Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » deep and dark


deep and dark

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[AVA]http://funkyimg.com/i/2cVaX.gif[/AVA]

https://36.media.tumblr.com/418d63ab907c2c59c34ea7427b9701e8/tumblr_o0x0wt7fnX1uy1uyro1_500.jpg

Janne Kristoffer Lang & Jason Westwood
august 25, 2015
вет.клиника, начнем с нее.

It's deep and dark
Deep down in my heart

Две противоположности: апатия и агрессия.
Три человека в конфликте, не считая раненной собаки Янне.

Отредактировано John Lowe (2016-06-15 11:56:05)

0

2

Размеренное урчание заведённого мотора отдавалось слабой пульсирующей болью, ласково облизывающей затылок и уверенно подбирающейся к вискам. К раскалённым до предела нервам. Нарастающей болью, что вдавливала веки столь же ласковыми и настойчивыми пальцами, вынуждая уже вторую неделю непроизвольно щуриться из-за слепящего света. Из-за палящего летнего солнца, куполом рассеянных лучей окутавшего безоблачный Сакраменто. Распростёртый под ясным небом город, чья жизнь вереницей ярких пятен проносилась за окном, утопая в полумраке просторного салона. Во тьме, стоявшей перед закрытыми глазами, уставшими от надоедливой работы. От столь же невнятной цепочки расплывающихся на листах слов, словно расплескавшееся чернильное море, готовое сорваться с белоснежной глади в ноги. В бездонную пропасть, где поджидали хищные акулы, норовя заглотить полностью. Проворные проблемы, которые мёртвыми рыбами всплыли вверх.

Прогнившими до костей сотрудниками. Подушечки пальцев коснулись виска, растирая занывшую тонкую кожу, тупой болью отозвавшуюся в голове. Патриком, которого Ланг нанял в начале лета, поддавшись на уговоры взять способного и готового трудиться безработного, ещё в детстве не чаявшего души в собаках. Костяшки чувствительно заскользили по лбу, неуверенно замирая возле переносицы. В его суках и кобелях, что доверчиво ластились к новому человеку, настороженно поглядывая на спокойного Янне. Холодные слабые пальцы с силой сжали переносицу, вызывая укол острой боли, что ледяной волной омыла мысли, заполонив собой потускневший мир. Мёртвенно тихий салон, в котором беззвучно работал кондиционер, а водитель молчал, позволяя медленно тонуть под тяжестью навалившихся проблем.

Уже вторую неделю мир походил на замедленную карусель, из-за которой кружилась голова. На бесплатный аттракцион, где начинало тошнить и закладывать уши, ― Ланг не разбирал чужих слов, что сливались в единый гулкий поток, грозя затопить собой всё вокруг. Не старался осознать. Пропускал. Позволил сотруднику высказать всё, пока силился понять, о какой собаке шла речь. Не в Ранчо Кордова. В Сакраменто. Приятная прохладная тьма с безмолвным щелчком сменилась ворвавшимся в салон теплом, а безмятежность ― осторожными, аккуратными прикосновениями ко лбу. Все его суки и кобели находились на псарне, а милая любимая Дора должна была спать на хозяйской кровати вдали от шумных дорог. Говорливых улиц, наполнивших собой салон, и Янне приоткрыл глаза, вопросительно смотря на наклонившегося к нему Стивена. Не сидящего за рулём, где ещё недавно тот находился, спокойно и молчаливо ожидая адрес. Стоящего возле.

Ланг потянулся к дверце и ухватил пальцами лишь неожиданную и нагретую пустоту. Не ручку, что выглядывала из-за Стива, а тёплый, просачивающийся сквозь пальцы воздух. Уже вторую неделю мир походил на медленную карусель, и Янне не поспевал даже за её ходом.

За Патриком, который сразу же очутился рядом, стоило только входной двери закрыться, а больничному едкому запаху тут же впитаться в одежду, забраться под пиджак и ухватить за галстук, затягивая его до предела, ― Лангу было сложно дышать. Лангу было невозможно слышать звонкий, разносящийся по стенкам черепа голос, что болезненным эхом постепенно утихал, вынуждая морщиться. Пропустить момент, когда чужая ладонь легла между лопаток, проталкивая вперёд. Заставляя пробираться через толщу воды, сквозь которую всё казалось несуразным. Окрашенным в алый цвет, ровным слоем ложившимся на фигуры сновавших людей, исчезающих из поля зрения раньше, чем он мог хоть что-то запомнить.

… стоял на светофоре. ― Янне приподнял бровь, пытаясь понять, почему оказался в больнице. Облизал губы и нахмурился, рассматривая одинаковые дешёвые стулья, белые стены и сидящих рядом людей и животных, в отражениях глаз которых плавали дохлые рыбы. Отражались всплывшие на поверхность проблемы. Мяукавшие. Лаящие. Шипящие где-то в углах. Безмолвно шевелящие плавниками, огибающими Янне, который старался хоть что-то понять. Он сглотнул, искоса взглянув на Патрика, успевшего сместиться в бок: ― А потом он просто взял и наехал на собаку! На зелёный для пешеходов свет! А виноват я! Я стоял с ним спокойно, а этот придурок даже на светофор не смотрел!

Ланг проследил за движением руки, указавшей на одного из человека. Без животного. Без волнения или печали во взгляде.

Патрик, ― глухо произнёс Янне, практически не слыша собственного голоса, раздавшегося где-то вдалеке, ― в чём конкретно сейчас проблема?

Не в Ранчо Кордова. Не в клетке. Не в вольере. На улице, кишащей машинами и людьми. Во взгляде, лишённом осмысленности, появилось удивление, ведь как его собаку, находящуюся в Ранчо Кордова, могли сбить?

Отредактировано Janne Kristoffer Lang (2016-01-27 20:30:13)

+1

3

[AVA]http://funkyimg.com/i/2cVaX.gif[/AVA]

Ganz alleine nur auf dich gestellt
jede Nacht zählst du deine Narben
du weißt allein zerbrichst du an der Welt
jeder Schritt nach vorn bringt dich zum Anfang
*
_ _ _

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B8e19tB5mmeq0Bf7k&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B8e19tB5mmeq0Bf7k&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

[float=left]http://funkyimg.com/i/29nxz.gif[/float]... Я не помню ничего из того, что происходило за последние несколько суток. Я вяло стучал в знакомую дверь, только она была не моей. Во всей вселенной не нашлось места, где бы я смог сохранить остатки разума. Впрочем, нет. Одно место все же было. Ранним утром двадцать четвертого августа, я подпирал дверь Сьюзен, скребся в нее как крыса и проклинал себя самого.
Еще совсем недавно таксист упорно предлагал вызвать полицию, а я вертел головой в разные стороны. Выползал из авто и плелся по вымощенной камнем дорожке к дому своей университетской подруги и единственного человека, к которому я приходил всегда. Слабость мужчины равносильна силе той женщины, что способна утолить его амбиции и усмирить демонов.
- Господи, Вествуд, - "плохая девчонка" встречала меня, едва очнувшись от сна.
Я должен был спросить разрешения войти в ее дом, поинтересоваться здоровьем мужа, но не хватило духу. Этот дом часто лицезрел меня и не всегда в хорошем расположении. Поражаюсь стойкости Олдридж и уверенности в себе, учитывая наши сексуальные отношения с его женой.
Шумно выдыхая и стягивая бейсболку, я оседал в кресле.
- Где тебя носило, Джейсон? - резко поворачивая мою голову в сторону, она смотрела взглядом диктатора: - А впрочем, можешь не говорить. Ты как мартовский кот, только шарахаешься круглый год.
Наши отношения уже давно перешли на тот уровень, когда я мог ей просто не отвечать. Сьюзи, крошка Сьюзи. Она научилась читать между строк, по одному моему взгляду, мимике и поведению. Воистину, она обладала истинной женской мудростью, которую я рассмотрел гораздо позже, чем ее муж. А если быть более точным, просто выбрала более сильного и перспективного самца, в то время, как я представлял из себя университетский планктон. Я молчал ей в ответ. В висках отдавала тупая боль. Похмельный синдром, да только я не пил.
- Я не помню, - поднимая уставшие глаза на любовницу, я крутил головой.
Моя славная, добрая Сьюзен напоминала мать Терезу, которая силилась спасти утопающего в лице меня. Только мой прыжок в воду напоминал обычный суицид. Как не прискорбно звучало, но это была чистая правда. Я находился в прострации между адекватностью и забытьем. В этом состоянии я поведал ей, что очнулся в беседке и даже не помню, как там оказался. Сьюзен обрабатывала небольшую ранку на виске, а я напрягал извилины и пытался вспомнить, как ее получил. Слегка скривившись, я извинялся. Я всегда перед ней чувствую себя мешком с дерьмом. Обычное уязвленное мужское самолюбие с примесью одиночества.
Была ли ее любовь искренней или обычная жалость, но несколько лет я мог доверить этой женщине не только самые страшные тайны, но и собственную душу. Точнее, души обоих Вествудов.
Он молчал. Очевидно ночью я не успел взять себя в руки, тем самым спровоцировав его - мистера Шона.
- Я, кажется, покалечил вчера кого-то, - тихо шикнув, поджал губы.
- Лучше бы ты себя покалечил, - налепив на обработанный висок пластырь, Сьюзен поставила перед моим носом стакан с водой и подала обезболивающие.
Я утыкался здоровой стороной лица в ее бедро. Я всегда так делал после приступов агрессии, надеясь забыться в женских руках. Она обнимала меня за плечо каждый божий раз. Уже в привычку вошло. Потом она отправляла меня спать, как плешивого и загулявшего кобеля. Только сегодня я не ушел дальше ее дома. По крайней мере, до обеда я провел в спальне для гостей семейства Олдридж.
К ночи, находясь уже в своих апартаментах, я начал вспоминать. Мне это не нравилось, как и приходы Шона, или вспышки агрессии с примесью насилия. Самобичевание - неподходящее слово, но первое, что приходило на ум...

... Я взывал к нему, умолял и провоцировал себя самого ради хрупких воспоминаний той ночи. Он был в клетке, в которую я кинул его. В том состоянии я не думал, а делал. Впрочем, как и мое альтер-эго.
Я сидел в кресле. С головой у меня особых проблем не было. Точнее, они были, но уже давно. По крайней мере, томограмма не показала ничего существенного. Меня волновала больше надорванная уздечка и тогда пришло осознание того, что Шон мог не только покалечить кого-то, но и изнасиловать. Прикрыв глаза, я тер висок...
Весь день проходил в одном духе, сотканном из апатии и легкого раздражения. Я должен был вспомнить, но мне нужна была та, иная сторона, способная на самые отвратительные поступки. Мистер Шон.
[float=right]In alle Ewigkeit vereint
werden wir in den Flammen stehen
In alle Ewigkeit vereint
werden wir niemals untergehen
**
[/float]Уже по дороге домой я попал в отвратительное положение, сбив собаку. Причем, на ровном месте, стартуя на светофоре, подбил добермана, в то время, как его хозяин пялился куда-то в сторону. Отвратительное чувство, словно все беды рванули махом из той самой коробки Пандоры. Всё это обрушилось на мою голову. Ладно, я утрирую. Точнее, утрирует Шон.
Дело было в том, что едва байк взревел, моим вниманием овладела машина, что ехала за мной с момента старта на автостоянке клиники, где я сегодня был. Паранойя - давайте добавим еще и её. Обернувшись назад, я потерял авто из виду и тогда услышал скуление пса.
- Donnerwetter!*** - мысленно прося у Бога терпения, прощения и еще жизни для этой породистой суки, я глушил мотор недалеко возле инцидента.
Из всех людей сотворенных по образу и подобию нашего отца хозяин пса являл собой воплощение моей темной стороны и то, был во сто крат неприятнее, чем безбожник. Сутулясь по привычке, я подбегал к псу. Мой мозг трахал отвратительный голос со стороны, кричавший, что всё видел и сейчас вызовет копов. Опускаясь на корточки возле раненного пса, я не выдержал. Или прорывался Шон?
- Да, заткнись ты. Я и так не сбегаю, можешь вызывать хоть папу Римского, - такого рычания от себя я не ожидал.
Всю дорогу к ветеринарной клинике я молил Шона вернуться и свернуть шею этому полудурку. Неся на руках собаку мною же подбитую, я резко обернулся и гаркнул в сторону парня:
- Если ты не заткнешься, я тебе голову оторву! Но в отличии от пса, тебя не жаль.
Потом мы вошли во внутрь здания, и я узнал, что настоящий хозяин добермана скоро приедет. Мое состояние менялось с каждым мгновением. Всё дело в дисбалансе психики, нервном потрясении предыдущих дней и усталости. Если бы я курил, но из всех Вествудов дымил сигаретой Шон. Я это чувствовал по раздражению диафрагмы и кашлю, что периодически терзал меня. Мы ждали результатов и мнения ветеринара. За короткий промежуток времени я успел скрипнуть зубами, успокоить себя, напоминая о последствиях агрессии.
- В чём конкретно сейчас проблема? - этот голос, поначалу я не обратил ровным счетом никакого внимания на него.
Обычный ход вещей, мы редко замечаем подобных людей или делаем вид, что не замечаем. Я заметил прибывшего незнакомца тогда, когда в ответ раздался уже знакомый и противный голос Патрика. Одна бровь удивленно поползла верх, и все так же подпирая подбородок, я прохрипел:
- Проблема в вашем подопечном, мистер. Кажется, у него психоз, - язык враг наш, только замечаем мы это поздно.
Подойдя к молодому человеку, я продолжил:
- Вы хозяин той суки?
В ответ я узнал от Патрика, что у собаки есть имя - Мария. Просверлив его холодным взглядом, я мысленно начал призывать Шона опять, дабы тот разорвал парня на куски._ _ _
* Полное одиночество только тебе дано
Каждую ночь ты считаешь свои шрамы
Ты умеешь только разрушать этот мир
Каждый шаг вперед приводит тебя к началу
_ _ _
** На веки вечные едины
мы будем стоять в пламени
На веки вечные едины
мы никогда не погибнем
_ _ _
*** Чёрт возьми!
(нем.)

Отредактировано John Lowe (2016-06-15 11:56:34)

+2

4

Янне стоял в раскрашенном людьми и животными холле, где мелькали люди в халатах и мельтешил предприимчивый Патрик, ни на секунду не замедляясь и не позволяя полностью сфокусировать на нём бессмысленный взгляд: он был везде, противным жужжащим комаром облетая вокруг и писком, от которого сводило зубы, забираясь в сознание. Из его невнятной, лишённой смысла речи Ланг не понимал ровным счётом ничего, в итоге сосредоточившись на скачущих интонациях, режущих сознание резкими вспышками боли, ― так глупые щенки охотятся за бабочками, носясь по отведённой им территории. Бесцельно. Бесполезно. Бессистемно. Вертятся юлой, клацая зубами перед мелькающим хвостом, ускользающим в самый последний момент: суть столь же неуловимо находилась рядом, но не давала себя ухватить. Поэтому он обратил внимание на взрослого кобеля, без малейшего усилия оттиснувшего безмозглую псину, и Ланг поспешно тряхнул головой, осознавая всю нелепость происходящего. Усталости, позволившей спутать людей и собак.

Может быть, ― Янне не стал отрицать очевидное, устало взглянув на нового собеседника, бойко отреагировавшего на сложившуюся ситуацию и закономерный вопрос. ― Может быть, ― заторможенно повторил одними губами, подбирая слова, столь необходимые в подобных условиях. Попросить прощения? Попросить выплату компенсации? Посоветовать ездить аккуратно и не наезжать на чужих псин? Ланг облизал губы и сдавил переносицу пальцами, чувствуя, как тянущая боль постепенно отхватывает всё новые куски, лишая возможности трезво мылить. Оливия бы отправила к окулисту, но Янне не старался подражать Оливии. Джек извинился бы, но Янне не мог так просто прощать оплошности с собаками. Только вот чьи оплошности? И вновь что-то не сходилось, вынуждая запоздало встрепенуться и отнять ладонь от лица и удивлённо моргнуть. ― Это мои собаки.

Это его собаки, которые всегда находились на территории Ранчо Кордова и понятия не имели о каком-то близлежащем Сакраменто, куда их подавно не выводили на прогулку. Янне не позволил незнакомцу продолжить, неаккуратно, пошатнувшись и задев плечом, шагнув мимо него: куда смотрел Джек, на попечении которого был Патрик? Он нахмурился и мотнул головой, предлагая Патрику разъяснить суть ситуации. Не следствие. Не итог чьей-либо безалаберности, а самое начало, повлёкшее столь печальный финал.

Почему Мари была в Сакраменто, когда должна быть на псарне? ― требовательно спросил он, щурясь от усилившейся боли, подпитываемой новыми догадками. Мари просто не могла очутиться в Сакраменто, как и Джек позволить такую выходку. ― Только не говори мне, что ты взял без спросу собаку и поехал сюда? И что теперь из-за твоей выходки мне придётся требовать компенсацию с человека за твою же выходку?

Голос прорезался, но в сознании всё ещё скулила мысль, что он был не властен над ситуацией, выходившей из-под контроля на его же глазах. Сейчас. Быстро. Не в замедленной съёмке, в режиме которой мозг Янне обрабатывал информацию. 

Если бы эта сволочь соблюдала правила, ничего не произошло! ― чуть ли не завопил обиженный Патрик, резко указывая на стоявшего поодаль ещё одного виновника разыгрываемой комедии. Зрители уже заняли места в первом ряду, а Ланг поморщился, стискивая зубы. ― Мы гуляли, и она была на поводке! Я не отпустил бы поводок, а эта неотёсанная мразь её сбила!   

Прекрати. ― Вышло глухо. Безобидно и невнятно, потому что губы не слушались, а воцарившаяся тишина разлетелась ошмётками, стоило только Патрику всплеснуть руками и запричитать, что он не виновен в принципе.

+1

5

[AVA]http://funkyimg.com/i/2cVaX.gif[/AVA]

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B87a30B5mmeq0Bmtq&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B87a30B5mmeq0Bmtq&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

[float=left]http://funkyimg.com/i/2byzP.gif[/float]One world, it's a battleground
One world, and we will smash it down
One world... One world
*

Тонкая грань между. Всегда между спокойствием и злостью.
Ты уже сделал шаг вперед. Ты хотел переступить через ту черту, от которой я отрекался все время.
Dogs of war and men of hate. Звериное рычание пса Апокалипсиса пронзило внутренности бренной оболочки, когда я заскрипел зубами и пронзил холодным взглядом того плебея Патрика. Это был твой эффект агрессивной натуры, что являлась основой генетики мужского рода Вествудов. Все до единого, мы обладали слепой жаждой крови, алчности и полного пренебрежения к любым моральным ценностям. Мы все сотканы из звона монет, металлического привкуса, насилия и беспрекословного утверждения мужского начала.
Прикрыв на мгновение глаза, я отчетливо слышал приближение мистера Шона, он распространялся звуковой галлюцинацией по зданию. Он хрипел, рычал и свистел. Его принцип был прост и понятен.
Разбить. Уничтожить. Разорвать в клочья и сжечь.
Только крест и молитва имели достойное сопротивление хаосу безбожника, ибо слово божье несет истину и свет. Отгоняя призрака, сотканного из собственной паранойи, страхов и эгоизмуса, я резко прохрипел:
- Мистер, если ваша "сука" была на поводке, то каким образом она очутилась на проезжей части, где собственно говоря, закон и позволяет мотоциклистам ездить? - ты жалел во мне, что на дороге оказалась собака, а не сам, ...кажется его звали Патрик?
Я не обратил даже внимания на участие законного владельца этого добермана в нашей дискуссии. Он был спокоен и более того апатичен, по крайней мере, так я думал сам. Сцепив руки в замок за спиной, я нависал над ним и обойдя  стороной, надвигался на мистера Патрика. Вдох-выдох. И еще.
Мой собственный Цербер, вышедший из лона Ада, клацал зубами. Шон был готов вцепиться в глотку молодому человеку, но я не мог дать ему эту фору. Все дело в нашей памяти. С его приходом я терял контроль над ситуацией. Агрессия имеет власть, но она не контролируема и не поддается дрессировке.
Вдох-выдох. Резко оборачиваясь к владельцу собаки, я держал собственного демона в пресловутой клетке, позволяя царапаться и биться в недрах грудной клетки:
- Я признаю, что отчасти виновен в инциденте, но если бы ваш подопечный был более собран и не глазел по сторонам, то собака и не оказалась бы на дороге...
Убей себя сам, Патрик. Освободи этот мир от глупости. Странные метаморфозы подсознания. Мой голос был ниже, несвойственная ранее хрипотца. Я верил, что однажды смог преодолеть дефект, погасить в себе несносное начало и в какой-то мере мысленно молил хозяина этой псины прекратить цирк, во избежание нежелательного конфликта. Заплатить по счетам, помочь и исправить положение. Но чем больше слов изрыгал мистер Патрик, тем сильнее царапали ногти ладони за спиной, громче рычал адский пес внутри тела. Созданный воображением, он тенью скользил и окутывал несного человека, норовя сожрать его целиком и не оставить даже следа. Шон никогда не оставлял следов, в этом безбожнику не было равных, как и в изощренных пытках, насилии. Мое альтер-эго олицетворяло собой всю злобу мира, ненависть, обиду. А впрочем, что являет собой один из семи смертных грехов: злость?
Не хватало только слова: фас!

———
* Весь мир - поле боя.
Весь мир, и мы разнесем его.
Весь мир... Весь мир...
(англ.)

0

6

- игры нет больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » deep and dark