В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » it's alright!


it's alright!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Natasha Oswald&Caesar Avery
27 января 2016
Студия звукозаписи

http://images6.fanpop.com/image/photos/32600000/-Seduce-me-henry-and-anne-32606831-500-281.gif

Show me how we end it's alright
Show me how defenseless you really are
Satisfied and empty inside
Well that's all right
Let's give this another try

0

2

Подсвечник тяжелый. От него на стене осталась вмятина. Не большая, но я вот уже стотысячный раз цепляюсь за нее взглядом, стремительно, почти бешено проходя мимо. Четыре шага от угла до окна, пять шагов от окна до стены, два шага до стола, два шага в угол, и по-новой... Четыре-пять-два-два-четыре-пять-два-два-четыре... Час назад они позвонили мне и очень тактично и вежливо сказали, что никак не могут перенести мои концерты на эти дни. Не могут. "О'кей, - сказала я, - сейчас я позвоню в госпиталь и узнаю, возможно ли перенести..."
Невозможно. Анализы ни к черту, и вообще, если я думаю о своем здоровье, я непременно должна взять и отменить всю эту вакханалию к чертовой проматери, но раз уж я этого не делаю, то я просто обязана хотя бы полностью обследоваться перед туром! Им надо, чтобы я минимум на неделю легла в госпиталь, и если я попытаюсь сбежать хоть на пару дней раньше, они запрут меня куда-нибудь и... Черт!
Я мечусь по кабинету, как загнанная в угол крыса, и сейчас уже думаю о том, кого бы мне загрызть, а не о том, как решить проблему. Ибо проблема решения не имеет. По крайней мере, такого решения, где и врачи сыты и концерты целы. Я могу отказаться от концертов, и поставить под угрозу весь тур. Я могу отказаться от госпитализации и поставить под угрозу свое здоровье, а значит и благополучие своих детей. Я могу... я, кажется, ничего не могу!
Я могу только мерить шагами свой кабинет и цепляться, цепляться, цепляться взглядом о выбоину в стене, появившуюся после того, как я со всей дури запустила через стол подсвечником.
Напряжение нарастает. С каждым днем, начиная с пресловутого Рождества, в моей жизни происходит все больше и больше того, что я совершенно не могу контролировать! А я это очень не люблю, между прочим! С недавних пор мне нужно, чтобы все события, слова, чувства и эмоции складывались в четкую выверенную и согласованную схему. А они, вместо этого, идут в разнос!
Бесит!
- Черт!
Сейчас мне не хватает чуточку спокойствия. Чуточку здравомыслия и пофигизма. Или каких-то иных проблем, в сравнении с которыми эти покажутся детской шалостью. Проблем, в которые я ухну с головой и из которых не захочу выныривать, решая все остальное походя. Как все легко было, когда я еще была беременна Одри и даже не знала, удастся ли мне дожить до первого крика своей дочери! Как хорошо было жить одним днем, не загадывать, не планировать, не строить схем и маршрутов!..
Что изменилось? Почему?..
На очередном ломаном четырехугольнике "четыре-пять-два-два" где-то в районе первого "два" меня застает звонок мобильного. Поздний, ведь в офисе только я да секретарша, а время далеко не рабочее. Со смутным опасением я беру трубку.
- Да. Слушаю. Да, Бекка. Да, конечно... Результат? И?.. - я слушаю еще пару секунд, пока руки не начинают мелко дрожать, - Ясно. Спасибо, Бекка, - и вешаю трубку.
Через секунду тонкий металлический прямоугольничек мобильного влетает в стену чуть правее и выше вмятины от подсвечника, и тут же разлетается во все стороны маленьким техногенным фейерверком.
- Черт!
Они мне отказали. Отказали! Ни положительная история усыновления Реми, ни поручительство, ничего не спасло меня от неумолимого отказа. Они не дадут мне усыновить еще одного ребенка. Я не замужем, я - медийная персона и я - инвалид.
Горькое слово всплывает из сознания и оседает где-то на корне языка. Я инвалид. Совершенно официально, со всеми бумажками, и плевать, что я чувствую себя вполне здоровой и надеюсь прожить если не счастливую, то хотя бы долгую жизнь. Я инвалид.
- Черт! Черт! ЧЕРТ!!!
Бумаги, придавленные тяжелым пресс папье, летят на пол, сброшенные широким взмахом руки. Звенит покатившийся по столу стеклянный стакан. Звенит туго натянутая в моей голове струна. Ты хотела проблему? На, возьми! Смотри, не подавись!
Двумя руками взявшись за тяжелый графин с водой, я со всей дури грохаю его об пол. Осколки фонтаном брыжжут во все стороны, и парочка больно впивается в мои незащищенные щиколотки. С задушенным рыком я оборачиваюсь в поисках того, что бы еще можно разбить...
...и чужие руки смыкаются на моих запястьях.

+1

3

Я прекрасно отдавал себе отчет в том, что моя идея...нет, скорее даже не так, моя навязчивая мысль, может встретить самое яростное сопротивление со стороны Наташи. Её реакция была попросту непредсказуема - если уж мы собачились и по меньшим поводам, там, где речь, казалось бы, шла о вещах куда менее значимых, то что уж говорить о сцене, которая далась нам далеко не малой кровью и которую теперь я твердо решил попросту выкинуть?! У меня, конечно, были и аргументы, и целый список увесистых "за", которыми я мог бы спокойно протаранить совершенно любую стену упрямства, но...но только не тогда, когда речь шла о Наташе. Иногда мне казалось, что мы противостоим друг другу чисто из вредности, водится за мной такой грешок, но, когда я задумывался, то с огромным для себя удовлетворением приходил к выводу - нет, дело здесь в разном творческом подходе, к кардинально разным взглядам на вещи, на мир и на то, как это должно быть. И в любой другой ситуации я бы только с мягкой загадочной полуулыбкой похуистично принял к сведению любые ремарки и поступил по-своему, все же обрадованный самим тем фактом, что есть кто-то, для кого-то детали, каждая из деталей, принципиально важны. Но здесь... Здесь, не могу не согласиться, меня тоже где-то в глубине души очень радовал тот факт, что мне все же приходится работать с человеком до мозга костей творческим (да-да, я беру свои слова назад, мое первичное мнение о Наташе уже претерпело необратимые изменения...), со своим стойким взглядом на вещи, решительным, как исправный бронепоезд, но двое вот таких упрямых осла на одной территории - это, господа, форменная, натуральная жесть.
   Словом, мне предстояло сейчас долгое, пылкое фехтование аргументами и фактами, целая куча словесных конструкций, в которых будут фигурировать "бюджет позволяет" и "нормальный рабочий процесс", но я был готов повоевать и отстоять свою новую версию клипа. Впрочем, как знать? Быть может, всё обойдется и мы совершенно внезапно сойдемся во мнении? Бывают ведь в жизни чудеса... Хотя, наверное, встретить единорога, играющего в трик-трак с мантикорой прямо под кабинетом Освальд - куда вероятнее.
    Спокойно и решительно остановившись у дверей кабинета Наташи, я не заметил ни единорога, ни мантикоры - что ж, лимит чудес на сегодня, стало быть, не исчерпан? Я подумал было, что она в кабинете не одна - оттуда отчетливо доносился разговор, но, бесцеремонно вслушавшись, я понял, что разговор был телефонным, а значит по его окончании я вполне могу нарушить одиночество Снежной Королевы.
  Несколько ругательств и череда неразборчивых, но крайне воинственных звуков, дали мне понять, что время я выбрал явно не самое удачное. Но откладывать разговор было попросту некуда - работа над клипом неслась с бешеной скоростью, времени с каждым днем оставалось всё меньше, да и я не из трусливых. Я выношу эту женщину каждый день в гигантских дозах, что мне стоит?! К тому же, сейчас вектор её ярости направлен не в мою сторону - это плюс. Я в любой момент могу ткнуть её носом в то, что она относится к предложению предвзято из-за подпорченного настроения - это еще один плюс. Что ж, главное, чтобы эти сплошные плюсы не оказались крестами на кладбище моих идей...
   Итак, я решительно распахнул двери - без стука, эдакий хам, но, кажется, мое появление так и осталось незамеченным - Наташа в прямом смысле рвала и метала.
  О, представляю себе, как эффектно буду выглядеть, когда она, разъяренная фурия с горящим яростью взглядом вдруг оглянется и случайно обнаружит меня, вальяжно расположившимся в кресле, с руками, сложенными замочком, и философски направленным в потолок взором. Меня, излучающего покорность ожидания, спокойствие и готовность дождаться конца этой типично женской истерики!
  Эта картина ласкала мое воображение - в ней я выглядел просто красавцем, мастером самообладания и верховным жрецом убедительности...
    Но реальность положила свою свинцовую длань мне на плечо и, дыша в затылок, уверенно скомандовала: "Нет, парень, отложим пафос на потом...".
   Когда она оглянулась, после очередного шумного выпада ярости, от которого на сей раз пострадал графин, я схватил её за руки практически на автомате, рефлекторно. И дело было не в том, что я опасался, будто следующим, что она разобьет в дребезги, будет моя голова. Дело было в том, что ни один нормальный мужик не устоит перед таким зрелищем - перед разъяренной женщиной. В особенности, если он уже знает, каково это, оказаться сплетенным с нею в танце страсти. В особенности, когда такой вид решения деловых вопросов показал себя весьма эффективным.
  Всё складывалось одно к одному и уже потом, думая над тем, почему я поступил именно так, я пришел к выводу, что это был один из самых логичных поступков в моей жизни. Даже продумав стратегию досконально и пошагово, я не смог бы придумать ничего лучше, чем с силой удержать её руки, алчно ищущие, на чем еще выместить свое негодование, чем смело встретить её взгляд и, не дав ей возможности понять, что в нём, заткнуть её рот поцелуем прежде, чем вектор ярости переключится в мою сторону.

+1

4

Когда-то так уже было. Когда-то трехдневную вечность назад. Те же руки на моих запястьях. Те же губы на моих губах. Та же всепоглощающая злоба, ищущая выхода. Только на этот раз я злилась не на Цезаря.
Точнее, я злилась не на Цезаря секунду назад.
Теперь я злюсь и на него.
Это очень удобно - переключить мысли, перестроить, перенаправить вектор гнева.
И в то же время я чувствую что-то еще. Что-то, что мешает мне, как и в прошлый, собственно, раз, хорошенько приложить этого наглеца коленом в пах или вазой по голове. Что-то, что заставляет меня замереть в нахлынувшей волне сладкой дрожи. Не удивление, нет. Мне хватило полсекунды, чтобы опешить, а потом понять, что произошло. Скорее уж восхищение такой поразительной наглостью. Так и хочется отступить на пару шагов, удивленно округлить глаза и со вкусом поаплодировать.
Но сначала еще секунду ощущать себя слабой в чужих руках.
Мне всегда было искренне жаль сильных и независимых женщин. Даже тогда, когда я сама стала такой, пусть у меня в доме и не обитало сорок кошек. Их вполне недурно компенсировали двое детей и собака с шилом в мохнатой заднице. Мне всегда было жаль таких - самодостаточных, умеющих все решать, лишний раз сверившись с плотным графиком и без сожаления вычеркивающих из этого самого графика редкие окна на личную жизнь. Это все - карьера, увлечения, чувство собственного превосходства - конечно, прекрасно, но! Женщине нужен хозяин. Тот, благодаря кому она может почувствовать себя слабой и  насладиться этим чувством, получить от него первобытное удовольствие - быть под защитой. Быть в чьих-то руках. Ничего не решать. Тот, от кого она не сбежит через весь континент к работе или еще какой-то фанаберии. Тот, ради кого она однажды включит мозги и придумает, как сделать, чтобы и рыбку съесть и... ну вы понимаете, да?..
Ощущение собственной слабости, как чего-то очень приятного, доступно не всем. Оно доступно только достаточно умным, даже скорее мудрым женщинам. И я причисляю себя к ним.
И вовсе не обязательно ради этого отказываться от своих планов, амбиций и перспектив. Не обязательно оседать на кухне, обрастая рецептами, девайсами для быта, целлюлитом и невысказанными претензиями. Нужно просто дать мужчине решать за тебя то, что он может решить лучше всего. Смело делегировать часть полномочий, а с ними и часть забот.
И сразу становится так легко.
Так легко, что я невольно приоткрываю губы навстречу поцелую, и подаюсь немного вперед.
Я потом устрою ему "сладкую жизнь" и небо в алмазах. А сейчас я слабая и я - его.
И, наверное, именно вот этого ощущения мне так не хватало, когда я позволила случиться тому, что случилось буквально на днях. Но это не значит, что я бы раздвинула ноги перед первым попавшимся мужиком! Отнюдь. Видимо именно вот этой феерической так раздражающей наглости и уверенности в себе и своем праве, которые так и фантанируют из Цезаря, было недостаточно другим потенциальным кандидатам. И что-то подсказывает, что я позволю этому случиться снова, если мистер Эйвери будет достаточно настойчив и убедителен.
А пока...
- Стоп! - резко упираюсь ладонями в грудь мужчины и отстраняюсь, тут же хватаясь рукой за щиколотку в приступе острой боли. Под пальцами влажно, похоже, порез не маленький. Говорить из положения "поза зю" не очень удобно, но что поделаешь, - что ты тут забыл вообще?!

0

5

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » it's alright!