Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Vicinity of Obscenity


Vicinity of Obscenity

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s22.postimg.org/p5ld1ylo1/image.jpg http://s22.postimg.org/mcwqvoapd/image.jpg
Участники: Avril Schneider, Larsen Schneider
Дата: 2-ое февраля 2016
Место: дом Шнайдеров
О флештайме: you know I know you know I crave your love

Отредактировано Larsen Schneider (2016-02-14 00:49:42)

0

2

Midnight blows in through the window,
Dances round the room...
Got me hypnotized,
I'm getting high on the perfume.

- Уже бегу, чувак. Да нет, как я могу такое пропустить? Вот увидишь, буду как швейцарские часы, еще ждать тебя придется. Ага, бывай.
Ладно, хорошо, если учесть то, что я до сих пор валялся в кровати, ибо начисто забыл про сегодняшние гонки, швейцарские часы окажутся китайского производства, и дай бог чтобы они вообще работали. Однако, утопив реалистичность, я все-таки решил успеть вовремя, поэтому теперь пытался выпутаться из одеяла, покрывая его всеми любезными эпитетами, на которые английский язык был только способен. Одеяло, чтобы вы понимали, отпускать меня совсем не хотело – всякий раз, как я вроде бы успешно его спихивал в сторону, оно тут же накрывало меня с головой и тянуло обратно в блудливые лапы Морфея. Поняв, что нынешняя тактика безуспешна, я как настоящий мужик собрал всю имеющуюся силу воли в кулак и выкатился из постели прямо на холодный пол. «Блять». Последующие реплики вслух тоже можно было сплошь заменять глумливым писком, разве что среди них можно было расслышать относительно приличное «сука, как холодно, обязательно куплю на днях ковер» и «слава богу, Аврил этого не видит». А не видит этого она по той причине, что сегодня у детки выступление. Честно говоря, с моей стороны было свинством не приходить сегодня в цирк, чтобы поддержать сестренку, отношения с которой запутались в необъяснимую феерию, но я примерил ангельский нимб и втолкал ей про гонки и то, как чертовски я люблю адреналин и скорость. Ох, Ларсен, не знаю, как насчет адреналина, но со скоростью ты явно лажаешь, дружище. Время уже одиннадцать. Нужно срочно поднимать свою пятую точку и тащиться на гонки. Как жаль, а я уже расслабился до той степени, что даже пол стал казаться вполне себе комфортабельным местечком для сна. «Мать твою, Шнайдер, подъем». Удивительно, но это подействовало. Я стоял. Уже готовился зависнуть как дебил с перекати-поле вместо мозга и пялиться на одну точку аки сбежавший пациент из самого веселого дома в мире, но вовремя себя одернул и кинулся в ванную. Лучше бы я этого не делал, ибо в зеркале на меня смотрело небритое нечто, чьи длинные волосы напоминали все, что угодно, кроме, собственно, волос. Пока брился, успел дважды порезаться, трижды споткнуться и бесконечно выругаться (если утро является индикатором всего дня, то у меня явно большие проблемы). Когда, наконец, разделался с лицом – или разделал лицо, если учесть кроваво-красную воду в раковине – настала пора волос, но так как те выглядели совсем безнадежно, я решил проблему гениально – собрал все в хвост и водрузил на голову шляпу. Кстати, как шляпа оказалась в ванной, лучше не спрашивайте. Сам не знаю. Осознал лишь одно: в отсутствие женских рук мужчина способен превратить квартиру в комнату страха, даже в столь короткое. Но вернемся к неуклюжему идиоту всея Сакраменто, то бишь мне. С одеждой заморачиваться не стал, прямо на стуле при выходе из ванной обнаружил кожаные штаны и какую-то странную майку, гордо все на себя напялил, понял, что майка сестры, поржал, смирился, захватил ключи от байка, споткнулся в последний раз у порога и поплелся вниз. Кинул взгляд на квартиру Мо – судя по затишью, тот отправился на работу и усыпил вдобавок котов – сел за руль своей второй любимой женщины и завел двигатель. Наверное, это сродни наркомании, потому что гул мотора и ветер, дувший прямо в лицо, приводили меня в экстаз не меньше секса. Я специально не ношу шлем, он только мешает полноценно насладиться скоростной поездкой. Смертник? Долбоеб? Спасибо, ребята, я в курсе, можете расходиться.
Пиздец подкрался незаметно. Если быть более точным, он поджидал меня на середине пути к заветным гонкам и находился в обличии гребаного осколка от бутылки пива, который решил, что в шине моей железной девочки ему самое место. Мое счастье, что в это время я тормозил на красный свет, потому что мотоцикл чертыхнулся в воздухе и упал набок вместе со своей смертельно напуганной ношей. Если бы я не стал нажимать на тормоз, мне была бы хана. В лучшем случае перелом всех костей. В худшем… я правда должен это говорить?
- Ну просто охуенный день.
Вскочив на ноги, смахнув с себя дорожную грязь и оттащив байк от проезжей части, я стал рассматривать каждую его деталь. Повреждена оказалась только шина, все остальное лихо пережило падение, отделавшись лишь парой неглубоких царапин. «Пронесло». Копить на новый байк совсем не хотелось. Однако, возникла другая проблема – гонки, на которые я раннее собирался, сейчас не представлялись реалистичной возможностью, потому что заменить шину за пятнадцать минут я попросту не успею. Конечно, была и другая загвоздка – хоть я и не был суеверным человеком, череда неудач в течение дня как-то настораживала, и гонять марафон на полной скорости теперь было попросту ссыкотно. Ну мало ли что? Смерть – штука внезапная и быстрая. И что бы я не говорил, я не ждал эту даму в гости. Не сейчас уж точно, когда наконец-то обрел истинный смысл жить дальше.
- Чувак.. это я. Короче, у меня тут форс-мажор. Не знаешь хорошую автомастерскую на Уэстсайд Хайуэй? Номер 99. Я знаю, что могу прогуглить, но у меня нет интернета. 3G тоже, приколись. Ну ты поможешь или нет? С меня пиво,- походу, с этого и нужно было начинать, потому что товарищ на другом конце трубки тут же оживился и стал отвечать намного охотнее, чертова меркантильная сучка,- О, понял, спасибо. Ты настоящий друг! «А я отличный лгун. Идеальный тандем».
По инструкции френда я должен был тащить за собой металлическую громадину через сто пятьдесят метров рыхлого поля, в котором с удивительно ритмичным интервалом застревали то мои ноги, то уцелевшие шины. Но так как я Шнайдер – мы несгибаемые, ты не знал? – я справился и уже стоял около мастерской, хозяин которой, как ни странно, оказался дедом моего друга, что означало одно – деньги он не возьмет, зато платить я буду таким количеством выпивки, что лучше б он взял эти чертовы куски бумаги с мордой Линкольна. Мой внутренний еврей был в негодовании и едко просился наружу, но сам я лучезарно улыбался и твердил, как же сильно я рад познакомиться с сердобольным дедулей. Условившись, что байк я смогу забрать завтра, я, изможденный и злобный, вышел обратно на дорогу и кинул зигу:
- Такси!
Как вы думаете, хотя бы с водителем мне повезло? Разумеется, нет. Таксистом оказался лысый громила, выглядевший так, словно отсидел пять сроков, и по этой причине я не мог и слова пискнуть по поводу Бибера, включенного на весь салон. Слушай-слушай, дорогой, любой каприз, только меня не трогай. Ах да, еще он разок ошибся дорогой, и угадайте, кто заплатит за лишний квартал езды? Да, вы правы, это я. Но сил у меня спорить уже не было, так что когда машина наконец-то остановилась у дома, я молча отдал указанную на счетчике сумму, отсалютовал люсому мятой шляпой и кинулся домой.
«Дом, милый дом» блаженно подумал я, входя туда, откуда все начиналось. «Надо убраться до прихода Аврил». Наверное, милашка хорошо подозревает, что нас с порядком и чистоплотностью не крестили вместе, но лишний раз ей об этом напоминать тоже не лучшая затея. Однако, для начала я сам должен был принять душ, чтобы срочно смыть весь приключившийся со мной сегодня бедлам. Проходя мимо коридора, я почему-то не заметил огромные платформы, на которых сестра сегодня шла на работу, поэтому ничего странного не учуял и спокойно поплелся в спальню, чтобы оставить там вещи. Майка Аврил, как ни странно пришедшая мне впору, кожаные штаны и просящая скорой помощи шляпа все вместе легли на стул, а сам я, не желая светить особенностями Адама перед стеклянным окном с видом на дом Мортена, прикрылся рандомным полотенцем и поплелся в ванную. Наверное, сегодня я был слишком уж рассеян, иначе услышал бы странные звуки шагов, доносящиеся из комнаты, пока я поворачивал ручку. Но я ничего не заметил до того момента, как…
Врезался прямо в мокрую Аврил (боже, звучит-то как, да?). Причем полотенца, в которые мы оба были завернуты, от столь неожиданного столкновения решили с нами попрощаться. С пару секунд я просто тупо стоял и моргал, уставившись на обнаженную сестру и вообще не врубаясь в происходящее, но все же очнулся, и все, на что меня сейчас хватило, было немногословное:
- Воу.
Угадайте, как реагирует мужской организм на прижатую к торсу красивую женскую грудь и вид обнаженного стройного тела, пускай все это и происходит совершенно случайно? Ответ верный, и мы не будем его озвучивать. По вполне понятной причине мне было дико неловко за то, что сестренка наверняка почувствовала этот ответ, упирающийся ей в бедра, и я поспешил оправдаться. Кстати, кто-то очень умный сказал, что оправдываться – это добавлять к совершенной глупости новую, и я с ним чертовски согласен.
- Извини, это эээ потому, что ты очень красивая. Я не хотел. Точнее как раз таки хотел. Блин,- окей, я официально чувствовал себя мудаком,- Я не знал, что ты дома, так бы ни за что не влез и.. – и что, Шнайдер? Разумеется, я давно хотел сестру, но обещал себе не торопить наши отношения, чтобы все шло гладко, ведь я впервые ставил чьи-то желания выше своих. Но сейчас, когда она стояла вот так вот близко, совершенно нагая и беспощадно прекрасная, у моего похабного мозга не очень хорошо получалось думать о чем-либо другом. Думаю, сейчас меня могла бы остановить только звонкая пощечина или гневный крик, но ни того, ни другого не последовало, и я окончательно отдался своим собственным эмоциям.
- К черту все,- пнув полотенца в сторону, я схватил Аврилку на руки и впился поцелуем в губы. Раньше в наших действиях, поцелуях и словах чувствовалась нота неловкости, клеймо брата и сестры завязывало руки, не позволяя зайти слишком далеко. Все напоминало неуклюжую игру, счастливый фарс. Однако сейчас, глядя на совсем не скромные проявления страсти и слушая сбившееся с нормального ритма дыхание, сомнений больше не оставалось – игра отныне закончена. Шах и мат, дорогая сестренка. Я не виноват, что ты настолько сводишь меня с ума; ты что-то говорила про идеальную невесту, которую подарили мне родители; я с тобой полностью согласен. Не могу и представить кого-то перфектнее, пока оставляю красные метки по желанному телу, обхватываю зубами игриво набухший сосок и внедряюсь в родное тело плавной амплитудой; я не виноват, что ты заставляешь меня зажмуриться от удовольствия и стонать в твои проколотые губы. Или.. или виноват. Я подумаю об этом завтра.

Отредактировано Larsen Schneider (2016-02-14 18:10:37)

+1

3

Let's cause a little trouble.
Oh, you make me feel so weak.
I bet you kiss your knuckles.
Right before they touch my cheek.

   - Да, детка, ниже, - тупая пацанская похабная морда в этом проклятом стриптиз-баре "Rio" вновь шепчет милости Аврил на ухо и пытается положить ей на поясницу руку. Моментальная пощёчина.
   - Ах ты тварь! Я нажалуюсь на тебя охране!
   - Да жалуйся на меня хоть мамочке, - процедила недовольно Шнайдер, вынужденная работать здесь, чтобы иметь больше денег, чтобы им с братом было на что жить в Сакраменто вдвоём получше. Всё-таки, работа циркача больше удовлетворяет удовольствие и хобби человека, нежели его финансовый карьерный рост. Но у каждой такой прибыльной профессии есть и свои минусы. Например, пьяные извращенцы в случае малышки.
   - Проваливай, шлюха! - Шлюха. Блудница. Путана. Как только не называли здесь засранцы бедных девушек, старающихся угодить зрителю в никогда не перестающем быть нужным амплуа жрицы любви. Нет, вы, конечно, спросите - а зачем работать-то здесь, если так всё было паршиво? Ну... Аврил работает, получая удовольствие, когда танцует в ритм песням на танцполе, ничуть не стесняясь своей наготы. И это приносило ей удовольствие, однако... Однако руководитель требует от неё обеспечения привата для клиентов, если те пожелают. "Ты под нашей защитой" - говорили они, и действительно, всегда в сложных ситуациях, подобных нынешней, к Шнайдер всегда подскакивал вышибала, охранник или сам владелец заведения, дабы защитить её и своих девочек-танцовщиц. Им нужно было их беречь и всегда внушать, что такая работа абсолютно для них безопасна. Ибо не много было смелых девочек, тем более с такой глубокой и ранимой душой, как у Аврил, желающих работать у них за такую позорную плату, навиливая себе "на чай" задницей, чтобы похабные руки засовывали в стринги грязные купюры из карманов брюк и солидных карманов пиджаков.
   Так вот. Вот всем нам хочется перерыва на работе - отойти покурить, перекусить, в туалет сходить. В конце концов, мы все имеем на это право. А сейчас как-раз ещё пол смены даже не кончилось, так что со спокойной душой можно было в это время ненадолго отлучиться. Однако по несчастливой случайности для Аврил, одновременно отлучились все. И никто не смог защитить бедняжку.
   Тяжёлая мужская рука легла ей на задницу, отвесив по её мягкому месту больной шлепок. Взвизгнув, девушка хотела было ринуться к охраннику или позвать на помощь, но бухой клиент схватил её за волосы и, расплёвывая своими парами высокоградусного алкоголя, угрожал ей. Содержимое его бессвязных слов обещало ей чего-то, что зайдёт куда-то и очень больно. Хорошо, что как раз в этот миг чьи-то глаза увидели в камере происходящее в комнате привата и их владелец быстро поспешил к ней на помощь.
   После этого случая Аврил сразу успокаивали, обещали ей защиту, налили успокоительного, уговаривали не принимать всё близко к сердцу и разрешили пойти на отдых. Быстро собравшись и мнимо улыбаясь им, что с ней всё хорошо, Рил переоделась в обыкновенную повседневную одежду и поехала на автобусе на улицу к домам Мортена и их с Шнайдером-старшим.
   Прислоняя обеспокоенную головку к пассажирскому стеклу общественного транспортного средства, Аврил слушала в своих  наушниках фирмы Pineer уютный женский вокал Birdy с её спокойной и вдохновляющей песней "Wings". И вдруг, подняв вовремя взгляд на проезжую часть, Аврил увидела мотоцикл брата и его самого верхом. Ларс, скорее всего, сейчас спешил на работу. Ну, вернее, опаздывал, судя по времени начала его выступления, про которое он, кажется, вчера ей успел рассказать. Девушка улыбнулась ему, хоть и понимала, что тот её не заметил. Видимо, его отвлекали совершенно иные мысли. Оно и понятно.
   "Удачи тебе, милый братик. Я в тебя верю. Хоть и всегда боюсь, что... что что-то с нами может случиться. Наша работа опасна - меня каждый день может задушить недовольный клиент, ты - разбиться на смерть, меня могут пырнуть ножом, а ты - взорваться или врезаться на мотоцикле, а я ещё могу и вовсе сгореть заживо, один раз упустив подчинённый мною огонь." - она улыбнулась шире, влюблённо прикрыв свои глаза и представив, как они сегодня будут спать вместе снова в обнимку, после тяжёлого трудового будня, после которого каждому человеку и работнику необходим отдых. Как же хорошо, когда имеешь возможность отдыхать с любимым человеком, посвящая ему всё своё свободное время от работы. Он стал её настоящей любовью, который откровенно будоражил в ней все гормоны счастья. Да будет так всегда. Пожалуйста.
   А потом девушка незаметно для окружающих принюхалась к самой себе и к своей кожаной куртке. Чёрт, а после активного танца в баре, ей нужно было срочно принять душ, судя по этой тонкой струйке бросающегося в носик запаха! Буэ, так никакой парень её не прижмёт к себе перед сном, даже если этот кто-то будет влюблённым безумным и таким же потным братом. Или же, скорее, безумно влюблённым братом.
   Выйдя на нужной остановке, Аврил прикурила сигарету и на ходу втягивала в свои прокуренные лёгкие дымок до тех пор, пока сама не дошагала до дома на нужной улице. Тогда уже в одном наушнике гремел любимый Korn со своим "Twisted Transistor" и с аппетитной фразой "Devil's little sister" в тексте песни. И девушка сразу представила, как эта фраза была про неё с одной стороны. Пусть даже она и не считала Ларсена действительно настоящим Дьяволом во плоти. Хотя чьей-то сестрёнкой она себя и впрямь ощущала, а этого не случалось с ней в Швеции или даже долгое время в Канаде.
   Тяжело вздохнув, Рил присела на тумбочку возле зеркала уже внутри дома. Принявшись расшнуровывать свою массивную обувь, девушка в последствии сбросила их на пол, поправив их потом руками на коврике для уличной обуви. Позднее помассировала свои ножки через капроновые колготки, надавливая пальцами на капроновые колготки, и принялась снимать с себя одежду, встав на ножки, что-то повесив на вешалку и закрыв в шкафу, а что-то унеся с собой, чтобы в дальнейшем отложить в корзину для грязного белья. Оставшись совершенно одной и абсолютно нагой, Аврил переступила порог ванной и очень долго провела там время под струями хорошего тёплого душа. Вода тушила в нашей огненной девочке все тревоги. Вода умела перфектно подпитывать её силы. Вода не причиняла ей боли или зла, как умело всё остальное. Вода - это хорошо. И после обильного купания она действительно смогла расслабиться и даже забыться в какой-то момент насовсем, положив огромный член, если бы такой у неё был, на того сраного клиента из стриптиз-бара. Таких, как он - миллионы. Таких, как она - единицы. И на этом она себя успокоила и выключила воду.
   Она укуталась в полотенце, свернув из него на себе мини-платьице, а сама ещё долго сушила феном свои пышные чёрные волосы с ярко-красными прядями, отчего те больше казались красными, чем чёрными. Офигенное сочетание красного и чёрного, вы не находите? Особенно хорошо оно сочеталось именно в ней. Пока та не убедилась в их сухости, Аврил ещё довольно долго стояла и тупила глядя в зеркало, стараясь ровненько нарисовать на своём лице всё, чего не хватало женскому личику - бровки, глазки, губки. А мы с вами прекрасно знаем, что когда девушка настолько сосредоточена на том, чтобы вывести аккуратно свой непростой макияж, поверьте, не заметишь и атомную бомбу на фоне реальной вселенной. Так что и на странное и подозрительное шевеление в доме девушка также не обратила внимания. Да и зачем это было нужно? В Америке не запирают двери - кражами их район Сакраменто не славился. И брат, тоже, стопроцентно сейчас был на работе, так как она собственными глазами видела, как Шнайдер-старший отъезжал на своём байке на работу и был уже в центре города, спеша в цирк, чтобы тоже заработать для них денежек, своей работай удивляя целые стадионы зрителей.
   Покончив со стрелками, девушка спокойно выходит из ванны, взглянув на свои стройные ножки, шлёпающие босичком по паркету с подогревом и совершенно не поняла происходящего с ней далее. А вернее, не только с ней, а уже с ними.
   Врезавшись вдруг в откуда ни возьмись появившегося дома брата, девушка чуть взвизгнула, а от испуга так активно дёрнулась всем тельцем, что полотенчико мгновенно развернулось и слетело с неё на пол. Аврил подняла голову на Ларса и едва успела прикрыть одной рукой свою грудку, а второй машинально зачем-то обернуть собственный плоский животик. Замерев в ступоре, она обнаружила, что брат предстал перед ней в том же обличье, в каком была перед ним и она сама. Костюмы Адама и Евы им, конечно, фигуры позволяли, но щёки от этого менее красными у Шнайдеров не становились.
   - Ты дома? - только и смогла вымолвить девушка, кривя свои рисованные домиком бровки ещё сильнее тем самым "домиком", напоминая грустного Арлекина или плачущего Пьеро. Сама же сейчас старалась внимательно вслушаться в его слова извинений, понимающе качая ему в ответ своей лохматой головкой. Нет, она-то забудет... сделает вид, что ничего не было и пропустит брательника в ванну, уступив ему дорогу, но... правильно ли они сделали, что послали к чёрту всё сейчас? Я думаю, что мы все знаем правильный ответ.
   Припав к прекрасному телу брата, девушка жадно отвечала на его рьяный поцелуй, выдыхая томно и дыша сбивчиво в его собственные разгорячённые губы. Она эротично вздохнула от каждого его прикосновения. Горячие губы бродили лёгкой поступью страсти по её линии шеи, острые зубки впивались в нежную кожу, а уж когда дошло до самого горячего, до того самого, что прошло, к моему удивлению, с лёгкостью и, "как по маслу", Аврил всё же вновь жалобно искривила своё милое личико и зажмурилась от счастья и порочного удовольствия.
   Они оказались на их кровати. Спали на ней уже целую тысячу раз. А именно происходящее для них сейчас случалось в первый раз. И Аврил раздвигает перед братом ножки шире, обхватывает руками любимое тело сильнее, аккуратной грудью жмётся крепче к его мышцам, а губами хватает всё увереннее за его подбородок и хватая в воздухе губы.
   - Ларс... - шепчет в страстном бреду сестра, - Я так давно этого хотела, - или не совсем бреду. Чёрт, инцест же был запрещён же в их штате Калифорнии. Но... эта любовь. Она не позволяла следовать закону, а настоятельно требовала его нарушения.
But I've got my mind, made up this time.
Cause there's a menace in my bed.

+1

4

- игроки удалены, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Vicinity of Obscenity