В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Welcome to the dark carnival


Welcome to the dark carnival

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s28.postimg.org/eaxkxy0jh/Fire_800_x_400_1.jpg
Участники: Avril Schneider, Larsen Schneider
Дата: 20 января 2016
Место: главная цирковая арена Сакраменто, парк аттракционов
Погодные условия: ветрено, иногда проглядывает солнце, +15
О флештайме: сегодня впервые зажжется маленький неуклюжий огонек, который впоследствии перерастет в большое гордое пламя.

0

2

I'm crazy for thinkin' that my love could hold you.
   Никогда не жалейте о том, что вы сделали. Жалейте о том, чего даже не решились сделать в своей жизни. Да, именно так, дорогие мои. Иначе ваша жизнь никогда не сдвинется с места и не произойдёт в ней ровным счётом ничего - ни хорошего, ни, блять, плохого. А как же можно жить на этом свете без этой составляющей? Мы сами и творим эти чёрно-белые полосы, дабы меняться ближе к светлому, белой стороне Инь-Янь. Не имея чёрной, белой будет не видно и она перестанет быть такой ценной. Поэтому мы обязаны создавать чёрные полосы. Иными словами, вам придётся расстаться с тем, что вы когда-то любили. Дорожили. Как и Аврил решила расстаться со своей Канадой. Любимая, мать её, Канада. Родная, пропитанная молодой энергией и выращенная здесь госпожой Шнайдер девочка, решила уехать. Было больно покидать это место, казалось, что она сама лишала себя счастья. Она променяла свою родную страну только для того, чтобы навестить своего любимого несносного старшего брата, который сам, по большому счёту, ничего особенного к сестре не испытывал. Нет, ну честно. Младшенькие же бесят своих родных. И сколько бы вам лет не было - вы навсегда будете "девулькой-Аврюлькой", тупишкой или малой. В случае автора, старший брат называет его вообще голопопиком, настолько большая разница у тех, кто вырастил сестру с разницей в 7 лет. А в случае Шнайдеров - разница у них была всего лишь каких-то 2 годика. Ничто, признайтесь. И рано разошедшиеся, дети стали друг другу не столь родными.
   - Как же здесь красиииво! - ничего нет лучше лучика счастья в глазах маленькой сестрёнки, пусть и со смайлом like an idiot. Ах вот оно какое - Сакраменто! Вернее не город. Этот офигенный парк аттракционов. Ваааау! Даже автору стало любопытно, какие же такие аттракционы описывает автор. А вот, сравнимые с Диснейлэндом. В этот момент она обняла брата.
   - Ларсик, я не верю, что я смогу выступать на настолько крутой сцене! В таком крутом месте! А что, кататься бесплатно можно, REALLY?! - восторженно благодаря брата, что тому удалось устроить её на работу в цирке, мастера-каскадёрщики отметили чувство танца в Аврил и умение жонглировать огнём, выплёскивая его смело изо рта и её коронный номер (исполняемый ранее лишь в стриптиз-баре) электрической хреновине с диском, который очень быстро резал, полируя железный сосочек на железном костюме Аврил, специально сделанный ею саморучно. Да, им невероятно понравилось и портфолио девушки, всегда предстовавшей на снимках в различных, несочетаемых, от того и неожиданных сценических образах. У всех же у нас есть страничка в социальной сети, где мы помещаем наши фотографии - вот и у Аврил такая была, однако она смогла вызвать восхищение среди работодателей за столь ловкое умение беспрепятственно менять свой собственный облик и не бояться этого показывать перед обычными людьми. Чего стоял один лишь её пирсинг под губой! Такое, наверное, вряд ли бы хотел себе сделать. От того создавался у прохожих лишь один нелицеприятный для малышки вопрос - "Как же ты, милочка, целуешься?". Да. Цацы не любили её внешний вид. Любая уважающая себя девушка честно отвернётся от такой паршивки, как наша героиня. Её воспринимали, как сатанистку, к наркоманку, исчадие ада, немодную уродливую страхолюдину. Которая, видите ли "Раньше была гораздо лучше!". Видимо, и Мортену она больше нравилась без пирсы и дред. Такое отношение Аврил... расстраивало. И оно таким было не только в Канаде, но и уже успело встретиться в аэропорту Сакраменто. Когда там в рациях охранников начали поступать жалобы на девочку-неформалку, танцующей в данный момент под вызывающую музыку, в вызывающей одежде, вызывающий танец - её мгновенно вывели. С позором. Почти швырнули в неё её же чемоданами, которые она там оставила. Не это ли, блядь, заставляет нас опускать руки и дальше уже ничего не пробовать в нашей жизни? К чёрту этих людей! К чёрт к чёрт к чёрту. Надо быть самими. Не смотря ни на что и ни на кого. Обиды обрезают нам крылья, и Аврил вполне могла отказаться от своего вызывающего образа, снять пирсинг и сделать карэ. В грустных ситуациях девушки, обычно, обрезают себе волосы, отказываясь от своей шикарной длины, пусть они будут даже и до поясницы.
   - Ларс... спасибо тебе, - она робко посмотрела на него, давно замечая какой-то... иной отблеск в его родных и непохожих глазах.
   - Ты приютил меня, - пояснила Шнайдер, и сама приютилась вместе с ним на какой-то скамеечке. Весь день гуляя в этом прекрасном и сказочном парке, Аврил прислонилась виском о плечо брата, вдохнув и выдохнув из себя побольше воздуха.
   - Мне не хватало той любви, которую мне когда-то дарил по-началу Мортен, - расслабленно прикрыла глазки девушка, ёжась поближе к брату, - Поэтому я не хотела его тогда видеть. Бывших видеть тяжело, к ним тянуть начинает... когда у тебя всё плохо. Надеешься, что в любой момент они готовы принять тебя обратно, - они поднялись на ноги, чтобы идти дальше, а она обхватила своего брата всеми руками и...
   - Только семья может всегда принять обратно и никогда не откажется от тебя! - вот и признание. А выглядеть должно, по сути, слезливо. Вон, и у Аврилки на глазах слезинки. От многолетнего одиночества после того, как тебя бросили, как ненужную надоевшую игрушку.
   - Мама мне всегда говорила - люби только свою семью. Я люблю тебя, Ларсик, спасибо, что приютил меня, - её покрасневшие от слёз глазки и размытая косметика от туши делало её лицо ещё более жалобней.
I'm crazy for tryin' and crazy for cryin'
And I'm crazy for lovin you.

Отредактировано Avril Schneider (2016-02-01 21:32:49)

+1

3

I want you, I need you
I pray that God absolves you
Can't live this life without you
I've cleared the coffin for two

А Ларсен просто не знает, куда ему деваться. Запутался в догадках, захлебнулся в доводах, боится самого себя. Аврил живая: она смеется и кружится целыми днями, она столь энергична, что кажется, будто она крадет чужие жизни. Искренняя как ребенок, манящая как роза и заметная как рубин. С ней никогда не бывает тихо, но волнительно то, что и не хочется вовсе, чтобы она молчала. Пускай говорит, пускай - каждое слово ее, будь то очередной восклик восхищения или бессвязная глупость, затягивает петлю сомнения на горле Ларса еще туже. Он так давно не видел так быстро повзрослевшую сестру, что совсем перестал воспринимать их родственные узы, и это чертовски пугает.
Ларсен не знает, куда ему деваться - коллеги читают ее резюме, смотрят на мастерство исполнения трюков, а он наблюдает за тем, как плавно узкая талия переходит в стройные бедра, как привлекательные черты лица за слоем темного эпатажа выражают лишь светлые эмоции. Иногда она оборачивает свой взгляд с других файерщиков на него, будто ища поддержку, а он резко отводит взгляд, за что ему бесконечно стыдно. Нет-нет, сестренка, я не смотрел на декольте, скрытое под самодельным железным корсетом. Я не любовался твоей улыбкой, не вслушивался в твой смех, не заправлял выпавшие пряди за ушко, пока ты спала, и совершенно точно не хотел тебя. Еще я мастерски умею себя обманывать, но сегодня я смотрю на твое выступление и понимаю - скоро этому настанет конец. Аврил естественная: ее искусственный образ это она настоящая, и это не может не подкуплять.
Конечно, они приняли ее на работу в его цирке. И если на прошлой неделе он мог позволить себе бежать от странных эмоций под вершиной куполов, забываясь в сумасшедших сальто, то теперь он влип. С другой стороны, видеть ее постоянно значит легче разобраться в происходящем. Скорее всего, она с кем-нибудь познакомится, и Ларс перестанет биться головой об стену от вопроса "А если?" А если она тоже что-то чувствует? Нет-нет, быть этого не может. Нонсенс, чушь, маразм. Забудь, Шнайдер-старший, вычисти воображение - она твоя сестра, и в отличие от тебя, она прекрасно это понимает.
Ларсен не восторгается аттракционами, он видит их каждый день на протяжении десяти лет, но ее счастливая реплика позволяет ему взглянуть на них по-новому. Когда она обнимает его на эмоциях, он очень старается не думать о том, как ему нравится это прикосновение. Разумеется, у него ничего не получается. Как всегда.
- Я рад, что тебе нравится, мелкая. Ведь теперь это и твой дом,- специально акцентирует внимание на разнице в возрасте, специально напоминает себе, кто перед ним. Мелкая. Младшая. Сестра. Всего лишь сестра, которая обнимает брата потому, что привел ее в место столь же яркое и эксцентричное, сколь она сама. Не более того. Прокручивая эту мысль в голове как заевшую пленку, Ларс отстраняется от объятий Аврил и чувствует, насколько легче стало дышать. Чёрт возьми, Аврил! Радуйся сколько хочешь, но не повторяй подобные жесты слишком часто! В конце-концов, когда Шнайдер предложил пожить у себя, он выполнял семейный долг: выступал в роли помощника, а не совратителя. По крайней мере, ему очень хотелось так думать.
- Конечно бесплатно. Мы же тут работаем, нам теперь можно все! Хочешь съесть всю сладкую вату, что есть в аттракционе? Уверен, после моей ну просто шикарной стряпни ты будешь рада себя ею побаловать,- парень рассмеялся, стараясь разрядить атмосферу, но вышло натянуто. Впрочем, слова его были неоспоримой правдой - они оба готовили так, словно варили ядовитое зелье для своих злейших врагов. Навык бесполезный, но глядишь, пригодится? Ларс с радостью бы отравил всех, кто посмеет косо взглянуть на Аврил. Серая, скучная толпа, масса. Куда им до красновласки? Еще нужно дорасти, чтобы окончательно стать свободным ото всех наручников, в которые социум тебя заботливо заключил.
По аттракциону загулял легкий ветер, возвращая запутавшиеся мысли в порядок. Парень расслабляется окончательно, убирает зажатость - даже руки вытащил из черных кожаных карманов. Ему не нравится Аврил как девушка. Нет, ни в коем случае. Просто с последних его серьезных отношений прошло четыре года, и он ищет компенсации, вот и все. А тут попалась взрослая и красиво слаженная дама, еще и такая уникальная. Конечно, любой нормальный молодой человек сразу отреагирует характерным образом. Так что дело не в ней, а в нем. Придя к такому выводу и стараясь в него верить, Ларсен шутливо хлопает сестру по спине и предлагает интригующим тоном:
- Прокатимся на чем-нибудь саамом опасном, систер?
Вот только... опасными оказались не аттракционы, а ее следующий ход. Ларс чуть не проглатывает собственное выпрыгивающее из грудной клетки сердце - буквально, давясь кровью. Она просто благодарит его, так почему она смотрит так робко и нежно, словно... чувствует то же самое? Может, она со всеми такая, вот и все? Внутренняя харизма, которую никуда не деть и не вырезать? Слишком много вопросов, а итог один: он молчит, и только жар расплывается по телу, вскружившая голову. О да, Аврил действительно приручила огонь. Иначе как она заставляет его в нем гореть, сама того понимая. Почему подсаживается на скамье так близко, словно хочет близости. Ларс устало трет виски и убирает назад волосы; часть грима, что не удалось свести средством, рассыпается на кожаные брюки; надо что-то с собой делать. Допустим, дать шанс той девчонке, Ингрид, что укрощает хищных тигров. Она давно смотрит на него так, словно хочет опробовать на нем свою плетку в пикантной ситуации. Он обязательно ей сегодня напишет, а пока...
- Аврил,- он выдерживает недолгую паузу, подбирая слова, которые прозвучат достойно в ответ на подобную искренность с ее стороны,- Всегда. Всегда, когда тебе будет плохо, можешь быть уверена, что дождешься от меня поддержки. Несмотря на то, что я полноценно знаком с тобой взрослой лишь, хах, неделю, я люблю тебя, сестренка. "Больше, чем ты думаешь". Так что говори мне все, что взбредет в голову, даже если в инопланетян поверишь - я поддержу. Хочешь что-нибудь еще сказать, м?- Ларс тепло улыбается, потрепав девушку по голове, как обычно отцы треплют своих неуклюжих сыновей. Специально ведь, чтобы себя заставить поверить - Аврил дитя, ей двадцать семь, но для него она обязана оставаться младшей. И чем больше он старается себя в этом убедить, тем сильнее Аврил усугубляет ситуацию. Например, вот сейчас! Danger, Шнайдер! Парень встает с места, чтобы идти дальше, ибо не слышит ответа, а она внезапно заключает его в крепчайшие объятия. И на сей раз он просто не может противиться желанию обнять ее в ответ. Разум твердит срочно отцепиться, но руки демонстрируют ему средний палец и сильнее обхватывают тонкое девичье тело. Ларсу дико стыдно за то, что пока девушка признается в своих проблемах и чувствах, он вдыхает запах ее волос, старается прильнуть поближе к ее шее, источающей приятный парфюм. Дурак, какой же дурак. Ты спугнешь ее, чертов придурок. Она ищет поддержки семьи, а ты вконец уже охуел. Но ты не можешь остановишься, напрасно пытаться. Ты обнимаешь ее практически бесстыдно, все крепче, все ближе - со стороны вы точно не брат и сестра. Стой-ка, что я вижу? Ты наконец очнулся и додумался ее поспешно выпустить из рук. И ты видишь на ее лице слезы. Доволен, проклятый идиот?
Однако, вопреки своим опасениям, Ларс не был причиной ее слез; она словно бы и не заметила никаких странностей с его стороны. Просто вновь поблагодарила за то, что он, по сути, обязан был сделать.
- Мне она говорила то же самое,- мягко улыбнувшись, парень уже автоматически стал вытирать слезы с ее лица подушечками пальцем, но в итоге еще сильнее размазал ее некогда аккуратный неформальный макияж,- Ну, не плачь, полно те. Я же не мог иначе. Ты бы на моем месте поступила точно так же. И если тебя это успокоит, то с тобой мне гораздо интереснее и счастливее жить, чем без, так что это еще кто кому благодарен, поняла? - на этих словах Ларсен потянулся во внутренний карман шипастой крутки, чтобы достать влажные салфетки - must have для человека, полжизни которого проходит в гриме арлекина. Он выудил одну и принялся оттирать личико сестры от размазанного мейка, старательно обходя ее пирсинга и думая о том, сколько всего он не досказал. Например то, что с ней по сути гораздо сложнее, потому что все семь дней, начиная с конца первого, он борется со странным чувством влечения. И дело не в фигуре, упаси боже. В цирке у всех тела отточены так, словно вырезались из мрамора скальпелем самого бога. Дело в ней. Она его очаровала. Характером, внутренним миром. И хочется смеяться в слезах, ведь раньше он верил, что внутренний мир придумали безвольные девочки, оправдывающие свою глупость или заработанное собственными усилиями уродство. Раньше он думал, что сестра, как только прилетит из Канады, вынесет ему весь мозг и лишит малейшего личного пространства. Впрочем, в последнем есть две правды: у него и не было никакой личной жизни в то время - раз, и два - она словно сама становилась ею. И столько слов вертелось на кончике его языка, но Ларс не посмел сказать ни единого. Она испугается ведь. Потеряет последнюю веру в людей. И тогда ей не придется рисовать грустное клоунское лицо, оно само примет нужные очертания.
- А Мортен хороший парень, но если честно, я вас не представляю вместе,- задумчиво произнес Шнайдер, расправившись с лицом Аврил. Без обильного макияжа глаз (эпатажные брови он ей, разумеется, оставил) она казалась еще инопланетнее, еще прекраснее. Очнись, Ларс, не о том думаешь,- В тот день, когда ты только прилетела, я не заметил между вами никакой искры. С его стороны точно. Но тебе нечего его избегать, он интересная личность и надежный друг,- закрой рот, Ларс, пока нечаянно не сказал, между кем ты заметил искру.
- Пойдем? - уже наплевав на все, Шнайдер кладет руку на ее плечи и двигается дальше,- Хочешь на чёртово колесо? Там наверху свободнее дышать  и мыслить, почти как под куполом, но вид красивее, на город, а не зрителей. Если не понравится, обещаю компенсировать любым твоим желанием,- заговорщически подмигнул ей парень,- Но только одним! Ну, чтобы честно,- пояснив, он с нетерпением повел их по направлению к выше названному аттракциону. Пока они ждали своей очереди, он уже вовсю твердил себе о том, что сядет напротив сестры, а не рядом, как недавно на скамейке. В конце-концов, он хочет увидеть на ее лице улыбку, а не смятение или чего хуже, разочарование например. Однако, когда наступает их черед садиться в забавную большую чашку, похожую на распустившийся лотос, он полностью забывает все, что повторял как сакральную мантру, и машинально садится рядышком. Когда он одергивает себя от осознания произошедшего, уже слишком поздно - если встанет, она непременно обидится. Поэтому все, что он может теперь сделать, это отдалиться на пару сантиметров и смотреть в другую сторону, как ни в чем не бывало. А карусель медленно вертится, ветер ласкает кожу - лишние слова не нужны в такие моменты, они утопят в себе все очарование мгновения. Наверное, за этой Шнайдера тянуло к Аврил: она вернула ему счастье от подобных глупых мелочей, как простое чёртово колесо. И когда их чашка оказывается на самой вершине, останавливаясь на полминуты, он больше не может молчать.
- Отсюда этот город кажется таким маленьким. Знаешь, когда я только приехал, я тоже восторгался от всего, что видел. Потом это превратилось в рутину, стало серым. И теперь когда ты приехала, я снова смотрю на Сакраменто глазами тогдашнего себя. Поэтому я тоже должен благодарить тебя, красотка.
Стоп, что?! Красотка? Ладно, хорошо, допустим. Брат может сделать комплимент сестре, все нормально. Но он совершенно точно не может вот так брать ее за руку. Не крепко и по-родному, а нежно, ласково. Но Ларсен ведь идиот, он не отдает отчета в своих действиях - других ветер отрезвляет, а его опьянил. Заметит ли Аврил что-то неладное или слишком сильно верит в брата, чтобы позволять себе усомниться в чистоте его намерений? Время покажет. Прямо сейчас.

Отредактировано Larsen Schneider (2016-02-02 01:46:58)

+1

4

This love feels so right
So are you ready for this?

   - Я хочу даже яблоки в карамели. Я такие никогда не пробовала, только на фотографиях в Инстаграме видела! Такие красненькие... явно в каком-то застывшем сиропе, и даже говорят, что это карамель, - говорила Аврилька, не понимая, как карамель вообще может быть красной. Неужели обыкновенный краситель? А, ну да... они же везде сейчас используются в красивой еде, лишь бы продать какое-то яблочко зевакам парка аттракциона.
   - А вот ты же знаешь, что я до чёртиков боюсь высоты! - она занервничала. Он тоже занервничал, правда, явно не по причине сестры.
   Она была несказанно счастлива тому, что обрела человека, которому действительно можно не стесняясь высказать всё. Всё, motherfucker! Включая реально всё в это понимание всего.
   - Ты такой милый... - пролепетала та, когда её нагрянувшие слёзы были легко убраны с её точёного и отталкивающего мирных жителей личика. Ну вот. Теперь ей ещё сильнее захотелось плакать. Теперь от того, что теперь наконец-то всё становилось хорошо. Та самая белая полоса настоятельно наступала. Правда, когда речь зашла снова про Морти, слёзы автоматически отступили, а сознание, как бы, возвращалось в реальность. Теперь этот человек должен был стать соседом, а не просто бывшим. И к этому ещё нужно было привыкнуть. Не всё в мире даётся каждому просто, поймите.
   - Я не люблю отношения в пустую, - отрицательно завертела Аврил головушкой по сторонам, - Столько лет... другая страна... другой мир... и всё в итоге всё равно закончилось, хотя обещало стать чем-то... ой, всё. - она зло махнула рукой. Со стороны могло показаться, что она явно жалела об утрате и, возможно кто-то даже и подумал бы о её неостывших чувствах к шведу. Но знаете, скорее даже можно было бы предположить, что жалела она об утрате не самого Мортена, а тех самых отношений. Потому что, когда девушка была молодой, её мечты были просты до банальщины - платье невесты, свадьба и вечная любовь. Ну, и коронное во всех парах "мы всегда будем вместе". А оказывается, что чушь всё - это химия.
   - Там наверху мы можем упасть и умереть, - хмуро отозвалась Шнайдер об идее забраться на Чёртово колесо. Нет, адреналин - это, конечно, круто, но трюки увереннее всё-таки выполнять, чувствуя ногами землю. А страх высоты... чёрт, это ведь тоже ограничение в рамки! Не делать чего-то лишь потому, что ждёшь провала. Ладно ещё, если бы были весомые причины были, но вон те люди, что застыли сейчас там наверху в чашечках. Разве они достигли того самого фатального конца, что нарисовала для себя буйная фантазия Аврил?
   Уговаривать её пришлось не долго. Как ни странно, брат влиял на неё очень эффектно. Дёргая за невидимые струны сознания младшей сестры, Ларсу удавалось заставить девушку хотеть делать то, что тот предлагал. Думаю, если бы он предложил спрыгнуть с девятого этажа - и на это каким-то раком согласилась бы в итоге его безумная сестра. Ну, естественно, со страховкой. Это же цирк, господа.
   - Ой, нет, откройте, выпустите, мне страшно! - моментально заметалась на карусельке девушка, когда то уже безвозвратно тронулось наверх. От её топаний в массивной обуви их чашка несколько... затряслась, будто бы раскачиваясь в этом воздухе, который должен был не чашку шатать, а их мозгам дать успокоиться. В порыве страха, Аврил вернулась обратно к брату, придвинувшись к нему не на те сантиметры в начале, что были вымерены мозгом Шнайдера, а прильнула к нему вплотную, пряча своё инопланетное лицо ему в грудь, страдательно жмуря глазки.
   Аврил вслушивалась в то, что с упоением высказывал её брат. Поначалу его слова были, мягко говоря, немножко не о чём. Ну, те самые обыкновенные с одной стороны, которые возникают на таком месте у всех, о том, что при виде отсюда люди все кажутся маленькими, город как на ладони и что жизнь на самом деле реально очень рутинная...Однако, когда разговор зашёл о самой девушке, Аврил резко распахнула в неподдельном любопытстве свои глаза, сглотнув непонятный комочек, подступивший сейчас в горле. Нет, ей было чрезвычайно приятно всё это слышать. До чёртиков прямо. Она же была невероятно падка на лесть! Да и к тому же... Ларсен никогда ещё не называл её "красотка".
   "Ихихи, "красотка"!", - улыбнулась во все искренние 32 зубика девушка, подняв голову и взгляд на брата. Она была прижата к нему, смотрела на него так плотно, а ничего подобного с ней не случалось будучи в отношениях или хотя бы на свиданиях уже очень долго с другими представителям мужского пола. Что это вдруг сверкнуло? Ты заметил, Ларс? То, как она смотрит на тебя. Присмотрись. Не это ли отражение ты боялся не увидеть?
   Их руки соединились, пальцы обнимали ладошку другого. О, нет. Сердце теперь стучало не так, как раньше. Что это, чёрт возьми, с ней такое? Только не с братом, это же табу! Но... стойте-ка. Опять рамки? Опять ограничивать себя и делать так, как велят другие? Нет, Аврил не из тех послушных куколок, которыми пытаются манипулировать масоны.
   Не отдавая уже абсолютно никаких распоряжений своим действиям той розовой штуке в голове, Аврил сомкнула губы и непозволительно потянулась к лицу брата, улыбаясь как-то... не по-доброму. Или, скорее, не как младшая сестра, а как созревшая 27-летняя аппетитная девушка.
   - Ты нужен мне, - она не могла контролировать себя, от этого говорила тихо, мягко и озабоченно. О, нет. Неужели она тянется к нему так робко и медленно, будто бы ожидая дальнейшего отторжения со стороны брата? Её больше удивило то, что никакого отторжения и вскриков в ответ не поступило. Было всё совсем напротив - брат сам позволил себе прижать за затылок голову сестры так, будто бы сам ждал весь этот вечер поцелуя. Томного, запретного, от того и дурманящего и пьянящего поцелуя. В то же время такого нежного, осторожного и робкого. Нет, вы не поймёте их, мирные жители. Городу пора спать, а проснуться - Шнайдерам!
I see a star so bright in your eyes
I feel the love of a dangerous kind

+1

5

The heartbeat of this day
Is made to lose control
And there is something in your eyes
That's longing for some more

Ларсен ожидал всего. Пощечины, испуганного взгляда, резкого отдёргивания руки, нотацию, отчуждение, полнейший игнор. Хотя нет, господа, Ларсен думал, что ожидал всего, потому что этот хитрый-прехитрый отблеск в ее глазах он бы не предугадал ни за что. Аврил к нему тянулась совсем, совсем не как к брату, она напоминала хищницу перед долгожданным броском, и парень подобно той самой неудачливой жертве застыл как статуя, в не силах пошевелиться. Что ты собираешься сделать, слишком быстро повзрослевшая Аврил? Какой замысел кроется в твоей разноцветной прелестной голове? Кажется, когда Ларс его раскроет, он будет чертовски удивлен... и счастлив.
- Ты мне тоже,- он отвечает даже слишком быстро и уверенно, как будто страшась упустить заветный момент. Ооо, он прекрасно знает этот блеск в глазах, уже большой мальчик; по именам может назвать чертей, танцующих в ее зрачках. Часть его уверена, что это просто шутка, розыгрыш, но другая, которая отвечает за инстинкты, подсказывает ему нечто совершенно иное, о чем он, наверное, и не мог мечтать. И оно сбывается. В тот самый миг, когда Аврил коснулась его губ своими, Шнайдер был готов поклясться на алтаре, что это самый настоящий поцелуй, а не попытка обвести вокруг пальцев. И поэтому он тут же реагирует, одной рукой зарывшись в волосы на ее затылке, а другой покрепче притянув за тонкую талию. Не сдерживается и усаживает ее к себе на колени, совершенно не по-братски поглаживая ее длинные ноги, обводя очертания ягодиц, прикрытых экстравагантным нарядом. Наверное, им двигал страх, что потом Аврил обязательно передумает, отдернется и пошлет его нахуй, иначе он не стал бы запускать свой язык в ее ротик, тем самым делая поцелуй еще глубже и откровеннее. Прощайте, барьеры, прощайте, стереотипы и преграды социума! Сегодня я объявляю анархию - ее диктует мое сердце, а его я слушаю гораздо чаще и охотнее, чем средства массовой информации и ваши узколобые доводы.
Шнайдер не понимал, как долго это длится. Лотос, символ порока, застывает наверху на определенное количество секунд - по правилам их тридцать, но к ведь чёрту правила, по ощущениям их тридцать минут, не меньше. Ларсен успевает выпустить ее язычок, обвести своим ее пирсинги под нижней губой, после прикусывая нежную кожу на подбородке.
- А говорят, с ними неудобно целоваться, глупцы,- усмехается парень, не скрывая нотки возбуждения в голосе. Его губы все еще соприкасаются с устами сестры, но уже не переплетены в сумасшедшем и столь долгожданном поцелуе,- Все еще боишься высоты, сестренка?- вопрошает игриво, светясь от счастья как отполированное серебро. Конечно, зачем ей бояться высоты в руках того, кто в ней живет? Ларсен выпустить ее из рук, да и не хочет: пальцам слишком сильно нравится блуждать по желанным формам, а глазам смотреть в ее два затуманенных омута. Не сдерживается, целует снова, но уже в уголок губ, скорее чтобы запечатлеть случившееся, чем продолжить.
- Нам нужно быть честными друг с другом, верно? Мне кажется, я люблю тебя не как сестру, Аврил. Как девушку,- задумчиво поясняет Ларс, пытаясь впитать в сознание ее черты лица и боясь упустить малейшую деталь,- И если для тебя это просто эксперимент на почве хорошего настроения, пускай он продлится до самого приземления, и больше я к тебе не притронусь. Потом смело можешь дать мне по морде за эти слова,- и в доказательство намерений он тянется вновь теперь к ее шее, убирает с нее забавные дреды и самозабвенно целует, обдает дыханием, в надежде разбудить в ней желание продолжить, если то действительно эксперимент. Может быть, он потом пожалеет... но вероятность подобного исхода не больше одной тысячной процента. А чашечка-цветок не спешит на землю, не хочет сомкнуть в бутон свои широко раскрытые лепестки. Оно и лучше. Ему, по крайней мере, уж точно.

+1

6

Before you came around
I was lost and out of place
You're the only love I found and
I'm hoping that you'll stay

   Малышка Аврил, что же за игру ты затеяла со своим братом? Твои огоньки в глазах понятны, но вот чем думает сейчас твоя голова? Прав ли оказался Ларс, назвав всё твоё поведение всего лишь эксперимент? Хм. А ведь очень метко подмечено, если посмотреть на сложившуюся между ними "опасную" ситуацию с одной стороны. Слишком сильными были его слова, и они были достойны размышлений в момент прерванного поцелуя, который случился сейчас где-то в небесах. Неужели там ему и место? Пусть он там и остаётся? ...
   Она хмыкнула его словам, подав окончательные признаки жизни уже тогда, когда губы брата уже оказались на её уголке губ. Это было невероятно приятное прикосновение, однако Рил поспешила мягко прервать его, чтобы серьёзно посмотреть на Шнайдера. Дамы, походу, любят страдать этой херьнёй - начинать думать головой, когда в этот момент представитель сильного пола соображает совсем другой частью своего тела.
   - Я же тебе говорила, - сидя на его коленках, та смотрит внимательно в его глаза, стараясь заглядеть глубоко в душу. Говорит чётко и проникновенно, практически процеживая слова, даже чуть с угрозой. Аврил старается не быть игривой, но получается плоховато - внутренняя харизма всё-таки выдаёт в ней похожие на кошачьи повадки, когда те, чтобы не случилось, всё равно виляли хвостиком игриво и мило, - Я. Не люблю. Отношения. В пустую.
   Выдержав паузу, она выдохнула и опустила глаза. Меньше всего у неё получалось, наверное, правильно выражать свои чувства. Нет, то был всё-таки не порыв ради эксперимента, как предполагал старший брат, потому что... - Я не целуюсь с людьми, будучи неуверенной в стабильном будущем с ними. Для меня это пусто и низко.
   Посмотрев снова на брата, правда, теперь уже более нежно, чем ранее, Аврил неловко улыбнулась ему, машинально подняв руку за затылок, нелепо почесав его, взъерошивая де дреды. Она вдруг откровенно застеснялась и ярко покраснела. Кажется, что в ней больше не осталось смелости... смелости на такие откровенные признания. Но когда настала пора признаний брата, та растеряла в конец всю свою прямоту. Ларс окончательно обезоружил свою младшую сестру.
   "Как девушку... не как сестру, а как девушку", - прокручивалась фраза в её голове, словно заевшая плёнка. Она была в смятении и не знала, как правильно реагировать на эти слова. Но, возвращаясь к больной теме автора, напомню - зачем делать как правильно, если можно делать, как хочешь, верно? А хотела она того же, что и брат.
   - Нет! - грустно произнесла Рил, почти выкрикивая. Обвив шею и плечи Ларса своими руками, девушка прижалась к нему, прислонившись своим подбородком к его плечу, а щекой к его щеке.
   - Трогай! - ??? - Ой... - мило смутившись, она отстранилась от брата, - Вернее... - кажется, она была готова сгореть в это мгновение со стыда, - Я не это имела ввиду! - надув губки и играюче отвернув от него голову, не зная, куда лучше спрятать взгляд, Аврил накрыла своё горящее лицо холодными руками, - В смысле... делай, что хочешь.
Please stay
Please stay
Please stay...

+1

7

Before you shut this down
I just wanna lift you up
I'll take all this love I found
And I hope that it's enough

В стабильном будущем с ними.
В стабильном будущем с ними.
В ста... так, стоп. Спокойно, Ларсен. Да-да, у тебя не слуховые галлюцинации, не шалящее воображение и даже не искаженное восприятие реальности на нервной почве. Она действительно это сказала, и это могло означать одно: с виду феерично спокойный Ларсен в мыслях уже станцевал джигу-дрыгу, трижды подпрыгнул до потолка и на бис спел топ десять самых сопливых баллад отечественной сцены всея великой Канады. Значит, то, что случилось в Вегасе, не останется в Вегасе. У сказки есть продолжение. Этот день не придется постоянно крутить в воспоминаниях, ведь он перерастет в недели, месяцы, и если повезет, в годы. Шнайдер никогда не верил в любовь с первого взгляда и прочие байки, но кто сказал, что тринадцатого числа Аврил он видел впервые? Он просто увидел ее по-другому. Вот и все.
- Что? - трогать? Да не вопрос, моя шальная императрица, именно этим сейчас и заняты самозабвенно его руки,- Хорошо... - хитро улыбнувшись, Ларс прижался губами к щеке сестры,- А по-моему именно это. Но ты такая милая, что мне перехотелось делать то, что я собирался. Теперь мне хочется купить тебе яблоки в карамели. Запрос ведь актуален, или леди успела передумать?- игриво подмигнув ей, парень ласково потрепал ее по дредам и заключил теперь в уже действительно братские объятия. Почему братские? В них не было никакой похабной подоплеки или желания, только бесконечная нежность и ценность единства. По правде, во время всех предыдущих отношений Ларсен никогда не замечал за собой подобной заботы, а это, поверьте, дорогого стоит.
Удивительно, но колесо все-таки пошло на снижение. "А я уже думал, что мы застряли на самом интересном месте". Вовремя напомнив себе, что Аврил боится высоты, парень поглаживал ее по голове, не позволяя смотреть в сторону бесконечных просторов Сакраменто с высоты птичьего полета. Когда же карусель остановилась, Ларс даже не подумал как можно скорее спихивать с себя сестру, чтобы люди не заметили. Напротив, он мысленно послал им всем свой высоко поднятый средний палец и аккуратно помог Шнайдер-младшей встать, не прекращая придерживать ее за тонкие плечи ни на одну гребаную секунду. Ибо что хочет, то и делает. Если у нас нету права открыто любить, тогда зачем нам право жить в принципе, разве нет?
- Девушка, которая играла с огнем, но боялась воздуха,- задумчиво улыбнулся парень то ли своим мыслям, то ли сестренке, так непривычно и так приятно находящейся совсем близко,- Я не могу поверить. Мне до последнего казалось, что ты шутишь. Но, видимо, тебе никогда не надоест удивлять меня, да?
А рука плавно опускается с плеч, недвусмысленно проходит по спине кошачьим жестом и останавливается на изгибе талии. Они проходят некоторое расстояние, пока Ларс не кружит сестру в внезапном неуклюжем вальсе и не отпускает посреди дороги.
- Стой здесь. И закрой глаза. Я сейчас! - посторонний наблюдатель легко бы разглядел в его энтузиазме и искрящихся глазах бесконечную, почти детскую радость. Такое чувство, которое заставляет делать конченые глупости и ни капли этого не стыдиться. Мнение окружающих? А на каком это вообще языке, ребята?
Прошло где-то минуты две, прежде чем Ларс вернулся и крадучись подошел к Аврил со спины. С чеширской улыбкой положил подбородок на ее плечо и протянув вперед обе руки через ее талию, весело произнес многообещающим полушепотом:
- Открывай!
На сим моменте взору девушки предстали карамельное яблоко в одной руке брата, и игрушечный смешной котенок в другой.
- Выбирай,- рассмеялся Шнайдер, ни на сантиметр не отстраняясь от нее,- Да ладно, шучу, это все твое. Я не знаю, любишь ли ты игрушки сейчас, но в детстве ты с ними спала. Наверное потому, что я насильно их тебе впихивал под мышку, но это уже совсем другая история,- перекрестив руки на талии сестры еще крепче, он продолжил более серьезно,- Просто этот котенок, понимаешь, он очень напомнил мне тебя. Такой же забавный, и его тоже хочется постоянно обнимать. Возьми его и поймешь, что я чувствую.
Загвоздка, конечно, была не только в этом. Ларсен протягивал игрушку так, что Аврил могла забрать ее только если возьмет котофея за брюшко. А при нажатии на пузо, игрушка очень кстати выдает "I love you". Но заранее об этом знать сестренке совсеем не обязательно, правда? Маленький сюрприз в день сплошных больших сюрпризов будет как нельзя кстати.

0

8

I don't know just how it happened, I let down my guard
Swore I'd never fall in love again but I fell hard
Guess I should have seen it coming; caught me by surprise

   Щепетильная ситуация. Её можно было даже назвать щекотливой, судя по острым ощущениям, которые испытываются человеком реже обыкновенного. Это необъяснимое буйство внутри сводило девушку с ума от того, как колыхалось её милое сердце и как волнительно переваривалась в животе пища. Или не пища, а какой-то другой непередаваемый никаким адекватным описаниям комок. Ларс... блин, ты же брат! Тебя нельзя любить, но Аврил, кажется, влюбилась в тебя. По уши. Основательно. Безвозвратно. Как можно передать тебе эти чувства?
   Нагрянуло что-то вроде спокойствия в душе Рил, когда брюнетик нежно чмокнул её щёчку. Она улыбнулась, хоть и морщила свой лобик из-за вскинутых вверх осторожно нарисованных бровей.
   - Ты такая милая... - такая милая. Такая милая. Такая милая. Перестань, глупая, повторять одно и то же. Почему мозг настойчиво прокручивал его сладкие фразы? Прокручивал с такой настойчивостью и трепетом, будто бы пытался воспроизвести события многолетней давности. Хотя это был всего лишь диалог в настоящем.
   - И... что же ты всё-таки собирался делать? - робко и тихо произнесла Аврил, а для собственной уверенности, в добавок ко всему улыбнулась. А когда речь зашла о яблоках, губы растянулись ещё шире, отчего выпячивались её острые зубки. Да ещё и глазки так по-детски засияли. Не совру, если скажу, что настоящим счастьем. Она обрадовалась и одобрительно закивала своей дредастой головой в ответ. Конечно она хотела яблоко! Именно с его вкушания всегда и начиналось у всех всё самое интересное - что у Евы, что у Белоснежки. Посмотрим, что начнётся в жизни Аврил, когда та вкусит своё собственное.
   А пока девушка в последний раз прижималась к брату на Чёртовом Колесе, жмуря глазки от неизлечимой фобии и страха высоты, Ларс поглаживал её голову. Становилось легко и спокойно от его присутствия. Подсознательно приходило осознание того, что он ни за что не позволит ей упасть и разбиться. Только не одной.
   Он помог ей подняться и найти равновесие на качающейся чашке-лотоса, что приветливо принимала парочку к себе в гости и смогла объединить их вместе через откровенный разговор и также добавив в их сердца немножечко смелости, которой обоим до этого не хватало. Интересно, все ли такие окрылённые спускаются с этого довольно простого аттракциона?
   - И воды тоже... - дополнила слова брата Аврил, стеснительно улыбнувшись и пряча взгляд. Ей было приятно смотреть на него и видеть его глаза, но ей было как-то неловко что ли. Смущалась наша стесняшка. - Вернее глубины.
   - Ну, я не виновата, что я такая удивительная, - посмеялась Шнайдер, прижимаясь бочком к старшему брату, - Наверное, родители специально сделали для тебя идеальную невесту сами, - кокетливо закатив глазки и прикоснувшись пальчикам к уголку своих губ, Рил снова неуклюже улыбнулась. Мило и невинно закрывает глаза ладошками. Боже, им обоим почти по тридцатнику, а вели они себя, как дети. Ей богу, со стороны они могли показаться окружающим глупыми и несерьёзными. Но кого вообще волновало их мнение на этот счёт? Мы слишком зависимы от этих косых взглядов. Хватит это терпеть. Пора привыкать к иному отношению к жизни.
   - Ну всё? - нетерпеливо повторяла куда-то в воздух девушка. Честно говоря, время ожидания немножечко затянулось. Две минуты с каждой секундой постепенно начинали казаться ей половиной часа. Она слишком долго была без его объятий и уже успела соскучиться по своему каскадёру. Шнайдер ожидала услышать его голос идущим навстречу к ней, но он внезапно обхватил руками её талию со спины. Дёрнувшись в его руках от неожиданности, девушка ойкнула и приставила ладошку к распахнутому рту, радостно открыв свои глаза.
   - Ух ты! - восхитилась она увиденной милоте, - Это так трогательно, Ларсик! Не держи его за шею, ты же его душишь! - весело выслушав всё, что сказал брат, она послушно взяла в руку сначала котика. При нажатии на его пузико, это маленькое, лохматое, неживое чудо произнесло заветные три слова. Ох, нет. Аврил не смогла устоять. Думаю, никто бы не устоял. Развернувшись в руках Шнайдера-старшего, неформалка обняла его так крепко, как только позволяли её худенькие ручки.
   - Мне кажется, что я тоже люблю твоего хозяина, - произнесла она, посматривая на игрушечного кота, - Не знаю, как это случилось - я утратила осторожность. Я поклялась самой себе больше не влюбляться, однако я уже влюбилась по уши. Думаю, мне стоило это предвидеть, но я была застигнута врасплох, я не смотрела, куда иду, и провалилась в твои глаза. Ты явился в мой безумный мир ледяной и очищающей волной. Не успев осознать, что со мной стряслось, я ощутила, что ты уже у меня в крови.

I wasn't looking where I was going; I fell into your eyes
You came into my crazy world like a cool and cleansing wave
Before I, I knew what hit me, baby, you were flowing though my veins

+1

9

Amour Amour
Alle wollen nur dich zähmen
Amour Amour am Ende
Gefangen zwischen deinen Zähnen

Давай, девочка, расскажи мне свою любимую сказку о том, как неосторожная неуклюжая барышня, чье звучное имя начинается на ту же букву, что и у пронырливого Амура, поклялась больше никогда никого не любить, но провалилась в мою бездну, последовав за хитрым белым кроликом. Это самая удивительная история в твоем богатом арсенале, полная эффекта неожиданности и всего спектра самых светлых, теплых чувств. Когда ты рассказываешь ее окружающим, их лиц тут же касается счастливая улыбка, а в глазах загораются игривые звезды. Но они быстро потухают, рассвет не терпит опозданий – люди отшучиваются тебе в ответ, пожимают плечами и наивно заявляют, что сказка хороша, но слишком уж идеалистична. Не бывает таких чудес в жизни, не быть на земле Зазеркалью. Ты не споришь с ними, лишь загадочно кривишь алые губы. Я ухмыляюсь вместе с тобой – ведь я знаю, что это чистейшая правда. Ты собственноручно написала нашу сказку – все, что оставалось мне, это прислать белого кролика. Что такое, девочка, ты не знала, что его послал я? Не верь им всем, в жизни не бывает случайностей, нет-нет. Даже в нашей стране Чудес.
Позволь прижать тебя еще крепче и ничего не говорить в ответ – Ларсен молчит, но тоже обнимает сестру прямо посреди дороги, с сахарной ватой в руках и буквой А, выгравированной на сердце. Плюшевая игрушка стала невольной жертвой тесного контакта – застряв между Шнайдерами, выдавала свое “I love you” с интервалом в несколько секунд. Ах, должно быть, выглядели они как полные идиоты, дураки, шуты – видимо, клоун вовсе не профессия, а призвание – но как же безразличны были чужие мнения и неоднозначные взгляды, когда родное тельце оказалось заключено в его руках, и он мог чувствовать, что не только его сердце готово к чертям выпрыгнуть из ребер. И по правде, не верилось в такую сказку до сих пор. Слова Аврил воспринимались как странный сладкий бред, что опьянял не меньше вина. Как она сказала? Уже в крови. Ее признание текло по венам жарким раствором, крича своему хозяину – да-да, Ларсен, ты не верил, что любовь бывает взаимной? Что она вообще бывает? Так позволь тебе преподнести этот сюрприз. У него забавные дреды, удивительной формы брови и опасные, детские глаза. Поверь мне на слово, из такого капкана ты уже не выберешься. Ты, взрослый мужчина, циник и разгильдяй, влюбился как типичная юная леди. Get on with it, boy. А еще совсем недавно смеялся с друзьями над подкаблучниками и романтикой в целом, ха. Достаточно было одной милой улыбки, чтобы растворить в себе все его прежние убеждения.
- Дееетка,- Шнайдер улыбается, утыкаясь сестре в районе между плечиком и шеей, мысленно шлет вон ту дамочку, что смотрела на них как на прокаженных. О да, он помнит, она уборщица в их цирке, и сегодня он как раз впервые представлял там свою сестру. Что, милая, у тебя культурный шок? Так позволь удивить тебя еще больше! Как насчет страстного поцелуя брата и сестры, это достаточно эпатажно? Тогда наблюдай, наблюдай и enjoooy,- Ты говоришь так же красиво, как ты сама. Я так не умею,- брюнет отстраняется от плечика и прижимается лбом к ее лбу, а рука, свободная от сахарной ноши, гладит ее щечку, обводя озорной пирсинг,- Но я могу обещать, что никогда и не подумаю тебя отпускать. И что ты никогда не пожалеешь, что в свое время опрометчиво проглядела, куда шла. А еще… еще, я всегда хотел кое-что попробовать. Ты со мной?- интригующе улыбаясь, Ларсен откусил впечатляющую часть сладкой ваты и.. нет, не проглотил, а потянулся к губам Аврил, вовлекая их в танец языков. Пожалуй, этот поцелуй был лучшим изобретением французов. Брюнет искренне упивался моментом, а тот факт, что на них все еще смотрела та дама, глубоко возмущенная поведением родственников, и вовсе расшевелил всех бесов в голове одновременно. Впрочем, на них уже, наверное, смотрели все, включая многочисленных детей, и это было непередаваемо сумасшедше. Но Ларс и не думал останавливаться – сахар только растаял в устах новоявленной пары, и с каждым новым сплетением язычков его вкус подчеркивался еще больше,- Ммм, вкусно! – реплика прозвучала так же, как у людей, говорящих с набитым ртом, но что поделаешь, Шнайдеру совершенно не хотелось прерывать поцелуй даже на несколько быстротечных мгновений. Лишь когда приоткрыв веки он краем глаза заметил приближающегося охранника всея аттракциона, он откровенно рассмеялся, выпуская губы сестры, но не ее саму.
- Упс, кажется, нас засекли! Бежим! – и потянул Аврил за собой бегом к выходу, продолжая смеяться в безумном припадке. Завидуйте, глупцы, ибо не везет доселе вам так же, как сегодня повезло им, да и не заритесь на чужое счастье. Досадно – детям можно смотреть, как ругаются предки или спивается их мать, но стоит только им узреть любовь, как тут же вовлекают властей. Мир настолько нелогичен, что выживают в нем только безумцы. Те как раз успели выбежать из лунапарка, крепко-накрепко держась за руки, словно могли потерять друг-друга в любую секунду. Что ж, угроза ликвидирована, теперь можно и отдышаться.
- Это было грандиозно. Ты видела их лица?- парень шутливо ткнул локтем младшенькую в бок, - Как будто целующихся никогда не видели, бедные,- и это правда, такого глобального удивления Ларсен не встречал даже среди публики, когда та лицезрела змееподобных гимнастов, глотающих острые лезвия мечей с такой легкостью, будто то просто зубочистки. Публика разбалована – душа больше не просит хлеба и зрелищ, она насытилась этим по горло. А вот простые человеческие радости стали таким раритетом, что действительно оставляют без слов. Прискорбно. Но не для них.
- Помнишь, что случилось с Алисой после того, как она провалилась в бездну? На первых же главах она угодила в гости на чаепитие. Как думаешь, стоит ли поизвращаться над детской сказкой и легким движением руки превратить чай в кое-что покрепче? Глядишь, к тому времени и охрана поменяется. На случай, если моя сладкая сестренка захочет еще разок показать язык своей фобии.
Однако, если ты хочешь чего-то другого, он внимательно тебе внимает. Ведь ты, возможно, еще не подозреваешь, что он пойдет за тобой хоть на верную гибель. Он и сам о том пока смутно догадывается.. до поры до времени.

Отредактировано Larsen Schneider (2016-02-14 18:15:30)

+1

10

- игроки удалены, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Welcome to the dark carnival