Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » На грани безумия


На грани безумия

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[NIC]Jay Simon[/NIC][AVA]http://savepic.ru/9371764.jpg[/AVA]

[float=left]http://s3.uploads.ru/qcXjy.jpg[/float] Spieler: Jason Westwood & Jay Simon


Datum und Uhrzeit: апрель 2006 года. Время не имеет значения, лишь дни.


Действия проходят в психиатрической лечебнице, десять лет тому назад. Германия.

Отредактировано Hellboy (2016-04-16 23:35:03)

+1

2

[NIC]Jay Simon[/NIC][AVA]http://savepic.ru/9371764.jpg[/AVA]
Четыре стены, надоедливая сокамерница. Что может лучше? Стены никогда не меняют своего вида, они сохраняют эту всю сумасшедшую атмосферу данного заведения. Тяжело и тошно смотреть на них, хочется увидеть уже яркий и режущий глаз солнечный свет, хочется вновь почувствовать прохладу от раннего ветерка. Надежда на всё это с каждым днем умирает, так же как и мой внутренний мир. Что со мной происходит от этого всего дерьма?! Помимо раздвоения личности, похоже, ко мне приходит начальная стадия шизофрении. Голоса в моей голове, бессонные ночи сильно сказываются на адекватности. Стоит только прикрыть глаза и чувствуются на себе взгляды других. Они что-то хотят от меня, требуют. Ночами приходят галлюцинации, а может я просто засыпаю? Что со мной? Я не могу отличить реальность от воображения. От таблеток, которыми пичкают горстями становится всё хуже. Врачи явно не понимают, как избавиться от данного недуга. За окном двадцать первый век и до сих пор эти умники так и не могут найти ответы на человеческую психологию. Они уверены лишь в одном, на такой ход событий, сыграло недавняя психическая и физическая травма. К слову, о произошедшем ничего не помнила, но знала лишь, то, что все тело болело и мое прекрасное лицо было отвратительно. Переломы, сотрясение, многочисленные  ушибы и порезы. Очнувшись на улице, хотелось орать от этой дикой смеси боли. Депрессия не могла пройти мимо. Хотелось сдохнуть, да и сейчас от этого не отказалась бы. После последней попытки суицида меня сложили, замотали в смирительную рубашку, вкололи какое-то дерьмо и заперли в этих стенах. Сижу у стены, поджав ноги. Хочется прикрыть глаза, но боюсь. Боюсь потеряться в себе. Руки затекают, сколько бы раз я не пыталась освободится от этого гандона, никак не получалось.
- Умри... Умри сука!
- Ты даже умереть не можешь, не то что жить! Ты не достойна жизни, ты ничто... ты никто...
- Заткнитесь, я ненавижу вас... я не хочу слышать ваши отвратительные голоса... ХВАТИТ С МЕНЯ ЭТОГО! - срываюсь, мне сложно игнорировать все это внутри себя, не могу промолчать. Приступ накрывает, по телу волнами проходит дрожь. Раскачиваюсь и слегка бьюсь головой, будто пытаясь выбить это все из собственной головы. Страх возрастает. Куда бы не посмотрела, куда бы не перевела взгляд, происходит это медленно, как в замедленной съемке, но как-то не четко, размазывается, будто кадр идет за кадром не успевая переключиться. Сфокусироваться в какой-то момент вообще не получается. Пульс зашкаливает, появляется одышка. Встаю, еле передвигаю ноги к прутьям, выглядываю.
- Что за дерьмо вы мне вкололи? Почему от этого только хуже?! Вы сами-то понимаете как это лечится?! Только и умеете извращаться над людьми! - произношу громко, что есть силы, для большего привлечения внимания пинаю решетку. Наивно было полагать, что кто-нибудь откликнется.
Все равно умереть хотелось, так пусть будет, что будет... хотя... можно просто наблюдать за этой нимфоманкой и жизнь вновь заимеет смысл. - шатаясь, еле передвигаю ноги в обратную сторону. Усаживаюсь на койку, наблюдаю за этим преставлением. Стоны и крики переполняют это заведение, но такие стоны сильно выделяются из общего музыкального сопровождения.
Как можно столько мастурбировать и кончать. Поначалу меня это хоть как-то задевало и заводило. Надеюсь, выйдя из этого дурдома желание вновь вернется, иначе... и правда, нахера жить... - укладываюсь на койку, переворачиваюсь в сторону зрелища. В какой-то момент, длинные рукава цепляются за что-то.
- Твою мать. - подаюсь вперед и понимаю, что не могу сдвинуться. Ощущаю себя рыбешкой на крючке, только вот, если смогу самолично освободится от ловушки, сама ловушка сможет сыграть на руку. Повертевшись и изощрившись, получается сорваться с "крючка". Подымаюсь, отодвигаю кровать ногами в сторону. На этот шум так же никто не приходит. Идеально. Нахожу эту торчащую ловушку и принимаюсь за миссию по освобождению своих конечностей. Накинув на штырь ремешок принимаю тереться, чуть подаваясь вперед. Тяжело дается, когда надежда почти умерла, он рвется и ударяюсь лицом об стену. Кровь медленно стекает по губам, что может быть лучше чем разбить себе нос. Остался еще один. Накидываю второй ремень на спасательную палочку-выручалочку. Повторяю, те же действия, правда на сей раз, отвернув голову в сторону. Несколько минут и слетаю с него с освобожденными руками. Со всей силы развожу руки и тряпки сами собой распутываются. Придвигаю кровать обратно на место, не оставляя улик. Разминаю руки.
К черту это все, хочу тишины и одиночества. Куда я его запрятала? - вспоминаю куда могла деть свой камушек. Как только нахожу его внутри подушки, начинаю прицеливаться. При большом желании он с легкостью пролетел бы сквозь железные прутья решетки разделяющие меня и мою сокамерницу. Бросок. Создается впечатление, что тот пролетает со скоростью пули. Бинго. Крик и вопли. Небольшая травма головы. Кровь и прочее. От такого шума сокамерники напротив так же начинают бунт.
Идеально.

Отредактировано Hellboy (2016-04-16 23:35:28)

+1

3

[AVA]http://funkyimg.com/i/27Luc.gif[/AVA]look at us | Mr. Gilbert
_ _ _
Love will never meet here
It just gets sold for parts
You cannot fight it
All the world denies it
Open up your eyelids
Let your demons run
*
_ _ _

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B32kjvBfppt88Bhwa&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B32kjvBfppt88Bhwa&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

april, 2006
Sacramento,
st. California

-------------
... С чего всё началось? Вначале было слово...
Об этом мне сказала Библия, твердил брат Сэмюэль и столько лет повторяли в университете. Слова сплетенные в паутину словосочетаний и предложений. С них началась моя история. Гребанное повествование. Шел 2006-й год, я должен был проходить интернатуру. В этот год я набил первую татуировку, отказался появляться на пороге дома родного брата Кевина и получил отказ от Сьюзен. Наши дружеские отношения окончились моей неудачной попыткой перейти на более высокий уровень. Когда я хотел ей предложить свою любовь, она призналась, что обручена с неким бизнесменом. Это была наша последняя встреча и я, как трусливая гиена, скалясь, убирался прочь. Очнулся уже в стриптиз-баре, обнимая стакан виски.
Моя жизнь? О! Чистое дерьмо с привкусом табака, одноразового секса и маниакально-депрессивного психоза. Знакомьтесь, я дал своей агрессии второе имя: Шон. Да, это он. Он стоял за моей спиной и дышал в затылок. Я никогда его не зову, он сам находит дорогу в мой мотель.
Слова... Слова. Я проснулся от тонкого голоска, что несколько взволновано звенел над ухом:
- Шон. Шон, твое время вышло. Скоро вернется Джон и, - на этом моменте, голос дрогнул и заткнулся.
Я не помнил ничего со вчерашнего вечера и того, что было дальше. Шон. Значит, опять. Отвратительное ощущение, когда твое второе имя звучит гораздо чаще, нежели родное - Джейсон. Открывая медленно глаза, я фокусировал свой взгляд.
- Какой сегодня день?
- Не издевайся. Я серьезно, - белокурая девушка с ангельской внешностью натягивала на себя халат, - я не хочу проблем. Думаю, ты тоже.
О, как я ее понимал! Всю жизнь я хотел тишины, покоя и второго пришествия Христа. А вместо этого, в меня запустили моей же майкой. Я не знал даже ее имени. Провалы в памяти, вполне типичная реакция для людей страдающих подобной проблемой. С каждым разом они становились объемнее. Я мог проснутся на отшибе города, в еще более отвратительном мотеле, причем один. А мог очнутся у себя, с чужими драгоценностями в кармане джинсовой куртки. Вот это было самое страшное. Я понятия не имел, что делал до этого... Шон.
Не зная, как правильно к ней обратится, я прикрыл рот рукой, но спустя несколько секунд в меня полетели штаны и это было последнее. Ее голос озвучил вопрос:
- Ты не помнишь, где делось моё кольцо? Я не могу его найти, если он узнает, то убьет меня.
Потирая виски, я выдохнул:
- Узнает, что ты трахалась с другим в его отсутствие?
- И это тоже. Так, что тебе пора.
Я едва застегнул ширинку. Целый водоворот событий накрыл молниеносно. Меня уже выпихивали на балкон, всучивая в руки ботинки и куртку. Тихо звучал из другой комнаты мужской голос, а перед моим носом захлопывалась дверь, следом портьеры.
В этот момент тумблер защелкал так быстро, что все происходило на автомате. Пожарная лестница, спускаясь по ней, я невольно выдохнул:
- Я ненавижу тебя Шон Вествуд...
april, 2006
mental hospital,
Germany

-------------
... Я действительно ненавидел себя за несдержанность. Вертя в пальцах маленькое кольцо с бриллиантами и рубином, я курил. Как оно оказалось в моей куртке, а впрочем, я и сам знаю. Я был уже неделю в Германии. Что-то вроде добровольного жертвоприношения постулатам Фрейда. Мне даже не приходилось выбирать, за меня это сделал мой ментор профессор нашего университета. Точнее, им он был до того, как переехал сюда и взял под свою опеку одну психиатрическую частную клинику. Мистер Гилберт. Единственный человек с которым я мог долго беседовать. Он был и моим лечащим врачом, хоть сам того не подозревал. Под его руководством я проходил здесь практику. Он считал, что психушка лучший пример для будущего психолога того, как НЕ НАДО лечить своих пациентов, дабы они потом не оказались в этих стенах. У меня было своё мнение: старику просто скучно в стране перфикционистов-немцев.
Скрипнула тихо дверь, и я невольно сжал кольцо в кулаке. Переводил взгляд в сторону двери, откуда на меня обрушился поток скепсиса:
- С каких это пор ты куришь, Вествуд?
Не знаю, мистер Гилберт. Сам хочу понять. Конечно, я многое силился разобрать в голове. Надеялся, что это поможет мне в дальнейшей карьере. Только вся беда в том, что копаться изначально надо было именно в памяти. Кольцо само не попало в мои руки. В то время, как я подбирал нужные вопросы, надеясь хоть раз задать их ментору, передо мной плюхнулась целая стопка потрепанных папок с различными артикулами, приложенными фотографиями и именами.
Указывая сигаретой, я удивленно смотрел на учителя:
- А что?
- Учитывая твою феноменальную память, ты запомнишь быстро.
В ответ я открыл, но тут же захлопнул рот. Феноменальная. Мне бы вспомнить, что было с этим чертовым кольцом! Да, признаюсь, я запоминал мельчайшие детали, даты, номера и диагнозы; но я, бл..дь, не мог вспомнить, что происходило со мной в канун отъезда из Сакраменто!
Проклятье Вествудов, да. Мой дядя, брат Сэмюэль страдал той же проблемой. Он помнил наизусть стихи из Библии, в какой последовательности они шли и кем были написаны, но не мог вспомнить, как избивал себя плетью до потери сознания или приступа эпилепсии. А главное, дядя так и не сказал почему он это делал. Иногда, я очень жалел, что из-за родителей прекратил с ним общение. Я часто молюсь, прося за его невинную душу у всевышнего.
Выпуская дым в сторону, я бегло скользил взглядом по папкам и довольно серьезно спросил:
- На немецком что-ли? - подняв удивленный взгляд на мистера Гилберта, я моргнул несколько раз.
- А ты на каком хотел, на китайском? Прости я не нашел в этом городе знатока восточных языков. Давай, практикуйся, - меня хлопнули по плечу.
От неожиданности я дернулся и закрыл папку. В это время в кабинет без стука вбегала сестра одного из отделении. По правде говоря, я слабо разбирал ее быстрый говор, но что-то уловил. Бунт, крики и что-то еще.
Я правда хотел спокойствия и тишины. Даже хотел принять обет безбрачия и пойти по стопам дяди, а вместо этого натягивал белый халат и невзначай прятал кольцо в задний карман штанов.
Потом мы проносились по коридорам. Мистер Гилберт был неумолим к своим "подданным", он всегда четко распределял все обязанности и раздавал указания. Пациентов успокаивали криком. Каждый возглас пробегал по мозжечку. Я никогда к этому не привыкну. В чем заключалась моя задача? Бес его знал. Я присутствовал, судя по всему, ради галочки. В какой-то момент, когда нескольких особо-разбушевавшихся пациентов вытаскивали санитары, я прикинулся стенкой, пытаясь слинять. У меня не получилось. Цепкая хватка ментора остановила:
- О, нет. Слинять не удастся, Вествуд. Смотри и учись, парень, - звучало примерно так же, как: "это ждет тебя, если ты не разберешься со своими проблемами".
Я обреченно провожал взглядом еще двух санитаров, которые увозили на каталке девушку. Прикрывая рот рукой, я мысленно читал "Pater noster". Переводил взгляд на пустую камеру, с которой и забрали пациентку.
- Да, такое бывает. Они часто наносят себе увечья...
- Господи, что заставляет их это делать?
- Причин много. И несколько из них бывают часто связаны с твоей профессией, - сделав приглашающий жест рукой, мистер Гилберт подошел к камере напротив этой и открыл окошко.
Я не хотел в него заглядывать. Более того, я даже не хотел знать, кто был за дверью и по какой причине находился здесь...
_ _ _
* Здесь не встретишь любовь,
Её просто распродают по частям.
Ты не можешь бороться,
Весь мир отрицает это.
Открой глаза
И выпусти своих демонов.
(англ.)

+2

4

[NIC]Jay Simon[/NIC][AVA]http://savepic.ru/9371764.jpg[/AVA]
Когда все заткнуться? Сколько можно вопить? - сжимаю кулак со всей силы и ерзаю зубами, издавая скрип. По всему телу проходит волна напряжения и мурашек, в шею отдает сильнее всего, отклоняю голову в сторону и на миг подергивается голова, как у эпилептика. Фу, противно. Крики и правда не прекращаются, слышится беготня по коридорам, будто тысяча лесных ежей туда-сюда, по принципу маятника.
Сокамерница не сразу осознала все произошедшее с ней, страх крови не позволил мыслить логически и выплеснуть негатив на меня. Успокоившись, поворачивает голову в мою сторону и сквозь решетку протягивает свои окровавленные руки, пытаясь достать меня, видимо с намерением расцарапать мне лицо или задушить. Конечно, без всяких горячих фраз на немецком не обошлось. 
Кровь... больше крови. Выломаю тебе руки к чертям. - подхожу к ней, даю сжать свою шею. Сильная хватка, ничего не скажешь. Прикрываю глаза, в какой-то момент это начало доставлять удовольствие. Не хватка кислорода сыграла злую шутку с организмом. Ощущения напоминают легкие наркотики, тем самым пробуждая во мне абсолютно иного человека. Распахиваю резко глаза, ты при этом вздрагиваешь. Чувствуется приток кислорода, глубокий вдох через нос, зрачки расширяются. Чувствую через хватку твою дрожь. Боишься? И не зря. Протягиваю свою руку через решетку, выпрямляю два пальца вперед, раздвинув их в разные стороны и стремительно приближаюсь ими к зеленым глазам. Вскрикиваешь, пытаешься просунуть руки обратно к себе, не позволяю этого сделать, свободной рукой хватаю за кисть и удерживаю. Пальцам не хватает буквально несколько миллиметров чтобы выдавить глазные яблоки из глазниц. Вдруг слышится щелчок в дверной скважине, влетает несколько санитаров. Разнимают нас. Отхожу в сторону и усаживаюсь к стене. Провожу взглядом разъяренную нимфоманку. Долго сопротивлялась персоналу, вопя о том, чтобы ей не мешали придушить меня, последнее что разобрала из гневных кряхтений это было: - В следующий раз нам никто не помешает. - в ответ нагло ухмыльнулась, но ей было уже не до меня. Двое санитаров все же осилили ее мощь, смогли скрутить в смирительную рубашку и закинуть на каталку. Судя по их комментариям, повезли девушку в медицинский пункт. После этого другие уже люди разбирались с бунтарями напротив. Как же с психами сложно, никогда легко не сдаются.
Что дальше? Придут еще пару клоунов в белых халатах и ко мне? Скрутят? Посмотрим, кто окажется хитрее. - снимаю с себя рубашку. Дело это дается не легко, пуговицы на спине. Поборов боль, собрав силы, дотягиваюсь до них и расстегиваю. Опускаю руки и глубоко вздыхаю. Проходит несколько секунд и снимаю окончательно. Опускаю взгляд на свои искалеченные ручонки.
Идиоты - неистребимый вид человечества. Да, Джей? К черту тебя, только херней заниматься и можешь. А имени мне так и не смогла дать. - снимаю повязки с рук, отдирать засохшую кровь не самое приятное зрелище, да и сам процесс выматывает. Несколько ранок раскрылось. Слизываю появившиеся капли крови. Этот металлический вкус заставляет одичать.
Тишину разрывают мужские голоса. Речь не местная, это не немецкий. Английский. В первую очередь приходит мысль о практикантах, но нет, их разговор был достаточно разборчив. Лишь один являлся таковым, а второй - наставником.
Окошко открывается, в камеру проник такой ненавистный свет режущий глаза. Подымаюсь, подхожу к двери и пинаю ее.
- Что творишь, старый прохвост? Так и кротом сделаешь меня. Входите или проваливайте. - грубо озвучиваю свое недовольство на знакомом им языке, английском.
- А ты сам себе задавал этот вопрос, практикант? Сам-то о чем-то жалел когда-нибудь в этой жизни? Пытался покончить с собой, дабы прекратить свои мучения? Думаешь, в темной камере лучше? Так попробуй сам в ней побыть, я с удовольствием посмотрела бы на это. - подслушивать не хорошо, но никто не просил оказываться рядом с моей камерой и общаться.
- Дедуля сейчас тебе сразу на ушко шепнет, чтобы не слушал меня и мои комментарии. Ведь у психопатов есть тенденция сводить с ума, воздействуя на психику здоровых людей. - пытаюсь как можно сильнее заинтересовать новенького, язвлю и все так же ухмыляюсь, как и до их прихода.

Отредактировано Hellboy (2016-04-16 23:35:47)

+1

5

[AVA]http://funkyimg.com/i/27Luc.gif[/AVA]Es ist die Maske,
Die Maske die Du trägst
Und die Gefühle,
Gefühle die Du nicht verstehst.
*
_ _ _

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B8bih8B5mmeq0B40w&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B8bih8B5mmeq0B40w&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

... Вера спасала меня не раз от глупых и опрометчивых поступков. По крайней мере, я так думал. Я уводил взгляд подальше от нее. Жалость - неподходящее слово, но первое, что приходило на ум.
Мистер Гилберт смотрел на девушку с присущим ему спокойствием. Обернувшись к ментору, я облизнул пересохшие губы.
- Я не настолько стар, а у моего практиканта есть свои мозги. Если тебе стало скучно, вы можете пообщаться. Его парафия выслушивать вас. Моя - возвращать в социум.
У учителя была своя специфика работы. Он был сдержан, и это передавалось мне. Со временем я понял, что перенял от него манеру работы. Правда, я стал гораздо жестче и грубее. Клин клином вышибают. Даже к себе я всегда буду относиться именно так, пытаясь удержать антихриста и искушение.
- Оу, - я хотел слинять в свой маленький кабинет, где меня ждала пачка крепких сигарет, трактаты Ницше на немецком, родная Библия и дела всех пациентов клиники.
Я - интроверт по духу. Мне всегда сложно сделать первый шаг навстречу.
- Я не думаю, что могу чем-то помочь, не увидев историю болезни, - слегка растерянный, я чесал пальцем висок и смотрел на мистера Гилберта.
Я боялся смотреть ей в глаза. Меня пугало безумие, как детей - тьма в спальне. Неизвестность, мы боимся столкнуться именно с ней. Странная свобода, которая всегда сковывала меня. Я не знал, что с ней делать. Потом меня прорывало и сносило крышу. Именуя себя Шоном, я хотел сказать, что просто позволял свободе брать верх. Все равно, что держать организм в состоянии голода. Когда-то фашисты таким образом пытали людей в концлагерях. Доведенным до изнеможения заключенным, на грани смерти, кидали буханку хлеба. Люди ели до тех пор, пока их слабые и увядшие желудки не разрывались. Но голод они испытывали даже за мгновение до гибели.
- Думаете, это возможно? Свести с ума, находясь по ту сторону стены, когда я в любой момент могу уйти, - голос с легкой хрипотцой и нотками сожаления.
- Джей, - повернувшись ко мне на мгновение, мистер Гилберт добавил: - не ты. Она. Джей, не хочу напоминать, но с тобой могут начать обращаться гораздо грубее. Я подумываю ужесточить прием медикаментов.
Один я чувствовал себя полным кретином, не понимая, что происходит. Я не мог протестовать, ибо был приучен всегда соглашаться. Он стал истинной причиной такой резкой перемены во мне. Мистер Гилберт вытаскивал из меня клещами то, что считал более ценным, а неугодное наоборот отправлял в клетку. О, нет. Он хотел, чтобы я был свободен и только.
[float=right]Schau in den Spiegel,
Siehst Du Dein Gesicht?
Schau in den Spiegel,
Erkennst Du diese Augen nicht?
**
[/float]Тогда мне стало страшно. Когда-то я и правда любил людей. Мне казалось, я чувствовал девушку на расстоянии и через стену ощущалось ее безумие. Я хотел помочь без убийства ее личности, ведь это тоже грех. Тогда я еще не знал, что существуют случаи, которые и правда стоит изолировать на всю оставшуюся жизнь в одиночной камере. Пример тому я сам.
Я лихорадочно соображал, подбирая слова. Нет, с ними нельзя столь жестоко. Одна из моих первых врачебных ошибок. Мой взгляд метался, примерно так же, как и у пациентов. Только паранойя приходила не так часто, как к ним. Упустив из виду спор между ментором и девушкой, я начал понимать.
Я смотрел то на мистера Гилберта, то на пациентку. Он провоцировал ее, и мне хотелось крикнуть: "Прекратите!" Но я не мог выдавить из себя и слова. До одури захотелось курить. А в это время на каталке везли одного усмиренного пациента. Неосознанно окрестив себя святым знаменем, я увел взгляд в сторону.
[float=left]http://funkyimg.com/i/29jQM.gif[/float]
... Я должен был понять и раскусить провокацию Гилберта, но не сделал. Всё, что он делал и как относился к своим подопечным. Мистер Гилберт никогда с ними не носился. Он не позволял себе выходить за рамки, но провокации были неотъемлемой частью работы американца. Он предпочитал не тешить своих пациентов иллюзиями, окунать в омут с головой. Если это была паранойя, ее увеличивали в несколько раз. В конечном счете больной доходил до того, что к той старой он терял интерес и переставал обращать внимание на то, чего так боялся раньше или переставал замечать. Тогда все возвращалось на круги своя и больного переводили в другое отделение, где он и должен общаться со мной, дабы я смог вдохнуть надежду и жизнь. Методом "клина" когда-то пользовался один психиатр. Концепция лечения так и была непризнанна в мире, а сейчас ею пользуются такие люди вроде мистера Гилберта.
У каждого свой болевой порог. Признаться, мой находился на уровне плинтуса. Потому я никогда бы не рискнул даже просунуть голову в петлю. Это зовется трусостью. Она у каждого своя, как и боль. Профессор закручивал еще одну гайку в общении с Джей, а я же мотал головой. В какой-то момент мне показалось, что мой ментор сейчас уподобиться ей. Тогда я и не выдержал. Их голоса разрывали мой мозг. Американец запугивал девушку. Ей же было на это плевать с большой и золотой колокольни, как по мне. Только вся беда в том, что провокация им была спланирована еще когда мы только петляли по коридорами клиники. Все просто. Он прекрасно знал ее, в отличии от меня. Девушка стояла комом в горле старика. Он прекрасно знал, кто являлся взрывной точкой в отделении. Ее проще посадить на цепь, ради спасения не одного пациента.
Мой максимализм твердил обратное. Я готов был схватиться за любую попытку спасения Джей, даже если и придется выползти из собственного кокона. Вина, сопереживание, надежда - именно эти чувства двигали мной. Я считал себя мессией, только изменил судьбу Христа, предпочитая убить не его... никого. Наивно полагал, что пороки человека возможно излечить или вымолить вовремя службы в церкви.
- Вы правы, - я прерывал их спор, - я хочу поговорить. Да, мистер Гилберт, я не уверен, что стоит ужесточать рамки.
Ловушка. Сети, раскинутые не только для девушки, но и меня. Мой славный кокон рушился с каждой провокацией ментора. Он пытался разрушить мирок, который я воздвигал все время, пока закрывался с момента рождения Шона. Я иногда думаю, что старик знал о Шоне.
- Да, Джей. Я думаю, что нам многое стоит обсудить.
Гилберт чесал нос. Переключив свое внимание на окошко камеры, я видел боковым зрением, как он каким-то жестом обратился к санитару. Я не имел права на ошибку. Ее ждала изолированная камера, тяжелые препараты и смирительная рубашка. Она просто достала моего ментора и только.
- Приятно, Джей. Я Джейсон, - вяло улыбнувшись, я напоминал сейчас сурка, что вылез из своей норки на разведку, - если ты обещаешь, что не будешь пытаться меня прикончить, я зайду и мы обсудим с тобой... методы суицида.
Последнее мне пришло в голову спонтанно и я знал, что Гилберту это не понравится.
_ _ _
* Это маска,
Маска, которую ты носишь,
И чувства,
Чувства, неясные тебе...
_ _ _
** Посмотри в зеркало,
Видишь своё лицо?
Посмотри в зеркало,
Не узнаёшь этот взгляд?
(нем.)

Отредактировано Jason Westwood (2016-03-20 00:18:19)

+2

6

[NIC]Jay Simon[/NIC][AVA]http://savepic.ru/9371764.jpg[/AVA]

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B320duB5mmeq0B5zc&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B320duB5mmeq0B5zc&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></center></object>

Говоришь, возвращать в социум? Смешно. - на деле, я спокойно могла быть в социуме, даже с такими проблемами, которые выливались от через-чур сладкой и жизни без границ. С каких пор всех начало волновать чужие проблемы? Особенно в этих чертовых стенах?! Давно уже стало понятно, что вовсе не лечение главное, а становление овощем, беспомощным и пускающим слюни двадцать четыре часа в сутки. Честно, это все слышать так бесподобно смешно, что хочется съязвить еще больше, хочется поиздеваться и насладиться этим. Будь мозгов поменьше, так оно и было, но что-то останавливает в этот момент. Останавливает, буквально на несколько мгновений.
- Прямо говорил бы. Зачем увиливать и нести чепуху? Вам плевать на будущую жизнь своих пациентов и делаете все, чтобы они были полными нулями, особенно для социума. - голос с каждым сказанным словом становился все грубее. Говорить с упертыми и с двинутыми на всю голову - сложно. Определенно. И да, естественно я осознаю, что у меня есть какие-то проблемы, но у тех, кто тут сидит сутками на пролет и наблюдает за "больными", ни меньше тех самых "тараканов" в их головушках. Благодаря этому дисбалансу, а может даже и взаимности, проблематично найти общий язык. Как практика показывает, не редкость когда работники псих-лечебниц оказывались в по ту сторону камеры. Жили они не долго, если конечно, это не была одиночка.
- Это происходит не сразу, постепенно. - кратко отвечаю и располагаюсь поудобней у стены, подпираю ее спиной. Только расположившись поудобней слышу свое имя. Давненько его не было слышно в этих стенах, ведь излюбленное фраза лечащих и одновременно калечащих  людей в белых халатах это "больной" или "пациент". Джей. Как это громко и одновременно приятно. Судя по продолжению, тут не одна я, с таким именем, а может это сокращение? Посмотрим.
- Ваши колеса прибавляют проблем. С большей дозы, я все меньше помню о происходящим, все чаще слышу голоса в голове и испытываю дичайшую головную боль, даже сейчас. Вы точно уверены в своей угрозе? Вы точно хотите, чтобы я разнесла всю эту больницу к чертям? Но помните, я о происходящем ничего не вспомню. Если вы хотите таким способом выгнать из моего рассудка наилучшее что во мне есть, флаг вам в руки. - как-то грустно ухмыляюсь и задумываюсь, а что если правда это когда-нибудь произойдет, а что если я правда буду той, кого так боюсь. Этот голос тьмы, от каждого ее слова мне становится не по себе, страх переполняет жилы и заставляет трястись, как декоративного кролика в руках чужака. Ноги подкашиваются и скатываюсь по стене вниз. Укладываю голову на колени и прикрываю собственные глаза. Стоит тишина. Только издалека слышатся чьи-то шаги, чьи-то вопли.
- А ведь они пришли не просто так. Ты понимаешь что это значит? Они хотят забрать тебя в одиночку. Усилить курс лечения и полностью выгнать тебя из моего тела. Это может помешать сделать только один человек, тот самый юнец, который сейчас будет оспаривать решение.
Никогда не понимала, откуда она знает все на шаг вперед. Чутье? На сквозь чувствует? Что? Но это уже не впервой происходило. Временами эта история повторяется.
- Может да, а может и нет. - тихо произношу себе под нос, так чтобы никто другой этого не услышал.
Пытаюсь никак не реагировать, как только юноша решает пойти в оборону. Лишь правая бровь слегка вздрагивает от некого удивления. Пока между мужиками идет некая борьба, молча слушаю. До тех пор, пока юнец не начинает обращаться ко мне.
- Данных из личного дела мало? - кратко отвечаю вопросом. Зная, что он уже не отступиться от разговора между нами. Тебе же интересно и до смерти любопытно. Глупо останавливаться на половине пути.  В итоге представляешься мне. Все-таки сокращение от имени.
- Я не убийца, чтобы избегать со мной разговоров. Я никого не убивала. Я всего лишь оказалась жертвой домашнего насилия и наркотиков. - не громко произношу. Ты входишь ко мне в палату. Не сразу, но входишь. Подымаю голову, после чего становлюсь на ноги. Как-то было не по себе казаться настолько мелкой. Твой рост оказался больше, чем ожидалось. Около двух метров, даже при своих ста семидесяти пяти было как-то низковато. Ты тут же делаешь несколько шагов назад, стараешься держать дистанцию.
- Что именно тебя интересует в данной теме? Когда? После чего? Каковы причины? - всматриваюсь в карие глаза, говорю медленно, не торопясь, делая небольшие паузы между словами. - Я мало помню, но есть тот, кто помнит это с малейшими подробностями.
[float=left]http://savepic.ru/9258250.gif[/float] - Вот так сразу? Откуда столько уверенности, что я помню все? А вдруг я тебе вру и додумываю? А потом тебе просто рассказываю искажая правдивость истории? Но ты права, сейчас будет лучше, если я буду с ним разговаривать. Ты мямля, и увиливаешь от всей правды, не желая ее слышать или признавать. - после этих слов забираю на себя дальнейшие переговоры, да и власть над телом тоже.
- Добро пожаловать в мой мир, Джейсон. Не стоит беспокоится о своей безопасности, если будешь и дальше держать дистанцию. Напомни свой вопрос, а то как-то плохо расслышала. - голос меняется, ты это должен был сразу почувствовать. Этот холод начинал пронизывать тебя до самых костей. Молчишь, находясь в каком-то больно странном состоянии. Это страх? Определенно он. Твои глаза покрываются будто пеленой воспоминаний, уходишь в себя, роешься в себе. Что интересного откопал в себе?

Отредактировано Hellboy (2016-04-16 23:36:12)

+1

7

[AVA]http://funkyimg.com/i/27Luc.gif[/AVA]

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B5blggB5mmeq0B13kc&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B5blggB5mmeq0B13kc&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

———[float=left]http://funkyimg.com/i/2arxQ.gif[/float]Я никогда не прощу ментору эти выходки. Так думал я сейчас, пресекая границы палаты. Если бы мне сейчас сказали, что спустя лет пятнадцать я буду спокойно смотреть на таких же "фриков", как это существо, я бы рассмеялся тому человеку в лицо. А то, что я сам стану фриком с замашками сатаниста и подавно не вкладывалось в мою голову.
Моя бровь удивленно ползла вверх. Всё хорошо, всё нормально. За стеной санитары. Да, это придавало мне некой бодрости, если конечно данный индивидуум не кинется на меня, в попытке убить.
- Да, - оставаясь недалеко возле двери, я махнул рукой, - я лучше постою здесь.
Страх? Он был смешан с жутким интересом. Нас всегда пугает неизвестность и одновременно мы хотим ее лицезреть дальше. А я всего лишь хотел стать священником, а не разгребать тонны дел психопатов и смотреть вот на, ... да. То ли девушка, то ли юнец.
В одном я был непреклонен. Мистер Гилберт ожидал, что я сбегу через минуту из палаты и с воплями унесусь прочь в свою унылую келью. Если говорить по конкретике: сейчас между мной и ментором был такой себе спор. Продержаться в Аду хотя бы десять минут и при этом не обделаться. Грубо, но как есть.
Я не трус. О, нет. Что угодно, но не я струшу. Я сильнее этого. Я сильнее тараканов в голове пациентки и ее нападок. Я сильнее... и я.
- Зачем ты его провоцируешь? - этот вопрос сам сорвался с губ и тональность голоса была иной.
На меня давили стены, границы моего собственного славного и божественного мирка нарушились переполохом на этаже. Я расправлял преднамеренно плечи и чувствовал, как слегка ломит позвонки от хронической сутулости. Какие-то движения ее, я не брал в счет страх. Вспоминал. Пресвятая дева Мария, я наконец вспоминал, как кольцо оказалось в моих руках. Я самолично его снял с очаровательного пальчика мимолетной любовницы. Я - вор.
Нет, нет. Я - психолог. Верующий человек, копящий состояние на прекрасную американскую мечту с семьей, яхтой и детишками. Да, только так. Я верну участок предков с плантациями, и моя жизнь будет тихой, размеренной и никакого криминала. Я докажу брату, что способен на что-то стоящее.
[float=right]Devils
You've got a face-to-face with your
Devils
You've got a race to race with your
*
[/float]
Делая шаг в сторону, я держался и смотрел в глаза девчонки. Я учился на ней. Она была экспериментом Гилберта в попытке растормошить меня. Но я - интроверт, мать вашу! Прости Господи, за богохульство.
- Ты, в курсе, что ты никогда не выйдешь из этой клиники с таким успехом? - шаг назад, на всякий случай.
Одна из сестер данного заведения говорила, что они могут быть спокойными, а потом неожиданно кинуться на тебя. Я запомнил на собственном примере, когда одна местная нимфоманка чуть не довела меня до заикания своей резкой попыткой сделать мне минет. Пожалуй, мне следовало пересмотреть взгляды на жизнь. Мир не совершенен, как ошибочно предполагал я, заучивая наизусть Библию.
Я ненавидел Гилберта, прости Господи! Из всех методов он выбрал самый действенный и отвратительный одновременно. Лучше бы я занялся изгнанием демонов, а не копался в истинных проблемах больных.
- Послушай, Джей, - облизнув губы, я чуть подался вперед, - они сейчас накачают тебя сильными препаратами. Ты же не хочешь этого так?
Указывая на девушку, потом на себя, я добавил:
- Я тоже этого не хочу. Ты не настолько больна, как кажешься на первый взгляд. О, нет.
И в чем-то я был прав. Она соображала. Попахивало больше наигранностью, но далеко не клиническим случаем.
- Я могу тебе помочь выйти отсюда без сильных последствий, - и неважно, что здесь больше играл наш спор с мистером Гилбертом.
Я должен был его сделать. Как угодно, но должен. В противном случае, я стану козлом отпущения, а девушку отправят к буйным. Или еще чего хуже, прочистят мозг и вот тогда она станет безнадежной. О, как я ошибался в тот момент! Горбатого лишь могила исправит. К слову, это касалось нас обоих.
- Расскажи мне о себе, - поведя нервно головой, я добавил: - давай начнем с этого.
———
* Дьяволы
Ты стоишь лицом к лицу со своими
Дьяволами
Ты устроил гонку, в которой пытаешься опередить своих
(англ.)

Отредактировано Jason Westwood (2016-04-14 18:19:11)

+1

8

[NIC]Jay Simon[/NIC][AVA]http://savepic.ru/9371764.jpg[/AVA]
Дивно наблюдаю за твоим страхом. Да, это он самый. Ты боишься меня и моих повадки. Они не предсказуемы... ты так думаешь? А по мне так, более чем предсказуемы. Такие люди, как вы, должны больше знать о них, а не молиться Господу Богу, чтобы какой-нибудь психопат вел себя до неприличия хорошо, когда ему это тупо не свойственно из-за ваших медикаментов. А теперь ты спрашиваешь меня... МЕНЯ! Зачем я его провоцирую? Ох, нихуя себе, за окном цветочки расцвели!
- На себя со стороны посмотрел бы. - отвечаю, будто отмахиваюсь от этого вопроса. Меня все сильнее цепляет твой взгляд. На какой-то момент он меняется, становится другим. Внимательнее заглядываю в зеркало души, пытаясь что-то углядеть. Сложно. Камера достаточно темная, слишком тусклый свет. Через мелкое окно у потолка с толстыми прутьями практически не попадает дневного света. Ты продолжал находиться где-то не со мной... ладно, если тебе так удобнее вести беседу, пусть оно так и будет. Делаю шаг вперед навстречу к тебе и приваливаюсь к стенке. Бросаю взгляд на свисающие ремешки, бьющиеся об бетонную стенку. Этот звук единственное, что меня развлекает, вспоминая удары плетью и крики своих девочек. Подымаю обратно на тебя свои глаза и смотрю на молчаливое трусливое существо. Да, я могу тебя отхлестать этими рукавами или задушить, но... зачем? Ты кажешься мне единственным тут более менее адекватным и в тоже время не особо вменяемым, и при всем этом, ты имеешь связи с этими психопатами. Странное сочетание. Двоякое. В какой раз за сегодня я задумываюсь об этом? И даже не я... а Джей... тогда... кто я, если не она? Сколько раз я еще задам себе этот вопрос? Сколько раз услышу в ответ тишину?
Из этого омута меня выводят твои слова Джейсон. Ты обращаешься ко мне по-другому, будто хочешь на самом деле чем-то помочь или что-то предложить. Я устала слышать эти угрозы, устала думать о том, сколько еще меня накачают всякой дрянью. Хочу курить. Почувствовать вновь этот дым, этот вкус. Почувствовать в собственной руке сигарету и зажигалку. Увидеть небольшое пламя, поднести его к табачному концу, раскурить и сделать долгожданную затяжку.
- Как знать. - прикусываю губу и провожу ладонью по холодному искусственному камню. Чувствуется каждый изъян, каждая впадинка, даже мурашки по спине пробегают.
И вот, ты снова продолжаешь говорить, набравшись храбрости или... чего у тебя там не хватало, с первых минут нашего знакомства? Но эти слова, заставляют меня немного все-таки призадуматься. Твои слова не пролетают мимо ушей, как прошлые бессмысленные и пустые. Тебя прорвало на откровенность? Или что? С чего ты идешь против него, против того старикана? Война? Спор? Он тебе не нравится? Как-то по-гейски даже прозвучало.
- Вот как ты считаешь... малой, а хватит ли тебе сил и уверенности, чтобы переубедить в этом других? Мне лестно слышать твои слова, и проявление, даже некой заботы. - серьезно смотрю на тебя. Твои слова сильные и смелые, что очень удивило, будто человека заменили. Где та мямля с дрожащими ногами? Куда ты его дел? А, неважно... в моем поведении ты так же заметил уже разницу.
Просишь рассказать о себе. Желаешь с этого начать наше знакомство. Сопротивляться тебе не буду. Постараюсь разложить все по полочкам. Надеюсь, эта история не заставит тебя уснуть. Медленно подхожу к койке и ложусь. Закидываю ногу на ногу, и всматриваюсь в потолок. При этом позволяю тебе подойти ближе, увеличивая расстояние между нами.
- Эта история долгая, располагайся поближе и поудобнее. - проглатываю слюну и облизываю губы. Вздох - поехали. 
- Начнем с того, что ты сейчас общаешься не с той Джей, о которой вы наслышаны, у которой шило в заднице и самый настоящий провокатор. Ей скучно здесь, она пытается как-то оторваться. Все лекарства, которыми вы нас накачиваете усугубляет положение и она себя почти не может контролировать. Некуда выплеснуть энергию.  У меня же, нет имени и звать меня никак. Но я всё помню, каждый прожитый день, даже не собой. - немного притормаживаю, видя что-то необычное на потолке. Яркий луч света. Надежда? - Вся эта проблема началась с того момента, когда отец избил нас до полусмерти и кажется, хотел изнасиловать. А может мне показалось, просто тогда я потеряла уже сознание. На тот момент мне было около тринадцати-четырнадцати лет. Кома. Больница заняла около года. Переломы, сотрясение и прочие проблемы одним комом навалились на нас. Открыв глаза, я сразу поняла, что что-то не так. Ведь когда-то, мы были едины. И не стояло столько голосов в одной голове. Джей долго ничего не могла вспомнить, даже собственного имени. Длилось это несколько лет, множество врачей и страха перед неизвестностью. Она вспомнила всё, благодаря мне. Я научилась с ней общаться и помогла всё вспомнить, дополнить оборванное, но тело мы так и не поделили. Она пыталась избавиться от меня абсолютно различными способами, от моего голоса, от моего насильного контроля. Наркотики, алкоголь. Отец, узнав об этом отвернулся, заявив забастовку, лишив нас денежных средств. В итоге обманным путем закинул нас в это место, где мы продолжаем прожигать свою юность. - к концу рассказа луч исчез, будто намекая, что за надежду нужно хвататься, разрывая все преграды перед собой, всей силой впиваясь в нее пальцами. Не отпускать, не за что. Моя главная и отличительная черта, я плохо умею врать и чаще всего не вижу в этом смысла. Мне не сложно надорвать свои голосовые связки, что бы выдать какую-то информацию, если она реально потребуется... если она реально сможет освободить меня из этого дурдома.

Отредактировано Hellboy (2016-04-16 23:36:30)

+1

9

[AVA]http://funkyimg.com/i/27Luc.gif[/AVA]

[float=left]http://funkyimg.com/i/2bUCY.gif [/float]Schau in den Spiegel,
Siehst Du Dein Gesicht?
*

Мне не нравилось это двойственное чувство. Жалость и безразличие.
Я слушал ее, прислонившись к дверному косяку и всунув руки в карманы халата. Еще одна трепетная история об искалеченном детстве, родителях-ублюдках. Верно, мне не понять. У нас с Кевином были среднестатистические родители. Ни алкоголя или насилия, даже измен не было. Если, конечно, не считать того фактора, что наш отец был помешан на карьере. А впрочем и брат мой недалеко ушел в этом плане. Мне же доводилось подбирать семейные объедки со стола, молится за весь род разом вместе с братом Сэмюэлем; ненавидеть мир и маниакально любить его в тоже время.
- Если ты не Джей, тогда кто? - я правда, пытался понять.
Разумеется, я знал о расщеплении личности, но в данном контексте меня интересовало иное. Мне было плевать на ее душещипательную историю, но подход, ... я должен был найти подход и доказать своему ментору значимость собственной персоны. Хроническая гонка за статусом и целый ворох комплексов при этом. Природа преподнесла славный урок, своеобразное пособие по познанию собственного расщепленного внутреннего мира, а я умудрился в этот момент увидеть возможность поднятия эго. Таковы все Вествуды и Кевин такой же.
- Кто ты? - сузив глаза, перебирал в кармане бусины своих божественных четок, усердно соображая и пытаясь разложить по полочкам всю историю: - у меня не так много времени. Но я хочу помочь...
Причем обоим. Себе, конечно, больше. Но от этого и зависела жизнь девчонки. Я был слишком медлителен. Бусина и еще. Где-то должен быть и крестик. Я всё думал, когда появилось имя Шон, ведь я его никогда не любил, а нашего отца звали Морган. Еще одна бусина:
- Ты все помнишь, что с тобой происходило? Или бывают провалы в памяти? - например, как у меня.
Да, я был эгоистом. Чем больше я оставался в этой палате, тем выше были ставки сделанные санитарами и Гилбертом за стеной. А впрочем, пари на деньги не единственные грешки медицинского персонала данного заведения. Например, я был готов выпустить ее с клиники с явной и серьезной психической проблемой, ради собственного блага. Только оставалось понять, за какие ниточки и кого, а главное как потянуть правильно. Разумеется, если удастся вернуть девушку к здоровой жизни - плюс, только я не был оптимистом.
- Я услышал о Джо, а что ты расскажешь конкретно о себе? - еще одна бусина, и наконец мои пальцы коснулись крестика в кармане.
Поведай мне нечто особенное и быть может я найду способ спасти наши задницы.

Мой страх был объясним отсутствием должной практики. Психиатрия, психология...
При всех своих знаниях и начитанности, я слабо тянул на практика, воплощающего в жизнь тонну макулатуры и трактатов. А самый главный пункт в данном деле: начать и не обосраться при первой стычке с реальным психами. Выходка Гилберта была схожа с попыткой научить плавать человека, пнув его с моста в бездонную пучину водоема без спасательного круга. Захочешь выжить, сам выгребешь на берег. Именно таким методом в дальнейшем я сам буду пользоваться без зазрения совести. Циничный подход, но довольно действенный.
В тот момент я просто стоял в стороне, имея выход свалить при первом удобном случае. От исхода этого разговора зависело насколько я мог подняться в глазах всего медицинского коллектива и какое количество препаратов введут в девчонку. Она вела себя довольно дерзко, но что-то подсказывало, что инстинкт самосохранения в ней так же зашкаливал, как и во мне. Мы были на равных правах, за исключением шизы.
Я не видел проблему и даже кольцо, которое хранилось у меня, в любом случае, должно было иметь рациональное объяснение. Мне его могли подарить, забыть в конце концов. Я - не вор. А отсутствие пазлов в памяти обозначало лишь то, что все Вествуды не умели пить.
- Ты же понимаешь, что нет никакой второй тебя? Ты - Джо. Ты пережила тяжелый период, это был всплеск, внутренний протест, самозащита, не более того, - я сжимал крестик в кулаке, говоря на удивление абсолютно равнодушным и спокойным голосом.
С каждым мгновением уверенность возвращалась. Прекрасная метаморфоза самовнушения. Тонешь в водоеме и при этом с покерфейсом твердишь: всё, окей. Я просто люблю воду. И неважно, что ты ее терпеть не можешь. Пациентка была не так опасна, как кричали за стеной. В меня ничего не летело, что уже стало показателем, и я начал понимать фривольное поведение в общении с ней своего ментора. Несколько эгоистично, но кажеться, я говорил об этом чуть ранее?
- Зачем ты привлекаешь внимание, ...врачей? - кивнув головой на дверь, я скрестил руки на груди, все так же удерживая четки в кулаке, - играешь на публику? Ты не так глупа...
По крайней мере, на первый взгляд...
———
* Посмотри в зеркало,
Видишь своё лицо?
(нем.)

+1

10

[NIC]Jay Simon[/NIC][AVA]http://savepic.ru/9371764.jpg[/AVA]
В этом малом я не ошибалась, он и вправду интересен, но сразу становится таким занудным, когда пытается развести меня. Ну что же, Джейсон... давай сыграем в нашу игру. Вопрос-ответ? Ты этого хочешь, только об единственном прошу тебя, не пытайся запудрить мне мозги, а... ну да, мы же тут звери... это неизбежно. Вас абсолютно не ебет прошлое, вам плевать на него, даже на тот факт, что человек может рассказать его, кратко. Конечно, вы не можете на все сто процентов доверять этим рассказам, параноики часто врут, выдумывают псевдо истории, в которые потом верят, но я не такая, сукин ты сын. Ты задаешь провокационный вопрос, на который я на самом деле затрудняюсь ответить, мне хочется усмехнуться, будто ты еретик и не слышал ни черта. Я никто и ничто, я тот, кто скрывается за спиной, я тот, кто всегда находится в здравии, если конечно можно так сказать.
- И правда, Джейсон, кто же я? - расплываюсь в улыбке, да меня эта ситуация забавляет как-никогда. - Джейсон, а кто ты? - я знала, что тебя этот вопрос может поставить в тупик, если не растеряешься, но будь ты обычным смертным, а не из медицинского персонала, то что-то и могло бы получиться из этого. А так, это трата времени и... минутка веселья? Специфического такого и трудно понимаемого.  Я чувствую, черт подери, я чувствую что ты не так прост, как кажешься. Ты такой же шизанутый, ты такой же ненормальный и должен сидеть вместе со мной в одной камере, но естественно, я буду сохранять молчание до последнего, до тех пор, пока мы не встретимся там, по ту сторону окна, где-то на улице. И только тогда, я спрошу тебя о твоих не дугах, желая подтвердить свою догадку. Мне ничего не стоит, что бы понять на сколько человек психически неуравновешен. Свой своего учует и за горами. Я могу пересчитать, кого здесь на зло качают наркотиками, желая и дальше подтверждать их неуравновешенное психическое состояние. Вы многие здесь покупные, как шлюхи на обочине. Усмехаюсь, но быстро меняюсь в лице становясь вновь серьезной.
- Не пытайся запудрить мне мозги, мне достаточно и твоего профессора. Я не тот человек, которым вы меня считаете и повторюсь, у меня нет имени. - нахмуриваюсь и смотрю прямо в глаза своему фашисту, хотя, какой из тебя там фашист? Ты немецкий раб, которого под гнетом расстрела забрали в свои величественные ряды. Пушечное мясо всем нужно, особенно безумным полководцам. Не считай себя таким же самоуверенным, будто являешься тем самым полководцем, Джейсон. Ты мог бы сказать мне тоже самое? Не так ли?
- К своему сожалению, я помню абсолютно всё, в отличии от Джей. Нет, у меня не бывают провалов в памяти. - с небольшой горечью произношу эти слова. На самом деле, с первых же дней своего существования, я понимала, что это будет неподъемный груз. Что все решения проблем начнут сваливаться именно на мою голову, но никак не на Джей. Да, она более общительная, да она без комплексов, слишком самоуверенная и безбашенная, но если браться серьезных вещей - овощ переполненный эгоизмом. Она никогда просто так не пошевелит и пальцем, только ради собственной выгоды. Хотя...  она меня начинает тоже заражать этим вирусом... с другой стороны, каждое мое действие на благо нашего будущего, нашего... а не моего... насколько меня еще хватит, что бы оберегать и защищать обоих.
- Ты кажется, оговорился, о Джей... - поправляю парня, и чуть призадумываюсь. - Есть добро, есть зло. Все это перемешали в блендере, но не до единой консистенции и разлили по бокалам.  Я... смесь недостающих качеств и мировоззрений в Джей. Я спокойна, могу быть рассудительна, ответственна, прежде чем сделаю шаг, продумаю на несколько вперед. С каждой выпитой бутылкой абсента, с каждой таблеткой наркотиков, я чувствую, что становлюсь сильнее, могу с большей вероятность завладеть телом, но всему приходит предел и контроль в моменты передышек теряется и снова, я нахожусь где-то глубоко в подсознании Джей и слежу за ее поведением, советую как лучше поступить, она моя марионетка, правда абсолютно не послушная. - нахмуриваюсь, вспоминая некоторые моменты из жизни.
- Она считает, что я монстр, трактующий свою точку зрения на жизнь, лишая ее утех и жизнерадостного состояния.
Как сквозь пальцы все мои слова, ты смотришь на меня, то на стены, то еще на что-то, но я не вижу в твоих глазах и грамма понимания, ты будто свой член положил на каждое сказанное слово в этих стенах. Что ты за долбоящер? Будь не я, а она... она бы уже спустя три минуты нахождения наедине запрыгнула на тебя и начала душить, не чувствуя обратной отдачи. Да еще колеса хороши, вообще не соображает, только буянить и может.
Ты... ничем не лучше других... неужели я ошиблась? Или ты даешь мне надежду? Что это? Что сейчас на твоем лице написано? Опасность или свобода? Что это? Как расценивать сказанные слова? Я понимаю, что тебя слышат, я знаю, что тебя подслушивают и знают о каждом твоем шаге. Только спустя минуту, осознаю, что ты вновь меня так называешь. Джо? Какая еще к черту, Джо? Ты на зло это делаешь? Или ты уже ко мне так обращаешься?
- Зови меня, как душе пожелается, мой еретик. - говорю настолько спокойно и покорно, что даже сама удивляюсь собственной сдержанности и стопроцентному пофигизму. - Если, это твой какой-то план, я приму твои слова и соглашусь, если же... это ваши врачебные приколы, то извини, это прокол. - говорю прямо и в лицо, доверять вам все равно нельзя, но мне просто уже любопытно увидеть твою реакцию.
- Снова ты за свое. Это была не я, достучись до той сучки и спроси лично. Откуда мне знать, на кой черт, она себя так ведет. - говорить с деревьями меня не учили, но жизнь научит. Накрываю ладонью лицо. Тело ломит, голова трещит. Эта отрава все никак не растворится в организме... сволочи...

Отредактировано Jay Simon (2016-07-08 16:20:36)

+1

11

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » На грани безумия