Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Приобщение


Приобщение

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: Livia Andreoli, Costantino Pellegrini, Sonny Pulsone
Место: Отель "Парадиз"
Время: 30 января 2016
О флештайме:
Как Сонни и Константин пошли развлекаться в заведение Ливии, и что из этого вышло

+1

2

Когда скорость, с которой твоя жизнь катится в задницу, замедляется - появляется возможность получить удовольствие, любуясь окрестностями. Хуже всего в складывающейся картине было то, что на ситуацию Сонни повлиять особо никак не мог - сделав что-то возможное с депортацией Агаты, приглядывая за Аароном, когда было необходимо, в остальном он просто жил, отдавая часть выручки наверх, ожидая, как обстоятельства сложатся в следующую секунду, стараясь не сильно забивать голову и тем, что происходит в штабе их организации, как-то помочь Гвидо за решёткой он тоже не мог, да и от перемены власти в его собственном положении изменится мало что... если и изменится, он и это вряд ли может как-то предотвратить. От этого возникало поганое ощущение беспомощности, которого он не чувствовал даже посреди заварухи с Фрэнком, когда входил в порнобизнес, тогда он хотя бы мог повлиять на что-то и говорил сам за себя. Сейчас же... можно было развлекаться, что называется, через силу, наблюдая за остальным, что происходит вокруг, реагируя на раздражители, и ждать.
- ...ты только оденься поприличнее, туда в спортивных штанах не пускают. - нет, из уважения к нему - может, и так пустят, но смотреться при этом Костя будет там совершенно не к месту. Из уважения к Ливии и её гостинице, да и чтобы Константин себя не чувствовал шутом тоже, Сонни таких дел допускать не планировал. - У тебя костюм ведь есть? - к тому же, многие важные знакомства у них проходят в вечерней форме одежды... кроме тех, что под пулями или за решёткой. Одно другому не мешает, впрочем; но завтра, хотелось бы надеяться, обойдётся без выстрелов или копов. - Ну и отлично, заезжай за мной завтра вечером. Давай. - Пульс убрал мобильник в карман куртки. Константина он вообще таскал за собой почти везде уже чуть более месяца - с тех пор, как они перестреляли тех нацистов; причин у этого было множество, хотя и не одной конкретной или чёткой среди них не было. Во-первых - учитывая всё происходящее, Сонни сам мог бы быть арестован в любой момент, поговаривали, что в Семье появился "крот", - в этом случае было бы полезно иметь кого-то, на кого у копов ничего нет, хотя бы по тем же самым показаниям, и кто может рассказать об этом остальным; во-вторых - кое-что очень сомнительное они всё-таки уже совершили вместе, что создавало необходимость за Константином присматривать какое-то время. В третьих, Пульсу, интересовавшегося японской культурой, с Пеллегрини было попросту интересно.

Собравшись, Пульсоне вышел на крыльцо чуть раньше назначенного времени, чтобы подождать Пеллегрини на свежем воздухе, выкурить сигарету, оглядеть потерявший за зиму былую яркость газон перед своим домом. Несмотря на то, что они с Константином хорошо сдружились - внутри дома Сонни тот ещё ни разу не был, и виной тому даже не некоторый бардак, что он у себя развёл в отсутствие жены, а... тут странная смесь из вопросов субординации и личного пространства, скорее - ты пускаешь человека близко к себе, но не слишком близко; Костя знал, где он живёт - но не знал, как он живёт, и как его дом внутри устроен. К тому же, итало-американо-японец в основном сидел за рулём, когда они катались, даже если на машине Сонни - что в какой-то степени его делало его водителем, пусть Пульсоне никогда и не позволял себе обращаться к нему подобным образом. Общение между ними всегда была дружеским. Оттого же, чтобы пускать кого-то в свой дом, дружба может в средних классах школы зависеть - взрослые люди могут найти, куда сходить. И сегодня как раз именно один из таких случаев.
- Здорово. - затушив сигарету о крышку мусорного бака, что стоял у лужайки перед домом, и на нём же и оставив окурок, как на большой пепельнице, Пульс забрался в автомобиль Пеллегрини, подавая тому ладонь для рукопожатия. Затем назвал адрес заведения Лив: - ..."Парадиз". Бывал там когда-нибудь?.. - хотя почти наверняка знал, что тот там никогда не бывал; тем и больше поводов заглянуть к Андреоли и её девочкам на огонёк. А Пеллегрини вообще трахнул хоть кого-нибудь за всё время, что находился в Сакраменто?.. Он ни разу не упомянул, чтобы был с кем-то; сам же Сонни его разве что с бойцовской грушей видел. Самураи, конечно, народ выдержанный, но они ведь не в Японии... да и самого себя мучил вопрос о том, не пора ли рога наставить одной козе?.. Гаденький такой вопрос. И довольно неоднозначный.
- На что похожи бордели в Японии? - помолчав немного, задал вдруг Сантино Косте очередной вопрос из длинной череды вопросов о том, как живут люди в Японии. За время их общения, Пеллегрини пришлось ответить уже на столько подобных вопросов, что ему в пору задать собственный - о том, не собирается ли Пульс туда переехать. Тут пошёл слушок, что его шурин в Токио перебирается в связи с арестом Гвидо, так что... в какой-то степени, знания Пульса о быте страны Восходящего Солнца могут быть важны. Хм, может, у Ливии азиатки есть?.. Должны бы быть. Хотя, Константино, наверное, от узкоглазых ещё в Японии устал, а вот чёрненьких или карамельных едва ли пробовал.

Внешний вид (с усами, да)

+2

3

вв

http://cs419429.vk.me/v419429844/67c0/MvuDfv6UQPA.jpg

Интересно, как другие переживали свой первый выстрел  упор? Вряд ли все стреляют в спину, затылок. Порой приходится видеть глаза того, у кого ты отнимаешь жизнь. Константин не только отнял, но и слышал как бренное тело, этот сосуд распиливали на части, с хлюпким звуком складывая в пакет, шурша целлофаном. Сказать, что он боялся? Нет. После такого уже ничего не страшно. Страх ты отдаешь с первой пулей, который навсегда остается в трупе, а тот в свою очередь уносит в могилу твою тайну А он боялся.
В тот вечер, Пеллигрини впервые едва мог вспомнить, как дошел до дома. Столько водки он никогда в себя не заливал. Как прожорливый грузовик, все мало. С Сонни они мало говорили. Каждый был в своем мире, соприкасаясь лишь рюмками иногда, таская сыр и лимон с одной тарелки. Костя понимал, что он одной ногой уже крепко стоит этом семейном бизнесе. Едва сделал шаг, уже засосало. И как-то легче не было на душе от такого понимания ситуации. Пока он один, и чтобы сейчас не начало связывать его с Сонни или Алом – он один. Ронни знать этого не стоило, как и, Костя не в курсе, что его друг успел сделать для Барракуды. Эта тема никогда не понималась. Да и женские мотивы посплетничать ему неведомы.
-… поприличнее? – Пеллигрини раскрыл шкаф, едва Сонни заикнулся о парадной одежде, скептически осмотрел свой гардероб. – Кимоно пойдет? – как выросшему в Японии, ничего странно в этом не нашедшего, смех итальянца был странным, что послышался из трубки, но показал, шутка прокатила. – Куда туда? – вот куда опять несет мужчину, жена которого, как посылка, была выслана из страны? – а нам точно туда надо? – желания особого тащиться не знаю куда у Кости не было. Не любил когда планы крошились под ноги. – Хорошо. Пошел галстук гладить.
Весь вечер он просидел перед компьютером, пытаясь сыграть на бирже. Покупка квартиры и аренда машины, сильно потрепали счет итальянца. И единственная возможность отбить пару тысяч – это правильно сыграть на акциях. Когда-то отец показывал ему основы, но Костя думал лишь о кимоно, зале и тренировках. Полторы тысячи все же удалось получить на счет, значит завтра он при деньгах, что особо не надо думать какую сотню на что он потратит. Он порой подумывал об уличных боях. Ну не любил когда на счету меньше четырёх нулей. Не чувствовал уверенности. Привыкший жить, когда один ботинок смотрит в сторону дороги, готовый сорваться в любой момент, чтобы наличка была хотя бы на первое время.
Дорога до дома Сонни много времени не заняла. Как оказалось, они жили в пяти кварталах друг от друга, правда, по диагонали. Да и машины сегодня не копошились, а уверенно исчезали с пути, давая Пеллигрини маневрировать одним пальцем на руле. Приятно, когда твоя карета тебя слушается. Никто из них не нарушал личного пространства каждого, кроме как на ринге, когда сходились в спарринге. Поэтому «мой дом – мой лабиринт» это про них.
- Привет, - приподнял ладонь в знак приветствия, покусывая дужку очков от солнца, - Погоди. – Костя, пожимая руку в ответ,  пристально разглядел севшего итальянца. – Ты сказал поприличнее, - задел пальцем воротник его рубашки, - а сам. Вот послушал же, - стал стягивать удавку с шеи, отбрасывая ее на заднее сидение. – Ты в следующий раз уточняй. А то я пока ехал, послал тебя ко всем богам и прародителям.
Машина плавно отъехала от дома Пульсоне, направляясь по заданному курсу.
- Парадиз… Что-то такое слышал в зале, но не был. Это что магазин? – и чуть не поперхнулся воздухом, когда понял, куда его ведет этот замечательный семьянин. – Ну да, магазин, - выворачивал на другое авеню, обгоняя машину с девушкой за рулем. – Зачем ты едешь посередине, если едва не потеешь за рулем? – вопрос в никуда, сам проводил отстающую позади желтую малышку. – В Японии? Ну, там это все по канонам страны. Там очень красиво в первую очередь. Все в стиле средневековой Японии, когда зародилось понятие «гейша». Тебя уважают, при этом помыть ноги перед тем, как к тебе в комнату придет та, с которой ты будешь утешаться, не считается зазорным. Ибо омовение ног тоже свой ритуал и ему обучают. Это куда сейчас? – Костя осмотрелся стоя на светофоре. – Понял, - когда Сонни показал направо. – Нарушим немного, - нажав на педаль газа чуть раньше , чем загорелся светофор, ловко вильнул перед дорогим мерседесом, улыбаясь, представляя, что в салоне за реплики. – Я вот в европейских никогда не был, про американские молчу. Будет с чем сравнить.
Они вышли из машины. Костя зацепился за знакомую машину взглядом. Память подкинула образ одной его спутницы.

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-01-31 23:31:46)

+2

4

Весь вечер Сонни занимался домашними делами - покормил зубастых рыб Агаты, ёжику плеснул молока, протёр стекло от бабочек; жена интересно придумала - развести в доме зоопарк, чтобы уйти от него затем, и ему всю эту звериную ораву беззаботно оставить на попечение; в духе Тарантино, впрочем. Благо, что по сравнению с людьми, животные столько ухода не требовали, и в деньгах Пульсоне не нуждался даже и без счетов в банке или игре на бирже, в которой он, к слову, мало что понимал; а вообще-то, весь город был его биржей - и без необходимости покупать или продавать акции или переводить с карты на карту что-нибудь... Пульс жил по-старинке, с банковской системой вообще предпочитая пересекаться по-минимуму; в их бизнесе это было чревато. Хотя если бы знал, что у Константина хватает ума ещё и такими вещами заниматься - наверное, воспользовался бы этим. Мозги существуют не для того, чтобы вколачивать кому-то нос вовнутрь или простреливать чьи-то затылки, умных людей мало - и ими нельзя разбрасываться.
- Ну да, я сказал "по-приличнее", а не "шикарно". - отозвался Сонни, посмотрев сверху вниз на свою жилетку и застегнув верхнюю пуговицу рубашки. А если бы он сказал одеться конкретно по-вечернему, Пеллигрини что, фрак бы сразу надел?.. О вкусах, впрочем, не спорят; с японцами и тем более. - И зачем снял?.. Зря, там бы это оценили. - оглянулся на полетевшую на заднее сидение "бабочку", которую Константино, как обещал по телефону, вчера гладил. А сейчас лёгким движением руки свои старания снова свёл на нет, хотя выглядел он довольно здорово и с галстуком; а даже шлюхи любят тех, кто одевается красиво. Правда, ещё они любят тех, кто платит... но, ладно уж, Сонни подкинет, если придётся; он в начале этого месяца сорвал большой куш, прокутить который задача не из простых, и "нанять" себе бодигарда он тоже себе вполне может на то, что осталось от Сальвадора Дали, позволить.
- Магазин-не магазин, но там тоже можно кое-что купить... - усмехнулся Пульсоне в свои усы, опустив дверное стекло и подставляя лицо порыву воздуха. Но затем поднял его обратно, когда почувствовал, что становится прохладно - на улице стояла всё-таки хоть и калифорнийская, но зима, одеты они с Пеллигрини были не по погоде, хотя - с машиной под боком, и находясь в здании по большей части, могли бы себе такое позволить даже в мороз, им ведь автобуса или поезда в метро ждать не надо было.
- Ну тогда, я думаю, тебе там понравится. Насчёт, чтобы ноги помыть, не знаю, конечно... - усмехнулся Сонни. "Парадиз" был шикарным местом, этого не отнять, и не от слова средневековье, скорее от периода более позднего, чего бы он в истории понимал, впрочем... Хотя там на разных любителей можно найти, пожалуй, хоть на первобытное общество, хоть на древнюю Грецию или современный Израиль...
- Что?.. - заметил Сонни, как взгляд Константина задержался на чём-то, и, посмотрев в ту же сторону, увидел автомобиль Ливии на парковке. - Ах, ну да... вы ведь уже знаете друг друга. - усмехнулся, припомнив тот случай с заточкой и толстяком, голова которого была под размер унитаза аккурат. Кто там больше всего был героем стал, вопрос отдельный, и, хотя подробностей Пульс, занятый другими делами, не знал, что-то подсказывало, что своей кровью Костя мог заливать именно эту машину... наверное, Сонни бы тоже запомнил, в какой машине валялся с ножевым, если бы пришлось.
- Что ж, узнаете сегодня чуть получше... - двинулся Пульсоне дальше ко входу в отель. Спустя пару секунд понял, что фраза прозвучала двояко: - Да не в этом смысле. Ливия владеет этим местом... может, скидку тебе сделает. - всё-таки Ливия была обязана ему кое-чем, пожалуй. Вмазать туалетному соглядатаю - дело вообще святое. Хотя вообще-то, Сонни сюда скорее по делам пришёл; впрочем, когда речь заходит о "Парадизе", правильнее прозвучит больше так - "и по делам тоже", все вопросы они наверняка решат быстро, там и обговаривать-то особенно нечего. Пеллигрини же... он пусть просто посмотрит. У него, прям как в кино, "Тренировочные дни". Сонни хлопнул его по плечу, усмехнувшись.
- Привет, милая. - поздоровался Пульсоне с девушкой, встретившей их на входе; не стесняясь разглядеть при этом её открытый вырез... ощущая притом, что за череду своих гулянок он не всё пропил. При этом, в затылок кольнула мысль и об Агате тоже... иногда бывает сложно понять, чего ты должен делать, а чего делать не должен. У него прямо талант оказываться в таких ситуациях... - Проводишь нас к мисс Андреоли, м? - попутно Пульс "отсалютовал" двумя пальцами одному из парней, бывших тут в качестве охраны. Лицо было знакомо. Выпивали вместе... Если бухать не в одиночестве - приятели вообще заводятся достаточно легко и быстро.
- Здравствуй, Ливия! - есть множество шуток про мужа и подругу его жены; коснувшись щёчки Андреоли в приветственном поцелуе, Сонни прокрутил в голове примерно пять-шесть подобного содержания. Хозяйка "Парадиза", как и всегда, была самым шикарным цветком собственного заведения, и во многом как раз потому, что не сливалась с местными обитательницами. Если её девочки сверкали - то Лив светилась. - Поздоровайся, Кос, не стесняйся. Вы ведь друг друга знаете, так?

+2

5

Внешний вид

Несмотря на то, в какой нервной и напряженной атмосфере пребывала вся их организация, веселье в Парадизе не утихало ни на одну ночь. Оно наверное и не столь удивительно - чем сильнее стресс, тем труднее его снять. После ареста Монтанелли и Сальваторе кутежи и попойки повязанных с ними гангстеров достигли нереальных масштабов. Предчувствуя, что могут полететь за решетку вслед за боссами, каждую следующую ночь они стремились отгулять, как последнюю. Не скупясь, они сорили деньгами направо и налево, только бы отвлечься от тягостных дум и опасений да забыться в объятиях крепкого алкоголя и доступных красавиц. Парадиз был как раз одним из тех надежных пристанищ, способных все это обеспечить, поэтому весь последний месяц здесь каждый вечер отирались мобстеры в компании своих дружков, бездумно прожигая заработанные баксы и без конца мусоля набившую оскомину тему поганых федералов и правительства, которое вместо того, чтобы зачищать улицы от вонючих нигеров и исламистов, сажают "нормальных пацанов".
Хозяйке борделя, признаться, успели до ужаса приесться все эти обсуждения, как и неугомонное веселье хорошо известных ей кадров (заканчивающееся часто серьезными драками), но, тем не менее, она обязывала себя бывать в гостинице почти каждую ночь и старалась уделить время практически всем гостям, желая оставаться в курсе всех последних событий. Сегодняшний вечер не был исключением, и Ливия, нацепив дружелюбную, но сдержанную улыбку, бродила среди гостей, ненавязчиво поддевая то одного, то другого, и краем глаза следя за тем, чтобы бокалы ни у кого не пустовали, а девочки без дела не отирали барные стулья. Выиграв партию в покер и раззадорившись маленькой, но не менее приятной победой, она со смехом обняла на прощанье пузатого Сэмми - одного из доверенных людей Роза - и двинулась к бильярдному столу, за которым, как ей шепнули охранники начинались какие-то ненужные терки. Своим появлением Андреоли обычно удавалось сводить все конфликты на нет, отвлекая горячих парней шуткой и поверхностным флиртом. Поэтому прежде чем посылать вмешиваться охрану, она всегда предпочитала сначала самой, без скандалов, попытаться унять хмельной и бурный народ. Проплывая через холл (тоже, стоит отметить, кишащий людьми с роксами и сигарами в руках), она не сразу заметила в толпе Сонни. Первой их поприветствовала Диана, девушка, которой Андреоли доверяла не только встречать гостей, но еще и следить за кассой. В отличие от многих шлюх, у этой были еще и ценные мозги, которые Ливия отметила едва ли не в первый день их знакомства, отчего и превратила счастливицу в свою главную помощницу.
- Мистер Пульсоне! - воскликнула она, приветствую гангстера. Помимо прочих достоинств, у Дианы была еще и отменная память на имена и лица, что в их бизнесе вообще качество едва ли не бесценное. Даже Ливия не могла похвастаться тем, что помнит каждого своего гостя. - Как жизнь? Созрели на развлечения? - Пульсоне не был частым гостей Парадиза (если вообще им когда-то был), но Диана запомнила его по другой весьма занимательной истории - их ярчайшую драку с Альтиери, произошедшую тут на глазах у всего персонала, не обсуждал в свое время только ленивый. - Шампанское? Виски? Кого-то для компании? - предложила она, одновременно с интересом оглядывая незнакомца рядом. Выглядел он презентабельно и наверняка имел при себе деньжата. Желание же Пульсоне увидеть Ливию не заставило себя долго ждать. Она сама появилась рядом, едва увидев Сонни, и задвинула Диану на второй план.
- Какие люди! - скользнула ладонью по мужскому плечу и, коснувшись щекой его щеки, лучезарно улыбнулась. С этими дурацкими усами выглядел он смешно и странно, но вслух свои наблюдения Лив не озвучила. Нельзя сказать, что расставание с Агатой шло ему на пользу. Как ни странно, освободившись от оков тягостных отношений, это женщины обычно расцветают с новой силой, а вот мужчины чахнут и мгновенно обрастают сорниками, вроде каких-нибудь продажных и малосимпатичных девок. - Только не говори, что пришел по делам! - Ливия давно взяла за правило, что в стенах ее заведения все мужчины - холостяки. Поэтому какие бы отношения ни связывали ее с Агатой, увы, читать Пульсу проповеди, а также оберегать от измены она не будет. Свои личные суждения и выводы, касательно лиц, посещавших ее бордель, она оставляла при себе. А тайны похождений ее клиентов не выходили за пределы этих стен. Именно такое правило Андреоли ставила не только перед собой, но и перед всеми остальными девочками, отчего, возможно, "Парадиз" до сих пор и имел достойную славу среди тех, кто его посещал.
Не меняя улыбки, она плавно повернула голову к приятелю Сонни и едва не вздрогнула. Перед ней был тот самый...
- Супермен, - губы растянулись в широкой ухмылке. - Вот так встреча, - от признаков своего удивления она, впрочем, постаралась быстро избавиться и вернула себе прежнее состояния безмятежного спокойствия и уверенности. В принципе, увидеть Константина в компании Сонни наверное было не так уж и неожиданно. Она ведь знала, что он боец Барракуды, а стало быть, вертится все в той же бандитской тусовке. Удивляло и смущало ее скорее то, что мужчина только что познакомился с той стороной ее жизни, которая не всех привела бы в восторг. Не то чтобы ей было совестно или ее заботило, что о ней подумает какой-то вышибала чужих мозгов, скорее она просто была не готова к этому сюрпризу, а чувствовать себя застигнутой врасплох Андреоли не любила.
- Ну, добро пожаловать, - поколебавшись немного в молчании, она изящно взмахнула рукой, обведя холл и с прежней улыбкой посмотрела на спутников. - Что будете пить? Может, партию в карты или бильярд? - повернулась к Диане, которая стояла чуть поодаль. - Позови к нам кого-нибудь из девочек, кто сейчас свободен, - небрежно, но вежливо бросила ей, взглядом здороваясь со следующими гостями, чьи лица мелькнули у бара и наблюдали за ней. - Сонни, ну ты меня удивляешь, - оказавшись между мужчинами, она легко взяла их под руки и неспешно повела в сторону игровой зоны. - Сменил имидж... места обитания... - она имела в виду не только свое заведение, но и "Барракуду", в которой он наверняка и выцепил Константина. К слову, последнему организовывать бесплатные развлечения Ливия не планировала. В ту ночь, когда он набил за нее морду извращенному придурку в туалете, она уже отплатила ему тем, что не дала умереть от кровопотери и сделала все тогда от нее зависящее. Выглядел он сейчас бодро, цвет лица имел здоровый, а значит их усилия с Берн не прошли даром - они квиты, пусть раскошеливается. Или он за должком сюда как раз и пришел? - Как тебе здесь? - с интересом спросила у него, когда они оказались у барной стойки, недалеко от карточного стола. - Впервые в подобном месте? Или уже есть, с чем сравнить?

+2

6

Мало ли машин красных в этом городе, где многие жили в трущобах, а за пределами сорили деньгами. Утрированно. Заснув руки в карман, Константин посмотрел в затылок шедшему впереди Сонни.
- Ты о чем сейчас? - не сразу сообразил итальянец, ныряя в спасительное тепло холла, - знакомых у меня тут мало. И только…
Дальше говорить было уже не за чем. Антураж помещения располагал к тому, что едва переступая порог, ты уже чувствовал и понимал – шаги сюда сделал не напрасно. Вот только Пеллигрини особо не думал о таком времени препровождении. Да, с момента приезда ему было как-то не до походом по чужим постелям, да и в Токио он оторвался напоследок, скажем так с запасом.
- Пульс, - от первого впечатления Константин отошел быстро. Владеет. Эта игра в шарады порой была как той красной тряпкой, когда в себе надо вызвать адреналина побольше и злости, но праведной, с помощью которой выиграешь, а не черной, что застилает глаза и ты становишься простым быком на родео. – Скидку? – его брови слегка поползли к челке. Вот так день сюрпризов. Подплывшая к ним девушка вытрезвила все похотливые мысли, будучи не во вкусе итальянца. И пока Сонни щебетал приветствия, появилось немного времени, чтобы оценить охрану. Медленно поведя шеей в сторону, Кос увидел двоих, которые явно не понимали его нахождения тут. И если бы не видели они, что прибыли Пеллигрини и Пульс вместе - вопросов было бы больше, чем времени воспользоваться услугами данного «магазина». Почему то образ той, которую он спас на стоянке и той, которая не отказалась замарать свою машину его кровью и владелицы этого заведения не накладывался в голове итальянца. Шаблон великоват тот, что он себе нарисовал. Нет. Осуждать владелицу борделя он ни в коем случае не станет. Просто в Японии этим бизнесом владеют мужчины. А главная гейша лишь была, как администратор. Но законы везде свои.
- Сейчас штаны поправлю, и перестану стесняться, - проговорил Пеллигрини, провожая девушку вперед. Но уйти им не удалось далеко. Оставаясь чуть в тени спины Сонни, Тино мог спокойно рассмотреть Ливию, не привлекая к себе внимания, понять ее манеру говорить «на работе». А это очень отличалось от реальности, в которой они с ней познакомились. Услышав «по делам» усмехнулся, тихо говоря, заставляя Ливию взглянуть на себя. - Раздеваться разучились, помощницы нужны. Добрый вечер и тебе любительница животных, - край его губ поползу вправо вверх, являя собой тоже иную сторону Тино. – Вечер обещает быть томным. У тебя тут прилично, и, - слегка поклонился, показывая свое почтение ее таланту управлять этим борделем, - со вкусом. Мои поздравления, если они нужны.
Поражен? Не то слово. Уложен на лопатки той, которую он сейчас лицезрел? Счет пошел за десять. Пытаясь говорить, ему казалось он мямлил. Может так и было. Ну пусть девочка запишет себе плюс в карму. Сумела удивить. Трижды.
- Бильярд и пока без девочек.
Пусть Пульс хоть обкричится, что Константин импотент, что за столько времени ни разу его не видел с представительницей противоположного пола. К черту это! ему надо иное. А точнее большего. И пока оно не досягаемо, заострять внимание на статистках он не собирался. Хотя кто знает, что будет сегодня. Даже Костя себе в данный момент гарантии спустя минут пять пребывания тут не давал.
Опустив взгляд на тонкое запястье, которое аккуратно свесилось с его руки, Константин вновь усмехнулся.
- Есть. Хочешь критики? Книгу отзывов предоставишь? - посмотрел на профиль Ливии, которая была действительно работе. И как бы она не улыбалась, легкая натянутость чувствовалась. - А ты оказывается не только до аптеки умеешь возить.
Присев на высокий стул, итальянец отпустил Ливию, облокачиваясь о дорогую столешницу барной стойки.
- Хотя бильярд, - задумавшись, Костя рассматривал сидевших за карточным столом мужчин, - Сонни поднимем пару тысяч в карты. Порадуем Хозяйку? В казино такого авангарда не будет, - проводил взглядом девушку, что как лиса вильнула перед ними своими рыжими волосами.

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-02-02 23:27:07)

+2

7

Гостем Пульсоне тут был, может, и нечастым, но связь его с этим заведением была тем не менее достаточно крепкой - как и у большинства людей Торелли, если не сказать что у всех, заведение Ливии было одним из самых знаменитых мест, принадлежавших Семье, и самых доходных, пожалуй - хотя Сонни денег всей организации считать и не думал, разумеется. Разобраться бы со счетами своими собственными... но следует поблагодарить Андреоли за отсутствие лекций о морали, как и наводящих вопросов тоже, едва ли ей неизвестно о происходящем в его семье - Пульс не настолько наивен, чтобы полагать, что не пойдут слухи... Ливия же, разумеется, находилась в курсе всего; будучи и с Агатой близка, тем более. И наверняка они в своём женском обществе шептались о чём-то на эту тему, но о чём именно - это уже известно не только им двоим... И если Андреоли и осуждает его, хотя бы не делает этого открыто, и в этом Сонни видит сейчас больше поддержки, чем лицемерия. Чувствует он себя не менее странно и смешно, нежели выглядит - в том числе и потому, что оказался здесь; однако - он не чувствует себя при этом так, словно он оказался ни на своём месте... не чувствует чуть ли не в первые за довольно долгий уже период, за это тоже, можно сказать, благодарен.
- И по делам тоже... но это несрочно. - открыто и многообещающе улыбнулся Пульсоне в ответ, дела Андреоли сейчас интересовали явно несильно, да и кому вообще охота заниматься чем-то серьёзным посреди вечеринки?.. Так что много времени Сонни на деловые тёрки отнимать и не собирался - достаточно, чтобы Ливия просто отнеслась к этому серьёзно, не забыв о том, что он скажет. Но у неё - пусть она и не Диана - с памятью вроде всё в порядке, и на алкоголь она вряд ли наляжет до забытья.
- В своём репертуаре. - беззлобно ухмыльнулся Сантино, слегка хлопнув друга по плечу; выражался Пеллигрини, как обычно, так, что сразу и не понять, но за то время, что они корешились - Пульсоне к этому привык, пытался добиться теперь, чтобы и остальные не смущались. Головы у многих горячие, что-то могут и понять не так... Но это не случай Андреоли; судя по её улыбке - отношения у них с Константином оставались неплохими. Охотно позволив хозяйке "Парадиза" взять его под руку, а чарам её харизмы окружить его приятной лёгкой пеленой, Пульс последовал рядом с ней в зал, где происходило основное празднество. - Ну, да, знаешь... на месте не сижу, как обычно. - хмыкнул в ответ, проведя пальцами свободной руки по растительности под носом; пальцы другой - только сжал немного сильнее, касаясь руки Лив, в дополнение к своим словам - жесты, как часто и случается, говорили чуть больше звуков. Не сиделось на месте... и имидж менялся с жизнью вместе. Сонни молчаливо кивнул группке знакомых ребят за одним из столиков, двигаясь дальше к стойке.
- Вот как. - усмехнулся на слова Константино, но согласно кивнул затем, подтверждая его пожелания. Будем обстоятельны. Впереди ещё весь вечер и вся ночь, а они - взрослые мальчики, обязательствами не связанные... видимо, выходит, что оба. - Ладно, пусть так. - уселся на высокий стул, упершись локтем в барную стойку и наблюдая за беседой Ливии и Пеллигрини с улыбкой на губах и некоторым, хотя и скрываемым, интересом в глазах - понимая, что между ними происходило что-то, что укрылось в ту ночь в "Барракуде" от его глаз, однако не зная, что это могло быть именно. В смысле, продают в аптеке не только бинты... но и не только презервативы. - Хорошо, можем сыграть и в покер... есть пара мест за столом? - подыграл Пеллигрини, голос его в этот момент стал немного более бархатным. Выручка всё равно пойдёт к заведению, игрой в карты они и впрямь могут больше её порадовать, пожалуй, но было и ещё кое-что. - Но сначала, Лив... - вальяжно и легко коснулся открытого плеча женщины, заставляя обратить на себя внимание. И понизил тон голоса так, чтобы слышали только они втроём. - ...вот в чём дело. Позавчера мы познакомились с одним ирландцем... работает в твоём роде бизнеса, но на улицах новичок - хотя поднимает уже прилично, и знает, как делаются дела - в общем, он не желает проблем и хочет заручится поддержкой больших людей. В знак чего попросил нас с Косом передать тебе, Мэнни и остальным небольшой подарок... - Пульсоне вытащил из внутреннего кармана пухлобокий конверт. Знакомства на улицах приносят свои плоды; проституция, однако, не тот вид бизнеса, в котором он был завязан - судя по всему, сейчас все основные ниточки перетекали к Фиоре, вслед за самым дорогим заведением, где оказывают сексуальные услуги. Однако, приятно, когда люди, чей заработок зависит от степени безнравственности населения, поступают настолько честно, заявляя о себе, а не ждут, пока серьёзные люди сами придут к ним за своей долей. А мог бы обратиться к ниггерам или попытаться рулить самостоятельно, к тому же. - С "деловой" частью на этом, в общем-то, всё. - коротко глянув на Константина, Сонни вернулся взглядом к Лив. Пеллигрини даже говорить ничего не пришлось, но тот путь, который проделали деньги, он пронаблюдал - и это будет полезно; пусть учится, как делаются дела. - За каким столиком свободно?.. - пропустив Ливию чуть вперёд, Пульс вдруг "приобнял" Константина за шею ладонью, притянув ближе к себе, прошептав в ухо: - Книгу отзывов? Критики? Ты хамить, что ли, пытаешься, Пеллигрини? - отстранился, строго посмотрев в глаза своего японо-итальянского кореша. - Если да, то лучше осади. Запомни: Андреоли никто не хамит.

+2

8

Наблюдая за Пульсом, его расслабленно-вальяжным поведением и тем, как охотно он здоровается со знакомой ему публикой, Ливия сделала вывод, что он специально сюда приехал, дабы, по меньшей мере, отметиться. Вероятно, хотел вызвать ревность у жены, а может, действовал в отместку, кто его знает. Но если бы он не желал, чтобы Агате стало что-то известно о его похождениях в злачные места, он бы уж наверняка предпринял хоть какие-то попытки конспирации. А может, он усы как раз за этим отпустил?
В любом случае, Ливия сомневалась, что кто-то из присутствующих в Парадизе ребят сболтнет что-нибудь Тарантино. О таких историях жена, как известно, узнает последняя. Об их размолвке Андреоли, кстати, знала - Агата успела рассказать в рождественской поездке о том, что у них никак не получается завести ребенка, и, не став расспрашивать подробностей, Ливия сделала выводы, что проблема в Пульсоне. Однако адресовать мужчине какие-либо вопросы относительно этого она и подавно не собиралась, ровно как и лезть в их отношения. Здесь она в первую очередь хозяйка увеселительного заведения, а не подруга, и в ее обязанности входит следить за тем, чтобы никто не грустил. Именно поэтому напоминать каким-то образом Сонни об Агате Лив и не думала, даже несмотря на то, что чисто по-женски, конечно, его осуждала.
- Любительница животных? - намек Тино она поняла не сразу, и, лишь спустя какое-то мгновение, лицо ее прояснилось. - Ах, ты про ту ночь, - когда на нее едва не напали на стоянке супермаркета. Должно быть, парень обратил внимание на содержание ее пакетов, в которых был в том числе и корм для соболя. - Твой друг уже дважды оказался в нужное время в нужном месте, представляешь? - пояснила Сонни, который, должно быть, понимал в их диалоге еще меньшее нее.
Когда они дошли до барной стойки, пришлось выпустить мужчин из своих легких рук. Долго болтать с этими двумя Ливия не собиралась - были тут люди и поважнее - поэтому в ходе беседы она ненавязчиво оглядела зал, ожидая минуты, когда вопреки их стеснительным отказам сплавит их в руки своих красоток и займется подвыпившей компанией у бильярда. Однако конверт, преподнесенный Сонни, заставил ее задержаться. - Вот как? - вскинула брови, забирая конверт и ненавязчиво заглядывая внутрь. Количество зеленых купюр в нем заметно подняло ей настроение. - Обязательно передам Мэнни, - оставив немного и себе, конечно. Побитая посуда в этом месяце стоила приличных трат, так что деньги были весьма кстати. Да и когда они вообще бывали лишними? - А почему этот ирландец не пришел с вами? В следующий раз бери его с собой - познакомимся, - подмигнув, улыбнулась Пульсу и быстрым жестом подозвала к себе охранника по имени Билли, толкавшегося у входа в зал. Шепнув ему что-то на ухо, она протянула конверт, который быстро спрятался во внутреннем кармане его пиджака.
- Расскажешь про него? - обратилась к Пульсу, когда охранник ушел. Раз уж возжелавшего защиты с ними не было, может, это и к лучшему? Объективную характеристику человеку всегда легче было давать за глаза. - Кто он такой? Откуда выплыл? - позабыв про Пеллигрини, Ливия полностью переключила свое внимание на Сантино, приблизилась к нему и повела беседу ровно в той громкости, которая за общим шумом зала позволяла разбирать ее слова только непосредственно Сонни. Насколько вхож в их круга был Константин, ей известно не было, поэтому и обсуждать при нем что-либо касательно бизнеса она не хотела. Сейчас, когда Гвидо с Розом загремели к властям (возможно, не без помощи какой-то крысы в их рядах), вести дела при посторонних было вообще небезопасно. И не исключено, что Сонни поступал опрометчиво, заводя дружбу с "новеньким". А последний был, к слову, еще и достаточно дерзким.
- А уже есть замечания? - сдержанно отозвалась на его то ли шутку, то ли претензию касательно жалобной книги. Вскинув брови, глянула на Константина с некоторым вызовом. Хамить ей действительно не стоило, тем более, в самом начале дружбы. Но Сонни, пожалуй, пояснил ему это гораздо более четко, моментально среагировав и притянув того за шею к себе, чтобы прошептать что-то наверняка поучительное. - Пустое, - наконец махнула рукой она, решив не портить настроение ни себе, ни окружающим и не придавать шутке Коса большого значения. - Сыграете вдвоем или хотите компанию побольше? - раскинуть карты можно было и на свободном столе, коих тут вполне хватало. Совсем не обязательно было присоединяться к тому, что уже почти потонул в громких азартных выкриках и клубах сигарного дыма. - Только я пас, - предупредила сразу. - Свое я уже успела на сегодня отыграть. Но наблюдателем побуду с удовольствием, - добавила, чтобы не расстраивать мужчин и еще немного с ними поболтать. - Не боитесь серьезно проиграться? - усмехнулась, подначивая в излюбленной манере.

Отредактировано Livia Andreoli (2016-02-04 23:07:32)

+2

9

Азиатский бордель, а точнее элит-класса, отличался от европейского или вот такого американского – тишиной. Японцы сдержанные люди, и все эмоции никогда не станут выплескивать при женщинах, предпочитая церемониал вызова, или отрываться в страсти с гейшей. Были и игровые столы, но, как правило, переговаривались тихо, обрывисто, больше стараясь отдать дань традиции – сначала общество, потом уединение.
- Одиночество это не итальянская черта. Развеешься, - Костя показал на бутылку саке, что стояла за спиной бармена. Пить американскую бурду он не собирался, предпочитая водку с родных земель.
- Ты же, наверное, пыталась колбасой, что уронила на ногу одного, отдавить ее. Вот и показала содержимое. Теперь буду знать, что предпочитает Леди на ужин. Все голову не ломать в следующий раз, - взял стопку, провел ею под носом, слегка втягивая в себя аромат рисового стебля, закинул саке четким движением. – Не скажу, что судьба, но это как-то должно называться. Надеюсь, сегодня третьего раза не будет. И можно начать отсчет более приятных встреч.
Сонни заговорил о делах, толкуя о новом знакомом. Тино мало интересовало это. Не его – быть почтовой совой с привязанной к лапке посылкой. Пеллигрини рассматривал что творилось за игровыми столами, поглядывая на своих собеседников, подмечая будущих партнеров по игре. Прижимистый чудак в вельветовом пиджаке, больше отвлекаясь на прелести брюнетки, что терлась вокруг него, видимо разрывался на части. Две такие большие – поиграть и скрыться с этой красоткой подальше. Но пока побеждала жажда выигрыша.
- Не смотри на меня. Я его имени не запомнил, - покивал Кос головой, пытаясь вспомнить то странное имя. Ирландцы народ с интересным прошлым, за столь короткое время сумевшие построить целый культ своих верований, что жили по соседству с верой в леприконов, интересовал Пеллигрини. – Сюда собирался только он, - кивнул на Пульса, - не смог отказать ему, да и уж сильно хотелось посмотреть на то, что так восхищает многих ребят.
Дальше обстоятельный рассказ Сонни был Константину не интересен. Слушать про себя, что ты и кого встретил, было мало занимательно. Толи вон тот столик, где сидели два близнеца. Надо же у Ливии и на таких нашлось по паре одинаковых красавиц. Умелый ход. Забавно, а если тройняшки придут, и такая изюминка есть в этом заведении?
- Не покажешь книгу – не узнаешь, - если не хотят его понимать, не трудности Тино это. А ссориться он не собирался ни с кем. Но как очевидно из дальнейших действий Сонни, тот было иного мнения, как и сама хозяйка борделя, одарив Константино обворожительным «выстрелом» колкого взора своих карих глаз.
- Ты когда начнешь читать меж строк. – Костя чуть двинул шеей назад, напрягая ее, что пальцы Сонни чуть разжались, - что ты как красный дракон. Написано слово так и понимает его, а подумать где написано, каким цветом, на чем ему все равно. И только краснеет сильнее. Прекрати меня обнимать, - усмехнулся, - поймут не правильно. Надеюсь, знаки покерские ты понимаешь. Я намерен опустошить этих джентльменов, а не отдать свои кровные просто так.
Все было тихо, достойно быть услышанным лишь им троим.
- Вдвоем мы могли бы и дома развлечься или в зале– но Тино уже был сама любезность, приветствуя будущих своих партнеров по столу. Не характерное рукопожатие немного смутило мужчин, но едва Тино заговорил на чистом итальянском, как те улыбнулись. – Надеюсь джентльмены примут нас с другом с свою теплую компанию.
Тино сел за стол, как тут же оказалась рядом девушка, проводя по его плечу ручкой.

+2

10

Диалога, происходившего между Константино и Ливией, Сонни не понимал, даже находя его в какой-то степени странным, но похоже, что друг друга они вполне понимали - чуднОе складывалось впечатление, однако, в том, что его новый друг кого-то уже знает так хорошо, что у них есть общие и понятные только им двоим шутки, Пульс видел скорее плюс, чем минус. Знает хорошо, хотя притом - и не слишком, учитывая сложное положение дел в настоящем; и по сути своей, и никого нового Константин тоже сейчас не узнал, раз Лив была ему уже знакома - круг лиц не расширился, следовательно и спектр информации, которую он мог сообщить кому-то, был ограничен тоже; и это скорее для Пульсоне сейчас было некое откровение. Андреоли своим пояснением восстановила полную картину. Везучим этот Константино оказался, наверное... если не учитывать, что в одну из таких встреч у него свежая ножевая рана открылась.
- У него просто талант появляться там, где надо, я скажу тебе. - усмехнулся в ответ девушке, сделав кратковременный, но выразительный жест, показав кистью руки сначала на бутылку, потом на стакан. Хозяйка "Парадиза" ведь слышала о том, что произошло - или чуть не произошло - в "Барракуде" и про роль Пеллигрини в этом деле? Не факт, что конкретно про Константина кто-то что-то говорил, конечно, но вообще такие вещи по ушам расходятся быстро - особенно среди членов одной команды, а Альберто и Лив конверты передавали одному и тому же человеку. В этом-то таланте оказываться там, где надо, Константино и был подозрительным - раз судьбой это не назовёшь, а в совпадения люди их круга не верят, но как-то это называться всё-таки должно... - За приятные встречи! - приподнял свою стопку, провозглашая незатейливый тост и подводя тем самым итог новым известиям; затем осушил её, переходя к разговору о встречах несколько другого плана... не сказать, впрочем, чтобы знакомство с тем парнем приятным не было, вести бизнес честно и по правилам всегда приятно.
- Здесь-то его никто не знает. - ответил Сонни, пожав плечами. В их деле не принято просто так заваливаться куда-то с порога, представляясь и начиная корешиться со всеми подряд - да и где так вообще принято, помимо пивбаров да ирландских же пабов? Заявляться куда-то без приглашения - невежливо, да и опасно; но иногда заявить о себе всё необходимо. Впрочем, приглашение его новый знакомый, можно сказать, только что получил от Ливии - так что он может войти сюда вместе с Сонни или сославшись на него. Так это в их мире и работает. - Хорошо, в следующий раз - обязательно. - улыбнулся чуть заметно, расслышав намёк Ливии. Приглашала-то она явно не одного только какого-то незнакомого ирландца, для которого раз-то будет первым... а следующий раз есть следующий раз. В случае Пульса теперь и впрямь мог бы быть следующий... - То есть, что - если бы я тебя не позвал, ты бы ещё долго сюда не заглянул? - Сонни чуть наклонился, посмотрев на Константина из-за Ливии, усмехнувшись, и затем принял первоначальное положение. Зря он имя того парня не запомнил; в их деле память на имена и на лица должна быть хорошей, и мимо ушей пропускать ничего не стоит, как и игнорировать что-то, тем более - людей. Для Пеллигрини же сейчас всё, можно сказать, проверка - и даже этот поход по девочкам тоже, агент под прикрытием или даже иной сорт копа под глубоким прикрытием может получить лицензию на убийство, но при этом в его "другой" жизни может присутствовать вполне себе законная жена, к примеру, что делает такое меньшее с точки зрения закона преступление, как съём проститутки, куда более сложным нравственным выбором. Да и к тому же, Константино с женщиной он ещё ни разу не видел, опять же - и не слышал от него о женщинах; про Сонни он хотя бы знал, что тот был женат. Мужчине их круга негоже оставлять такие потребности не удовлетворёнными должным образом.
- Как я и сказал, он новичок на улицах... довольно молодой, но вроде толковый, раньше на "Лихорадку" работал, но отделился с недавних пор и начал собственное дело. - то, что с "Лихорадкой" были какие-то тёрки, в результате которых она начала платить Семье за крышу, Сонни слышал; из чего мог заключать, что тому парню и его девочками "крыша" была необходима тоже, а платя за защиту тем же самым людям, что и его бывшие хозяева, он надеялся с гарантией уйти от проблем - во всяком случае, так можно было объяснить его поступок. Одному в этом мире не выжить даже с кучей денег: кого-то придётся купить. Получится ли... другой вопрос.
- Я уже начинаю привыкать, Кос, а вот другие твоих японских метафор могут и не понять. - но напряжённую шею Константино всё-таки отпустил, чтобы не превращать ситуацию в фарс; хотя объятия у итальянцев в порядке вещей, слишком долгие, и слишком определённые жесты, могут вызвать и у других подозрения - публика здесь не мягкотелая в большинстве своём, увидят, что парни спорят, и тоже напрягутся.
- Фу-фу. Здесь тоже можно между строк что-то не то прочесть...
- скривился Пульсоне, когда Пеллигрини высказался про развлечения. - В зал мы тренироваться ходим, это спорт-зал. - пояснил Ливии, усмехнувшись. А "дома" у них общего никакого не было, чтобы там развлекаться, разумеется. - Но Кос прав, друг с другом в карты мы можем где угодно поиграть. - в этом и интереса никакого, и смысла сюда тащиться тоже. Весь смысл как раз в хорошей компании... - Жаль... - отреагировал на сообщение Лив о том, что к карточной партии она не присоединится; хотя делая это скорее из вежливости, чем на самом деле жалея - понимая, что у хозяйки есть и другие дела, нежели в картишки с клиентами перекидываться. - Но, может, ты принесёшь нам удачу своим присутствием. Кос вот на выигрыш настроен. - улыбнулся, услышав про боязнь проиграться. Может, у его нового друга, набитого скрытыми талантами, и в покере есть некая сверхспособность?.. - Джентльмены... Леди... - усмехнулся Сонни, поздоровавшись со всеми, подражая манере Пеллигрини говорить. У некоторых из игроков за столом тоже тёрлись ярко разодетые девушки; у стола тут же оказалась ещё парочка - одна направилась к Константино, другая же приветливо склонилась к Сантино. - О, а как твоё имя, милашка?..

+2

11

Константин усмехнулся, услышав как Сонни начал пояснять Ливии, что они не ходят друг к другу в гости, что зал это тот то в Барракуде, и там они лишь тренируются.
- Ни черта ты Пульс не привык, - Тино проводил его взглядом до стула, положив ладони на стол, показывая свою готовность приступить к игре. Рукава его пиджака слегка натянулись, показывая белоснежные рукава рубашки, из тонкого китайского шелка, под которым спрятать карты было просто не возможно, если только ты не зататуирован под «рубашку» колоды. – Ливия, - итальянец окликнул Хозяйку заведения, легким кивком попросил подойти, вовсе не пытаясь ее унизить этим или оскорбить. Когда она слегка наклонилась, прошептал: за спину не привык никого ставить, но чтобы не вызывать подозрений у сидящих, просьба – дай мне честную девушку. В долгу не останусь.
Он коснулся ее запястья, внимательно посмотрел в глаза Ливии. Поняв, что та уловила, о чем он, отвлекла стоящую за спиной Пеллигрини девушку, и когда первая партия была сдвинута в левой руке раздающего, вновь ощутил на плече руку.
- Ты желаешь выпить? – томный голосок.
- Саке, если тебя не затруднит. И себе возьми. – Он взял карты, просто тасовал их в пальцах, смотря на ставки. Пятьдесят долларов вполне приемлемо для старта. Константин слишком много играл в карты, чтобы понимать поведение партнеров по столу. Вскрывать себя он не торопился. Для толстяка и парня по моложе, он был темной лошадкой, а вот Сонни, кажись, они знали. Тем и была привлекательна сегодняшняя игра, что ты вслепую идешь, прощупываешь и если все верно, то в конце тебя осыплет дождь из портретов президентов Америки. Нет, то президенты передут в карман другого. Поднимать бездумно, показывая себя идиотом было не выгодно. Так быстро пропадает азарт, на что Константин сейчас и делал ставку, не показать себя, но заглянуть в карман справа сидящему парню.
- Спасибо, милая.
- Джина, - она привлекала слишком много его внимания, чуть склоняясь к виску итальянца, обдавая его терпким ароматом, коим было пропитано ее тело. Продолжения с ней вечера у Тино не будет точно. Флакон одеколона он может и дома поцеловать, стоя перед зеркалом.
- Надо быть осторожнее в словах. Честная, но видать, недалека, - прошептал итальянец, беря ладонь блондинки в свою, загибая той пальцы так, что это означало «видела ли что, проходя мимо других игроков». Но Тино скорее проверял, она правда честна или придурится и начнет ворковать, без разбору меля, что угодно. И каково было его удивление, когда ее пальцы сложились в комбинацию «справа валет треф, шесть треф и восемь пик». – Еще пятьдесят.
Он поцеловал ее руку, положил карты на стол, ожидая хода толстяка, выпил принесенный напиток. Девушка, было уже, поднялась с ручки стула, пойти за новой порцией, как Тино пресек ее самостоятельность. Это было бы уже явно, что она шпионит для него. Его ладонь поглаживала блондинку по бедру, смотря на Сонни, показав тому, чтобы поднял еще ставку. Если эти двое так давно тут сидят и не собираются уходить, значит, карманы еще полны зеленых бумажек. Нет, до конца он не желал бы ободрать их, но пару тысяч в кассу Ливии положить хотелось.

+2

12

Привычка - дело относительное. Сонни про себя усмехнулся, услышав про сакэ - Константино вот явно не так просто было отказаться от своих, хоть здесь этот напиток был не столь популярен, в той среде, где они оба теперь обитали - и подавно, да и в Арене у "легионеров" едва ли японское вино пользовалось почётом, хотя, кто его знает - у молодёжи суши-бары нынче в почёте, говорят... впрочем, у молодёжи и не настолько радикальной, как та, число которой они с Костей сократили не так давно. Впрочем - Пеллигрини ведь спортсмен, следит за своим здоровьем, давлением, уровня сахара в крови и какой-нибудь там ещё фигнёй, в которой Сонни вот мало что понимает, и, хотя и сам качается, да и в боях бывает периодически, в нечто настолько серьёзное такое "увлечение" не превращает; так что пусть чем хочет занимается, в принципе - отчасти потому Пульс его за собой и водит, что он здоровый и драться умеет. Себе же у своей девушки - её звали Тина - Пульс запросил более привычного в таких кругах виски, со льдом, без всяких примесей - с картами и сигаретой такой набор всегда идёт отлично, особенно если сорвать банк ты целью себе не ставишь, а хочешь просто расслабиться и отдохнуть... а вот у Константина же мозги отдыхать никак не хотели.
- ...а себе - что хочешь. - Пульс протянул Тине купюру, и вальяжно провёл ладонью по её пятой точке, когда та повернулась, отходя к барной стойке. Затем слегка толкнул запястьем Пеллигрини, вольготно разваливаясь на стуле, фокусируя взгляд на какой-то ещё женской фигуре в зале - проникаясь атмосферой, позволяя ей пройти через себя; и это было немного волнительно, пожалуй, но он всё-таки не чувствовал себя настолько зажатым, насколько в своей рубашке и костюме выглядел Константин. - Да расслабься ты. А то сейчас стул ягодицами расколешь... - ухмыльнулся, принимая стакан из рук Тины и слегка касаясь губами её кожи, снова позволяя занять место рядом с собой - чуть позади. Похоже, что она старалась ему понравиться; вообще-то, Тина - если это было настоящее её имя - выглядела даже как-то слегка знакомо, но Сонни не мог вспомнить, где именно её видел; что было странно, поскольку на лица у него память была как раз хорошей. Впрочем, он мог видеть её на улице неподалёку, или даже когда заходил в "Парадиз" по другим делам, в том числе и тот день, когда они сцепились с Фрэнком; да и вообще за время работы на студии он немало девиц перевидал. Пригубив виски, Пульс взял свои карты, переворачивая их и разглядывая выпавшую комбинацию.
Карты будоражили кровь немногим хуже красотки рядом и алкоголя в стакане; да и недаром все три элемента частенько идут рядом - и человек их круга имел возможность получить всё одновременно, одна из причин, по которой Сонни вообще пошёл именно такой дорогой - ко многим вещам, как полезным, так и приятным, у живущих такой жизнью были короткие пути. Многим, конечно, это и саму жизнь здорово укорачивало, но... очень похоже на то, что ему незачем в настоящее время её вообще надолго продлевать. А вот те пятнадцать лет, что из неё вывалились - нельзя сказать, чтобы в полной мере наверстал?
Наверное, у Константина были на этот счёт другие мысли... заметив его движение, затем увидев и его взгляд, Сонни понял, что у того и действительно на игру серьёзные планы - более серьёзные, чем у него, пришедшего сюда смотреть не на пиковых и бубновых дам. Что Пульсу, вообще-то, и не очень понравилось; хотя и сам виноват - ну, значит, в следующий раз поведёт Коса в один из игровых дом Роза, или даже в "Эллениум" тогда. Или он в таком случае найдёт, кого там трахнуть?.. Ладно.
- Удваиваю. - поддержал он Константина в этой затее, надеясь, что надолго она не затянется; вообще-то и перед друзьями невежливо, если они начнут тут строить из себя катал... некстати вспомнилось, как они с Агатой взяли тот притон - целую аферу провернули, чтобы в итоге устроить банальную перестрелку с выносом сейфа, хотя, кое-что удалось и заработать посредством такого же шпионажа, какой устроили Джина и Константин. Сонни толкнул друга ногой под столом. Они не рассориться с остальными сюда пришли...
Тина устроилась на его коленях, начав перебирать его волосы; Пульс свободной рукой вытащил из кармана пачку сигарет, протягивая ей - поухаживав за ним, девушка вытащила пачки одну, вставив ему в губы, и затем поднесла зажигалку, подпаливая; улыбнувшись и раскурив, Сонни вернулся, ну или сделал вид, что вернулся, к игре - на деле сосредоточенный больше на Тине, чем на картах. Виски, уменьшающийся большими глотками, делал своё дело - Пульсоне потихоньку расслаблялся, чувствуя, что в объятиях куртизанки "Парадиза" ему становится жарковато и хочется сбросить с себя одежду... - Новичкам везёт, да, Кос? - хмыкнул, когда Константин снова прикарманил банк. Не знал, как Ливия - она и так, и так будет в плюсе - Пеллигрини же наличка как раз не помешает, главное только остановиться вовремя. - Ну а мне... - усмехнулся Сонни, проводя рукой по бедру Тины. - ...видимо, должно повезти в чём-то другом... Джентльмены, спасибо за игру. Я вернусь через пару часов... если вы ещё будете здесь, конечно. - а не займётесь делом...

+2

13

Джина была единственной девчонкой в Парадизе, чьи картежные фокусы выходили далеко за рамки пошлых шуток вроде спрятанной в лифчике карты. Она семь лет трахалась с шулером, который и научил ее всяким мастерским фишкам в этом роде деятельности. Тренировать их ей, кроме как в заведении Андреоли, было негде. Завсегдатаи Парадиза уже давно познакомились с ее впечатляющими, но отнюдь не профессиональными умениями, поэтому зачастую она просто развлекала публику тем, что позволяла какому-нибудь новичку сорвать банк, а после безжалостно его кидала. Той же траектории игры она держалась сейчас и с Пеллегрини. Сдав ему в первом круге карты соперников, она кокетливо и задорно подмигнула Бадди, сидящему напротив Тино. Тот уже был знаком со штучками Джины - когда-то жертвой подобного жестокого розыгрыша стал и он сам. Едва не разгоревшийся тогда конфликт вовремя перевели в шутку, а "бессовестная Джина" досталась парню в награду за провинность, чем в итоге и загладила свою вину. Помнится, Бадди тогда, подобно Косу, только-только знакомился с Семьей, вливался в коллектив, делал всю грязную работу и был счастлив от одного того, что такое заведение, как Парадиз, открыло свои роскошные двери для простого паренька, вроде него, что еще совсем недавно тырил шоколадки в супермаркетах. Поэтому никакого зла ни на Джину, ни тем более на Ливию он не держал и, наоборот, вспоминал ту историю со смехом.
Хозяйку борделя, что следила за игрой, стоя возле Пелигрини, он, кстати, одарил ухмылкой, догадываясь, к чему та привела сюда Джину. Дерзкий Пеллигрини, решивший отчего-то, что заведение будет помогать выигрывать именно ему, все же не пустился в омут с головой, и следующую партию предпочел разыграть без участия шулерских ручек Джины. Последняя, обменявшись взглядами с Ливией и получив кивком головы приказ продолжать действо, смиренно вытерпела пару кругов, присев к нему на колени. Но когда выпивка закончилась, она взяла мужской стакан и, предложив обновить, двинулась в сторону бара, виляя бедрами возле стола и рассматривая карты оставшихся игроков.
Вернувшись, она присела обратно к Тино на колени и, как и тогда, подала ему сигналы, на сей раз намеренно фальшивые. При вскрытии карт обнаружилось, что банк ушел пополам в руки Бадди и второго игрока по имени Саймон Смитт, владельца сети автомобильного сервиса. Сонни же к тому моменту уже удалился из-за стола вместе с Тиной, чьи фигуры Ливия проводила пристальным и несколько разочарованным взглядом. Когда-то ей казалось, что Пульсоне не из тех ребят, кто, едва повздорив со своей женщиной, меняет ее на шлюху. Впрочем, она пока еще мало знала Сантино, а страстная любовь, которую он якобы испытывал к Агате, похоже, была иллюзорной и, как и у большинства мужчин, не стоила и цента. За Тарантино чисто по-женски Андреоли стало дико обидно, но свое расстройство она тут же попыталась разогнать действом, происходящим за карточным столом. Довольный и взмокший от азарта Саймон расхохотался при виде собственного выигрыша и, сбросив карты, сообщил, что с него на сегодня достаточно - он хочет наконец-то отдохнуть в компании Лизы, вертевшейся весь вечер вокруг него. Распрощавшись, они покинули стол, за которым вскоре остался один Пеллигрини, которого Бадди насмешливо хлопнул по плечу:
- Не верь женщинам, дружище, - он шлепнул Джину по заднице, - а этой особенно!
- Эй! - она демонстративно взвизгнула, но спустя мгновение уже хохотала над его выходкой и словами. Когда ей удавалось проворачивать такие аферы, ее наполняла невероятная гордость за себя и свой талант.
- Бесстыжая Джина, - вступила в игру и Ливия, с театральным сожалением растягивая слова и приободряюще касаясь ладонью плеча Константина. - Опять твои шуточки? - взглянула на девчонку, обменявшись с ней довольными и беззастенчивыми улыбками. Они обе явно не собиралась скрывать того, что немножко разыграли новичка. - Когда-нибудь я тебя накажу, - изобразив строгость в голосе, пожурила Джину и небрежным жестом отослала ее за напитками, а сама обратила все внимание на Пеллигрини. Будучи тоже знатной любительницей розыгрышей, Ливия с интересом ждала его реакции на все произошедшее. - В моем заведении не принято жульничать, - ласково слетело с ее губ. - Так что, не пытайся больше этого повторить, если не хочешь нажить себе врагов из-за пары сотен баксов, - дело ведь не в охране Парадиза - свою долю заведение получит с любого выигрыша - дело в игроках, большинство из которых не терпят, когда их дурят, и дилер, приставленный к залу, как раз и следил за тем, чтобы таких хитроумных, как Пеллигрини, удаляли из-за стола прежде, чем обман засекут игроки. Вспылив, последние могли и яйца за такое прострелить. А новый паркет портить жалко.

+2

14

- Закон, - Тино усмехнулся, скидывая пару карт на стол, возвращая руку на бедро девушки, что гордо восседала на его колене.
Вероятно сидящие за столом игроки, увидели азартность Пеллигрини, с которым тот взялся за игру, показывая свою смелость в ставках, пропусках ходов. Но без всего этого не заставить раскрыться оппонентов по картам, сделать ошибки не в самой игре, бросая на сукно фишки или покрывая небольшую горку в центре наличностью, в жесте отправляя ту на «растерзание» соперников. Джина профи, но девочка ошиблась в том, что ерзала на коленях Тино, явно меняя положение, едва он поднимал карты от стола, веером открывая той содержание расклада в его руках. Пару раз проскочили замысловатые для многих жесты вовсе не соответствующие картам, которые остались в игре. Мало уметь видеть соперника, надо замечать, что уходит в сторону. Каким бы он был бойцом, если не понимал тему противника. Не важно где: ринг, улица или стол.
Тонкая ладошка поглаживала плечо итальянца, поочередно поднимая пальчики вверх в разной последовательности. Сливаешь красавица. Константин потер кончик носа, пропустив пару карт, и теперь играл на половину вслепую. Проигрывать? В карты? Да это пустяк, по сравнению с проколотым боком.
- Удачи, - поднял взгляд на уходящего Сантино, в обнимку с девушкой, что так льнула к нему с самого начала  вечера. – Продолжаем , господа?
Вопрос был риторическим. Кон уплывал в сторону толстяка, что позабавило итальянца, как тот крякнул, в удовольствии раскрываясь. Он увидел там все знаки, что показала Джина.
Вскоре, толи поняв, что игра с шулером не принесет удачи и большей суммы, толстяк довольствовался тем, что уже упало в его карман, объявил о своем удовлетворенном азарте. Вытянув ноги под стол, что Джине пришлось подняться, Константин потягивал из рюмки саке, обжигая язык. Увесистый хлопок по плечу, буквально прибил руку итальянца с бокалом к столу.
- Теперь буду знать, - с двойным смыслом ответил Тино, поднимая взгляд на толстяка. Тот вряд ли понял намека, но это было на руку Пеллигрини. – Особенно этой. Запомню.
Дальнейший разговор его уже мало интересовал, так как он отлавливал взгляды «следящих», которые не столько контролировали другие игры, как пытались понять – будет ли за Этим столом драка или в наглую ли будет новичок «доить» своих. Перебирая пальцами гладкую бумагу дорогой колоды карт, Тино приподнял один, к которому подцепилась дама пик. Понятно. Есть все таки и тут мухлеж. Как и везде, подпольных играх.
- Ждешь что я скажу? – покрутил бокал в руках, мельком увидев, что Ливия подошла ближе, когда закончила отчитывать Джину. – Когда ты знаешь, что я жулик, а я знаю, что ты знаешь, что я жулик и что жулик и ты, ты сама первая начнешь попытку выкрутить себе пару шагов вперед.
Константин поднялся, обходя Ливию.
- Неужели ты думала, что.. - провел пальцем по ее руке от плеча до тонкого запястья, обдавая щеку итальянки горячим дыханием с примесью вкуса саке, Тино прошептал, слегка склонившись к ее ушку, - я буду играть честно, подозревая, кто сидит со мной за столом? Право дело, это глупо ведь. А Джина слишком уж откровенно ведет себя. Пусть поработает над тонкостью движений, а то от раскачивания моих ног, меня едва не укачало. Искуснее надо работать. И не говори, что залетных пингвинов, твои люди не обдирают, дав сначала втянуться выигрышем в игру? Ведь не все идут к тебе за бюстом, ножками и удовольствием от всего этого. Хотя, я могу ошибаться. И выигрыш то был, если ты заметила десять раз по паре сотен. Хотел порадовать твою кассу. Но увы.
Он отошел от женщины, стукнул пару раз пальцами по спинке стула, сделал шаг, задумавшись.
- Передашь Сони, что завтра я буду в зале не в 5, а в 3 дня. Забыл ему сказать. Не скучай.
Пеллигрини вышел на улицу, улыбаясь. Все получилось очень просто, как по щелчку пальцев. Раскрыть тайные места всего за час игры это просто везение. Тино оглянулся. Так вот ты какой Парадиз. Я не разочарован, а весьма заинтригован. Особенно….
Машина летела в сторону выезда из города, а в салоне слушая легкую музыку сидел итальянец, который сделал еще один шаг к познанию города Сакраменто. Только на этот раз он зашел с черного хода.

+2

15

Реакция Пеллигрини не оправдала ожиданий. Супермен, кажется, оказывался еще и всезнайкой. Где вышибала почек из подпольных бойцовских клубов раздобыл такую прозорливость, оставалось только гадать, но в любом случае, сегодня он лишил их с Джиной возможности не только пополнить список курьезных историй борделя, но и попросту повеселиться. Розыгрыши ведь для того и устраиваются, чтобы вдоволь посмеяться над человеком, не ожидавшим подставы. А этот самый Константин взял и все испортил. Хорошее настроение в момент улетучилось, а внутри даже поселилось некоторое раздражение. Поэтому она откровенно дернула плечом, когда излишне самоуверенный Пеллигрини постарался к нему прикоснуться.
- Хм, как с тобой скучно, - безразличным тоном констатировала она, отводя глаза в сторону других гостей и демонстрируя тем самым полную потерю интереса. Рука, приободряюще сжимавшая его плечо, давно уже соскользнула. - Джина будет разочарована, бедняжка. Она так старалась, - всеми этими шуточками они ведь выводили мужчин на эмоции, а такие заведения, как Парадиз, собирающие немало горячих голов, хоть изредка, но все же требовали зрелищ, чтобы было, что обсудить за очередной партией в покер или бильярд. А над кем же еще шутить, кроме как не над новичком? Что ж, Константин со своей чертовой сообразительностью и завидным хладнокровием не дал такой возможности, и Ливию сейчас переполняло разочарование и некоторое сожаление из-за того, что она попусту потратила свое время, да еще и получила в лицо какую-то насмешку. Лучше бы уделила внимание назревавшей стычке за бильярдным столом, которая к этому моменту, увы, уже сошла на нет. Весь вечер вдруг показался ей невообразимо унылым. Вместо того, чтобы посмеяться над ожидаемой злостью Пеллигрини, она сейча стояла и слушала его занудные нотации насчет того, что выгодно делать ей в своем заведении и как лучше тренировать своих девочек. Пора было закругляться.
- Увы, - эхом повторила за его финальной фразой, пожав плечами и согласно кивнув. - Порадовать тебе не удалось сегодня никого, - она нацепила фальшивую улыбку и бросила на Пеллигрини прощальный взгляд. Терять с ним еще больше времени не хотелось, он ее раздражал своим неоправданным самодовольством и наглостью. Кто он по сути такой? Дружбан Пульсоне? Вот пусть с ним и умничает. Поразительно, как ему еще с такой-то страстью к зазнайству все зубы не перебили в Барракуде. Или с Алом он вел себя не так борзо?
Услышав, что он просит ее выступить своим посыльным и передать какие-то сообщения Сонни, Ливия и вовсе обалдела от подобной наглости, отчего вынуждена была задержаться возле него дольше намеченного. Брови ее насмешливо приподнялись, а взгляд выдавал нескрываемое сожаление.
- Ты, кажется, ошибся дверью. Телеграммы принимают на почте, - сухо отрезала она, после чего отвернулась и, не прощаясь, поплыла к другим гостям, пытаясь справиться с охватившим ее легким, но все же заметным раздражением.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Приобщение