Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the best of all gifts ‡или ограбление по Минесотски


the best of all gifts ‡или ограбление по Минесотски

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

я сделаю когда-нибудь эп.хдJohn Bates & Shean Brennan
25 декабря 2015 года, Минесота

--------------------------
Случайность случайностью, но не до такого же абсурда!

+1

2

Что делают нормальные люди в Рождество? Занимаются украшением дома, который к двадцать пятому декабря готов на сто процентов. Покупают подарки для близких людей, чтобы в сам праздник осчастливить родных и любимых. И вот, наконец-то, наступает тот самый день, когда семья собирается в полном составе за праздничным столом, ведут беседы, смеются, развлекаются, вспоминают смешные истории. В общем, полная идиллия. Я же в эту систему не попадал уже который год. По большей части из-за моей работы, которая могла вытащить меня из-за рождественского стола прямо в разгар веселья. Однако в этот раз все случилось иначе. Моя горячо любимая бабуля, к которой мои родители ездят каждый год в Миннеаполис, что являлся крупнейшим городом Миннесоты, в этот раз осталась без подарков. Дело в том, что мать серьезно заболела и должна была соблюдать постельный режим. Отец прекрасно справлялся с ролью няньки, а вот я должен был навестить бабулю. Она меня, наверное, и не узнает, ибо не был у нее херову тучу времени. И все же не мог отказать ни родителям, ни бабушке. Так что собрался и поехал. Благо на работе все, что планировалось, разгреб, да и начальство предупредил. Собственно говоря, никаких препятствий, которые могли прервать поездку, не наблюдалось.
Я очень давно не ездил в Миннеаполис, так что уже забыл, что в северном штате к декабрю месяцу выпадает много снега. В Сакраменто такого никогда не увидишь, у нас и зимы относительно теплые, тут же минус двадцать это норма. Стоя на улице рано утром около бабулиного дома, любовался красотой. Все-таки зима чудесное время года, пусть и со своими сюрпризами. Постояв так минут, пять, я все же решил зайти в дом. Бабушка в это время уже была на ногах. Несмотря на то, что она была приличного возраста, силы душа и энергии ей не занимать. Всегда была активной, любила пешие прогулки и состояла в каком-то обществе для пожилых, которое занимается физкультурой. Название только точно не помню. Короче говоря, моя бабушка здоровее всех здоровых. Меня ожидал утренний час с выпечкой.
Наверное, хорошо, что в этот раз лично мне довелось приехать сюда. Давно я так не отдыхал душой. Разговоры на всевозможные темы, бабушкина еда (которая по определению считалась самой вкусно, оно и не удивительно), даже елку нарядили. Однако не мог я уехать вечером, тем более в Рождество. Так что решил остаться до завтра, а там уже решить, что и как будет. Плюс ко всему нужно было и бабуле помочь, например, сходить в магазин и закупить там полный холодильник продуктов. Бабушка времени зря не теряла, и составила чуть ли не целую книгу. От списка волосы дыбом встали. На все мои вопросы, зачем ей все это, бабушка невозмутимо отвечала, что надо. На том наш разговор и закончился. Посему я поехал в магазин со списком в кармане смиренно, даже не пытаясь представить, для чего каких целей ей нужно десять килограммов сахара.
Раз на раз не приходится. Иногда в рождественские праздники в магазинах ни одной живой души не встретишь, а бывает и так, что народу, что не продохнешь. Сегодняшний день оказался среднячком, и не много, и не мало. Люди спешили докупить необходимое и поскорее добраться до дома, чтобы сесть за праздничный стол и забыть обо всех проблемах. Я же ездил по рядам супермаркета, набирая продукты из списка. Причем моя тележка уже наполовину полной. Проезжая мимо очередного отдела, где продавали мясо, я заприметил знакомую фигуру. Натянув улыбку на лицо, подошел к своему непосредственному начальнику, с которым был в нормальных мужских, дружеских отношения.
- Кэп! – Хлопнув Шона по плечу, произнес я над ухом. – Какими судьбами? – Действительно, он-то, что здесь забыл. Я, конечно, помню, что он должен был ехать на какие-то семинары/совещания/симпозиумы или что-то в этом духе, но никак не думал, что в Миннеаполис. – Не смотри в мою тележку таким взглядом. И даже не спрашивай, что все это такое. Ты же знаешь, кто такие бабушки. – Махнув рукой на содержание тележки, с улыбкой на лице сказал Бреннану. Вообще кэп выглядел очень устало, я бы даже сказал, какой-то измученный. Как же я радовался, что отказался от должности начальника отдела. У меня итак дел было невпроворот, а здесь ответственность и занятость возрастала. Плюс ко всему Шон идеально подходил на эту должность. Всегда собран, рассудителен, терпения больше, чем у всех сотрудников вместе взятых.

+1

3

Подготовка к Рождеству выдалась в этом году как никогда продуктивной и запоминающейся. Вовремя купленные подарки уже были красиво упакованы и спрятаны в укромном месте от любопытных глаз, практически все долги на работе к концу года разобраны или снесены в архив, все приготовления завершены за несколько дней до самого праздника, что не только не понравилось капитану, но и несколько насторожило. Обычно, когда у него получалось разобраться с повседневной рутиной только в самый последний момент и все буквально висело на волоске от краха, ничего фатального не происходило: они спокойно, пусть и в некоторой спешке, уезжали с дочкой к родителям или собирали их у себя, и всей семьей отмечали Рождество. Так бывало по привычному обыкновению, однако в этом году что-то пошло не так. Совсем не так. Стало слишком тихо, что ли, и слишком подозрительно. Капитан не мог объяснить, из-за чего вдруг у него возникало ощущение, что что-то обязательно должно произойти. Что-то должно им помешать, иначе все было бы слишком просто и идеально, а так не бывает. Никогда. И, как бы этого не хотелось признавать, подозрения Шона оказались не беспочвенными. Двадцать четвертого числа, за день до праздника, ему позвонил шеф и приказал долго жить, перед этим съездив в Миннеаполис по одному очень важному делу, не терпящему отлагательств. Капитан любезно попросил озвучить подробности дела, дабы он имел хотя бы первоначальное представление о том, ради чего бросает родных и близких в канун Рождества и срывается в карьер под названием Миннесота, но в ответ получил холодное «подробности узнаешь на месте» и последующие за ним оборванные гудки. Знаете, что ему хотелось сделать в ту самую секунду? Разбить этот чертов телефон о голову начальника, да так, чтобы тот зубами все кнопки пересчитал. Или засунуть ему его глубоко и надолго. Вместо этого мужчина вернул сотовый в карман брюк и при первой же удачно выдавшейся возможности сообщил жене, что вынужден в ночь уехать в другой штат по работе. Она, конечно, опечалилась, но возражать и уж тем более устраивать истерики не стала. Лишь помогла собрать вещи и попросила вернуться как можно быстрее, при этом здоровым и невредимым. С родителями и дочкой обещала разъясниться, за что Бэн был ей очень признателен. То был не первый праздник, который им приходилось праздновать без него. Все прекрасно понимали, что такая вот у него непростая и донельзя капризная работа, требующая к себе максимум внимания, но обиды все равно оставались. Как минимум по первому времени.
Не смотря на свободу на дорогах и хорошую погоду, Шону удалось добраться до Миннеаполиса только к восьми утра. Еще час ему потребовался, дабы сориентироваться в городе и найти полицейский департамент, откуда на него и поступил вызов. Не спавши всю ночь и не имея в запасе свободной минуты заскочить куда-нибудь и перекусить, мужчина соображал не так чтобы туго, но и не шипко то хорошо. Когда ему все-таки соизволили поведать о причине его командировки, он разочаровался не только в тех ребятах, что не просто просили, а буквально требовали от него помощи следствию, но и во всех правоохранительных органах. Причина заключалась вот в чем. Чуть более десяти лет назад тогда еще только новоиспеченный лейтенант Бреннан получил под руководство дело, как тогда все думали, сумасшедшего маньяка, который отстреливал своих жертв без какой-либо закономерности. Связать убийства удалось лишь спустя некоторое время, когда полиции удалось понять «личный почерк» преступника. Команда Бэна лезла из кожи вон, чтобы раскрыть это дело как можно скорее, ибо прокурор постоянно напоминал о своем нетерпении и регулярно действовал на нервы своими звонками начальству. На убийцу Шон и его ребята вышли совершенно случайно. Незамедлительно был получен ордер и прилагающееся к нему немое разрешение на «при попытке к бегству убить на месте». Однако, не смотря на тщательную подготовку, группа захвата упустила подозреваемого, который как будто заранее знал все их дальнейшие действия. В будущем, месяца через четыре после того неудачного задержания, появилась очередная жертва. Дело возобновили. Около полугода лейтенант занимался расследованием и даже однажды лицом к лицу встречался с убийцей, пусть в тот момент ни разу не подозревал о том, кем являлся стоящий перед ним человек на самом деле. Через шесть с лишним месяцев уже не маньяк, а самый обыкновенный наемный убийца залег на дно. Вместе с тем дело приостановили, а в последующем вовсе перенесли в архив. С тех пор прошло более десяти лет. Столько времени, что Шон не сразу и вспомнил, о каком таком неуловимом наемнике шла речь. Бравая полиция Миннеаполиса отчаянно пыталась доказать капитану, что у них есть новости по делу: целых три убийства за последнюю неделю, совершенные почерком того самого полоумного. Что думал на сей счет сам Бреннан? Как минимум то, что эта командировка ломанного гроша не стоила и являла собой лишь пустую трату времени – вопрос можно было решить одним телефонным звонком. Вместо этого капитану пришлось битый час объяснять молодым детективам и их недалеким начальникам, что почерки свежих убийств и тех, что были совершены наемников более десяти лет назад, различны, пусть при этом и похожи как две капли воды. Однако в них было больше различий, нежели сходств, но на сей факт все благополучно закрывали глаза. Закончилось все тем, что Шон вышел из департамента выжатый как лимон, из него за три с лишним часа бессмысленных споров высосали все жизненные соки. Стоя на своем до последнего, ему удалось доказать свою правоту, но то стоило немалых усилий и дюжего терпения, которое медленно, но верно подходило к концу.
Как таковая командировка закончилась, и Бэн мог с чистой совестью выдвигаться в обратный путь, вот только чувство как моральной, так и физической опустошенности не покидало его ни на секунды. Посему им было принято решение заехать по дороге в продуктовый магазин, закупить что-нибудь в дорогу и поехать, наконец, домой. Если поторопиться - он бы мог успеть рождественскому ужину. Однако, слоняясь меж прилавками и разглядывая пустым взглядом разложенные на них продукты, мужчина понял, что будет гораздо лучше, если дома он появиться к ночи, чтобы только быстро умыться и тут же рухнуть головой на подушку. Проходя мимо какого-то стеллажа (то ли с рыбой, то ли с мясом) Шон где-то вдалеке услышал знакомый голос, а уже через секунду почувствовал на плече легкий удар чужой руки. Вырвавшись из раздумий, он выпрямился и поднял взгляд на Джона Бейтса, капитана убойного отдела, отличного копа и просто хорошего человека, который, как оказалось, стоял меньше чем в шаге от него. Сначала Бэн думал, что обознался, но потом вспомнил, как лично дал Джону добро на несколько дней отпускных. И они оба оказались в Миннеаполисе. Странно.
- По работе, - бросил Шон как можно более дружелюбно, даже улыбнулся для приличия, пусть сделал этим только хуже. Его взгляд невольно зацепился за целую гору продуктов, лежащую в тележке, за которую по-хозяйски держался Бейтс. Он решил подготовиться к очередному концу света? Или накормить всех бездомных на планете? Кажется, капитан заметил взгляд Бреннана и тут же пояснил, что дело объяснялось одним единственным словом: бабушки. Шон имел общее представление о том, кто такие бабушки и как тяжело уйти от них без гостинцев, но при этом мог только гадать, основываясь на немногочисленных рассказах родителей, какими были его бабушки и дедушки. Однако одно он знал точно: Саре, его дочке, с ними несказанно повезло, что со стороны матери, что со стороны отца. – Сочувствую, - произнес мужчина в дружеской усмешке, - Так значит, здесь, в Миннеаполисе, живет твоя бабушка? Что-то я не помню, чтобы ты раньше брал отпускные перед Рождеством и срывался аж в другой штат.

+1

4

Наверное, никогда в жизни человек не существовал без сложностей в этом мире. Они были у любого, кого не возьми. Наставали, конечно, периоды, моменты, когда все шло превосходно, но потом на горизонте слишком неожиданно возникали они, трудности. Работа полицейского непроста, это больше испытание для самого работника и его близких людей. Не каждая мать смирится с выбором сына или дочери, не каждая женщина согласиться выйти замуж, ибо сама мысль о том, что его/ее могут отправить на тот свет в случайной перестрелке была ужасающей. Наверное, это и была одна из причин, почему лично я до сих пор был не женат. А вот Шон, имел самую настоящую семью, состоящую из родителей, жены и детей. Никак не могу взять в толк, как он гармонично сочетал все вместе. Однако сейчас, находясь в супермаркете Миннеаполиса, я заметил, насколько сильно устал мой шеф. Лица на нем не было, и даже натянутая улыбка не спасла положение. Знаю, что выездные конференции сущий ад, бывал периодически на подобных мероприятиях, но вот для руководителей отделов, наверное, было в разы хлеще. Не будем делать на его усталой физиономии акцент, я не тот человек, который будет копаться в чужих проблемах и настроении в супермаркетах. Вот где-нибудь в баре, за кружечкой пивка, самое то. На мгновение перевожу взгляд куда-то в сторону. Уловил странные звуки, но ничего подозрительного не заметил. И в этот момент Бреннан поинтересовался, почему я раньше не брал отгулы на рождественские праздники.
- Да, живет здесь активной жизнью, занимает активную гражданскую позиции и вообще, слишком активна. – Усмехнулся, вспоминая, как бабушка суетилась и носилась по дому, словно заведенный пропеллер. – Да, понимаешь, раньше ездили родители, а я избегал этой участи. – Да-да, напланируешь, договоришься, оформишь выходные, а потом тебе звонят и говорят, что все отменяется. Одному не смогли дозвониться, другой уже в Европе, третий в не зоны доступа и так далее. Короче говоря, кто-то сидит дома и празднует Рождество, а кто-то пыхтит над новым делом. – Да мама заболела, и доктор прописал строгий постельный режим. Отец, как добротная нянька, выполняет все указания и рекомендации. А оставлять бабулю без подарков нельзя. Ну и со словами – ты так давно у нее был – отправили сюда. – Сразу вспомнил, как мать сказала, что бабушка давненько жаждет увидеть своего внука. Негоже, большой мужик, а в гости на пирожки приехать не может. Я лишь разводил руками, говоря, что у меня работа, пускай даже отец и понимал меня, зато мать постоянно сетовала.
В очередной раз до моих ушей долетает какой-то звук. Я нахмурился, потому что это было, по меньшей мере, странно. Звук не был похож на шорох, товар никто не переставлял (да и не будут этим заниматься в Рождество). Повернул голову в сторону звуков, а обзор закрывал стеллаж с продуктами. Однако следующие события, развивающиеся весьма быстро, донесли до сознания, что за звуки я слышал. Громкий визг какой-то молодой девчонки, а затем выстрел, заставили меня инстинктивно прижаться к стеллажу и выхватить из-за пазухи пистолет. Твою мать, даже здесь, в другой штате, «приключения» не могут обойти меня стороной. Кидаю на Шона обеспокоенный взгляд, а затем, продвинувшись вперед, выглядываю из-за стеллажа. Перед глазами открылся вид на кассы, где двое ребят, облаченный в черные одеяния, с масками на головах, трясут пушками перед кассиршей, лицо которой было залито слезами.
- Ограбление. – Констатация факта, не более. Я напрочь забыл о том, что секундой ранее держался руками за тележку с продуктами. Мое внимание полностью переключилось на грабителей. В мгновении ока принимаю решение, что пора вмешиваться. Думаю, что Шон был солидарен. Оцениваю ситуацию. Бежать через пролет с криком «полиция, бросьте пистолеты» бессмысленно. Один четкий выстрел и ты труп. И я избрал другой вариант. Обхожу стеллаж с другой стороны и начинаю медленно, но уверенно двигаться в сторону касс, прислушиваясь ко всем звукам. Кажется, кто-то решил добровольно спасти положение. Еще один выстрел и по залу разлетается голос раненного мужчины. Можно похвалить за смелость, конечно. Понимаю, что сами грабители находятся на нервяке, иначе бы не стали палить по всем. А ведь в магазине были и дети, плачь которых стал доноситься до моих ушей. Наконец-то дошел до той точки, за которой оставалось только повернуть и все. Вижу, что посетители лежали на полу, кто сидел и крепко прижимал к себе детей. Делаю вдох, затем аккуратно выхожу из-за угла, приложив палец к губам, что бы посетители не заорали, как чумные. Еще один шаг и я у цели.
- Брось пушку. – Стальным голосом произношу я, уперев в голову одному из грабителей свой пистолет. Тот замер, а второй, развернувшись ко мне лицом. Направил свой пистолет на меня, со словами, чтобы оружие бросал я. Ага, сейчас, мечтай, чувак. – Переговоры? – Не убирая пистолета, произношу я. Одной рукой схватил того, кого держал на мушке, за плечо. Замечаю Шона, что двигался по направлению к нам, но, кажется, тот, которого держал я, тоже заметил Бреннана и, громким, писклявым голосом, заорал, а затем дернулся в сторону. Я лишь вовремя успел увернуться от пули, что просвистела над головой.

+1

5

Незапланированная командировка оборачивалась совсем не так, как предполагалось изначально. Каждый раз, когда выпадала подходящая возможность, она позволяла себя затягиваться и подкидывать все новые и новые сюрпризы, которых капитан совсем не ждал. Все, что ему хотелось на тот момент, это купить чего-нибудь съестного в дорогу, сесть за руль и через несколько часов оказаться дома, в теплых и успокаивающих объятиях любимой жены, которая обязательно войдет в положение супруга и спасет его от необходимости развлекать за ужином родных, в кои то веки собравшихся вместе за одним столом. Шон не мог и на секунду представить, что бы делал без Аланы, без ее любви, без ее понимания; как бы выкручивался и вообще существовал, не будь ее рядом. Однако она была рядом, всегда; в нужный момент всегда подставляла свое хрупкое плечо и поддерживала мужа, порой соглашаясь с ним даже тогда, когда была в корне несогласна. Она мирилась с тем, что считала неправильный, так же как он не замечал ее недостатков. Наверное именно поэтому семейная жизнь для них не была тяжким бременем, лютым проклятьем или непосильной ношей, от которой можно было отказаться одной корявой подписью на документах о разводе. И если бы не одно обстоятельство, в корне омрачающее их представление об истинном счастье, они бы могли...стать по-настоящему счастливыми.
Забившись в бесконечные размышления и незримые надежды о скором отдыхе, капитан едва улавливал смысл того, что пытался до него донести Джон. Бэн изо всех сил старался сосредоточиться, но выходило от силы на дохлую троечку. Сквозь наступающие дремоту и сонливость до него едва ли что-то доходило; со стороны он, конечно, казался полностью увлеченным беседой, даже не смотря на то, что выражением лица оставался неизменным, вот только его интерес, к сожалению, ограничивался желанием как можно скорее пресечь разговор, извиниться за проявленную бестактность, если бы она все-таки имела место быть, и наскоро удалиться. - Отбывать наказание, - подытожил мужчина объяснения друга, после чего мысленно вернулся к тем чертовым трем часам, пущенным под хвост коту, надравшемуся валерьянкой, в полицейском департаменте Миннеаполиса. Бреннан и сам не мог понять, почему ему вдруг снова захотелось вспомнить те бесчисленные минуты, которые, казалось, растянулись тогда на целую вечность, когда он пытался доказать необразованным чурбанам сколько будет два плюс два и зачем удава мерили попугаями, если мерить мартышками было бы втрое быстрее и практичней. Одним словом, Шон пытался объяснить коллегам то, что испокон веков не требовало объяснения. Какие он только методы не перепробовал: сравнение результатов экспертиз, составление графиков убийств нынешних и тех, что датировались десятилетней давностью, использование в качестве наглядного примера других похожих случаев, выявление всех различий на интерактивной доске, неоднократное пережевывание неизменных фактов и так далее. Однако даже тогда капитану пришлось поднапрячь фантазию и запастись недюжинным терпением, чтобы самолично кого-нибудь не застрелить.
Честное слово, если бы не Джон - Бэн вряд ли бы сообразил что к чему. До того момента, как до его слуха донеслось дружеское "ограбление", он и представить не мог, что ирония судьбы окажется настолько безжалостной. Ну какое к черту ограбление в Рождество? Неужели грабителям заняться больше нечем, кроме как наживать на свои пятые точку кучу неприятностей, а именно двух капитанов полиции, один из которых готов был добровольно податься в заложники? Курам на смех! Капитан Бэйтс в ту же секунду полностью переключился на грабителей. Что же касалось капитана Бреннана, то он сначала несколько раз подумал, прежде чем приступить к хоть каким-то действиям. Если бы не усталость, атаковавшая мужчину еще с десяток часов назад, то может быть адреналину и удалось бы разогнать по организму застоявшуюся в покое кровь. Посему реакция начальника убойного отдела была несколько заторможенной и вряд ли адекватной, особенно если смотреть в сравнении с той, что показывал Джон. Послышались выстрелы, эхом разлетевшиеся по всему магазину и заставившие покойную тишину разразиться криками и отчаянными визгами попадавших на пол заложников. Шон лениво проверил пустующую кобуру и удручающе выдохнул, обреченно повесив голову. Только этого ему не хватало. Несколько попыток взять себя в руки успехом не увенчались. Мысленно капитан осыпал проклятиями всех тех, кто имел несчастье попадаться "под руку" в его чертогах памяти и, отыскав взглядом Бэйтса, стал двигаться в противоположном направлении, обходя стеллаж с продуктами, разделявший их и обезумевших грабителей, с другой стороны. Ступал он аккуратно, не создавая лишнего шума, пусть и без особой охоты. За это время он успел набрать здешнюю полицию и сказать им пару ласковых. На геройства его что-то сегодня совсем не тянуло, что нельзя было сказать о Джоне. Капитан Бэйтс за время бездействия начальника успел незаметно подкрасться к грабителям и взять одного из них на мушку. У второго Шон к тому момент стоял за спиной, только это совсем ничего не давало. Поступившее предложение переговоров было отклонено начавшейся стрельбой. И все было бы хорошо, даже замечательно, если бы хоть оружие имелось в наличии. За неимением другого выхода, капитан пустил в бой импровизацию. Когда второй грабитель, за спиной которого он до сего момента находился, обернулся и уже был готов проделать в Бреннане пару зачетных отверстий, хранитель правопорядка резко схватил того за запястье и с силой и характерным вывиху звуком вывернул его - пальцы бедолаги разжались в болевых судорогах и выронили пистолет, который тут же был прижат ботинком полицейского. Еще мгновение, и Шон с особой охотой познакомил грабителя с первым попавшимся под руку товаром; им оказалась уцененная сковорода, весьма тяжелая и с неудобной ручкой; Алане бы точно не понравилась, подумал капитан, подхватывая с пола пистолет и пробивая внезапным выстрелом лодыжку первого грабителя, коим занимался Джон. Бэн прекрасно понимал груз той ответственности, кою он взвалил на себя выпущенной пулей, вот только тогда его это совершенно не волновало. Тогда он искренне надеялся, что его друг быстренько скрутит нападавших и избавит его от необходимости снова пускать в ход оружие. - Ну что, все в войнушку наигрались? Или кто-то жаждет продолжения? - Глухой звон наручников, появившихся в руках капитана, послужил прямым предостережением, если не угрозой. - Бэйтс, ты цел? - Вдруг ненароком задел...

+1

6

- игры нет больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the best of all gifts ‡или ограбление по Минесотски