Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
- Хей! Ты тут случайно не вздумал расслабиться?! - Переводя почти грозный взгляд на друга, возмутилась Тори по поводу его сонной ленивой неряшливости.
Вот так настроение рыжей изменчиво, как вода - еще секунду...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » 03 Заговор чувств ‡innamoramento


03 Заговор чувств ‡innamoramento

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

предыдущие события >>>
[AVA]http://funkyimg.com/i/27qeE.jpg[/AVA][STA]нежный цветочек[/STA]
http://funkyimg.com/i/26Lnm.png

Участники: Jason Westwood & Ange Arando
Место: прекрасный город Сакраменто, ночной клуб "El Dorado"
Время:  12 сентября 2015 года, суббота
Время суток: около 23-00
Погодные условия: тепло и сухо, +19
О флештайме: What is a youth? Impetuous fire.
What is a maid? Ice and desire.
The world wags on...


http://funkyimg.com/i/26Lnu.png

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B3d1l0Bf7fdg2B51s&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B3d1l0Bf7fdg2B51s&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

Отредактировано Ange Arando (2016-08-18 00:59:53)

+1

2

[AVA]http://funkyimg.com/i/27qeE.jpg[/AVA][STA]нежный цветочек[/STA]

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2u4drBf7fdg2Bgd9&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2u4drBf7fdg2Bgd9&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

http://funkyimg.com/i/26Mtq.png
Дымка, исходящая ото льда в ведерке, гипнотизирует и манит. Хочется перегнуться через барную стойку, у которой я стою, взять кусочек затвердевшей воды и засунуть его в глотку Мартину, вместо того, чтобы мило ему улыбаться, потягивая Голубую лагуну, и изображать заинтересованность.
На мне платье и туфли Эйме, аромат Эйме, помада Эйме, только вот я – не Эйме. И у меня уже есть план, как сделать так, чтобы Мартин обходил нас обеих за милю.
Один раз я так уже поступила – отвадила парня от сестренки. Тот блондин не нравился мне. А этот шатен надоедал Эйме звонками и смсками странного содержания. Как будто он уже распланировал их с Эйме жизнь на ближайшие пять лет. Не учел одного - меня. В прошлый раз я покаялась почти сразу, в этот раз я отделаюсь от «кавалера», но систер будет считать, что Мартин смирился с не_взаимностью.
- Хочешь еще потанцевать? – спрашивает, как будто дразнит, но его масляные глазки меня не проведут.
- Да, конечно, - мой бокал почти пуст и я оставляю его в покое, отдаю на откуп местным работникам драйва и отрыва - я же не просто так притащила тебя сюда. Танцы сближают, раскрепощают… настраивают на доверие,  - говорю с придыханием, касаясь кончиками пальцев его рубашки.
Не просто так. Танцы - декорации, чтобы заставить его показать истинную натуру. Весь клуб был декорацией для моего маленького представления, а режиссер – отличным другом.  Я редко кому доверяла, но Скарре-младшему как-то удалось оказаться в списке особого ранга. Возможно, я бы доверила ему Эйме... Ненадолго..
- Тогда я на секундочку, - он расплывается в улыбке и явно пошлых мыслях, уходит.
Следя за ним, отмечаю направление, и подзываю пальчиком Тома, бармена. Наклоняюсь к нему и на ухо интимным тоном прошу дать ручку. На салфетке черкаю «не скучай», оставляю след помады в форме поцелуя, и отдаю Синди, официантке, указывая на управляющего, разговаривающим с кем-то из особо важных гостей.
Вижу, как он берет салфетку, раскрывает ее, не отрываясь от разговора, читает и убирает в карман пиджака. Он вовлечен в разговор, в создание атмосферы клуба, но мой мысленный взор четко вырисовывает интонации и усмешку Хейдена в привычном ответе на привычную фразу:
- Ничего не обещаю. Позвони.
Позвонить, сказать, что мои ночные приключения окончились хорошо - негласный пункт наших взаимоотношений. Он заботится обо мне с самой первой встречи, но, в отличие от отца, никогда не раздражает. Я почти закончила наслаждаться мыслями о Скарре, как ощущаю ладонь на своей талии. Оборачиваюсь, изображая удивление, и вижу Мартина. Перехватываю его прикосновение своей рукой, переплетаю пальцы и веду на танцпол, в самый центр. А ладонь у него потная, как и думала.
Мы движемся в толпе, ловя телом и разумом ритм, басы и свет прожекторов. Наша энергетика смешивается с энергетикой других танцоров, подхватывает и несет по волнам удовольствия и драйва. Я протягиваю к нему руки, кладу ему на плечи и тяну на себя, медленно проводя нас до какой-то колонны. Упираюсь в нее спиной, выгибаюсь всем телом, приглашая его к поцелую. Все это время он неотрывно следовал за мной с искренней порывистостью и неуклюжестью начинающего сталкера. И отказаться от предложения он просто не способен. Один несмелый поцелуй, следующий смелый, жадный, подавляющий. Он прижимает меня, наваливаясь и лапая. Воспоминания о похожей ситуации, бросают в дрожь, но я сдерживаю порыв сбросить его с себя. Трансформирую агрессию в предвкушение его поражения и мягко выскальзываю из под него, беру за руку и веду за собой от огромного зала в фойе. Плана нет, но загруженность персонала дает мне шанс на импровизацию. Вижу дверь заднего входа, которая вот-вот закроется доводчиком, мы бежим к ней. Шатен успевает в последнюю секунду схватиться за ручку, оглядывается и галантным жестом приглашает пройти на место собственной казни.
Здесь темно, нет камер видеонаблюдения, пустынно, только вдалеке виднеются мусорные баки и брошенные рядом картонные упаковки из-под вина. Да, оставить его здесь - самое место.
Толкаю его к стене, каждое движение во мне сочится неприкрытой сексуальность. Для него я люблю быть сверху. Он удивлен, но позволяет перехватить инициативу. Одной секунды достаточно, чтобы он пожалел об этом. со всей силы бью его по корпусу. Успеваю нанести два удара, как он сгибается и удар локтем приходит ему в челюсть. Закрывает лицо руками, и я ударяю в солнечное сплетение, вслед удар коленом в пах. И он падает к моим ногам. Смотрю секунду сверх, наклоняюсь над ним, упираясь руками в стену и говорю совершенно спокойным голосом:
- Забудь об Эйме. Никогда ей больше не звони. Никогда ей не пиши. Слышишь меня, Мартин? - он вздрагивает от своего имени, но изображает несознанку, - ты утомил мою сестренку и я посчитала нужным донести ее просьбу до тебя.
Со всей силы впиваю каблук в ногу чуть выше колена, ненадолго, но достаточно, чтобы он заскулил.
- Мартин, говори со мной, иначе я продолжу, - голос становится обманчиво-просящим, - хотя бы кивни.
Мы оба знаем, что это приказ. Даю ему еще несколько секунд, внимательно следя за его болезненной медлительностью. Все-таки он мужчина и я сейчас выигрываю исключительно за счет неожиданности. Он дергано кивает и я искренне надеюсь, что мне не нужно будет продолжать урок.
- Вот и славно, - наклоняюсь к нему, чтобы помочь подняться, - сейчас мы вернемся в клуб и я вызову тебе такси. Будь лапочкой, не делай глупостей. Я ведь и сломать тебе могу что-нибудь случайно.
Приврать извращенцу, припугнуть маньяка никогда не помешает. Это мое глубокое убеждение, оставшееся с прошлой встрече с Шоном.
Шатен тяжело дышит и не смотрит на меня, даже когда принимает полностью вертикальное положение. Кажется, именно полная сосредоточенность на Мартине была залогом моего ведущего положения. Мысль о Вествуде беспокоит и дразнит, ввинчиваясь в реальность тет-а-тет, нарушая сложившийся баланс. Если бы не совпадение, если бы не это,.. не знаю, смогла бы я позвонить Хейдену и сказать, что со мной все хорошо...
Одновременно случается две вещи, Мартин заносит надо мной руку для удара, воображение рисует траекторию удара прямо в грудную клетку и мое падение на землю, и его руку перехватывает другая рука  - с черным лаком на мужских пальцах.
- Привет, крошка, - никогда еще я не была так рада слышать этот хрипловатый голос...

Отредактировано Ange Arando (2016-02-11 23:10:10)

+3

3

[AVA]http://funkyimg.com/i/27j5F.gif[/AVA]look like Sean and me
_ _ _
Fütter mich, gib mir mehr.
Fütter mich, ich bin leer.
Ich ess alles, was du willst, bis du meinen Hunger stillst.
Fütter mich, fütter mich, ich will mehr. *

_ _ _

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B3cbonB5mmeq0Bkhp&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B3cbonB5mmeq0Bkhp&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

... Медитация. В позе лотоса я сидел на полу и слышал, как из маленькой комнаты доносились удары. Ты колотил грушу слишком усердно. Я чувствовал, как учащается наш пульс и бежит ток по венам. Я учился вместе с тобой держать себя в руках. Вторил "10 заповедей" и пытался переключить нас на другую волну. Я представлял шум прибоя, считал до сотни. Потом рисовал в своем воображении лес, а за стенкой все так же боксерской груше наносились удары. Раз-два. Раз-два.
Твоей колоссальной агрессии хватило бы на половину земного шара, но тогда была бы очень большая вероятность того, что нас используют. А впрочем, нас и так пользовали, как минимум - Сьюзен.
Я слышал твой голос, когда ты ворвался в моё пространство:
- Ты начал медитировать? И как, помогает? - ты насмехался надо мной, а я продолжал верить, что смогу вырвать тебя из собственного сознания.
Я слышал, как ты меряешь шагами наше жилище. Ты напевал себе что-то под нос, натягивая майку. Приоткрыв один глаз, я твердил:
- Тебя нет. Тебя нет. Ты плод моей фантазии, - крутил головой, пытаясь избавиться от галлюцинации, - ты не существуешь. Шона нет и никогда не было.
Я сам себе назначал список медикаментозного лечения и расписывал курс медитации. Я лечил собственную больную душу и сейчас твердил очевидные вещи, а ты пропел мне на ухо:
- Одолжишь мне шляпу? Все-таки ответственный момент. Первое свидание и все дела...
Я игнорировал тебя, стараясь загнать это в привычку. Это должно было произойти. Рано или поздно, но должно. Правда в какой-то момент я не выдержал и процедил тебе сквозь зубы:
- Это кощунство, а не свидание. Ты не способен ни на что, кроме насилия, - а потом продолжал считать и прогуливаться выдуманным мной лесом.
- Не на ту тропинку вышел, святоша! В этом лесу только одна верная дорога и ты с нее сошел очень давно...
Тогда я открыл глаза. Я был дезориентирован и не понимал, где реальность, а где мое воображение. Кто из нас существовал в реальности? И кто доминировал? Кто я? Джейсон или Шон? Ты разводил руками и по привычке оттопыривал нижнюю губу. В одном я был уверен, я - медитировал. Это было так же реально, как и мои апартаменты. Точнее, вплоть до того момента, пока ты не одел шляпу и не выдохнул возле двери:
- Буду поздно, святоша. Подрочи сегодня за меня.



Schieb mir Futter in die Kehle
und ich würg es wieder rauf.
Gib mir Futter für die Seele,
denn mein Hunger frisst mich auf. **



http://funkyimg.com/i/26Kv8.gif

... Не было никакой медитации. Я помнил нашу маленькую комнату в недрах склада-квартиры. Стены на ней по прежнему были до основания забиты вырезками из газет, выписками из клиник и тюрем. Хроника всего нашего семейного древа, включая и самого братца Кевина, племяшки Райден. Всё это хранилось в нашем кабинете вместе с боксерской грушей. Я наносил удары и в моей голове отрывками проносился твой долбанный лес. Он перебивал мой бурный поток мыслей и пытался забить до основания жалкой сущностью преподавателя-святоши. Я прогонял тебя, как наглого бездомного и считал каждый удар. 

Время поджимало. Я прекрасно помнил. Эльдорадо - место золотой молодёжи. Откуда я о нём знал? Крошка Райден, всё дело в ней. Я был там однажды, когда следил за ней.
Найти нужный переулок для меня не составляло труда, ведь я гораздо лучше ориентируюсь на местности, отчетливо помня все повороты. Правда, с названиями всё абсолютно не так. Я всегда забываю их.
Я прихожу вовремя. Это мне досталось от тебя, святоша. Ты так любишь пунктуальность, мой несносный и набожный друг. Тогда я курил, ожидая ее. У меня были планы на всю ночь, но я прекрасно знал, что ты всё равно сунешь свой паршивый нос в мои дела. Ты так любил подглядывать в щёлку и бесил этим не раз. Поэтому я решил оставить при себе всё, что запланировал во имя своей неадекватной любви. Медитируй и дальше, ищи свой выход из лесного лабиринта, а я подкину тебе дровишек в огонь.
Моя персональная дева Мария, наконец, явила миру себя. И не одна. Кажется, сегодня мне зарядили по яйцами в очередной раз. Заскрипели зубы в темноте и огонёк сигареты вместе с ней упал под ноги. Я не любил делиться, особенно тем к чему привязывался. Я чувствовал, как адское пламя начало пожирать во мне весь твой лес и тебя самого. Ощущал биение пульса, что учащалось с приливом адреналина в крови. А потом я услышал имя. Эйме. Понятия не имею, кто это. Я упустил сей момент, растворяясь в блаженном чувстве агрессии. Только она давала мне возможность чувствовать и прикасаться к реальности, не считая конечно секса, к коему я питал великую слабость.
- ... будь лапочкой, не делай глупостей. Я ведь и сломать тебе могу что-нибудь случайно.
Я облизывался. Она была так прекрасна в ярости. Жаль, что я не испытывал ни разу ее страсть на себе. Моя собственная Пандора и Астарта*** в одном лице. Она пробуждала во мне истинную сущность, которую ты пытаешься скрыть от этого мира. Я с наслаждением наблюдал за этим инцидентом со стороны. Она многому научилась за время нашего общения и это льстило моему дьявольскому самолюбию. По истине восхитительный подарок для такого порочного существа, как я. Истинная прелесть в раскрывшейся агрессии невинного Ангела. Но я недооценил щенка, коему досталась вся эта термоядерная смесь от крошки Мики. Тогда я вышел из тени...
- Привет, крошка, - это было последнее перед тем, как я сорвался.
Кровавая пелена, она застилала мои глаза. Перехватив руку мальчишки, я вывернул ее и тем самым заставил его подчиниться. Я мысленно разрывал его на части, а тем временем в реальном мире рычал в ее сторону:
- Убирайся отсюда, - это было злобное рычание обезумевшего зверя, коим я являлся по своей природе.
Она снова видела мою истинную сущность, голую и лишенную приторной лжи. Я был таков, каким являлся. Зацепившись взглядом за нательный крестик, что выбился из-под рубашки парня, я вцепился зубами в цепочку и оставил на коже свой след. Холодный металл, я вырывал его с корнем и выплевывал назад, как и саму веру во всевышнего. Это пробуждало во мне зверский апетит и кровожадность, сводило с ума и будоражило. Швыряя с силой незнакомца на землю, я наступал каблуком на крестик и вдавливал его в грязь. Топтал, как и никчемную попытку Джейсона избавиться от меня. Рывок, другой. Слишком быстро для него и так привычно для меня. Я бил каблуком в живот, в солнечное сплетение. Моя любимая стадия агрессии, скажу вам так. Второй удар пришелся ладонью в нос. Вцепившись пальцами в затылок и удерживая его, я пошел лбом на таран. Удар, а потом опять с ноги. Дай мне несколько минут, святоша. Заткнись и просто дай пару минут, пока он не испустит свой поганый дух.
В это время ты молился. Я слышал это, нанося удары ногой по важным органам и отбивая их к чёртовой матери! Это мой манифест. Мой собственный суд и трибунал. И так было с каждым, кто переходил нам дорогу. Так будет с каждым, кто осмелится прикоснутся к тому, что принадлежит мне...
Я вошел в раж и не чувствовал рамок. Вседозволенность опьяняла и возбуждала. Свобода от тебя, святоша, похлеще экстаза и наркотического опьянения. Я собирался довести дело до конца. Наступив на глотку ублюдку, я переносил всю тяжесть именно на эту ногу.
В какой-то момент я прекратил. Тупая и ноющая боль в затылке замедлила меня. Резко оборачиваясь, я отвлекся.
_ _ _
* Накорми меня, дай мне больше!
Накорми меня, я голоден!
Я съем всё, что захочешь, пока ты не утолишь мой голод.
Накорми меня, накорми меня, я хочу больше!
** Затолкни мне еду в горло,
И я снова, давясь, проглочу её.
Дай мне пищу для души,
Мой голод пожирает меня.
(нем.)
*** Астарта – владычица мёртвых душ,
демоница наслаждения и похоти.

Отредактировано Jason Westwood (2016-02-01 17:30:15)

+1

4

Одна мужская фраза на всё:
Я все решу, не кипишуй.

[AVA]http://funkyimg.com/i/27qeE.jpg[/AVA][STA]нежный цветочек[/STA]
Никогда еще я не была в таком ужасе, как сейчас - видя, как Шон заламывает парня. Даже не смотря на то, что только что Мартин мог отправить меня в нокаут или я могла умереть от неизбежного столкновения с асфальтом.. Перспектива собственной смерти не была настолько кошмарной, как видеть мучения другого человека. Бесконтрольная эмпатия заломила мне руку и заставила мысленно выгнуться, в то время как это происходило с бывшим недоброжелателям Эйме. Все удары брюнета я проецировала на себя...
Наша с Мартином схватка была честной. У каждого из нас было равные шансы: эффект неожиданности против физического преимущества. У Шона было и то и другое. Даже если бы мы вдвеем боролись против него, он бы размазал нас по стенке, не особо напрягаясь. Я помнила это с нашего знакомства, когда он в одиночку избил троих ублюдков.
У меня не было «возможности» рассмотреть его навыки в плотной темноте парка. Адреналин кипел в крови, отметая необходимость помнить детали. Тогда мы просто сбежали. Сейчас же гормон страха отыграл свое и я видела каждое движение с  драматичной замедленностью. Как будто Вселенная всерьез собралась научить меня думать о последствиях.
Его рык в мою сторону не имел никакого эффекта. Я замерла на месте, зажимая руками рот. Я боялась закричать, боялась привлечь к нам лишнее внимание. Будь здесь только Мартин, я бы могла как-то выкрутиться, но бедствие набрало неконтролируемый масштаб.
Тем временем Шон сорвал какую-то цепочку с шеи жертвы, бросил ее на пол, и несколько раз наступил не нее. Мне повезло, что Шон бросил несчастного в противоположную от меня сторону, перемещая место преступления подальше. Я даже не пыталась остановить эту ярость. Подсознание подбрасывало ощущение сдавленного горла и ломоты в спине, но бездействовать я не могла… В нескольких метрах от нас находилось несколько мусорных баков, за ними проход на улицу, откуда наверняка и пришел брюнет.
Я вижу в картонных отбросах блестящее горлышко бутылки, бегу к ней, доставая из сумки носовой платок, на бегу хватаю бутылку, но не возвращаюсь, а бегу прочь, до дороги. Бросаю бутылку в ближайшую машину, немедленно вызывая вой сигнализации, бегу обратно, к бакам, хватаюсь за новую стекляшку и несусь к новой цели.
Руки не слушаются, - вырубить его сегодня не входило в его планы, - и я ударяю по затылку Шона в полсилы. Сработало! Он прекращает давать на горло Мартина ногой и оборачивается. Сжимаю бутылку крепче, голос звучит глухо, но твердо:
- Уходим. Где-то сработала сигнализация, - его взгляд медленно ползет по мне.
Энергетика злости разит от него огромными волнами, бьется о мое тело, но я не поддамся, не отступлю.
- Джейсон Шон Вествуд, -  я пробую методику отца, потому что в голове пусто, словно сознание готовит почву для глубочайшего отчаяния и ступора, проговариваю каждое слово медленно и отчетливо: - где-то сработала сигнализация. Скоро здесь будет охрана или полиция. Нам надо убираться отсюда.

Отредактировано Ange Arando (2016-02-01 13:50:39)

+1

5

[AVA]http://funkyimg.com/i/27j5F.gif[/AVA]
Я поцелую провода и не ударит меня ток.
Заводит молния меня, как жаль что я ее не смог.
По небу дьяволы летят, в канаве ангелы поют,
И те и эти говорят: "Ни там, ни тут!"
*
———
... Эта тупая боль, она выводила меня из себя! Похлеще плети или кнута, самая настоящая пытка. Мне было насрать на сигнализацию, я слышал ее сквозь громкий набат в голове. Я знаю, святоша! Твой долбанный лес сгорал вместе с никчемной попыткой забить агрессию как можно глубже. Так же горел я, изнутри. Это пожарище невозможно сравнить ни с одной пыткой инквизиции, которую могло придумать человечество. Невыносимая боль в затылочной части с унылым, монотонным тук-тук.
Тук-тук.
Я смотрел на нее взглядом полным ненависти и недоумения. А она отчитывала меня, как мальчишку. Как сопливого и жалкого пацана! Она - катализатор моего всплеска; причина всех причин. Моя персональная проблема в красном, как тряпка для быка, платье. И она мне приказывала?
Переступая через полуживого мудака, я направился в ее сторону. Я знаю, святоша. Я слышал тебя всё это время. Но позволь и мне сказать тебе: иди на хер, святоша!
Брел за ней с одной лишь целью: встряхнуть девчонку так, чтобы она больше никогда не встала. Моя любовь, милая - она такая, да. Во мне хватит жара, чтобы вызвать извержение вулкана Везувия. Я - бомба замедленного действия, и ты сейчас очень умело ускорила момент взрыва. Она уводила меня за собой, словно шавку вела на поводке. Я же мысленно сворачивал ее тонкую шейку, упиваясь удовольствием.

Это разочарование. Наше далеко не первое недопонимание друг дуга. Ведь именно она спровоцировала меня, и я хотел спросить ее об одном. Я нагнал Мику лишь за поворотом, где еще недавно парковал своего стального друга. Схватив девушку за руку, я заставил ее подчиниться. Смотрел в глаза и спросил:
- Зачем? - мы оба знали, это была провокация.
- Так было нужно, - ее голос дрожал, как и сама она, - я бы и сама справилась. Я думала, что разделаюсь с ним до встречи с тобой.
- Не думай больше, - подойдя вплотную к девушке, я добавил: - Мне запала в душу далеко не та "амазонка", которую ты из себя сегодня строила.
Я не лгал, но в этом была своя толика неверных слов. Экспрессивный выпад, как способ заглушить в себе желание свернуть ее нежную шею. Я убеждал себя, зная о возможных последствиях. Злость не проходит бесследно, как и адреналин. Отпустив резко ее руку, я отошел в сторону. Вдыхал полной грудью сентябрьский воздух с толикой разгоряченного асфальта и остатков знойного лета. Научи меня, святоша, считать до ста и представлять лес вместо рек крови.
И больше ни слова. Молча доставал из кофры шлем, смотрел на него, потом на нее. Отправив шляпу на место шлема, и застегивая обрезанные перчатки, молчал. Садился на байк и молчал. Протягивал ей шлем без единого звука. Это не было в моем приоритете, этим у нас страдал ты святоша. Но это был единственный вариант, чтобы не убить девчонку. Я завел мотоцикл и взревев, мой стальной друг выпустил клуб дыма. Только тогда я обернулся и рявкнул в ее сторону:
- Садись! - это был приказ, а не просьба.
Он терпел неповиновения, как и я сам. [float=right]И мне будет не больно смотреть свысока
И мне будет прикольно нырять в облака
Словно в синее море куда ты уплыла
Научившись как я нырять в облака
**
[/float]Однажды ты спросил меня: откуда во мне столько ненависти? Ты даже не понимал, что сам вызвал весь спектр этого гнилого чувства. Все дело в генетике, воспитании и морали. Так говорили твои книги и специалисты. А я? Я напомню тебе, что во всем виноват ты сам. Ты слишком много задавал вопросов и не слушал при этом того, что я пытался тебе донести. Изначально я был голосом из твоего далекого детства. Обычным голосом истины, которую ты удачно перевернул и раскрасил так, как было выгодно тебе самому.
Мы выехали на трассу, и я набирал скорость, чувствуя как ток искриться в наших венах, как ревет мотор. Я чувствовал ее за своей спиной и увозил подальше. Я хотел так же увезти Райден, однажды. Забрать из цепких лап этого ничтожного города, подальше от лживых людей. Несомненно, я видел в Мике черты своей племянницы и этим она, сама того не зная, зацепила меня больше всего.
Сегодня ночью мы нарушили не одно правило, святоша. А впрочем, я ведь был создан нарушать и ломать. Свистел ветер и мы пресекали двойную сплошную. Резко и импульсивно, как умели только мы. Набирали скорость так, словно, хотели разбиться этой ночью. Все дело в адреналине. Он смешался с бензином в недрах бензобака, пульсировал в наших жилах и застилал пеленой глаза. Жажда и только она. В какой-то момент я даже забыл, что блондинка сидела сзади меня. Охваченный этим всепоглощающим чувством, я не сразу почувствовал ее активность за своей спиной...
———
* Агата Кристи - Ни там, ни тут
** Разные люди - 15 ножевых

Отредактировано Jason Westwood (2016-01-29 15:41:52)

+1

6

[AVA]http://funkyimg.com/i/27qeE.jpg[/AVA][STA]нежный цветочек[/STA]
Не дожидаясь его реакции, делаю шаг назад, направляю. Словно гипнотизирую черную мамбу. Я не бегу. Даю внутренний приказ. Если побежать, спровоцирую новый всплеск агрессии, как прошлый раз. Отмеряю скорость для каждого плавного жеста.
Искалеченного человека на земле игнорирую, он для меня безымянная кукла. Ледяная тварь во мне удовлетворена. Нет предела наказаний для тех, кто желает навредить моей семье. Она сворачивается в солнечном сплетении в клубок, чтобы заснуть до следующей необходимости. Это значило, скоро я буду дрожать от шока как осиновый лист.
Проходим мимо мусорки, я бросаю бутылку обратно в картон и странно радуюсь, что на каблуках мне всегда плохо бегалось. Мы выходим на улицу и темноты переулка. Свет фонаря почти ослепляет, я интуитивно выбираю сторону противоположную звукам сигнализации. Хочу закрыть уши руками, сбавить громкость мира, но останавливаю себя от всяких провоцирующих жестов.
Я не жертва, я не жертва, я не жертва, повторяю про себя со злостью и отчаянием.
В какой-то момент брюнет останавливается сам и останавливает меня, схватив за руку:
- Зачем? – нелепый вопрос.
Зачем я притащила Мартина на задний двор? Зачем Шон избил его до потери пульса? Или зачем я не дала довести парня до смертельного одра? Хочешь услышать тварь, которую живет во мне, которую я не побоюсь выпустить против тебя. Дай только мне повод, хотя бы намек!!
- Так было нужно, - голос подводит, я пытаюсь прокашляться, но уверенности в ответе от этого не становится меньше, - я бы и сама справилась. Я думала, что разделаюсь с ним до встречи с тобой.
Опираюсь назад, вдавливаю каблуки в асфальт, как будто они моя дополнительная опора, напрягая руку, за которую он схватил меня. Это неприятно, но я стерплю. Ради Эйме. Ради возможности прожить с ней долгую и счастливую жизнь. Все его словесные и тактильные проявления прошлых встреч привели к дикому нежеланию, чтобы он ко мне прикасался. Терпеть не могу, когда ко мне прикасаются без спросу.
- Не думай больше, - расстояние между нами сокращается, внутренне готовлюсь к сопротивлению. - Мне запала в душу далеко не та "амазонка", которую ты из себя сегодня строила.
Его реакция слишком уж откровенна и наводит на мысль о заведомом обмане, попытке произвести пафосное впечатление. Оказывается, он остановил меня около своего байка. Видимо на нем и приехал. Достает один шлем и во мне ураганом проносится облегчение, что он сейчас просто уедет. Тушить «внутренний огонь» или как там называется состояние мужчин, когда они готовы башкой проломить кирпичную стену? Протягивает мне шлем, машинально беру его. Не хочу его злить или лишний раз раздражать. Одеваю сумочку на длинном ремне через плечо, затем шлем, вроде делаю все быстро, но все равно подгоняет.
- Садись! – вряд ли это просьба, но отказаться не могу.
Сглатываю и усаживаюсь позади Шона, на нем шлема так и не появилось. Почему-то думаю, что это будет поводом не превышать скорость. Хватаюсь за ремень, но стараюсь сохранить расстояние между нами.
Движение начинается ровно, и отпускаю внутреннюю настороженность, словно ждала именно этого момента. Смотрю по сторонам, отмечаю направление, в какой-то степени контролирую события, пока мы не вырываемся на широкополосную трассу.
Байк под нами угрожающе рычит, выражая мощь и резкий скачок скорости. Пальцы впиваются в пряжку, меня прижимает против воли воздухом, который несется нам навстречу, пронзает невероятным холодом, заставляет закрыть глаза и вжаться в его спину. Руки нещадно потеют, пальцы больше не держатся плотно на ремне, и я сжимаюсь от одной мысли, что могу не удержаться… Сколько раз я слышала насмешливые истории об авариях с жертвами-байкерами и подружках, которых они теряли, не сбросив скорость на повороте.
Зову Шона по имени, ору ему в спину, но все мои попытки спастись гасят сплошной поток воздуха и немыслимая скорость, с которой мы проносимся мимо фонарей и промышленных построек.. Упрямо продолжаю попытки, пока он не поворачивает ко мне голову. Разница в росте и ограниченность зрения шлемом скрывают выражение его лица,
- Хватит!! Остановись! – кричу всё те же слова, - мне страшно!

Отредактировано Ange Arando (2016-02-01 13:51:00)

+1

7

[AVA]http://funkyimg.com/i/27j5F.gif[/AVA]
Право маркиза что за Луна
Ленива капризна и холодна
Музыка Штрауса еле слышна
Возьмите бокал я налью вам вина
*
———
... Я никогда еще не был так близок к свободе, как сейчас. Мой бег на одном месте завершился стремительным рывком вперед. Он так же резво заглушал во мне весь спектр негативных чувств, что сидел во мне. Я начал забывать о ее существовании. Мой маленький эгоизм. Но именно в этот момент моя персональная нимфа подала признаки жизни. Я не понимал ни единого ее слова или правильнее будет сказать - свиста. Только это и вынудило меня свернуть на обочину, в нескольких кварталах от университета. Надо же, я даже выучил дорогу к нему, хотя это и было моим табу. Сегодня я намеревался от запрета избавиться, не случись инцидент возле клуба. Пришлось сбавлять обороты и тормозить. Еще несколько метров медленной тянучки и поднятая пыль в округе. Я наконец притормозил и, упираясь ногами о твердую поверхность, обернулся. Мы остановились где-то в тени промышленного здания. Было очень тихо и я слышал, как остывал мотор. Она же возилась за моей спиной и, наконец, опираясь рукой о моё плечо, слезла.
Я только обернулся к ней, когда услышал очень знакомый вопрос:
- Зачем? [float=left]Я люблю запах ваших духов
Бальные танцы вино и любовь
Силь ву пле мадам в мой экипаж
Там я возьму вас на абордаж
[/float]
- Что зачем? - облизнув обветренные губы, я ощущал пыль на них.
Мы оба в тот момент знали ответ. Мика отдавала мне шлем. Резко и грубо, так как раньше я ей приказывал садиться на мотоцикл. Мы были очень далеко от клуба, но я чувствовал ее напряжение. Это слышалось в голосе, резких движениях и вопросе. Ах да. О нём шла речь:
- Так было нужно, - я процитировал ее слова, сказанные мне в том переулке.
Это не издёвка, хотя и она тоже. Но мне действительно было нужно оторваться, в противном случае эта участь коснулась бы ее. Святоша, ты был прав! Мне чертовски тяжело контролировать свою агрессию. Выставив локти на бензобак, я оценивал ее взглядом. Здесь в полумраке, под аккомпанемент цикад, она выглядела очень соблазнительной и в тоже время ранимой. Будь я гораздо моложе, я уже валялся у ее ног, или пытался что-то изменить. Я и пытался, но способы были иными, несколько более эксцентричными и, к слову, действенными:
- А как по-твоему, я должен был себя успокоить? - она видела лишь остаточное явление Шона, мою более апатичную сторону.
Ты не знал? Как жаль. Она тоже во мне была, просто ты всегда меня провоцировал, святоша.
Мой план по "покорению" этой холодной вершины с именем Мика пал, начиная еще с заднего двора клуба, где я сцепился с незнакомцем. Тогда и следовало сделать вывод, что стоит просто ... уйти в сторону. Ведь именно это ты мне твердил, сквозь треск пожарища в твоем долбанном лесу. Но ты же знаешь, что я всегда буду поступать против твоей воли.
Я стал слишком откровенен с ней. До этого была лишь Ворона и сейчас мне, кровь из носу, захотелось хоть кому-нибудь сказать. Например, ей:
- Видишь ли, крошка. Ты начала часто появляться в моей жизни, - цокнув языком, я перевел свой взгляд на девушку, что стояла на обочине дороги и скрещивала руки на груди, - так часто и импульсивно, что скорость стала способом сбавлять во мне агрессию. Ведь мы оба не хотим, чтобы я это делал на тебе, так?
———
* Агата Кристи - Абордаж

Отредактировано Jason Westwood (2016-01-29 15:42:06)

+1

8

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B7ag7qBf9onk1Bjgo&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B7ag7qBf9onk1Bjgo&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

http://funkyimg.com/i/26Mtq.png
[AVA]http://funkyimg.com/i/27qeE.jpg[/AVA][STA]нежный цветочек[/STA]
Упускаю момент, когда он действительно слышит меня. Нутро дрожит от холода и страха. Или от страха и холода? Не могу понять чего во мне больше. Два чувства сплелись в огромную сферу, выходящую за пределы тела, блокируя любые попытки здраво мыслить, видеть окружающий мир или действовать. Ее размер уменьшается, когда ночной город прекращает мелькать по бокам, здания четко очерчиваются светом фонарей, расположенных по краям дороги как хранители жизни.
Байк жмется к узкому тротуару, последние метры проезжает настолько медленно, что я не могу воспринимать это как-то иначе, нежели издевка. Сглатываю ее, пропускаю сквозь себя. Все что угодно ради возможность ощутить твердую землю под ногами.
Разжимаю свои «объятья», убедившись в том, что брюнет заглушил мотор. Пальцы закоченели, и каждое следующее действие вызывает отвратительную привычку кусать губы. Не знаю, как это обычно происходит у гонщиков – да и не плевать ли мне? – первым делом слезаю с байка, и только потом избавляюсь от шлема, почти швыряю его в брюнеты, следом за шлемом вопрос:
- Зачем?
- Что зачем? – отвечает вопросом на вопрос, облизывая губы.
Впиваюсь в него взглядом. Смотрю на него так, как будто вижу первый раз в жизни.
Высокий.
Черный. И сейчас идет не о цвете его волос или глаз.
Хорошо сложен. Да и удар поставлен отлично.
Весь устремлен ко мне. В движениях, взгляде и намерениях…
Черты лица заострены, глаза блестят в темноте, ясно видимые бакенбарды только усиливали впечатление от его дьявольского образа. Он как будто пытается меня поглотить.
И слова… Его новые слова вынуждают сделать шаг назад и скрестить руки на груди.
- Ты меня чуть не убил! – выпаливаю невпопад, - еще немного и я бы слетела с байка к чертям собачьи!! Разве так можно??
Пауза. Во мне что-то обрывается от собственного крика, но он не спешит продолжить. Делаю над собой неимоверное усилие, который выглядит как шаг к нему навстречу.
- Когда ты резко набрал скорость, я этого не ожидала. Было очень страшно, - подобные откровения  помогают избавиться от разрывающего нутро смерча, я говорю тихо, как всегда в интимные моменты, – и холодно. Ладони вспотели от страха, и я боялась, что они разожмутся. Понимаешь? Мне нельзя умирать. Мне это строго-настрого запрещено.
- М-да, - почесав висок, он отвечает несколько апатичнее, чем я ожидала: - видимо наше недопонимание мешает всему. Нам пора к семейному психологу...
О боже… До меня начинает доходить. Ему или плевать или у него взгляд на мир моих ровесников, у которым вместо мозгов малиновое варенье, и единственное, о чем они могут думать -  что они будут делать, если из-за угла в них полетит сверхскоростная ракета.
Мне бы зарычать, ударить его обеими руками в грудь и свалить с байка, стерев с его лица самодовольство и абсолютную уверенность в том, что он говорит. Я могу только стоять, опустив руки вдоль тела, и часто-часто моргать.
- Что тебе еще запрещено? И кто сказал, что я хотел твоей смерти? Ты? Тогда я тебя разочарую, или обрадую: у меня были совершенно иные планы на этот вечер, если бы не было того прыщавого мудака у клуба.
Нет, этого не будет. Я не буду героиней мексиканского сериала, которая ревет по каждому поводу и без. Не буду. Чувствую резь в глазах, и закрываю лицо обеими руками, предвещая неизбежное.
- Сам на нем разъезжай! Скатертью дорожка – вымещаю злость на байке, - больше на него ты меня не затащишь.
Мне бы хотелось уйти, но слезы парализуют. Я стою на месте, ощущения холода и ужаса закручиваются с новой силой, выстраивая между нами стену выше и выше.
Я могу думать только об одном – почему он до сих пор не обнял меня?

Отредактировано Ange Arando (2016-02-01 13:51:15)

+1

9

[AVA]http://funkyimg.com/i/27j5F.gif[/AVA]Verzerrter Neben in Unschuld gebrannt
verbotene Frucht aus dem Schattenland
tiefe Liebe wenn die Seele zerbricht
entgleiste Gier für ein Lebenslicht
Kein Gefühl mehr für Wirklichkeit
*
_ _ _

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B3fa0jB5mmeq0B1b3&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B3fa0jB5mmeq0B1b3&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

... Вся разница в нас, святоша... Я не пресмыкаюсь, в отличие от тебя. На то было много причин. Я наблюдал за тобой с подросткового возраста, мой унылый и апатичный друг. Я видел тебя подчиняющимся, знал о всех твоих неудачах и помню каждую твою ошибку. Мы слишком разные, чтобы слиться. Настолько, что даже в самой элементарной ситуации имеем два абсолютно противоположных мнения. Если ты выбираешь свет, я всегда ухожу в тень. Ты лжешь - я слишком откровенен. Две стихии на одно бренное тело. Мы кончим в кювете, очевидно. Вот только я предпочитаю умирать в экстазе, а не страданиях.
Я прикоснулся к запретному плоду. Мое собственное откровение во имя твоей праведности. Знаешь, святоша, ваша каста набожных пуритан всегда в очень цветастой и ядовитой форме кляла Люцифера. Его назвали отступником потому что он слишком любил своего отца. Вы забываете об этом! [float=right]Ich bin die Lust
die im Spiegel mit deinen Tränen spielt
Ich bin dein Schatten
der dir folgt wohin du gehst
**
[/float] И любили мы с тобой абсолютно по-разному. Твоя любовь гораздо опаснее моей. Она полна праведной лжи и лицемерия, скрытой агрессии и подавляемой страсти. Моя же - откровенна, на поверхности и в ней не найти подвоха.
Мой персональный Ангел, он дрожал сейчас и вымещал свою обиду на груде металла. Я позволял ей это делать. Ты не понял, святоша? Я не запрещаю, а даю возможность сделать то, чего вы хотите и боитесь одновременно. Я подталкиваю людей на воплощение их тайных желаний. Даю возможность выбрать, а не навязываюсь с "постулатами Истины". Я показывал крошке именно тот путь, который ждет ее выбери она удел моего существования. «Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо» ***Мои методы всегда слишком агрессивны, но подталкивают людей на стоящие поступки. Я не умею говорить так красиво, как ты, и мне это не нужно. Взамен этого всего я готов искушать и дальше. В этом моя жизненная миссия.
Одним движением ноги, выставляя лапку, как точку опоры для мотоцикла, я встал с него. Наши мнения с ней разошлись, но просвещать ее или учить не собирался. Философствовать умел ты. Я работал языком несколько в другом аспекте, предпочтя не разводить пустой трёп, а наслаждаться каждым мгновением жизни. К слову об утехах. Вспоминая свои великие планы Наполеона, я делал шаг навстречу девушке. Ты же знаешь, святоша, я так романтичен порой!
- Я и не собираюсь это делать, - стягивая толстовку, с едва ощутимым древесным ароматом от Salvador Dali и накинув ей на плечи, слегка сжал их и добавил: - Я ведь хотел тебе устроить сюрприз в честь нашего примирения. Надеюсь, ты позволишь мне это...
- Если мы пойдем пешком, - в ней говорила обида с привкусом горечи, - не поеду с тобой больше не байке.
Опуская руки, моя гнилая душонка хотела съязвить в ответ, а вместо этого я весьма смирно проговорил:
- Как ты захочешь, мой Ангел. Мы пойдем пешком, только я откачу байк, чтобы его не было видно с трассы, - бархатные нотки в голосе и указав на мотоцикл, я оценивающее посмотрел на нее.
_ _ _
* Извращённая близость, на невинности обжёгшаяся,
Запретный плод из царства теней,
Сильная любовь, разрывающая душу,
Сбившаяся с пути жажда жизни -
Больше нет реальных чувств.
** Я страсть,
Которая забавляется твоими слезами.
Я твоя тень,
Которая следует за тобой, куда бы ты ни пошла.
(нем.)
*** Гёте "Фауст"

Отредактировано Jason Westwood (2016-01-29 15:42:24)

+1

10

[AVA]http://funkyimg.com/i/27qeE.jpg[/AVA][STA]нежный цветочек[/STA]
Снаружи стена оказывается не такой прочной. Ему достаточно одного движения, чтобы мы оказались по одну сторону. Я не вижу его, лишь чувствую тень, укрывающую меня от света еще плотнее. На плечах появляется теплая толстовка. Брюнет кладет свои руки сверху, пропитывая мою кожу теплом, оставшимся на ткани. Отчасти его прикосновения не кажутся такими уж и непростительными.
Шумно вдыхаю аромат с сочными древесными нотками и осторожно вытираю слезы со щек, пряча лицо за волосами.
- Если мы пойдем пешком, - но в голосе сложнее спрятать обиду и горечь, - не поеду с тобой больше не байке.
Я полна решимости исполнить сказанное. Отличная возможность проверить, что у него там внутри и зачем он здесь. Если он выберет байк, не сильно расстроюсь. Чем раньше он покажет истинную натуру, тем меньше времени на него потрачу. В мыслях я уже готова вызвать такси, когда слышу:
- Как ты захочешь, мой Ангел. Мы пойдем пешком, только я откачу байк, чтобы его не было видно с трассы, - прислушиваюсь к его голосу, который может быть очень приятным.
Вот бы всегда он так говорил со мной. Мне даже плевать на то, что он так близко от истины. Я сейчас настолько вымотана, что не могу реагировать на каждый шанс раскрыть инкогнито.
Пройтись пешком самое то.
Киваю и отхожу в сторону, чтобы не мешать его маневрированию с байком. Осматриваю место, где мы оказались. Иду несколько метров по ходу движения транспорта, до небольшого круга фонарного освещения, по пути вдевая руки в рукава толстовки. Она длинная и закрывает даже попу, силуэт теряется в ней, но это даже хорошо. Я не готова сейчас соответствовать чьим-то представлениям о привлекательности или реагировать на комплименты. Достаю пудру и придирчиво смотрю на себя в круглое зеркальце. Глаза опухшие, безусловно, но подводка не пострадала. Почти минуту трачу на решение, в итоге возвращаю губам цвет Tolede. Да, меня выбили из колеи, но это не повод выглядеть плохо.
Убираю в сумочку пудру и помаду, хочу посмотреть время на телефоне, но входящее сообщение отвлекает меня. От Хейдена. «Вернись на место преступления и улыбнись мне в камеру, детка. Я вижу тебя насквозь, поэтому не думай, что тихо уйдешь. Прихвати своего дружка ко мне в кабинет. Послезавтра. В 8 вечера. Мы оба знаем, чем это может обернуться. У этого города есть глаза, и ночью он не спит». Пробегаюсь глазами по тексту, еще раз  и стираю сообщение. Откладываю все мысли в сторону, а телефон прячу в сумке. Я подумаю об этом завтра. У меня будут целые сутки, чтобы что-то придумать…
Брюнет идет ко мне, я слышу его приближение, и стараюсь успокоить дыхание. Поднимаю на него глаза и начинаю разговор.
- Попробуем начать заново? – имею ввиду встречу у Эльдорадо, а мысли скачут далеко назад, аж до самого ночного парка.
- Давай попробуем, - отвечает серьезным тоном, но оттенок юмора все равно имеется: - Надеюсь, в этот раз без игр.
Хлопаю глазками, переваривая сказанное, пытаюсь выловить контекст.
- Тебе не нравится "правда или действие"? - размышления сходятся в прямом наивном вопросе.
- Я несколько устал от этого, когда существует в мире столько занимательных игр, - отмечаю хитринку в карих глазах, глядящих на меня.
Хмурюсь, пытаясь понять, если в ответе какой-то подвох, но брюнет держит лицо.
- Тогда в следующий раз выбираешь ты, - любопытство побеждает и я говорю, не думая о возможных рисках, - куда мы теперь?
- В одно безлюдное место, - обернувшись, он скользил взглядом по улице и в какой-то момент подставил свой локоть, - там вряд ли кто-то сможет испортить нашу встреч.
- Там безопасно? - подумав, задаю актуальный вопрос
Я с облегчением беру его под руку, взамен отдавая часть своего веса. Сил бежать или даже идти быстро нет. Машин почти нет, а если кто-то едет, вряд ли им интересна парочка, бредущая вдоль дороги.
- Безопасно, ведь рядом я.
Ответ, достойный рыцаря круглого стола. Несколько тушуюсь и какое-то время мы идем молча, мимо жестяных заборов и складских построек. Тишина и ветер, путающийся в волосах, навивают мысли о недавних событиях.
- Надеюсь, Мартин выживет, - неприятная тема, да, но вряд ли я смогу еще с кем-то проговорить это вслух, - но теперь он точно оставит мою сестру в покое. Эйме, она старше меня, но так и не научилась отшивать надоедливых придурков.
- Эйме? - довольно искренний вопрос.
Киваю легко и свободно.
- О ней я говорила, когда ты спросил, откуда во мне столько силы, что я смогла тебя уложить. Я учусь защищать ее.
- Хорошо, наверное, иметь близкого человека, - голос едва дрогнул и в какой-то момент он оборвал разговор: - А ты? Тоже карьерой занимаешься?
Улыбаюсь, думая о маме и отце, об Эйме. Счастливый мотив позволяет ответить заново на старый вопрос:
- Я главная в нашей семье бездельница. Карьеру пробовала, но ничего хорошего из этого не вышло. Я сильнее разочаровалась в людях… Занимаюсь исключительно тем, что доставляет удовольствие.
- И что же доставляет тебе удовольствие?
- Ммм,.. Тусовки, вечеринки, клубы. Красивые вещи. Особенно что-то уникальное, неповторимое. Как та шлейка, которую ты видел на мне в университете. Еще люблю быть в хорошей компании и иногда устраивать что-нибудь фееричное. И в свободное от безделья время защищаю интересы Эйме.
- Шлейка? – задает вопрос скорее себе, и позже весьма дружелюбно выдохнул: - Ах, да. Это сложно забыть. У тебя активная жизнь, крошка. Даже странно, что ты сейчас здесь, а не в своем привычном мире.
Это замечание вызывает улыбку, поднимаю на него глаза и подмигиваю:
- Ты определенно относишься к фееричным поступкам. Мне не о чем сожалеть.

Отредактировано Ange Arando (2016-02-01 13:51:44)

+1

11

[AVA]http://funkyimg.com/i/27j5F.gif[/AVA]я буду жить еще один день
и будет еще одна пьяная ночь
как пыльная моль на подушку присела
и не был я болен и не был врачом
не был я болен и не был врачом
доктор твоего тела
*
———
... Феерия - как бальзам на душу. Не эгоизм, хотя и он тоже.
Я никогда не относил себя к серому населению, коего хватало в большом мире с названием планета Земля. Предпочитал не стареть душой, несмотря на возраст нашего тела. Всё дело в личности и отношении к жизни. Упустим долгое философское описание нашей с Джейсоном разницы, все дело в шизофрении. Его болезни, а не моей.
Мир может быть восхитительным и прекрасным даже с этим зловонным ароматом улиц. Главное правильно на него посмотреть. Я не пессимист, но и оптимизма во мне нет. Уникальное сочетание виденья прекрасного в отвратительном и наоборот. Наверное, все дело все же в болезни. С той лишь разницей, что даже в этом я нашел свою маленькую прелесть.
Мы брели по ночному городу. Во мне не осталось той хаотичной экспрессии, лишь ее маленький отблеск в черных глазах. Удел неконтролируемой агрессии именно таков. После всплеска всегда грядет спокойствие. Она держала меня за локоть, а я придерживал ее другой. Кто скажет, что этот человек убил своих друзей из прошлого и готов пойти на это вновь, только дай повод. Не лицемерие, всего лишь больная голова и отсутствие стопов.
- Я надеялся это услышать от тебя, но не думал, что так скоро.
Удивительным образом действуют слова на подсознание. Святоша всегда видел подвох в них и искал свою истину. Гребанный Фауст двадцать первого века! Я с должным смирением принял роль Мефистофеля. Хотя признаюсь, что несколько устарел в методах, в отличии от альтер-эго.
[float=left]мы должны быть
внимательней в выборе слов
оставь безнадежных больных
ты не вылечишь мир - и в этом все дело
[/float]В одном я не был уверен. Мои предыдущие опыты общения с ее поколением были неоднозначными и я редко вызывал улыбку. Да чего далеко ходить, сама Мика прошла через это. Правда сейчас я исправлялся. О, да! Оставим угрызения совести для университетского планктона-святоши. К слову о его личном пространстве. Всё было гораздо веселее. Уже давно я лелею мечту пробить себе путь в стены, на которых лежало табу. Запрет всегда порождает больший спрос. Университет хранил в себе всё то, что мне было нельзя: секс со студентками, драки и несносное поведение. Какая жалость, я даже не мог свернуть шею одному полудурку, который бесил больше всего.
- Раз уж мы перешагнули стадию "недопонимания", ты позволишь задать один вопрос?
- Задать можно, - немного замедлив ход, она кокетливо наклонила голову на бок,  - но ответить не обещаю.
Слышишь святоша? Ты лишил себя этого фантастического ощущения. Женское кокетство не сравнится ни с чем, а ты променял его на педантичность логики.
Мы с крошкой прекрасно понимали, что игра обрела совершенно иные оттенки.. Не стоит озвучивать, достаточно понимать и принимать это, как манну небесную.
- Ты не боишься, что я могу завести тебя в безлюдное место и? - остановившись, я обернулся к ней.
- Боюсь, - весь лоск кокетства исчезает вместе с новым порывом ветра, - но тут как с динозавром. Помнишь? Или заведешь или нет. Или сломаешь или покажешь, что я тебе не безразлична.
Это льстило, признаюсь. В ней была термоядерная смесь страха и любопытства, а это так возбуждает. Опустим мои извращенные сантименты. Мы неторопливо подходили к месту назначения и надо же, это была большая территория университета, где святоша дрочил одинокими днями. Барабанная дробь! Я хороший следопыт, правда со своими понятиями о любви и безразличии.
- Вот как, - я слабо улыбнулся, - с динозавром меня еще никто не сравнивал. Тогда, как самое главное "ископаемое" Сакраменто я позволю себе вольность все же завести тебя. Нет, не совсем в университет.
Выставив указательный палец верх, я слегка наклонился к ней:
- Скажем так, я решил не дарить полумертвые цветы и проявить свое небезразличие несколько иным способом. Для этого мы нарушим одно правило стен этого прославленного места. Хотя, я же знаю. Ты умеешь нарушать правила.
Я подмигнул загадочно, как безумный шляпник из одной знаменитой сказки.
———
* Наутилус Помпилиус - Доктор твоего тела

Отредактировано Jason Westwood (2016-01-29 15:42:45)

+1

12

[AVA]http://funkyimg.com/i/27qeE.jpg[/AVA][STA]нежный цветочек[/STA]Разговор напоминает искривленное дежавю или путешествия в параллельной вселенной. Мне бы обратить внимание или спросить об этом, но я истощена. Отвечаю искренне, насколько это возможно при текущих обстоятельствах. Кто мы друг другу? Охотник и зверь? Маньяк и жертва? Сколько раз мы успели поменяться ролями? Сегодня два раза точно…
Чувствую себя персонажем шутки из черного юмора: «хочешь сделать кому-то хорошо, сначала сделай плохо, а потам как было раньше". Мне срочно требуются позитивные впечатления. Где мое свидание, в конце концов?
Пешая прогулка вывела нас к небольшому скверу, после которого стало вполне себе прилично. Место я не узнала, но Шон быстро разрешил  вопросы. Мы около Университета. Интересно, что задумал?
- Ты обещал, что это будет безопасно, - сжимаю пальцы в сгибе его руки, - я не собираюсь попасться из-за Мартина, - изящно опускаю детали, - и уж тем более на административном нарушении.
- Я всегда выполняю свои обещания, - опять этот бархатный и успокаивающий тон в его голосе, от которого в других обстоятельствах я бы растаяла, - Я обещал тебе сегодня, что со мной рядом ничего дурного не случится. Не считая Мартина, который поплатился за свои длинные руки.
Какое-то время я уже доверяю согласно своим желаниям, так почему не поверить его слову?
- Хорошо, - улыбаюсь, и наверняка выгляжу глупо, но видит только он; - Показывай дорогу.
Мы сворачиваем на небольшую аллею, оставляя ограду позади. Она отделяет Университет от внешнего мира символически. В отличие от того же Кембриджа, который обнесен кованым забором.
Дорожки хорошо освещены, мы идем тем же прогулочным шагом. Наверно Шон решил, что так мы меньше привлечем внимания. Стоит ли придумывать легенду? Выгляжу ли я как студентка, которую провожает в кампус… ее отец? Или дядя? Или мы больше похожи на  влюбленную парочку?
- Куда мы идем, ты, конечно, не скажешь?
- М-м-м. Пускай, это останется сюрпризом, - подмигнув, Шон добавил: - Надеюсь, он сгладит не очень удачное начало.
-Я знаю, почему ты не хочешь говорить. Ты ведешь меня в свою профессорскую лабораторию. Будешь показывать карточки Роршаха, - да-да, я знаю что это такое, - или прикрепишь на меня кучу датчиков детектора лжи?
- О! Вот как, - он даже затормозил и многозначительно добавил: - Жаль, что я не подумал об этом раньше. Действительно, хороший вариант. Надо запомнить на будущее.
Не могу сдержаться и выгляжу очень удивленно:
- Ты серьезно ни разу не кадрил студенток таким методом? Мне кажется, что ты достаточно привлекателен для… - взглядом обшариваю его с голов до ног, - профессора психологии. Татуировки и байк, это все так круто.
Мы продолжаем куда-то целенаправленно идти, стараюсь не глазеть, но архитектура корпусов, постаментов все время обращают на себя мое внимание.
- Нет. Я не кадрил. Я не сплю со студентками, они меня не возбуждают.
Его ответ вызывает смешок, я хочу что-то сказать, но молчу. Вот она, рубежная стадия усталости – на подходе легкая эйфория и дичалость напоказ.
- А кто тогда тебя привлекают? - вопрос слишком открыт, сужаю параметры ответа для собственного комфорта, - какой типаж женщин тебе нравится?
- Такие, как ты.
Впиваюсь взглядом, на губах очень скептическая улыбка.
- Но я была студенткой еще год назад, диплом бакалавра, мантия и напутственная речь президента Обамы. Как быть с этим?
- Сейчас же ты не студентка, верно? Я не связываю секс и свою работу.
Рассеяно киваю, но ответ все равно не ясен. Что значит «такие как я»?
- Хорошо, - пойдем другим путем, - если не студентки, а другие преподаватели? Наверняка у вас тут есть секси-физички. Здесь то же все по нулям?
- Не знаю. Я не смотрел по сторонам во время педсоветов. Я бы и не сказал, что это "по нулям". Скорее, меня не интересовали интрижки с коллегами. Да и работаю я от силы почти год.
Эйме давно заткнула бы мне рот, но сейчас-то Эйме тут нет! Поэтому я буду говорить все, что хочу!
- Значит, у тебя еще все впереди, - подтруниваю, сама не знаю зачем.
Все дело в теме разговора, и порочный круг замкнулся.
-  А как тебя студенты называют? Джейсон или Шон? или профессор? Или мистер Вествуд? Без обид, но я бы не знала, как разговаривать с преподавателем, у которого черный лак на руках..
- Ну, если ты захочешь получить второе высшее, я не буду против снять свое табу, - и далеко непонятно шутил или серьезен, - Они называют меня Демоном, Монстром кафедры психологии или моё любимое: Повелитель девяти кругов Ада.
- О-ооо, - емко выражаю удивление, и тут же начинаю отнекиваться, - нет-нет. Слишком свежи воспоминания. Тем более я только привыкла жить с Эйме. И не хочу ничего менять. А зачем такие страшные прозвища? Хотя что-то демоническое в тебе явно есть, - лисья улыбка, - расскажи про круги Ада. С чего это так?
- М-м-м. Круги Ада. Мои любимые пытки над студентами. Их существует девять и я помню, где каждый из моих чертят находится. Каждый из них символизирует определенным количеством отнятых баллов и темой для дополнительных заданий. Последние круги для суицидников, которые стоят на грани вылета.
- Ты опасен в работе! - смеюсь вслух, его методы обучения кажутся забавными, - не так. На работе тебя тоже стоит опасаться. А в какой сфере ты лапочка, мм? Такая вообще существует?
- Когда-то эта сфера затрагивала алкоголь. Сейчас я лапочка, когда пою в душе.
- И как? Хорошо поешь?
- Соседи не жалуются, - он тихо рассмеялся и заговорщическим тоном добавил: - их у меня нет.
- Значит у тебя есть любимая песня для душа! - делаю логичный вывод, - какая?
- У меня их много. У меня несколько старомодный вкус на музыку. Я не особо люблю всё это бам-бам, туц-туц.
Хмурюсь, потому что не могу определить - нравится ответ или нет.
- Старомодные это Штраус в исполнении Лондонского  королевского оркестра?
- Нет, конечно. Олд скул. AC\DC, - показав мне козу, он добавил: - Рок вечен.
Киваю:
- А ну да, все логично, - хотя далековато от меня, - нам еще долго? Мне кажется, что все самое интересное: библиотеку, трибуны и бассейн мы уже прошли.

Отредактировано Ange Arando (2016-02-01 13:51:59)

+1

13

[AVA]http://funkyimg.com/i/27j5F.gif[/AVA]My love is dangerous, dangerous, love is dangerous
Make everybody cry, everybody cry
Everybody cry, love is dangerous
*
———
... Love is dangerous!
Я уводил ее в самое сердце территории университета, в пучину. Пели цикады и аромат прожженной травы, он напоминал о приходе осени, что уже правила в городе. Еще одна осень, святоша! Сколько их там уже было у нас? Двадцать или сорок?
Узнаешь эти места? Конечно, ты всё знаешь. Ведь это ты мне открыл оранжерею при университете Сакраменто. Знаешь, иногда полезно подслушивать твои разговоры, они столь занимательны и интересны. Ты не поверишь, я говорил крошке чистую правду. Ведь это ты повернут на своей сотруднице Сьюзен, которую я тебе по доброте душевной отдал в пользование. Знаю, звучит несколько грубо, но это правда. Я никогда не испытывал к ней ничего, кроме безразличия. Она же предпочла меня, а не тебя. Тебе есть к чему стремиться в перерывах между самобичеванием и обучением этих сопляков. К слову о них.
Мы были уже совсем близко и даже в темноте можно было среди зеленой листвы деревьев рассмотреть стеклянную крышу теплицы. Кажеться вопросы моей обворожительной спутницы закончились, а я не терзал ее подобной пыткой. Ты знаешь, я не люблю задавать много вопросов и лучше узнаю людей по их поступкам, а не разговорам. Твой удел - трепаться, но далеко не мой.
В какой-то момент мне почудились шаги. Наверное, из-за переизбытка твоих гребанных пилюль, которыми ты пичкал наш организм. Он немного тормозит. Правда, со временем я уже привык. Я привык ко всем твоим таблеткам, каплям и прочему дерьму. Вот только обидно. Да, святоша, я не простил тебе наше бесплодие! Ты лишил меня всех удовольствий. Практически всех, хорошо хоть не кастрировал.
- Я сейчас попрошу тебя, - нагнувшись к Мике, я с толикой интриги продолжил: - попрошу тебя кое-что для меня сделать. Не бойся, ничего плохого не случится. Просто маленькая формальность... для сюрприза.
- Х-хорошо, - немного подозрительно, но без отрицания, - что именно?
Отлично. Подойдя вплотную к девушке, я протянул свои руки к ней. Но нет. Я тянулся к своей толстовке. Ты даже не представляешь каких усилий мне стоило сдержать свой порыв вцепиться в ее тело. Кощунство по отношению к моей страстной натуре, но таковы были правила, так? Я смотрел в ее глаза и аккуратно вел собачку молнии вниз. Во внутреннем кармане у меня имелась шелковая лента. Да-да, святоша. Она была красной, как и вся импульсивность, что олицетворяла меня. Я хотел ее достать, но отвлекся.
Знакомые дурманящие нотки. Что-то из далекой жизни. Не твоей, о нет. Аромат каннабиса, причем с примесью какого-то еще дерьма. Чистый каннабис я не спутаю ни с чем. Резко обернувшись, я прищурился и шумно вдохнул воздух:
- Прости, детка. Тебе придется пару минут подождать.
Констатация факта. Мой нюх тем временем отчетливо чуял марихуану, как ни крути, но это невозможно выкинуть из памяти, как и мою естественную жизнь. Аромат пробуждал старые воспоминания и Люка, которого я сжег в авто. Пройдя вперед, я наконец услышал тихие разговоры. Голоса такие знакомые. Святоша, скажи. Ты же знаешь многих студентов. Я заводил механизм в голове. Лампочка не горела, она мигала весьма вяло и апатично. Услышав движение позади, я обернулся. Моя персональная дева Мария уходила в тень и только. О, конечно! Она не видела в темноте, как я скалился ей в ответ. А потом это тихое эхо за спиной. Донаван. Фамилия цеплялась и вертелась на языке. Было такое ощущение будто я уже когда-то сталкивался с ней или это был ты?
Во всяком случае, довольно быстро я появлялся перед студентами, как черт из табакерки, только не выскакивал разве что. Знаешь, пожалуй, утром я напомню тебе, что пора занести в черный список некоторых твоих полудурков. К примеру, тот же мистер - психоз, который сейчас стоял, облокотившись о дерево, и пыхтел косяком. При виде меня, косяк вывалился со рта и студент удивленно выдохнул мне в лицо приторный дым шмали:
- повелитель...
Махая перед носом рукой, я скривился:
- Где же вы это дерьмо достали? [float=right]No go play fire with me, fire dance for me
You no can take a pisstake
Don't go criticize me, no go analyze me
All I'm trying to say
**
[/float]
Я думаю, твои студенты сегодня испытали шок. Они редко видели, чтобы ты позволял себе подобную выходку. Я опасался лишь одного, что они увидят ее. Не то чтобы я скрывал свою страсть, но тогда бы ее свели к тебе. Моя ревность не знала границ, сам знаешь.
- А. Я. Мы. Тут...
- Я вижу. Я тоже тут, - сарказм он выпирал из меня и это было неосознанно.
Указывая фамильярно пальцем в самого парня, я облизнулся:
- Значит так. Мы сейчас заключаем сделку. Мне абсолютно насрать, чем вы тут занимались. Но! Я вас не видел и вы меня тоже. В противном случае, ты опустишься в самую низину девятого круга Ада. Поверь, я буду беспощаден. Собрали свои косяки и свалили нахрен!

... Love is dangerous!
Я подкинул тебе немного проблем, святоша. Хотя и планировал гораздо больше. А впрочем, все складывалось именно так, как и должно, не считая придурка Донавана. Упираясь рукой о дерево, я наблюдал за тем, как студенты уходили. Выпори их на досуге, ты это любишь.
Потом я вернулся за ней. Приставив палец к своим губам, я все-таки полез во внутренний карман толстовки за шелковой лентой. В это же время отвлекал ее:
- Итак. Оказалось, что не только у меня были виды на это место. На чем мы закончили? - обойдя девушку и встав за ее спиной, я нагнулся к ее уху и прошептал: - не передумала?
- Нет, - этот сладкий голосок, он уверенно продолжал: - главное не сломать каблуки пока я ничего не буду видеть.
Легким движением накидывая повязку на глаза девушки, завязывал на затылке. Руки невольно опустились на плечи и слегка сжав их, я ответил:
- Не сломаешь. Я же буду вести тебя.
И неважно, что уже в своем воображении я рисовал очередную извращенную картину с ее участью. Абсолютно плевать, что моя лихорадочная фантазия выпускала того самого демона, с коим девушка столкнулась в конце лета. Ты держал меня в упряжке, я  помню о нашем уговоре. Именно поэтому мы вместе и в такт делали с Микой шаг вперед. Я был сзади, обожаю эту позицию! Просто шаг за шагом, вперед. Опустив руки на ее талию, я вынудил ее сделать еще шаг. В таком медленном ритме мы двигались в оранжерею, где были мною заранее приготовлены дары безумной любви под покровительством Асмодея. Как бы там ни было, это моя любовь.
Здесь внутри было тихо. Звонким эхом расходились отзвуки наших шагов. Целая плантация с небольшим прудом и островком в самом центре оранжереи. Я ни черта не смыслю в ботанике, это тоже твой удел. Мне просто понравились по виду вон те недо-розы, или что это за чудеса природы такие. А еще это дерево с дурманящим ароматом и большими нежно-розовыми цветами. Кажется, магнолия? Именно у ее корней, возле этого маленького бассейна и лежал плед. Да, я запасливый и предусмотрительный чёрт! Я всё подготовил. Цветы - сколько хочешь, всё вокруг тебя! Фрукты и ягоды, тот самый плед и не один, даже алкоголь и воду для меня. Ведь кое-кто, бл..дь, закодировался! Да, Джейсон?
А еще был потрясающий вид. Мне больше всего нравилась стеклянная крыша, она раскрывала всё звездное небо. В этом всем было столько жизни. Запахи, звуки и ощущения. Я действительно помешан на органах чувств. Не отпуская девушку, я провел губами по кромке ее уха и выдохнул:
- Добро пожаловать в мой Ад, крошка.
———
* Моя любовь опасна, опасна, моя любовь опасна,
Из-за нее плачут, плачут.
Все плачут. Любовь опасна.
** Не играй со мной как с огнем, не танцуй огненный танец.
Не смейся надо мной.
Не критикуй, не анализируй меня -
Это то, что я пытаюсь сказать.
(англ.)
Freddie Mercury - My love is Dangerous

Отредактировано Jason Westwood (2016-01-29 15:43:09)

+1

14

Будь моей тенью, скрипучей ступенью,
Цветным воскресеньем, грибным дождем,
Будь моим богом, березовым соком,
Электрическим током, кривым ружьем.

[AVA]http://funkyimg.com/i/27qeE.jpg[/AVA][STA]нежный цветочек[/STA]
Идеи о том, куда мы направляемся, должны были когда-то закончиться. Чем дольше мы безнаказанно находимся в альма-матер молодежи солнечного штатав, тем свободнее веду себя. Главное здание на некоторое время занимает меня, но брюнета не очень коробит моя отвлеченность от его персоны. Ему дается возможность передохнуть, пока в моей голове перезапускается процесс синтеза неудобных и провоцирующих вопросов. Мучить друг друга разговорами на английском, или как говорят большинство нормальных людей, вести непринужденные разговоры  - одно из самых распространённых время препровождений и занимательных способов провести приличное свидание.  Двое людей, без дополнительных инвестиций или специальных условий. Романтика.
Обходим учебный корпус по периметру, идем на задний двор. Там фонари работают от датчиков движения, деревья еще зелеными кронам закрывают обзор. Мне бы забеспокоиться, но близость к цели вызывает желание ускорить шаг.
Шон останавливает меня, преграждая путь. Его просьба и действия щекочут любопытство. Струна внутри насторожено тинькнула, когда он потянулся ко мне. Полсекунды проживаю в предчувствии подвоха, и расслабляюсь слишком быстро, что он наверняка заметил перемены. Или в этом была его задумка? Терпеть не могу топорные мужские шуточки. Сначала напугать, а потом смеяться над женским испугом до коликов.
Его интерес ограничился собачкой на толстовке. Внутренне напрягаюсь снова, на этот раз, чтобы пресечь соблазн доверия, прикосновения в ответ на его галантность и деликатность. Жизненный опыт вовремя подсовывает снимки девушки, которой я была спустя несколько часов нашего знакомства. 
Вопреки безмолвному договору о ненападении я почти готова его остановить, как случай освобождает меня от этого груза:
- Прости, детка. Тебе придется пару минут подождать.
Что-то его отвлекло и мне остается только смотреть, как его фигура растворяется в темноте.  Догадываюсь отойти в тень кипариса. Приказываю себе прекратить думать эмоциями и применить мою лучшую сторону – практичность и проанализировать все события. С момента разговора «по душам» Шон вел себя исключительно достойно, как настоящий хозяин этой огромной территории. И как радушный хозяин, он соблюдал все законы гостеприимства. Я была чужачкой, воспитание мешало первой нарушить законы гостеприимства.
Разве только саму малость… Прикусываю нижнюю губу, неосознанно выдавая самоосведомленность о том, что поступать так нехорошо, запускаю пальцы во внутренний карман, до которого брюнет не успел добраться. Обнаруживаю там легкую гладкую ткань и вытягиваю кончик наружу. Полоска шелка блестит алым в сумраке, даже темнота не может скрасть яркость цвета.
Ворох будоражащих ощущений пробивается насквозь меня стеблями прекрасных голодных цветов, сопровождаемый свитой проказливых мурашек на коже. Нераскрытые бутоны цветов звенят где-то между ключицами, отдают в солнечном сплетении, и чем громче их звон, тем ниже по телу я ощущаю предвкушение. Кто говорит, что эмоции нельзя ощутить на себе. Он этого просто никогда не пробовал, скажу я вам. Облизываю губы, прячу его задумку обратно в карман. Успеваю буквально в последний момент.
Шон находит меня и продолжает с того места, на котором мы закончили. Я уже не нервничаю, когда расстояние между его пальцами и моей грудью сокращается. Он сохраняет мои тактильные границы. Откровенно говоря, я безумно ему благодарна. Сейчас тот момент, когда мое сердце рухнет в пропасть непонимания или – как феникс – восстанет из пепла. Я не хочу  сломаться…
Держи меня за руку, долго пожалуйста, крепко держи, я не пожалуюсь…
Вижу повязку в руках  и улыбаюсь. Азарт выталкивает очертания оголодавших лепестков на кожу губ, я улыбаюсь безрассудно, вновь прикусываю нижнюю губу. Тут же внутренний цензор понимает тревогу, но я помещаю его между стеблей своих цветов, и бесславный воин сомнений засыпает в плену их дурманящих ароматов. 
- Нет, главное не сломать каблуки, пока я ничего не буду видеть.
Он оказывается у меня за спиной и исполняет задуманное. Провожу пальцами по ткани, запоминая ощущения. Этого со мной еще не случалось…
Когда мы вдвоем делаем первый осторожный шаг, до меня доходит коварство и одновременная простота (разве эти понятия сочетаемы?) собственного вопроса. Вмешалось подсознание, и по его задумке ввиду имелись совсем не каблуки…
Начинаю нервничать и, конечно, спотыкаюсь о какую-то выбоину. Брюнет реагирует мгновенно, его руки крепче сжимаются на талии, но на этом все. Он просто останавливается, становясь моей опорой. Шиплю от негодования, кладу свои руки поверх его, но исключительно с целью усиления равновесия!
Остаток «слепого» пути мы проходим спокойно, под конец я даже оставляю его в покое, и придерживаю только сумочку, чтобы она не била по бедру и не задирала юбку.
Но все это пыль, пустота, ничтожество, по сравнению с переживаниями из-за повязки. Этот маленький ласкающий кожу аксессуар делает белое несуществующим, а тьму манящей и гипнотизирующий. Каждый мог неуверенный шажок – шаг в бездну, призванную сделать из падения полет.
Я легкое перышко на его ладони. Он ограждает от порывов зловещих ветров, но не сжимает пальцы в кулак. Чувство комфорта и желания доверять становятся главными. Мои прекрасные голодные устремлены к нему, раскрывая бутоны в знак признания. Их неведомый аромат заполняет нутро, пьянит и шатает. Мне кажется я пьяна только от одного его присутствия. Ощущения обострены до предела, они переплавляют мысли  и намерения. И в новом мире – он не тень, но опора и щит, сотканный, спаянный из яростной жажды крушить все на своем пути, бесконечной порывистости и самолюбования. Пугало ли это? Да. Снова и снова, но теперь дрожь имела иной оттенок и причины. Я не готова была понимать его, но умение принять неизбежное… Разве этого мало?
В меня ударяет океан запахов, цунами дурманящих впечатлений зажимает нос и просачивается в гортань. Следом тишина нападает голодным зверем, я замираю. Слишком много, голова кружится. Я не могу и не хочу вмещать больше.
Шон останавливается вместе со мной и аккуратно избавляет от сладостного плена. Мне нужно несколько секунд, чтобы проморгаться и громко ахнуть от увиденного. Закрываю ладонями рот, как делают все героини любовных историй, и оборачиваюсь на мужчину. Мой взгляд выражает все, что я хочу:  крайнее удивление, потрясение, восхищение и… обожание! В тот момент я обожала его всем своим существом. Существо во мне было готов расплакаться от счастья и заморгала часто-часто, предотвращая подобные глупости.
Не могу долго задерживать на нем взгляд, открывшийся вид полностью занимает воображение. Огромная территория пестрила, цвела и дышала сплошном полотном из роз. В сумраке было сложно рассмотреть все оттенки и цвета, но я почему-то была уверена, что здесь можно найти даже бледно-зеленые или бордово-фиолетовые бутоны. Вдыхаю их особенный аромат полной грудью, земля уходит из-под ног и благословляет в полет.
В середине оранжереи вижу идеально очерченное озерцо с раскидистой магнолией. Хочу подойти, коснуться лицом лепестков. Ловлю себя на мысли, что такого места не может существовать в реальном мире. Замешательство разрушилось странным приветствием Шона:
- Добро пожаловать в мой Ад, крошка.
Счастливо смеюсь, кружусь на месте, раскрыв объятья для аромата всех-всех цветов под стеклянной крышей и останавливаюсь запрокинув голову вверх, впитывает жадным взором звездное полотно.
- Разве это Ад? Так должен был выглядеть Рай.

Отредактировано Ange Arando (2016-02-01 13:52:16)

+1

15

[AVA]http://funkyimg.com/i/27j5F.gif[/AVA]Надо уметь часто повиноваться женщине,
чтобы иметь иногда право ею повелевать.

© Виктор Гюго
———
... Всё различие между нашими психотипами заключалось во многих аспектах и я мог об этом говорить долгими часами в нашей клетке, если ты научишься слушать. Поверь, ваше упёртое отношение к жизни есть одной из самых глобальных ошибок духовенства. Я говорю именно так, ведь ты сам когда-то сделал выбор в пользу веры. Так вот о ней.
Вера имеет свойство искажать, навязывает свое мнение. Как часто ты думал над тем, что у фанатиков гораздо больший процент скрытой агрессии, нежели у подобных мне? Ни разу. Я объясню на пальцах, мой недалекий и упрямый друг. Знаю, ты стоишь за моей спиной в тени кипариса. Ты удивлен, святоша? Да-да. Не те таблетки ты приписал нам, они уже не действуют, вызвав зависимость у организма.
Я отступал назад, к тебе. Отсюда открылся потрясающий вид. Смотри, святоша! Хорошо смотри, ты никогда не был способен на такие поступки. Как я и говорил, у вашей касты человечества есть дурная черта: вуалировать всё и прикрываться верой, признательностью и любовью к Богу. Хочу заметить, что от этого эмоциональные всплески и взрывы обрели иного оттенка. Самобичевание, отказ от бытовых радостей и чрезмерная холодность, даже некая жестокость. Вы слишком многое укрываете даже от самих себя. Поверь, это и есть наказание, которые ты возложил на собственные плечи, как крест. Только забыл, ты не Иисус Христос...

Я видел, как искажалось твоё лицо. Ты был напуган, как когда-то в детстве. Помнится тогда Кевин закрыл тебя в чулане, обозвав фанатиком. Откуда я знаю? Ты рассказал мне об этом, когда я еще был твоим воображаемым другом детства.
А теперь смотри своему страху в глаза, не уводи взгляда. Это удел слабых!
Под слабостью я понимаю отголоски вашего дрожания. Иуда повесился на осине отчего дерево и поныне дрожит, испытывая страх. Чего боишься ты, святоша? Я знаю, меня. Плод твоего воображения, личность сумевшая разбить барьер между благочестивым "надо" и дьявольским "хочу". Так смирись с этим и перестань забивать свою голову религиозным дерьмом с привкусом горечи пилюль.
- Рай у каждого свой, - я смотрел в его глаза и обращался к ней, делая шаг назад: - как и Ад. Если тебе нравится такая формулировка, я приму ее как должное.
Я умел чувствовать, в то время, как ты задавал слишком много вопросов. Даже сейчас я видел это в тебе. Возвращаясь к девушке, я бегло проводил пальцами по бутонам цветов и в какой-то момент резким движением вырвал одну розу, оставив кровавый след от шипов. Чувствуешь, святоша? Конечно. Ты пялился на собственные пальцы. На них появлялась кровь, а ты как мальчишка смотрел с недоумением. Облизнув уколотый палец, я подошел к Мике со спины и наклонившись над ней, прошептал:
- Я не знаю, что это за дерево, оно показалось мне очень похожим на тебя, - надеюсь, я не ошибался в этот раз.
Тем временем вырванный бутон розы возник перед лицом девушки, хотя я и оставался сдержанным в тот момент, не считая безумного огонька во взгляде.
- Позволишь? - это был формальный вопрос, из вежливости.
Я не ждал ответа и довольно резким, но легким движением прицепил розу к ее волосам. Запомни, святоша: надо уметь часто повиноваться женщине, чтобы иметь иногда право ею повелевать. Если мне придется ползать перед ней на коленях, я сделаю это, поверь.
- Пойдем? - указывая рукой на плед под деревом, позволял ей сделать первый шаг.
Знаю, это всегда сложно. Правда, мы уже пересекли эту грань и мне следовало просто привязать ее к себе, даже если я потом наброшусь на нее. Каждый испытывает чувства по-своему, несмотря на то, что они все носят одни и те же ярлыки. Любовь имеет право быть особенной для каждого человека на земле. Боль имеет право на существование, ведь именно она учит нас ценить. Страх всегда  преследует подвиг личности.

Отредактировано Jason Westwood (2016-01-29 15:43:26)

+1

16

Поэтому мы и спим ночью: звезды зловещи,
хоть и являются в виде безобидных маленьких точек,
напоминающих о нашем местонахождении.
Делами лучше заниматься днем, когда небо
простирает над реальностью милосердный покров. (c)

[AVA]http://funkyimg.com/i/27qeE.jpg[/AVA][STA]нежный цветочек[/STA]
Замираю, слушая его ответ. В голове серпантином закручивается плеяда вопросов, спровоцированные иной точной зрения, но я вовремя прикусываю язык. Состояние «сейчас» кружит голову, делая податливой и легкой в обращении. Отвечаю ему улыбкой сердца, переполненного счастьем и сбывшимися мечтами.
Брюнет движется через ночь ко мне, оказываясь позади ощутимой тенью.
- Я не знаю, что это за дерево, оно показалось мне очень похожим на тебя.
- Это магнолия, - поворачиваюсь полубоком, вижу его в новом ракурсе, - невероятно, что она до сих она цветет..
Я заворожена, только не знаю чем больше - местом или его профилем. Он все тот же зверь, но повадки его разительно поменялись. Подносит руку к моему лицу, в ней роза. Цвет сложно различить в сумерках, но мне видится молочно-белым… Аромат щекочет кожу и обоняние.
Одно его слово, короткое и утвердительное, и волосы обременены его подарком.
- Пойдем, - хочу кивнуть, но вовремя останавливаюсь желая предотвратить преждевременное падение цветка.
Иду по дорожке немного замедленно, желая сохранить цвет в волосах как можно дольше, это позволяет подольше любоваться буйством красок, поглотившим наши темные силуэты…
- Никогда не думала, что в Сакраменто есть настолько красивое место. Живые цветники прекрасны..
Мы с Эйме уяснили эту истину с колледжа. В Швейцарии нас учили не только французскому, но и ухаживать за горечавками и рододендронами.
- И самый красивый букет меркнет перед живыми эдельвейсами или камнеломками.
Он все время позади меня. Не понимаю, в чем суть этого маневра, но в какой-то мере его присутствие за спиной, где я меньше всего защищена, перестает тревожить, а наоборот - успокаивает. Аккуратно опускаюсь на плед, сажусь на свои ноги, опираясь на правую руку. Левой приглаживаю подол. Сейчас мне хочется нравиться ему.
Здесь тепло и уютно. Я освобождаюсь от толстовки, кладу ее рядом с собой, а в это время он садится рядом. Из ниоткуда в его руках появляются бутылка вина и пиала с клубникой.
Протягивает мне прозрачный пластиковый бокал и ножом вскрывает печать на горлышке, умело избавляется от пробки. Не задаю вопрос, почему бокал один, подставляю для наполнения и привычно взбалтываю, заставляя золотую жидкость играть переливами. Блеск крови земли виден даже в сумраке.
Ответ на незаданный вопрос быстро находится. Позаботившись обо мне, брюнет «оттуда же» достает бутылку минеральной воды.
Поднимаю бокал, почему-то мне кажется, что тосты я говорю лучше Шона, к тому же алкоголь в этой лотерее достался мне:
- Если ты не против,.. - выражаю намерения характерным жестом, а взгляд опять натыкается на звездную пропасть, -  Тициана Скарпа сказал «Будь небо и вправду честным, оно показало бы нам свою астральную крутизну, ледяную кору планет, звездное пекло, ужас темной материи. Вместо этой умилительной картинки. Но небо и пейзаж — одна шайка-лейка. Они действуют сообща, чтобы жизнь легче было выносить». Здесь и сейчас я поднимаю бокал за смелость принимать жизнь, какой она есть.
- Как хорошо, что наши мнения сошлись. Мне нравится тост. Жаль, что я не пью.
Улыбаюсь чему-то своему и выдаю шутливый ответ:
- Я тебя не осуждаю, - затем добавляю, объясняя улыбку, - мой отец тоже не пьет. По состоянию здоровья. Иногда за обеденным столом я испытываю что-то вроде неловкости.
Делаю еще один глоток и делаю комплимент его выбору:
- Мне нравится. Хороший вариант семильон.
- Я надеялся, что тебе понравится и рад, что угодил.
Продолжаю подмешивать вино в кровь, смотрю на него, не переставая улыбаться. Наклоняюсь навстречу, и беру первую ягоду. Откусываю половину, в ноздри ударяет запах лета. Клубника омывает вкусом мои губы.
- Любишь клубнику? – спрашиваю и беру губами вторую часть, сжимаю зубы там, где ягодка крепится к соцветию.
- Клубничка? - и речь явно шла не о ягоде, - а какой мужчина ее не любит?
Киваю, действительно. Глупые вопросы задаю. Драко говорит, что главный плюс моего сочетания с вином в том, что я становлюсь покладистой. Сама же я предпочитаю вино, потому что оно меня не пьянит так, как коктейли или бренди.
Семейные виноградники это не только возможность получить навар с устраиваемых вечеринок, но и определенный уровень трезвости после приличного количества возлияний царским лекарством. Чувствую дискомфорт в позе и вытягиваю ноги перед собой, опираясь спиной о ствол дерева. Любуюсь гроздьями цветов на темных вытянутых ветках, нависающими над нами крышей из лепестков. Только свет звезд им не затмить все равно.
- Здесь потрясающе, - возвращаю к брюнету взгляд, - ты часто здесь бываешь?
- Если честно, нет, - расположившись совсем близко, мужчина продолжил: - Я сам только недавно узнал, что у нас теплица и то благодаря своей коллеге. Больше полугода преподаю в этом университете и только неделю назад здесь побывал впервые. А при виде этого дерева, сразу вспомнил о тебе.
Наблюдаю, как он подбирается ко мне, но не особо волнуюсь, пока между нами рубежом стоит пиала, полная красных ягодок. Протягиваю ему пустой бокал и делаю мордашку просящего котика. У меня это всегда выходило. Бокал полон и наклоняю голову, позволяя волосам скользить по декольте.
- А когда ты обо мне еще вспоминал? – спрашиваю, слежу его реакцией на вопрос.
- М-м-м. Вспоминал? - удерживая бутылку вина в руке, брюнет цокнул языком: - да, вспоминал, когда был у своего андролога на приеме. Терпеть не могу врачей.  Я еще в тот день собаку сбил.
- А кто такой андролог? И зачем ты собаку сбил? - вопросы не для свидания,  но стоп-слово внутреннего цензора потонуло в хорошем семельоне за компанию с настояниями сестры  избегать Джейсона Вествуда всеми возможными способами.
- Это гинеколог только наоборот. А с собакой так получилось. Один идиот не уследил за доберманом и спустил с поводка, я тоже не уследил. Потом полдня торчал в ветеринарной клинике, - горько ухмыльнувшись, очень тихо добавил: - прямо наваждение какое-то.
- Что значит наваждение? - зацепляюсь за последнюю фразу, в то время как его метания по врачам буквально игнорирую. 
- Я имел в виду, что слишком много всего навалилось в тот период.
Понимающе киваю и справляюсь с еще одной клубничкой. Победа за мной! Обычно на свидании разговоров не так много: мы или в пуще ночных событий или на танцполе. Или переходим к «последней базе», если гормоны выстреливают фейерверками. Сегодня все иначе. Мне не хочется лишних движений, подсознание продолжает подсовывать воспоминания о том, каким опасным может быть Вествуд, хотя я стараюсь расслабиться и не подаваться на эти здравые провокации.
Разговаривать с ним о всяких пустяках – идеальный вариант.
- Собака выжила? – спрашиваю с искренним переживанием.
- Да, травма была не опасной. Куда больше нервов потрачено, - подняв руку верх и жестикулируя ею, Шон добавил: - парень который ее выгуливал оказался полнейшим психом. Вынес мозг всем: ветеринарам, хозяину собаки и мне в придачу.
Хмыкаю, в голове возникает юмористическая сценка, как Шону выносят мозг, и я запиваю ухмылку. Не хочу его провоцировать.
- А вот у меня  в детстве был карликовый пони. Его звали Пинки. Папин подарок на день рожденье. Когда началась учеба, Пинки отдали в благотворительную организацию, он возил детей с заболеваниями центральной нервной системы. Каждый год, даже когда мы учились в Швейцарии, мама ездила проведать Пинки и делала нам фотоотчет. Он прожил долгую хорошую жизнь, он помогал выздоравливать многим деткам.
- Какой хороший был пони по имени Пинки...
- Хочешь на него посмотреть?
- Я люблю пони, кто не любит пони? Показывай, - Шон удачно сымитировал ржание лошади.
Его ответ застает меня на очередной сочной штучке. Обнимаю клубнику губами и ищу телефон в сумке. Ягода дает сок от давления губ, наслаждаюсь им, увлеченная поиском фото.
- Ммм, - всасываю ягодку и активно жую, разговаривать с набитым ртом моветон, - нашла.
Показываю ему фото Эйме на Пинки, телефон держу в руке, подсветка высвечивает его задумчивое выражение лица. Обожаю эту фотографию. Она скачет на камеру и смеется. У нас много фотографий в любом возрасте, но на детских у меня только Эйме..
- Классная, да? А у тебя был в детстве питомец?
- Да, - голос был сосредоточенным и даже жестким.
Кажется, он даже не смотрел в экран. Я наступила на больную мозоль? Он продолжил с теми же ледяными нотками в голосе:
- Нет. У меня животных не было. Наши родители этого не понимали. Но, у моего дяди было несколько бездомных псов. Он за ними присматривал, а я любил играться. Помниться, даже лапу Серафиму перевязывал...
Сжимаю губы и кладу телефон к себе на колени экраном вниз.
- Прости, если я что-то не то сказала, - говорю тихо и рассеяно.

Отредактировано Ange Arando (2016-02-01 13:52:29)

+1

17

[AVA]http://funkyimg.com/i/27j5F.gif[/AVA]So just pull on your hair
Just pull on your pout
And let's move to the beat
Like we know that it's over
If you slip going under
Slip over my shoulder
*
_ _ _

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B873jjBffvazpBqgn&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B873jjBffvazpBqgn&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

... Ты стоял в тени кипариса. Я хотел принести боль, заставить тебя изнывать от нее и ненавидеть меня так же, как я тебя. Действие гидазепама заканчивалось и я чувствовал, как напрягся лицевой нерв.
- Любишь клубнику? - брошенная издёвка от мисс-Ангела.
Было это осознанно или нет, не имело никакого значения. Шестеренки в голове вяло вертелись, хотя я сам испытывал практически неконтролируемое желание. Ты был апатичен и, чему-то улыбаясь, ушел в глубь темноты. Исчез из поля зрения. Галлюцинация опять соприкоснулась с реальностью и, мне казалось, я видел собственными глазами, как сам уходил, а ты же садился на мое место.
Она увлеклась ягодой, а я поднял глаза на стеклянное покрытие над нашими головами. Мой лихорадочный мозг весьма отчетливо представлял иные картины. Красный цвет завораживает не меньше космоса и звезд, или огня. Мне казалось, что Мика просто издевается, заведомо зная о возможной реакции. Это злило, хоть и недолго.
Девушка легко и непринужденно перевела разговор. Пони? Какой на хрен пони? Хорошо хоть не единорог. В моем организме происходил занимательный процесс. Я силился понять и не мог. Ощущение такое, словно твой мозг работает в режиме нон-стопа, ты же находишься по ту сторону реальности. Люди это испытывают находясь в коме или во время наркотического опьянения, только сильнее. Слышал, как мой голос ржал, имитируя лошадь и удивлялся ему.
- Я люблю пони, кто не любит пони? - эмоции на грани ирреальности, но они были моими.
Мерцание и свет излучаемый гаджетом. Прикрыв на долю секунды глаза, я свыкался мысленно с яркостью экрана и красками. Организм быстро подстраивался под новую волну, только мозг тормозил. Святоша, как ты затра..ал со своими пилюлями!
- Ммм, нашла.
Я не смотрел на пони и это правда. На кой черт мне сдалось недоживотное? Моя сентиментальность была на грани феерического бума, под аккомпанемент звонкого голоска Мики. В какой-то момент я даже услышал твой голос в голове:
- Раз-два. Раз-два, - ты успокаивал, не ясно было кого.
Я в тот момент смотрел далеко не на экран Яблока, а на губы крошки. Мимолетный взгляд и больное воображение импульсивно воссоздавало картину нашего знакомства. Давай, святоша! Удавись собственным крестом, пока я мысленно изувечу красоту юности.

Потом это резко закончилось. Ты заткнулся, когда я пытался вспомнить что-то из далекого прошлого нашей семьи. Ты менялся на глазах и я видел хищный оскал вместо блаженной улыбки. Что такое, святоша? Вот мы и добрались до цели на энном сеансе психотерапии. Поздравляю, ты шизофреник! А впрочем, воспоминания у нас тоже были одни на двоих.
Брат Сэмюэль, я говорил о нём. Ты хорошо его знал, верно? Единственный человек в семье, который был близок с тобой. Будучи хилым сопляком, ты часто проводил время с дядей. Слушал его проповеди. За это тебя и не любил Кевин, коему досталось гораздо больше внимания от отца, чем тебе. Ты был белой вороной в семье, пока не появился я. Кажется, тогда дядя принял целибат***...
Я смотрел в тень кипариса, где стоял ты. Чувствовал твои терзания. Ты до сих пор винишь себя в том, что не смог спасти дядю от гибели. Очнись, мудак! У брата Сэмюэля тоже была шизофрения и умер он после припадка эпилепсии, свалившись с лестницы и сломав себе шею.
- Прости, если я что-то не то сказала.
[float=left]Yeah! I like you in that
Like I like you to scream
But if you open your mouth
Then I can't be responsible
For quite what goes in
Or to care what comes out
**
[/float]Ты был на грани, а я, получая от этого моральное наслаждение, обернулся к крошке и улыбнулся уголками губ.
- Ничего, всё хорошо, - отпив немного минералки, я обнял ее, - думаю, как-нибудь я расскажу тебе о том, чего не знает никто.
Убирая выбившийся локон с ее лица и зацепив пальцами подбородок, я уже улыбался открыто.
- Я назову тебя повелительницей клубники.
Да, именно так я и прозвал девушку. Кому-то нравилась клубника, я же предпочел виноград. Отрывая виноградинку и отправляя ее в рот, я расслабленно переводил разговор:
- А сестра знает, - облизнув губы, добавил: - обо мне?
- Да, знает, - она спокойно кивнула головой, а значит не лгала.
Реакция была слишком быстрой. И в этот момент я не удержался. Вся моя гнилая сущность, жуя виноград, проблеяла:
- И она так спокойно отпустила тебя? Я бы не пустил, - черт во мне светился и смеялся, - с другой стороны, ты большая девочка.
Она склонила белокурую голову, её голос прозвенел тихим колокольчиком, перебивая шелест деревьев и журчание воды в искусственном водопаде:
- Нет, не так легко. Она отслеживает меня через поиск по геолокации. И я должна отзвониться, когда мы с тобой попрощаемся. Сейчас она, наверно, со своими отчетами не спит, и ждет меня, - в словах появилась уверенность, - она не рада, считает, что не может принимать решения за меня. А я не хочу перекладывать на нее ответственность за себя.
- Поделишься клубникой?
Я застал ее врасплох. Злых умыслов в моем желании был самый мизер. Скорее я испытывал ощущение моральной эйфории, осознавая, что действие таблеток закончилось, а моё альтер-эго дрожит на пару с листьями деревьев. Это чувство поддерживало во мне то непринужденное поведение, заданное ею самой. Мика поднесла ягоду к моим губам, а я смотрел в ее глаза:
- Угощайся...
Кто сказал, что бес не может быть сентиментальным? Какой моральный урод решил, что Дьявол не испытывает никаких чувств? Ложь церкви и зловонный поклеп! Я никогда не питал особой страсти к клубнике, но сейчас мое игриво-апатичное состояние подталкивало вперед. Флиртом люди  назвали сентиментальность Дьявола. И я пытался занять свой рот, более полезным и приятным действом, нежели обычный трёп.  Я облизывался, глядя на ягоду в ее нежных пальчиках. Увы, моя натура слишком необузданна и, признаюсь, я импульсивно накинулся на маленький дар от Мики. Заглотнув ягоду довольно резко и прикусив слегка пальчики девушки, я остановился.
Я действительно не питал страсти к этой ягоде, но соблазн велик. Настолько, что я на доли секунд отстранился и пережевав, пытался словить вновь апатичную радио-волну святоши. У меня не получилось и я вернулся к её ручкам. Запястья пробуждали во мне легкую жажду, как и пальчики. В некотором роде я фетишист.
- У тебя чрезвычайно нежные руки, - это было последнее, что я прохрипел ей.
Коснувшись губами ее ладони, я сжимал запястье. С той лишь разницей, что уже не грубо. Целовал каждый пальчик и переведя бегло взгляд, хотел убедиться, что ты всё видишь. Смотри хорошенько, святоша!
_ _ _
* Давай, рви на себе волосы,
Строй недовольные гримасы,
И пусть бит отстукивает ритм,
Ведь мы знаем, что все кончено.
Если тебе становится дурно,
Опустись мне на плечо.
_ _ _
** Да, мне нравится видеть тебя такой,
Нравится, как ты кричишь,
Но если ты открываешь свой рот,
Я после не могу отвечать
За то, что происходит,
И во что это выливается.
(англ.)
*** целибат - обет безбрачия

Отредактировано Jason Westwood (2016-01-29 15:43:49)

+1

18

[AVA]http://funkyimg.com/i/27qeE.jpg[/AVA][STA]нежный цветочек[/STA]
Он перехватывает инициативу и, не подозревая о смысле, затрагивает самое ценное.
- Да, знает, - не знаю, сколько правды стоит оголять, поэтому пока ответ лаконичный.
Новый вопрос и я наклоняю голову, словно заслоняю от смеха сердце и образ сестры в нем. Сначала чувствую себя немного не в себе, а под конец замешательство исчезает, его погребает под собой непоколебимая верность Эйме. Вопрос о клубнике заставляет задуматься, я замираю, все риски на виду, но я надеюсь на что-то определенно волшебное, способное оградить от взрывной волны. Беру ягоду и подношу ее к его рту:
- Угощайся..
Он облизнулся с таким же нетерпением, с каким это делают лабрадоры, ждущие приказа «ату». Недолго мне пришлось верить, что его взгляд останется образом. Неожиданно вздрагиваю от его зубов на пальцах. Шок заставляет меня замереть, не двигать рукой.
Все слишком хорошо, чтобы я рискнула испортить свидание.
В месте, где острие зубов коснулось кожи, открывается ментальный портал и вверх по коже, от кончиков пальцев к локтю вырастают щупальца страха, они стремятся забраться под кожу и выесть меня изнутри.
- У тебя чрезвычайно нежные руки, - его фраза звучит с неотвратимостью казни.
Смотрю в глаза брюнета, чтобы понять его намерения, и упускаю момент, когда его пальцы оборачивают запястье живым браслетом. Страх прекращает заполнять нутро, синтезируя вместо себя жар предвкушения. Скажите, что его действия  - воля случая, а не чья-то злая игра. Иначе я пропаду, растворюсь или, что хуже, безоговорочно капитулирую.
Я не хочу бороться с искушением, но искушение борется со мной, во мне и против меня. Его губы оставляют на каждом сантиметре тыльной стороне ладони поцелуи-метки, словно он уничтожает мои корабли на поле морского боя. Расслабляюсь полностью, свободная рука мнет ткань толстовки с нетерпение кошки. Запрокидываю голову назад, словно магнолия могла отрезвить меня. Соприкосновение проносит резонный вопрос – хочу ли, чтобы меня отрезвили? Еще немного и я начну постанывать от удовольствия.
На коленях вибрирует телефон, но слух, глаза и тактильные способности не сразу замечают его как способ связи. спасает отточенный до механизма жест, нажимаю зеленый значок и подношу яблоко к уху. Ее голос я узнаю в любом состоянии. Знаю, что она хочет услышать и опережаю вопрос.
- Все хорошо, - выталкиваю два слова из груди с огромным трудом.
Дыхание и нервная система заняты поиском спасения от душащей сладости сознательную часть меня. Я борюсь, хочу бороться ради Эйме… Сколько секунд я еще смогу держать голос в узде, прежде чем начну вслух заявлять о своих желаниях?

Отредактировано Ange Arando (2016-02-01 13:52:48)

+2

19

[AVA]http://funkyimg.com/i/27j5F.gif[/AVA]So viel würd ich Dich gerne fragen
Tausend Worte hät ich Dir zu sagen
Wie viele Male war ich einfach stumm
Wie oft bringt mich dieses Schweigen um
*
———

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2nttrBffvazpB9xu&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2nttrBffvazpB9xu&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

... Погружение в мир ощущений несколько эгоистичный подход, но мы всегда гонимся за призрачной дымкой эмоций. Я провоцировал её, признаюсь, и испытывал не менее сильные чувства. И я должен был сам остановиться в нужный момент. Это приходит с возрастом, и... бл..дь, сделкой со своей второй личностью. Сейчас играл второй фактор, да и хрен бы с ним.
Наша проверка на прочность. Мы испытывали разный уровень чувственности и тактильных ощущений. С каждым прикосновением губ к священным женским рукам я испытывал электрический разряд, стрелки приборов зашкаливало. Утоление собственного мужского либидо становилось жизненной необходимостью, с той лишь разницей, что наш уговор имел гораздо большее влияние, чем спровоцированная фантазией эрекция. Я пресекал её, получая моральное наслаждение. Причин на то было несколько и главной являлся ты, мой набожный и скованный друг. Ты, как никто другой, умел забивать голову половым воздержанием. Это давалось тяжело, мы оба знаем. Но каждый раз, когда я игрался со своими жертвами, ты ощущал болезненную тактильность. И здесь я не причем, всё дело в твоей больной психике. Когда я кончаю, ты тоже - только испытываешь невыносимую боль и разочарование. Аминь!
Причуды шизофреников настолько восхитительны, Джейсон. Я помнил свои ощущения в церкви, вспомни и ты. О, разумеется, ты боишься это делать. Я помогу тебе. Когда ты лишился невинности в исповедальной кабинке, нас стало двое. Ты рехнулся именно тогда. Что ты испытывал? Страх перед праведной и святой силой? Боль оскорбленной, невинной души? Стыд. Это и есть унылый спектр чувств праведников. Я испытывал иное: страсть, жажду и чувство эйфории.
Запомни, ублюдок, не существует преград на пути к наслаждению! Нет их. Существуют лишь ваши гребанные предрассудки и запреты. Рай был создан для удовольствия Бога, как и первые люди. Адам и Ева являлись главным развлечением Всевышнего. Подумай об этом на досуге, пока я лобызаю каждую клеточку женского тела.

Бархатная кожа создана для поцелуев. Ее грех обойти вниманием и я, покорный раб плоти, в этом убежден. Добродетель создана, чтобы быть опороченной. Вслед за светом всегда следует тень. Слишком очевидные вещи, чтобы объяснять это на пальцах.
Испытание на прочность переходило в ту стадию, когда мои губы касались запястья девушки, а язык старался прочувствовать вкус юности. Я не спрашивал разрешения у нее, ибо всём известно, что молодость сама не знает, чего хочет. А если и знает, то отрицает. Не нужно пресмыкаться и испытывать судьбу вопросами, стоит лишь прикоснутся, и всё станет ясно.
Я был прав. Тактильная связь раскрепощала мою спутницу. Я чувствовал ее дрожь, видел как вспыхнули щеки. Только от стыда ли? Больной и лихорадочный мозг рисовал в ярких алых красках мир, окружающий нас. Кровь, я вспомнил о ней так несвоевременно и излишне отчетливо представлял. Твой голос шептал вместе с листьями и дрожал, твердя молитву. Неудачная попытка загнать зверя в клетку. В последнее время чертовски возбуждают тщетные попытки приобщить меня к праведной жизни.
[float=right]Не понимаю, право, что за вкус
В глотанье наспех лакомства, без смаку?
Приятно то, что отдаляет цель.
**
[/float]- Все хорошо, - в какой-то степени мне показалось, что она убеждает себя в этом.
Увлеченный процессом, я не заметил гаджет в ее руке. Хм! А следовало. В прошлый раз с него и началось всё. Им же и закончилось. Меня мало это волновало, больший интерес вызвало плечо девушки. Я не мог обойти его стороной, как и шею. Мои губы касались кожи импульсивно, словно оставляя разряд тока. От ключицы и выше. Гораздо выше. Я проводил бегло и с азартом языком. Прохладный металл штанги соприкасался с бархатом девичьей кожи, в то время как рука легла на бедро девушки. Прикусив мочку ее уха, я отдавал отчет каждому своему движению. Практически каждому, за исключением шаловливых пальцев, которые задрав подол платья прикасались к ободку чулка на бедре. Пожалуй, это был единственный атрибут одежды, который я приветствовал на женщине. Я предпочитал отсутствие нижнего белья под мешковиной одежды, но чулки... мне нравилось их срывать зубами. Оторвавшись в какой-то момент от мочки, я спустился чуть ниже... где вздыхала шумно грудь. Моя первая встреча с ней была несколько грубой и невоспитанной. Пожалуй, следовало извиниться за это. В то время, как длинные пальцы касались ножки, обтянутой капроном, губы блуждали от ключицы вниз. Я слышал, как билось ее сердечко, кажется, в такт моей больной любви.

———
* Так о многом я бы тебя хотел спросить
Так многое я бы тебе хотел сказать
Как много раз я был просто нем
Как часто меня убивает эта тишина
(нем.)
** Гёте "Фауст"

Отредактировано Jason Westwood (2016-01-31 00:14:38)

+2

20

[AVA]http://funkyimg.com/i/27qeE.jpg[/AVA][STA]нежный цветочек[/STA]
Ее беспокойный голос вспыхивает путеводной лучиной в слепящей обволакивающей сладчайшей темноте, которая наступает на меня вместе с действиями Шона. Сознание как будто разделяет тело на две половины. Левая часть меня дрожит, плавится и прогибается под напором брюнета. Правая полностью предана сестре, и эта преданность отрезвляет и охлаждает.
Наклоняю голову направо, сильнее упираюсь ухом в телефон, хочу слиться с ее голосом, одновременно прикусываю нижнюю губ. Эйме спрашивает еще раз, более настойчиво, в порядке ли я.
- Да, - голос ниже, голова кружится, но дело не в двух бокалах вина, - я в порядке.
Кусаю себя, когда к настойчивым поцелуям вверх по руке добавляется язык и штанга. Металлический шарик то вдавливается в кожу, то едва скользит. Хорошо, что Эйме решает повторить все свои наставлении в отношение брюнета и мне нужно только слушать.
Чем выше он берет цели – от сгиба руки до предплечья, от предплечья шеи, тем сильнее мне хочется застонать, подражая героиням японской эротики. Выгибаюсь всем телом, упираясь макушкой в ствол, когда его губы находят мою ушную раковину. Беззвучно открываю рот, но продолжаю держаться за голос Эйме. Она спрашивает, через сколько мы расстанемся и я лихорадочно соображаю. Да, мне хочется побыть в оранжерее еще, но чем дольше мы буем здесь находиться, тем больше у брюнета шансов «уговорить» мое тело в обход здравому смыслу.
- Два часа, дай мне два часа, хорошо? Я позвоню из такси, - я говорю почти своим голосом.
Точка отсчета создана и я мысленно отматываю в будущее, от представляемого момента, когда я сажусь в такси и до «сейчас», в котором мужские руки неожиданно оказались под юбкой, целенаправленно двигались выше, от коленей до кружева на латексной основе. Она вешает трубку и я бросаю телефон куда-то на плед. Чтобы мягко отодвинуть его от себя, мне нужны обе руки.
Чувствую его губы до самого последнего момента, наши взгляды встречаются, я зацепляю его и так же ласково приглаживаю подол, постепенно выталкивая его руки из-под ткани. Бороться с ним (и с горячим тугим узлом внизу живота) безумно тяжело, но на стороне разума целая тысяча внутренних ангелов, которые стояли на страже интересов Эйме.
- Интересно, штанга у тебя во рту появилась, чтобы делать из девушек податливыми, как горячий воск, или ты был солистом группы, которая играла индастриал рок?
Отвлекаю его внимание плавным жестом – беру виноградинку, провожу ею по своим губам, а потом протягиваю Шону, предлагая съесть.
- Скорее первое, хотя когда-то я был рок-звездой, - Шон резко потянулся вперед, но не к виноградине, а к самим губам.
Отодвигаюсь назад, наклоняю голову, от чего его губы попадают на скулую. Прикосновение смешит и еще немного отрезвляет. Снова упираюсь в его грудь руками, но уже более настойчиво.
- Я на свидании с рок-звездой, польщена, - подмигиваю - а можно мне автограф? 
Проведя губами по щеке, мужчина прошептал на ухо:
- А я не раздаю автографы.
- Боишься стать слишком популярным?
Вздрагиваю от горячего дыхание, тут же тело подсовывает эхо недавних ощущений и я трясу головой, наверняка при этом щекоча его лицо волосами.
Оскалившись, он наконец отодвинулся. Облокачиваясь о ствол магнолии, Шон злорадно ухмыльнулся:
- Я и так популярен среди определенных ячеек общества, а остальные меня волнуют мало.
- Хм, -задумчиво поджимаю губы, но внутри все говорит, причем сильнее чем раньше, - любопытное заявление. Подмывает спросить, в каких же именно, но мне кажется, ты не ответишь.
Угли, которые разворошил во мне Шон, оказывается не так легко затушить, как я думала. Я хочу его. Снова.

Отредактировано Ange Arando (2016-02-01 13:52:55)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » 03 Заговор чувств ‡innamoramento