Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Молния дважды не бьет в одно и то же место


Молния дважды не бьет в одно и то же место

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/10/109/29/109029372_68750163_tumblr_ldymzdfpGq1qa49pqo1_500.gif
В главных ролях: Бальтазар & Валери
Сюжет: Иногда то, что запланировано, рушится, как карточный домик под легким дуновением ветра. Но дело в том, что Валери, которая столько сил вложила, просто так не отступит. Главное, чтобы сила взрыва не задела ее собственного босса

+1

2

внешний вид

http://www.zastavki.com/pictures/originals/2014/Music_Brunette_Lana_del_Rey_087358_.jpg

Благотворительный вечер – это праздник, по крайне мере для меня, по одной простой причине, что именно я являюсь организатором этой вечеринки. Именно вечеринки, когда все тёти и дяди в меру упитанные, некоторые озлобленные, а кто-то из них и вовсе пропитан сигарами и дешевым спиртным приходят знакомиться с  новыми лицами, новыми людьми со своей выгодой. О! И угадайте,  кто же там должен быть?! Конечно же, мы, или точнее быть я, потому что сама заварила эту кашу и сама же разослала пригласительные  кому надо; однако я однозначно знаю, что придут и те, кому это совершенно не надо включая пригласительные. Чей-то знакомый и тому подобное, зачастую прокатывало при таких обстоятельствах. Большинство пришли выпить, поржать и заключить сделки; с любовницами, проститутками и всеми видами кукольных личиков коих порой видеть тошно, да простят меня все женщины, если кого это задело.
  В целом это самое интересно мероприятие. На народ посмотреть и себя показать. Что же насчет меня, тут все очень просто. На мне все висит и сидит, тоже свесив ножки, но самое в этом всем главное и вкусное, что я дорвалась, мне это нравится. Потому что я хочу сама этих руганей, сплетен, подзатыльников, раскручивания дел разного вида и характера. Порой меня трудно понять даже самому хозяину, чьей собственноручной болонкой я являюсь; могу позволить себе многое даже в его присутствии, а он меня по головушке погладит в любом случае, против шерстки не будет чесать. Ведь именно такую диву он искал, вот и нашел, причем спонтанно. Дума, пока об этом история умалчивает и спит себе, тихонечко укутавшись в клубочек.
  - Ты готов? Звонок за звонком, в ушке беспроводная гарнитура, а-ка связь, где звучит прелестная мелодия. – Что? Я сказала, нет! Отбой! Отключив сие оборудование, промчалась мимо секретарши, которая мило щебетала по телефону, проскочила в кабинет Бальтазара.
  - Я тебя спрашиваю, ты готов? Боги, это наезд! Хотя куда уж там я ведь само святейшее божество. Не будем усугублять. Я словно надсмотрщик. Мне нужно, чтобы мой шеф выглядел всегда безупречно, где бы он ни находился. Он, в конце концов, не мелкая сошка, чтобы теряться среди массы серой толпы. – Заткнись! Указательный палец к его слегка подсушенным губам, строгий взор в его глаза и сам по себе напрашивающийся вопрос, - ты, что-то пил или так и не использовал мою гигиеническую помаду, которую я тебе специально дала, чтобы твои губы не облезали, словно змеиная кожа?! Я же говорила, что бываю наглой и практически постоянно напористой. Возможно, во мне скрываются еще какие-то качества, о которых  я и сама не знаю. Может быть, я маньячка и могу запросто изнасиловать мужчину; не женщину, не практиковала, во всяком случае, но имела честь видеть подобное, хотя к однополым отношениям я абсолютна фригидна. Меня интересуют мужчины и только они, а в данном случае ди Стефано, который казалось и не торопился никуда. А, за каким дьяволом я тогда гналась и быстренько все устроила этому Бальти-коту. Кстати о том, как я его называю мысленно он и сам пока не знает, возможно, после рюмочки-второй я и проговорюсь, но только не сейчас.
  У меня есть чувство меры, просто, когда я очень сильно тороплюсь, а в особенности нервничаю, могу быть весьма и весьма опасной для окружающих; но для хозяина я ручная и это уже проверено со всех сторон тщательно.
  - Ну не начинай! Время – деньги. Люди ждут. Кстати на повестке дня очень важная персона заглянет на благотворительный вечер. Угадаешь кто? Бросив папку с документами на стол ди Стефано, я стремительно ринулась к нему, поправлять галстук, сдувать пылинки с его умопомрачительного костюма. - О! Я же тебе его дарила, помнишь, да? А может я вру сама себе и просто принесла его из магазина по его личному заказу. Хотя это совершенно неважно, пусть даже было так, но несла то его именно я.

Отредактировано Diana Châtillon (2016-02-04 12:49:04)

+1

3

look

http://v1.popcornnews.ru/upload/_500_600_80_gpsvE6.jpg


Наверное, его судьба такая: светить своей мордашкой на самых разных пафосных и не очень мероприятиях для того, чтобы представлять интересы своего банка, заводить новые полезные знакомства, как для себя, в частности, так и ради того, чтобы укрепить бизнес. К тому же в данной экономической ситуации, что творилась сейчас в стране и за ее пределами, когда курсы валют меняются ежечасно, когда банки теряют свои лицензии, а крупные компании с громким треском разваливаются, предприниматели разоряются и теряют свое дело, стоит быть чересчур внимательным и понимать, какая на твоих плечах лежит ответственность. Но вместе с тем также не стоит забывать о том, что есть команда, люди, делающие одно дело, и эта команда должна работать слаженно, как единый организм, в котором не должно возникать никаких сбоев, иначе одна проблема повлечет за собой другую и все будет накапливаться, словно снежный ком, на всех парах летящий с горы. Вот поэтому приходилось засунуть свое возможное недовольство куда подальше, и заниматься тем, что действительно сейчас было важно и нужно. Более того, сам ди Стефано решил вкладывать довольно приличные средства в благотворительность, а будучи топ-менеджером Национального банка, такая деятельность явно шла ему на пользу. И сейчас все должно было пройти без сучка и задоринки. По крайней мере мужчина на это надеялся всей душой. Раз Диана взялась за это дело, значит все будет прекрасно. Иначе девушке просто будет несдобровать.
Бальтазар стоял перед зеркалом, поправляя галстук, а на заднем плане шли последние новости дня сегодняшнего. Он решил не выключать моноблок, а наоборот сделать погромче, чтобы быть в курсе того, что происходит в стране и в мире. Ведь кто знает, какие именно темы предстоит сегодня обсудить на благотворительном вечере, организацией которого занималась Ди. Да, Диана терпеть не могла, когда Бальтазар ее так называл, точнее, сокращал ее имя, но тем не менее иногда, чтобы досадить ей, это сокращение срывалось с его уст. И уже буквально через несколько минут в его кабинет буквально врывается фурия, которая выглядит как всегда сногсшибательно, но итальянец делает вид, что будто бы не замечает ее. Да куда там, разве такой ураган, готовый смести все со своего пути, возможно не заметить? Диана резко разворачивает его к себе и вопрошает про гигиеническую помаду, отчего Бальтазар сморщился так, будто бы только что съел лимон без закуски.
- Диана, мне кажется, что данный предмет...эээ...гигиены должен быть у каждого свой в целях нераспространения бактерий, да и вообще: ты думаешь, что я там буду целоваться взасос с каждым встречным-поперечным? К тому же вкус этой помады настолько противный, что уже при одном упоминании меня тошнит. Да и змеями, на сколько мне известно, чаще всего кличут женщин, не так ли? - эти двое могли спорить до упомрачения и ни один из них никогда не давал спуска другому. Бальтазар был одной ходячей язвой, а Диана своими колкими речами могла свети с ума любого нормального человека и сделать его ненормальным. - Не люблю угадайки и ребусы, думаю, что я и сам увижу того, кто собирается заглянуть на вечер. а чем больше там будет важных персон, тем лучше для всех. Да, именно этот костюм ты мне подарила буквально недавно, и я просто обязан его сегодня выгулять, - легкая усмешка и прикосновение к щеке девушки, игриво, чтобы просто подразнить, и вот уже банкир готов целиком и полностью к труду и обороне.

+1

4

Какая приятная возможность насолить высокопоставленным людям у меня сегодня, но этого делать я не буду, иначе мне и правда, не поздоровиться, а здоровье, как известно надо беречь.
  Несмотря на то, что Бальтазар был весьма медленный, все же мы успели на открытие банкета, что не могло не радовать меня по крайне мере. Слишком много ушло времени на подготовку. Мало того необходимо гонять пинками работников, чтобы все успели сделать вовремя. К тому же я еще и дегустацией блюд и вин занимаюсь; хотя всего, что имеется на торжественном столе. Мне очень важно. ОЧЕНЬ важно, чтобы все было, так как я планировала, а не как кто-то захотел. Я должна остаться довольной, и мне необходимо трудиться над тем, чтобы везде преуспеть и не просмотреть что-либо; иначе я себя просто на просто не прощу. Да, порой я наказываю сама себя матери благим матом и заливаясь естественным румянцем. Такое бывает весьма редко, но даже малейшая оплошность может вывести меня из себя в прямом и переносном смысле слова.
  Как-то помнится на одном из не менее важных банкетов я сорвалась на одного важного мужчину, чьи инициалы умалчиваются. В общем ситуация требовала быстрой реакции – послать и вышвырнуть. Конечно, я понимаю что, несмотря на все я должна быть улыбчивой, невероятной красиво преподносить себя также как и свою речь, но когда к тебе липнут, словно банный лист. Когда мать вашу пытаются защемить в каждом углу дабы потискать, потрогать за задницу и грудь помять, тут я становлюсь самым настоящим дьяволом. Порой думаю, что необходимо крупным шрифтом написать на огромном листе бумаги: «Руки не распускать, последствия будут плачевными!», но все это так, лишь слова, причем беспочвенный; посмотрят как на дуру, покрутят у виска и мимо пройдут, мол, много берет на себя не такая уж и красотка, чтобы по углам таскать.
  Кстати я себя люблю, а почему и нет?! Я красивая, молодая, не замужняя к тому же знающая себе цену девушка. Внимание! НЕ женщина, а девушка! Женщина – моя мама! Довольно таки оскорбительно порой это слышать от теток потливых, которые еле как за собой ноги передвигают из-за перевеса в весе. Поэтому пускай я буду эгоисткой и занимаюсь я самолюбованием, зато я ухожена и умею себя подать, словно горячее острое блюдо.
  - Какие милости, такой мимолетные пронзающий легкий, буквально еле уловимый и дразнящий поцелуй шефа в щечку заставляет каждый раз меня глубоко вздыхать, прикрыв на доли секунды глаза. От Бальтазара всегда веет с ума сводящим парфюмом, по крайне мере меня. На вопрос был ли у нас секс, о чем так многие хотят узнать, отвечу прямо – нет, но все может быть. Буду ли я против?! Не знаю. Не думала об этом, но все может быть. Но его даже легкий поцелуй  способен «Запустить» мурашки по моему телу. Это прекрасно, но в тоже время и печально потому что далее знак кирпич, более чем такую милость в щечку я не получаю, но мне этого хватает. И кстати я немного смущаюсь от таких нежностей, хоть на меня это и не похоже.
  Что же касается моего шефа – Бальтазара ди Стефано, если уж говорить как есть, только он меня знает наизусть, как облупленную; знает все от минусов до плюсов. Все же, сколько лет мы вместе уже работаем, грех было не «прочитать» словно книгу. Порой мы друг друга понимаешь без слов, и можем уловить настроение по одной лишь мимике. Это же прекрасно на самом деле. И я бесконечно рада тому, что у меня такой Бальти. Единственный момент, когда мы начинаем закусываться, и он имеет честь назвать меня не полным именем, а просто ДИ; тогда я превращаюсь в огненную фурию готовую его испепелить за несколько секунд одним лишь взглядом.
    А сейчас мы просто едем вместе довольные, сияющие и подготовленные ко всем возможным сюрпризам. Ну, мало ли вдруг чрезвычайное происшествие случится, никто же ни от чего не застрахован.
  - Вот и они, уважаемые журналисты, папарацци и улыбочкуууу, пиная в бок рукой ди Стефано, словно показывая алмазы в зубах, выхожу из лимузина, который так мягко нас доставил к пункту назначения; беру под руку шефа и вот он успешный подвиг совершен на ура. Мы преодолели сий маленький нюанс, оказавшись внутри.
  - Ну как я постаралась? Хвали меня. Хвали меня. Хвали меня, люблю повторяться и надоедать. Люблю порой потрепать нервишки, но не со злобы, ни в коем случае; сегодня  я белая и пушистая.

+1

5

Настроение у Бальтазара было в принципе вполне себе нормальным. И даже не потому, что все обязанности по организации данного мероприятия он бессовестно взвалил на хрупкие плечи своей помощницы, веря в то, что она обязательно со всем справится. А как могло быть иначе? Кто сказал, что будет легко и что его помощница будет только работать в пределах Национального банка. Нет, здесь все не так просто, как может показаться на первый взгляд. Но и на нем также лежит не менее высокая ответственность. Так или иначе, но он является одним из топ-менеджером банка, и ему по своему желанию или же без оного также приходится довольно часто светить лицом там, где необходимо и там, где вполне могли бы обойтись и без него. Но поскольку так случилось, что ди Стефано был готов всеми правдами и неправдами достичь своей цели по покорению Олимпа в виде должности Президента банка, то он просто обязан в силу своих возможностей сделать для этого все. Вот почему самые разные мероприятия, где должен был появиться Бальтазар должны проходить без сучка и задоринки, поскольку что касается работы или подобных событий, то здесь итальянец превращался в самого настоящего демона, готового загрызть любого, кто рискнет помешать.
- Ну ты же не против этих самых милостей, ведь так? - хитрая ухмылка, и ди Стефано слегка прижал девушку к себе, заглядывая ей в глаза. Игрался или специально на что-то ее провоцировал? Ох, если бы в этот момент в кабинет кто-то зашел, то обязательно бы стал свидетелем весьма пикантной на первый взгляд сцены. Но итальянцу слишком уж не хотелось наступать во второй раз подряд на одни и те же грабли в виде флирта или намечающиеся отношения со своим новоявленным пресс-секретарем. Да, они работали вместе уже несколько лет, когда Диана занимала несколько иную должность, но слишком уж свежи были в памяти банкира воспоминания о том, как с ним поступила Саммерс, внезапно бросив его. Не на произвол судьбы, но аккурат в тот момент, когда ди Стефано уже практически дозрел до того, чтобы сделать рыжей бестии предложение и наконец-то создать семью, от которой он так упорно открещивался уже несколько последних лет. При воспоминании об этом итальянец еле слышно вздохнул, проблем эти самые отношения ему доставили немало, хоть и были положительные моменты. И сейчас ему казалось, что совершил на шаг назад, а поистине громадный прыжок. Но видимо так необходимо было кому-то свыше и, возможно, для того, чтобы неугомонный итальянец в очередной раз осознал тот факт, что к серьезным отношениям или тем более созданию семьи надо подходить с особой ответственностью.
Ну а что касается Дианы, то здесь пока что у Бальтазара не было каких-то планов особых, хотя признаться честно, девушка ему нравилась. Но он опасался что ли, хотя виду не подавал. Или слишком еще свежи были раны в его душе и не зажили шрамы на сердце, заставляя его снова и снова кровоточить, поэтому он не предпринимал каких-то поползновений в отношении Шатильон. Кто знает, будет ли что-то между ними дальше, а пока ди Стефано стремился сохранять дистанцию, хоть и давалось ему это очень нелегко, потому что и сама Диана иногда его дразнила и слишком часто. Однако же тем не менее парочка довольно быстро собралась и уже, спустя сорок минут достигла места сбора всех важных персон.
- Ненавижу журналистов, - фыркнул ди Стефано, старательно делая вид, что чрезвычайно рад всех видеть и белозубо улыбаясь, выходя из лимузина и подставляясь под вспышки фотоаппаратов. Скоро придется давать разные интервью, разговаривать на всяческие темы, интересные и не очень и стараться провести этот вечер так, чтобы потом не было мучительно больно и обидно за впустую проведенное время.

+1

6

Я понимаю, возможно понимаю, что пережил мой шеф после того как в его жизни не случилось того к чему он шел. Я же не навязывалась к нему ни сейчас, ни тогда. Мы довольно долго работаем вместе, чтобы я не замечала ничего; я все вижу, знаю и всегда готова помочь Бальти, но не всегда мужчина посвящает свою помощницу в доскональные подробности. Хотя как бы это не звучало, но я работаю над этим. Пускай я ему заменю ту же самую сестру или еще, какую родственницу, но я добьюсь этого. Может быть, в моей ситуации сестра слишком громко сказано, так как я по большей части все же позволяю себе флиртовать с ди Стефано, и не вижу в этом ничего аморального. Даже при Саммерс мы могли быть близки телами в одежде естественно, ничего сексуального.
  Я не переступаю грань, особенно, когда мужчина пытается выстроить свою семейную пирамиду; может быть я бы помогла ему во многих семейных делах, если бы такие были, но вот с Лианой мы бы на врятли стали подругами. А вообще я старательно и обходительно «окучиваю» вице-президента, дабы он старался лишний раз не вспоминать о прошлой недолюбви. Мое мнение всегда остается при мне, но Бальтазар прекрасно знает, что я готова на многое, особенно порвать все связки любой особе, которая мне не понравится, а также он прекрасно знает, что я не привыкла говорить за спиной и решительно навязываю свою точку зрения прямо в глаза оппоненту нравится это ему или нет. Я к тому, что будь здесь Лиана Саммерс, она бы близко не подошла к ди Стефано, по крайне мере пока я рядом с ним.
  - Хвали меня, толкаю в бок, повторяюсь неоднократно, словно кошка мурлыкая в ухо своего шефа, продолжая улыбаться гостям и специально нанятым фотографам, которые прекрасно знают свое дело. А вообще мне до безобразия нравится чувствовать себя некой героиней каждого торжественного вечера; столько лестных слов в свой адрес можно услышать, что вдоволь хватит на несколько месяцев вперед. Даже если все это сказано просто так, для посторонних ушей как это обычно и бывает.
  Наше сегодняшнее мероприятие ничем не отличалось от тех, которые остались позади нас, но прошу заметить, что каждое из них всегда отличалось лишь своей особенностью. В каждом из них ждал свой особенный сюрприз. Обычно люди просто приходят себя показать да на других посмотреть, обсудить то, что касается профессиональной деятельности каждого из них или же наоборот урвать кусочек сладкого. В общем, много разных и довольно интересных людей, ситуаций происходит в таких интересных местах. Как я говорю обычно - до первой рюмки, а потом начинается веселье.
  - В этот раз у нас будет торт пятиярусный. Он будет стоять в самом центре помещения, украшенный самыми вкусными и сладкими ягодами, фруктами и, конечно же, шоколадом. Это будет просто невероятное явления Христа народу, порой трудно понять, о чем я говорю. Вокруг да около сплошные загадки. Возможно, внутри торта окажется что-то невероятно привлекательное и это не стриптизер или же голая девица в бикини. А может быть это вовсе будет террористический акт; бомба часовая к примеру.  А возможно просто некий ход для того чтобы привлечь нужных людей для осуществления важных сделок. Гадать можно бесконечно в данной ситуации. Во всяком случае, этого мутанта только что выкатили и поставили посреди зала, словно гигантскую мумию.
  - Не правда ли он прекрасен? воздыхая, любуясь этим тортом я прямо таки вздохнула от такой величественной красоты. Помимо этого забавного сюрприза, алкоголь сегодня буквально лился ручьем не имея никаких определенных границ.
  - Вот и посмотри кто и чего достоин, подмигивая ди Стефано я устраняюсь на несколько минут за двумя бокалами шампанского, один из которых плавно переходит в руки шефа.
  - Хорошее шампанское, правда? Сделав пару небольших глотков на небольшую сцену вышла женщина и что-то с трепетом стала верещать. А я уже и забыла, что нанимала ее для того чтобы она провела аукцион довольно древних изысков.

Отредактировано Diana Châtillon (2016-02-17 20:00:16)

+1

7

Почему-то именно сейчас, пока Бальтазар и Диана ехали к месту назначения, практически всю дорогу итальянец несколько угрюмо молчал. Честь и хвала Шатильон, она каким-то шестым чувством всегда ощущала, в каком именно настроении в тот или иной момент находится ее босс и когда с ним лучше разговаривать, а когда лучше не подходить ближе, чем на пушечный выстрел. Да, все они люди и подвержены воздействию тех или иных эмоций, но почему-то в последнее время у Бальтазара были они сплошь негативные. Была ли тому причиной та трагедия, что чуть было с ним не случилась во время землетрясения или же разрыв с бывшей девушкой, Бальтазар и сам не знал. Возможно на него навалилось все и сразу, а возможно неприятности попросту следовали одна за другой, и не было и малейшего просвета в этой тьме, в которой он сам себя ощущал. Ди Стефано смотрел в окно лимузина и думал о чем-то, его мысли были далеко отсюда. Конечно он понимал, что когда они прибудут на место, ему необходимо будет снова нацепить одну из своих масок и улыбаться там, где это нужно было бы меньше всего. Настроение не было плохим, просто никаким.
Точно также он был благодарен Диане за то, что она всячески его поддерживала после того, как ушла Лиана, так как девушка была не дура и прекрасно понимала и видела то, что сия недопара распалась, и что вечному ловеласу-итальянцу, каким бы они не был, тоже очень нелегко дался этот разрыв. В расставании всегда виноваты оба: Бальтазар в том, что слишком много тянул кота за хвост, а Лиана...возможно просто не дождалась, и не знала, что оставалось совсем чуть-чуть до того момента, пока ее шеф дозреет. Но и впоследствии рвать с места в карьер ди Стефано тоже не собирался, хотя и осознал тот факт, что никакая карьера не заменит семью и любящего человека рядом, и что ему надобно несколько пересмотреть свои приоритеты. И он обязательно это сделает, но несколько позже. А сейчас на смену Саммерс пришла Диана и кто знает, что будет дальше и сможет ли Бальтазар и вправду осознать все и сделать правильные выводы, чтобы избрать для себя верный путь.
- Похвалю обязательно, как только буду давать интервью, - практически сквозь зубы процедил итальянец, также улыбаясь фотографам и принимая наиболее выгодные позы для съемки. - Потому что фотографам нужны снимки, мои слава для них ничего не значат. А вот когда прибудут журналисты, вот тогда все и будет в лучшем виде. Ох, я очень надеюсь на то, что именно все так и будет, - он не думал ставить под сомнение профессионализм своего пресс-секретаря, но и не выразить свои надежды тоже не мог. - А торт да, шикарен, прямо как на свадьбу, вот только двух фигурок молодоженов там не хватает, да колец с голубями, - несколько язвительно фыркнул он, подходя к торту и рассматривая сей шедевр. - Вообще такое произведение искусства даже жалко есть. Интересно, сколько времени на него угрохали?
Тут перед ним замаячил бокал с шампанским, а сама Диана же благополучно пробовала алкоголь. Бальтазар ухмыльнулся, пожал плечами и, прикоснувшись своим бокалом к ее, тоже сделал пару глотков. Вкус был отменным, да и не место здесь было чему-то дешевому или неприятному. Хотя конечно пафоса и понтов было несколько больше, чем следовало. Вот только интересно, для кого предназначался торт и что у него внутри. Первая мысль была о стриптизерше почему-то.

+1

8

Вечер только начинался, стало даже немного душно. Вроде бы помещение проветриваемое, вроде бы веет прохладой, а мне как-то стало нехорошо. Неужели шампанское кто-то решил отравить, или подсыпал чего-нибудь совершенно неутешительное для организма?! Странно конечно. Да и не беременная я чтобы дать воздух ртом жадно хватать.
  - Тут душно или мне кажется? Конечно я большая молодец, что организовала сие торжество, но меня начинает мало волновать все это событие, которое только-только начинало разгораться во благо важных персон коих тут был целый аврал; слетелись, словно мухи на мед и радуются. А что касается торта в несколько «этажей» - он действительно радовал глаза, но мне от этого лучше не становилось, а только хуже с каждой минутой, если не секундой.
  - Мне нужно на свежий воздух, опираясь о плечо Бальти срываюсь с места, пытаясь быстрее выйти через черный выход, чтобы никто не заметил, не пошел следом и не обратил внимание на мимо «пролетающую» безумную девицу, которая мучается удушьем. Не наркоманка, не алкоголичка, не травлю организм всякой херней, чтобы ни с того ни с сего так внезапно стало плохо. Точно с шампанским что-то не то, однако остальным гостям было просто замечательно; никто ничего не чувствовал, все улыбались включая ди Стефано. Большая редкость, чтобы меня так сломало. Неужели специальный «номер» а-ка пиар для толстокожих. Кто-то хочет сорвать праздник, а не удастся. Шкура у меня толстая, выкарабкаюсь. Что странно меня даже не тошнило и намека на это не было, но шампанскому я сегодня предпочту обычный сок, пошло все к черту.
  Отдышавшись вдоволь, возвращаюсь ко всем гостям. Волнующие взгляды, слегка негодующие, ловлю на себе, но в ответ кроме улыбки пусть и натянутой гости ничего не разглядят, я не позволю. Подозвав к себе официанта, попросила того принести мне бокал сока, но чтобы при мне наливал, поэтому ненадолго отлучилась вместе с персоналом.
  Пара минут и я «новая» уже красуюсь возле своего шефа, - Ну как тут, все нормально без меня? Никто не дебоширил? Не отравился ничем? Злая шутка, сходящая с уст приправленных отравой не давала мне покоя вообще вся данная ситуация. Торт! Все внимание мое теперь отнимал именно этот огромный бугай. Вдруг с ним что-то не так. Резать его никто еще не начинал. Пока только идет развлекательная программа, далее аукцион, а потом уже и к сладенькому перейдем.
  - Торт и голуби совершенно между собой не пересекаются. Голуби живые в клетке. Обрати внимание, пальчиком показываю вправо, влево и прямо по центру; расположенные позолоченные клетки, красиво украшенные лентами белоснежными с разными окантовками. Красота неимоверная только мне от нее немного тошно, как и от некоторых гостей, которые у меня вызывают рвотное состояние.
  - А торт просто разрежут и съедят, только я не притронусь и тебе не советую. Если кто и захотел травануть нас всех, то мы к этому не причастны, ухмылка весьма озлобленная виднеется, напрягает обстановка безумная или мне только кажется, что все так подозрительно обходительны?! Ловить галлюцинации сейчас совершенно не комильфо; надо оставаться в трезвом уме и рассудке.
  - Бальти, что происходит?! Рядом стою, не отходя от ди Стефано, боясь даже пошелохнуться, вдруг непроизвольно свалюсь, а это черный пиар, которого так все ждут. Сволочи. Волки голодные. Медведи гризли. Все они готовы содрать с тебя шкурку и полакомиться естеством, но не будет им такого искусного ужина. Лакомитесь тортиком гости дорогие.

+1

9

Почему-то по прибытию на место Бальтазару как-то очень сильно захотелось уже обратно или вообще отправиться домой. Он не особо жаловал подобные мероприятия, где все настолько пафосное и нечестное, что становилось противно. Видимо, Диана тоже все это прекрасно понимала, и также не особо радовалась всему. Что же, хоть в этом их мнения сходятся. Но иногда приходится делать то, что нам совершенно не нравится и терпеть ради получения какой-то выгоды или для достижения какой-то цели. Вот как Бальтазару сейчас. Диана же должна была проявить себя как организатор, поскольку на вечере присутствовали не только они, как представители Национального банка, но и сам Президент банка и некоторые партнеры. Поэтому все должно было быть в лучшем виде, и на Диане, по мнению Бальтазара, лежала огромная ответственность. Хотя он знал ее: если уж эта девушка за что-то взялась, то ни за что не отступит, как бы сложно все ни было. Что ни говори, а подобные качества итальянец в людях очень ценил, и в женщинах в особенности.
- Да нет, по-моему температура вполне комфортная, я себя чувствую нормально, - Бальтазар отвлекся от своих мыслей, слегка удивленно посмотрел на Диану, которая унеслась куда-то, спустя несколько мгновений. Неужели девушке стало нехорошо или может быть она не переносит алкоголь? Он посмотрел в свой бокал, после чего осушил его до дна и поставил его на поднос проходящего мимо официанта. Ведь алкоголь здесь не должен быть паленым, иначе это будет нечто совсем из ряда вон выходящее. Однако, если рассуждать по совести, то каждый организм по своему реагирует на выпивку, и Диана прекрасно знает особенности своего. Если бы ей было плохо от выпитого, то она ни за что бы не взяла бокал, даже если это требуется за компанию или ради какого-то мероприятия. Все-таки здоровье важнее какого-то там бухла, и Бальтазар знал некоторых знакомых, которых уносило чуть ли не с первой рюмки, а кто-то и вовсе не пил. Каждому свое. Однако уже через пару минут Шатильон снова была возле него. Быстрая же она...
- Ну почему же, на свадьбе очень даже все это смотрится органично. Но на мой взгляд настолько обыденно, что на свою свадьбу я бы не заказал это чудовище, именуемое тортом. И не украсил бы его фигурками молодоженов. По-моему нет ничего ужаснее, чем откусывать головы этим фигуркам, если они будут съедобными. Ты же знаешь, я терпеть не могу что-то повторять за кем-то, я предпочитаю оригинальность, - итальянец слегка пожал плечами, а Диана в это время заикнулась о том как раз, чтобы ди Стефано не пробовал этот торт. Ему, по правде говоря, не очень-то и хотелось. - А что не так с тортом? Выглядит он вполне себе аппетитно, я только не пойму, зачем его сделали таким громадным, ну да ладно, видимо, это задумка кондитера. ты какая-то подозрительная сегодня, - Бальтазар повернулся к Диане, заглядывая ей в глаза. Казалось, помощница и вправду себя плоховато чувствует, вот только причины Бальтазар не понимал, поэтому несколько беспокоился. Он подошел поближе и взял девушку за руку. - Мне кажется, с тобой что-то происходит. может стоит присесть? С чего ты взяла, что торт несъедобен? - и тут буквально через несколько секунд возле них возник кто-то из фотографов, который ослепительно и довольно-таки омерзительно улыбнулся.
- Улыбнитесь пожалуйста! - и прежде чем Бальтазар успел что-то возразить, он щелкнул несколько раз фотоаппаратом. Но, судя по выражению лица Бальтазара после, представился. - Я фотограф издания "Sacramento news", спасибо вам за столь прекрасный вечер, мисс Шатильон.
Если я в этом издании получусь с кривой рожей или в прессе будут фото с содержанием "новая пассия банкира", я лично найду этого фотографа и засуну ему его фотоаппарат в одно место.

+1

10

Со мной и правда, что-то происходило, но это был неспроста. Кто-то мне подмешал в шампанское какую-то фигню, и мой организм сейчас старается все это дело перебороть. Странное ощущение, легкое головокружение и все бы ничего, да только эти папарацци с фотоаппаратами бегают, будто их змея ужалила и все пытаются выловить какой-то не подходящий момент.
  - И почему у меня такое чувство, что это постарались вот эти петушки с камерами?! Еле слышно на ухо Бальтазару шепчу, дабы меня никто больше не услышал; не следует, кому попало знать обо всем. Вообще не надо на меня смотреть никому и никогда, кроме ди Стефано, потому что ему можно все и нет никаких рамок и границ. А если мыслить правильно, то и в моих словах нет ничего пошлого. Я ему заменяю сестру, скорее всего, но вот почему то, порой наши носы близко друг к другу, но и это не назовешь чем-то «близким и чарующе прекрасным», и вообще такое происходит крайне редко, когда мы спешим; в таких вот забавных ситуациях не только лбами можно столкнуться, но и парасшибать друг другу в кровь все на свете.
  Если бы не все эти препятствия, через которые мне, почему то приходится проходить, то все так отлично выглядит и гармонирует, что не к чему и придраться. Даже этот громоздкий торт ничем не мешает, а лишь дополняет красотой своей неземной. А внутри всего на всего лежит большая и огромная начинка в форме клубники. Никаких там стриптизерш и прочей ереси нет; мы не в том месте находимся, чтобы устраивать подобные шоу. Конечно, я уже начала и в этом сомневаться, потому как раз постарались со мной провести такое, то кто знает, что с этим тортом, который уже до приторности становится противным моим глазам.
  - Я уже вообще ни в чем не уверена. Торт должен быть съедобен, я сама его пробовала буквально сегодня утром, рано утром. Все было отлично,  но сейчас что-то пошло не так. Само собой спрос будет с меня. Я бы сейчас с радостью свернулась клубочком и поспала, но, к сожалению пока этого сделать нельзя. Приходится как-то от себя «отпугивать» бегающих камикадзе с фотокамерой.
  - Пошел вон мерзавец, а то я тебе твою камеру на голову одену  и заставлю кукарекать на том подиуме, подойдя как можно ближе к парню и весьма агрессивно выпроводив за дверь, вернулась обратно к ди Стефано. Я бы сейчас конечно сделала объявление с намеком, вдруг, если что-то не так выйдет на фото будет несдобровать никому, но делать это сейчас не стоило.
  Люди как безумные начали переглядываться, перешептываться, а это очень бесить стало, и раздражать, благо хорошая знакомая, кто вел аукцион, отняла все внимание так называемых зрителей разыгрывая очередной лот.
  - Но с аукционом придумано круто, да ведь? Постанывая словно старая бабка, не торопясь усаживаюсь на стул вблизи стоящий. Все же за живот схватилась, тот ныл как припадочный и тошнило ужасно. Отравилась. Может быть, это было не шампанское, а торт?! Внезапно опрокидываю тревожный взгляд на людей, кто уже по кусочку «отщипывал» от сладкого гиганта.
  - Бальтазар это же массовое убийство?! Встать и заорать «не ешьте, он отравлен» будет как-то не очень правильно. А может черт с ними пусть травятся?! Вот правда совсем не хочется влезать в это дело. Да и потом кто сказал, что торт заказывала именно я? Нигде это не числится.
  - Что делать? Сбегать через черный ход? Пустить померу всех? Очень неожиданным стало появление « в свет» лично самого повара и выглядел он совсем не хорошо. – Его надо убрать отсюда. Нечего ему здесь делать. Да он еле передвигается. Все. Это скандал. Это была очень длинная пауза. Впечатление создавалось, что все перестали дышать. Человек в белом одеянии передвигался очень медленно, как и подобает скользить улитке, не торопясь. Бурчал что-то себе под нос и в итоге свалился овощем на пол. Ажиотаж. Вскрик одной женщины задал цепочку остальным, и понеслась коса на камень.
  – Твою же мать, и стоило бы мне лучше обморок сымитировать. Что дальше ждать не знаю. Но скорая помощь, благо ожидала по другую сторону двери.
  - Что? Невероятно. Кто-то заранее скорую помощь вызвал? Это какой-то чертов детектив и подстава чистой воды. Хлынувшая носом кровь не дала завершить сказанное, пришлось ползти к черному выходу; оставалось надеяться на босса, что тот не оставит и доведет до белого света в конце двери.

+1

11

Бальтазару категорически не нравилось какое-то взбудораженное состояние Дианы, да и по ней было заметно, что она себя нехорошо чувствовала. Вообще банкир бы сам не посещал сие мероприттие, но раз нужно было посветить мордахой, то приходилось терпеть. А вообще ди Стефано хотел при удобном случае слинять оттуда, как представится такая возможность. Но здесь также присутствовали ВИП-клиенты Национального банка, в том числе и те, которых привлек сам Бальтазар, поэтому мужчина хотел еще и с ними побеседовать при случае. Но поскольку Диана находилась с ним, пока что оставлять девушку одну он не хотел. Не потому что есть вопросы, которые требуют только его вмешательства или потому что в них Шатильон особо не понимала, просто пока что разговаривать ни с кем он не хотел. Странно на самом деле, почему ему тут так не нравилось, обычно к подобного рода встречам итальянец относился вполне себе нормально. Диана бы сказала, что можно тут пожрать и выпить нахаляву, да и вообще хорошо провести время, но Бальтазар знал, что нужно держать ухо востро и не терять лица, как говорится.
- Что ты имеешь в виду? Чем тебе не угодили журналисты? - Бальтазар слегка непонимающе уставился на Диану, беря еще один бокал шампанского с подноса, который мимо проносил один из официантов. С другого же цапнул нечто наподобие микроскопического бутерброда, некой закуски. Хотя ни есть ни пить не хотелось только потому, что всюду снова фотографы, и при таком раскладе даже нельзя было поесть спокойно, не боясь, что ты попадешь в объектив, причем так, что ты не очень красиво открываешь рот. Поесть спокойно нельзя. Но и без чертовых фотографов тоже нельзя, к сожалению. Бальтазар только надеялся на то, что та громкая история его судебного разбирательства с одним из изданий из-зак клеветы на него будет еще долго откликаться в памяти представителей средств массовой информации. - Да и торт вроде бы нормальный, - какая-то Диана сегодня раздраженная, не похожа на себя обычную.
Да куда ты пошла с этим несчастным бедолагой!
Ди Стефано и моргнуть не успел, как помощница довольно-таки цапнула сфотографировавшего их парня за руку и куда-то его повела. Видимо, подальше от них. Итальянец хмыкнул: его пресс-секретарь славилась своим крутым характером, возможно даже более крутым, нежели у него самого. Но через пару минут она вернулась, а банкир только головой покачал.
- Диана, я тебя прошу, давай ты сегодня постараешься вести себя чуть более спокойно, ладно? - он огляделся по сторонам, все-таки такое поведение неподобающе. - Я прекрасно понимаю, что ты нервничаешь, но я уверяю тебя, что все будет хорошо.
Ну по крайней мере ему так казалось. Через секунду Диана села на стул рядом и согнулась от боли, а потом...потом потерял сознание главный шеф-повар. Итальянец сглотнул, что происходит тут? После чего сел на корточки перед Дианой, заглядывая ей в глаза. - Диана, что? Живот? Может и вправду шампанское было не совсем хорошим? Пойдем, тебе лучше в уборную, - и тут у девушки пошла носом кровь. Просто превосходно. - Черт побери, вставай аккуратнее, пойдем потихоньку.
К упавшему мужчине тут же кто-то подошел, говоря по телефону и судя по всему, вызывая скорую. Еще не хватало, чтобы все присутствующие свалились с отравлением. В зал немедленно вошли врачи, благо что на Бальтазара и Диану пока никто не обращал внимания, потому что все столпились возле мужчины. - Не думай ни о чем, пойдем в уборную. Может быть это просто совпадение. Но вот твое состояние мне не нравится. Может и тебя ко врачу?

+1

12

Ох, как страшно, страшно, страшно. Как мне страшно Бальтазар; знал бы ты, что я сейчас чувствую. У меня внутри все переворачивается наизнанку. Сердце плачет и рыдает от моих воспоминаний. Диана Шатильон ударилась головой и скоро не то, чтобы заговорит, а запоет стихами.
-  У меня сейчас взорвётся мозг со всеми вытекающими последствиями. Тошнотворное состояние. Схватило, будто что-то и не хочет отпускать. А торт, в принципе может быть и не причем, совсем не приделах. Тогда с какого вдруг внезапного перепуга упал навзничь пекарь?!?! Мне уже было не столь важно получать ответы на вопросы, которые я задаю сама не знаю, куда и кому. По крайне мере мне бы уж очень хотелось верить в лучшее, но уже слишком поздно; все случилось также неожиданно, как и началось собственно. Все мои старания куда-то нахрен исчезли. Такое впечатление, что это все не я сделала, а кто-то совершенно другой, но, увы, это была именно я.
Однако вне зависимости от всей непонятной ситуации виноватой я себя не считаю, и не буду считать. Теперь моя задача состоит в том, чтобы выяснить, что за черт решил так над всеми пошутить. А самое хреновое это то, что все выглядело уж чересчур страшно и правдоподобно.
Стоило нам с Бальтазаром уйти в уборную как зал не засмеялся, зал просто на просто заржал от видения того, что там произошло. И правду говорят, что у страха глаза велики, что теперь все начинают ржать как кони и никак не угомонятся. Пробегающие мимо люди, которые еще в панике перешептываются, а один из них сказал, что это и вовсе был розыгрыш, который спланировали люди, которые придумали все это мероприятие. Но все это было бы не так важно по сути, если бы «планировщиком» была не я.
- Что за чушь? Откуда это взялось вообще? Я-то не разыгрываю никого. Однако живот стало отпускать. Хватка, которая казалось уже никогда не отпустит, стала расслабляться, и жить стало гораздо веселее. Это что тоже был розыгрыш? Кто-то решил постебаться и посмотреть на мою реакцию как меня скручивать в бубен будет что ли? Бред сивой кобылы. Самое страшное ожидало впереди, если не остановит меня ди Стефано; я взорву к чертовой матери весь зал со всеми людьми. Как известно, женщина в гневе способна устроить чуть ли не террористический акт не пожалев о последствиях. Даже если я буду не права, хотя в этом я сильно сомневаюсь, мне будет плевать. А чертов торт я надену на голову лично повару, кто умудрился устроить это шоу, повеселив наших гостей.
- Это не было запланировано. Это блин не вечеринка с развлечениями и всякого рода сюрпризами. Сейчас я кипела как чайник, вцепившись ручонками в руки Бальтазара ди Стефано, будто меня от него забирают на всю оставшуюся жизнь и мы больше никогда с ним не увидимся.
- Нет ну вообще круто да. А сейчас и вовсе хорошо стало, когда все подошло к логичному финалу. Мои щеки заливало цветом, словно томаты раздавили, прям на лице. Не хватало еще дыма из носа и будет отличное очередное шоу для тех, кто не осмелился сбежать в панической атаке. А как нам с шефом удосужилось понять и услышать, все оставались на своих местах. Судя по всему стал интересен исход событий и с мокрыми трусами никто не сбежал.
- Я им блин устрою такую вечеринку, что они пожалеют о то, что на свет божий родились. Конечно, я бы все именно сейчас и сделала, но перед гостями, да еще и такими важными будет не совсем удобно и правильно. Все же собрались представители разных Компаний, а это стыд, позор и обречение на пожизненную желтую прессу именно мне. В этом я даже не поспорю. Однако что делать и за что хвататься я даже не представляла. Может быть, выйти и похлопать, объявив уважаемым гостям, что все умнички, все получат по медовому прянику?! Бред.
- Что делать теперь? Выгнув спинку и расслабившись, я, наконец, стала правильно и трезво соображать, оценивая данную весьма глупую ситуацию.
- Это было просто ужасно смешно, не в прямом смысле смешно, на пол тона ниже в голосе и я практически собралась духом.
- Сделать вид, что ничего не случилось или все же пройти на кухню и вставить таких метаморфоз, чтоб запомнилось на всю оставшуюся жизнь? Никаких скандалов мои слова, сказанные Бальти, не подразумевали, но ставить на место людей совершивших необдуманный и опрометчивый поступок стоило бы.

+1

13

Бальтазар внимательно смотрел за Дианой, и ему не очень нравилось то, что он видел. Он слегка сощурился, состояние у девушки менялось, ровно как и настроение, а он никак не мог понять причины. Хотя был у него один вариант, который он не рискнул озвучивать вслух, иначе мог схлопотать каблуком в лоб. Зная Диану, она могла выкинуть все, что угодно. Вероятно поэтому он любил и уважал эту девушку, зная, что она всегда сможет постоять за себя, даже перед ним. Не побоится и выскажет свое мнение, к которому он может прислушаться, а может и порвать на британский флаг. Неважно. По крайней мере он был уверен в том, что этот солнечный человечек его никогда не предаст. И пусть их не связывают любовные отношения, как многие могли подумать, несмотря ни на что она не оставит его. ну по крайней мере до тех пор, пока он сам ее не попросит освободить место. А подобными людьми итальянец разбрасываться не привык, подобно вещам. Да и вещи свои он не разбрасывал. Бывало так, что бросали его и не совсем красиво и не совсем правильно. Но Бог судья тем людям, бумеранги, брошенные в спину уходящим, всегда возвращаются к тому, кто их кинул. Судьба все расставит по своим местам.
Так вот, той самой идеей было то, что Шатильон могла забеременеть. От кого, спросите вы? На этот вопрос Бальтазар ну никак не мог ответить, свечку не держал, в личную жизнь других людей и носа не смел совать, понимая, что личная жизнь на то и личная, чтобы быть для каждого своей, индивидуальной. И каждый в ней должен разобраться сам. Он же, в свою очередь, уже доразбирался до такой степени, что теперь повторяться как-то не очень хотелось. Но что поделать, для любого человека жизнь уготовила свои грабли, и только от человека зависит, сколько раз он на них наступит. Или же сломает их к чертовой матери после первого неудачного раза. Диана никогда и ничего не говорила о том, есть ли у нее молодой человек или нет, да и Бальтазар не интересовался ни разу. Ему это было незачем. Однако же он решил побыть более благоразумным, более того его версия все-таки на правду никак не походила. Конечно он даже понятия не имел о том, как ведут себя беременные девушки, как быстро у них меняется настроение от милой зайки до жуткой стервы, да и, признаться, не хотел понимать. Просто он сел перед Дианой на корточки, девушка же присела на небольшой стул в коридоре, так не дойдя до уборной и погладил ее по руке. Рядом никого не было, даже вездесущих журналистов, поэтому подловить их было некому.
- Так, погоди-ка! - итальянец сощурился, когда услышал смех в зале. Он повернул голову, шумно выдыхая и начиная заводиться. - Это что, задумка такая? Ни капли ни смешно или же у меня совершенно нет чувства юмора. Довести всех до состояния заики, а потом тупо поржать? Если ты пойдешь на кухню, то возьми меня с собой. Мне как раз на ком-то нужно оттянуться и пар выпустить. Я-то по наивности подумал, что там кому-то и вправду плохо, а это идиотский розыгрыш. Ты сама как? Тебе стало лучше? Может быть тебе стало нехорошо под воздействием вот этого всеобщего стресса? - уйти захотелось еще сильнее, но, черт побери, нужно было сохранить лицо и выйти к людям, как ни в чем не бывало. Благо что зал был большой, там можно легко затеряться, но банкиру безумно интересно стало найти зачинщика, выдумщика, чтобы высказать ему лично все, что он о нем думает. Он понимал, что слова будут отнюдь не лестными, но ему безумно не хотелось, чтобы под влиянием фантазии и какого-то дурацкого сценария мероприятия снова произошел какой-то казус. - Может из торта стриптизерша вылезет? Так, дорогая моя, ты же у нас правишь бал, давай-ка приходи в себя, и будем разбираться уже вместе. Что это такое? Фигня какая-то, а не благотворительный вечер. Я себя дебилом чувствую.

+1

14

Дебильный благотворительный вечер. Это выглядело и правда нисколько не смешным, а наоборот лишь разозлило как меня, так и Бальти. Несмотря на все тут еще и я выглядела посмешищем. Все продолжали не смеяться, а в прямом смысле этого слова ржать как потерпевшие, но это было отнюдь не смешно и априори переходило рамки разумного.
Какая-то чертова чертовщина, совершенно неуместный розыгрыш. Совершенно никому не нужные черт подери розыгрыш. Возмущению не было предела. Спасибо ди Стефано, что он со мной; мне вообще повезло, честно говоря, мой начальник всегда рядом плохо или хорошо – неважно. Я ему  за многое на самом деле благодарна, просто я выражаю свою благодарность своим отношением к Бальтазару как к личности, так и с профессиональной точки зрения.
И правда хочется выйти и всем настучать по голове как минимум, как максимум разбить рожу кому-нибудь, да так, чтобы расхотелось шутки шутить и таким образом людей вгонять в состояние весьма плачевное, это я себя имею в виду. Так как я отвечаю за все, что происходит, за каждый шаг, каждую голову присутствующих, то не удивительно, что хреново стало именно мне, а никому либо еще. Естественно для всех это что-то вроде развлекательной паузы, но это против всех правил. Выходит меня ослушались, сделали специально, чтобы оскорбить, унизить и посмотреть на реакцию. Возможно, эти люди знали прекрасно какова может быть моя реакция на данное шоу уродцев. Так только уроды могли поступить, моральные выродки. Прекрасно же знали, как я серьезно отношусь не только к данному, но и ко всем мероприятиям, и что я в итоге вижу?!
- Спасибо, что ты рядом. Но я так не могу оставить Бальтазар. Ты пойми, я вложила сюда не только свои профессиональные качества, но и душу. Ты прекрасно знаешь, как я подхожу к любой своей работе. И тем более такого бы никогда не устроила, это уже переходит все грани разумного. Была бы возможность, я бы и зубами заскрипела. Ей богу выходка из ряда вон.
- А теперь думаю, нам следует пройти на кухню, дать всем дрозда и, улыбаясь выйти к людям. Я очень надеюсь, что нанятая женщина продолжит свой аукцион. Поувольняю всех к чертовой матери, а ведь люди то проверенные со всех сторон были. Выходит где-то была оплошность, в каких-то документах. Да, порой мне приходится нанимать людей, для исполнения моих указаний. Все же такова моя работа. Однако я всегда и всех проверяю, вплоть до документов, а порой и нанимаю специальных людей, которые обитают именно в моем кругу, чтобы пробили, кто и что из себя представляет; именно в этот раз я не воспользовалась их услугами и пожалела об этом. Подумала, что итак довольно много информации хватает, но я ошибалась и очень сильно, за что и несу так скажем этот горб на себе в данную минуту.
Пройдя на кухню, я не заметила никого. Пусто. Будто здесь и в помине людей не было, лишь отголоски ароматной еды остались. Опять же не факт, что и правда, в торт не засунули какую-нибудь стриптизершу. Не думаю, что пришедшие с мужчинами вторые половинки будут от этого в восторге. Я состряпала не самую лучшую гримасу.
- Если сейчас вы все не выйдете и не встанете передо мной в ряд, я спалю кол всем херам ваши дома и оставлю всех без жилья и без работы в том числе. Стоит ли говорить, что всегда найдется трусливый заяц и «шестерка», которым ну не очень хочется верить в то, что мои слова всего лишь являются для них угрозой; хотя чем черт не шутит, всякое может случится.
- Смотри на них. Идут, впечатав очи в пол. И почему же вас только двое? Где остальные? Вроде бы хотелось начать спокойно, но нервы сдавали с каждым сказанным мною словом. Я хотела разорвать этих поваров или кем бы они не были на британский флаг.
- Вы совсем, что ли охренели, шипя, словно разъяренное животное больше похожее на голодную тигрицу готовое сожрать этих двоих глупцов.
- Я спрашиваю ГДЕ?? Какого хрена молчим? Суровый взгляд падает на глупцов, а после переходит и на шефа, которому явно, что есть сказать. Возможно, именно его и послушают, нежели меня.

+1

15

Казалось, что Бальтазар вообще перестал понимать, что происходит вокруг. Какие-то идиотские розыгрыши, ведь они не в цирке находятся, где порой люди смеются над совершенно не смешными шутками. Вообще итальянец терпеть не мог цирк, побывал там за всю свою жизнь только один раз в детстве, и то ему не понравилось, поэтому в дальнейшем он наотрез отказался туда ходить. Единственный цирк, искусство которого он уважал, это был цирк Дю'Солей; вот там и правда был высший пилотаж, артисты отдавали каждый всего себя зрителем, и каждое выступление было не похоже на предыдущее. А здесь вроде бы взрослые люди, а ведут себя хуже, чем дети малые или старики седые. И те и другие бы не поступили таким образом, чтобы разыгрывать какие-то драмы перед всей честной публикой с выездом скорой и так далее. Итальянец вообще думал, что все это происходит не с ним. Может послать все к чертовой матери и свалить домой? Или по крайней мере дождаться, пока Диана устроит всем разнос и тогда точно свалить. Не хотелось смотреть, что будет дальше, а еще больше не хотелось быть участником всей этой фигни, происходившей вокруг.
- Диана, я не могу не быть рядом с тобой, ведь это и меня касается, в частности. Мы с тобой являемся представителями национального банка, а творится такая ерунда, будто бы мы прибыли на театральное представление, а не на нормальный такой благотворительный вечер. По идее все должны выпить, закусить, потрепаться, приобрести вещи, выставленные на аукционе, деньги за которые пойдут на благотворительность, и все благополучно разойдутся. Или кто-то хотел, чтобы это событие освещалось в прессе как можно больше из-за скандала. Ведь это вещь такая - отравление и так далее, тут впору полицию вызывать, а не скорую. Лишней шумихи мне лично не требуется, ты же знаешь, я люблю внимание к своей персоне, только когда его не слишком много. Вот почему я довольно-таки негативно отношусь к журналистам, которые готовы душу дьяволу продать за скандальный репортаж или за фото с тобой с перекошенной мордой. Вся эта братия из средств массовой информации у меня априори в черном списке, - это Бальтазар пока что так рассуждал. Кто же знал, что в ближайшем будущем его судьба столкнет с той, кто имеет непосредственное отношение к этим самым средствам массовой информации и которая по профессии будет именно журналисткой. Чудны дела твои, Господи. И сама судьба может нас столкнуть с теми, кто нам изначально неприятен. - Уволить ты этих людей не сможешь, у них есть свой непосредственный работодатель, ты можешь только на них жалобу накатать и обвините в превышении полномочий. Потому что не ты их на работу принимала, ты организатор, - мягко он попытался осадить разъяренную девушку, которая готова была рвать и метать, и Бальтазар ее прекрасно понимал и даже осуждать не смел. Но в таком состоянии можно было наделать кучу ошибок, чего итальянец не желал помощнице, а значит, что действовать нужно несколько иным путем, чтобы все было максимум верно. - Ты разбирайся, а я встряну в разговор, когда давление достигнет своего максимума, чтобы дожать уже до конца и выявить зачинщика. Хотя по-хорошему с ними должно разбираться руководство. Но зато мы теперь знаем, что в этом ресторане отныне больше никаких мероприятий не будет из-за таких вот дурацких шуточек, - он пожал плечами, идя вслед за помощницей на кухню, где Диана встала по центру и начала такого леща всем вставлять, что мама не горюй. Вот только с тем, что дома спалит, загнула капитально, отчего итальянец головой покачал и хмыкнул. Но люди пока что молчали, опустив очи долу, и все производственный процесс встал до тех пор, пока не явился сам директор ресторана. Банкир поздоровался и с интересом уставился на него, в ожидании, что он скажет в оправдание.

+1

16

Вот серьезно, одного «послания» в далекие страны достаточно мало. В совершенстве я бы всех сожгла к чертовой матери, но это бы меня никак не оправдало, также как и мои некие рьяные дикие мыслишки о поджоге домов участников так называемое преступления. Я понимаю, что перегнула палку и достаточно хорошо перегнула. Краем глаза я обратила внимание на реакцию Бальти и не могла в сердцах не согласиться с тем, что он прав как никто другой.
Скрипя зубами я готова была убить хотя бы морально каждого из присутствующих здесь виновников торжества. - По какому такому праву вы устроили заварушку? На пол тона ниже. Все же мой крик обладает довольно широким спектром, его можно услышать за пределами кухни. Нам же не нужно, чтобы услышали гости. Еще не хватало опозориться перед такой толпой, еще и папарацци. Журналисты елки-палки. Лишь бы чего выведать. Благо хоть пока сюда никто не сунулся из них.
- Я понимаю, что не могу никого уволить, но я горю желанием их всех поколотить, процедив сквозь зубы, словно муку через сито, я сжала кулачки и впилась ногтями в кожу; стало больно, однако меня это только подбодрило и я немного стала сбавлять так называемые обороты. А иначе я в пух, и прах разнесу всю кухню; летать будет все подряд и Бальтазар прекрасно знает, чем может все в итоге закончится. Честно говоря, я порой боюсь сама себя, потому что для своего же успокоения делаю сама себе больно. Садюга самая настоящая, зато иной раз действует.
Скулы гуляли, словно у мутанта, но я держалась, как могла. Только хотела выдать очередную партию горячих пирогов с ядреной начинкой, как вышел самый главный этого развлекательного шоу. А может быть я ошибаюсь в своих догадках, и он вообще ничего не знал.
Хмурый, здоровый, под два метра ростом дядька; его я видела именно так. Видимо любитель вкусно и плотно покушать. А еще наверняка он знает, что делает. Строгий на вид. Однако он солидный и наверняка очень умен. Возможно, стоит понадеяться на его солидарность, понимание и вообще…
Толкаю в бок ди Стефано. Лучей добра на моем лице не появилось от прихода директора, также как и улыбкой, я не засияла. Мне неважно кто передо мной стоит, хоть сам Папа Римский. Если твои «дети» насвинячили, надо убирать тоже уметь, но красиво с извинениями, как и полагается людям, знающим манеры в конце то концов.
- Что здесь за шум? Что произошло? Я не уверен, что правильно расслышал. Хмуро пройдя взглядом по своим подчиненным, товарищ директор также остановил свой взгляд не предвещающий ничего хорошего на мне. Я завожусь в пол оборота, но сейчас, наверное, не самый лучший и правильный выход заводиться вновь.
- Ваши подданные неудачно пошутили. Румянец явно показался на моем лице, я чувствовала, как горит пламенем мое лицо и в особенности уши. Наверное, следовало объяснить подробнее ситуацию и постараться не вспылить ко всем чертям, и главное придержать слова, которые как язва готовы вот-вот выскочить наружу, дабы благим матом покрыть всех тут стоящих, кроме Бальтазара естественно.
- Ваши подчиненные, простите бога ради, устроили черти что. Разыграли шоу с отравлением. Вы разве не в курсе? Удивленно смотрю прямо в глаза директору, который пока так и не представился нам, хотя прекрасно знал, что сегодня благотворительный вечер.
- Скажи ему что-нибудь, а то я сейчас устрою такой взрыв на макаронной фабрике, что они будут драить вечно свою кухню. Мужчины вы или нет? Это уже было сказано и довольно тихо в адрес ди Стефано. Мужчины. У них свой менталитет. Свои разговоры и на все своё оправдание. Они однозначно поймут друг друга. – И не надо на меня так смотреть, буркнув вслед самому директору, я отошла попить холодной воды, ибо горела я не хуже чем  разгорающийся пожар.

+1

17

Конечно Бальтазар и не подозревал о том, что день сегодняшний закончится очередным разбором полетов. Он не любил все эти склоки, которых ему и на работе и в личной жизни с лихвой было предостаточно, еще и на благотворительных вечерах нервы свои трепать. Жизнь и так отнюдь не сахар, а некоторые привносят в нее такой ядреной перчинки, что впору дышать словно дракон огнедышащий, готовясь спалить своим ядреным красным огнем все вокруг. Диана сейчас как раз напоминала подобного дракончика, иногда даже Бальтазару было интересно посмотреть на тот разбор полетов, что девушка могла устроить всем и каждому, но сейчас орать на нерадивых и глупых сотрудников должна была не она, а их руководитель, который не замедлил появиться. Видимо, ему кто-то донес, что явились совсем недовольные спонсоры и требуют крови. В особенности, одна из них. Итальянец вздохнул, когда заметил мужчину. В лицо он его не знал, но Диана явно должна была быть в курсе, потому что организацией всего этого долбанного мероприятия занималась именно она. К счастью, помощница начала вроде бы успокаиваться, поскольку слова Бальтазара на нее как никак, а повлияли, но все-таки разрешить ситуацию следовало как можно скорее. Банкир заметил, как покраснела Диана, увидев мужчину, который, судя по его реакции, был совершенно не в курсе того, что здесь происходит, и слегка улыбнулся.
Забавно порой ее иногда на эмоции выводить. Сначала мечом размахивает, готовая всех в квашеную капусту порубить, а потом потухает, как искорка, только иногда вспыхивает, но не так, чтобы сжечь дотла всех присутствующих. Но все-таки с этим пора заканчивать, иначе мы ни к чему не придем.
- Так, Диана, успокойся, я тебя прошу. Сейчас все решим и выясним, и мероприятие, тобою спланированное и организованное, дальше пойдет как по маслу, я тебе обещаю, - тихо проговорил итальянец на ухо помощнице, мягко погладив ее по плечу. В щеку целовать не стал, люди-то вокруг чужие, непонятливые, любящие посплетничать явно, потом начнется еще то, к чему никто не будет готов. А сплетнями, как правило, земля полнится. - сходи вон воды попей и успокойся, а то люди тебя и так за три версты обходить будут, и правильно сделают, - ухмыльнулся итальянец, подходя к мужчине и протягивая ему руку. Тот представился как Рейнальдо Каррера, вопрошая, что здесь случилось, что спонсоры сами прибыли аж на кухню, чтобы разобраться с кем бы то ни было. Бальтазар представился также, представил Диану, которая зыркала на обоих мужчин и медленно пила воду, дабы успокоить и без того расшатанные нервы. После чего поведал г-ну Карерре все то, что произошло недавно. Как выяснилось, директор ресторана отсутствовал, прибыл только сейчас и совершенно был не в курсе того, что на глазах у ни о чем не подозревающей публики разыгралось такое представление, которое отнюдь не было веселым. Он медленно обвел холодным взглядом всех своих сотрудников, которые стояли, опустив очи долу и, судя по их виду, готовы были сквозь землю провалиться. После чего пообещал лично разобраться с теми, кто все это устроил. Банкир ему поверил, потому что кому хота, чтобы про твое заведение или организацию распускали самые невероятные слухи. Но все равно, пятно на репутации было, сама же вечеринка была несколько подпорчена, оставалось лишь надеяться на то, что дальше будет аукцион, а сам директор постарается сделать все возможное, чтобы люди как можно скорее забыли об этом неприятном инциденте.

Отредактировано Wolverine (2016-04-19 16:19:20)

+1

18

Лучше бы на меня кто-нибудь сорвался: наорал, выругался матом, послал лесом морковку собирать. Честное слово, вот так все в себе держать хуже не придумаешь. Я сейчас наверняка выгляжу, словно фонарный столб, светится одна голова от ярости и несправедливости. И все же по какому такому праву эти олухи поступили столь глупо и неосознанно. Опозорить хотели или же это своего рода такое комичное шоу не входящее в программу мероприятия.
Да здесь совершенно не тот контингент людей собран, чтобы такие шутки шутить. Ничего подобного. Я просто слабая женщина и самоед, черт возьми, если все свалила на Бальтазара, а сама пошла водички попить, чтобы остудить свой внутренний пыл, который просто так угомонить или удержать невозможно. Я вообще какая-то сегодня сама на себя не похожая. То ли после выпитого дурманит в непонятном направлении, то ли я просто устала от излишних сюрпризов, о которых сама ничего не знала.
Со стороны двое мужчин выглядели весьма солидно и даже не собирались громко выяснять отношения. Вот именно за эту позицию мне нравится ди Стефано. Он знает всегда как нужно правильно вести диалог. Я же сама по себе шибко взрывная и порой могу испортить то, что можно было решить, пообщавшись совершенно спокойно не переходя на высокий тенор. Но сегодня меня слишком сильно разозлили. Я готова была все перевернуть и это состояние до сих пор не прошло и видимо в ближайшее время не собирается меня покидать. Вода и та не помогает, а лишь утоляет жажду.
- Спасибо, постаралась улыбнуться, но вроде не совсем хорошо получилось проявить вежливость. Директор ушел весьма злой, недовольный и, судя по всему «распятие» своим сотрудникам он утроит. Мне не полегчало, но я постаралась так скажем немного остыть и глубоко вздохнуть.
- Надо походить на курсы йоги, она успокаивает. Или позаниматься дома медитацией. Кстати, надо бы у тебя по фэн-шую расставить предметы, а если захочешь и мебель. Это мое хобби на ближайшее время, переходя на другую тему разговора, я попыталась даже думать о другом. Видимо получалось неплохо. Сейчас я даже искренне улыбнулась, но все еще впереди. Нам нужно выйти к людям, посмотреть, что происходить в самом центре главных событий.
- Хочется надеяться, что публика оценила все в рамках приличия и все останутся в итоге довольными. После мероприятия я созвонюсь со знакомой, она работает в одном журнале, где мы в любом случае засветимся. В общем, надо будет решить некоторые вопросы, теперь стало гораздо легче. У меня же все подхвачено. Имеются нужные связи, которые весьма полезны и без которых не обойтись.
Обстановка была весьма веселая, спокойна. Я бы даже сказала праздничная. Все гости смеялись и обсуждали очередной лот, который разыгрывала ведущая. – Как хорошо, что именно её я попросила провести аукцион. Она нас очень выручила. Отвлекла всех и буквально заставила забыть инцидент, переведя все в некую шутку и розыгрыш. Иначе, боюсь, был бы явный провал. Сейчас все в обычном режиме, как и должно, было быть. Торт, уже порезанный на кусочки. Внутри не оказалось никого, что безумно порадовало. Никто не травился, не сходил с ума и не падал в обморок. Апокалипсис вроде как тоже миновал.
- Я уже не знаю, что ожидать от этого вечера, прошептав ди Стефано, продолжаю улыбаться, делая вид, будто ничего не произошло и все это было одним из сегодняшних номеров.
Громкие аплодисменты. Призы. И не понятно, откуда взявшийся еле заметный дымок, словно река протекающий по полу….

+1

19

Все-таки надо понимать, где нормальный юмор, а где уже не стоит переходить границу, хотя бы для того, что можно все испортить, а починить либо не удастся, либо удастся, но с большим трудом, но все на свои места уже не расставишь. Бальтазару только и оставалось, что поверить директору ресторана на слово, конечно при будущих разборках ни он, ни Диана присутствовать не будут (а хотелось бы), но тем не менее этот инцидент оставлять без внимания нельзя было ни в коем случае. Вице-президент думал о том, как именно будет освещено это событие в прессе, ибо некоторым журналистам только дай нечто скандальное рассказать, вот просто хлебом не корми. Хотя дай Диане волю, они пригрозит и представителям средств массовой информации, чтобы ничего скандального не было, однако надо было заканчивать представление. К тому же, если так посудить, Национальный банк всего лишь спонсор данного мероприятия, ни в чем таком никто из его сотрудников не замешан, а даже если что-то и произошло, то явно без их участия. Поэтому вполне возможно, что и не стоило беспокоиться. Ди Стефано подошел к девушке, подавая ей руку, чтобы она встала со стула, на котором сидела, и жестом ей указал на то, что стоит покинуть ненавистную кухню.
- Пойдемте, сеньорина Шатильон, а то от тех запахов, которые здесь витают, меня уже тошнить начинает. Не знаю, что и из чего тут готовят, надеюсь, что хотя бы нормы хранения продуктов соблюдаются. По крайней мере если кто-то отравится, то, боюсь, поувольняют большую половину поваров к чертовой матери, - об этом он сказал тихо, так, чтобы слышала только Диана, и уже через несколько минут оба покинули помещение, направляясь обратно в зал. - По фен-шую, говоришь? Где ты собралась этим заниматься - в моем кабинете или у меня дома? - он улыбался, не отпуская руку Дианы и, после того, как они вышли в зал, то сразу сели за столик, неподалеку от места, где проходил аукцион. Надо было немного успокоить нервы, поэтому Бальтазар осушил бокал с шампанским (с каким-то другим, не тем, что подавали изначально, по крайней мере ему так показалось по вкусу) практически в два глотка. Сразу полегчало, но таким образом дальше пить не стоило, ибо потерять координацию движений легко, а вот выглядеть пьяным слоном на фотографиях как-то не очень улыбалось.
- Ну смотри, совсем скоро заканчивается аукцион, потом, наверное, еще около часа или двух все будут пить и закусывать, после чего расползутся по домам. Да и время уже позднее, ты лучше завтра созвонись со своей знакомой. Поведаешь ей обо всем, успокоишься немного, а то сегодня мы взбудоражены оба, поэтому и разговор может получиться совсем не таким, как хотелось бы, - Бальтазар слегка откинулся на стуле, потом извлек из внутреннего кармана пиджака телефон, положив его на стол перед собой. - Сегодня какой-то странный день в самом деле, - помнилось банкиру, что когда подобные мероприятия организовывала Лиана, его бывший пресс-секретарь, то все шло тихо-мирно и...скучно. Нет, это не означало, что каждое такое событие должно происходить со скандалом, вовсе нет, но хотя бы мирно. - Более того, сейчас все напьются и забудут про инцидент, поэтому не переживай. Никто не скончался, а то, что кому-то стало нехорошо, это ерунда. В том смысле, что журналистам даже не интересно будет освещать в эфирах подобные шутки, потому что это чистой воды идиотизм. Я думаю, что дальше все будет так, как нужно. По крайней мере я на это надеюсь.

+1

20

Если бы не мой начальник, я бы учудила что-нибудь обязательно. Бальтазар всегда находит выход из той или иной ситуации достойно. Я не говорю о том, что я истеричка, которая постоянно ищет повод для ругани, но такие дела просто так оставлять нельзя. Нехорошо все это. По крайне мере даже несмотря на столь долгую службу у ди Стефано мне совершенно неуютно при данных обстоятельствах. Я умею скрывать и не показывать вид, что идет не по расписанию; идет что-то не так. Буду стоять улыбаться и делать вид, будто так и должно быть. Нельзя показывать свое недовольство на публику, а тем более на работе. Пришла домой – поплакала, раз уж так хочется, но в остальном нужна определенная хватка, как у добермана, чтобы если оторвать, то уже кусок плоти.
Мужчины как я поняла, договорились. О чем они в целом общались, я не слышала. Не все же я должна слышать, в конце концов. На то и существуют именно мужское общение и конечный результат в большинстве случае зависит от них же самих. В результате как мне стало понятно должен быть просвет во всей этой истории и директор вроде как обещал разобраться. Ну что ж проверить мы и на самом деле, не можем правду ли говорил взрослый мужчина с нахмуренным лбом, но хотя бы выяснили одну такую деталь – он был не в курсе и весьма недоволен произошедшем. Как только все скрылись из вида я подошла к Бальти.
- Аромат тут действительно мерзкий. Не хочу даже себе представлять то из чего тут готовят, хотя рекомендации были запредельные. Как по мне из кухни, какая бы она не была должно веять таким ароматом, чтобы хотелось испробовать все существующие блюда. Провести дегустацию или вроде того, ну а после пришлось улыбаться на публику. Мы заняли довольно удобный столик, который в принципе и был именно для нас, никто его не занимал.
- По фен-шую можно расставлять начинать именно с твоего кабинета, а потом уже и до квартиры доберемся, улыбаясь, комфортно устраиваюсь на стуле закинув ногу на ногу. Аукцион был замечательным. Гости все были довольны, а это самое главное. Понятное дело, что я в любом случае буду звонить своей знакомой, дабы урегулировать некоторые вопросы. – Да, странный день, повторяю слова ди Стефано. Если так посмотреть у нас практически каждое мероприятие несет за собой какой-то сюрприз, только в большинстве случае они приятные, нежели наоборот. Я не люблю когда что-то предпринимают без моего ведома, поэтому рядом всегда работают проверенные люди. По крайне мере подобного инцидента я не припоминаю. Сегодня же все пошло совершенно иначе и как бы ситуация хорошо не разрешилась, но мне неприятно и эту неприятность не смоешь и не выветришь, что весьма печально; разве что время как-то заполирует.
- Понятно дело, что все кто здесь останутся довольными и придут еще ни раз, когда позовем. Мне, почему то кажется, что многие остались под впечатлением, но очень положительным. Яркий «номер» я бы сказала и сюрпризов хватило на год вперед, а то и два последующих. Когда что-то идет не по плану я начинаю просто на просто звереть, а этого допускать нельзя ни в коем случае. Сам же знаешь, какой бывает женщина в гневе, лучезарная улыбка, казалось бы, говорит совершенно о другом, но все это далеко не так. Я - женщина, а значит я актриса, которая умеючи может «руководить» своим настроением. Главное, чтобы оно не вышло за грани разумного.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Молния дважды не бьет в одно и то же место