вытянет из Катиного мужа денег побольше? Ну а Ендрик не стал дожидаться пока грянет буря негодования вредной старухи и взяв жену за руку, повел ее на выход, вежливо попрощавшись с ее родней.
-Не понимаю я твоего отца, милая.., -тихо сказал молодой человек, едва только уселся с Катериной в бричку и дал команду ехать к дому. -Как вообще можно было связаться с этой женщиной и позволить ей превратить тебя в прислугу?? И даже если любит ее, то все равно должен быть хозяином в своем доме...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-01 23:26:08)

+1

27

[NIC]Katarzyna Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26Gp8.jpg[/AVA]
Что можно сказать на слова мачехи? Они звучат лилейным тоном, будто мед цветочный переливается, а на самом деле в них самый настоящий яд – беспощадный, острый и смертоносный. Увы, но на собственном  примере Катерина узнала силу ядовитых слов мачехи, не говоря уже о тяжести руки Горпыны, что теперь не знала, наверное, как стать, чтобы не вызвать у паныча подозрений к своей персоне. Она-то заметила, что тот слишком внимателен, а как вертится взглядом возле Катьки?!
«Будто бы приворожила его!» - решила Горпына, наблюдая за вернувшимся из двора Анджеем. Как и просила его молодая жена, молодой мужчина принес в дом корзину, приготовленных подарков для родни своей супруги, которую и поставил на стол недавно протертый влажной тряпченкой. «Нет, точно приворожила! А то крутит себе, как знает! И везет же некоторым!» - завистливо мыслила себе женщина дальше, будто бы и не замечая своей падчерицы, что все еще терялась с ответом Горпыне, которую Анджей уже попросил об услуге.
И как только женщина согласилась пойти в поле и не отправила туда кого-то из своих внучат? Что же, оставалось лишь удивляться такой дипломатии Качмарека, как и его молодой супруге, так и ее родственницам, что оставались вместе с ними в доме. Ощутив тяжесть в ногах, Катерина прошла к лавке у стола, на которую рядом с ней присел и Андрей. Тут же женщина ухватила его за руку, которую сжала в своей в знак благодарности, молчаливой и немногословной благодарности за все, а главное за любовь, что не давала ее в обиду мачехе.
- Что же, прошу пана, может. изведаете чего-то освежительного? – тем временем спохватилась Домна, решив на правах старшей невестки окружить званого гостя заботой, и повелась действительно достойно. - У нас тут есть бражка и самый обычный компот из сушеных яблок, которые, между прочим, сушили мы все вместе, втроем с вашей Катериной прошлым летом – помнишь, Кать? – улыбнулась Домна, перво-наперво налив немного бражки и компота гостям, которые поставила на столе перед Анджеем.
- Конечно, помню, как не помнить - работы было столько, что и дней не хватало,- улыбнулась Катерина, вспоминая то время, когда руки пропитывались яблочным соком и пахли так хорошо, как никогда. Они тогда еще с Ярыной шутили о том, что их руки будут, как у панночек всяких. Да вот только на следующий день вместо того, чтобы стать более нежными, руки отвердели и стали шершавыми и вовсе не похожими на панские ручки.
Тем временем, пока Анджей мог попробовать местной бражки и компот, женщина принялась раздавать свои подарки и вручила детям тех чудесных пирожных, которые выпекала кухарка Галя через день. И ведь таких пирожных дома они никогда не выпекали, ибо на нежный белоснежный крем внутри пирожного шло безбожное количество яиц! А точнее, даже не яиц, а только белков. А с желтками, что-то тоже надо было делать? В хозяйстве Галя также знала, куда и на какое печенье отправить оставшиеся желтки, ведь была настоящей кухаркой, которую можно было поискать в Розлогах и их окрестностях.
- Какая вкуснища! – только и ответил старший из племянников Катерины, откусив немалый кусок пирожного, крем из которого остался на его носу, смеша его менее решительного братца.
- А сказать спасибо?! Разве я не учила говорить? Растите такими же как бабка ваша неблагодарными! – напомнила Домна, желая, чтобы ее дети не прославились невоспитанными и неблагодарными. Как-никак она сама их воспитывала, а не свекровь. – Будто бы и не знаете, что надо говорить… - выдохнула Домна.
- Спасибо, тетя Кася, - неловко произнес старшенький, а следом за ним подхватил и младший братец, прежде чем бежать из хаты со своими пирожными в поле за хатой. Там им не придется ни с кем разговаривать и быть вежливыми, пока рты будут заняты вкусной пищей, никогда доселе не опробованной ими.
- Я рада, что Петруша растет здоровым, - искренне улыбнулась Катерина на слова младшей невестки в доме, прежде чем Андрей огласил свое приглашение для Ярыны  племянников Катерины. Она же не озвучивала его не потому, что не хотела видеть их в гостях, а потому что … понимала, как сейчас много у женщин работы по дому было, да и детей самих не отпустишь. Маленькие еще, всего шесть и четыре лета по рождению их пришло, тогда как Петрик родился позапрошлой осенью и это лето было его вторым.
За неторопливыми разговорами прошло время, а там и пожаловал хозяин старого дома. Гнат Малько был уже давно седым мужчиной, но за последнюю зиму совсем исхудал, словно бы высушенный фрукт, используемый для компота. И тем не менее, увидев отца, Катерина улыбнулась, а после и решительно направилась к нему, чтобы обнять.
- Благослови, отец, - тихо обратилась она, к своему отцу, прежде чем его тонкие губы коснулись щеки своей единственной дочери. Что творилось в этот момент в сердце Гната? Кто знает, но заглянув в глаза отца, она на мгновение подумала о том, как ему было не просто. Не просто расплачиваться за выбор, который он сделал когда-то в жизни, взяв в жены тогда еще красивую и краснощекую Горпыну, которая так и не заменила его детям матери. А в прочем, он просто думал, что она злится и ссорится со всеми из-за того, что он так мало дает.  Со временем он больше не мог так много работать, как работал в молодости, да и долги за лечение и погребение первой жены донимали новообразовавшуюся семью, что так и не сумела стать настоящей дружной семьей.
- Бог благословит тебя, дочка, - только и ответил Гнат своей дочери, что стала еще больше походить на свою мать, память о которой мужчина хранил лишь благодаря маленькой ее копии. И ведь порой он даже злился на эту схожесть между дочерью и давно уже ушедшей на тот свет ее матерью, которая, казалось, смотрела на него, как и сейчас, тем же внимательным и пронзительным взглядом карих глаз.
Когда заговорила Горпына о нуждах семьи, Катя лишь охнула, отойдя от отца. Она не думала, что мачехе хватит наглости так откровенно говорить на эту тему, ведь самой Катерине было бы жутко стыдно сейчас. А в прочем, ей и было стыдно, пусть она и молчала, будто язык проглотила. Ей стыдно было за таких родственников, да. Но и отказываться от них она не могла…
Однако Анджей рассудил по-своему и весьма мудро, удивив всех. А главное свою супругу, что смотрела на него взглядом карих глаз и удивлялась щедрости и доброте мужчины, которого им послал сам бог, не иначе. Покорно улыбнувшись, она позволила мужу вывести ее на улицу, но так и не поспешила с ответом, внимательно слушая слова Эндрика. Он был зол на отца Катерины, а сама она не могла просто злиться … все-таки она любила своего отца, каким бы он ни был.
- Не говори так, милый. Не суди так строго, - тихо проворковала она, поспешив обнять любимого супруга, прижавшись к его груди, когда послышались чьи-то шаги позади.
- Неужели в наши края так часто приходит светлое панство? – иронично заметил мужской голос одного из соседского парубков, которым оказался Максим Калитка, тот самый парень на свидание с которым всего лишь единожды выходила Катерина и то получила за это так, что больше не желала ничего от жизни. – Катерина, а ты и не изменилась, а даже стала еще краше. Знаем теперь, ради кого тебя берегла мачеха, - покачал головой молодой человек, тогда как Катенька даже не знала, что сказать. Рассердилась на Максима, что говорил сейчас такие … бздуры*!

Бздуры* (польск.) - глупости

+1

28

[NIC]Andrzej Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i623/1601/48/c78cce37ffa5.jpg[/AVA]
Вот кто бы знал... как хотелось Ендрику хорошенько проучить дерзкого парубка, что посмел с вызовом обратится к его жене! Показать ему где раки зимуют и поучить уважению к молодой пани, так чтобы урок пошел впрок и не скоро забылся, как умные люди говорят. Но... не следует забывать, что теперь Качмарек был хозяином в этом селе и не мог опустится до банального выяснения отношений с каким-то крестьянским сынком. К тому же, тот слишком поздно задумал пыжится и искрить остроумием, так и не найдя в себе смелости посватать Катеньку когда была такая возможность.
-Я бы посоветовал вам выбирать выражения, обращаясь к моей супруге, -холодным и недобрым тоном ответил Качмарек, смерив взглядом наглеца. -Она вам не Катерина больше... и если хоть раз еще замечу, что вы посмели к ней обратится, очень пожалеете. Советую не забывать, что живете на моей земле...
Парень недовольно нахмурился и явно собрался выдать еще что-то "умное"... но тут хорошенько получил по спине от своей старой бабки. Выглянув на двор, она услышала слова молодого пана и не стала разбираться, кто начал этот спор, огрев как следует Максима промеж спины своей кленовой палкой.
-Ты зачем домой заходил?? Взять попить - я тебе налила холодного молока в крынку, так что живо возвращайся к батьке в поле! -грозно выдала бабка и ее внучок сразу сник. -Простите моего внука, добрый пан и вы, пани тоже... он сам не знает что мелет. Он ляпнул не подумавши и тоже просит у вас прощения.
-Но бабушка.., -попытался было возразить Максим, на что бабка погрозила ему своей палкой и инцидент был исчерпан, после того как она пригрозила внуку, что пожалуется его отцу. Ну а Ендрик вместе с Катей наконец направились домой, где их уже ожидал накрытый стол и проголодавшийся гость. не пожелавший угощаться вкусным обедом без хозяев.
Далее... быстро промелькнули солнечные и жаркие летние дни, доставившие немало беспокойства бедной Катерине, ведь близился к своему финалу срок ее счастливого ожидания. Анджей старался проводить с женой как можно больше своего времени и никакая тень не омрачала их взаимного счастья... На всякий случай, молодой человек приказал своим людям не пускать в имение Горпыну в его отсутствие, если бы ей вдруг захотелось нанести неожиданный визит. Как оказалось, этому решению хозяина усадьбы более всего порадовались Ярына и ее непутевый муженек, теперь жившие как у Христа за пазухой. Василь ходил за господскими конями, каждодневно благодаря боженьку за его доброту, а Ярына взялась помогать добродушной кухарке Гале, которая не один раз тяжко вздохнула, услышав очередную историю о Горпыне. Прожив в Розлогах до конца августа, молодое семейство согласилось остаться и работать дальше на пана Качмарека, даже и не думая возвращаться в матушкин дом. Когда же стало ясно, что срок молодой пани вот-вот минует, Ярына вместе с верной и преданной Ганусей, старалась не оставлять Катерину одну и потихонечку призналась ей, что скоро тоже порадует мужа прибавлением в семье.
-Не зря вы сбежали из села! -хихикнула болтливая Гануся, помогая Катерине разматывать пряжу, из которой решено было связать теплую шапочку для будущего малыша. -Видно под боком у маменьки твой Василий боялся... лишнее движение сделать!
Ярына смеялась до слез, слушая веселую девчонку и в который уже раз радуясь счастливым переменам в своей жизни. Благодаря Кате, у нее, мужа и маленького Петруши теперь был собственный дом - пусть небольшой и скромный, но там царил истинный покой.
-Катя, взгляни какую красивую ткань привез твой муж из Острога, -улыбнулась Ярына, осторожно развернув один из многочисленных свертков привезенных Анджеем. -Из вот этой синей с золотым шитьем тебе надо обязательно потом пошить себе платье. Оно будет очень краси...
Женщина посмотрела на молодую пани и осеклась на полуслове, потому как Катерине явно стало больно? Даже и гадать не надо было что случилось и Ярына быстренько послала Ганусю за паном Юзефом.
-Что уже??? -испугалась служанка и мигом помчалась за доктором и Ендриком. Как раз в этот самый момент хозяину дома доставили письма из дома и небольшую посылку, тщательно обернутую толстой тканью. Вот только посмотреть что же прислали родители, Анджей так и не успел, бросив все и побежав к жене.
-Уже началось, но похоже что родится ребенок только ночью, -сообщил доктор молодому пану. -Пока что бедной пани Катаржине придется потерпеть, так что вы можете остаться рядом с ней. Можно даже походить, если боль от схваток станет слишком сильной.
Ендрик кивнул и усевшись на край постели, куда уже успели уложить Катю, протянул ей руку. Ему просто не верилось... что еще немного и он станет отцом, пусть даже было глупо так думать.
-Как только он родится, надо будет придумать куда его уложить, -чтобы Катерине не думалось о боли, Качмарек пытался ее отвлечь разговорами. -Мы ведь так и не сподобились с тобой заказать ему люльку...
-Ничего страшного, мой Василь сделает хорошую, -тут же добавила Ярына, улыбнувшись Кате. -У него руки золотые, так что завтра же будет готова. Подвесим ее к потолку и удобно будет колыхать малыша, чтобы поскорее заснул.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-02 20:51:28)

+1

29

[NIC]Katarzyna Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26Gp8.jpg[/AVA]
Злость никогда не была хорошим советчиком, да и в положении Катерины не следовало предаваться сильным эмоциям, поэтому молодая женщина лишь перевела взгляд на своего мужа, что готов был защитить ее в эту самую минуту от нападок некогда не слишком смелого поклонника. Конечно, каждый горазд судить, а как выступить против сварливой мачехи – никого не было, увы, до тех самых пор, когда в деревню не заехал молодой пан. Его благосклонность к Кате спасла от мачехи, подарив шанс на новую, лучшую жизнь рядом с ним, ведь не любить такого молодого человека, было просто не возможно. Анджей ведь и хорош собой, и благовоспитанный, а богатства … это уже не так было важно, ведь не с богатствами жить в итоге приходится.
Как только из дома вышла баба Мокрына, молодая женщина лишь насторожилась, не зная чего ей ждать, ведь эта женщина была женщиной с тем еще характером, пуще Горпыны она держала всех домочадцев в ежовых рукавицах, не давая им лениться. Однако в отличие от Катиной мачехи, эта баба была хотя бы доброй и всегда переживала за каждого из своих внучат, что выросли уже давно взрослыми. Тем временем, из дома выглянул старый отец, чтобы на прощание махнуть рукой дочери, которой Анджей уже подал руку, помогая забраться на бричку, которой они и приехали в родную ее деревню. За всю дорогу они не о многом говорили, каждый, наверное, думал о своем, но Катерина не удержалась от того, чтобы обнять супруга, что не спешил корить ее за тот инцидент у старого дома, но очень помог ее родне.
С тех пор, как Ярына с Василием и их маленьким сыном Петриком появились в Розлогах, чего греха таить, но время пошло веселее. Все-таки Ярына была хорошей подругой Катерине всегда, не смотря на укоры, которые делала им обоим Горпына, пусть и перепадало всегда все равно больше падчерице, а не невестке. Может быть, мачеха жаловала Ярыну еще и потому, что родом она была из богатой семьи, что дала ей в приданое целую корову, ставшую кормилицей их семьи? А может быть, просто не могла найти, к чему придраться, находя все изъяны в Катерине. И, тем не менее, теперь они обе избавились от сварливой Горпыны, которой оставалось донимать разве что Домну. Но, у Домны хоть был характер, и она никогда не оставалась в долгу перед свекровью, умело отвечая ей. Хотя… было однажды дело, когда Горпына так достала свою старшую невестку, что та готова была броситься в речку. Тогда была настоящая гроза, а дети кричали пуще взрослых, как только их мать выбежала из дома, стремясь скорее попасть в объятия местной реки, отнявшей жизни не у одного уже человека. Тогда все-таки удалось спасти Домну, а вот знахарке не удалось спасти дитя, которое та носила. И уже вряд ли понесет… Вспоминая то не радостное прошлое, Катерина всегда трижды крестилась,  молясь о лучшей судьбе. И ведь просила не только для себя, но и ближним своим.
Август вошел в жизнь жителей Розлогов жаркими днями, которые перенести порой было не просто. Работы, тем не менее, в имении всегда хватало и, как бы Анджею не хотелось быть всегда возле своей беременной супруги, что уже вот-вот должна была привести на свет ребеночка, мужчине приходилось оставлять дом и быть там, где дела требовали его внимания. А Катерина отпускала мужа, предварительно даря ему полный нежности поцелуй, надеясь, что уже скоро родит и детский плач и смех наполнит их дом, ведь так волновалась о том, чтобы все прошло успешно. И пусть доктор говорил ей о том, что так оно и будет, женщина так и не торопилась говорить мужу о крестинах их ребенка, на которых ей бы хотелось повидать все-таки его родню – ведь, вдруг что-то пойдет не так? Господние пути неисповедимы. Он один знает, кому хранить жизнь, а кому отнимать.
Это был самый обычный день в жизни Катерины и ее маленького озорника, что разбудил ее, как и всегда, когда солнце уже давно стояло высоко на небе. Увы, но ночью спать ей не приходилось – ребенок то и дело шевелился, не давая ей уснуть и в какие-то моменты, казалось, что его маленькие ножки упираются в ее спину, тогда как он сам пытается выровняться во весь рост внутри своей матери.
- Тебе так и тесно у меня, да? – тихонько прошептала Катерина, поднявшись с постели, чтобы позвать Ганусю и одеться, как подобает. Одеваться без помощи верной служанки теперь не было возможности, ведь эти панские платья попросту не предусматривают самостоятельности со стороны женщины.
- Может быть, пани желает провести еще времени в постели? – заметив, как поморщилась Катерина из-за очередного движения ребенка, спросила Гануся.
- Нет, нельзя столько лежать, вон уже день в самом разгаре, - помотала головой Катя, улыбнувшись девушке, вместе с которой и вышла в гостиную, куда и позвала Ярыну, с которой они занялись рукоделием.
И тут Катерину ожидала просто чудесная новость!
- Как же здорово, - обрадовалась молодая пани Качмарек. – Дети это всегда счастье, - добавила она, радуясь за маленького Петрушу, которому совсем скоро будет уже не так скучно в Розлогах, тогда как Гануся выпустила весьма не скромную шутку, на которую нельзя было не ответить смехом. Благо никто не мог слышать, о чем болтали женщины, иначе было бы Кате так стыдно!
И тут Ярына развернула прекрасную синюю ткань, из которой вышло бы прекрасное платье, о котором можно было только мечтать. Катерина притронулась одними подушечками своих тонких пальцев, любуясь тем, как прекрасно переливается синева дорогой наверняка ткани, когда ощутила резкий приступ боли, после очередного движения ребенка. Выдохнув, она подняла растерянный взгляд на Ярыну, не зная, что и сказать. Ведь такого еще не было. Она чувствовала, как все внутри напряглось, а ребенок внутри нее… приготовился-таки выходить?
Это было изумление в купе с испугом, ведь все происходило с молодой женщиной впервые. Она послушно прошла в свои покои, куда ее сопроводила Ярына, пока Гануся побежала за доктором. И как ни странно, боязнь и неловкость перед доктором Юзефом, которую ощущала ранее Катенька, прошла. Ведь главным было теперь – подарить любимому мужу ребенка, о котором они оба мечтали. Когда Анджей появился в спальне, где предусмотрительно закрыли все окна занавесками, и царила полутьма, Катерина уже избавилась от одежды и была в одной длинной сорочке из ситца. Ухватившись за руку супруга, она испугано смотрела по сторонам, не понимая, как ей еще и ходить сейчас придется? Знахарка и повитуха не поощряли такого, помнится, и велели Ярыне лежать смирно – это Катя помнила, ведь грела воду, как просила повитуха. Но, молодая женщина ничего не сказала и покорно поднялась из постели, чтобы пройтись немного с мужем, держа его за руку.
- Мне страшно, - тихонько поделилась она с Анджеем, прежде чем она вновь оказалась в объятиях своей постели. – Никогда не думала, что это бывает … так … - она не договорила, ведь новый приступ боли заставил ее сжать зубы, а глаза зажмурится. – А может наш ребенок все-таки родится не вечером, а через час хотя бы? – добавила жалобно женщина, но ответом служило лишь качание головой доктора. И с тех пор, до самого позднего вечера, когда схватки не участились, так что терпеть их было уже невыносимо, Катерина молчала и сносила все терпеливо и молча, понимая – такова женская судьба.
Но, когда пришло время, Анджею пришлось покинуть собственные покои, чтобы не мешаться под руками у доктора, которому во всем помогала Ярына. И вот, где-то ближе к полуночи на свет божий появилось дитя – это Катя ощутила сразу, прежде чем тонкий голосок долетел до ее ушей.
- Это девочка, - кто-то сказал, прежде чем женщина улыбнулась, понимая, что в такие моменты пол ребенка не имеет значения. – Но… это еще не все, - тихо добавил доктор, прежде чем новые схватки заставили женщину вновь скривиться от боли, давая жизнь еще одному ребенку.

+1

30

[NIC]Andrzej Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i623/1601/48/c78cce37ffa5.jpg[/AVA]
-Любимая, потерпи... раз доктор сказал что ребенок родится только ночью, значит так и будет, -тихо сказал Анджей, поправив пуховую подушку под головой у Катерины. -Я буду рядом с тобой все это время... пока пан Юзеф не выставит меня за дверь.
Ендрик прекрасно помнил как его матушка подарила жизнь Хеленке - тогда отец тоже был рядом с ней почти все время и ушел лишь когда ребенку настала пора появится на свет. И он упрямо оставался в спальне, стараясь отвлечь жену между приступами боли разговорами - о том как много у них будет дел, когда дите наконец родится и что они должны будут наконец выбрать красивое имя своему первенцу. Качмарек очень надеялся, что благодаря его присутствию, Кате было хотя бы чуть-чуть полегче и когда его выставили наконец за дверь велев ждать, просто не находил себе места от беспокойства. А вдруг что-то пойдет не так? Пан Озерецкий конечно хороший доктор, но мало ли что...
Чтобы отвлечь себя от мрачных мыслей, молодой человек вернулся в свой кабинет, где открыл наконец письмо от любимой матушки. Как оказалось, она долго не писала из-за начавшихся конфликтов с Подольскими, которые сейчас уже благополучно разрешились... а еще из-за недавнего проишествия - Баська сбежала из Вишневца и уехала с тем самым гусарским полковником, что недавно гостил в Розлогах. Ошибки тут быть не могло, навряд ли в Збараже мог быть какой-то другой Анджей Свирский? Сейчас Бася уже была его законной женой и уехала куда-то на границу... как писала Стася, ее матушка была очень сердита и собиралась вернуть непокорную дочь, как только подвернется подходящая возможность поехать за ней в этот богом забытый Чигирин.
-Баська-Баська... она всегда была гордой и своевольной как и пани Ядвига... неужели кто-то мог подумать что она позволит выдать себя замуж? -покачал головой Ендрик и продолжил читать письмо, дойдя наконец до самой интересной его части - матушка писала, что желает познакомится со своей невесткой и очень счастлива, узнав о том что снова станет бабушкой. Как оказалось, первого внучка совсем недавно подарила своим родителям Хонората, чему ее младший брат мог только порадоваться. Знал из писем любимой сестры как долго она просила бога дать ей возможность родить мужу наследника и наконец-то дождалась?
В конце своего письма, Стася сообщила любимому сыну, что посылает Катерине небольшой подарок в честь рождения ее первенца - так что Ендрик, сгорая от нетерпения открыл тщательно упакованную коробочку и едва не замер на месте... Это было красивое ожерелье с сапфирами, самой лучшей моравской работы, которое молодой человек не раз видел на шее у своей матери. Но главным в этом щедром подарке была вовсе не его материальная ценность, а значение... это ожерелье Войтек Качмарек подарил своей любимой супруге в честь рождения их первого сына, а Станислава будучи женщиной мудрой и доброй, решила что оно теперь по праву должно остаться в его семье.
Младший Качмарек счастливо вздохнул, радуясь тому что родители согласились принять его жену... их ответ сейчас был у него на столе. Теперь можно было подождать пока подрастет дите и потом съездить в Лешно и показать его отцу и матери?
-Пан Анджей! Где вы??? -в кабинет буквально влетела Гануся. -Скорее пойдемте! Такая радость - у пани Катаржины родились сразу две девочки!
Конечно же Ендрик тут же сорвался с места и бросился в спальню, желая как можно скорее увидеть любимую жену и узнать что все хорошо... но когда он пришел, Катя усталая и счастливая уже успела задремать после всех своих сегодняшних трудов. Пан Озерецкий дружески хлопнул молодого пана по плечу, поздравив с рождением сразу двоих дочерей, которые были здоровенькими и красивыми, всем на зависть.
-Не будите пани Катаржину - пусть отдохнет как следует, -тихо сказал доктор, протянув Анджею одну из девочек. -Взгляните лучше на своих красавиц, вот это старшенькая. Ее сестренка появилась на пять минут позже... не знаю как вы будете их различать когда подрастут, они словно две капли воды.
-В моем семействе уже были близнецы, -улыбнулся Ендрик, нежно и осторожно взяв спящую дочурку на руки. -У моего дяди Янека двое сыновей-близнят и он говорил, что поначалу тоже не знал как их различить сможет. Но они очень разные по характеру, так что и мы с Катей найдем как наших дочерей отличать...
Этой счастливой ночью, две маленькие панны Качмарек были уложены спать в большой плетеной корзинке, что как раз подходила по размеру. Муж Ярыны пообещал сделать хорошую люльку, так что Анджей со спокойной душей улегся спать, обняв сладко спящую жену и подумав о том, что завтра их ждет великое множество приятных дел и хлопот.
Но главное - он подарит ей то заветное ожерелье и сообщит отличную новость из Лешно. Его отец и мать желают поскорее познакомится с Катенькой и благословляют ее как родную дочь... Не зря ведь говорится, что самые заветные желания порой сбываются?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Kto się ożeni, to się odmieni.