Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Это наш район, и мы в нем боги


Это наш район, и мы в нем боги

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Фрэнк Альтиери & Моник Дреззи (Шейенна Тейпа)
Место: Сакраменто
Время: 1987 год
О флештайме: по соседству поселяется интересная девушка...

+1

2

Два долгих года я приходила в себя. Моя жизнь разделилась на две половины – до и после. До - это когда была жива мама, и мы были семьей. И после, когда ее не стало. И семья превратилась в меня и отца. Мы оба ее любили, каждый по-своему сильно. И каждый потерялся, когда ее не стало. Отец стал дружить с бутылкой, не часто, но и этого хватало порой, чтобы я тащила его на себе в кровать, раздевала. А потом шла к себе, падала и рыдала, заглушая себя подушкой. И вот в один из дней появилась она. Виолетта Брован. Я как-то спокойно отнеслась. Главное счастлив отец. Но потом появились разговоры а то, что неплохо было бы пожениться им и вновь Дреззи станут семьей. Я хорошо помню тот день. Он был хуже, чем когда за гробом матери сомкнулась створка печи.
- Она никогда не заменит мне ее. Я уже не маленькая. Ты не можешь потерпеть пока я поступлю в университет?
- Вил очень тебя любит. Ты не справедлива.
- Она что? – я остановилась посредине гостиной, которую мерила шагами и бесилась. – Не смеши меня, пап. Она любит тебя. Я лишь мешаюсь. Год пап это ведь немного.
- Я тебя услышал. А ты меня не хочешь.
- Ты забыл маму! – я выкрикнула ему в лицо это, что так долго вертелось на кончике языка. Он не сдержался, единственный раз. Мою щеку будто облили жидким металлом. Я с ненавистью в глазах посмотрела на него, но сказать не смогла ничего. Он поставил точку в своем решении. И сколько бы я не ругалась ,плакала, прогоняла Вил из дома, будет так, как решил отец.
Они поженились. Был праздник, правда небольшой. Странно. У нее столько друзей, она же в банке начальник отдела, а пригласили, нет ничего. Я сидела в самом дальнем углу сада, заливая в себя пиво. Счастье на трупе памяти о моей матери. На груди у меня висел кулон с ее фотографией. Наверное, это было с моей стороны ребячеством. Но я не прошу меня понимать. Это мое, и мне с ним хорошо.
Через полгода, Виолетте предложили новое место работы, с повышением и хорошими деньгами. Они с отцом планировали переезд, а я прощалась с мамой, друзьями, моими любимыми местами в нашем городке, прогуливая школу. Даже как-то усмехнулась мысли – а почему бы не стать бомбжом – дитя мира. Ходи, броди, нет тебе дела до суеты. Но как обычному ребенку, мне хотелось тепла домашнего, и поэтому променять на картонную кровать, где-то под мостом, свою, я пока не была готова.
- Собери первое, что тебе понадобится, а остальное прибудет грузовиком дней через пять, - Виолетта честно пыталась со мной найти общий язык, но я как ежик щетинилась иголками, рычала как дикая кошка, уходила куда угодно, лишь бы подальше.
- Мое первое необходимое в машину не поместится, придется твои коробки оставить тут. Я буду рада, - стоя перед ней, пожевывая соломинку, перекидывая ту по губам из уголка в уголок, нахально рассматривала женщину. Я стала курить, и привычка держать что-то меж губ так мне понравилась, что я не стала отрицать, когда отец напрямую спросил Куришь? Ответила Да. Хотел видать запихать в меня всю пачку и поджечь все сигареты сразу, чтобы я поняла всю абсурдность своей новой привычки, но он лишь сурово посмотрел на свою дочь и вышел.
- Что случилось? – ого, мне пора ретироваться, а то мои коробки пойдут в мусор вообще не то, что до контейнера доживут.
- Переезжаем же. Вот и бардак. Правда? – я испытующе посмотрела на жен отца.
- Да. Неси в машину.
Но чего не могу отрицать так это того, что отец справился с алкоголем, получил повышение, и его тоже переводят в Сакраменто. Мои документы уже в какой-то там школе. Надеюсь, зануд не будет, и я смогу найти хоть пару друзей.
Дорога заняла у нас два дня. Хотя для меня слилось все в одно: книга-мотель-книга-мотель. И вот долгожданное Мы приехали.
Я оторвалась от чтения, медленно перевела взгляд на дом.  Невольно присвистнула. Это было классно. Открыв дверь, поставила ноги на тротуар, потягиваясь, откидываясь назад. Как же все затекло.
- Моника…
- Я Моник!
- Хорошо, Моник, чего ты застряла. Тебе выбирать комнату первой.
Лежа на подушке, я замерла приподняв ноги. Это что новая жизнь с правом моего выбора. Где подвох? Покажите мне его! Я облокотилась об машину, уже белее пристально рассматривала дом. Сбоку что-то мелькнуло. Повернувшись, столкнулась взглядом с парнем, который откровенно и нагло смотрел на меня.
- Еще минута и ты будешь, платит за то, что увидишь.
- Моник! Ты только приехала и сразу наживаешь врагов.
- Нет пап, отпугиваю халявщиков.
Усмехнувшись, я натянула на себя пальто, оставляя парня с фантазиями.
[NIC]Моник Дреззи[/NIC]
[STA]соседка будущего мобстера[/STA]
[AVA]http://www.infowall.ru/upload/2016/03//file20160306073837_785683409.jpg[/AVA]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-03-06 10:39:54)

+2

3

Когда я ее впервые увидел? Мне тогда исполнилось шестнадцать. Это был один из не самых солнечных дней в середине октября. Одна тысяча девятьсот восемьдесят седьмой год. Славное было времечко. Майкл Джексон тогда уже стал белым, а Мадонна пока еще не получила бейсбольной битой по голове. Именно их песни занимали верхние строчки Биллборда и звучали из каждого утюга. В национальной лиге не было равных парящему Джордану. Кажется, это прозвище уже тогда к нему прилипло, недавнему студенту, а теперь первой звезде НБА. Рейган продолжал свою победоносную войну против Советского Союза, а конгресс тем временем вел борьбу против его администрации, обвиняя в продаже оружия Ирану и финансировании очередных повстанческих организаций. Годом ранее на мысе Канаверал на глазах у миллионов американцев взорвался космический шаттл "Челленджер", а в Нью-Йорке застрелили Пола Кастеллано.
Я же в то время учился в старшей школе или точнее выразиться числился там, за весь год я не посетил и половины занятий, считая, что бестолку трачу там время. Мой старик окончил школу, и что она ему дала? Дом, где мы жили размерами и богатством отнюдь не поражал. Обычный двухэтажный домишка с тремя маленькими спальнями, кухней и гостиной, расположенный на окраине города, заселенной преимущественно работягами и семьями эмигрантов. Мой отец не был амбициозным человеком и работу с зарплатой семь сотен баксов, позволявшей выплачивать крeдит за дом, считал хорошей. В этом с ним у нас взгляды расходились. Я его, конечно, уважал и его ремня побаивался, но жить подобно ему не собирался. Как бы он ни старался привить мне любовь к честному труду, я продолжал отираться рядом с гангстерами, чей образ жизни импонировал мне куда больше, и все его, - сперва школу окончи, а потом делай, что хочешь! - пропускал мимо ушей.
Так вот, в тот субботний день, встав позже обычного, когда лучи полуденного солнца пробивались сквозь жалюзи, я лениво спустился на кухню, где меня должна была ждать яичница с беконом, и обнаружил там помимо матери, суетившейся как обычно у плиты, Джозефа Нери, моего дядю, с которым нас связывали не только родственные, но и можно сказать дружеские отношения. Он приходился младшим братом моей матери, ему было тридцать три, и он уже был человеком чести. Последнее значило много, если ты друг этому человеку, тебе можно ничего не опасаться, и за возможность дружить с ним, люди платили деньги. Ему платили все: бакалейщики, парикмахеры, даже чувак подстригавший газоны и тот при встрече передавал дяде Джо конверт. Однажды он предложил и нашу лужайку подстричь, притом совершенно бесплатно, дескать, в знак уважения, но понимая, откуда растут ноги, отец гордо отказался, заявив, что зарабатывает достаточно, чтобы оплатить чужую работу, как полагается.
- Иди-ка сюда, - позвал Джо, заметив меня, и указал на окно, выходившее на улицу. У обочины стоял новенький Кадиллак Эльдорадо шоколадного цвета, тот самый который мы с друзьями обсуждали буквально пару недель назад, увидев его в автосалоне у Чиро.
- Обалдеть... Это твой? - восхищенно спросил я.
- Ну а чей еще? - И действительно, не отцовский ведь, тот удавится даже, если у него такие деньги будут. - Хочешь прокатиться? - Потряс перед моим лицом ключами.
Черт подери, я всегда мечтал о Кадиллаке, именно его считая настоящим американским автомобилем, достойным президента, голливудской кинозвезды или гангстера, и в этот момент дядя был для меня кем-то вроде бога. Конечно, отца все это злило, но вида он старался не подавать, я обернулся и увидел, как он демонстративно уткнулся взглядом в телевизор, якобы не проявляя интереса к разговору. Зато мать, внезапно разволновавшись, отложила в сторону ложку, которой помешивала томатный соус на плите и обратилась к своему брату:
- Джо, перестань, у него даже прав нет. А вдруг поцарапает? Сколько она стоит? Наверное, целое состояние.
- Эй! Я умею водить! - возразил матери и довольный поймал ключи от Кадиллака, - пару кварталов и назад. - Как раз до дома Майкла.
- Позавтракай хоть сперва! - крикнула уже вслед, но я не слышал, мчась навстречу восьмицилиндровой красавице, сверкавшей дорогим хромом и пахнущей новой кожей. Вот так мы с ней и повстречались...
А что касается знакомства с Моник, я уже собирался запрыгивать в Кадиллак, как заметил подъехавшую к соседнему дому, возле которого стояла табличка "Продано", незнакомую машину. Интуиция сразу же подсказала мне, что это должно быть наши новые соседи. Картонные коробки, которые они начали доставать следом подтвердили догадку. Я без задней мысли уставился на девушку, ту, что была моего возраста, но как вскоре выяснилось, смотреть на нее можно было только за деньги. От неожиданной дерзости у меня даже челюсть немного отпала, впрочем, смотреть я на нее не перестал, наоборот ухмыльнулся, отвечая на вызов вызовом.
- Моник? – Поигрывая ключами от шоколадной красотки, обратился к девушке, подойдя к ней, когда взрослые скрылись в дверях нового дома. – А ты откуда такая дерзкая? – Глянул на нее, испытывая на прочность. - У нас тут так не принято.… Надеюсь, ты хоть разденешься, если я заплачу? - Ей повезло, поскольку ее отец вышел обратно на улицу, и я резко прекратил двусмысленные шуточки в его присутствии. - Я Фрэнк, - представился ему и пожал приветственно руку, - живу в соседнем доме, - махнул в его сторону рукой. - Может вам помочь с вещами? Давай я понесу, - аки джентльмен попробовал забрать коробку у Моник. Кто бы мог подумать, но даже Кадиллак на время вылетел из головы.
[ava]http://s2.uploads.ru/bWXqn.jpg[/ava]

+2

4

И почему соседка не девчонка или ботан какой, которому кроме своих учебничков не было бы дела до того, кто въехал в дом через забор. Есть два вида парней – наглые и нагло-борзые. Так вот. С наглыми разговор короткий – они быстро славливали, что можно, а что нет, что играет на девушку из их репертуара, а что вызывает зубную боль. С нагло-борзыми было сложнее. С такими я предпочитала либо дружить, либо быть в нейтралитете. Но тут что-то я уже чувствую, Швейцарией побыть не удастся.
- Надо же, понятливый, - это я про свое имя. Но если он меня хоть раз назовет Моника, хотя о чем это я. Откуда еще раз то возьмется? Сейчас отошьем, причешем, и пойдет мальчик домой. Хотя, со скрипом в мыслях признаю себе – в нем есть что-то, что меня цепляет. Лицо как лицо, рост… Да вроде не особо жираф. Тогда что? – Там уже нет, теперь я тут. – Ну-ну, гляделки еще попробуй у меня выиграть. Вокруг меня как панцирь была защита, вероятно от собственной наглости дерзости, но на то есть обстоятельства, и знать о них этому представителю мужской братии уж точно не надо. – У вас? Это где? Королевство Сакраменто? А ты что шериф его? – ну вот тут меня вовсе могло понести, если он не замолчит и не перестанет бросаться вызовами в мою сторону. – Слушай, - я оперлась локтем о крышу машины, прищурилась, - не пойму, - кручу пальцами в воздухе, будто подгоняю свои мысли, - ты знакомишься, ты пытаешься мне сразу показать что-то или что? – подпираемая дверью машины с одной стороны и стоящим молодым человеком с другой, не чувствовала свободы, не смотря на день, на родителей и скорее всего у него тоже кто-то дома, что не даст нам сцепиться. А все равно мне как-то не по себе. – Ты уже должен за то, что видел. А на раздеться у тебя денег не хватит. Пока сбегаешь домой, я уже разденусь дома, для себя и буду спать.
Хотела я еще съязвить, но помешал отец, вышедший из дома.
- Очень приятно, Фабио, - смотрю на их рукопожатие, и мне нехорошо. Отвернулась, вытаскивая коробку. Сосед! Я чуть не застонала в голос. Лучше бы был прохожим. Если он мой ровесник…. А школа тут одна. Кричу караул сразу. – Что? – мой вопрос утонул в удивлении, когда Френк забрал у меня коробку. Ладно. Твоя взяла. – Так ты поможешь нам все разгрузить? Причем бесплатно, - надавила на это слово, - как джентльмен.
Я чуть ускорилась, чтобы в доме оказаться первой. Говорить я не могла, обескураженная уютом внутри. Гостиная большая, хоть мебель и в пакетах стоит, но я уже представила, как тут будет красиво. Я на мгновение забыла о соседе, кружилась по дому. Я умчалась на лестницу.
- А моя комната, которая?
- Та, что направо. Окошком она с выходом на крышу гаража.
Теперь не надо выходить на задний двор, чтобы покурить. Счастье прям так и льется на меня. Только не иссякай, мой рог изобилия этого светлого чувства. Я распахнула дверь. Где-то в мыслях я чуть подвинула Виолетту к себе, за то, что той дали работу и теперь у меня есть такое замечательное место. Подойдя к окну, огляделась. Напротив был дом. Вот только я понять не могла, чей он? Попробовала вернуться мысленно по лестнице. Нет. С ориентированием на местности у меня проблемы. Ладно, потом разберемся. Черт! Я вспомнила про Френка. Зная папу и Виолу, они могут его усадить пить чай – он же помог, и теперь предел их благодарности будет безграничен. Спустилась вниз. Парень стоял на пороге гостиной.
- Посмотрел. А теперь ты можешь или принести еще коробку, или топать по своим делам. Они же были у тебя? Для чего-то из дома выходят?
Да, со стороны я казалась дикой кошкой, которая гнала самца со своей территории (обожаю биологию!), да и мне было все равно. Дел еще куча, а завтра как мне в дороге намекнули – учеба.
- Я даже тебя провожу.
- Моника! – отец не выдержал, - ты его натурально гонишь. Он же из хороших побуждений, помочь предложил.
- Я Моник, пап! – грозно посмотрела на отца, который тоже уже начинал, как паровоз набирать обороты, - знаю я их помощь, потом век расплачиваться будем, - бурча, толкнула плечом Френка, вышла на улицу. Не пойдет и черт с ним. Это на меня так переезд действует? Нервы как струны. Тронь и порвутся.
Ты меня прости, конечно, но в самаритянинов я давно перестала верить. И на Иисуса ты не смахиваешь. А больше никто благотворительностью без помыслов не занимается. Спасибо, что помог, - я стояла с коробкой, прижимая ее к себе, смотрела на Френка. Нет, если я не права, и чувствую, что зазря напала (хотя нет, было за что), попрошу прощение, но и прямо скажу, чтобы человек исчез.

[NIC]Моник Дреззи[/NIC]
[STA]соседка будущего мобстера[/STA]
[AVA]http://www.infowall.ru/upload/2016/03//file20160306073837_785683409.jpg[/AVA]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-03-06 10:39:30)

+1

5

Можно ли бить женщин? Современное мировое общество, последнее столетие взявшее курс на защиту слабых и угнетенных, говорит, что ни в коем случае нет. Однако там, где я рос, все было не так однозначно... Мои предки часто ругались, наверное, это у итальянцев в крови, этакая манера общения. Причины могли быть самыми разными, вчера, к примеру, отцу не понравилось, что дома его ждали остывшие макароны, мать в ответ на это выкинула его ужин в мусорное ведро и впредь посоветовала приходить домой вовремя. Естественно, этим она только подлила масла в огонь, и рассердившийся отец ушел "ужинать" к Дино Умберте, он владел баром на соседней улицей, так и называвшимся "У Дино", том самом рядом с которым в прошлом году завалили Ричи Серино, одного из местных боссов. Так вот, как я и сказал, родители ссорились часто, и однажды отец при мне даже замахнулся на мать, благо что-то его в тот момент остановило, может я, которого он заметил, может Джо, о котором вспомнил, ну и не исключено, что чувства, которые он питал к моей матери и своей жене на протяжении всей своей жизни. В других семьях, я знал, отцы не останавливались, и что могло показаться странным, осуждения удостаивались, как правило, не они, а их жены, за то что, дескать, давали повод. В отношении любовниц нравы были еще суровее. Помню, Джо отвесил пощечину своей подружке Мэри, и та потом две недели носила солнечные очки на пол лица даже в помещении, пряча за ними фингал. "Нельзя, - говорил он, потягивая кубинскую сигару, привезенную ему другом из Майами, - позволять женщинам управлять тобой, это самый быстрый путь к тому, чтобы потерять уважение, не только ее, а вообще всех".
Я прислушивался к словам дяди и сейчас они не случайно всплыли в голове, ведь уважения стоявшая напротив меня мисс не проявляла ни малейшего. Хотела таким образом прощупать мои яйца? Могла бы конечно и более традиционным способом, тем более что уродиной не была и язык вон как подвешен, возможно, мастерски им не только чесать умеет.
- Я похож на шерифа? - Удивился этому предположению. Кажется, она приняла меня за лоха какого-то. Я и подумать не мог, что произвожу на впервые увидевших меня людей и особенно девушек такое впечатление. Впрочем, вместо удара по самолюбию это напротив, развеселило и раззадорило меня. Отступать я не собирался, а руки пока убрал в карманы штанов. Что бы там не говорил дядя, а бить девушку, с которой еще даже не был знаком, мне казалось не правильным. А еще интуиция подсказывала, что в присутствии ее отца это может быть напросто опасно. - Нет, я просто поздороваться хотел, - ответил ей, не собираясь запугивать. - Из тех мест, откуда ты, так делать не принято? Ну, так сколько я тебе должен? - попросил назвать сумму и выжидающе сложил руки на груди. Даже интересно стало. С рэкетом в подобной форме я еще не сталкивался, и ни одна из девушек не пыталась когда-либо вымогать у меня деньги, если не считать родной сестры, пожалуй. - Может, прокачу тебя? Вон на том Кадиллаке, - кивнул в сторону дядиной тачилы, - с ветерком, или в кино свожу, и мы в расчете? - Предложил ей, сделав попытку подкатить и этим как бы сказав, дескать, я пришел с миром.
Демонстрацией мирных намерений стало и предложение помощи с вещами. В отличие от девчонки предки ее, кажется, были вменяемыми и счет за возможность потаскать их коробки выставлять не стали. Я вообще-то тоже не думал об этом, требовать с них денег в смысле. Не то что бы считал себя джентльменом или старался ему соответствовать, просто сложным это для меня не было, они ведь соседи и у нас тут принято помогать друг другу. - Вы итальянцы? - по имени отца догадаться было не трудно. - Откуда вы? - Может хотя бы старшее поколение будет сговорчивее? Таская коробки, я попытался найти контакт с Фабио. Было немного странным и непривычным звать его по имени, учитывая нашу разницу в возрасте, но этот его подход мне понравился. Должно быть, старик пытался быть ближе к молодежи. - Мой отец из Неаполя, точнее дед, он был ребенком, когда наша семья переехала сюда. А мать с Сицилии. – Пожалуй, ни с какой другой области Италии не было в Штатах столько эмигрантов как с этого острова в Средиземном море, семья Майка, к примеру, с которым он дружил, была оттуда же. - Если нужна будет помощь, обращайтесь. - Нет, я не был из тех, кто безвозмездно помогал старикам, больным и бездомным, но в то же время не видел ничего зазорного в том, чтобы по-соседски помочь с такой мелочью как вещи, тем более дочка у Фабио была вполне ничего, по крайней мере, внешне. - А остальные вещи вам, когда привезут? У меня дядя занимается грузоперевозками, у него связи разные, могу его позвать, он сейчас у нас как раз. - Предложил я, обтирая руки о штаны, когда последняя коробка была занесена в дом и поставлена на пол.
А девчонка тем временем, все также продолжая быковать, вместо благодарностей непрозрачно намекнула мне на то чтобы я убирался туда куда шел. Кажется ей совсем не понравилось мое дружелюбие, о причинах этого мне, конечно, догадываться было трудно, но складывалось впечатление, что парней та недолюбливала. Впрочем, выйдя на улицу, она внезапно извинилась, а я продолжал лыбиться, разглядывая ее.
- Помыслы есть, конечно, - не стал обманывать ее в отношении себя, - так что насчет прокатиться? - Напомнил о Кадиллаке. - Ты хоть раз каталась на такой тачке, а, Моника? - намеренно обратился к ней именно так. - Не любишь это имя?
[ava]http://s2.uploads.ru/bWXqn.jpg[/ava]

+1

6

- Триста баксов устроит цена? Нет таких денег, тогда не спрашивай сколько. – В доме, что у него, что у меня вовсю кипела жизнь. И там и там лилась итальянская речь. А мы как два идиота застряли, не понимающие вообще – что хотим то друг от друга.
- О нет нет и еще раз нет! Тебе есть разница итальянцы мы или забежавшие случайно мексиканцы? – Надеюсь, мой отец не рассказал парню родословную до седьмого колена. Я уперлась в соседа коробкой, которую держала в руках, и лишь этот кусок картона разделал меня от стоявшего передо мной парня, который был выше меня ой как намного. А сразу как-то я и не заметила, что картина смехотворная. Я, вероятно, напоминала маленькую шавку, которая лаяла громко и визгливо, пытаясь, напасть или отстоять свою территорию у большого пса. Невольно скосила глаза вниз, может не все так плачевно, и он стоит на пригорочке или покате дорожки. И каково было мое разочарование, что нет. – Давай так: ты живешь там, я тут. Видишь забор, - обошла Френка, поставив коробку на каменную кладку невысокой изгороди, - это единственное, что есть у нас с тобой общего.
Давай, поворачивай ноги пятками ко мне и топай. Не понимаю почему, но мне хотелось ему нагрубить так, чтобы забыл вообще о моем существовании. Надеюсь его комната окнами выходит на другую сторону. Может показаться, что я грубиянка. Да, пусть так. Но это все пошло после смерти матери, которая что-то во мне надломила. Я будто мстила миру за то, что он отобрал ее у меня. Я любила отца, и даже смирюсь с его браком с Виолой, но та частичка умерла во мне навсегда. Даже вспоминать не хочу ничего. Кто и что будет думать обо мне меня саму не касается ну никак.
- Аааа, на счет шерифа. От тебя за милю пахнет превосходством, - я сделала шаг в его сторону, - будто это твоя наследственная привилегия. А я от таких стараюсь держаться подальше. – Хватило в жизни бывшего, от которого меня и спас переезд. У меня карма выбирать не тех, кто нужен. Плохую девочку тянет на плохих мальчиков. Постараюсь поломать этот стереотип моего кредо. Улыбнувшись, я собрала волосы пальцами в кучу, откашлялась. – Если я сейчас после всех моих слов сяду в твою машину и проеду пару метров, ты первый, еще не начав, перестанешь меня уважать. Поэтому, - осмотрела стоящую машину, цокнула, - классная, но не для меня. А в кино…. А может быть и да, но явно не сегодня, явно не на машине, и явно не для извинений и для оплаты долга. Ты мне ничего не должен, как и я тебе. А помыслы, - возможно каждый из нас понял по своему, вернее я поняла, а он преподнес, то я откровенно посмотрела чуть ниже пояса его штанов, - помечтай. – Хотела же уйти спокойно, черт его дернул назвать меня именем столь ненавистным мне, что моя коробка, которую я поддерживала рукой, упала на тротуар, являя глазам Френка мои рисунки. Сделала шаг вперед, не давая ему касаться моей «бумажной души», зло посмотрела на парня снизу вверх, буквально процедила слова: еще раз назовешь, так и на пару зубов станет меньше. Иди, пока мое колено не согнулось.
Мы стояли на слишком открытом месте, чтобы сцепиться не только словами, но и руками. Но наличие родителей в обоих домах останавливало Френка и меня от жарких баталий. А нем было что-то, что притягивало к парню, и было что также буквально отворачивало, крича Беги. И вообще, я была зла как сто чертей…
Чтобы не попасть в немилость к отцу за грубость, отказалась от ужина и легла спать, пораньше, порычав в подушку. Ну вот чего я так завелась? Ну не первый же наглец на моем пути, а меня прям крутит внутри. Уснуть сразу не получилось, поэтому я тайно выползла на крышу, что была под моим окном, и смотря на звезды, спокойно покурила, лежа на черепице. Толи будет завтра. Я решила посчитать сколько наглецов встречу.
Утром, когда я собралась с духом, книгами и внешним видом, чтобы появиться на пороге школы, снизу услышала странные голоса. Вернее один. Папа развел демагогию с молочником или почтальоном? Закинув сумку на плечо, крутя на указательном пальце бейсболку, спустилась вниз.
- Спасибо, мы будем признательны за помощь в переезде, - мужчины трясли руки друг другу, а Виолетта что-то гостю в пакете в руки пыталась вложить.
- И что здесь с утра происходит?
- Доброе утро для начала.
- Оно будет зависеть от того, что ты мне ответишь, - я стояла возле перил лестницы, что вел на второй этаж.
- Познакомься. Это Джо, дядя Френка, того парня, кто нам вчера помогал. Джо, это моя дочь Моника. – я зарычала, - но она не любит это имя, поэтому Моник.
- Весьма рад знакомству, - дядя моего соседа усмехнулся в ответ на мою реакцию.
Я буравила глазами стоявшего молодого мужчину. Впрочем, как и он меня. Хотелось было уже сказать Это у вас семейное что ли, как услышала:
- Иди завтракать, мы можем опоздать в школу, а то тебе еще оформляться. Джо, спасибо. После работы, если ты не возражаешь, я зайду, и мы обсудим. Френку привет. – я уронила сумку возле стула, падая на него. – Чего ты рычишь на всех? Помощь нам не помешает, притом, что за услуги берут значительно меньше, чем мы пытались договориться.
- Купили. Фабои Дреззи купили с потрохами, чтобы перевезти коробки. Пап, забыл кpeдит? Так то были просто «равнодушные» деньги, а тут отношения с соседями.
- Ешь молча.
Больше мы не проронили ни слова. До самой школы. Когда, отец притормозил на стоянке возле главного корпуса, я забрав у него пакет с моими документами, молча, показав, что не надо со мной ходить, буквально вывалилась из машины. Вероятно, были уроки, и я благополучно, никого не встретив в коридорах, добралась до административного корпуса. И началось. Выбор предметов был для меня всегда труден. Главное чтобы было рисование и биология. А на остальное мне было все равно.
- У вас нет класса рисования в прошлой школе.
- И что? Я умею рисовать! Даже получше, чем у многие тут у вас.
- Ну, у нас программа…
- Скажите, что мне сдать и все. Я только вчера переехали, не выспалась. Простите, но хотелось бы быстрее избавиться от бумажной волокиты.
Лучше бы не спрашивала. Внушительный список нужного для досдать покоился в моей ладони, когда я вышла от секретаря.

[NIC]Моник Дреззи[/NIC]
[STA]соседка будущего мобстера[/STA]
[AVA]http://www.infowall.ru/upload/2016/03//file20160306073837_785683409.jpg[/AVA]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-03-07 10:14:36)

+2

7

Школа, в которой я учился, располагалась примерно в полутора милях от моего дома, не так далеко, учитывая, что она была единственной на весь район, единственной муниципальной я имею в виду, ведь на частную денег в моей семье не было. Большое кирпичное здание с аккуратными газонами по периметру, флагшток на круглой площади перед центральным входом, и бетонный блок на въезде, на котором выгравировано Franklin High School, так называлась школа, где я учился вот уже второй год. Как я и говорил, с учебой у меня не ладилось, особенно с английским, если по другим предметам причиной моих плохих оценок были банальное отсутствие интереса, прогулы и лень, то здесь простым нежеланием учиться не ограничивалось, судя по тому, что мне даже диагноз умудрились поставить. Впрочем, в отличие от моих предков меня лично это не сильно расстраивало, чем заниматься в жизни я уже тогда прекрасно знал, благо школьные оценки этим планам ничуть не мешали. Я не собирался быть одним из тех придурков, которые вкалывали за зарплату, я хотел быть гангстером. И этому я учился на улице, а никак не за партой.
- Фрэнк, боюсь, мне нужно встретиться с твоими родителями, поговорить с ними по поводу твоей успеваемости и дополнительных занятий, они необходимы, если хочешь поступить в колледж, - задержав меня в классе, мистер Рейнольдс, так звали нашего учителя по английскому, решил мне окончательно испортить настроение, словно мало ему было того неуда, который влепил за контрольный тест на прошлой неделе. И с чего он только взял, что я мечтал о колледже? Глядя на того же мистера Рейнольдса, несколько лет ходившего в одном и том же дешевом костюме, от подобных заведений мне хотелось держаться как можно дальше. В колледжах тоже, как я считал, учились придурки.
- Какой колледж? Вы шутите? - Удивительно, но безнадежным в отличие от школьного мозгоправа он меня не считал. Впрочем, как и любого другого в этой школе. Кажется, он считал смыслом своей жизни преподавание и если кто-то из учеников плохо усваивал его предмет, винил в этом в первую очередь себя, полагая, что не сумел должным образом заинтересовать и научить. Мистер Рейнольдс верил в своих учеников, однако я его надежд так и не оправдал.
- Еще не поздно, за два года оценки можно подтянуть, я знаю не мало таких как ты.
Можно, конечно. Если посещать занятия. На дополнительных же я и подавно задерживаться не собирался, сегодня вечером, к примеру, у меня были другие планы. Еле отвязавшись от преподавателя, я нагнал Майка на лестнице между вторым и третьим этажами, там, в западном крыле, мы часто курили с парнями, туда направлялись и в этот раз. Майки и Мэнни. Я знал их с самого детства, мы все время были вместе, росли в одном районе, ходили в одну школу, играли в одни игры и занимались одними делами. Как и я они были итальянцами, у Майкла семья приехала с Сицилии, а отец Мэнни как и мой был неаполитанцем, впрочем у Фиоре в отличие от нас с Майком в родственниках не было людей чести. У Ринальди же дядя был большой шишкой, и также как и я, мой лучший друг грезил тем, что однажды станет настоящим гангстером.
- А ты случаем в колледж не собираешься? - доставая из кармана пачку сигарет, поинтересовался у Майка. - Этот хер, - имел в виду учителя, разумеется, - решил моих предков в школу вызвать, думает помочь мне в колледж поступить, предлагает репетитора нанять и на дополнительные занятия походить. - Я невесело усмехнулся, коротко пересказав диалог между мной и Рейнольдсом. После такой "помощи" появлялась вполне реальная вероятность не то, что не поступить в колледж, а попросту не дожить до него. У моего папаши бывало, сносило крышу, и наверняка он не обрадуется, узнав о том, сколько занятий с начала года я уже успел прогулять. - Блять, - выругался, наконец, перестав скрывать свою озабоченность этой проблемой, - может, попросить Ники "поговорить" с ним? - Мне казалось это едва ли не единственным решением - припугнуть учителя, чтобы оставил меня и моих предков в покое. Ники "Четвертак" Спинелли, которого я упомянул, был одним из друзей моего дяди, и с нами, тогда еще совсем сопляками, общался также, словно мы были ему друзьями, он частенько привлекал нас к своим делам. Его прозвали Четвертак потому что с каждого доллара прибыли он заставлял четвертак отдавать ему, а у тех кто не соглашался, были потом проблемы. На днях мы с друзьями прокололи шины тачкам, что стояли в автосалоне на Роуз Авеню, его владелец не поладил с Ники. Ему впрочем, повезло больше, чем хозяину салона красоты, открывшегося по соседству с салоном, принадлежавшим сестре Спинелли. Как-то ночью мы закинули в его окно два коктейля Молотова.
Затянувшись сигаретой, я выглянул в окно. Мэнни уже с нами не было, у него была контрольная по химии, мне же на историю идти совершенно не хотелось.
- Смотри, это ж Дейзи, - я даже привстал на носочки когда заметил внизу на футбольном поле одного нашего старого приятеля, мы звали его Дейзи из-за его смазливой физиономии и длинных волос, хотя на самом деле он был Дезмонд. Дейзи был должен мне двадцать баксов и каждый раз сбегал от меня, стоило ему меня увидеть, длилось это уже порядка месяца и начинало меня бесить. Рядом с ним, кстати, я узнал и свою соседку, ту самую Моник, обещавшую оставить меня без яиц и зубов, впрочем, конкретно она волновала меня сейчас куда меньше, нежели этот тип. - Пошли-ка, поймаем его. - Выкинув сигарету, я хлопнул Майка по плечу, чтобы тот не отставал, и поспешил вниз, пока Дейзи вновь не успел от меня улизнуть.
Оказавшись на улице я запыхавшийся начал осматриваться по сторонам, однако там где увидел его, находясь в нашей "курилке", Дезмонда уже не было. Но зато была эта чокнутая соседка...
- Эй, Моник! - окликнул ее. - Тут с тобой паренек был, куда он ушел? – Наверное, стоило поздороваться для начала, но я как-то забыл, вероятно, не случайно даже, признаться со вчерашнего знакомства неприятный осадок остался, что поделать, от сицилийских предков мне досталась гордость и щепетильность. Оставшись вчера с Кадиллаком и без девчонки, до Майка я все-таки доехал, о новой своей соседке я ему поведал, однако в детали знакомства посвящать его не стал. - Так ты значит, здесь же учиться будешь? Это та соседка, Моник Триста-баксов, - как шуточно прозвал ее, - о которой я тебе рассказывал, - бегло пояснил для Майкла.

+2

8

[AVA]http://img.likeness.ru/uploads/users/17933/1406860608.gif[/AVA]

Я сидел на корточках, на площадке около прокуренной лестнице, окруженный со всех сторон пацанами из старших классов и параллельных потоков.  Они сгрудились вокруг меня так плотно, что я ощущал их дыхание у себя на  лице.  Когда один из них открыл хлебало слишком широко, поморщился - это был явно Толстозадый Грувер, у него всегда изо рта всегда чесноком воняло. Однако говорить ничего этому фуфлыжнику не стал  -  если нагрянут учителя, будет к лучшему, если меня будут скрывать спины дорогих соучеников. - Ну чего, делайте ставки. Show must go on. - наконец сказал я, кивая головой на  кепку с эмблемой команды Сен-Луис-Кардиналс, лежавшую на полу неподалеку от меня. Публика начала без разговоров ссыпать туда бабки - кто-то монеты, кто-то  зеленые купюры. Попытки подсунуть мне в банк всякие там шоколадные батончики,  шипучку или перочинные ножички не катили  -  я это уровень, уж спасибо, перерос еще в начальной школе. Изредка брал какие-то ценные вещи, вроде записей рок-музыкантов, стильных зажигалок или там шмоток пристойных. За последнее правда могло влететь от паханов продувшихся гэмблеров - как у меня как-то и случилось, когда я снял с задолжавшего мне Билли Гоббса модные шузы из натуральной кожи и отправил его идти домой в полосатых носках. Тот меня застучал, крыса поганая - родаки были тогда в ярости. - Ну смотрите, все как обычно. -  значительно оглядев дурачков, я вытащил из кармана небольшой бронзовый шарик. Тихонько отвинтил его когда-то в тошниловке бати от дверной ручки, просто чтобы его побесить - а потом так у себя и оставил, приспособив к новому дельцу. Спрятал кругляш под один из трех пластиковых стаканчиков и начал быстро перемещать их.  Второй такой же шарик,  который я одолжил (не украл - обворовывать родную кровь нельзя) из папашиного кафе уже потом и с конкретной целью,  находился под рукавом.  Но это было лишь одним из трюков, благодаря  которым можно было объегорить делающих ставки.  - Кручу, верчу, обмануть хочу.  -  шептал я про себя, быстро вращая стаканчики. Именно этой присказки меня научил Рори - якобы помогает.
Игру в "наперстки" со всеми связанными приемами я освоил прошлым летом.  Дядюшка Винс на каникулах взял меня с собой в Майами и я провел там отличную неделю... которая была бы еще лучше, если бы там были мои кореша.  Мы загорали на пляжах, ловили акул - а один из тамошних друзей дяди дал вволю пострелять из винтовки.  Плюс я познакомился с Рори,  еще весьма молодым чуваком-ирландцем, только поступившим фокусником в местный цирк.  Как оказалось, он проворачивал еще всякие дела, чтобы прибавить что-то к скромному артистическому заработку - и поделился со мной искусством ремесла.
- Кручу, верчу, обмануть хочу... -  повторял я,  орудуя стаканчиками. В какой-то момент, останавливаясь, будто случайно приподнял один из них, показывая край шарика. Несколько  глазастых умников наверняка тут же обратили на это внимание - и сочли себя любимцами удачи. - Эй, бивень, ты мне на ногу наступил!  Убрал копыто! - сделал свой ход стоявший в толпе Мэнни, рявкнув и с силой толкнув в грудь Толстозадого Грувера.  Завязалась небольшая потасовка,  отвлекшая от меня внимание и позволившая  переместить шарик. Даже не понадобилось использовать второй - и ведь это лишь один из методов, делавших мой выигрыш гарантированным. - Эй, эй, пацандрэ, успокойтесь! Все в порядке, ну? -  воскликнул я, вставая между Фиоре и Грувером. Весь из такой ангел мира, ага, мистер Рейнольдс был бы мною доволен.  Когда драчуны наконец обменялись парой ругательств и вернулись на исходные позиции,  я предложил школьничкам угадать, где находится шарик. Как и следовало ожидать - они сделали неправильный выбор. - Что поделаешь, сегодня не ваш день. -  сочувственно говорил я, распихивая деньги по карманам. Некоторые ворчали, но платили все безропотно - они знали, что с нами с Мэнни (хвала  Мадонне, что он уже давненько занимался боксом) лучше не связываться. Как-то Брюс Полтер,  огромный дебил из выпускного класса, попытался меня обвинить в мошенничестве и не заплатить. А когда я его взял за горло, так меня шарахнул по животу, что я не мог весь день перевести дыхание. В итоге мы с Фиоре после школы подстерегли его около туалетов.  Этот полудурок как раз собирался идти в свою любимую качалку. Я пизданул его по голове черенком спертой у уборщицы швабры,  отправив в нокаут. Потом мы затащили оглушенного бычару в сортире, обоссали с ног до головы - и держали его  морду в наполненной водой раковине, пока он не потерял сознание. Полтеру пришлось полежать в отделении травматологии и по выходу из него, как мне кажется, стал еще тупее, но менее борзым. Этот жирный хряк, мой папаша, тогда из меня чуть душу не вышиб, мама плакала,  да и дед Сильвио бранился, хотя как-то неубедительно и быстро скомкав наставления. Зато дядя Винценцо мне подмигнул, дал сто баксов - и сказал, что я все сделал правильно. Мужчина не должен позволять себя через хуй кидать - и за оскорбления надо мстить.
- Неплохо так подняли, а? И даже Джонни ничего откатывать не надо. - довольно сказал я Эммануеле, когда все разошлись.  Мы иногда приглашали кого-то из дружбанов,  чтобы они стали типа "выигравшими" -  еще одна махинация. Сегодня в этой роли вызывался выступить ДиМарко, но в итоге обошлись без него. Как говорится - меньше народу, больше кислорода. А игра вообще была честной - я же не говорил никому, что не буду менять шарики и так далее, не правда ли? Жаль только в школе еще раз такое вряд ли устроишь - слишком мало клиентов, слишком тщательно за тобой наблюдают. Может имеет смысл расшириться, выйдя на улицу.  - О, смотри кто идет! -  довольно заржав в ответ на мои слова, заметил  Мэнни, кивая куда-то в сторону. Я повернулся и увидел Фрэнка  - того задержал учитель, как обычно, трахая по какому-то поводу мозги. Правда, я думал, что дело в разбитом на том неделе окне или в драке возле раздевалок, а не в колледже, как выяснилось. - Ну, дед мне уже все уши прогундел, типо надо получить образование... - осторожно ответил я на вопрос лучшего друга. Говорить, что в минуту слабины я уже пообещал старику попробовать поступить, не стал. А то еще начнут стебаться и называть ботаником. Самого меня совершенно не тянуло в колледж - но я понимал, что постараюсь выполнить обещание.  Мужик должен держать слово - тем более я его дал человеку, который для меня значил больше, чем родной отец. Гораздо больше.  -  Херово. - посочувствовал я Франческо, когда услышал о больших планах Рейнольдса.  У Альтиери башка работала будь здоров -  но вот со всякими там  географиями и прочей мутью не ладилось. Как и у почти всех моих друзей вообще-то - я был в нашей компании единственным,  кто учился более или менее прилично. - Ники? Не, мы лохами выглядеть будем. Приколись, приходим к нему, чтобы непонятки с каким-то преподом сраным решить. Забудь об этом! -  наконец сказал я.  Ведь Четвертак был тем, кем мы все трое хотели стать -  гангстером.  Нам было важно выглядеть серьезно в его глазах, важно было, чтобы он нас уважал - а тут мы себя покажем зелеными сосунками. Впрочем, была и иная вещь, о которой я не стал сообщать вспыльчивому и порывистому Фрэнки.  Если бы какой-то наш приятель отделал учителя, то явно потом Альтиери от родителей досталось только сильнее. - Да, пошли прижмем его хорошенько. -  заметив длинноволосого Дейзи, я сунул в карман было выуженную из пачки сигарету и шагнул вперед. Отдавать долги было делом чести, я сам всегда придерживался таких взглядов - и радостно наставлял в них и других, преимущественно торчавших мне или моим корешам. Вдруг я резко остановился, покосился  на Фрэнка с Мэнни. - Cлушьте, а  ведь он на этой неделе дежурит у Флинта? Он же в кружке том дурацком... Речь шла о  "клубе юных ученых",  созданном рядом подхалимов под эгидой  нашего учителя естествознания, мистера Флинта. Тот же время от времени давал своим юным почитателям разные поручения -прибраться в его кабинете, лаборатории, и так далее. Называлось это практикой, однако, как по мне,  преподаватель просто на халяву пользовался чужим трудом.  - Фрэнки, а ты не думал, что можно было бы простить Дейзи его должок? Ну не еврейся, ты ж католик. - на моих губах появилась хитрая улыбка.  Я уже предвкушал недоуменные взгляды ребят  - те, наверняка, не догнали, что это я такое предлагаю, откуда эта неожиданная вспышка доброты.  Но я им поясню через пару секунд. - А, вот она какая. Ничего так, попка что надо. - сказал я, когда Альтиери  заметил свою новую соседку.  Девчонка была секси, но что дерзкая да резкая, сразу видно. Или я уже предубежден из-за туманного рассказа Франческо. - Привет, Моник. Ты новенькая в нашей школе, да? - слегка откашлявшись,  я подошел к  Триста-баксов, улыбнулся. Эта тайна за  семью печатями, почище возможного превращения в студента  - однако я до сих пор испытывал некую неловкость при общении с  телками. Где-то глубоко внутри, но знака не подавал и внешние признаки сумел давно побороть. -  Я Майк.

+2

9

Это моя треть в жизни школа. И если в предыдущих я была спокойным ребенком, то здесь, после смерти мамы, я прям, чуяла, будет ой как не спокойно мне. И в доказательство этому, едва вышла в коридор, чтобы найти куратора класса, столкнулась с весьма недалекой особой, обремененной лишь фигурой и волосами, за которой стояла свита таких же красавиц.
- И что за чучело тут объявилось? – она попыталась ко мне протянуть свои грабли, по которым тут же схлопотала, взвизгнув. Черт, росточком тут что все выше чем я? Как бы кличку «коротышка» не прилепили. А то мне не продержаться тут и недели, как вылечу. А следующая школа была в милях пяти от дома. А надо то проучиться четыре месяца и свобода. Не дотерпела Виола со своим переводом. – Ты оборзела!
Меня начали обступать. Ну, в драке я уже бывалая, так что весь этот хоровод был не страшен. И хорошо, что с утра успела заплести волосы. Если начнется потасовка, то схватить меня будет весьма трудно.
- Смотря, кому ты это говоришь, - я ощетинилась, перехватывая учебник по информатике пальцами снизу, чтобы с размаху заехать снизу этой верзиле. – Или ты привыкла сама с собой разговаривать?
- Ты кто такая? – блондинка фыркнула, - разрешение на учебу не получила у старожил, а уже что-то о себе мнит.
- Ты так стара, что мне надо спросить разрешение? – подхватила я нечаянно, по глупости, оброненное ею слово. – Простите великодушно, но хозяев я что-то тут не вижу. Так, шавки. И только тронь, станешь гладкая как яйцо.
- Что тут происходит? – строгий женский голос заставил всех подобраться, кроме меня. Понятия не имею кто это. – Ты новенькая? Из какого класса?
- Выпускного. Да мы просто знакомимся, правда девочки, - обвела всех глазами, подмигнула блондинке. – Мне же на второй этаж? – показала бумагу, как оказалось директору, на что та кивнула. – Спасибо.
Я была сама любезность и лучилась улыбкой во все тридцать три зуба. Зайдя за угол, согнулась пополам от смеха, вспоминая рожи этих «старожил». Нашли где щемить – едва не напротив директорской двери. Видать давно зрелищ не было в этом клоповнике. Хотя нет, школа нормальная, даже почти новая, а вот народ….
Я нашла класс, меня посчитали и записали в журнал, вручив расписание. Класс, математику я прогуляла, сейчас шла литература. Потом история  и физра. Ну история мне не страшна. А вот к физре я не готова. Формы нет. Зато есть время оглядеться. Со звонком меня воной вынесло на двор, куда устремились ученики. Пока соседа я не встречала. И это радовало.
- Привет, - ох уж эти нотки превосходства. – Ну точно незнакомка. Я тут всех девчонок знаю, а эта спина мне не знакома.
Я даже не стала поворачиваться, подняла средний палец.
- У этой спины нет ни капли желания с тобой знакомиться.
Раздался свист. Облом удался. А я нажила себе или врага или… сверившись с расписанием звонков, пошла на стадион. Там уж точно смогу побыть одна, а повезет и покурить. Сев на лавочку, повыше, я рассматривала снующих учеников. О, а вот и мои знакомые. Четыре подружки выплыли, пренебрежительно смотря на всех сверху вниз.
- Это Кайла и ее свита.
Я подпрыгнула, готовая разразиться некультурными словами. Рядом оказался парень с длинными волосами, но весьма смазливая мордаха.
- Мы уже успели сцепиться.
- А вот это ты зря. Они покоя не дадут.
- Это еще смотря кому не повезло. Ты кто? – я вытащила сигарету, прикурила.
- Дезмонд.
Я обернулась, ошарашено смотря на парня.
- И кто тебя так обидел именем то?
- Да ладно тебе, нормальное оно. Мы англичане, а ты кто?
- Моник, - протянула парню руку. – Буду заканчивать эту вашу школу.
- Тоже выпускной класс? Отлично.
Парень был нормальный, мне даже было комфортно с ним, пока не появилась гидра с тремя головами. Дезмонд стушевался немного. И я поняла, что дружбы нам не светит.
- Так она твоя девушка? Или ты ее парень?
- Как хочешь, крути, все одинаково. Пока.
Выпустила дым, не отрываясь, сверлила Кайлу, а потом выставила указательный палец и на манер пистолета, сложила остальные, сделала «выстрел». Дезмонд что-то там доказывал Кайле, но мне было уже не интересно.
Докури, покрутилась, смотря, куда могла бы пристроить окурок, как меня окликнули. Я молчала, узнав кто шел ко мне. Сосед. Я обернулась, когда тень наползла на траву чуть правее меня. А вот двоих ну никак не ожидала увидеть.
- Я похожа на компас или библиотеку? – склонила голову к плечу, рассматривала второго парня. – Ушел и ушел, я ему не мама, чтобы контролировать. А ты кто? – тоже забыв о приветствии сразу в лоб спросила друга Френка. Но вот раздражал меня Альтиери. Не знаю почему. – Нет, блин, я тут танцевать буду. Что за глупые вопросы сегодня из тебя ползут. – Второй парень представился. – Про меня, вероятно, ты уже получил едва не полный отчет, раз так спокойно смотришь. – закатив глаза, я простонала. – А ты меня видел раньше? Нет, значит, я кто? Естественно новенькая. И… - не договорила, медленно переводя взгляд на улыбающегося Френка. – Что ты сказал? – я буквально взорвалась, отбрасывая книги в сторону, приблизилась к итальянцу, - повторить не прошу, но и я не повторяю дважды, - моя ладонь сомкнулась на его причинном месте. Я прошипела: Только разнеси по школе, просто держать не буду, - пальцы чуточку сжали его в паху. И шея моя затекла, смотреть на него снизу вверх. Но вот его парфюм был для меня неожиданностью, что я повела носом. Приятно.
[NIC]Моник Дреззи[/NIC]
[STA]соседка будущего мобстера[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2agEN.jpg[/AVA]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-04-13 22:45:47)

+2

10

- А Винченцо, что говорит об этом? Твой дядя. - О колледже я имел в виду. Из всей нашей компании разве, что Майки и мог его окончить, учеба давалась ему легко, и книжек он прочитал больше, чем все мы вместе взятые. Попади в другую компанию, Ринальди возможно и отличником стал бы, и что-то мне подсказывало, деду его по этой причине ни я, ни Мэнни совершенно не нравились. У Фиоре были планы стать боксером, в его спальне висел плакат Рокки Марчиано, я тоже наукой отнюдь не грезил. Джо, брат моей матери, бывший членом Семьи Торелли, окончил всего шесть классов, и о важности образования говорил мне только в присутствии отца и матери. Нет, он этого не отрицал, просто не акцентировал. Ему было важно другое, во мне он видел человека, который будет ему помогать, того, на кого он сможет положиться, уже в пятнадцать дядя доверял мне забирать конверты с деньгами, знакомил меня со своими друзьями, давал мне свой Кадиллак, как вчера... Я считал себя крутым. И мои кореша меня таковым считали. Какой тут нахрен колледж?
Идея навалять учителю возможно и в самом деле хорошей не была, но мысль заказать его каким-нибудь утыркам показалась мне еще хуже, хотя и посетила мою голову, я даже думать не хотел о том, что меня ждало дома, когда отец узнает о моих "успехах" в школе. И не буду ли я выглядеть лохом, если вдруг тому же Ники откажу в помощи, ссылаясь на дополнительные занятия и необходимость готовиться к контрольной? Все-таки необходимость получать образование плохо уживалась с тем образом жизни, который мне и моим друзьям хотелось вести.
- Может мне еще и вторую щеку подставить? – хмыкнув, поинтересовался я у Майки, предложившего простить пидорка Дейзи. Впрочем, зная его, удивляться и предполагать, что это ему в воскресной школе мозги промыли, я не стал. По хитрому взгляду школьника было понятно, что он что-то задумал, и мне естественно не терпелось узнать, что именно. Какое отношение ко всему этому имел мистер Флинт и его чмошный кружок естествознания? Я вопросительно уставился на Ринальди, однако тот решил внести интригу и с пояснениями не спешил, вместо этого переключив свое и остальных внимание на попку новенькой в их школе девчонки.
Как и вчера Моник обошлась при встрече без любезностей, как змея она отреагировала на Майка с тем же шипением, с которым приветствовала и меня днем ранее, я даже заулыбался, когда моего друга точно также обласкали, что, безусловно, наглядным образом подтверждало мои слова о долбанутости данной особы. Но улыбался я не долго, ведь то что произошло в следующее мгновение заставило меня в достаточной степени оторопеть. Стоило девчонке ухватиться за мое хозяйство и в очередной раз пригрозить оставить меня без оного, я хватанул ее в ответ за запястье руки и крепко сжал, чтобы та ослабила хватку.
- Нежнее, пожалуйста. Если мне не понравится, я переломаю все твои пальчики, - произнес без доли юмора, готовый и ей тоже сделать больно, если вдруг девушка переступит границу позволенного и не отцепится от меня. Глянув позади себя, я заметил компанию девчонок, Кайлу и ее подружек, которые смеялись, наблюдая за нами. Картина и впрямь та еще была. Стиснув зубы от злости, я прошипел ей в лицо, отчетливо выделяя каждое слово, - я тоже дважды не повторяю.
Отважной, как ни странно эта Моник мне не казалась, скорее уж ненормальной, именно сегодня я и понял окончательно разницу между первым и вторым.
Убрав ее руку со своих причиндалов и с силой оттолкнув, я подобрал ее учебники. Тут же какие-то бумажки были, оценки из прошлой школы... Я даже вникать не стал, мне было пофиг.
- Может, в фонтане их искупаем, а? - Спросил у Майка, все еще злясь на Дреззи и ее выходку.

+2

11

[AVA]http://img.likeness.ru/uploads/users/17933/1406860608.gif[/AVA]

При вопросе о Винценцо я скривился – совсем не радовался, что ребята подняли тему этого кретинского колледжа. - Он твердит, надо типа воспользоваться возможностью – мол, у них такой не было, бла-бла-бла… С получением всяких там дипломов в нашей семье вообще была определенная напряженка. Дядя вырос в пятидесятых, с юности жил по преступным законам и вылетел из школы после того, как чуть не задушил пытавшегося взять за ухо расшалившегося ученика физрука скакалкой. Что не помешало ему (а, наверное, даже помогло) стать одним из самых уважаемых и влиятельных гангстеров в Сакраменто, Мой батя, с трудом обретя аттестат о среднем образовании, до того как открыл кафе, трудился на всяких ништяковых работах, которые получал благодаря людям, которых теперь хаял и называл преступниками. Самым ученым-кипяченым у нас, как ни странно, был дед Сильвио, с его-то биографией. Он иногда меня удивлял – то вдруг из "Галльской войны" Цезаря процитирует, то начнет нудить, чтобы я почитал Макиавелли. Старик вообще, хватив граппы,  любил поворчать,  что Америка испортила мафиози, стали, мол, такими же gavone, как всякие тупорылые ирландцы да черножопые. Отсюда, поди, и его мечты о том, чтобы я двинул в университеты.  Иногда он в хорошем настроении начинал такие байки мне рассказывать о своей итальянской жизни, что я прямо дивился. Его папа (а мой прадедушка, значит) жил в какой-то усадьбе, нередко обедал у местного епископа, и на каком-то этапе даже стал при помощи тогдашнего крестного отца, дона Кало, мэром родном городишка, Вальдокордано. Я слушал-слушал как-то эту небывальщину – а потом спросил: деда, мы что же, там аристократами были? А Сил рассердился и заявил, что, мол, "люди нашей Традиции" и есть истинные аристократы. Впрочем,  судя по его историям, и дела гангстеры в те годы вели какие-то странные. Все разруливали, кто на каком поле пахать может, кто где ослов пасти и еще коммунистов профсоюзных гоняли. – Да и сам знаешь, сына своего Винс врачом заделал, а Алу, хоть еще в пеленки срет, уже бабки на обучение на счет положил. Вот  и меня в колледж пихает. Но сказал, что если "великую возможность" я проебу, то без работы не останусь. – бодро закончил я свою маленькую речь. Мэнни же вдруг остановился и несколько раз взмахнул кулаками, рассекая воздух мощными ударами. Один из апперкотов случайно сбил кепчонку со спешащего мимо младшеклассника. Тот что-то проворчал себе под нос, но, глянув на крепкую комплекцию Фиоре,  лишь подхватил с пола свой головной убор и почапал себе дальше. Нашего друга в бокс отдала его мама, тетя Доменика, полная набожная женщина, вечно укутанная в черную шаль и с вечно обиженно-испуганным выражением лица. Она (небезосновательно) опасалась, что ребенок вырастет шпаной. В какой-то момент этот пидор, наш школьный психолог Коллинз, посоветовал ей найти для чада спортивный кружок – пусть, мол, направит деструктивную энергию в другое русло. Да только вот деструктивной энергии у нашего Эммануэле хватало и и на то, и на другое.  В результате его занятий мордобойным искусством он просто стал, во время уличных драк, бить сильнее и точнее. Да еще и хвастаться то и дело, что, мол, сделается чемпионом, выиграет всевозможные пояса и будет спать с  голливудскими старлетками с большими сиськами. – А  если я захочу в колледж, мне ни хера учиться не придется. Спортивные стипендии, парни. Один хук – и ты уже трахаешь телок в Принстоне. – заявил Мэнни.  Я было хотел ответить нашему Сонни Листону* что-то язвительное, чтобы зря не бахвалился.  Сам же недавно, когда пили пиво за гаражами, сетовал на немчуру-тренера, который сделал ему замечание. Мол, будущий тяжеловес должен набирать массу, но в виде мышц, а не жира – побольше упражнений, поменьше зитти и макарон с мясными шариками. Однако нарисовавшийся на горизонте Дейзи отвлек нас от беседы о планах на будущее  - и я стал делиться с Фрэнком своими мыслями насчет долговолосого должника. - Кэша у него нет, иначе бы не бегал от тебя, как заяц… В отличии от нас, давней и острой занозы в заскорузлой жопе администрации Фрэнклин Хай Скул, этот пацанчик был обычным подростком. Сын матери-одиночки,  несколько двинутый на регги и обычно без гроша в кармане. Единственное, что его выделяло – эта вот дурацкая склонность к естествознанию, и она могла быть нам на руку. – Но вот поднять кэш с его помощью мы можем. Вы слышали о той жесткой контрольной по естеству, которая будет у старших? Некоторые чуть ли не допинги глотают. Речь шла о некоем очередном оценочном мероприятии, состряпанном нашим директором вместе с Советом по образованию. Название там было мудреное  - а по сути то ли региональная олимпиада, то ли еще что-то. – Так вот, мне одна птичка напела, что у Флинта нашего в его кабинете, в белом шкафу том, есть вопросы все. Пусть Дейзи их для нас сопрет. Я знаю типков, которые по пятьдесят баксов нам потом отвалят…  Встреча с новой соседкой Фрэнка не дала развить мысль -  а когда та стала отвечать моему лучшему другу весьма дерзким тоном, я ахуел просто. Мы и здоровым парням такого не позволяли, не только чиксам каким-то. Впрочем, из рассказа Альтиери, я уже понял,что телка стремная – с чего-то начала наезжать на Франческо, при том, что он помогал ей и родаками вещи таскать или что-то такое. Когда ее рука вдруг стиснула пах приятеля, я изумленно присвистнул, не зная, возмущаться или ржать. Честно говоря, на хи-хи пробивало как после травки.  Ухмыльнувшись и с трудом справившись с рвавшимся из груди смехом, я шагнул вперед, наклонился вперед и слегка дунул. Так, чтобы колебания воздуха пошевелило прядки волос борзой девчонки. – Так, Моник, откуда ты там прикатила? У вас все такие быстрые? А в рот на какой минуте общения берут у вас? А то мы бы не отказались. – я произнес это довольно громко и нагло. Сцена привлекала внимание, на нас оглянулась проплывавшая мимо группка учеников – но мне было все равно. Внутри уже зашевелился бесенок, не раз толкавший меня на вводившие окружающих в шок поступки – Хочешь как следует пощупать Фрэнка – так уединитесь, нахуй. А тут у нас типа учатся. Я развернулся, словно теряя интерес к припизднутой особе, покосился на учебники. - Или повыше зашвырнуть, пусть этот карапуз попрыгает или крылышки отрастит. – сказал я, недобро гоготнув. На минуту задумался, стоит ли так поступать – вообще-то я рос в сицилийском окружении и меня учили уважению к женщине (правда, не исключавшем раздаваемые ей за непослушание оплеухи). Но всегда подразумевалось, что такое уважение особа слабого пола заслуживает когда себя ведет соответствующе.  Хватающие незнакомых парней за член дуры сюда точно не входили. – Ну или отдай ей, а то щас разревется, сопля. Драться с мелкой герлой точно было бы глупым. Пусть проваливает.

* Сонни Листон -  американский боксер-тяжеловес, чемпион мира

+2

12

Остынь! Я уже едва не орала себе в мозг, чтобы перестать смотреть на лицо Френка сквозь красную пелену. Иногда этот итальянский темперамент во мне просто бил как гейзер, горячий и мощный. Никто не знает меня, чтобы судить так, как ляпнул сосед. Наше рычание привлекло внимание многих, кто был во дворе, вот только за спиной Альтиери не было видно, что происходит.
- Нежнее ты не заслужил, говоря то, что произнес. Даже если рядом стоит твой друг, - зашипела в ответ, чувству, я как его большой палец впивается в мой пульс, заставляя пальцы разжаться. Так и хотела съездить по его лицу, но быть одна против двоих, ай нет, троих, только сейчас замечаю стоящего позади парней еще одного, неотрывно смотрящего на происходящее и явно ни черта не понимающего. – Значит, понимание должно быть если не идеальным, то близко к тому.
Все смелые, когда больше одного. Я приподняла сомкнутые в тонкую линию губы чуть вправо, уголком делая ту самую ямочку, что нравилась всем, и раздражала меня. Отчего тянуло взрослых трепать меня по щекам, произнося всякие нежности. Почувствовав, как на лицо подули, я посмотрела на приблизившегося друга Френка, а дыхание не обжигало, как должно было бы, а наоборот помогло собраться в кучу в мыслях.
- Твой друг нуждается в адвокате? – мою руку мотнуло так, что я едва не описала круг как балерина, чуть отставляя ногу назад. Так и шлепнуться на задницу не долго. Запястье горело, словно то выкручивали минут двадцать. – Там уже нет. Заткнись! – бросила я Майку, понимая, что тот диапазон голоса, с которым он произнес свою речь, мог достигнуть ушей стоящих поодаль других школьников. – Он облезет, - кивнула на Френка, вовсе не замечая, что мои документы у него в руках, - а ты не безрукий. – Усмехнулась тому в лицо, - типа вы тут завсегдатаи. Надеюсь, я не попала с вами в один класс.
Ну вот, второй день в городе, а уже проблем выше, чем ветер поднимет мои волосы вверх. Тут до меня дошло, что мои документы летают по земле, а книги держит Френк. Я было дернулась отобрать, но он поднял их, перехватывая одной рукой. И что? Между ног зарядить и он отдаст? Тогда меня накроет сверху его дружок, я и дернуться не успею. А потом  что? Вечером не выйти из дома. Итальянцы. Будучи с ними из одного теста, я понимала, че все это кончится. Каждый постарается оставить за собой последнее слово, последний удар, но последнее дыхание отдаст противнику. Из папки выпали два рисунка. Перед моими глазами пролетел портрет моей матери, тяжело падая на молодую траву, где-то за спиной Майка. Хоть в чем, главное мое, сокровенное уже выпало, остальное меня мало интересовало. Я толкнула Майка в живот двумя руками, присев, подняла портрет матери, - мама, - и тут же рядом лежал лист с отметками и аттестат из художки.
- Купай, - под ногами хрустнул карандаш, который я продавила небольшим каблуком туфли. Я боялась опускать глаза вниз, чтобы посмотреть все ли собрала, как нас окликнул зычный мужской голос. Я подпрыгнула, так как не ожидала, что кто-то еще станет свидетелем нашей перепалки.
- Что происходит? Три минуты до звонка. Вам не хватит даже дойти до двери в школу, не то чтобы оказаться в классе.
Я вырвала учебники из рук Френка, когда смогла дотянуться. Но уйти просто не смогла. Сделав два шага назад, прижала к себе все, так как слоенное аккуратно стало похоже на кучу для розжига костра. Я видела, что учитель шел к нам, и оставались секунды для моего ответа.
-- А знаешь, - я ладонью показала Френку ниже ремня, - он у тебя каменный, вывода два, или давно девушки не было или встал на меня. А какой ответ тебе по душе выберешь сам. Спасибо, что не дал книгам валяться на траве.
Я улыбнулась парня и ушла на занятия. Надо начинать с чего-то. То что с физры я свалю это не обсуждалось. Терпеть не могу эти попрыгушки. Чаще, в старой школе, я убегала на крышу и сидела там, курила и рисовала. А потом спускалась и шла дальше учиться. Были ли у меня мысли о колледже? Я не хотела стандарта отца. При моем колком языке, ежикастости, я весьма тонкая натура. Достаточно забраться в подвал нашего ома, где стоят мольберты с начатыми работами, или в мою комнату, найти там большую коробку с рисунками. Когда-то это все видел отец, но и ему сейчас ход заказан.
Переступаю порог класса со звонком. И тут впору выть. Кайла и компания восседали на первых партах. Конечно, галерка свободна. Мне это было на руку.
- Новенькая? – бодрая женщина выхватила у меня метрику с данными, рукой показала куда идти. Я кивнула, сразу отвечая, что да, новенькая и что да, поняла. Шепот полетевший мне вслед означал одно, всем было интересно что же произошло между мной и Френком. Значит, никто не слышал ни слова. Немного отпустило меня. Ненадолго, как оказалось. Дверь открылась и на пороге возникла троица. Я, медленно оглядывая класс и понимаю, что места только рядом со мной. – Шикарно….

[NIC]Моник Дреззи[/NIC]
[STA]соседка будущего мобстера[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2agEN.jpg[/AVA]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-04-13 22:41:25)

+2

13

- Пятьдесят баксов? - Я охренел. Это было куда больше, чем Дейзи мне задолжал, да и вообще сумма для школьника по тем временам приличная. Билет в кино стоил менее трех баксов, банка колы - пятьдесят центов. Мой дядя давал мне десятку за то чтобы я помыл его машину, и конечно услышав о пятидесяти баксах в моих глазах мигом блеснул зеленый огонек. Идея Майки мне пришлась по душе - он у нас всегда был бошковитым - и долго я раздумывать не стал, прежде чем согласиться. Заберу себе свои двадцать, а друзья пускай разделят оставшиеся тридцать, все, что сверху поделим пополам. Математика мне давалась хорошо, когда дело касалось бабла. - Так и сделаем, надо поймать этого хуесоса после занятий. - Переглянулся с друзьями и кивнул головой. За кражу контрольных из кабинета учителя наказание грозило суровое, вплоть до отчисления из школы, но я по этому поводу ясное дело не парился, рисковать ведь предстояло не нам.
Дейзи многое пропустил, так быстро слиняв с футбольного поля, у кромки которого развернулись дальнейшие события с участием Моник. Пацаны, естественно, ржали, ну а я им подыграл соответственно, не мог ведь я как девственник стыдливо раскраснеться. В присутствии друзей, которое давало плюс к харизме, смелости и силе, мне это свойственно не было. - И большой, правда? После занятий можем задержаться, ты как на это смотришь? - сделал те же два шага навстречу и перехватил ее руку, задержав еще ненадолго. Глядя девушке в глаза, я растянул губы в ехидной улыбке. К ее счастью наше милое знакомство прервал проходивший мимо учитель, тот самый мистер Флинт, чей кабинет мы планировали обчистить при помощи недоумка Дейзи, пришлось отпустить девчонку, когда он сделал нам замечание. Впрочем, я знал, на этом все не закончится. Как минимум разговоры продлятся еще в течение дня, не каждый день кого-то из нас хватали за яйца посреди школьного двора, со мной такое собственно впервые было.
- Прикройся, блять, - продолжал ржать Мэнни, когда мы возвращались в здание школы, - похвастался и хватит. - Остановившись у питьевого фонтанчики с водой, я толкнул его локтем, чтобы прекращал стебаться. - Ну не знаю, девчонка она сразу видно резкая, ей член в рот не клади, откусит. Я бы взвесил все за и против.
- Отвали, - оттолкнул пившего из фонтанчика парня - на мой взгляд, он слишком долго это делал - и, наклонившись, сам сделал несколько глотков. - Да ну ее нахрен, у нее не все дома. Прикинь, моя сеструха бы такое себе позволила? Мой батя убил бы ее, и я бы ему помог в этом. - Утолив жажду, махнул рукой на Моник и на все разговоры вокруг нее. Я заметил, как та дернулась за фотографией в школьном дворе, выпавшей из ее учебника, она произнесла "мама" и это в частности остановило меня, я не стал препятствовать тому, чтобы она ушла. Фотография ей явно была дорога, и выводы напрашивались сами собой. Впрочем, тут же я напомнил себе, что это меня не касается и, захватив из ящика учебник по истории, двинулся вместе с друзьями в кабинет.
- Кто к нам пришел, - миссис Хоуп, учительница истории, коротко глянула поверх своих очков на появившихся в дверях парней, далеко не всегда доходивших до ее занятий. - Звонок был пять минут назад, быстро занимайте места и готовьте свои доклады, сейчас пойдете отвечать.
- Какие еще доклады? - шепотом спросил у Майка и пожалел, что не прогулял и этот урок тоже. Я тут же начал судорожно соображать, у кого можно дернуть доклад, и взглядом оббегая тех, кто был на уроке, заметил Дреззи. Опять она. Народ вокруг зашептался, я же делая вид, что не замечаю их внимания, занял одну из последних парт.
- Мисс Дреззи, расскажете немного о себе? Ребятам будет интересно узнать, откуда вы, чем увлекаетесь, - учительница тем временем продолжила знакомство с новенькой, планируя представить ее ученикам. - По истории какую тему последней проходили?
[ava]http://s2.uploads.ru/bWXqn.jpg[/ava]

+2

14

[AVA]http://img.likeness.ru/uploads/users/17933/1406860608.gif[/AVA]

Когда девчонка нагнулась к упавшей фотографии (или портрету?) мамы, я тут же отступил в сторону. Заставил замолкнуть ехидно кривящийся рот, уже готовый наградить бешеную Моник еще порцией едких слов. Для меня мать была святым, одним из немногого, что стоило уважения в этом довольно-таки паскудном мирке.  Каждый выходные я провожал ее в церковь, в костюмчике, галстуке и всем таком, просто пай-мальчик. Потому что знал, что ей это нужно, минуты семейного счастья, минуты, проведенные без тяжелых кулаков и грубых окриков папаши. - Ладно, валим отсюда, скоро звонок. - проворчал я,  отворачиваясь от Дреззи. Мне до нее в сущности дела не было, как и до того, что они там с Фрэнком будут друг другу щупать после уроков. - Чао-какао. - фыркнул я, провожая Триста-баксов взглядом. Потом сам угостился из фонтанчика, пожалев, что нет при себе банки с колой, не говоря уж о пиве. У водички был какой-то странный химический вкус, вроде от дезинфицирования, хотя ребята стебались, что туда тайно мочится мистер Уитни, наш завхоз, ненавидящий старшеклассников всеми фибрами своей довольно противной души.
- Пошли в класс. - перехватив сумку с учебниками, я ускорил шаг. В коридоре творилась обычная толкотня - мелюзга жрала какие-то бутерброды и шоколадки, девушки шушукались и хихикали, вертясь около спортивных звезд школьного значения, ботаники, заткнув уши, пытались зубрить и морщились от невыносимого шума. Все  это напоминало о броуновском движении, о котором нам как-то на естестве загибал мистер Флинт. Вернее, не то чтобы я запомнил, что это такое, не терплю все эти химии да биологии, но смутное представление, что это нечто постоянно шевелящееся и многолюдное осталось. Некоторые словечки из арсенала заучек действительно прикольные, как говорит мой дядя Винс - не в бровь, а в почки.
В классе миссис Хоуп я сразу же сел рядом с лучшим другом. Мэнни же проявил дезертирские наклонности и немедленно ретировался на камчатку, самую заднюю парту. Наверняка ни хрена не приготовил, вот и надеется, что о нем забудут. Только вот мечтать не вредно - у старушки память дай Боже. Я вытащил свои тетрадки, разложил по столешнице. К сегодняшнему уроку я подготовился - и не из-под палки, сказать совсем честно, а потому что люблю историю.  Математика мне нравится только в виде подсчета денег (нахера кому-то, кроме всяких седоволосых Эйнштейнов,  эти биквадратные уравнения?), от естествознания тошнит - но вот история это тема.  Просто потому что прошлое такое охеренное, не то что сегодняшний день. Взять хоть бы Древний Рим - наши предки тогда весь, бля, мир за яйца держали. Никого не боялись и вели себя как мужчины - правда, некоторые из этих мужчин были теми еще педрилами, что меня несколько смущало. Или вот Средневековье  -  если сарацины начинали лезть на твою территорию, им загоняли меч по самую сраку, так, что потом бы сам султан не вытащил. И никто тогда не жевал розовые сопли, разговаривая о том,  что святая земля общее достояние, а наличие в гаремах всяких там падишахов белых рабынь способствует развитию мультикультурализма и толерантности.
-  Доклад? "Событие, которое изменило мир".  Типа любое можно было выбрать. -  отвечаю я Фрэнку, одновременно выуживая из пенала ручку и карандаши.  Наша наставница захотела дать нам проявить фантазию,  не ограничиваясь требованиями учебника и программой.  Однако беднягу Альтиери это не спасет - такое не сдуешь, ведь доклады не могут повторяться. Я поглядел вперед и усмехнулся  - на самой передней парте застыл отличник и главный подлизун "Квашня" Бакли, качаясь с поднятой рукой, словно высунувшийся из норы суслик. Тот еще лицемер поганый - я слышал, как он там вещал на перемене, мол, его реферат о десегрегации и Мартине-мать его-Лютере Кинге. А сам-то живет себе, в ус не дует, в богатом квартале, у своего папаши-доктора - и ему небось похуй, что эти звери творят на окраинах, если не дать им отпор.  Впрочем, он сам еврей наверное, есть что-то в рыжом ебале такое - а это племя не лучше чернокожих. Одни норовят сосать из нас соки и  везде насадить своих сверху, другие хотят это сделать снизу.  Есть, конечно, среди них и конкретные такие пацаны, вроде Мейера - да все равно с червоточинкой. Тот небось больше примазался к славе Лучиано, когда понял, что деньгами пахнет. - Альтиери! Учти, ты первый идешь, когда  я закончу с мисс Дреззи.  Так что готовься! - повысила голос миссис Хоуп, постучав рукой по доске, чтобы привлечь внимание Фрэнка.

+2

15

Вот чего я не ожидала, так это того, что мне придется при всех доложиться откуда я прибыла. Да какое вам всем дело? С Луны свалилась, от марсиан сбежала. Лучше я доклад прочту, выдуманный на ходу, чем буду распинаться о причинах моего возникновения на пороге класса. Отец наверняка уже в дружеской беседе с дядей Фрэнка поделился, как ему подвернулась тут хорошая работа, как он счастлив в браке, и что там еще мужики могут друг другу рассказать? Учительница что-то записывала в разные бумажки, давая классу пошептаться, пооглядываться. Я крутя между пальцами карандаш, который лежал на парте, буквально чувствовала, как мой висок прожигает взглядом. Медленно поворачиваюсь, смотря на друга соседа, выставляя на вытянутой руке средний палец, проводя языком по губам, тут же скручиваю дулю.
- Мисс Дреззи, мы вас слушаем. Прошу.
- А с места никак?
- Вы стесняетесь?
- Она, вряд ли, - заржал кто-то, вероятно свидетель нашего «приятного» разговора с соседом. – Малышка поведай, где таких делают.
Медленно вышла к доске, ударив по паре рук, что потянулись с парт. Оглядела класс. Ну первое что я поняла, тут я едва не самая маленькая ростом. Потом одежда. Я одевалась, скажем так, по-восточному, в более темное, но открытое. Здесь же предпочитали светлые тона. Бардак на моей голове тоже смотрю не приветствуется. А куда эти кудри!
- Меня зовут Моник Дреззи. Я приехала из Бермингема, так как мой отец получил повышение и место в строительной компании в Сакраменто. Я итальянка, внучка мигрантов с Сицилии, - задумалась, стоит ли говорить о моих увлечениях. Но, увидев, как на меня смотрят все, почувствовала себя как на суде, и у меня расстрельная статья, и все жаждут моего покаяния. – Увлекаюсь рисованием. Хватит?
- Весьма кратко и ёмко. Ну что ж, надеюсь, ты найдешь себя в нашем коллективе. А по истории что последнее было?
- «Демократия как политический строй: плюсы и минусы».
- И правление какого президента вы изучали в работе?
- Авраама Линкольна, как представителя партии вигов. Я не приверженец демократических взглядов. Хотя мое поведение говорит об обратном. Но то думать, а то вести. Вещи разные.
- Даже так? – и чему она удивляется. Что я такого сказала? – Мы определенно с вами побеседуем. Присаживайтесь.
Я юркнула на свое место, понимая, что на сегодня допрос меня окончен. Дальше преподаватель начала опрос, и перешла к докладам. Вожу карандашом по бумаге, пытаюсь что-то нарисовать, но смех не давал. Соседа вызвали к доске. Видно, что не готов. Прикусив карандаш, чуть свесила голову в сторону, рассматриваю его. Надо запомнить сие лицо, а потом нарисовать. Точно! Я откинула лист в альбоме, и начала быстро делать наброски, то и дело, поднимая голову, стараясь увидеть каждую мелочь. Конечно же, не покажу ему. Можно сделать коллаж, но я не люблю смеяться над людьми в рисунках. Лучше поиздеваться словами. Кто-то рядом шептал. А это друг Майк, пытался из болота вытащить Фрэнка. Удачи.
- Эй, ты чего там рисуешь? – опять этот третий друг. Прикрыла ладонью рисунок.
- Твое какое дело? Лучше вон помогай другу не захлебнуться в историческом море, а то оставят его после занятий, будете знать.
Потом дальше начала она поднимать других, но там не так все было безнадежно. И я отвлеклась от действия в классе, ожидая звонка, чтобы смотаться домой. Встречаться с этими друганам желания у меня не было. Но тут мне вспомнилась фраза, которой меня наградил Фрэнк. Оторвав клочок бумаги, написала «Только ляпни». Н дурак, поймет о чем я. Кинув записку, попала по уху Альтиери, но потом та упала, прям перед его глазами на стол.
А училка оказалась очень интересным рассказчиком, что я слушала с открытым ртом. Даже пару раз на кого-то шикнула, что мешали слушать.

0

16

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Это наш район, и мы в нем боги