Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » any second now


any second now

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Irene Casta & Martin Juhl
квартира Юля --> дорога до Фриско
15 января 2016 года

Отредактировано Martin Juhl (2016-02-17 05:17:58)

0

2

Ирэн и представить себе не могла, что конфликты на почве человеческих взаимоотношений, настолько будут ее заботить. Кажется, даже на Мартина она смотрела немного по-другому, а все после того случая с Майклом и Бернадетт. Каста никогда и никого не отстаивала так, как его, и вся та сцена больше походила на жестокое сражение и сопротивление, нежели на решение семейных проблем на почве недопонимания и ряда совместных ошибок. Прошла не одна неделя с того вечера, но она по-прежнему видела перед глазами простреленную плазму и избитого Юля в крови, растерявшись только тогда, когда незваные гости покинули квартиру. Какое ей дело до благополучия женщины, даже не являвшейся кубинке подругой? Дружное распитие алкогольных напитков не значит ровным счетом ничего; такой пример знакомств и отдыха для Касты – норма, выходит, у нее тысяча друзей? Блондинка, конечно, человек приятный во всех отношениях, и за короткий срок у них появилось несколько неплохих общих воспоминаний, но речь шла непосредственно о личном пространстве девушки. Берн до неприличия нагло вторглась в него, не без помощи своего любовника, по иронии судьбы приходящегося Касте дядей. По правде говоря, сложно судить, кому он отдаст предпочтение, учитывая непростые отношения со своей племянницей… С другой стороны, Ирэн ни разу не позволила себе что-либо потребовать от него, считая, что это абсурдное поведение, кем бы они друг другу не приходились. Видимо, Рикардс считала иначе, продемонстрировав завидную смелость в пределах четырех стен и удачно примостившись за спиной итальянца. За прошедшее время, Ирэн десятки раз прокручивала в голове ту ситуацию, приходя к одному и тому же выводу: нельзя было ничего изменить. Мартин поступил правильно (являясь чертовым пушером!), помог девчонке прийти в себя, отвез домой, переговорил с тетей, но никто из них всех не обязан понимать другого. Тот же Майкл повел себя так, как и должен был повести, и Каста не могла винить его за побои. Как бы тупо Берн не поступила, она не просто так нравилась кубинке; хоть ее выбор в пользу Ринальди – неудачный, за свою безопасность она может быть спокойна. Ну, до поры, до времени.
И все, вроде как, прошло, эмоции утихли, злости больше нет, но мало того, что она лишилась жилья из-за жалоб соседей, вдруг обнаружила, что переживает какой-то странный кризис. Пришлось переехать к Мартину, так как альтернативное жилье найти не успела, жить с Мартином, спать с Мартином в одной кровати… Можно продолжать бесконечно, но Ирэн это немало напугало. Еще недавно она была готова загрызть Бернадетт (в буквальном смысле!) за него, так теперь они женаты и делят одеяло. У него одно одеяло! Каста до сих пор спала плохо и некомфортно, постоянно думая об одеяле и голых ножищах Юля, торчащих из-под него по утрам. Удивительно, но она пребывала в сильном ступоре, будто внезапно пришлось проживать какую-то чужую жизнь. Более того, они виделись еще и в Барракуде, и только там Ирэн делала вид, что постоянно чем-то занята. В принципе, так и было, но она ко всему изображала очень задумчивый вид, проходя мимо пыхтящих бойцов.
Она снова думала обо всем этом, нахмуренно уставившись в чашку с чаем, крепко зажав подмышкой новое упакованное одеяло. Напротив, сидел Альберто, явно непонимающий, отчего сестра так долго молчит. К слову, он остался сильно в шоке, узнав, что она выскочила замуж на Кубе. Не меньший шок вызвала личность новоиспеченного мужа. Он уже был в курсе, с кем спит младшая, но брак?.. С этим татуированным бывшим наркоманом? Кстати, раньше Ал не проявлял особого внимания к тому, как же все-таки Каста познакомилась с Мартином, но с недавних пор начал давать двусмысленные намеки, на которые она изо всех сил не велась. Ближе брата у нее нет никого, но даже ему не стоит знать всего.
- И че? – нетерпеливо «выплюнул» парень, чиркая зажигалкой. – Разговаривала с Майком?
- Нет. Хватит спрашивать, Ал, он бы и сам тебе все рассказал. Вы как два сплетника, - буркнула Ирэн, откинув наконец-то одеяло на соседний стул.
- Блять, Ирэн, что с тобой происходит? Ты зачем позвонила? Чтобы мы вместе выбрали гребаное одеяло? – вспылил брат, хлопнув ладонями по столу.
- Да, блять! Спасибо за помощь, - прошипела нервно кубинка, вскочив с места. Прижав к груди покупку, выбежала вон из кафе, слыша за спиной удаляющиеся крепкие ругательства. Во-первых, ее бесило то, что Альберто не в настроении и не может набраться терпения. Во-вторых, что она сама много грузилась и думала, что вообще не в ее привычках. Каста даже заподозрила, что именно проживание с дилером сводит ее с ума; жизнь слишком быстро развернулась на сто восемьдесят градусов – она была не готова. Возможно, дело в союзе с Мартином, так сказать, начало начал. Самое время уйти? Ирэн обычно иначе себя чувствовала, прежде чем свинтить, тут было кое-что другое… В любом случае, эта неопределенность «убивала» ее, не давала функционировать в привычном режиме.
Когда Каста вернулась в квартиру дилера, вспомнила, что у них были планы съездить в Сан-Франциско. Вот опять: забыла! Витала в облаках, черт возьми. Распаковав злосчастное одеяло, улеглась на кровать, примерив его на себя. Так Ирэн лежала не меньше двадцати минут, зависнув, как пациентка любой психиатрической больницы. Нет, что-то не так, точно не так. Хотелось немного поспать, пока не вернулся Юль, и с этой мыслью она начала копаться в его вещах. Метамфетамин, как и всякие прочие радости тусовщиков, ее мало интересовали, но может, найдется что-нибудь легче типа антидепрессантов и прочего дерьма. Тряхнув пару раз сумку, в которой валялись какие-то шмотки, кубинка посмотрела вниз, когда на пол безо всякого шума, упало несколько чеков. Присев медленно на корточки, подхватила один, ощутив какой-то удивительный прилив легкости и облегчения. Плохо, но Ирэн не посчитала потенциальную пробу страшной ошибкой, а как нечто безвредное из разряда «а что такого, это не вернет меня назад». Еще месяц назад она бы скривилась и поскорее спрятала это «добро» от греха подальше, а сейчас будто нашла единственное спасение от нагрянувшего стресса. Каста не умела копаться в других и себе, для нее это пытка, не меньше; если и существовало сейчас что-то, способное избавить ее от психологических мучений, то вот оно, доступное и совсем рядом. Ей и в голову не пришло, что на столе есть та же бутылка виски, часто снимающая будничное напряжение. Нет-нет, поздно.
Подхватив крошечный чек, брюнетка быстрым шагом дошла до кухни, вынув столовую ложку, потом метнулась по квартире, в поисках зажигалки. Твою мать, Мартин, думала Каста, куришь, как паровоз, всюду бросаешь свои сигареты и остальные атрибуты, но именно сейчас все утащил с собой. А, нет, не все, обрадовалась девушка, выудив поцарапанную и старую зажигалку из выдвижного ящика.
- Шприц, - пробормотала разочарованно кубинка, покрутившись вокруг своей оси. В этой квартире не было никаких шприцов, и проверка подтвердила. Что только не придет в голову тому, кто хочет принять свою дозу… Каста сбегала к соседке, и та, обладая приличной аптечкой, и страдая от диабета, поделилась тонкой иглой для инъекций инсулина. Все складывалось как нельзя удачно.
Вряд ли она до конца понимала, что собирается переступить шаткую грань, и ни разу не вспомнила об этом, пока поджигала порошок в ложке. Дождавшись, пока тот закипит и начнет пузыриться, она аккуратно набрала героина в шприц, аналогично осторожно развернув иглу, направляя в «центр» - локтевую вену. Только потом шумно выдохнула, видя, что вены надо зажать. Господи, все совсем хреново, подумала Каста, ругая саму себя за тупость. Зажав пальцами шприц, влетела в ванную комнату, ища какой-никакой жгут. Вот эта непонятная эластичная трубка, валяющаяся под ванной, подошла бы идеально... Задрав руку с дозой, девушка присела на корточки, другой рукой подхватив «резинку». Стоило выпрямиться, как за спиной распахнулась дверь. Ирэн резко обернулась, встретившись глазами с Мартином. Первое, что она сделала, так это двинулась на него, подобно тарану, локтем пихнув в грудь, дабы не пустить за порог и кое-как закрыть дверь. Его возвращение капельку отрезвило, но Каста боялась не его, а своего невменяемого состояния, с которым не могла совладать.

Отредактировано Irene Casta (2016-01-24 23:03:50)

+1

3

Может быть, дилер просто не замечал раньше, а только теперь, когда все обернулось так, как обернулось, задумался над тем, сколько же все-таки в окружении Касты радеющих за ее личную жизнь? Может, родня и знакомые и раньше трясли ее любовников на предмет соответствия каким-то там их стандартам? Он сам ничего такого от Кубы не слышал. Они не обсуждали личную жизнь друг друга ни до этого, ни сейчас, но девчонка и не жаловалась на душащее внимание со стороны, а ведь она достаточно трепетно относилась к личному пространству. Он не углублялся, как и обычно, и эти вопросы для него были чисто риторическими, а само внимание окружения казалось ему довольно забавным. Лично у Мартина не возникало сомнений в правильности своих поступков, пусть этот брак и был следствием всего лишь эмоционального порыва. Хотя насчет Касты, как это ни странно, он не был уверен и вполне допускал то, что дело было не только в скачке ощущений. Почему? Все дело было в ее поведении, наверное.

Для начала, она его удивила еще тогда, когда согласилась поговорить с Рикардс, а точнее попросить ту держать язык за зубами. Это, конечно, была его ошибка – впутывать ее и просить разгрести свои косяки, но в тот момент Юль думал лишь о целостности своей шкуры, а о последствиях в сторону Ирэн не думал, учитывая, что в деле фигурировало имя Ринальди. Но это было позади, как и конфликт, произошедший после. В силу своей злопамятности дилер еще долго будет помнить произошедшее, но Мартин был способен не циклиться на этом и идти дальше. Однако, поведение в этой ситуации Кубы он уже не мог объяснить. Она уже не просто предпринимала попытки выгородить его, она встала на его сторону в той ситуации, и Мартин предпочел просто принять это, чем пытаться понять или, тем более, спрашивать ее – это было бы странно, учитывая, что за несколько дней до этого они расписались в Гаване.

На фоне всего этого, ее переезд к нему выглядел уже достаточно блекло. Да, дилер не думал, что она так легко согласится. Сам-то он относился к этому просто, но оказалось, что он слегка недооценил поспешности своего предложения. С другой стороны, у него не было выбора. Не предложить он не мог, а заняться самостоятельно и вплотную поиском квартиры для девчонки ему было некогда – по приезду пришлось разгребать накопившиеся дела. Тем не менее, был не настолько твердолобым, чтобы в упор не замечать настроя брюнетки, тот неуловимый налет паники, который с каждым днем нарастал. Не было претензий, Каста не пыталась отдалиться, но именно чего-то такого он и ожидал каждый божий день. Все это должно было во что-то вылиться – да хоть в скандал, черт его. Мартин, в принципе, понимал, что Ирэн может свинтить в любой момент, она бы его не удивила таким поворотом, никого не удивила бы. Но она не уходила, не предъявляла претензий и не жаловалась. Самого Юля сожительство не напрягало. Наверное, потому что занятости было больше, да и не имел он привычки что-то анализировать и тем самым накручивать себя. Да и Ирэн, по сути, была такой же ненавязчивой сожительницей, как и он сам, но это ведь только на его взгляд.

Мартин мог бы не просить Касту ехать с ним во Фриско и дать ей целый свободный от себя вечер или даже ночь, учитывая ее поведение, но что-то его дернуло сказать о своей поездке, и он уже между делом кинул ей предложение, а она, к его удивлению, согласилась. Может быть, он в последнее время дохуя стал обращать внимания на какие-то мелочи и все это ему показалось? Ровно перед отъездом позвонил один из дилеров и предложил встретиться, чтобы расплатиться. Таких дел Юль не откладывал, да и время позволяло, в принципе, так что он согласился и предложил Ирэн собраться, пока она его ждет. Как-то он не ожидал, что она найдет себе другое занятие, более интересное, видимо.

Неторопливо прогулявшись по нескольким комнатам, Юль понял, что Каста в ванной и всего лишь хотел дать ей знать о своем возвращении, поэтому и заглянул. Он сначала и не понял толком ничего, собирался сказать ей, что нужно ехать, но девчонка развернулась к нему лицом, а Юль в следующую секунду едва справился с тошнотворным позывом от одного только вида шприца в ее руке.

- Сука, - дилер глубоко вдохнул, пока Ирэн направлялась к нему, с явным намерением выпереть из ванной. – Какого, блять, хуя ты творишь?
Конечно же, никуда уходить он не собирался и, слегка отстранившись из-за толчка локтем, схватил кубинку за запястье, сжимая так, чтобы та выронила шприц, и сразу же с силой пихнув ее ладонью в солнечное сплетение. Рассчитывал силы, конечно, в конце концов, вокруг кафель и металл, а убийство в его планы не входило, хоть он и был в бешенстве. По крайней мере, хватило на то, чтобы выбить воздух из легких и привести ее в чувства. Ну, и еще вызвать волну недовольства, но это несколько секунд спустя, когда восстановит дыхание. Пожалуй, от Касты он меньше всего ожидал чего-то подобного. Какой угодно способ поймать иллюзию решения проблем, но не наркота, блять, не это дерьмо.

- Тебе мало было? Соскучилась по притонам? – он встал в дверях, чтобы она осталась в ванной. – Так и сказала бы тогда, я тебя прокачу без этой хуйни, устрою экскурсию. Освежишь воспоминания. Ты этого хочешь, твою мать?
Все-таки ему это все не показалось, и все это время Ирэн гоняла какие-то мысли у себя в голове. Которые, видимо, и привели ее к этому. К тому, чтобы снова взять в руки шприц. Только отдавала ли она вообще себе отчет в происходящем, или это был такой же мимолетный порыв, которых в ее жизни дохуя?

- Ты сама, блять, прекрасно знаешь, что этого будет достаточно, чтобы снова смыть себя в унитаз. Один долбанный раз! Где ты взяла шприц, м? – он не держал шприцов, в квартире их не было. Это означало, что Каста успела сбегать до аптеки. Очень трезво для мимолетного поступка под влиянием эмоций. Юль медленно перевел взгляд на брюнетку и зло поджал губы.- Где ты взяла ебучий шприц?

Отредактировано Martin Juhl (2016-01-25 06:21:13)

+2

4

С момента, как она нашла чеки с героином, Каста действовала на сплошном автопилоте, слабо отдавая себе отчет в происходящем. Безусловно, была в сознании, все делала четко и решительно, но абсолютно позабыла об обещании, данном самой себе несколько лет назад. В отличие от Мартина, никто не оплатил ей дорогостоящее лечение в клинике, визиты к специалистам и прочее; она никого и не попросила, потому что все, с кем контактировала в то время – чужие лица, такие же наркоманы, дилеры, как Юль. Их совершенно не интересовало состояние девушки, а никто из близких людей не знал. Пришлось выкарабкиваться самостоятельно, имея в кармане какие-то жалкие гроши, настраивать себя на хоть какую-нибудь работу, приводить в порядок внешне, дабы никого не пугать. Ей помогло сплошное отвращение к себе, нежелание смотреть в зеркало и мысли об истекающем тюремном сроке брата. Переживая очередную ломку, Каста представляла его реакцию, и становилось по-настоящему страшно; вдруг он увидит, ужаснется и уже наверняка отвернется? Он-то лучшего мнения о сестре, не подозревает, как сильно переоценивает ее. Терять Альберто не входило в ее планы, и она определенно была готова к борьбе за его присутствие в своей жизни, чего бы это ни стоило. Если кто-то попросит в деталях рассказать всю историю отказа от героина, она пошлет каждого так далеко, как только возможно. Каста знала одно: нельзя вспоминать, как все происходило, достаточно самого факта, своеобразной галочки. Было и было. То, что Ирэн осмелилась сделать себе дозу сейчас, в квартире Мартина, говорило лишь о том, что все, как минимум, нехорошо. В принципе, этого можно было избежать, не попадись под руки его товар, но следует помнить, что она редко пребывала в растерянности и запутанности.
Резкий выдох вышел шумным и похожим на сдавленный стон, когда Касту отбросило чуть назад от удара. По правде говоря, подсознательно она ожидала нечто такое, грубое, но поступок Юля в считанные секунды разозлил. Сложившись в три погибели, кубинка придержалась за стену, чуть не поскользнувшись. Шприц благополучно валялся на полу в углу дверного проема, а брюнетка не сразу, медленно подняла глаза на Мартина, еле «переваривая» сказанное им.
- Выйди отсюда, - низким и будто запыхавшимся голосом произнесла Каста, переждав буквально минуту-другую, прежде чем схватить баллончик с каким-то спреем, запустив его прямиком в татуированного новоиспеченного мужа. Расстояние между ними – не больше полтора-двух метра, поэтому ее четкий размах пришелся на плечо. Раздался глухой стук и баллончик отлетел, стукнувшись о стенку, и приземлившись на пол. От звона кафеля девушка поморщилась. – Выйди, блять, отсюда! – выкрикнула несдержанно брюнетка, падая резко на колени. Где-то очень глубоко, невыносимо остро не хотела, чтобы он видел ее такой. Мало того, что не в себе, так еще слабую, нуждающуюся в чертовой дозе. Дернувшись вперед, Ирэн сначала один раз пихнула Мартина в колено ладонью, потом второй, но уже остервенело, со злостью и силой. Протянув вторую руку, она почти дотянулась до шприца, вконец утеряв всякий контроль над ситуацией. А кто ей поможет? Юль, с которым пока не знает, что делать? Как у него получается оставаться таким спокойным, будто все устраивает? Кажется, имел приличный опыт проживания со своими любовницами, судя по отсутствию всякой реакции на присутствие Касты. Она ведь вторглась в его личное пространство, нет? – Не твое собачье дело, - сквозь зубы пробормотала кубинка, в последний момент, лишившись возможности получить дозу обратно.
Ирэн не собиралась признавать, что ей необходима определенная помощь в решении скопившихся «проблем», да и Мартин их точно не поймет. В одну из ночей, переживая очередную бессонницу, она смотрела, как он спит, и за считанные полчаса успела десять раз пожалеть, что согласилась на брак. Господи, думала Каста, какой клещ укусил ее за задницу, когда она внезапно возжелала стать чьей-то женой? Секс еще никогда не побуждал к таким сумасшедшим поступкам, а привязанности обычно недостаточно. Но ладно ночи… Просыпаясь на следующий день, ей уже не казалось это такой трагедией. С Мартином все было просто с самого первого дня их встречи после его переезда в Сакраменто. Кто бы мог подумать, что они вдвоем окажутся в такой нормально-ненормальной ситуации, в пределах ванной комнаты.

Отредактировано Irene Casta (2016-01-25 20:51:14)

+1

5

Еще пару минут назад, когда Юль увидел Кубу со шприцем в руках, он и подумать не мог, что все настолько серьезно. Честно? Он и сам порой справлялся с желанием пустить по вене, как в старые добрые наркоманские времена. Конечно, сейчас его отвлекали тренировки в клубе, бои, какие-то события в жизни. Но надолго ли? Еще день? Месяц, может? Или даже год. Мартин и сам не знал, насколько его хватит. Наверное, от того настолько жутко было следить за последующими припадками Касты. За тем, как она пытается избежать пристального внимания со стороны и добраться до шприца, который все еще валялся неподалеку. За тем, как ползает на коленях и молотит его, заставляя оставить ее одну.

С другой стороны, он прекрасно понимал, в чем заключалась ее проблема. Самодостаточная и гордая Каста предпочитала решать все сама, никогда не принимала помощи и ни перед кем не признавала своих ошибок. Только, в конце концов, все это вылилось в то, что сейчас она билась за дозу так, будто от этого зависела ее жизнь. Батарейки имеют свойство разряжаться.
- Успокойся, - Мартин наклонился и поднял шприц как раз в тот момент, когда Куба предприняла еще одну попытку дотянуться до него. Сдернул иглу и надавил на поршень, спуская содержимое на пол и отбросив все в раковину, а потом снова посмотрел на девчонку. – Успокойся, блять! Нихуя не получишь.

Сейчас все попытки вывести ее на какой-то более или менее продуктивный диалог все равно будут бессмысленны, так что он и не пытался. Потрошить квартиру от всех нычек и сваливать в одну морду во Фриско, закрыв ее в квартире тоже не было выходом из ситуации. Слишком много нужно будет времени, чтобы не оставить здесь вообще ничего, да и проблему это не решит. Усугубит, скорее, такое его поведение наверняка толкнет ее к дальнейшему сопротивлению.
- Не мое дело? А чье это дело, мать твою? Может, это дело Майкла? Или твоего брата, а? – Юль сделал шаг, который их разделял и схватил брюнетку за предплечье, уверенно потянув вверх и заставляя подняться с пола. – Так давай позовем их сюда, пусть посмотрят? Посмотрят на тебя. Как думаешь, как они решат это дело? Знаешь как, да? Ты же большая девочка, ты все знаешь, и все сама можешь решить – когда тебе колоться, а когда нет. Никто тебе не указ и, конечно, это никого не касается. Вот только тогда какого хуя ты делаешь это здесь, раз это и меня не касается?

Мартин, мог сдержаться и дать ей время успокоиться, только у него тоже нервы были не стальные, а вероятность того, что вот сейчас-то она точно решит, что самое время сбежать, была намного больше, чем до этого случая. И не факт, что она не побежит до ближайшего барыги, поэтому отпускать он ее не собирался.
- Давай, расскажи мне, от чего у тебя нервы сдают. Расскажи, - он, наконец-то отпустил ее, но отступать не собирался и вопросительно уставился на кубинку.

+1

6

- Даже не смей упоминать Альберто в этой… В этой ситуации, - выдохнула Каста, скрыв подкативший испуг. На мгновение показалось, что Мартин настроен абсолютно серьезно, и прямо сейчас позвонит обоим Ринальди, с целью продемонстрировать им, что из себя представляет их родственница. И, хотя, Ирэн давненько себя не ощущала маленьким провинившимся ребенком – именно это впечатление и осталось. Глядя с ненавистью на дилера, девушке много чего хотелось сказать, но она так и не смогла достойно сформулировать и передать, свои чертовы чувства. Кроме того, что раздражало одно его существование и появление в квартире в неподходящий момент, Касте добавить было нечего. – Потому что мне приходится здесь жить, твою мать! С твоими бесконечными шмотками, с товаром, раскиданным по всей квартире, с сигаретами, от которых меня тошнит, - прошипела кубинка, дернув плечом, чтобы он наконец-то перестал так сильно надавливать и отпустил.
По правде говоря, она значительно преувеличила степень своего недовольства, но прямо сейчас Каста была готова сказать все плохое, что только приходило в голову, дабы хоть какими-то путями избавиться от него. Безусловно, дозы ей больше не видать – та безвозвратно испорчена, но это еще больше побуждало девушку съехать с катушек. Она не получила желаемое, не решила проблему, и продолжала ощущать давящее стрессовое бремя. Негатив, направленный в адрес Мартина, удивлял и ее саму, потому что мужчины обычно не бесили Ирэн. Если ей что-то не нравилось, не устраивало, она очень талантливо сбегала, не оставляя возможности найти себя. Выходит, спасала и себя и другого человека от лишних потерь нервов, глупых скандалов и прочего ненужного дерьма, происходящего в отношениях между мужчиной и женщиной. Юль же, неожиданно для всех, получил иную дозу внимания, на почве которой Каста уже планировала задушить его во время сна, а потом обратиться за помощью к брату. Любой здравомыслящий и внимательный человек посоветовал бы ей обратиться к психологу, но Каста была бы не Кастой, если бы не поступала радикально и с размахом.
О чем он только что попросил? Излить душу? Брюнетка скривилась, решив, что дилер вконец ебанулся. Они что, перестали понимать друг друга? Будто на разных языках стали говорить, и Ирэн совершенно не может разобрать, что он хочет; а он, в свою очередь, не слышит ее и, судя по всему, не собирается.
- Хрен тебе, свали с дороги, - рявкнула кубинка, толкнув его обеими ладонями. – Давай, мы же едем в гребаный Сан-Франциско, хер пойми, зачем! – Самое интересное, что она всерьез забыла, зачем Мартину понадобилось туда съездить. Кто знает, можем это им вдвоем понадобилось. Другое дело, что она уже не могла находиться здесь, квартира сузилась до невероятных размеров и сильно давила на Ирэн, не давая продохнуть. Она не то, что не хотела ему рассказать, что не так, она тупо не могла и даже не представляла, что должно побудить поделиться всеми этими идиотскими переживаниями. – Мы идем или что? – уже относительно спокойнее спросила Каста, глядя Мартину в глаза. Судя по всему, да, раз он освободил проход. Метнувшись в спальню, Ирэн запихнула в карман джинсов мобильный телефон, задержалась глазами на новеньком одеяле, распластавшемся на кровати, и дошла до прихожей, подхватывая куртку. Она понимала, что поездка – плохая идея после случившегося, но остаться – еще хуже, да и небезопасно, даже учитывая присутствие Юля. Сложно будет решать дела (пусть, развеяться), когда ничего не высказано, - особенно ему.

+1

7

Ее претензии по поводу обстановки в квартире, Юля нихрена не убедили. Слишком просто. Она не была привязана к батарее, а в Сакраменто не было дефицита в сдаваемом жилье. К тому же, если бы ее все это действительно настолько бесило, то она бы не терпела, переборола бы себя и позвонила родственникам, обратилась бы за помощью в этой достаточно простой жизненной задаче. Ну, это не криминал, о помощи в котором стоит сто раз подумать прежде, чем к кому-то обращаться. Насколько Мартин знал, в отношениях с братом у Ирэн был полный порядок, и вряд ли такую просьбу она посчитала бы унижением. Короче, все это было не то. Его шмотки, наркота и табачный дым в квартире были ни при чем. Зато, кубинка заметно успокоилась. Или не успокоилась, а на время смогла задавить в себе это состояние. Как бы то ни было, момент был упущен и Юль прекрасно понимал, что это конец разговора, в чем и убедился, когда она отпихнула его.

Дилер пропустил брюнетку, когда она переспросила о поездке, а сам еще какое-то время оставался в ванной, задумчиво глядя на шприц в раковине. Потом вышел и неторопливо обошел квартиру, не только пытаясь припомнить – ничего ли не забыл, но и предпринимая попытки унять раздражение. Правда эта короткая прогулка оказалась совершенно бесполезной, но Мартин вполне себя контролировал, поэтому совсем скоро они вместе покинули квартиру и спускались на парковку, где он оставил Корвет. Конечно же, оба молчали. Лично у него не было никакого желания продолжать разговор в машине, оказавшись в которой, Юль сразу врубил музыку.

Пока что никакого решения в голове у него не было, а еще было плохо то, что музыка не отвлекала его от мыслей, поэтому дилер не притапливал, как делал это обычно в переездах между городами, чтобы быстрее добраться до места, и старался большее внимание уделять все-таки дороге.
Ну, он хотя бы попытался докопаться до сути происходящего, а не пустил все на самотек, как делал обычно. Случись это с любым другим человеком из его окружения, он бы и пальцем не пошевелил, ничего не стал бы делать или говорить. Посмотрел бы и ушел. Ирэн была ему не чужой, не какой-то знакомой, не посторонним человеком с улицы. Чего она, блять, ожидала? Что он будет стоять и смотреть, как она загоняет в себя иглу? Хотя… Мартин покосился на девчонку. Наверное, чего-то такого она от него и ожидала. Судя по всему, по возвращению в Сакраменто, стоит ожидать ее побега, к которому Юль, в принципе, был готов уже заранее. Хрен с ней, пусть валит на все четыре стороны, если ей так проще. Он тоже не имел привычки загоняться.

Он честно выдержал первый час поездки и пошел уже второй и собственные мысли его окончательно доконали. Мартин пытался самостоятельно докопаться до сути, чего никогда не делал, потому что все разговоры были бесполезны, а проблема не была решена. Да, ему проще было сбежать от этого, отпустить ее и оставить ее родственникам разбираться в том случае, если девчонку снова понесет по старой памяти. Сейчас он не мог отделаться от этого мысленного анализа и именно это его невероятно бесило, а в итогt, довело до точки. От сигарет его уже тошнило, за это время, он успел выдуть треть пачки, не взирая на высказанное Кастой недовольство этой его привычкой.
- Сука, как же ты меня бесишь. Долбаная тряпка! Не можешь сказать, блять, в чем проблема! Посто признайся, что ты тряпка и все, блять, больше не будет к тебе претензий. Какого хуя ты впутываешь меня в это дерьмо!

+1

8

Неужели брак действительно способен привнести ряд изменений в отношения обыкновенных любовников? Ведь людей изначально тянет друг к другу на физиологическом уровне, все остальное – по мнению кубинки, - набор счастливых совпадений, таких как общие интересы, чувство юмора, любимое шоу по субботам, и прочий ненужный хлам в человеческих головах. Парам становится там хорошо вдвоем, что всего им мало: именно после таких выводов они и оказываются у алтаря, а через считанные месяцы – с планами завести детей. Каста абсолютно не понимала эту странную необходимость довести секс до социального абсолюта, придать ему официальный вид и приблизить к общественной норме. В мире столько всего неизведанного, необычного и удивительного – да за углом дома в эту самую секунду происходит что-то интересное, – откуда у них время решать бытовые вопросы, ссориться из-за немытой посуды, терпеть обиды? Ирэн никогда не бралась открыто осуждать других, в отличие от них, понимая, что каждый самостоятельно делает для себя выбор, как жить, с кем жить, и в каких условиях; другое дело, что не собиралась им подражать и соответствовать чужим стандартам. Эти перемены сильно смутили ее, поставили в неловкое положение, а ведь Каста никогда не придавала большого значения собственным поступкам. Захотела переспать с Мартином – переспала, и не пожалела; подалась эмоциям, согласилась заключить с ним брак – поставила подпись и заключила. Главное во всем этом – не грузиться, а наслаждаться, и поначалу именно так и было. Она и подумать не могла, что начнет злиться и копаться в себе, осознав, что совершила страшную ошибку. А все началось после переезда – вот где корень зла. Держаться на расстоянии и не надоедать – самое лучше решение для всех, кто хочет продлить ту самую химию, и наученная приличным опытом, Каста и в этот раз не планировала нарушать так называемую идиллию. С другой стороны, что мешало ей свалить из квартиры Юля? Он не держал, не принуждал к совместному проживанию, даже подкинул номерок знакомого агента по недвижимости, а она так им и не воспользовалась. И хотя, частично брюнетка тянула с поисками нового жилья, в голову закралась идея: а что, если приобрести наконец-то свое? Не снимать, а произвести полноценную покупку. Были ли на это деньги? Нет. Имелись кое-какие семейные финансы, оставшиеся ей и Альберто. Девушка многие годы не позволяла себе ими воспользоваться, даже тогда, когда в кармане не было ни гроша, но есть подумать – полезное вложение. Именно об этом думала Ирэн, не обращая никакого внимания на грохочущую музыку, от которой заложило уши. Неизвестно, сколько прошло времени, с момента, как они покинули квартиру, далеко ли осталось до Сан-Франциско, как музыку перебил голос Мартина, явно не выдержавшего… Хоть в чем-то они оказались солидарны, подумала Каста, прежде чем медленно повернуть голову. Больше всего на свете она ненавидела минуты слабости, будь то физическая или психологическая. Нынче, с ней приключилась вторая, и прямо сейчас Юль решил, что неплохо бы открыто об этом напомнить. Ему не хватило сцены, в ходе которой сама Ирэн еще долго не сможет забыть свой срыв; самое время – добить кубинку, совершить заключительный нокаут.
Сначала она посмотрела на него. Посмотрела так, будто готова была убить. Глупо – позволить взять себя на «слабо», но нервы Касты и так были на пределе, и у нее не осталось ни капли благоразумия, смекалки и сил, чтобы сделать вид, что Мартин ее не задел. На ум не пришла даже какая-нибудь ответная оскорбительная фраза, поэтому первое, что сделала девушка после непродолжительной паузы, с размаха (насколько позволял салон корвета) ударила рукой дилера по лицу. Мгновенно началась потасовка, она начала выталкивать его, словно из машины в принципе, и все это на ходу. Мартин, естественно, перестал контролировать движение и потерял управление. На этом не остановилась, намеренно продолжая отрывать его руки от руля и откровенно бить, отчего через считанные секунды корвет вилял из стороны в сторону, все сильнее и круче. Следующее, что почувствовала – боль в глазу, но разум настолько застила злость, что физический дискомфорт остался второстепенным. Последнее, что увидела, как они благополучно «летят» прямиком в синюю тачку. Кажется, то был Форд – успела заметить, отцепившись от Юля только тогда, когда уже стало поздно.

Отредактировано Irene Casta (2016-01-27 01:42:53)

+2

9

Юль не видел резона сдерживаться и поэтому высказался, пускай это и было в форме утверждения и условий. К тому же, в его словах был определенный смысл в этой ситуации и до сих пор Мартин не считал нужным скрывать эмоции, либо свое мнение. Именно поэтому их отношения дошли до того, до чего дошли на данный момент времени. Разве это нельзя было назвать показателем? Дилер до сих пор не особо верил в то, что у нее были какие-то реальные претензии к нему и тем более не верил в то, что их накопилось столько, что вылилось в ее внезапный порыв ширнуться. Не видел проблемы в том, что Куба спустя какое-то время догнала, что поторопилась со своим решением, и тот порыв на острове был лишь порывом. Он бы не смог ее удержать, если бы она решила свинтить, да и не стал бы ее держать. Они бы просто развелись, причем этот процесс занял бы не больше времени, чем само заключение союза. Пошли бы дальше своими дорогами, как это было до поездки на Кубу. Короче, он до сих пор еще не догонял сути, и вот это его бесило по-настоящему, не смотря на то, что он и сам никогда не имел привычки усложнять что-то.

Естественно, она отреагировала, на это он и рассчитывал. Только не подумал о том, что совсем не вовремя снова задел ее с этим, не в подходящий момент. Потому что она не стала орать в ответ, не стала затыкать его, а молча заехала ему по лицу. Не смотря на то, что пространства для замаха у нее было немного, пощечина вышла вполне себе ощутимая. Видимо, девчонка вложила в нее все силы без остатка, потому что щеку и висок обожгло. Дилер зло сжал зубы, глотая очередную вспышку бешенства и сжав пальцами руль. Возможно, у него даже получилось бы перебороть себя в этот раз, только Ирэн успокаиваться явно не собиралась. Замахала руками, толкая его от себя и пихая в дверь, на что он молча отмахивался, отпихивая от себя ее руки и не замечая, как давит на педаль газа, но упрямо глядя на дорогу.

Молчаливая истерика кубинки продолжалась, а у Юля уже кончалось терпение. В конце концов, когда новоявленная супруга дошла до того, что стала хватать его за руки, отдергивая их от руля, Мартин сначала замахнулся на нее, но этот жест Каста явно проигнорировала. Поэтому, когда в очередной раз вцепилась в его руку, короткими ногтями сдирая кожу, Мартин двинул кулаком в сторону, никуда не целясь и лишь с одной целью – чтобы она отстала, ударил девчонку, отвлекаясь на нее, а когда снова повернулся к дороге, то было уже поздно. Они неслись прямиком на едущую по встречке тачку.

Ему ничего не оставалось, да и времени на раздумья не было, Юль дернул руль и Корвет лихо вильнул в сторону ограждения, пробив его и полетев вниз с небольшого склона. Где-то на этом моменте, так и не успев толком ничего понять, дилер вырубился, иначе слышал бы противный скрежет сгибающегося о каменистую породу металла и хруст лопнувшего лобового и передних стекол, покрывшихся крупными паутинами трещин и то, как трещало полотно крыши после первого кульбита, переворачивающегося вниз по склону авто. Наверное, падение продолжилось бы, грозя обоим немалым количеством травм, только на пути падения оказалось внушительное дерево, в которое Корвет и вписался, после пары кувырков снова встав на колеса. На этом все затихло.

- Эй! Вы там живы? – наверху, у обочины дороги уже топтались пассажир и водитель синего Форда, в который они чуть не вписались – молодой парень и мужчина, которые, так не дождавшись отклика, стали спускаться, чтобы помочь при необходимости. За ними остановилась еще одна машина, из которой вышла женщина и сразу начала звонить в службу спасения, до этого успев со стороны увидеть всю эту картину.
Мартин всего этого не видел, он и понятия не имел, сколько пробыл в отключке, но первое ощущение, которое его накрыло, когда пришел в себя – дикая пустота в башке вперемешку с головной же болью. Зато, первым, что он увидел было – лицо Кубы, склонившейся над ним и он, пытаясь сфокусировать взгляд, не сразу понял, почему у нее руки в крови.

- Блять, - дилер подался в сторону, пытаясь приподняться на локте и поморщившись, слегка пожалев о своем намерении, потому что ко всему прочему прибавилась тошнота. Сотрясение он уже и сам мог определить. Оказался на земле – вылетел в процессе или вытащили маячащие в стороне незнакомцы, он понятия не имел. – Цела? Все нормально. Щас.
Он явно чувствовал мокрый ворот кофты, но когда потрогал шею, то на пальцах была кровь. Впрочем, у него в ней, кажется, полрожи было, поэтому, оказавшись в сидячем положении, дилер первым делом подцепил низ кофты, обтирая лоб.

+1

10

Если припомнить, Каста не один и не два раза рисковала собственной жизнью, поступая абсурдно и необдуманно. Все эти многочисленные попытки что-либо доказать самой себе заканчивались, к счастью, успешно, раз до сих пор оставалась целой и невредимой, а главное – живой. Та пара секунд, что Корвет «летел» в синенький Форд, отчетливо дали понять, что смерть все-таки возможна, если очень постараться. Изначальный настрой был чертовски опасен и неблагоприятен для тех или иных поездок, но разве можно было прогнозировать, учитывая сильный эмоциональный накал? Она и в спокойном состоянии редко думала наперед, что говорить о сегодняшнем дне, внесшем еще больше путаницы во взаимоотношения с дилером. Не сказать, что кубинка боялась смерти, скорее, напросто хотела пожить подольше, раз уж дана такая возможность. Уж последние несколько лет точно. И осознание того, что жизнь вот-вот может оборваться, а они с Мартином погибнут, как два недоумка, не сумевших сказать друг другу хоть что-то нормальное, внезапно шокировало Ирэн. Да, она жила, как хотела, не соблюдала никаких правил, «забивала» на многочисленные поползновения посторонних и никого не слушала, но как так, неужели все закончится настолько глупо? В конце концов, сейчас вполне благоприятный период, происходят относительно положительные события, даже замужество ничего не омрачило. Ну, заключили они брак и что? Отдых на Кубе подтвердил и закрепил мнение Касты, касательно совместимости с Мартином. Не то, чтобы она часами думала об этом, просто подсознательно всегда искала в людях что-то общее с собой, в том числе и в мужчинах. Естественно, достаточно отличной сексуальной совместимости, но раз уж их роман вдруг приобрел кое-какие оттенки в виде совместных поездок, празднований дней рождения и прочих мелочей, значит, им есть, о чем поговорить. Ну, или помолчать, зная характер и привычки обоих. Она никогда не знала, для чего и ради чего живет – просто жила, но присутствие Юля в машине, в тот самый роковой момент, внушило, что это неспроста.
Автомобиль резко дернулся влево, кубинку сильно повело в ту же сторону, но она даже не пикнула. Все происходило молниеносно быстро, никакой реакции быть не могло – не успели бы. Корвет, наверно, со стороны стал походить на игрушечную модель, отпрыгивающую от земли, подобно пружинке; внутри же творилось что-то необъяснимое, они словно попали внутрь стиральной машины. До Касты в тот момент даже боль не сразу доходила, в мыслях витало только одно: «Ничего нельзя сделать»; привыкшая кое-как находить выходы из любых ситуаций и спасать свою драгоценную задницу, сейчас не оставалось ничего, кроме как податься и ждать окончания. Как бы быстро это не происходило, от шока все показалось вечностью. Оглушающий шум, рев мотора, острая боль, глухие удары и мелькающий свет перед глазами – все это происходило вплоть до момента, когда брюнетка выползла из Корвета, не ориентируясь в пространстве. Удачно, что она даже невменяемая действует автоматически, несмотря на то, что получила множество травм, в том числе головы. Снова повело в сторону, и Ирэн медленно наклонилась вбок, ощутив щекой колющую землю.
- Девушка! – со стороны раздался настойчивый крик, явно не в первый раз. – Девушка, вы как? – вниз спускался какой-то мужчина, за ним робко, по шажочку, засеменил кто-то еще. Кубинка не видела ничего, кроме дрожащих кустов, только сейчас чувствуя накатывающую боль. Зато, именно она напомнила ей об общей картине.
- Мартин? – позвала севшим голосом, также медленно приподнимаясь. Кто-то подошел совсем близко, и тогда Каста резко поднялась на ноги, заглядывая внутрь салона. Тачка, по правде говоря, отныне была куском металлолома, не больше. Покореженная, смятая, как листок бумаги в мусорном ведре; железо в таком виде выглядело еще ничтожнее и жалостливее. Юль чудом не вылетел из нее, перекинувшись через лобовое стекло, разбитое практически полностью.
- Что там? Помочь? Эй, там водитель! – крикнул мужчина кому-то, обернувшись. Услышав это, Ирэн подбежала с водительской стороны, не зная, что делать. Не хотелось, чтобы его вытаскивали посторонние люди, они ведь ничего в этом не понимают. Одновременно с этим, никто, черт подери, не мог сделать это за нее, решила Каста, ухватившись осторожно за плечи дилера, потянув его тело на себя. Он был тяжелым, даже слишком, те же татуированные руки, распластавшиеся на капоте, тянули обратно. Вытаскивать с другой стороны – не вариант, слишком много битого стекла, оно и так опасно торчало, и Ирэн изо всех сил старалась кое-где приподнимать, дабы не задеть. Повезло, что для девушки она была сильной, и полагаясь на сумасшедшее желание сделать все самой, Касте удалось дать ему откинуться на сидение, после чего она уже за руки потянула его в сторону, давая буквально сползти на землю. Наверно, не особо аккуратно и безвредно, но лучше так, чем оставить его лежать наполовину в салоне, наполовину снаружи.
- Мартин, очнись, Мартин, - нервно протараторила девушка, сглотнув плотный комок. Она знала, что он жив и должен прийти в себя, но почему-то злилась, что он так долго в отключке (как ей казалось). Водитель Форда и другие зеваки наконец-то подобрались совсем близко, а откуда-то издалека раздался вой сирены. В эту секунду и сам дилер очнулся, став вести себя аналогично Касте: невнятно и на автопилоте. Она в самом деле вся была в крови, и не только в своей, но и в его, успев «перелапать» все его лицо, пока взывала к юлевскому сознанию. Кажется, его взгляд совсем не фокусировался, или просто очень слабо, потому что она никак не могла установить зрительный контакт. – Эй, не вставай, не двигайся, - здраво велела Каста, будто это не она еще пять минут назад вытаскивала его из тачки, хотя подсознательно понимала, что лучше этого не делать. Зацепившись взглядом на его рваной, в пятнах, кофте, девушка обернулась, чувствуя волнами подступающую слабость. Похоже на солнечный удар – понемногу терялась чувствительность и уходила земля из-под ног. Ко всему прочему, один глаз видел плохо по неизвестным ей причинам. Когда к ним подошли фельдшеры, Мартин внезапно отключился снова, но они даже не обратили на это внимание, понимая, что надо его увезти. Каста нахмурилась, сидя на попе и наблюдая, как его подхватывают и опускают на носилки (каталкой на такой неровной поверхности им вряд ли бы удалось воспользоваться). Пробыв считанные секунды в замешательстве, вновь подскочила, догнав довольно активных ребят в темно-синей форме. Она знала, какими бывают травмы, получала их самостоятельно много раз, но также представляла, что последствия резкого удара по голове могут быть разными. Ей-то повезло чуть больше: в момент кульбитов и удара в дереве, Каста ухватилась руками за ручку на двери, и ее отбросило назад, потом чуть в сторону, из-за чего провалилась между передними сидениями, основательно там застряв. Мартин же вылетел вперед; с таким же успехом он мог своей же головой пробить лобовое стекло, а потом еще пробить ее (голову) о ствол другого попавшегося дерева. Ну, или посредством удара о землю, за счет скорости «полета».
В больнице «Скорой помощи» все происходило более осмысленно и реалистично, но Каста не могла усидеть на месте, всячески протестуя подробному осмотру. То же самое касалось и татуированного дилера: увидев, как его увозят в другое помещение, дернулась следом, тратя последние силы.
- Да не трогайте его, - огрызнулась Ирэн, выплескивая всю ненависть произошедшего на тех, кто мог помочь. А если они сделают что-то не так? Хуже, например? Ее, естественно, никто не слушал, следом заставив и саму сидеть смирно. Мужчина-доктор что-то говорил о глазе, о рваной ране от стекла на руке, об ушибах, синяках и мелких порезах. Каста же чувствовала себя «взболтанной», как пара яиц для омлета. Внутренности перемешались, и дай бог, чтобы вернулись на свои места. Она и не думала терять связь с действительностью, но не заметила даже укол, который ей вкололи профессионально и быстро, видимо, для успокоения. Неизвестно, сколько времени занял сон, но в момент пробуждения Каста вообще не понимала, где она, потерявшись на секунду-другую. Повернув голову, окончательно убедилась, что с глазом очень нехорошо, потому что кроме отсутствия нормальной видимости, он, казалось, сильно опух и давил. Она осторожно повернула голову, заметив, что ее кровать была зашторена. Вокруг стоял ровный, но приглушенный гул, там явно были люди и что-то происходило. - Мартин, - вымученно пробормотала Каста, проверяя его присутствие за зеленой шторой. Действие укола до сих пор не проходило, оставляя в каком-то странном оцепенении, но тело начинало ныть.

Отредактировано Irene Casta (2016-02-06 18:31:18)

+1

11

Видимо, Юль не успел прийти в себя настолько, чтобы задуматься о том, с какого хуя у Касты заплыл глаз, например, или оценить ущерб, нанесенный Корвету, в который в последнее время щедро вбухивал бабло. Он также не обратил особого внимания на посторонних людей, которые приблизились к ним, а может и обратил и именно поэтому расслабился. Попытки удержаться в реальности свелись к тому, что остатки сознания он сосредоточил на том, чтобы избавиться от противного липкого ощущения на коже. При этом ему казалось, что он явно чувствует запах крови, но все это длилось совсем недолго, потому что совсем скоро он снова отключился и вряд ли сам это понял.

Дальше все было обрывками. Юль то приходил в себя, то снова проваливался в какое-то забытье и окончательно пришел в себя только тогда, когда оказался уже в больнице, когда молодая медсестричка пыталась избавить его от кофты. Сил ей явно не хватало.
- Это больница?
- Госпиталь Святого Патрика. Лежите, мне нужно обработать раны. И нам нужен номер вашей страховки. Документы у вас есть с собой?

Значит, их привезли обратно в Сакраменто. Что ж, по крайней мере, они ни в какой-то дыре между городами и он все еще жив. К тому же, хоть и смутно, но помнил то, что после аварии рядом была Ирэжн, значит ничего страшного не произошло, оставалось только уточнить кое-какие детали.
- В кармане, в куртке. Со мной была девушка.
- Она ваша родственница?
- Нет. Ч-черт, - слегка очухавшись, дилер все-таки приподнялся и избавился сначала от куртки, а потом и от рваной кофты. – Жена.
Девчонка, деловито распаковывая пластырь, с недоверием покосилась на Юля, а потом поближе придвинула стул и надавила ему на плечо, заставляя лечь обратно.
- Оу. В таком случае, не беспокойтесь. С ней все в порядке, просто она перенервничала. Сейчас ей тоже занимаются, ей нужно немного прийти в себя.

Ему пришлось проваляться не меньше часа прежде, чем сестричка отошла от него и оценивающе осмотрела свою работу, а потом во второй раз попросила документы. Конечно, никакой страховки у Юля не было. Ему вообще это не приходило в голову, благо, имелись знакомые медики на какие-то случаи. В общем, пришлось сказать об этом, и тогда девчонка с доброй улыбкой заверила его, что ничего страшного в этом нет, и они пришлют ему счет. Его это вполне устраивало.

- Как вы себя чувствуете? Встать сможете?
- Нормально. Голова кружится и тошнит, - собственно, сотрясение он и сам бы распознал. Медленно сел и опустил ноги на пол, а затем поднялся, чувствуя, как тошнота только усилилась.
- Вам повезло, ничего страшного – ушиб легкой степени. Доктор выпишет вам препараты и посоветует несколько дней покоя. Я вас провожу к супруге.

Одевать снова рваную кофту Мартин не стал, оставил ее там и просто накинул куртку, застегнув ее и направившись за девчонкой. Они вместе вышли из процедурной и неторопливо прошли до приемного покоя, где были кушетки, огороженные друг о друга шторками. Медсестра заглянула за одну из них и снова вышла.
- Она еще спит, подождите здесь, скоро придет доктор, - она кивнула на ряд стульев у стены и еще какое-то время была рядом, заполняя какую-то бумажку, после чего вернула дилеру паспорт и удалилась.

Мартин же, пока ждал, созвонился с Артуром и попросил уладить вопрос с Корветом. Вытащить его и оттащить в свой сервис, если тот все еще был на месте аварии, либо забрать его со стоянки какого-нибудь участка. Копы, конечно, пробьют и оповестят его о месте нахождения тачки, но не факт, что они уже успели там побывать.
Времени Юль не засекал, так что не знал, сколько просидел до того момента, как Каста подала голос, явно проснувшись. Правда, успел разок прогуляться до туалета из-за гнетущего ощущения тошноты, но так и не избавился от него, да и башка все еще кружилась.

- Здесь я. Ты как? – выглядела Каста не лучше его самого, да еще и с подбитым глазом. Юль только сейчас вспомнил, что сам ей заехал, когда та начала истерить в машине. Собственно, какие-то мелочи только-только начинали всплывать в памяти. Пока что глаз просто заплыл, и кожа вокруг была воспалена, но через пару дней та явно будет освещать путь фонарем. Сообщать ей эти новости он не торопился, возможно, она и сама была уже в курсе.

- Вы уже здесь, - раздался мужской голос позади и дилер обернулся, уставившись на незнакомца в белом халате. Тот держал в руке какие-то бумажки и с интересом посмотрел сначала на Ирэн, а потом уже на него самого. – В общем, тут некоторые рекомендации, - он протянул одну бумажку, которую Юль взял и особо не вдумываясь, пробежался взглядом по буквам. – И, раз уж, еще здесь, то тут счет, - в руки Юлю перекочевала еще одна бумага, но на цифры он смотреть уже не стал. – Девушке я рекомендовал покой на пару дней, а вам бы посоветовал заглянуть ко мне на днях, чтобы повторить томографию. Хотя, если никаких осложнений в ближайшие дни не наступит и самочувствие не ухудшится, то это не обязательно… Если бы это было обычное сотрясение, мы бы обошлись и без визитов, но сами понимаете, с такими вещами не шутят. Всего хорошего.

Мартин проводил доктора взглядом, пока тот не скрылся из поля зрения и снова повернулся к Касте, выжидающе глядя на нее, покачал головой. Потом придвинул стул, усаживаясь рядом с койкой, так как Куба явно еще не готова была никуда идти. Обсуждать произошедшее не было никакого смысла. Каста явно не отдавала отчет своим действиям в тот момент, но отчасти он и сам был виноват, так что заводить эту тему не собирался.
- Давай, приходи в себя, надо сваливать отсюда, - он вытянул руку и накрыл ладонь девчонки своей, трогая ее исцарапанные пальцы и разочарованной поджав губы.

+1

12

Дерьмово. Почти ничего не чувствую, и что-то… С глазом, что ли. – Более-менее твердо опираясь на больничную кровать, она медленно приподнялась, все еще пребывая в неприятной физической прострации. По правде говоря, кроме отсутствия боли, хорошего было мало; еще, по ощущениям чем-то похоже на наркотический эффект. Каста, в принципе, умела терпеть, если надо, и скорее выбирала испытывать боль, нежели не чувствовать ничего. Непонимание того, что происходит – страшнее всего остального. – Откуда? Твою мать, Мартин, твоя работа? – Тогда, в процессе мощной и агрессивной потасовки, она и не заметила, что он зарядил ей в глаз. Щупая вздутые веки, морщилась, пытаясь вспомнить ключевой момент. Странно, но боли, как таковой, не помнит, видимо, слишком была занята избиением дилера. По иронии судьбы, ему досталось больше из-за аварии. – Тебе везет, что сейчас я не в состоянии врезать по яйцам, – хрипло пробормотала кубинка, бросив на Юля недовольный взгляд. С любовниками Каста старалась не драться, как бы сильно иногда не хотелось. Толкаться, пихаться, отвешивать пощечины – ладно, но пускать в ход кулаки – другая история. Себя бить не позволяла никому и никогда, несмотря на то, что связывалась с отпетыми ублюдками; замахивались на нее не единожды, но до конца никто так дело и не довел – сама Ирэн не позволила. Благо, умела постоять за себя, и не дать случиться непоправимому.

Пока доктор вещал что-то о лекарствах, покое и прочих скучных подробностях, Каста думала, все ли будет в порядке у них в будущем с полицией. Кажется, никого не сбили и не убили (что важно), да и ничью машину не задели, хотя могли. Хотелось верить, что никаких претензий им не будет объявлено, а за ширмой сейчас не возникнет представитель чертовой власти. К тому же, на нее крайне внимательно смотрел доктор, его явно интересовал глаз. Конечно, думала Ирэн, не во время аварии же она получила такой точный фингал? Значит, тот наверняка выстраивал хронологический порядок, в ходе которого Корвет и вылетел с дороги. Даже она, еще не отошедшая от укола, с легкостью воспроизвела мысленно примерный сюжет. Поссорились, подрались, потеряли управление и вот, пожалуйста, тачка всмятку. Такими темпами могли пострадать и другие люди. Каста отвела глаза (точнее, один, здоровый) в сторону, дождавшись ухода врача.

С удовольствием, – буркнула она, но отвлеклась на касание руки Юля, присевшего рядом с кроватью. Уставившись на него, брюнетка некоторое время молчала. Вспомнилась квартира, найденный чек, соседский шприц, дикое желание принять дозу… Каста вымученно вздохнула и покачала головой. – Мы чуть не разбились там насмерть. А все потому, что ты водить не научился, – хмыкнула Каста, обхватив пальцами его руку. Неважно, что она сделала все, чтобы он потерял управление, и тоже пустил в ход руки, неважно. Главное, что в итоге разрисованный дилер не сдох. Каста значительно перенервничала, и прямо сейчас осознание случившегося стало отчетливее. С лица слезла уставшая ухмылка. – Не знаю, зачем я собиралась сделать это. Так тупо. Ты правильно поступил. – Ирэн тяжело выдохнула, повернувшись набок. Не передать словами, как правильно он действовал там, в квартире. Возможно, именно там ей и стоило вдарить хорошенько. Она бы себе вдарила. – А ты как? Жить будешь? Сотрясение, да? – Каста вытянула руку, накрыв ладонью волосы Мартина, все еще в засохшей крови. – Сходи на томографию эту еще раз. – Каста и сама не ожидала, что скажет такое. С ее-то хромым инстинктом самосохранения, о других тоже не волновалась. Но, черт, подумала она, с головой шутки плохи. – Пойдем, не могу здесь больше находиться, – с отвращением произнесла кубинка, подавляя подступившую тошноту. Мутить начало еще больше, когда она слезала с постели, но лучше потерпеть и оказаться дома, чем остаться тут. И хотя, там ее ждали все те же дилерские шмотки, пепельницы и товар, спрятанный по всей квартире, - разница велика.

Отредактировано Irene Casta (2016-02-27 00:29:58)

+1

13

- М-хм. Синяк будет, - спокойно ответил он, наблюдая за тем, как до брюнетки доходят последствия. Ее возмущение по поводу того, что она тоже получила в процессе перепалки, выглядело не особо устрашающе на фоне произошедшего и, можно сказать, дилер пропустил угрозы мимо ушей. Ему не меньше досталось от нее самой, когда она треснула ему по морде. – Сама виновата.
В том, чтобы дать девчонке люлей, когда откровенно борзеет, он никогда ничего зазорного не видел. Если поднимала на него руку, то пусть думает о последствиях своей башкой. В следующий раз точно будет думать прежде, чем делать. Это реально работало. Может даже не потому что он отвечал тем же, а потому что сил у него было больше, в чем он прекрасно отдавал себе отчет, когда дело доходило до чего-то такого, касающегося баб.

Да, да, хорошо, что они выжили и что особо никто не пострадал, бла-бла-бла. На самом деле Юль сейчас ни о чем особо думать не мог, состояние было не то – раскалывалась голова, и тошнило, да и в теле, в целом, чувствовался дискомфорт, особенно в районе ребер. Он будто был одним большим ушибом, будто его покрутило в какой-то центрифуге. Ему сейчас больше хотелось оказаться снова в квартире и залезть в душ, а потом отваляться сутки в кровати, не выползая из нее вообще, как он и делал после боев, в большинстве случаев. Наверняка, девчонка тоже бы не отказалась от этого, потому что ей тоже досталось. Ну, взять хотя бы назревающий фонарь. Мартин в очередной раз покосился на опухшее веко брюнетки.

Естественно, ему придется что-то решить по поводу того, что Каста ему наговорила в квартире. С нычками точно надо будет разобраться и скинуть их по-быстрому куда-то. Раз уж на горизонте замаячила реальная перспектива вернуться в болото, это нельзя было пускать на самотек. Можно подумать, у него не было никаких претензий к ней.
Вообще-то не было. Потому что Юль, видимо, проще относился к этому.
Сравнивать это с совместным проживанием в Александрой он бы все равно не взялся, совсем другая история. Та была не особо приучена к порядку, как и он. Разбросанные шмотки, ванная, заставленная ее многочисленными бутылками и банками-склянками – все это было нормой, можно сказать, как и постоянно присутствующая отдельная комната, отведенная для ее занятия рисованием. Его вообще трясло от этой хуйни, ничего тупее он не видел.

Каста снова заговорила, но на этот раз задела то, с чего все и началось. Он пока не мог понять, действительно ли она жалеет о своем странном порыве или пытается оправдать их обоих за то, что произошло уже в машине. Да и не хотел понимать, наверное. Проще было забыть об этом. По крайней мере сейчас, пока оба еще в какой-то прострации и не оклемались окончательно.
- Я в порядке, - дилер перевел взгляд на брюнетку, когда та дотронулась до головы, и кивнул. – Да схожу я, схожу, - он отодвинулся, когда Ирэн приподнялась, и помог ей подняться, после чего оба направились от приемной к выходу.
Может быть, когда чуть отойдет, подумает о том, что им делать дальше. Если Куба не решит, что ей лучше свалить от него подальше, конечно. Определенно нужно было выпотрошить квартиру от наркоты.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » any second now